close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Этнические организации Москвы и Подмосковья в 1920-е – первой половине 1930-х гг

код для вставкиСкачать
1
На правах рукописи
Крякин Евгений Николаевич
Этнические организации Москвы и Подмосковья в 1920-е – первой
половине 1930-х гг.
Специальность 07.00.02–
«Отечественная история»
Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата
исторических наук
Мытищи – 2018
2
Работа
выполнена в Государственном образовательном учреждении
высшего образования Московской области Московский государственный
областной университет на кафедре новейшей истории факультета истории,
политологии и права
Научный руководитель доктор исторических наук, доцент Земцов Борис
Николаевич
Официальные оппоненты:
Аманжолова Дина Ахметжановна, доктор исторических наук, профессор,
Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт
российской истории Российской академии наук, центр истории народов
России и межэтнических отношений, ведущий научный сотрудник,
Веселов Александр Александрович, кандидат исторических наук,
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение
высшего образования "Национальный исследовательский университет
"МЭИ", доцент кафедры истории и культурологии.
Ведущая организация Федеральное государственное бюджетное
образовательное учреждение высшего образования "Московский
авиационный институт (национальный исследовательский университет)"
Защита состоится «26» сентября 2018 г. в 15 ч. 00 м. на заседании
диссертационного совета Д 212.155.05 по историческим наукам на базе
Государственного образовательного учреждения высшего образования
Московской области Московского государственного областного
университета по адресу: 105005, Москва, ул. Фридриха Энгельса д. 21A
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке МГОУ по адресу:
105005, Москва, ул. Радио д. 10А, а также на сайте: http://mgou.ru
Автореферат разослан «___»_____________20__ г.
Ученый секретарь
Диссертационного совета Д 212.155.05,
кандидат исторических наук, доцент
Я.В. Соловьев
3
I.
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования.
Россия
является
многонациональной
страной,
поэтому
совершенствование механизма взаимодействия наций и народов остается
злободневной задачей. В сравнении с периодом 1990-х гг. отношения
центральных
государственных
органов
с
национальными
административно-территориальными
структурами
сегодня
неконфрантационные. Тем не менее, полиэтнический состав России
сохраняется,
следовательно,
требуется
создание
механизма,
исключающего возникновение межнациональных трений. Одной из
составных частей этой работы является изучение опыта, накопившегося в
предшествующие периоды.
Исследование процесса возникновения и функционирования
этнических общественных объединений и организаций 1920-х гг. и 1930-х
гг. показывает возможность выстраивания диалога со всеми этническими
общностями. В 1930-е гг. был взят курс на создание наднациональной
гражданской идентичности при сохранении культурных особенностей всех
народов страны. Популяризация этого опыта может быть полезна в
выстраивании современной национальной политики.
Сегодня в Москве и Подмосковье проживают представители
нескольких десятков различных народов, действует большое количество
этнических обществ. Сам факт их существования показывает значимость
этих обществ в жизни национальных диаспор, что также актуализирует
изучение исторического опыта 1920-х гг., когда в Москве и Подмосковье
появилось большое количество этнических организаций.
С научной точки зрения актуальность темы определена следующими
положениями: современная историография межнациональных отношений,
в основном, посвящена политике центра и национальных территорий.
Проблемы национальных меньшинств, «растворенных» внутри этих
территорий, изучены слабо. Этнические общества, возникшие в 1920-е гг.
в Москве и Московской губернии по инициативе самих диаспор, также
исследованы недостаточно, хотя этот регион являлся и является
крупнейшим сосредоточением различных этнических общностей.
4
Объектом исследования являются этнические организации и
сообщества г. Москвы и Подмосковья в 1920-е – первой половине 1930-х
гг.
Предмет исследования – возникновение, экономическая, культурная
и хозяйственная деятельность этнических организаций Московского
региона в 1920-е – первой половине 1930-х гг., причины их исчезновения,
политика местных и центральных органов власти по отношению к этим
общественным объединениям.
Нижняя граница хронологических рамок определяется временем
возникновения этнических обществ – начало 1920-х гг., когда
сформировались необходимые для этого условия. Верхняя граница –
середина 1930-х гг. – период, когда разного рода национальные клубы,
театры и кружки, возникшие по инициативе партийно-государственных
органов Москвы и Московской губернии, продолжали еще активно
действовать, но основной массы этнических обществ, появившихся в
начале 1920-х гг. по инициативе самих диаспор, уже не было.
Территориальные рамки диссертации включают Москву и
Подмосковье. Данный регион выбран, прежде всего, потому, что он
являлся крупнейшим полиэтническим центром страны, сюда стекались
миграционные потоки из различных регионов Советского государства.
Кроме того, в Москве располагались руководящие структуры не только
московских и губернских, но и всероссийских и всесоюзных этнических
обществ и союзов. В Подмосковье также находился ряд исследуемых
организаций, на предприятиях Подмосковья трудились представители
различных народов страны, у которых были свои кружки и объединения.
Степень изученности проблемы. Современную историографию (с
начала XXI в.) можно разделить на три группы исследований.
Первая – посвящена национальным меньшинствам 1920 – 1930-х гг.
Это исследования А.В. Аверьянова 1, Л.В. Астаниной2, Д.А. Аманжоловой3,
М.Е. Игнатовой4, И.Г. Иванцова5, О.К. Кайкова 6, Т.Ю. Красовицкой7, Ю.А.
Аверьянов А.В. Этнополитические процессы на юге РСФСР в 1920-1930-е гг.: к постановке
проблемы // Современные тенденции развития науки и технологий. 2016. № 2–4. С. 98 – 100.
2
Астанина Л.В. Межнациональные отношения в Советской России и формирование
государственной национальной политики (1917 - 1936 гг.). дис. ... док. ист. наук. М., 2006. 436 с.
3
Аманжолова Д.А. Форматирование советскости. Национальные меньшинства в
этнополитическом ландшафте СССР. 1920-1980-е гг. М., 2010. 248 с.
4
Игнатова М.Е. Греческий и немецкий (Ванновский) национальные районы Краснодарского
края в 20-40-е гг. XX века: дис. ... канд. ист. наук. Краснодар, 2005. 244 с.
5
Иванцов И.Г. Политика органов ВКП(б) по административно территориальному обустройству
немцев на Кубани (20-е-начало 40-х гг. XX в.) (на примере Ванновского национального района) //
Вестник Майкопского государственного технологического университета. 2011. №. 1. С. 40 – 45.
1
5
Лысенко и М.Ф. Лысенко 8, И.В. Нама9, Е.В Панина10, О.А. Суховой и О.А.
Филенковой11, В.Г. Чеботаревой12, С.В. Журавлева13.
Общим выводом исследований этой группы является признание
больших достижений партийно-государственного руководства в деле
развития национальных культур. Новизной же стало признание
подчиненности национальной политики РКП (б) – ВКП (б) более широким
и важным задачам: сохранению целостности государства и ускоренной
модернизации страны.
В отличие от авторов рубежа 1980-1990-х гг., подчеркивавших
великодержавие и недемократизм центральных органов власти, например,
О.А. Сухова и О.А. Филенкова обращают внимание на сепаратизм,
который генерировали национальные регионы.14
Данной проблемой занимаются иностранные исследователи Т.
Мартин15, Ф. Хирш16, Лю Сяньчжун17. По мнению китайского историка Лю
Сяньчжун в 1920-е гг. главной линией национальной политики была
политика «коренизации», именно это привело к усилению национального
сепаратизма в регионах.
Вторая
группа
исследований
посвящена
общественным
организациям национальных меньшинств в отдельных регионах страны.
Кайкова О.К. Поворот в национальной политике 1935 – 1937 гг. и судьба национальных
меньшинств РСФСР // Вестник РУДН. 2006. № 1. С. 116 – 121.
7
Красовицкая Т.Ю. Конфликт идеалов и практик ранней советской государственности.
Механизмы и практики этнополитических процессов (1917–1929 гг.) Национальные меньшинства в
этнополитическом ландшафте СССР. 1920-1980-е гг. М., 2010. 248 с.
8
Лысенко Ю.А., Лысенко М.Ф. К вопросу о политике коренизации аппарата государственного
управления в Туркестанской и Киргизской (Казахской) автономных советских социалистических
республиках РСФСР (1919–1924 гг.): цели, этапы и итоги // Известия Алтайского государственного
университета. 2015. Т. 2. № 3 (87). С. 131 – 138.
9
Нам И.В. Национальные меньшинства Сибири и Дальнего востока на историческом переломе
(1917 -1922 гг.). Томск, 2009. 300 с.
10
Панин Е.В. Функционирование советских высших учебных заведений для национальных
меньшинств. 1920-1930-е гг. дис. ... канд. ист. наук. М., 2012. 242 с.
11
Сухова О.А., Филенкова О.А. Национальный вопрос и районирование в РСФСР в 1920-е —
начале 1930-х годов: управленческие стратегии и их реализация (по материалам Поволжья) // Новейшая
история России. 2017. № 1. С. 62 - 77.
12
Чеботарева В.Г. Сталин и партийно-советские национальные кадры // Вопросы истории. 2008.
№ 7. C. 3 – 25
13
Журавлев С.В. Иностранцы в Советской России в 1920-е - 1930-е гг. дис … док. ист. наук. М.,
2000. 587 с.
14
Сухова О.А., Филенкова О.А. Национальный вопрос и районирование в РСФСР в 1920-е —
начале 1930-х годов: управленческие стратегии и их реализация (по материалам Поволжья) // Новейшая
история России. 2017. № 1. С. 62 – 77.
15
Мартин. Т. Империя «положительной деятельности». Нации и национализм в СССР, 19231939. М., 2011. с. 344.
16
Hirsch F. Empire of Nations: Ethnographic Knowledge and the Making of the Soviet Union. L., 2005.
367 pp.
17
Лю Сяньчжун. Плюсы и минусы политики «коренизации» СССР. // Ойкумена.
Владивостокский государственный университет экономики и сервиса. 2014. № 1 С. 41 – 49.
6
6
Это работы Е.Н. Даниловой18, К.Б. Короля19, Т.М. Смирновой20, Г.Н.
Яковлевой21. Авторы раскрывают конкретную работу этнических обществ
по развитию национальной культуры и вовлечению национальных диаспор
в политическую жизнь регионов. К этой группе исследований примыкают
также работы Ж.Г. Сон22.
Непосредственно теме данной диссертации посвящено третье
направление исследований. Этнические объединения Москвы в 1920-1930е гг. стали объектом исследования работа Ж.Г. Сон23, Б.Д. и М.И. Пак24.
Исследователь З.И. Акимова освятила деятельность мордовских
организаций города.25 Большое внимание проблеме уделяет И.В.
Приклонская (Дмитриева)26. Ее заслуга состоит, прежде всего, во введении
в научный оборот большого объема ранее неизвестного архивного
материала. Однако, автор делает вывод, согласно которому «естественный
процесс развития этнокультурного обучения был прерван с конца 1920-х
гг., когда курс на унификацию полиэтничного советского общества стал
доминировать». 27 Эти выводы требуют дополнений.
В определенной степени выводы постсоветской историографии
являются уязвимыми и с точки зрения методологии. Упреки партийногосударственного-руководства в недемократизме, сведение всех проблем к
Данилова Е.Н. Национальные общества и союзы в 1920-1930-е гг. // Прошлое и настоящее
этнографических исследований. МГУ. 2012. № 1 С. 64 – 68.
19
Король К.Б. Национальные общественные организации на Кубани: основные этапы и
тенденции развития (конец XIX – начало XXI в.). дис. ... канд. ист. наук. Майкоп, 2010. 175 с.
20
Смирнова Т.М. Ликвидация советской системы культурной жизни национальных меньшинств
Ленинграда и Ленинградской области // Россия и мир. Гуманитарные проблемы: Межвузовский сб.
научн. трудов. 2001. № 1. С. 116 – 122.
21
Яковлева Г.Я. Клубы и культурно-просветительские кружки латышского населения
Витебщины в первые десятилетия советской власти. // Искусство и культура. 2012. № 1(5). С. 59 – 68.
22
Сон Ж.Г. Корейцы Дальнего Востока в системе межэтнических отношений Союза ССР. 1920 –
1930-е годы. дис. … канд. ист. наук. М., 2009/ 353 c.
23
Сон Ж.Г. Интернациональный клуб политэмигрантов имени Загорского (1920 – 1930 гг.). URL:
https://www.hse.ru/pubs/share/direct/document/75746142 (дата обращения: 12.11.17).
24
Материалы советской печати 1918-1937 гг. М. 2004.
25
Акимова З. И. Мордва Марьиной Рощи в первой четверти XX в. // Гуманитарий: актуальные
проблемы гуманитарной науки и образования. 2016. № 1 (33). С. 72 – 77.
26
Приклонская И.В. (Дмитриева). Этнические меньшинства Московской области в XX веке :
дис. ... канд. ист. наук. М., 2010.; Она же. Из опыта организации воспитания и образования
этнокультурных групп. На примере Московского региона // История и культура России. Материалы
научно-практической конференции «Российские дети: здоровье, воспитание и образование. XVII-XX
вв.». 2009. С. 38 – 46.; Она же. Из истории организации досуга представителей этнокультурных групп в
1920-1930 гг. (на примере Московской области) // Роль национальной интеллигенции в истории в начале
XX века. 2009. С. 72 – 75; Она же. О некоторых проблемах этнополитики в отношении национальных
меньшинств (на примере Московской области. 1930-е гг.) // История Казахстана: актуальные проблемы,
достижения и перспективы. 2009. С. 152 – 155.; Она же. Некоторые проблемы реализации советской
политики в отношении национальных меньшинств московского региона в 1920-1930-е гг. // Российские
регионы. Взгляд в будущее. 2017. №1. С. 25 – 50.
27
Там же
18
7
методам руководства упрощает политические процессы 1920-1930-х гг.
Сегодня это представляется не совсем корректным, хотя бы потому, что в
основе действий того руководства лежали совсем иные – марксистские
ценности.
Таким образом, совокупность экономических, социальных, правовых
и политических факторов прекращения деятельности этнических
объединений в Москве и Подмосковье в конце 1920 – первой половине
1930-х гг. требуют дальнейшего изучения.
Цель работы. Состояние разработанности данной темы позволило
сформулировать основную цель диссертационного исследования:
рассмотреть процесс возникновения, функционирования и закрытия
этнических объединений Москвы и Московской области в 1920-е – первой
половине 1930-х гг.
Для ее достижения предполагается решение следующих задач:
1. Изучить процесс возникновения и деятельности национально этнических обществ Московского региона в послереволюционные годы;
2. Рассмотреть экономические, политические и правовые условия
существования этнических объединений Москвы и Московского региона в
1920-е – первой половине 1930-х гг.;
3. Исследовать экономическую, хозяйственную и культурную
деятельность общественных этнических объединений в 1920-1930-е гг.;
4. Проанализировать изменение условий существования и причины
прекращения деятельности этнических объединений в первой половине
1930-х гг.
Научная новизна диссертационной работы состоит в следующем:
- она корректирует существующие в историографии взгляды на
деятельность этнических организаций 1920-1930-х гг., политику ВКП (б) в
отношении национальных меньшинств;
- в исследовании дана квалификация этнических обществ, показаны
их роль и место в общественно-политической и культурной жизни Москвы
и Московского региона, проанализированы причины прекращения их
деятельности, впервые суммировано и представлено все многообразие
форм этнических объединений региона;
- в научный оборот введен комплекс новых источников.
Методологической основой исследования является теория о
закономерностях исторического развития общества, принципы историзма
и объективности.
8
Теоретической основой диссертации является совокупность ряда
исследований, авторы которых изучали исторические закономерности.
Прежде всего это И. Кант, Г.Ф. Гегель, К. Маркс. Их линейная теория
состояла в восприятии истории как процесса постоянного усложнения,
развития от простого к более сложному.
Новым шагом вперед в анализе этого процесса стали работы Н.Д.
Кондратьева. Синтезировав линейный и циклический подходы, он создал
теорию волнообразного развития экономики. В 1990-е гг. исследователи
В.И. Умов и В.В. Лапкин применили теорию Н.Д. Кондратьева к истории
России, выявив преемственность «реформ-контрреформ» во второй
половине XIX – нач. XX вв. В соответствии с данной теорией исследуемый
период в диссертации является периодом «повышения волны», в целом
позитивным и модернизационным.
Среди основных общенаучных методов исследования следует
выделить тесно взаимосвязанные методы историзма и объективизма.
Принцип историзма выражает фундаментальные особенности
исторического познания, порождаемого своеобразием его объекта исторической действительности, резюмирует представления о характере,
своеобычае явлений общественной среды. 28 Принцип историзма требует
рассматривать исторические явления и процессы с позиций тех
исторических реалий, в рамках которых они появлялись и происходили,
требует изучать историческую реальность в развитии, понимать общее и
различное. Принцип объективности требует достижения истинного знания
о прошлом, достижения представлений об изучаемом, которые ему
приблизительно адекватны.29 Таким образом, развитие этнических
общественных объединений в исследуемый период следует изучать с
учетом сложных реалий эпохи.
Также в основу работы легли следующие общенаучные принципы:
- принцип социального подхода, согласно которому исторические
процессы следует рассматривать с учетом социальных интересов
различных слоев населения, соотносить узкогрупповые интересы с
общегосударственными, выявлять субъективность в деятельности
политических и общественных организаций и личностей. Это особенно
актуально для исследования этнических объединений, деятельность
которых отражала интересы большого количества социальных групп;
Смоленский Н.И. Теория и методология истории: учеб. пособие для студ. высш. учеб.
заведений. М., 2008. С. 142.
29
Там же С. 165.
28
9
- принцип всесторонности, предполагающий необходимость работы
со всей полнотой достоверности информации, необходимость учитывать
все стороны и все взаимосвязи, влияющие на политическую сферу жизни
общества;
- исследование построено также на принципе детерминизма,
согласно которому рассмотренные явления и процессы не случайны и
обусловлены целым рядом причин и предпосылок, согласно данному
принципу появление и прекращение деятельности этнических
объединений обусловлено целым комплексом как экономических, так и
политических и социальных причин.
В диссертации был использован ряд общенаучных методов, прежде
всего:
- проблемно-хронологический метод, позволивший выделить этапы
эволюции этнических объединений, описать поступательность хода
событий прогрессивного, в целом, развития общества в указанный период;
- сравнительный метод, дающий возможность выявления специфики
национальной политики власти в разных политических ситуациях: в
дореволюционный период, в 1920-е гг., в 1930-е гг.).
- общенаучный метод дедукции, который позволил исследовать
влияние общегосударственных процессов на положение конкретных
этнических общественных объединений;
- метод индукции позволил сопоставить деятельность конкретных
объединений с общегосударственными экономическими и политическими
процессами.
Были использованы также специальные научные методы анализа и
синтеза всей совокупности полученных фактов. Все эти методы в равной
степени представлены во всех структурных компонентах диссертации и
выбраны для обеспечения научной объективности.
Источники исследования
Источники, благодаря которым стало возможно решение задач
настоящего исследования, можно разделить на несколько групп:
нормативно-правовые документы, делопроизводственные материалы,
материалы периодической печати, работы партийных, государственных и
административных деятелей, статистические источники, художественные
произведения.
В основу исследования легли материалы ряда московских архивов.
Были использованы документы Центрального архива общественных
10
движений Москвы (ЦАОДМ)30, Центрального исторического архива
Москвы (ЦИАМ)31, Центрального Государственного Архива города
Москвы (ЦГАГМ)32, Государственного архива Российской Федерации
(ГАРФ)33, Российского государственного архива новейшей истории
(РГАНИ).34
К первой группе источников относятся нормативно-правовые
документы, к которым следует отнести материалы партийногосударственных органов государственной власти и законодательные акты.
К ним относятся решения партийных и советских органов: XII Съезда
РКП(б)35, XIII Съезда РКП.(б)36, XIV Съезда ВКП(б)37, XV-го38 и XVI-го39
Съездов ВКП(б), III-го Всесоюзного съезда Советов 40. Конкретные шаги в
сфере национальных отношений вырабатывались также на «Совещании с
ответственными работниками национальных республик и областей» 41,
«Совещании уполномоченных по работе среди национальных
меньшинств». 42 Сюда же следует отнести документы Народного
Комиссариата по национальным делам, постановления ВЦИК, связанные с
национальной политикой. 43 Использованы материалы Российского
государственного архива новейшей истории (РГАНИ). 44 В Фонде 3
ЦАОДМ. Ф. 3. Оп. 11 Ед. хр. 32, 146, 185, 195-205, 266, 362, 362а, 267, 268, 269, 339, 365,
369, 370-383, 485, 487, 601-605, 614, 847-859, 683, 684.
31
ЦИАМ. Ф. 1215. Оп. 1 Ед. хр. 50, 51, 66, 77, 132, 153, 156, 158, 188, 201, 202, 222, 221-225,
227-239, 244-253, 267-269, 273, 275, 280-282, 283-287.; Оп. 2. Ед. хр. 1; Оп. 4. Ед. хр. 25, 32. Оп. 11. Ед.
хр. 364-369; Ф. 613 Оп. 11 Ед. хр. 1, 55, 244-285.; Ф. 1454. Оп. 1. Ед. хр. 1-2; Ф. 1404; Ф. 1455; Ф. 1457;
1722.
32
ЦГАГМ. Ф. Р-1492. Оп. 1. Ед. хр. 1-9.
33
ГАРФ. Ф. 1235. Оп. 123. Ед. хр. 94; Ф. 1318. Оп. 1 Ед. хр. 1268, Ф. 3302 Оп. 1 Ед. хр. 263-265,
Ф. Р8296 Оп. 2. Ед. хр. 82, 115, 123, 296, 384.
34
РГАНИ Ф. 3. Оп. 32. Ед. хр. 1-8; Оп. 36. Ед. хр. 1.
35
XII РКП(б). 17-25 апреля 1923 года: Стенографический отчет. // Сборник выступлений,
документов и материалов цикла «КПСС в стенограммах, документах и материалах». М., 1968. с. 25.
36
XIII РКП(б). Май 1924 года: Стенографический отчет. // Сборник выступлений, документов и
материалов цикла «КПСС в стенограммах, документах и материалах». М., 1963. с. 312.
37
XIV съезд Всесоюзной коммунистической партии(б). Стенографический отчёт. М., 1926. с. 23.
38
КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Часть II. 1925-1953 гг.
М., 1953. С. 230-339.
39
КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Часть II. 1925-1953 гг.
М., 1953. С. 516-886.
40
Материалы XIV конференции РКП(б), III Всесоюзного и IX Всеукраинского съездов советов //
Орг.-инструкторский отдел Всеукраинского ЦИКа. Харьков, 1925.
41
Тайны национальной политики ЦК РКП : Четвертое совещание ЦК РКП с отв. работниками
нац. респ. и обл. в г. Москве 9-12 июня 1923 г. : Стеногр. отчет // Рос. междунар. фонд культур. М., 1992.
42
Итоги работ совещания уполномоченных по работе среди национальных меньшинств //
Советское строительство. 1927. № 12. С. 143 – 146.; Кульбешеров Б. О плане работ президиума Совета
национальностей на декабрь 1927- июль 1928 г. // Советское строительство. 1927. № 17. С.13 – 15.; Досов
А. Второе совещание уполномоченных по работе среди национальных меньшинств в РСФСР // Советское
строительство. 1928. № 22-23. С. 95 – 100.
43
ГАРФ. Ф. 1235. Оп. 123. Ед. хр. 94; Ф. 1318. Оп. 1 Ед. хр. 1268.
44
РГАНИ Ф. 3. Оп. 32. Ед. хр. 1-8; Оп. 36. Ед. хр. 1.
30
11
содержатся
документы
Политбюро
ЦК
КПСС,
посвященные
национальному вопросу.
Эти документы определили развитие национальной политики в
стране, они, безусловно, важны для настоящего исследования, так как
показывают эволюцию отношения государства к народам страны в целом и
этническим организациям в частности.
В развитие этих решений принимались законодательные акты,
которые составили вторую подгруппу: декрет СНК, опубликованный 3
августа 1922 г. «О порядке утверждения и регистрации обществ и союзов,
не преследующих целей извлечения прибыли и порядке надзора за
ними»45, «Положение об обществах и союзах, не преследующих целей
извлечения прибыли и порядке контроля за ними» от 3 августа 1922 г. 46,
«Положение об обществах и союзах, не преследующих целей извлечения
прибыли» от 06.02.1928 г.47 Эти акты создали правовую базу
существования этнических объединений в стране.
Декрет СНК от 3 августа 1922 г. регламентировал порядок
регистрации объединений, что стимулировало рост их численности.
«Положение об обществах и союзах, не преследующих целей извлечения
прибыли» от 06.02.1928 г. фактически подвело черту под существованием
этнических объединений, многие из них не прошли процедуру
перерегистрации. «Положение о добровольных обществах и союзах» 1932
г.48 определило иной смысл формулировки «добровольные общества и
союзы», направило все силы этих организаций на «активное участие в
социалистическом строительстве Союза ССР, а также содействие
укреплению обороны страны».
Источники данной группы являются достаточно репрезентативными
для настоящего исследования.
Вторая группа источников представлена делопроизводительными
материалами и состоит из двух подгрупп: документы государственных и
партийных органов власти и делопроизводительные документы самих
этнических организаций. К первой подгруппе в первую очередь следует
Володин, Ф. К. Административный справочник: что нужно знать обращающимся в
административный отдел Мосгубисполкома, органы милиции, уголовного розыска и ЗАГС. М., 1928. С.
73-74.
46
Систематический сборник приказов, инструкций и циркуляров Н.К.В.Д. административного
характера. М., 1924. С. 160 – 161.
47
Володин, Ф. К. Административный справочник: что нужно знать обращающимся в
административный отдел Мосгубисполкома, органы милиции, уголовного розыска и ЗАГС. М., 1928. С.
74 – 75.
48
Положение о добровольных обществах и союзах. Ст.157 СЗ СССР. 1932. № 74. Ст. 331.
45
12
отнести документы Отдела Национальных меньшинств при Московском
Комитете ВКП(б), это: материалы совещаний Отдела Национальных
меньшинств при Московском Комитете ВКП(б) 49, отчеты уполномоченных
Отдела Нацмен50, протоколы и отчеты национальных секций и бюро
секций, организованных на местах и при Отделе Нацмен 51, планы
деятельности национальных клубов Москвы 52, протоколы заседаний
высших органов государственной власти. 53 Эти источники возникали по
мере создания системы административных органов по работе с
национальным населением Москвы. Они, безусловно, ценны для
исследования, так как отражают эволюцию взаимодействия городской
власти и этнических объединений. Достоверность и информативность этих
документов не вызывает сомнения, так как целью руководства на данном
этапе был максимально полный сбор информации о этнических
объединениях города, их численности, целях, задачах, материальном
положении.
К делопроизводственным материалам органов государственной и
партийной власти также следует отнести материалы Административного
отдела Московского совета Рабочих Крестьянских и Красноармейских
Депутатов, который курировал процесс регистрации общественных
организаций в 1920-е гг. 54 Эти источники более скудные по
фактологическому наполнению, однако дают информацию о процедуре и
этапах регистрации общественных объединений, показывают, каким
объединениям было отказано в регистрации, правда, зачастую, без
объяснения причин отказа.
Данный вид источников содержит богатую информацию о выработке
форм взаимодействия органов власти и этнических объединений, освещает
статистические данные, собранные специальными уполномоченными,
которые работали непосредственно на местах. В источниках данной
подгруппы содержаться сведения о численности этнических объединений,
характере их деятельности, материальном положении организаций.
ЦАОДМ. Ф 3. Оп. 11 Ед. хр. 32, 146, 185, 266, 362, 362а, 267, 268, 269, 339, 365, 485, 487, 601605, 614, 847-859
50
Доклад о венгерской сельскохозяйственной общине // ЦИОПИМ. Ф. 3. Оп. 11. Ед. хр. 269 Л.
82., Доклад о коммуне «Герольд». 1925 г. // ЦИОПИМ. Ф. 3. Оп. 11. Ед. хр. 269 Л. 82., Ф 3. Оп. 11 Ед. хр.
195-205, 369, 370-383.
51
Протоколы внутренних совещаний п/о нацмен // ЦАОДМ Ф. 3. Оп. 11. Ед. хр. 364. Л. 22,
ЦАОДМ ЦАОДМ. Ф 3. Оп. 11 Ед. хр. 683.
52
ЦАОДМ. Ф 3. Оп. 11 Ед. хр. 684.
53
Протокол заседания ВЦИК // ГАРФ. Ф. 1235. Оп. 123. Ед. хр. 94.
54
Материалы Административного Отдела Моссовета. // ЦИАМ. Ф 1215. Оп. 1 Ед. хр. 153. Л 5.
49
13
Достоверность представленной в этой категории источников информации
не вызывает сомнения.
К делопроизводственным документам также относятся материалы
самих общественных объединений: уставы зарегистрированных
организаций55, переписка с государственными органами по вопросам
оказания материальной или иной помощи56, политические программы,
воззвания и прокламации 57, личные дела членов объединений, протоколы
внутренних совещаний58.
Ряд источников данной группы вводится в научный оборот впервые,
к ним относятся: программы еврейских партий на выборах в еврейскую
общину Москвы в 191859, Воззвания к еврейской молодежи России
Общества Ремесленного Труда (ОРТ) 1917 г. 60, материалы Московского
Комитета Еврейской коммунистической партии «Поалей-Цион»61.
Источники данной группы дают ценный материал о развитии
этнических объединений в первые послереволюционные годы, отражают
цели и задачи национальных диаспор Москвы, методы, с помощью
которых они достигали своих целей, материальное положение, отношение
к органам власти, взаимодействие органов государственной власти и
общественных этнических объединений.
К данной подгруппе относятся материалы фонда, посвященного
деятельности польского культурно-просветительского общества «Труд». 62
В материалах содержится информация об экономической и культурной
55
Устав «Еврейского Общества Ремесленного Труда». // ЦИАМ. Ф. Н-3417. Ед. хр. 1,
Зарегистрированные уставы московских объединений. Устав Московского комитета общества по
оказанию помощи еврейскому населению. // ЦИАМ. Ф. 613 Ед. хр. 1. Л. 6, Зарегистрированные уставы
московских объединений. Устав Комитета помощи Армении. // ЦИАМ. Ф. 613 Ед. хр. 1. Л 1., Дело о
регистрации караимской общины г. Москвы // ЦИАМ. Ф. 1215 Оп. 1. Ед. хр. Л. 244., Зарегистрированные
уставы московских объединений. Устав Союза корейцев. // ЦИАМ. Ф. 613 Ед. хр. 1. Л. 5., Устав
чеченского землячества. // ЦИАМ. Ф. 613 Ед. хр. 55. Л. 4., Дело о регистрации мордовского землячества.
// ЦИАМ. Ф. 1215. Оп. 1. Ед. хр. 277. Л. 44., Зарегистрированные уставы московских объединений. Устав
Китайского общества им. Сунь Ятсена. // ЦИАМ. Ф. 613. Ед. хр.. 1. Л. 3., Зарегистрированные уставы
московских объединений // ЦИАМ. Ф. 613. Ед. хр. 1. Л. 6.
56
Письмо общества «Интернационал» в президиум ВЦИК // ЦАОДМ Ф.3. Оп. 11. Ед. хр. 186.
57
ЦИАМ. Ф. 1215.
58
Протоколы собраний польских рабочих. Собрание рабочих поляков на фабрике «Оборона» от
14 февраля 1924 г. ЦАОДМ. Ф. 3. Оп. 11. Ед. хр. 32, Протоколы заседаний Еврейского рабочего клуба
«Коммунист» // ЦАОДМ Ф.3 Оп. 11. Ед. хр. 604 Л. 6
59
Программы партий на выборах в еврейскую общину Москвы. 1918 г. // ЦИАМ. Ф. 1215. Оп. 1.
Ед. хр. 77
60
Воззвание к еврейской молодежи России Общества Ремесленного Труда (ОРТ). 1917 г. //
ЦИАМ. Ф. 1215. Оп. 1. Ед.хр. 3
61
Московский Комитет Еврейской коммунистической партии «Поалей-Цион», г. Москва.
Переписка с Московским комитетом РКП(б),1918 г. // ЦАОДМ. Ф. П-3417. Оп. 1. Ед. хр. 7.
62
Устав польского культурно-просветительского общества «Труд». // ЦИАМ. Ф. Р-1492. Оп. 1.
Ед. хр. 5.
14
деятельности
общества,
финансовые
документы,
документы
ликвидационной комиссии общества, документы о взаимодействии
общества и органов государственной власти 63. Устав общества «Труд»,
приведенный в Приложении настоящего исследования публикуется
впервые. Часть документов данного фонда содержит информацию на
польском языке, в следствие чего не приводится в настоящем
исследовании.
В фондах ГАРФ полезными оказались материалы общественных
организаций, возникших после 1929 г., когда основная часть этнических
объединений прекратила свое существование. К таким материалам
относятся материалы Всесоюзного общества содействия трудящимся
ассирийцам «Хаядата»64, Центрального исполнительного комитета союза
корейцев, материалы латышского общества «Прометей». 65 Документы
содержат
уставы
общественных
объединений,
переписку
с
ведомственными органами, вопросы, обсуждавшиеся на заседаниях
правления обществ, финансовые документы.
Эти материалы формировались по мере развития системы
этнических организаций Москвы и региона, содержат информацию о
разнообразной деятельности организаций. Источники репрезентативны в
рамках настоящее исследования.
К третьей группе источников относится периодическая печать.
Ценный материал содержится в выходившем с 1922 г. по январь 1924
г. журнале «Жизнь национальностей».66 Его преемником стал
организованный
Советом
Национальностей
ЦИК
СССР
и
67
Коммунистической Академией журнал «Революция и национальности».
Он выходил с 1930 г. по 1937 г. По публикациям можно проследить, как
менялось отношение в общественном сознании к организациям в
национальной среде на страницах периодической печати. В 1930-е гг.
авторы делали выводы, согласно которым этнические объединения,
появившиеся в 1920-е гг. не решили насущных проблем этнических групп
города. Выводы авторов были продиктованы политическими изменениями
начала 1930-е гг. Это важный материал для понимания причин
прекращения деятельности этнических объединений в 1930-е гг.
Переписка польского культурно-просветительского общества Труд с Польбюро МК ВКП(б)
Обращение в Госкино // ЦИАМ. Ф. 1492 Ед. хр. 1. Л. 162.
64
ГАРФ. Ф. 3302 Оп. 1 Ед. хр. 263-265.
65
ГАРФ. Ф. Р8296 Оп. 2. Ед. хр. 82, 115, 123, 296, 384.
66
Жизнь национальностей. 1918. №2 - 1921. №31; 1922, № 1 - 18
67
Революция и национальности. 1932. №2,6,7,9; 1933. №11; 1934. №2,3; 1935. №5; 1936. №2,8
63
15
Четвертая группа источников представлена работами партийных,
государственных и административных деятелей.
Важное место в этой группе занимают труды В.И. Ленина и И.В.
Сталина, которые определили вектор развития государства в исследуемый
период.
В.И. Ленин посвятил национальной политике несколько работ, среди
которых: «Критические заметки по национальному вопросу»68, «О праве
наций на самоопределение»69, «Черновой набросок проекта программы»70.
Общим выводом этих работ являлось положение о зависимости
национальных проблем от классовых. В работе «Черновой набросок
проекта программы партии» В.И. Ленин дал определение федерации как
«переходу к сознательному и более тесному единству трудящихся,
научившихся добровольно подниматься выше национальной розни». 71
Перу И.В. Сталина принадлежат работы: «Как понимает социалдемократия национальный вопрос»72, «Национальный вопрос и
ленинизм»73, «Октябрьский переворот и национальный вопрос»74,
«Политика советской власти по национальному вопросу»75, «О
политических задачах университета народов Востока»76.
Непосредственно к теме данного исследования относится брошюра
руководителя Отдела Национальных меньшинств при МК ВПК(б) С.С.
Гончарской. 77 Автор суммировала опыт работы подконтрольного ей
отдела при МК ВКП(б), подвела первые итоги взаимодействия с
национальным населением, показала основные сложности в работе,
осветила функционирование системы городских партийных и
административных органов, которые непосредственно работали с
этническими организациями.
Данные документы дают понимание отношения партийного и
административного руководства к этническим организациям и безусловно
важны для настоящее исследования.
Ленин В.И. Полное собрание сочинений. М., 1973. Т. 24. С. 113-150.
Ленин. И.В. Указ. Сочинения. М., 1969. Т. 25. С. 255-320.
70
Там же. М., 1974. Т. 36. С. 70-76.
71
Ленин. И.В. Указ. Сочинения. М., 1969. Т. 25.. С. 73.
72
Сталин И.В. Cочинения. М., Т. 1. 1946. С. 32–55.
73
Сталин И.В. Сочинения. М., Т. 1. 1949. С. 333–355.
74
Там же. 1947. Т. 4. С. 155–167.
75
Сталин И.В. Сочинения. М., Т. 1. 1949. С. 351–363.
76
Там же. Сталин И.В. 1952. Т. 7. С. 133–152.
77
Гончарская С. Работа среди национальных меньшинств (Опыт Московской
организации). М. - Л., 1929.
68
69
партийной
16
К пятой группе относятся статистические источники. В первую
очередь это материалы первой Всероссийской переписи 1898 г., дающие
«отправную точку» в понимании масштабов изменения этнографической
карты Москвы и региона в послереволюционные годы.
В исследовании также использованы материалы статистических
сборников, описывающих демографические изменения 1920-х гг.78 Эти
источники содержат данные о численности национального населения
города и региона и являются репрезентативными для настоящего
исследования.
К последней группе источников следует отнести художественные
литературные произведения, в которых нашла отражение деятельность
этнических организаций Москвы. В художественной прозе мордовского
писателя Тимофея Тимина показано широкое участие мордовской
интеллигенции в деятельности мордовских этнических организаций
города.79 Источник полезен, так как показывает отношение современных
представителей народов Москвы к этническим организациям 1920-х гг.
Таким образом, совокупность перечисленных исторических
источников репрезентативна для решения исследовательских задач.
Основные положения диссертации, выносимые на защиту:
1. Этнические общества Москвы и Московской губернии возникли, в
основном, в начале 1920-х гг. Действия их руководителей
предопределялись общественно-политическим подъёмом, вызванным
идеями революции. Для рядовых членов обществ и национальных диаспор
этнические объединения были формой общественно-политической
адаптации к новым условиям жизни.
2. В течение 1920-х гг. партийные и государственные органы
Москвы и Московской губернии оказывали национальным диаспорам и их
этническим организациям максимальную помощь в решении социальнобытовых проблем и культурных задач.
3. Основной причиной прекращения деятельности этнических
общественных организаций в 1930-е гг. послужило начало
«форсированного строительства социализма» в стране. Общественные
организации, ставившие свои, с точки зрения партийного руководства,
менее значимые задачи, стали восприниматься как враждебные. Из
Статистический ежегодник г. Москвы и Московской губернии. Статистические данные по
Москве
за
1914-1925
гг.
М.
1927.
С.
44
URL:
http://istmat.info/files/uploads/31389/statisticheskiy_ezhegodnik_moskvy_1914-1925_gg.pdf (дата обращения:
12.11.2017)
79
Т. Песни над Волгой : рассказы, док. повесть. Саратов, 2007. - 172 с.
78
17
многочисленных общественных организаций в 1930-е гг. сохранились
лишь те, усилия которых были направлены на «выполнение народнохозяйственных планов», некоторые из них продолжили существовать
вплоть до 1936 г. Существование организаций с иными целями стало
невозможным.
4. Советский Союз создавался как федеративное государство с
определенной финансовой самостоятельностью республик. В условиях
ускоренной индустриализации экономическое развитие страны в целом и
национально-административная
автономия
трудно
поддавались
согласованию. Привычные для 1920-х гг. требования республик по
сохранению финансовой самостоятельности начали восприниматься как
«местный национализм». Борьба с такими проявлениями выдвинулась в
национальной политике временно на первое место. Этнические общества
не генерировали сепаратистские тенденции, тем не менее, их дальнейшее
существование значительно осложнилось.
В середине 1930-х гг. ради предотвращения возможных
сепаратистских тенденций партийно-государственным руководством был
взят курс на создание наднациональной гражданской идентичности.
Существование общественных организаций отдельных диаспор в этих
условиях было уже невозможным.
Практическая значимость работы. Материалы и выводы
исследования могут быть использованы в общеисторических трудах, в
учебных курсах по истории России, краеведения, истории Москвы и
Московского края. Полученные результаты могут войти в учебные
пособия по истории культуры, стать основой для чтения спецкурсов, а
также использоваться в вузовской и школьной преподавательской
деятельности.
Опыт изучения процессов, связанных с деятельностью этнических
объединений Москвы, может быть полезен при осуществлении
государственной национальной политики на современном этапе, как на
федеральном, так и на региональном уровне.
Апробация исследования. Диссертация подготовлена на кафедре
новейшей истории МГОУ. Всего по теме диссертации опубликовано
восемь статей (из них пять в журналах, рекомендованных ВАК), общим
объемом 4,5 п.л. Результаты исследования обсуждались на международной
научной конференции по проблемам интеллигентоведения в 2014 гг., на
конференциях молодых ученых в рамках секции «Россия и мир: история и
18
политология» в ГУУ, а также на конференциях в РГАСПИ «Clio-2013» и
«Clio-2014», «Clio-2015», «Clio-2018».
Структура работы: Диссертация состоит из введения, трех глав,
восьми параграфов, заключения, списка использованных источников и
литературы и одного приложения.
Соответствие
диссертационного
исследования
Паспорту
специальности ВАК. Квалификационная работа выполнена по
специальности 07.00.02 Отечественная история. Область исследования: п.
25. История государственной и общественной идеологии, общественных
настроений и общественного мнения.
II.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во Введении обосновывается актуальность исследования,
определяются его объект и предмет, цель и задачи, хронологические и
территориальные рамки, методологическая основа, дается оценка степени
изученности проблемы, характеристика источниковой базы, показана
новизна, изложены основные положения, выдвинутые на защиту,
сформулирована теоретическая и практическая значимость работы, ее
апробация на научных форумах и в публикациях.
В первой главе «Условия возникновения этнических обществ
Москвы и Московской губернии в начале XX в.» проанализированы
этнический состав населения Москвы и Московской губернии, и процесс
возникновения общественных организаций национальных диаспор. Глава
состоит из двух параграфов.
Первый параграф – «Этнический состав населения Москвы и
Московской губернии». В параграфе показаны изменения численности
нерусского населения в годы первой мировой и гражданской войн,
причины увеличения в городе и губернии числа евреев, татар, поляков,
литовцев, цыган, китайцев, ассирийцев, венгров, что привело к
активизации национальной жизни города.
Автор показывает, что к 1927 г. численность представителей
«нерусских» народов выросла в регионе до 300 000 человек. При
численности коренных москвичей в 1 827 20080 «национальные
меньшинства» (то есть, люди, приехавшие в Москву недавно и, в
80
Статистический справочник СССР за 1928 г. М., 1929. С. 59.
19
определенной степени, обособившиеся в рамках своей национальной
диаспоры) представляли собой значительную величину.
Во втором параграфе «Этнические объединения Москвы в
начале XX в.» проанализирован процесс появления первых
послереволюционных этнических объединений, рассмотрены основные
направления их деятельности, их цели и задачи.
Автор отмечает, что этнические группы Москвы и региона
восприняли свержение самодержавия также восторженно, как и другие
москвичи. В условиях революции их деятельность иногда шла в разрез с
традиционным укладом диаспоры. Например, московский комитет
Еврейской социалистической партии «Бунд» призывал евреев разорвать с
религиозной традицией и работать в субботу. 81
Вторая глава «Деятельность этнических обществ, клубов и
сельскохозяйственных коммун Москвы и Московской губернии»
посвящена анализу целей и задач этнических объединений, многообразию
форм их деятельности. Глава состоит из трех параграфов.
В первом параграфе «Цели и задачи этнических обществ, клубов
и сельскохозяйственных коммун Москвы и Московской губернии»
рассмотрен процесс формирования правовой базы существования
этнических объединений
В параграфе проанализированы уставы этнических обществ,
основные направления их деятельности, состав обществ, источники
финансирования,
численность,
структура,
административнотерриториальные границы деятельности, механизм ликвидации.
Автор приходит к выводу, согласно которому по заявленным целям
этнические общества классифицировались следующим образом:
- общества взаимопомощи (рассмотрены Московский комитет
общества по оказанию помощи еврейскому населению, Комитет помощи
Армении, Союз ассирийцев, Китайское общество им. Сунь Ятсена,
Караимская община, Союз корейцев);
- культурно-просветительные, театральные и художественные
общества (Польское культурно-просветительное общество «Труд», Союз
литовских писателей, Литературно-лингвистический мордовский кружок
изучения литературы, Общество распространения вятской культуры
«Удмурт», Пролетарское общество цыган им. Ленина, Иранское
Червякова М.М. О противоречиях Бунда // История национальных политических партий.
1997. С. 109.
81
20
культурно-просветительное
общество
Нашре-Моареф,
Культурнопросветительное общество Иране-Азад (Свободная Персия), Общество
друзей Московского Еврейского театра-студии «Фрайкунст»);
- пролетарские (классовые) общества (Общество представителей
Бессарабии, Общество политэмигрантов Белоруссии, Латышское
просветительное общество «Прометей», Культурно-просветительное
общество ассиро-сирийцев и арабов);
- религиозные общества (Общество верующих евреев, Еврейская
община Межевого молитвенного дома);
- научное общество – Армянское общество прикладных знаний;
- сельскохозяйственные общины Подмосковья (Венгерская
сельскохозяйственная община, Трудовая коммуна американских евреев
«Герольд», Интернациональная коммуна «Земниекс»);
- национальные рабочие клубы (Украинский клуб им. Тараса
Шевченко, еврейский рабочий клуб «Коммунист», татарский клуб 82,
Польский рабочий клуб им. Бронислава Веселовского и др.).
Автор приходит к выводу, что большинство обществ были
многофункциональными. В отличие от этнических обществ, которые
создавались по инициативе представителей конкретной диаспоры,
этнические клубы создавались по инициативе партийных органов.
Массовая работа по созданию клубной системы началась в 1923 г., когда
руководство Московского Комитета ВКП (б) поставило задачу включения
этнических диаспор Москвы в общественно-политическую жизнь города.
Во втором параграфе «Партийно-государственное руководство
работой этнических обществ и клубов» показан процесс создания
структуры партийного руководства национальными меньшинствами
города вообще и этническими организациями в частности.
Автор отмечает, что в Москве работой клубов руководили Отдел по
работе с национальными меньшинствами и Отдел агитации и пропаганды
при МК РКП (б). Посильную помощь обществам и клубам оказывал
Московский Отдел Народного образования при Моссовете, Московский
Государственный Комитет ВЛКСМ, профсоюзы города. В Московской
губернии помощь этническим организациям оказывали соответствующие
региональные партийные, государственные и общественные органы. Там,
где работали представители национальных диаспор, создавались
82
Л. 4.
Протокол заседания президиума татаро-башкирской секции. // ЦАОДМ Ф.3 Оп. 11. Ед. хр. 204
21
национальные партийные ячейки. В их обязанности входило изучение
социально-бытовых проблем членов национальных диаспор, коллективное
обсуждение путей решения этих проблем, повышение идеологического и
культурного уровня национальных диаспор.
В третьем параграфе «Деятельность этнических обществ» дан
анализ культурно-просветительной, идеологической, антирелигиозной,
сельскохозяйственной деятельности обществ, проанализирована работа
обществ с политическими мигрантами. Автор показывает, что общества
имели определенную самостоятельность,
занимались развитием
национальной культуры, в том же время имели тесный контакт с
государственными органами власти, помогали в осуществлении
политических задач.
Третья глава – «Причины прекращение деятельности
этнических обществ» состоит из трех параграфов, в ней дан анализ
причин прекращения деятельности этнических объединений Москвы и
Подмосковья.
В первом параграфе «Материально-финансовые условия
существования этнических обществ» проанализирована финансовая
деятельность этнических обществ.
Показано, что в 1920-е гг. были созданы относительно
благоприятные условия для коммерческих предприятий и организаций.
Этнические общества к их числу не относились. Во многом поэтому, эти
общества изначально находились на грани банкротства. В диссертации, в
качестве примеров бесконечных материально-финансовых мытарств,
показано положение польского общества «Труд», «Союза корейцев»,
сельскохозяйственной коммуны «Герольд».
Автором установлено, что государственные органы оказывали
общественным организациям значительную помощь. К концу 1920-х гг.
общества перестали получать поддержку государства, что стало одной из
причин прекращения их существование.
Второй параграф «Политические условия существования
этнических обществ и клубов»
посвящен анализу политических
факторов, предопределивших судьбу этнических обществ в 1920-е гг.
Автор показывает, что в условиях поиска путей построения нового
общества власть привлекала национальные диаспоры и этнические
организации, которые возникли как элементы гражданского общества, к
решению политических задач. На рубеже 1920-1930-х гг. ВКП (б)
22
укрепило свое положение и стало воспринимать общественные
организации как своих политических оппонентов.
В периодической печати Москвы и Подмосковья начиная с конца
1920-х гг. началась критика этнических организаций, деятельность
которых не соответствовала целям партии. Примером такого положения
являлась судьба «Московского комитета общества по оказанию помощи
еврейскому населению», закрытого в 1929 г.
Автор доказывает, что изменение вектора политики было вызвано
несопоставимостью по своей грандиозности задач, которые ставило перед
страной партийно-государственное руководство, и теми, которые
стремились решать общественные организации. В условиях недостатка
необходимых для социалистической реконструкции страны ресурсов,
дальнейшая
деятельность
общественных
организаций
была
предопределена. С 1932 г. общественные организации, цели которых не
соответствовали политическому курсу, стали оцениваться властями как
«враждебные, буржуазные». Они должны были
перестроить свою
деятельность в соответствии «с планом народного хозяйства и социальнокультурного строительства, фактически участвуя в осуществлении
очередных задач советской власти по соответствующим отраслям
социалистического строительства».83
В третьем параграфе рассматривается «Эволюция национальной
политики СССР в кон. 1920-х – 1930-е гг. и её влияние на этнические
общества». Параграф начинается с анализа современной историографии
национальной политики РСДРП – ВКП (б). В параграфе показано, что до
революции
большевики
высказывались
за
право
нации
на
самоопределение вплоть до отделения и образования самостоятельного
государства, но отстаивали при этом необходимость сохранения единого
государств. В.П. Булдаков считает, что национальная политика была
скорректирована в 1917 г. в связи с обострением сепаратизма в стране. 84 В
этих условиях большевики осенью 1917 г. выдвинули идею федерализма, а
в 1922 г. создали Советский Союз. Современные исследователи В.И.
Бакланов85, И.Б. Бочкарева 86, Т.Ю. Красовицкая87, М.А. Фадеичева88, Д.
83
Об утверждении Положения о добровольных обществах и союзах [Электронный ресурс] :
постановление ВЦИК, СНК РСФСР от 10.07.1932. Доступ из правовой системы «Библиотека
нормативно-правовых актов СССР».
84
Булдаков В.П. Кризис империи и революционный национализм начала XX в. в России //
Вопросы истории. 2000. № 1. С. 29-45.
85
Бакланов В.И. К вопросу о тактических «отступлениях» большевиков в национальной
политике в 20-е годы // Альтернативы большевистской модернизации в годы новой экономической
политики. 2014. С. 130-139
23
Якушев89 и др. рассматривают национальную политику 1917 – 1922 гг. как
уступку национальной стихии, вспыхнувшей в результате революции.
Автор показывает, что против реального демократизма в отношениях
союзных и автономных республик и Москвы «работали» и экономические
причины. В условиях недостатка экономических ресурсов их невозможно
было равномерно распределить между союзными республиками. Поэтому
в начале 1930-х гг. в отношениях между Москвой, с одной стороны, и
союзными и автономными республиками, с другой, на первое место
выдвинулась борьба с «местным национализмом».
Автор приходит к выводу, что в середине 1930-х гг. национальная
политика изменилась еще раз. Был взят курс на создание новой
наднациональной гражданской идентичности. Этнические общества,
возникшие в первой половине 1920-х гг., окончательно перестали
соответствовать изменившейся политике. В 1938 г. решение Оргбюро ЦК
ВКП(б) «О ликвидации национальных школ и национальных отделений в
школах»90 подвело черту под существованием национальных школ на
территории советских республик, что приостановило развитее
деятельности национальных обществ.
В Заключении диссертации сформулированы итоги исследования,
обобщены ее результаты и обозначены перспективы дальнейшего изучения
истории этнических объединений.
III. ОСНОВНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ
Основное содержание диссертационного исследования изложено в
восьми статьях общим объемом 4,5 п.л., в том числе в пяти статьях,
опубликованных в изданиях рецензируемых ВАК РФ, объёмом 2,8 п.л.:
Бочкарева И.Б. Национальный вопрос в программных установках большевиков в
дооктябрьский период // Известия Алтайского государственного университета. 2015. Т. 2. № 4 (88). С.
33-37.
87
Красовицкая Т.Ю. Конфликт идеалов и практик ранней советской государственности.
Механизмы и практики этнополитических процессов (1917–1929 гг.) Национальные меньшинства в
этнополитическом ландшафте СССР. 1920-1980-е гг. М., 2010. 248 с.
88
Фадеичева М.А. Национальный вопрос в партийных документах РСДРП-РКП (б): 1903–1923
гг. // Научный ежегодник Института философии и права Уральского отделения Российской академии
наук. 2012. № 12. С. 331-340.
89
Якушев Д. Марксизм и национальный вопрос. [Электронный ресурс] // Евразийский союз
молодежи : [сайт]. [2017]. URL: http://www.rossia3.ru/ideolog/friends/marksnv (дата обращения: 10.11.2017)
90
ЦК ВКП(б) и национальный вопрос. Книга 2. 1933-1945. Документы советской истории. М.,
2009. С. 341.
86
24
Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК РФ:
1. Крякин Е.Н. Политические мигранты в Москве в 1920-1930-е гг. /
Е.Н. Крякин // Вестник Северного (Арктического) федерального
университета. «Серия Гуманитарные и социальные науки». – 2015. – № 2.
– С.28-33.
2. Крякин Е.Н. Диктатура пролетариата на еврейской улице (к
истории московских еврейских общественных организаций в 1918-1930
гг.). / Е.Н. Крякин // Гуманитарный вестник: электрон. журн. – 2017. - № 6.
URL: http://dx.doi.org/10.18698/2306-8477-2017-6-441
3. Крякин
Е.Н. Московский комитет РКП(б)-ВКП(б) и
национальные диаспоры Москвы в 1920-е гг. / Е.Н. Крякин //
Исторические, философские, политические и юридические науки,
культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. – 2017. –
№ 12. – Ч. 5. – С.115-119.
4. Крякин Е.Н. Национальная политика Российской Империи в
западных регионах и программы национальных политических партий в
кон. XIX - перв. четв. XX в. / Е.Н. Крякин // Современная наука.
Актуальные проблемы теории и практики. Серия «Гуманитарные науки». –
2017. – № 12. – С.27-31.
5. Крякин Е.Н. Мордовские этнические объединения в Москве в
1920-е гг. / Е.Н. Крякин // Вестник угроведения. – 2018. – Т. 8. – № 2. –
С.355-363.
Публикации в других изданиях:
6. Крякин Е.Н. Национальные отношения в России: история и
современность / Е.Н. Крякин // Вестник Университета. – 2013. – № 20. – С.
218-220.
7. Крякин Е.Н. Подготовка национальных актерских кадров в
театральных студиях в Москве в 1920-е гг. / Е.Н. Крякин // Вестник
Университета. – 2015. – № 6 . – С. 356-359.
8. Крякин Е.Н. Национально-этнические объединения в Москве в
период НЭПа: создание и проблемы деятельности / Е.Н. Крякин //
Евразийский союз ученых. – 2015. – №4-5. – С.78-81
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
8
Размер файла
639 Кб
Теги
этнической, 1920, половине, первое, организации, москва, 1930, подмосковья
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа