close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Когнитивно-семантическое описание компаративных кластеров в английском языке

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
ГУКЕТЛОВА АИДА ХАСАНОВНА
КОГНИТИВНО-СЕМАНТИЧЕСКОЕ ОПИСАНИЕ
КОМПАРАТИВНЫХ КЛАСТЕРОВ В АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ
Специальность 10.02.04 – германские языки
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата филологических наук
Пятигорск – 2018
Работа выполнена на кафедре теоретической лингвистки и практики
межкультурного общения Института иностранных языков и
международного туризма в Федеральном государственном бюджетном
образовательном учреждении высшего образования
«Пятигорский государственный университет»
Научный руководитель:
кандидат филологических наук, доцент
Аксельруд Дина Ароновна,
Федеральное государственное бюджетное
образовательное учреждение высшего
образования «Пятигорский государственный
университет», профессор кафедры
теоретической лингвистики и практики
межкультурного общения
Официальные оппоненты:
доктор филологических наук, профессор
Николаев Сергей Георгиевич,
Федеральное государственное
автономное образовательное учреждение
высшего образования «Южный
федеральный университет», заведующий
кафедрой английской филологии
Института филологии, журналистики и
межкультурной коммуникации
доктор филологических наук, профессор
Хомякова Елизавета Георгиевна,
Федеральное государственное бюджетное
образовательное учреждение высшего
образования «Санкт-Петербургский
государственный университет»,
заведующая кафедрой английской
филологии и лингвокультурологии
Филологического факультета
Ведущая организация:
Федеральное государственное бюджетное
образовательное учреждение высшего
образования «Воронежский государственный
университет»
Защита диссертации состоится 4 октября 2018 г. в 10.00 часов
на заседании диссертационного совета Д 212.193.02 в ФГБОУ ВО «Пятигорский государственный университет» по адресу: 357532, г. Пятигорск,
проспект Калинина, 9, конференц-зал № 1.
С текстом диссертации можно ознакомиться в научной библиотеке
ФГБОУ ВО «Пятигорский государственный университет» и на сайте
ФГБОУ ВО «ПГУ» http://www.pglu.ru/science/diss/?ID=219536
Автореферат разослан «
Ученый секретарь
диссертационного совета
» июля 2018 г.
Л.М. Хачересова
1
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Реферируемая диссертация посвящена исследованию когнитивносемантических особенностей компаративных кластеров в английском
языке.
Эта проблема получила достаточно широкое освещение в лингвистике. Так, во многих исследованиях предпринимались попытки выполнить логико-философское обоснование проблемы. В других – весь
анализ был сведен к формальному описанию структуры сравнения и к
попыткам создания классификации различных вариантов этой структуры. Целый ряд работ освещал место сравнения среди стилистических тропов. Но с позиции современной лингвистики все они создают
впечатление о некоторой незаконченности, так как в них отсутствует
качественный семантический анализ. Вследствие этого возникла необходимость применения комплексного подхода к изучению семантики
этих языковых единиц, который свел бы все полученные результаты в
единое целое и дал бы полное когнитивно-семантическое описание
процессов, происходящих при генерировании сопоставляемых структур и приводящих к появлению нового значения. Тот факт, что когнитивно-семантический компонент компаративных кластеров оставался
в тени лингвистических исследований, уже сам по себе обусловливает
актуальность диссертационного исследования.
Научная новизна диссертационного исследования заключается
в том, что в нем компаративные кластеры рассматриваются как текстуальные структуры, имеющие специфическую форму. Определена также ведущая роль аналогического мышления как ведущего когнитивносемантического процесса при создании этих кластеров. Новая методика исследования компаративных кластеров, включающая подробный семантический анализ конструкций сопоставления, когнитивносемантический подход к исследованию фреймовой структуры компаративных кластеров, а также применение теории партитивных отношений, лежащих в основе всех ментальных процессов сопоставления,
позволила получить новое представление о сопоставлении и дала возможность по-иному взглянуть на проблему сравнивания, оказавшегося
сложной когнитивной операцией.
Объектом исследования были конструкции с сопоставлением,
обнаруженные на практически всех языковых уровнях: фонетическом,
морфологическом, лексическом; маркеры, оформляющие их структуру, а также компаративные кластеры, различных видов.
Предметом исследования стал анализ семантических и когнитивно-семантических свойств компаративных кластеров, их возмож-
2
ностей в генерировании новых смыслов, а также роли маркеров, соединяющих сопоставляемые сущности.
Материалом проводимого диссертационного исследования послужили примеры с компаративными кластерами, полученные в результате сплошной выборки из произведений художественной англоязычной литературы, а также из Британского национального корпуса и
Корпуса современного американского английского языка, интернета и
рекламных текстов (общим объемом 8019 примеров).
Цель проводимого исследования состоит в определении когнитивно-семантических особенностей компаративных кластеров и ментальных процессов, объективированных в процессе сопоставления.
Поставленная цель исследования обусловила выполнение следующих задач:
– рассмотреть роль аналогического мышления в процессе создания конструкций сопоставления и генерирования новых смыслов высказывания при взаимодействии сравниваемых сущностей и определить этапы их сопоставления;
– выявить основные ментальные процессы сопоставления, проанализировать их механизмы, семантические особенности и когнитивные параметры;
– исследовать основные компаративные маркеры, провести их
семантический анализ и определить их роль в формировании ментальных процессов аналогии, различия, идентичности или подобия с применением когнитивно-семантического метода;
– выявить основные когнитивно-семантические параметры компонентов в компаративных кластерах, и объяснить преимущества применения когнитивного подхода к проведению настоящего исследования;
– определить виды компаративных кластеров, исходя из диапазона их структуры, а также отследить зависимость вида компаративного
кластера от тех или иных ментальных процессов, объективированных
ими;
– применить принципы теории партитивных отношений к анализу
ментальных процессов, для выявления алгоритма их работы и механизма взаимодействия сопоставляемых компонентов;
– обозначить основные принципы создания экспрессивности
на базе процесса сопоставления, при взаимодействии со стилистическими фигурами.
Теоретико-методологическая база настоящего диссертационного исследования включает труды, как отечественных, так и зарубежных исследователей в области синтаксиса, когнитивистики, а также
3
исследования: процессов аналогического мышления (D Gentner,
K.D. Forbus, A.B. Markman, R.W. Ferguson , D.J.Chalmers, R.M. French,
D.R. Hofstadter, Y. Glady, J.-P. Thibaut, B.F. Bowdle, P. Wolff,
C. Boronat, K.J. Holyoak, B.N. Kokinov, M.L. Gick, R.P. Hall, K.J. Кurtz,
J. Loewenstein, L. Mason, D. Premack, W.R. Sieck, C.N. Quinn,
J.W. Schooler), структуры сравнения (А.А. Потебня, А.В. Степанова,
Н.И. Кондаков, А.М. Плотников и Л.А. Иванова), проблем восприятия языка (Н.Д. Арутюнова, О.И. Блинова, Е.А. Юрина, M.D. Lee,
D. Gentner, K.J. Holyoak, R.M. French, D.R. Hofstadter,), изучения
метафоры и сравнения (M.S. McGlone, D.A. Manfredi, G.A. Miller,
A. Ortony, M. Israel, J.R. Harding, V. Tobin, G. Lakoff, M. Johnson,
S. Koca, M.A. Gernsbacher, B. Keysar, R.R.W. Robertson, N.K. Werner,
S. Coulson, E. Fadaee), партитивных отношений (Р. Якобсон, А.Л. Никифоров, Н.В. Лукашевич, А.С. Varzi, F. Moltmann, K. McDaniel,
M. Libertin, D.J. Herrmann, R. Chaffin, M.E. Winston, M. Donnelly,
S.J. Steinsaltz, A.J. Goldman, C. Calosi, P. Graziani, A. Bochman), когнитивной лингвистики (Е.С. Кубрякова, В.З. Демьянков, Н.Н. Болдырев,
В.Л. Наер, И.А. Стернин, А.А. Кибрик, Г.Л. Денисова, В.А. Маслова,
В.Г. Локтионова, G. Lakoff, R. Lakoff, R.W. Langacker, L. Talmy,
C.L. Tenny, J.A. Pustejovsky, L. Truckó, G. Altmann, R. Dirven,
G. Radden, V. Evans, M. Green, S.P. Gennari, S.A. Slomanb, B.C. Maltc,
W.T. Fitchd, D. Geeraerts).
Методы исследования. Для решения поставленных задач и
достижения цели исследования в диссертационной работе использовался комплексный метод анализа, объединивший методы компонентного, интерпретационного и дефиниционного анализа, метод семантической декомпозиции, фреймовый анализ, сравнительно-сопоставительный метод, мереологический анализ, метод количественной обработки данных.
По результатам проведенного исследования на защиту выносятся следующие положения:
1. Основой для сравнивания является когнитивный механизм
аналогического мышления, суть которого лежит во взаимодействии
базы и цели на основе сопоставляемых концептуальных структур.
Сопоставление этих компонентов проходит в три этапа: считывание,
проецирование и оценивание. Но при этом оно не сравнивает свойства
объектов сопоставления, как это принято считать, а нацелено на поиск
общих свойств. Поэтому внутри этой сложной когнитивной операции
разворачиваются различные ментальные процессы: аналогия, различие,
нумерическая идентичность, квалитативная идентичность, подобие
по классификации и подобие по свойству. Каждый из перечисленных
4
процессов обладает своими когнитивно-семантическими параметрами,
обусловленными количественными и качественными характеристиками сопоставляемых сущностей.
2. Анализ семантики сопоставления показывает, что объективирующие его языковые единицы не имеют ничего общего с синтаксическими структурами, а скрепляются особой текстуальной связью независимых друг от друга, равноправных форм, чье взаимодействие обеспечивается специфическими коннекторами – маркерами. Эти маркеры
отличаются от других коннекторов в английском языке тем, что сохраняют свое лексическое значение и похожи на лексические текстуальные скрепы. Проявляя лишь частичную формализацию при функционировании в роли своеобразных семантических текстуальных операторов, они не только способствуют сохранению целостности структуры
сравнивания, но и привносят в ее семантику дополнительное значение.
В то же время когнитивный процесс сопоставления привлекает множество ментальных ресурсов, связанных с памятью, опытом и восприятием окружающей действительности, что позволяет сопоставляемым
концептуальным структурам использовать компоненты, имеющие отношение и к одному уровню информации, и к различным уровням,
сюжетам и отдельным картинам реальности. Такая многослойность
структур сопоставления позволяет утверждать, что в английском языке
существуют минимальные текстуальные комплексы – компаративные
кластеры.
3. Компаративные кластеры различаются как по диапазону действия, охватывающего сопоставляемые единицы, так и по типу событий, которые они актуализируют, что подтверждается выделенными
типами этих кластеров (интрапропозиционный, интерсентенциальный
и интертекстуальный) и специфическими комбинациями событий,
объективированными ими. Это могут быть монотонные или сложные
события, комбинации под-событий, основанные на сочетаниях ситуационных или классифицирующих фреймов, а также сложные комплексы, проводящие параллель между различными картинами мира и
включающие в себя множество событий, совместимых только в текущем контексте. Все эти факторы позволяют утверждать, что существуют особые когнитивно-семантические текстуальные комплексы,
объединенные аналогическими процессами.
4. Мереологический подход, примененный к исследованию ментальных процессов, обеспечивающих цельность компаративных кластеров, подтверждает тезис о наличии соответствия между аналогическими процессами и видами мереологии. Так, например, нумерической
идентичности соответствует мереологическое отношение рефлексив-
5
ности, квалитативной идентичности – мереологическая антисимметричность, аналогии – мереологическое усложненное наложение, различию – мереологическое неравенство, подобию по свойству – мереологическое наложение и подобию по классификации - мереологическая транзитивность. Из перечисленного следует, что партитивный
(мереологический) компонент компаративных кластеров является неотъемлемой и базовой частью в этих образованиях и позволяет проводить в процессе их генерирования своеобразную текстуальную категоризацию.
5. Образное же сравнение, как художественная фигура речи,
является результатом сопоставления сущностей, чьи концептуальные
структуры несовместимы, или настолько далеки друг от друга, что
в результате их скрещивания создается своеобразный экспрессивный
всплеск и образуется новый гибридный объект, содержащий свойства
как базовой, так и целевой сущности, что совпадает с принципом
блендинга и когнитивным механизмом образования ряда стилистических приемов.
Теоретическая значимость работы заключается в рассмотрении
процессов сопоставления с когнитивных позиций, в выявлении основных ментальных процессов и маркирующих их единиц. В ней также
применен новый подход к исследованию компаративных кластеров,
рассматривающий их как минимальные текстуальные комплексы и
применяющий теорию партитивных отношений к их исследованию.
Практическая значимость работы определяется возможностью
использования полученных результатов исследования в лекционных и
практических курсах по теоретической и практической грамматике,
когнитивной лингвистике, в области изучения искусственного интеллекта, теории перевода и стилистике современного английского языка,
а также при написании курсовых и выпускных квалификационных
работ.
Апробация работы. Основные теоретические положения и результаты исследования отражены в 9-ти опубликованных статьях,
в том числе в 3-х научных статьях, опубликованных в издательстве,
рекомендованном ВАК при Министерстве образования и науки РФ.
Основные теоретические выводы и практические результаты диссертации обсуждались в докладах на региональных и международных
научно-практических конференциях, в частности, в рамках научнометодических чтений ПГЛУ «Университетские чтения» (Пятигорск,
2016); региональной межвузовской научно-практической конференции
студентов, аспирантов и молодых ученых «Молодая наука» (Пятигорск, 2014; 2015), на международной научной конференции памяти
6
профессора В.В. Лазарева «Лингвистика XXI века: традиции и инновации» (Пятигорск, 2016; 2017).
Материалы диссертации и полученные результаты внедрены
в научно-исследовательскую практику и учебный процесс в Институте
иностранных языков и международного туризма ФГБОУ ВО «Пятигорский государственный университет».
Структура работы. Композиционно диссертационная работа состоит из Введения, трёх глав, Заключения и Библиографии. Библиографический список включает 216 источников, из них 128 на иностранных языках. Общий объем диссертации составляет 194 страницы,
основной текст – 166 страниц.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во Введении излагаются предмет и объект исследования, обосновываются актуальность и научная новизна работы, определяются
основная цель, задачи и методы исследования, формулируются положения, выносимые на защиту, оценивается теоретическая и практическая значимость диссертации.
В Главе I «Проблема сравнения в научной литературе» дается
обзор российским и зарубежным исследованиям, связанным с изучением проблемы сравнения в различных областях знания – философии,
логике, психологии, языкознании, когнитивной семантике. Определяется особая роль аналогического мышления в процессе сопоставления,
а также анализируются новые подходы, позволяющие по-иному взглянуть на сравнение, оказавшееся сложным когнитивным механизмом.
В российской научной литературе определилось несколько самостоятельных направлений. Одно из них философское – его представители [Кондаков, 1971; Жилин, 1963; Кохановский, 1999; Соловьев,
Фефилов, 2010] уделяли большое внимание рассмотрению комплексного мыслительного процесса, актуализованного в сравнении и направленного на изучение отношений сходства и различия между предметами. Эти исследователи считали, что аналогия – это процесс, направленный на логическое развитие понятия, и считали ее главным
принципом логического мышления.
В психологии [Данилова и др., 2004] так же определяли сравнение как мыслительную операцию, образующую основу понимания и
мышления.
Множество исследований российского языкознания были посвящены проблеме процесса сравнения и его результатам: тождеству,
сходству, аналогии [Арутюнова, 1999; Чеснокова, 2008; Южакова,
2014].
7
Другой подход отражен в исследовании структуры сравнения,
указывающий на ее компонентный состав [Потебня, 1914; Кондаков,
1971; Плотников, Иванова,1990]. В работах такого плана выделаются
следующие компоненты сравнения: сравниваемый предмет (тема,
цель), сравнивающий объект (контртема, носитель, источник) и основание сопоставления (модуль, признак), которые считаются одинаково релевантными. А в работе А.В. Степановой внимание фокусируется на особом элементе – субъекте сравнения, который автор считает
отправной точкой генерирования сравнений.
Еще одно направление высвечивается во многих исследованиях,
связанных со стилистическим и риторическим аспектами [Гальперин,
1958; Залевская, 1999; Арнольд, 2002; Туранина, 2011], в которых
сравнение считается стилистическим приемом, суть которого заключается в сопоставлении двух понятий, относящихся к непересекающимся
классам явлений.
Когнитивисты и психолингвисты трактуют понятие образности
как категорию человеческого сознания. Они уделяют особое внимание
влиянию чувственного восприятия на процесс создания образа [Арутюнова, 1999; Залевская, 1999; Блинова, Юрина, 2008], и рассматривают сравнение как средство расширения границ мышления.
В дискурсивном анализе сравнение представляется как особая
система с комплексной организацией. Положение определенного элемента в данной системе зависит: а) от группы свойств, упорядоченных
особым образом; б) от особенностей отношений между объектом сравнения и образом сравнения; в) от модальной семантики сравнительной
конструкции; г) от ее особенных дискурсивных функций [Туранина,
2011; Гольдберг, 2013].
В зарубежных работах по дискурсу утверждается, что сравнения
также могут выполнять множество специфических функций в зависимости от текстового жанра, в котором они задействованы [Fromilhague,
1995, p. 88-94]. Так, в научных текстах сравнение играет очень важную
роль: оно может быть использовано в качестве интерпретирующего
инструмента, доступно объясняющего или развивающего и формирующего новые теоретические понятия.
Современные исследователи в зарубежной лингвистике [Lakoff,
1987; Lee, 1992; Bredin, 1998, Talmy, 2000; Langacker, 2008; Israel,
Harding, Tobin, 2004 и т.д.] рассматривают сравнение как семантическую фигуру, основанную на сопоставлении, или как ментальный процесс, играющий центральную роль в механизме мышления и описания
окружающей действительности и объединяющий различные сферы.
Будучи лингвистическим средством, сравнение выступает в роли ког-
8
нитивного механизма, позволяющего мыслить об окружающей действительности альтернативно и создавать отношения сходства.
Дж. Лакофф и М. Джонсон считают, что наше мышление имеет
метафоричную структуру, и поэтому язык также метафоричен. Метафора – это когнитивный, а не языковой феномен [Lakoff, Johnson,
2003, p. 3].
В то же время возникают вопросы, что первично: метафора или
сравнение, а также, что их различает. Особенно необходимо проведение различия между образным сравнением и образной метафорой, потому что оба явления связаны с проблемой сходства, напоминания и
восприятия окружающей действительности.
М.С. Макглоун и Д.А. Манфреди отмечают, что метафора может
помочь в разграничении образного сравнения и обычного буквального
сравнения.
Таким образом, практически все работы по проблеме сравнительных конструкций сводят свой анализ к изучению либо философского
смысла аналогий, либо их семантики, либо их стилистического использования. Эти работы исходят из чисто семантических сопоставлений свойств сравниваемых явлений, не принимая во внимание их когнитивных параметров. В задачи же выполненного исследования входит учет когнитивно-семантических параметров комбинаций предложений, объединенных в сравнение. В связи с этим следует рассмотреть
проблему соотношения когнитивных и семантических процессов в
структуре восприятия языка.
В основе сопоставления лежит когнитивный процесс аналогического мышления, изучением которого занимались такие исследователи, как [Chalmers, 1991; Hofstadter, 1995; Falkenhainer, 1989; Forbus,
1998; Gentner, 2012; French, 1995 и т.д.]. По теории когнитивного проецирования, пара объектов, включенных в процесс аналогии, создает
две структурные репрезентации компонентов сопоставления – базу и
цель [Gentner et al., 2001, p. 130]. База, или источник – аналог, из которого заимствуются какие-то свойства, или структура-интерпретатор.
Цель, в свою очередь, представляет собой аналог, который стимулирует создание объясняющей структуры. В процессе аналогического
мышления предложено выделять такие стадии, как считывание, проецирование и оценивание [ibid.].
Каждая проекция актуализируется рядом корреляций, которые
устанавливаются базовыми элементами. Компоненты проецируется из
концептуальной сферы базы в концептуальную сферу цели. В результате выбор свойств из семантического набора источника (базы), отражаемого в области цели, осуществляется таким образом, что соблюда-
9
ется правила их когнитивно-семантического сопоставления. И тем самым создается соответствующая корреляция между базой и целью.
Любой процесс сопоставления основан на выявлении тех свойств
объектов или ситуаций, которые либо объединяют их, либо выявляют
их различие. Рассматриваемые свойства являются неотъемлемой частью сравниваемого элемента. В свою очередь, этот элемент представляет собой целое, которое может включать в себя одно или несколько
компонентов-свойств, необходимых для того, чтобы операция сопоставления состоялась. Таким образом, процесс сравнивания непосредственно связан с партитивными отношениями или отношениями
«часть-целое».
Сегодня многие лингвисты проявляют особый интерес к исследованиям партитивных отношений в языке [Киселева, 2006; Седова,
2015; Никитина, 2011; Bochman, 1990; Steinsaltz, 1993; Varzi, 1996,
2006; Calosi, Graziani, 2014].
А.А. Худяков выделяет следующие свойства отношения «частьцелое»: 1) они устанавливают связь, с одной стороны, между явлениями окружающего мира и, с другой стороны, между языковыми категориями; 2) категория партитивности выстраивает структуру компонентов человеческого сознания и систематизирует единицы мышления,
которые позже переводятся в языковую сферу; 3) партитивные отношения универсальны, что определяется их обусловленностью объективной реальностью и логикой мышления индивида, свойственной
каждому человеку [Худяков, 1991, с. 158].
Анализ научной литературы, связанной с описанием английских
сравнительных конструкций, приводит нас к выводу о том, что до настоящего времени они чаще всего рассматривались как полипредикативные структуры с матричным и зависимым от него синтаксически
предложением. Когнитивно-семантический анализ этих единиц показывает, что это не совсем так. Применение нового подхода к их исследованию приводит к заключению, что компаративные конструкции
следует анализировать как отличные от известных синтаксических
структур блоки предложений. Они состоят из практически независимых друг от друга конституентов, объединенных целесообразностью
динамичного развития текстового сценария. Связь между ними не
имеет синтаксической природы и поддерживается благодаря семантике соединяющих их слов, которые образуют, в отличие от союзных
средств, еще одну группу неграмматикализованных текстуальных
коннекторов. В этой связи исследование семантики маркеров подобной текстуальной связи, а также выявление их особых функций
в общем развитии текста вызывает особый интерес.
10
Частично формализованные компаративные маркеры сопоставляют и объединяют объекты или ситуации, которые могут быть близки, с одной стороны, а с другой – могут создавать сложнейшую референцию к обширному семантическому пласту человеческого опыта и
знаний. Если учесть эту специфику, то компаративные конструкции
являются текстовыми, а не синтаксическими образованиями особого
типа. Поэтому в работе они называются компаративными кластерами,
а обоснованием их «кластерности» считается наличие у компонентов
этого образования общих черт, о которых сигнализируют специфические маркеры. Использование термина кластер стало довольно частотным в лингвистике и оправдано в нашем случае, потому что под
ним понимаются любые объединения «признаковых слов, способных
указывать своей внутренней формой на жизненно важные для социализированного человека признаки» [Борискина, 2011, с. 54].
В работе учитывается не только специфика когнитивносемантического механизма сопоставления, но и роль оформляющих
эти конструкции маркеров, а также параметры сопоставляемых единиц
с позиции аналого-мереологических отношений. Такой подход позволил выйти на уровень семантической декомпозиции и моделирования
структур бóльших, чем одно предложение, и привел к определенным
выводами относительно минимальных текстовых структур.
В Главе II «Когнитивно-семантические характеристики компаративных кластеров» анализируются ментальные процессы сопоставления, их механизмы и особенности функционирования. Выделяются основные группы маркеров, объективирующих ментальные процессы внутри компаративных кластеров.
С языковой точки зрения, сопоставление – это интерпретирующий ментальный процесс, который сводит два факта для объяснения
одного на базе его сходства или отличия от другого [Munson, 2001,
с. 45-46]. Сопоставление выявляет следующие виды ментальных процессов: аналогию, различие, нумерическую идентичность, квалитативную идентичность, подобие по классификации и подобие по свойству.
Говоря об аналогии, следует отметить, что в лингвистике данное
явление рассматривается как операция по уподоблению одного объекта
или ситуации другому объекту или ситуации. Кроме того, при аналогии происходит проецирование уже наличествующих отношений двух
или более объектов на другие пары объектов [ЯБЭС: 31]. Например,
… it was as imperative to study the specific characteristics of everything
in nature as it was to understand the controlling influence of the stars.
The invisible powers of nature were analogous to the visible powers of
11
the magnet, which could act at a distance and penetrate matter with its
rays [BNC].
Аналогия и восприятие являются взаимозависимыми процессами.
Аналогическое мышление стимулирует механизм уподобления одного
объекта/ситуации другому объекту/ситуации, тем самым обогащая
человеческое восприятие, перенося его на более высокий уровень.
В отличие от аналогии, процесс различия направлен на разделение
сопоставляемых объектов/ситуаций для отнесения их к отдельной
группе или другому классу, несмотря на внешнюю идентичность между ними. Например, He looked somehow different from the Aslan they
knew [CN].
Различие само по себе не способно устанавливать отношения. Если объекты связаны между собой различием, причиной этого может
быть только то, что они сопоставимы в других отношениях.
Например, Magda lives in a big house with eight different kinds of pasta
in jars, and gets to go shopping all day [BJD].
В работе также различается квалитативная и нумерическая
идентичность. При нумерической идентичности происходит сопоставление объекта с самим собой, вне зависимости от его изменений
в пространстве и времени, исключая существенное или полное перевоплощение. Данный ментальный процесс направлен на идентификацию: объекта или ситуации, универсальности объекта, значимости
объектов, ситуаций, одновременности ситуаций, образа действия,
места действия, направления действия.
Квалитативная идентичность рассматривается как особый случай равенства в качестве или, другими словами, равенства каждого
из компонентов какого-то качества. Такая близость сравниваемых
сущностей является причиной парадоксального поиска различий между ними. Происходит фокусирование внимания на различии: в принадлежности идентичных объектов; в реальности/нереальности идентичных объектов; в их оригинальности; локализации; во времени
актуализации идентичных объектов/ситуаций; в автономности
идентичных объектов, где один из них является частью какого-то
целого.
Следующий пример одновременно иллюстрирует разницу между
двумя видами идентичности. “About three years and a half ago,
a disturbance very similar to the present, was caused by the disappearance
of this same Marie Rogêt, from the parfumerie of Monsieur LeBlanc,
in the Palais Royal.” [CTP: 362]
В этом предложении речь идет о как бы двух похожих ситуациях.
Они равны по масштабу действия и вызваны одной и той же причиной.
12
Поэтому сравниваемые случаи идентичны квалитативно, а нумерическая идентичность эксплицируется выражением this same Marie Rogêt
Такой ментальный процесс, как подобие по классификации, требует идентичности в отношении классов объектов, но в остальном они
лишь подобны друг другу. Эти классы могут формироваться благодаря
наличию между объектами совпадений: в происхождении, в силе
воздействия, во внешних данных, в уровне значимости, в достижении общей цели, в особенностях функционирования. Например,
… the following expedient, which, simple as it may seem, was hailed by me,
at the moment of discovery, as an invention fully equal to that of the
telescope, the steam-engine, or the art of printing itself. [CTP: 568]
При подобии по свойству сопоставляются разные объекты или
ситуации, наделенные только некоторыми общими чертами, которые
могут обладать скалярностью (количество, звук, размер, вес, скорость, температура, возраст, локация, яркость, время), перцептивностью (вкус, осязание, запах), физическими свойствами (форма,
цвет, материал), оценкой (эмоции, способности, впечатление, неопределенные свойства).
Все перечисленные ментальные процессы оформляются с помощью различных, объективирующих их языковых единиц – маркеров.
Особенность компаративных маркеров заключается в их лишь частичной формализованности. Сохраняя свою семантику, они оказывают
ключевое воздействие на содержание, выбор и актуализацию того или
иного ментального процесса.
В ходе исследования были выделены пять групп компаративных
маркеров: маркеры с обязательным компонентом as (as; as … as; as if;
as though; such … as; so … as); маркер like и его дериваты (like; like if;
likewise); сложные маркеры, имеющие своей вершиной существительные (kind / sort / type of); маркеры, с глагольной вершиной (resemble;
remind; compare; seem; verb + less than; verb + more than; echo); маркеры с адъективной вершиной (akin to; analogous to/with; comparable
in/to/with; compared with/to; identical in/with/to; reminiscent of; similar
to/in; equivalent in/to; equal in/to; homogeneous in/with; alike in;
same).
1. Количественный анализ употребления маркеров с обязательным компонентом as показал, что данная группа слов появляется
в компаративных кластерах с подобием по свойству, или с аналогией,
и реже всего используются для иллюстрации нумерической и квалитативной идентичности.
Подобие по свойству представлено в 729 примерах (47,8%). Аналогия отмечена в 438 примерах, что составляет 28,7%. Нумерическая
13
идентичность обнаружена в 340 примерах (22,2%). Квалитативная
идентичность выявлена всего в 20 примерах (1,3%).
2. Подавляющее количество примеров с маркером like и его дериватами употреблено в случаях аналогии (465 примеров – 55%) и подобия по свойству (299 примеров – 35,3%). Квалитативная идентичность (61 пример – 7,2%) и нумерическая идентичность (21 пример –
2,5%) оказались менее частотными.
3. Маркеры, имеющие своей вершиной существительные с семой
подобия в их структуре, сохраняют свою семантику и при соединении
компонентов сопоставления, она является определяющей. Поэтому
данная группа маркеров используется только в кластерах со значением
подобия по классификации (426 примеров – 76,6%) или подобия
по свойству (130 примеров – 23,4%).
4. Семантика маркеров с глагольной вершиной такова, что они
актуализируют чаще всего такие ментальные процессы, как подобие
по свойству (490 примеров – 34,7%) и различие (377 примеров –
26,7%). В данных кластерах реже проявляются ментальные процессы
квалитативной идентичности (208 примеров – 14,7%), подобия
по классификации (178 примеров – 12,6%) и аналогии (159 примеров –
11,3%).
5. Маркеры с адъективной вершиной имеют общую сему «похожий, подобный». Из этого следует, что большинство примеров с такими маркерами опирается на сопоставление для выявления схожих
свойств при подобии по классификации (1235 примеров – 34%) и
подобии по свойству (865 примеров – 23,5%). Вторая половина примеров ориентирована на маркирование нумерической идентичности
(505 примеров – 13,7%), аналогии (457 примеров – 12,5%), квалитативной идентичности (300 примеров – 8,2%) и различия (298 примеров – 8,1%).
Анализ эмпирического материала показал, что универсальных
маркеров, которые вводили бы все виды ментальных процессов, нет.
Наименьшей универсальностью обладают маркер с обязательным компонентом as – such as, маркер с глагольной вершиной – seem и
маркер - прилагательное – compared with/to.
Маркер such… as вводит только процесс нумерической идентичности, так как его специфика заключается в том, что своей первой
частью с детерминативом such он указывает на описываемый объект,
а второй лишь уточняет и подтверждает его идентификацию.
Маркер seem вводит только процесс квалитативной идентичности, так как при его употреблении происходит сопоставление того, что
представляется автору и что есть на самом деле, и эти сравниваемые
компоненты идентичны друг другу.
14
Маркер с адъективной вершиной compared with/to вводит только
ментальный процесс различия, указывая на объекты, свойства или действия, которые либо претерпевают какие-то изменения, либо, несмотря
на близкое сходство, все же отличаются друг от друга.
Таким образом, экспликация того или иного ментального процесса – аналогии, различия, нумерической идентичности, квалитативной
идентичности, подобия по классификации или подобия по свойству,
напрямую связана с семантикой маркирующего компонента, который
его вводит.
В Главе III «Когнитивно-семантический анализ компаративных кластеров в английском языке» выявляются основные виды
компаративных кластеров, исследуются их когнитивно-семантические
параметры и проводится мереологический анализ ментальных процессов внутри каждого кластера.
Компаративные кластеры различаются по объему – диапазону, и
по зависимости от сопоставляемых объектов и ситуаций, а также от их
свойств. Под диапазоном в работе понимается объемность компонентов кластеров, связанная с их принадлежностью к тому или иному
языковому уровню, их количество и состав. Исходя из этого, в работе
удалось выделить три возможных диапазона функционирования компаративных кластеров:
Интрапропозиционный (внутри предложения). Например, Talking
about image, I mean my body’s like a sumo wrestler without my clothes on.
But that’s no problem for me [BNC].
Интерсентенциальный (между предложениями). Например,
Instead of being offended, Vik rose to his toes and pretended to be floating.
He tiptoed off, zigzagging from side to side as if he were a balloon drifting
on the breeze [COCA].
Интертекстуальный (между текстами). Например, Well, he’d
never kill anybody, but I don’t mean it that way, but scared to death. You
know, like if your mom cooked a cake and you decided that, you know,
you were going to get a piece of it and you drop it, you know, and it spills
on the floor, a brand-new cake that’s made for the family. You would feel
that mom is going to surely kill you, so better get out of there [COCA].
1. Интрапропозиционные кластеры отличаются от других видов тем, что, несмотря на наличие в них синтаксической формы предложения, в когнитивном плане они не объективируют ситуацию
из реальной действительности, а только продолжают классифицировать объект в связи с новыми открывшимися обстоятельствами.
Для данного кластера свойственна структура классифицирующего
фрейма. The sky was so black that each star was outlined against it, sharp
15
and bright like scraps of metal [COCA]. В этом примере звезды при сопоставлении с кусками металла, приобретают дополнительные свойства [FORM] + [SHARP] и [BRIGHTNESS] + [METAL GLOSS].
В интрапропозиционном кластере проявляются все ментальные
процессы. Наиболее частотным оказалось подобие по свойству, представленное 2206 примерами (35,8%); подобие по классификации –
1816 примеров (29,5%); различие – 605 примеров (9,8%); нумерическая
идентичность – 598 примеров (9,7 %); квалитативная идентичность – 493 примера (8,1%); самым редким ментальным процессом
оказалась аналогия, обнаруженная в 440 примерах (7,1%).
Для наиболее точного определения алгоритма работы тех или
иных ментальных процессов в каждом виде компаративного кластера
был применен мереологический подход.
Мереология – это теория партитивных отношений, то есть отношений «часть-целое» и части в пределах целого [SEP: 1]. Являясь важным понятием в семантике естественного языка и в когнитивных науках, отношение партитивности может проявляться между массами,
объектами, группами, местами, событиями, временем, абстрактными
сущностями. В компаративных кластерах под частью понимаются те
свойства, которые объединяют сопоставляемые компоненты.
Применение мереологического подхода к ментальным процессам
в интрапропозиционном компаративном кластере показало, что нумерическая идентичность представляет собой такой вид сопоставления,
при котором описываемый объект равен самому себе. С когнитивной
позиции данный ментальный процесс соответствует мереологическому
отношению рефлексивности, которое, пользуясь принятой в мереологии системой записи, можно представить следующей формулой для
нумерической идентичности:
∀obj1 (obj1 ≤ obj1),
где ∀ – квантор всеобщности, obj – объект, а ≤ – обозначение партитивности. Формула гласит: для всех объектов, объект является частью самого себя. Например, The voting population is not spread
conveniently evenly throughout the jurisdiction; nor is it conveniently
organised in neatly organised batches of identical size for other purposes
[BNC].
Квалитативная идентичность, в отличие от нумерической, проявляется в рассматриваемом кластере при сопоставлении двух объектов, чьи свойства полностью совпадают. Она передает отношение антисимметричности, имеющее следующую формулу:
∀obj1 ∀obj2 ((obj1 ≤ obj2 ⋀ obj2 ≤ obj1) → obj1 = obj2),
где ⋀ – знак конъюнкции или «и», а символ → обозначает «следовательно». Значение записи следующее: если два объекта являются
16
частью друг друга, то они равны. Например, Have you ever noticed that
your parents or grandparents seem to get shorter, even when you have
stopped growing? [BNC]
Различие в интрапропозиционном компаративном кластере направлено на поиск свойств, указывающих на то, что сопоставляемые
объекты отличаются друг от друга. При этом между ними должно
быть, в любом случае, что-то общее, поэтому различие создает отношение неравенства, которое представлено следующей формулой, где ≠
– «неравенство», ≰ – «не часть»:
∀obj1 ≠ ∀obj2 = def ∃ pr (pr ≤ obj1 ⋀ pr ≰ obj2) – объекты неравны,
когда существует такое свойство, которое является частью первого объекта, но не является частью второго. Например, I think
Buckingham Palace is lovely compared to Westminster Palace [BNC].
В интерсентенциальном кластере объективирована структура ситуационного фрейма. Например, Reluctantly Mr. McDonald took a chair.
I did likewise [BNC]. В нем первая пропозиции вводит информацию,
а вторая дублирует ее. Представим это в виде следующей формулы:
E = e1[AGENT (McDonald) + TAKE + OBJECT(chair)] ⋀ e2[AGENT (I) + TAKE
+ OBJECT(chair)].
Данное событие включает в себя два параллельных под-события,
следующих друг за другом: E= e1, e2, где одно событие – E состоит из
двух параллельно развивающихся под-событий – e1 и e2, и при этом,
первое включает в себя второе. Общая формула имеет вид: E = e1 ≥ e2.
В интерсентенциальных кластерах встречаются случаи, когда одна
пропозиция является классифицирующим фреймом, а другая ситуационным, например: If all those facts are as simple and plausible as you say,
then yes I would agree with him [BNC]. В данном случае сначала вводятся свойства объекта [FACT], а потом они подтверждаются приведенной ситуацией, что иллюстрируется формулой:
[FACT + (QUALITY (simple) + QUALITY (plausible))] ⋀ E [AGENT + SAY +
OBJECT (fact) + (QUALITY (simple) + QUALITY (plausible))]
В отличие от других примеров, в этом случае есть только одно
событие.
Встречаются также редкие примеры интерсентенциальных компаративных кластеров, которые не содержат ситуационных фреймов, а
используют классифицирующие фреймы. Например,
He was as pale as Vik was dark [COCA].
Компоненты этого кластера абсолютно разные, но совпадают по
шкале интенсивности, при этом сравнение совершенно логично, и может быть представлено следующей формулой:
17
[НIS SKIN + COLOUR + SCALE (pale)] ⋀ [VIK’S SKIN + COLOUR +
SCALE (dark)].
Обе пропозиции представляют суммирование свойств объектов и
не объективируют события.
Анализ примеров компаративного кластера с интерсентенциальным диапазоном показал, что в нем наиболее распространенным ментальным процессом является аналогия, составившая 729 примеров
(48,2%). Менее распространенным оказалось подобие по свойству –
307 примеров (20,3%), следующее место по частотности занимает нумерическая идентичность, обнаруженная в 268 примерах (17,7%).
Частотность квалитативной идентичности – 96 примеров (6,4%), процесс различия представлен 70 примерами (4,6%). Наименее распространенным оказалось подобие по классификации, оно представлено
41 примером (2,8%).
Мереологический анализ интерсентенциального кластера показал, что:
а) В этом кластере ментальный процесс подобия по классификации всегда основывается на сопоставлении трёх событий, одно из которых вымышленное.
В нем создается мереологическое отношение транзитивности,
которое можно представить следующей формулой:
∀event1∀event2∀event3((event1 ≤ event2 ⋀ event2 ≤ event3) → event1 ≤ event3),
где ∀ – квантор всеобщности, event – событие, ≤ – обозначение партитивности, ⋀ – знак конъюнкции или «и», а символ → обозначает
«следовательно». Запись обозначает, что если первое событие является частью второго события, и второе является частью третьего, то
первое событие также является частью третьего. Например, Ross
Cagan never had a problem with commitment or with confidence. Indeed,
his confidence was like his clothes, something that set him apart a scientist
who dressed as though going out for a night of hipster bowling. [COCA]
б) Особенностью интерсентенциального компаративного кластера, в котором реализуется ментальный процесс подобия по свойству,
является то, что во время сопоставления двух событий, свойства второго накладываются на первое, отражаясь на манере его проведения.
Учитывая такую специфику, мы можем использовать формулу мереологического отношения частичного наложения, образуемого подобием по свойству:
event1 ≅ event2 = def ∃ pr (pr ≤ event1 ⋀ pr ≤ event2),
где event – событие, ≅ − «приблизительно равно», ∃ − «существует»,
pr – «property/свойство». Формула гласит: одно событие частично
совпадает с другим событием, когда существует такое свойство,
18
которое является частью как первого, так и второго события.
Например: Our heads began to move, wary as lizards [HPPA: 14].
2. Структура интертекстуального компаративного кластера
представляет собой комплексную цепочку событий, поэтому объяснить ее с помощью фреймовой записи не представляется возможным.
Гораздо более компактным и понятным способом изображения механизма рассматриваемого компаративного кластера является мереологическая формула.
В интертекстуальном кластере может актуализироваться только
ментальный процесс аналогии, который описан мереологической формулой усложненного наложения, где event – событие, знак деления
(дробь) – отношение, ≅ − «приблизительно равно», ∃ − «существует»,
pr – «property/ свойство»:
Формула гласит: отношения между разными парами событий
частично совпадают, когда существует такое свойство, которое
является частью всех этих отношений. При этом в интертекстуальном кластере таких отношений может быть неограниченное количество. Например, JOHN STOSSEL: Do you think that the American
government is doing the right thing, giving all this money out?
4th MEXICAN: Well I don’t think so. I mean it’s just, you know, it’s what
I need. That’s all, you know. I’m not asking for nothing else. JOHN
STOSSEL: Is the American government kind of stupid, stupido? 5th
MEXICAN: I won’t be able to tell you. … JOHN STOSSEL: It does seem
kind of unfair to blame the Mexicans. After all, what would you do if you
were poor living in a poor town and you heard that your neighbors, by
going to the town right next door, could get free stuff, that officials of that
town were actually encouraging them to fill out forms to get the free stuff?
Wouldn’t you do it? Wouldn’t you feel like a fool if you didn’t? ELIAS
BERMUDAS: It’s just like if you in your house have your furniture out in
the parking lot or in the garage where people can see it and don’t expect
somebody to come and take it away from you. It’s just inviting people to
come in and take advantage of you and then blaming them for doing it.
JOHN STOSSEL: voice-over Now you might think that the social service
agencies would be fighting to put the brakes on all this money leaving the
country. But there’s not that much evidence of that. [COCA]
В приведенном примере участники дискуссии приводят ситуации,
составляющие параллельные отношения. Первое отношение – это выделение денег из бюджета США на обеспечение нуждающихся мексиканцев и последующее недовольство тем, что средства растрачиваются. Второе отношение – это выставление личных вещей на всеобщее
19
обозрение и недовольство тем, что их могут забрать. Третье отношение – это приглашение людей к себе домой, и недовольство тем, что
они извлекают из этого выгоду. Абсурдность этих ситуаций является
организующим свойством всего интертекстуального компаративного
кластера.
Мереологический компонент каждого из компаративных кластеров является базовым в этих образованиях и выполняет функции своеобразной текстовой категоризации, раскрывая принцип работы каждого ментального процесса, разворачивающегося внутри того, или иного
компаративного кластера.
Особым видом сопоставления, проявляющимся в компаративных
кластерах, является образное сравнение. Оно направлено на сравнивание концептуально не связанных сущностей, и его создание связано
с желанием автора добиться определенного экспрессивного эффекта.
Степень эффективности в этом случае зависит от сочетаемости ментальных процессов с субъективным восприятием реальности, которое
может быть усилено при соединении с преувеличением, преуменьшением и метафорой.
Например, Brilliant reds and yellows on bright green stalks, the tulips
remind her of tropical birds in a topless cage, and she wishes she could
watch them fly away into the sky [COCA]. В приведенном примере развернутая метафора является частью сопоставления, именно она создает экспрессивный эффект. Сравнение объектов tulips и tropical birds
проходит в три этапа.
S1 → TULIPS → [BRILLIANT RED+BRIGHT GREEN+YELLOW
(+COLOURFULNESS)]
S2 → TROPICAL BIRDS → [BRILLIANT RED+BRIGHT
GREEN+YELLOW (+COLOURFULNESS <TROPICAL BIRDS’
COLOURFULNESS>)]
На первой стадии объекты сравниваются по свойству
[COLOURFULNESS]. В результате такого выше проецирования получена следующая формула:
S3 → TULIPS → [BRILLIANT RED+BRIGHT GREEN+YELLOW
(+COLOURFULNESS <TROPICAL BIRDS’ COLOURFULNESS>)]
На втором этапе действие метафоры разворачивается, и в результате проецирования других свойств, создаются дополнительные реляционные структуры, объединяющие сопоставляемые объекты.
S4 → TULIPS → [FREE]
S5 → TROPICAL BIRDS IN A TOPLESS CAGE → [FREE
(+TROPICAL BIRDS IN A TOPLESS CAGE)]
После данного взаимодействия, мы получаем следующую схему:
S6 → TULIPS → [FREE (+BIRDS IN A TOPLESS CAGE)]
20
На третьей стадии компоненты схем S3 и S6 объединяются в следующую формулу:
S7 → TULIPS → [BRILLIANT RED+BRIGHT GREEN+YELLOW
(+COLOURFULNESS <TROPICAL BIRDS’ COLOURFULNESS>) +
FREE (+TROPICAL BIRDS IN A TOPLESS CAGE)]
Таким образом, после проецирования свойств источника
TROPICAL BIRDS на цель TULIPS, высказывание преобразуется. Целевой объект включает в себя как свои прежние свойства, так и свойства источника. То есть при проецировании компонентов из одной
концептуальной структуры на другую, целевой объект или ситуация
приобретают дополнительные свойства, сохраняя при этом свои. В результате такого блендинга, создается новая гибридная текстуальная
структура. При этом чем более далеки друг от друга в концептуальном
плане сравниваемые сущности, тем ярче, нелогичней и неожиданней
сопоставление, получаемое в результате их взаимодействия, основанного на гиперболических, метафорических и других связях, направленных на создание экспрессивности.
Основные положения и результаты диссертационного исследования отражены в следующих публикациях автора:
Научные статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых
научных журналах и изданиях (по перечню ВАК при Минобрнауки РФ):
1. Гукетлова, А.Х. К вопросу о семантике аналогии, различия, идентичности и подобия в процессах сопоставления в английском языке /
А.Х. Гукетлова // Филологические науки. Вопросы теории и практики. – Тамбов: Грамота, 2017. – № 10 (76): в 3-х ч., ч. 1. – C. 96-100
(0,8 п.л.).
2. Гукетлова, А.Х. О семантике маркеров компаративных кластеров
в английском языке / А.Х. Гукетлова // Филологические науки.
Вопросы теории и практики. – Тамбов: Грамота, 2018. – № 4(82):
в 3-х ч., ч. 1. – C. 346-351 (1 п.л.).
3. Гукетлова, А.Х. О когнитивно-семантическом описании компаративных кластеров в английском языке / А.Х. Гукетлова // Филологические науки. Вопросы теории и практики. – Тамбов: Грамота,
2018. – № 6 (84), ч. 1. – C. 75-79 (0,9 п.л.).
Публикации в других изданиях:
4. Гукетлова, А.Х. О выделенности и экспрессивности в художественном тексте / А.Х. Гукетлова // Молодая наука – 2014: материалы
региональной межвузовской научно-практической конференции
студентов, аспирантов и молодых ученых. – Пятигорск: ПГЛУ,
2014. – Часть I. – С. 63-66 (0,3 п.л.).
21
5. Гукетлова, А.Х. Лингвистические средства передачи аналогии и
тождества / А.Х. Гукетлова // Молодая наука – 2015: материалы
региональной межвузовской научно-практической конференции
студентов, аспирантов и молодых ученых. – Пятигорск: ПГЛУ, 2015.
– Часть I. – С. 71-75 (0,4 п.л.).
6. Гукетлова, А.Х. О когнитивном подходе к процессу аналогии /
А.Х. Гукетлова // Когнитивно-семантические исследования предложения и текста: межвузовский сборник научных трудов. – Пятигорск: ПГЛУ, 2015. – Вып. XIV. – С. 43-50 (0,4 п.л.).
7. Гукетлова, А.Х. О соотношении когнитивных и семантических процессов в структуре восприятия языка / А.Х. Гукетлова // Университетские чтения – 2016: материалы научно-методических чтений
ПГЛУ. – Пятигорск: ПГЛУ, 2016. – Часть II. – С. 26-30 (0,4 п.л.).
8. Гукетлова, А.Х. О когнитивно-семантических процессах в аналогических конструкциях / А.Х. Гукетлова // Лингвистика XXI века:
традиции и новации: сборник трудов по материалам международной
научной конференции памяти профессора В.В. Лазарева. – Пятигорск: ПГЛУ, 2016. – С. 50-57 (0,5 п.л.).
9. Гукетлова, А.Х. Сравнение как способ актуализации аналогического
мышления / А.Х. Гукетлова // Лингвистика XXI века: традиции и
новации: сборник трудов по материалам международной научной
конференции памяти профессора В.В. Лазарева. – Пятигорск: ПГЛУ,
2017. – С. 154-161 (0,5 п.л.).
22
Подписано в печать 29.06.2018.
Формат 60×84 1/16. Бумага офсетная. Печать офсетная.
Усл.печ.л. 1,5. Тираж 100 экз. Заказ 10.
____________________________________________________________
ФГБОУ ВО «Пятигорский государственный университет»
357532, Ставропольский край, г. Пятигорск, пр. Калинина, 9
Отпечатано в центре информационных и образовательных технологий ПГУ
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
4
Размер файла
651 Кб
Теги
кластеров, описание, язык, когнитивная, компаративный, английский, семантические
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа