close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Социально-ценностный потенциал повседневных практик теоретико-методологические основания социологического исследования

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
Ситникова Светлана Викторовна
Социально-ценностный потенциал повседневных практик:
теоретико-методологические основания социологического
исследования
Специальность 22.00.01 - теория, методология и история социологии
Автореферат
диссертации на соискание ученой степени
доктора социологических наук
Саратов - 2018
Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном
образовательном учреждении высшего образования «Саратовский национальный
исследовательский государственный университет имени Н.Г. Чернышевского»
Научный консультант:
Шахматова Надежда Владимировна, доктор
социологических наук, профессор ФГБОУ ВО
«Саратовский национальный исследовательский
государственный
университет
имени
Н.Г.
Чернышевского»
Официальные
оппоненты
Ярская-Смирнова
Валентина
Николаевна,
доктор философских наук, профессор ФГБОУ ВО
«Саратовский
государственный
технический
университет имени Гагарина Ю.А.»
Яковлев Лев Сергеевич, доктор социологических
наук, профессор, Поволжский институт управления
имени П.А. Столыпина (филиал) ФГБОУ ВПО
«Российская академия народного хозяйства и
государственной службы»
Шиняева
Ольга
Викторовна,
доктор
социологических наук, профессор, зав. кафедрой
«Политология,
социология
и
связи
с
общественностью» ФГБОУ ВО «Ульяновский
государственный технический университет»
Ведущая организация
ФГБОУ ВО
университет»
«Пензенский
государственный
Защита состоится «15» июня 2018 года в 14:00 часов на заседании
диссертационного совета Д 212.243.06 по социологическим наукам при ФГБОУ
ВО
«Саратовский
национальный
исследовательский
государственный
университет имени Н.Г. Чернышевского» по адресу: 410012, г. Саратов, ул. Б.
Казачья, 120, СГУ, корпус VII, ауд.216.
С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале № 3 Зональной
научной библиотеки ФГБОУ ВО «Саратовский национальный исследовательский
государственный университет имени Н.Г. Чернышевского».
Автореферат
размещен
на
официальном
сайте
Саратовского
государственного университета им. Н.Г. Чернышевского http://sgu.ru/node/127950
Автореферат разослан « » марта 2018 г.
Ученый секретарь
диссертационного совета
Я.А. Никифоров
2
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования. Опыт научного обращения к
ценностной проблематике, как в отечественной, так и зарубежной литературе
достаточно велик. Однако, меняющиеся социально-экономические, политические
и культурные изменения современных обществ, требуют лонгитюдной
диагностики, как состояния общественного сознания, так и повседневных
практик, определяющую роль в которых выполняет социально-ценностный
потенциал.
Идея изучения социально-ценностного потенциала не нова. Однако,
дополнительную актуализацию приобретает постановка проблемы изучения
ценностей в контексте их концентрации, вероятности и векторов определения
поведения современного человека. И это, в свою очередь, имеет видимую
теоретико-прикладную значимость для современной социологии. Как ценности,
так и их потенциальная сила  явления динамичные, что аргументирует высокий
интерес к ним социологов. Кроме того, результаты подобных исследований дают
валидную теоретико-эмпирическую информацию о генезисе, структуре, сути
изучаемых явлений.
Это особенно важно с точки зрения возможности
социального прогнозирования.
Представляя ряд аргументов, актуализирующих проблематику изучения
социально-ценностного потенциала повседневных практик, отметим, во-первых,
ценности, как часть мировоззренческого багажа личности, сообщества, будучи
подвержены разновекторным трансформациям, обретают особый характер
влияния на повседневные практики. Смена политических, экономических и
социальных условий существования человека неразрывно связана с изменением,
если не самой системы ценностей, то, как минимум некоторых содержательных
аспектов значимых позиций. Именно это понимается под разновекторными
трансформациями ценностей. Научная литература не испытывает недостатка в
работах, раскрывающих суть ценностного содержания западного, советского,
постсоветского обществ, в ряде случаев, даже противопоставляемых друг другу.
Именно необходимость фиксации векторов происходящих в современности
изменений актуализирует ценностную проблематику.
Во-вторых, одним из базовых факторов, влияющих как на сам факт
трансформации, так и ее вектор, является социальное пространство, как система
объективных связей различных сред, в частности, политической, экономической,
культурной, духовной. Ценности имеют не только мировоззренческое значение.
Они выражают и выражаются в практической жизни человека, в его
повседневных практиках. Ценности, выступая жизненными ориентирами,
придают смысл деятельности человека.
Сходство ценностных позиций
большинства членов обществ обеспечивает не только их устойчивость, но и
формирует так называемые культурные правила, выраженные в этнокультурных,
политических, социально-экономических, территориальных и т.п. солидарностях.
В-третьих, знание специфики современных механизмов трансформации
ценностных представлений позволяет социологам повысить качество работы, как
на уровне теоретического моделирования, так и эмпирической инженерии.
Ценность и повседневное действие, на наш взгляд, неразрывно связаны, поэтому
3
изучение повседневных практик в контексте ценностного подхода позволяет
находить адекватные инструменты измерения, как самой значимости ценности,
потенциала ее влияния на повседневные практики, так и их возможных
изменений. Это позволяет формировать и обосновывать широкий спектр
современных технологий воздействия на массовое сознание с целью
корректировки негативных тенденций. Однако, хочется заметить, что в последнее
время эффект работы социальных технологов достигнут в большей степени в
политических и маркетинговых сферах. Поэтому необходимость социологических
исследований, как фундаментальных, так и прикладных, неуклонно растет.
В-четвертых, несмотря на существование множества концепций,
объясняющих феномен ценности, аксиологическая проблематика в контексте
изучения изменчивости повседневных практик, дает широкое поле возможностей
приращения нового, как теоретического, фундаментального, так и прикладного
знания.
Степень научной разработанности проблемы. Проблемное поле
диссертационного исследования затрагивает три предметные области научных
размышлений: социологию ценностей, социологию повседневности и
экономическую социологию с идеями о роли социального потенциала в развитии
общества. В научной литературе первые упоминания термина ценность (аксиа)
приписывается Диогену Лаэртскому. В идеях стоиков ценность понимается, как
польза, меновая цена товара и, как механизм содействия согласованной жизни. В
античности рождаются первые концепции (Платон, Аристотель, Эпикур), в
которых ценность рассматривается и как объективное всеобщее благо и, как
индивидуальная добродетель. В средневековье господствует теологическая
трактовка ценности (Августин Блаженный, Фома Аквинский). Немецкая
философия эпохи Просвещения (например, теория И. Канта) выводит ценности за
пределы сущего. Общезначимость ценности достигается через автономную волю.
Ценность – есть принцип должного.
Упоминание понятия ценности, как философской категории принадлежит
немецкому мыслителю Р. Лотце. Ценность в его взглядах  сверхэмпирическая
реальность. Продолжая эту традицию, представители Баденской школы (В.
Виндельбанд) ценности понимают, как априорные, трансцендентальные,
общезначимые. Абсолютный характер ценности подчеркивается и в трудах Г.
Риккерта и Н. Гартмана. По их мнению, ценность, оставаясь сверэмпиричной,
выступает творящим принципом реальности, что дает исследователю
возможность получать объективное знание о значимости.
Развивающаяся методология социально-гуманитарных наук рождает
большой интерес социологов к понятию ценности. Проповедуя субъективный
метод в политике, ценности, человеческие интересы и идеалы О. Конт считал
идейным стержнем позитивной политики. Понятие ценности в одном из
важнейших социологических учений – марксизме, связано с понятием стоимости,
что придает этому термину характеристики объективности и бытийственности.
М. Вебер настаивает на разграничении двух актов познания – отнесение к
ценности (дающее возможность объективизации знания) и оценку (не выходящую
за пределы субъективности). С понятием ценности Вебер связывает и понятие
идеального типа, как инструмент различения суждений оценки и суждений
отнесения к ценности. Последнее и должно быть основой объективности знания в
4
науке. Об объективности системы ценностей в своих работах пишет и Э.
Дюркгейм. Являясь коллективной, ценность не зависима от субъективных оценок
индивидов. Описывая историю понимания ценности нельзя не упомянуть
классиков У.Томаса и Ф. Знанецкого. В их типологизации личности (мещанский,
богемный и творческий) система ценностей является определяющей
характеристикой. В теории Т. Парсонса социокультурные ценности составляют
одну из подсистем социальной системы, выполняя важную функцию
воспроизводства социокультурных образцов.
В XX веке ценностный подход становится распространенной методологией
в социально-гуманитарных науках. Ценность вновь понимается через критерий
значимости (М. Хайдеггер). Ценности, как в социальных (теория обмена П. Блау,
Д. Хоманса), так и экономических (Г.Беккер) структурах рассматриваются как
посредники социальных взаимодействий.
Особенности понимания и
взаимодействия между людьми (Д.Мид, Г. Блумер), достижение стабильности
общественных укладов (Р. Будон), соотношение общественного и
индивидуального (П. Бурдье, Ф. Гросс), аспекты социальной памяти (Ф.
Гиддингс), изменения в культуре (Р. Инглехарт), специфика формирования
культурных паттернов (К. Клакхон) – все это основные направления
исследовательских стратегий, использующих ценностный подход.
Наиболее известные современные концепции смысла понятия «ценность»
объединяет выраженность нормативного аспекта. Ценность, как механизм
контроля общественной жизни, представлена в идеях У. Колба. Ценности как
основа общественного идеала рассматриваются в трудах Ж. Липовецки. Н. Луман
представляет ценности, как «формулы» выработки общественного консенсуса. Р.
Мертон говорит о типах социальной адаптации через способы принятия
господствующих в обществе ценностей. Теории иерархий и типологизации
ценностей достаточно детально представлены в социальных воззрениях А.
Маслоу и М. Рокича. Контекст нормативности ценностей также отражает суть
теории социализации Н. Смелзера. Законы, нормы, стандарты и ожидания
базируются именно на ценностях. В теориях П. Сорокина ценности выступают
фундаментом культуры общества, и именно повседневность концентрирует
доминирующие ценности конкретной культуры. Свобода в идеях Ю. Хабермаса
достижима через рациональное соотношение научно-технических возможностей и
ценностных ориентаций личности, науки и политики, знания и интереса,
интеллекта и действия. В рамках феноменологической традиции (А. Шюц)
ценности, оценки и идеалы являются субъективными составляющими
человеческой деятельности. Как предпосылки социальных действий они могут
быть использованы в интерпретации повседневности, что актуализирует
значимость данного подхода к изучению социально-ценностного потенциала на
эмпирическом уровне.
Российская история изучения ценностей по сравнению с европейской и
американской не столь длительна. К началу XX века работ, посвященных
изучению ценностей не много (Франк С.Л., Малеев Д.И., Луначарский А.В.).
Теория стоимости и основания эстетики – выделяющиеся аспекты их
рассуждений. В 1931 году Лосский Н.О. в своей работе «Ценность и бытие»
представил ценность как в абстрактном, так и бытийственном существовании,
подчеркивая ее всепроникающий социальный смысл. Отечественная наука в
5
начале XX века, по мнению Кагана М.С. не нуждалась в аксиологии.
Противостоящие друг другу марксизм (Плеханов Г.В., Ленин В.И.) и религиозное
течение (Соловьев В.С., Бердяев Н.А., Франк С.Л., И Ильин И.А., Е. Трубецкой
Е.Н., Вышеславцев Б.П. и др.) вполне четко определяли ценности в рамках своих
методологических подходов – стоимостного и божественного. Роль новатора в
отечественной социологии ценностей многие исследователи отдают Тугаринову
В.П. Его материалистическое понимание ценности четко раскрывает связь
потребностей, интересов и целей, как образа ценностей.
Начиная с 60-х годов XX века отечественные идеи о ценностях развиваются
в двух направлениях: теоретическом и эмпирическом. Приоритет первого
направления принадлежит философам и этикам, второго – социологам. К числу
значимых теоретических работ, предлагающих общие теоретические положения
теории ценностей можно отнести труды Кислова Б.А. , Ядова В.А., Келле В. Ж.,
Шрейдер Ю.А., Мамардашвили М.К. Чухиной Л.А., Блюмкина В.А., Малышева
И.В., Анисимова С.Ф., Гольдентрихт С.С., Здравомыслова А.Г., Ивина
А.А.,Туровского М.Б., Микешиной Л.А. Бургина M.С., Кузнецова В.И., Орлова
Б.В., Эйнгорн Н.К., Столович Л.Н., Выжлецова Г.П., Каган М.С., Розова H.С.,
Бранского В.П., Ганиева P.M., Сурина И.А., Большакова В.П., Вильданова Х.С.,
Файзулина Ф.С., Нугаева P.M., Старостина Б.А. Гулыга А.В., Баевой Л.В.,
Мотрошиловой Н.В., Ильина В.В., Устьянцева В.Б., Ивина А.А., Матвеева П.Е.,
Докучаева И.И., Ефимова В.И., Таланова В.М., Лукьянова В.Г.
Ценностная проблематика представляет огромный интерес не только для
социологов-теоретиков, но и эмпириков: Богомолов А.С., Ручка А.А., Попов С.И.,
Здравомыслов А.Г., Степин B.C., Гусейнов А.А., Межуев В.М., Толстых В.И.,
Семенов В.Е., Смирнов П.И., Ахиезер А.С., Розов H.С., Лапин Н.И., Журавлев
В.В., Родионов В.А., Цепляева.А.Н. Спиридонова В.А.
Большая часть современных социологических работ в контексте ценностной
проблематики  статьи в различных сборниках, освещающих результаты
эмпирических исследований. Анализ ведущих российских социологических
журналов за последнее десятилетие позволил выявить около 50 работ в этом
направлении. Особое внимание уделяется ценностям молодежи и студенчества:
Гегер А.Э., Тихомирова В.В., Явон С.В., Бояк Т. Н., Селиванова З.К., Бегинина И.
А., Ивченков С. Г., Шахматова Н. В., Фомченкова Г.А., Воробьев В.П., Кошарная
Г.Б., Толубаева Л.Т., Рожкова Л.В., Беляев В.А., Газизова Л.Ш., Карамельский
Р.В., Кузьмен О.В., Горшков М.К, Шереги Ф.Э. В большей части российских
статей в рамках данной проблематики анализируются процессы трансформации
различных типов ценностей, как общества в целом, так и его различных
социальных, этнических, территориальных групп: Кудрина С.А., Бессокирная
Г.П., Сатыбалдина Е.В., Деметрадзе М.Р., Мареева С.В., Галицкая Е.Г., Иванова
И.И., Петренко Е.С., Рязанцев И.П., Подлесная М.А., Козлов И.И., Грязнова О.С.
Магун В.С., Мастикова Н.С., Пруцкова Е.В., Гаврилов К.А., Тихонова Н. Е.,
Трофимова И. Н., Руднев М.Г., Шумейко М.В., Немировский В.Г., Кошарная Г.Б.,
Корж Н.В., Каргаполова Е. В., Рассадина Т. А., Муртазина Л.Р., Максименко А.А.,
Губина Н.В., Гаськова М.И., Мастикова Н.С., Немировский В.Г, Петухов В.В.,
Иванова И.Н., Шиняева О.В. и др.
Среди отечественных исследователей, изучающих проблему ценностей в
субъективном, личностном плане следует также отметить: Алексееву В.Г.,
6
Андреенкову А.В., Бакштановского В.И., Бенедиктова Н.А., Бережного Н.М.,
Битуеву А.В., Борева Ю.Б., Бороноева А.О., Вардомацкого А.П., Гайденко П.П.,
Гофмана А.Б., Гречаного В.В., Гуревича П.С., Дробницкого О.Г., Дубко Е.Л. ,
Ивина А.А., Клямкина И.М., Капустина Б.Г., Козловского В.В., Леонтьева Д.А.,
Любимову Т.Б., Руднева М.Г., Магуна B.C., Прозерского В.В., Розова М.А.,
Рудельсона Е.А., Семенова В.Е., Сержантова В.Ф., Силласте Г.Г., Тхакахова В.Х.,
Хлопову Т.В., Шпакову Р.П., Юлдашева Л.Г., Яковлев Л.С. и др.
Стоит упомянуть авторов ряда современных социологических работ,
раскрывающих отдельные аспекты понятия социально-ценностного потенциала и
представляющих для автора наибольший интерес: Нугаев М.А., Турчинов А.И.,
Каргаполова Е.В., Докторович А.Б., Бондаревская А.И., Кирьякова А.В., ЯрскаяСмирнова В.Н.
Контекст повседневных практик привлекает внимание к работам
представителей социологии повседневности (Э.Гуссерль, А.Шюц, И.Гофман,
Г.Гарфинкель). В попытке связать воедино теоретические конструкты смысла с
жизненным миром, А.Шюц создает свою теорию, в которой мир повседневной
жизни есть реальность высшего порядка. Смысл не трансцедентен. Человек
участвует в той реальности, которую он может модифицировать. Семантика
данной теории интересна в том поле рассуждений, где можно поставить вопрос о
соотношении, а точнее соответствии реального повседневного действия с
декларируемыми смыслами (т.е. знаковыми системами).
В рамках ценностной проблематики за последние 20 лет в России защищено
около шестидесяти диссертационных исследований на соискание степени
кандидата социологических наук и три на соискание степени доктора
социологических наук. В большей части из них раскрываются особенности
ценностей и ценностных установок различных социальных, демографических,
этнических групп, особенно – молодежи. Анализ социологической литературы,
охватывающий ценностную проблематику, позволил сделать вывод о дефиците
современных теоретико-методологических исследований в данном направлении.
Все это определяет необходимость концептуализации идеи социальноценностного потенциала повседневных практик.
Цель диссертационного исследования – теоретико-эмпирическое
обоснование многоуровневого подхода к изучению социально-ценностного
потенциала повседневных практик.
Для достижения поставленной цели
выдвинуты ряд задач:
1. На основе анализа и систематизации основных социологических и
гуманитарных теоретико-методологических подходов концептуализировать
понятие социально-ценностного потенциала повседневных практик.
2. Разработать авторскую модель структуры социально-ценностного
потенциала повседневных практик в контексте пространственной и
функциональной локализации ценностей.
3. Обосновать, операционализировать и апробировать новый многоуровневый
алгоритм социологического анализа феномена социально-ценностного
потенциала повседневных практик.
4. Раскрыть функциональный характер ценности семьи в структуре
социально-ценностного потенциала повседневных практик россиян.
7
5. Определить значимость ценности образования и ее характер влияния на
повседневные практики населения.
6. Показать специфику ценности работы в структуре социально-ценностного
потенциала повседневных практик жителей России.
7. Выявить содержательные характеристики толерантности, как ценности в
структуре социально-ценностного потенциала повседневных практик
населения России.
8. Представить и описать статус ценности здоровья в структуре социальноценностного потенциала повседневных практик современных россиян.
9. Уточнить пространственную позицию ценности гражданственности и
выявить ее характер влияния на повседневные практики жителей страны.
10. Показать место ценности прав и свобод в структуре социально-ценностного
потенциала повседневных практик граждан.
11. Выявить ценностные инклюзии повседневных практик россиян.
Объектом диссертационного исследования выступает социальноценностный потенциал, как структурирующая основа повседневных практик.
Предмет исследования – теоретико-методологические возможности
изучения социально-ценностного потенциала повседневных практик.
Научная новизна диссертационного исследования определяется тем
что:
1. На базе сравнительного анализа и обобщения социальных и гуманитарных
теоретико-методологических
подходов
представлена
авторская
интерпретация феномена социально-ценностного потенциала повседневных
практик, описана его содержательная и структурная характеристика,
предложены новые социологические направления его изучения.
2. Разработана и обоснована авторская модель структуры социальноценностного
потенциала
повседневных
практик
в
контексте
пространственной и функциональной локализации ценностей по осям: центр
– периферия, дифференциация – интеграция, мобилизационность –
капсульность – ситуационность.
3. Обоснован, операционализирован и апробирован новый многоуровневый
алгоритм социологического анализа феномена социально-ценностного
потенциала
повседневных
практик,
включающий:
аналитический,
инструментально-целевой, модальный, структурный и процессуальный
уровни.
4. С
использованием
авторского
алгоритма,
по-новому
раскрыт
мобилизационный характер плацентарной (центральной) ценности семьи в
структуре социально-ценностного потенциала повседневных практик.
5. В авторской интерпретации определена значимость плацентарной
интегрирующей ценности образования, описан характер ее влияния на
повседневные практики, выявлены и аргументированы основные векторы
трансформации содержательных характеристик образования в структуре
социально-ценностного потенциала повседневных практик.
6. С авторских позиций показана мобилизационная специфика плацентарной
ценности работы, обозначен тренд расширения трактовки ее значимости в
структуре социально-ценностного потенциала повседневных практик.
8
7. В рамках авторской модели на основе новых эмпирических данных выявлены
содержательные характеристики толерантности, как периферийной ценности,
доказан ее мобилизационный интегрирующий характер в структуре
социально-ценностного потенциала повседневных практик.
8. На основе эмпирически выявленных ценностных диссонансов в поле
сознания и повседневных практик, по-новому эксплицирован статус
плацентарной ценности здоровья, доказан ее капсульный характер в
структуре социально-ценностного потенциала повседневных практик.
9. Уточнена
пространственная
(периферийная)
позиция
ценности
гражданственности, выявлен и обоснован ситуационный характер ее влияния
на повседневные практики.
10. По-новому показано периферийное место капсульной ценности прав и
свобод в структуре социально-ценностного потенциала повседневных
практик.
11.Введены в научный оборот новые авторские эмпирические данные,
позволившие выявить и обосновать ценностные инклюзии повседневных
практик современных россиян, на основе авторской модели структуры и
содержания социально-ценностного потенциала повседневных практик
представлены три кластера маркеров ценностно-ориентационного единства
населения России.
Теоретическая
и
практическая
значимость
диссертационного
исследования заключается в объективной необходимости современной
социологической науки в измерении, анализе и фиксации новых тенденций
изменения массового сознания и поведения. Динамика ценностной проблематики,
оставаясь
актуальным
научно-исследовательским
полем,
предполагает
приращение нового знания, как теоретико-методологического, так и
эмпирического уровня. Современный этап развития науки дает возможность
разработки и апробации новых технологий и алгоритмов познания социальной
реальности.
Применение
актуализированных
подходов, использование
современных инструментальных возможностей позволяют расширить и поля
интерпретации социологических данных. Поскольку ценностная сфера сознания и
поведения человека динамична, значимость актуальных выявленных тенденций
для современной науки неоспорима. Авторский алгоритм многоуровневого
анализа социально-ценностного потенциала повседневных практик может быть
использован в других теоретико-прикладных исследованиях в рамках
аксиологической проблематики.
Материал диссертационного исследования имеет практическую значимость
в различных сферах регулирования социальной жизни, в частности, использован в
разработках и корректировках программ развития молодежной политики,
образования, семейной политики, сферы труда, здравоохранения, гражданскоправовых отношений и др.
Результаты и выводы данного исследования были использованы в учебнометодических материалах при разработках ООП и рабочих программ дисциплин
бакалавриата, магистратуры и аспирантуры социологического факультета
Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского.
9
Работа может быть востребована исследователями различных аспектов
социально-ценностного потенциала современного российского общества и
представлять интерес для широкого круга общественности.
Методологию и методы исследования составил комплекс теорий, методов
и статистических технологий, позволивших решить поставленные задачи.
Доминантой выступает структурно-функциональный и пространственный анализ,
которые позволили представить ценностный потенциал и ценностное
пространство, как формы существования взаимодействующих элементов
(подсистем). На основе структурно-функционального подхода раскрыты
особенности иерархий, структур и содержания как подсистем в отдельности, так и
всей системы в целом. Теория социальной статики и динамики О. Конта
позволила говорить об устойчивых и изменяющихся структурах в системе
ценностей, доказать идею возможности сохранения формы при трансформации
содержания конкретной ценности в массовом сознании. Существенными для
построения авторской модели понимания ценностей являются взгляды античных
философов (Платон, Аристотель), где ценность понимается как всеобщее благо,
транслируемое через значимость для большинства.
Именно поэтому,
завершающим показателем в авторской эмпирической модели стало ценностноориентационное единство.
Исследовательские позиции и идеи Т. Парсонса, П. Сорокина, в которых
социокультурные ценности выступают подсистемой социальной системы и
выполняют функцию воспроизводства социокультурных образцов, также были
учтены при построении авторской теоретико-эмпирической модели. Понимание
ценности через призму значимости (М. Хайдеггер) формирует первый уровень
измерения в исследовательской конструкции.
В попытке синтезировать
материалистическое и идеалистическое представление о ценностях, автор
обращался к трудам отечественных социологов, в частности, разработкам
Тугаринова В.П., Ядова В.А. Их понимание ценности через связь потребностей,
интересов и целей, как образа ценностей, дало широкие возможности не только на
этапе измерения, но и интерпретации социальных явлений. Идеи А. Маслоу о
взаимной корреляции ценностей и потребностей легли в основу логической схемы
«потребность – ориентация – действие» в измерительной модели.
Взгляды Дж. Роттера о целенаправленности действий на удовлетворение
потребности стали значимым компонентом исследовательской модели. Контекст
повседневных практик потребовал пристального внимания к социологии
повседневности (Э. Гуссерль, А.Шюц,
И.Гофман, Г. Гарфинкель).
Интерпретативные возможности их языка были использованы в рассуждениях о
соотношении, соответствии реального повседневного действия с декларируемыми
смыслами. Авторская исследовательская модель объединяет идеи М. Вебера о
необходимости рассматривать действие с точки зрения трансцедентного смысла с
идеями Э. Гуссерля и А. Шюца о чистой социальной реальности «здесь и сейчас»,
на первый взгляд кажущиеся противостоящими. Однако, поиск соответствий и
противоречий смысла повседневной реальности и самой реальности открыл для
автора новые проблемные фокусы. В определении понятия ценностного
пространства методологическое преимущество имели субстанциональный (О.
Шпенглер, П. Сорокин) и структурный (М. Вебер, Р. Мертон, Т. Парсонс)
концепты. С точки зрения статики, пространство можно рассматривать как
10
системное устойчивое образование, а с точки зрения динамики – изменение ее
структур. Эти подходы позволили максимально формализовать объект
исследования в измерительных методиках.
В ходе сбора эмпирической информации был использован практически весь
спектр инструментов методического аппарата прикладной социологии. В рамках
количественной стратегии применялись опросы с различной степенью
формализации, контент-анализ документов. В рамках качественной - слабо
структурированные и неструктурированные интервью. В анализе и
интерпретации качественных данных использовалась стратегия глубокого
погружения. Техники количественного анализа базировались на аппарате
математической статистики. Помимо описательных статистических процедур
применялись модели средней тенденции, корреляционные, факторные,
кластерные, дисперсионные. Обработка данных и построение математических
моделей зависимости осуществлялись в пакете SPSS 19.
Эмпирическую базу составили официальные документы государственной
власти нормативно-правового и статистического характера (Конституция РФ,
Закон РФ «Об образовании», статистические сборники Росстата, Саратовстата), а
также опубликованные результаты социологических исследований ИС РАН
(«Российская идентичность в социологическом измерении»), ВЦИОМ («Уровень
образования, которое россияне хотят дать своим детям и внукам», «Оценка
уровня международной напряженности», «Страхи и опасения россиян»), ЛевадаЦентра («Зимнее настроение россиян»), ВШЭ («Общественная активность
населения») и ряда других исследовательских компаний.
Работа основана на результатах полномасштабных теоретико-прикладных, а
также пилотажных социологических исследований (как авторских, так и с
участием автора), проведенных на базе Центра региональных социологических
исследований СГУ в период с 2004 по 2017гг. Наиболее значимыми из них
являются: 2004 г: «Репродуктивные установки молодежи» (n=539), «Социальная
безопасность студентов» (n=400), «Возрастные цензы успешности» (n=120),
«Студенческая параллель» (n=400), «Мой Университет» (n=400), «Из деревни в
город: экспликация молодежных ориентиров» (n=130), 2005 – 2006 г: «Оценка
эффективности воспитательной работы в СГУ» (n=400) , 2007 г: «Молодежь в
политических процессах современной России» (n=400), «Ценностные ориентации
студенческой молодежи» (n=400), «Дифференциация социального пространства
региона» (n=1478), 2008 г: «Интернационализация в СГУ» (n=780),
«Трансформации и перспективы институтов власти в сравнительной динамике»
(n=1200), 2009 г: «Образовательные стратегии учащейся молодежи» (n=400),
«Основные детерминанты и императивы профессионального самоопределения
учащихся в современной России» (n=1200), 2010-2011 гг: «Основные типы
ценностных ориентаций молодежи» (n=150), «Профессиональные ориентации
выпускников» (n=561), «Социальные страхи студентов» (n=99), «Открытый
разговор с подростком» (n=150), «Ценностное пространство современной
российской молодежи (региональный аспект)» (n=533), 2012 г: «Репродуктивные
установки современной российской молодежи» (n=204), «Потребности жителей
саратовского региона в дистанционном образовании» (n=400), «Анализ
эффективности внедрения ФГОС в учреждениях профессионального образования
Саратовской области» (n=748), 2013 г: «Качество медицинских услуг по оценкам
11
жителей г. Саратова» (n=135), «Основные индикаторы здоровья населения г.
Саратова» (n=400), 2014 г: «Аксиологические аспекты отношения современной
саратовской молодежи к труду» (n=200), «Восприятие жителями Саратова
качества соблюдения и защиты прав и свобод граждан» (n=429), 2015 г:
«Особенности досуговых предпочтений саратовцев» (n=200), «Отношение
населения
г.
Саратова
к
незарегистрированному
браку»
(n=240),
«Функциональность незарегистрированного брака во мнениях молодых
саратовцев состоящих в сожительстве» (n=40), «Ценностная карта современного
саратовца» (n=58), 2017 г: «Состояние
национально-этнических и
межконфессиональных отношений в регионе» (n=1305).
Результаты
диссертационного
исследования
позволили
сформулировать научные положения, выносимые на защиту:
1. Социально-ценностный потенциал, как концентрация внутренних духовных
потребностей личности, осознаваемых как важные в жизни позиции, качества или
объекты, в разной степени использующихся в повседневных практиках для
достижения или сохранения желаемых состояний, содержательно отраженных в
ценностном пространстве через призму представлений, потребностей, ориентаций
и действий, выступает структурирующей основой повседневных практик.
Понятие социально-ценностного потенциала повседневных практик включает два
содержательных компонента: структурный и динамический. Структурный
компонент фиксирует определенную конфигурацию плацентарных и
периферийных ценностей. Динамический компонент дает возможность
рассмотреть характер их влияния на повседневную жизнь человека
(мобилизационный, капсульный, ситуационный). Обращение к этой категории
позволяет осуществить новый подход к проблематике повседневности, выстроив
алгоритм многоуровневого анализа социально-ценностного потенциала как
структурирующей основы повседневных практик.
2. Модель социально-ценностного потенциала повседневных практик
является двухуровневой. С точки зрения значимости, влияния и структуры
делится на 2 силовые зоны - ядро, как плацентарное пространство и периферию
(периферийное пространство). Ядром выступает концентрация ценностей
плацентарного пространства. Плацентарное пространство - это часть ценностного
пространства, определяемая через призму значимости позиций, обеспечивающих
комфортное, гармоничное повседневное существование человека, выполняющих
смыслообразующую, жизнеобеспечивающую и защитную функции. Основными
содержательными компонентами являются: семья, здоровье, образование, работа.
Ценностное пространство, будучи частью социального, выступает как
многомерное отражение представлений о благе и допустимых действий по их
достижению. Его структура выражается в позициях рационального и
эмоционального содержания. В основе эмпирической модели ценностного
пространства находится ценностно-ориентационное единство, определяемое через
дифференцирующие и интегрирующие параметры (под интегрирующими
понимаются ценности, высокая значимость которых признается большинством,
ценности единичных, индивидуальных стратегий – дифференцирующими).
Периферийное пространство представлено ценностями гражданского порядка
(толерантность, права и свободы, гражданственность), имеющими латентный
(оказывающих опосредованное и локальное влияние на повседневные практики)
12
характер в социально-ценностном потенциале повседневных практик.
Локализация
ценностей
по
оси
мобилизационность-капсульностьситуационность в структурной модели определяет 3 ценностные группы:
значимые и инициирующие повседневные практики (семья, образование, работа,
толерантность), понимаемые и транслируемые, как значимые, но не
определяющие реальное повседневное поведение (здоровье, гражданские права и
свободы)
и
непосредственно
зависящие
от
контекста
событий
(гражданственность).
3. Авторский алгоритм многоуровневого анализа социально-ценностного
потенциала повседневных практик раскрывает 5 уровней: 1 уровень –
аналитический, заключающийся в семантике содержательного наполнения
линейки последовательности рассмотрения от индивидуальной значимости
ценности к ценностно-ориентационному единству. 2 уровень – инструментальноцелевой, предполагающий конкретизацию фундаментальных и инструментальных
ценностей. 3 уровень – модальный, позволяющий проанализировать
распределение ценностей с дифференцирующих и интегрирующих позиций. 4
уровень – структурный, акцентирующий внимание на ядерной и периферийной
зонах ценностного пространства. 5 уровень – процессуальный, ориентированный
на выделение мобилизационных (инициирующих повседневные практики),
капсульных (понимаемых и транслируемых, как ценности, но не определяющие
реальное повседневное поведение) и ситуационных (непосредственно зависящих
от контекста), влияющих на поведение человека в зависимости от сложившихся в
конкретный период времени социально-экономических, политических и
социальных условий. Данный алгоритм представляет разноуровневые подходы,
что позволяет избежать фрагментарного представления о социально-ценностном
потенциале и учесть разную оптику анализа, дает возможность показать
структурное единство всех компонентов социально-ценностного потенциала
повседневных практик. Модель не является закрытой и ограниченной и может
быть использована при изучении содержания всего ценностного пространства,
авторский фокус внимания сосредоточен на той его части, которая на
сегодняшний день является содержанием социально-ценностного потенциала
повседневных практик.
4. Ценность семьи стабильно находится в плацентарной зоне социальноценностного потенциала и носит мобилизующий характер в повседневной
жизнедеятельности россиян. Формализованная форма семейных отношений
(брачный союз мужчины и женщины, имеющий официальную государственную
регистрацию) является доминирующей в повседневных практиках. Именно она
предопределяет уровень благополучия различных категорий населения, его
репродуктивные ориентации, формы досуговых, трудовых и образовательных
практик.
Интегрирующий и мобилизационный характер ценности семьи
определяет ее мощный социально-ценностный потенциал. Основными
тенденциями содержательной трансформации являются: гарантированный
уровень жизни высокодоходных и низкодоходных семей, увеличение возраста
вступления в официальный брак, рост приемлемости незарегистрированных
союзов, как пробных, увеличение репродуктивного возраста, снижение уровня
рождаемости первых детей, увеличение уровня рождаемости вторых и
последующих детей в семье, доминирование и рост пассивных форм проведения
13
досугового времени, рост ориентированности на повышение уровня
материального благосостояния семьи, усиление роли высшего образования в
родительских ориентациях.
5. В иерархической структуре социально-ценностного потенциала
образование является плацентарной ценностью. Образование на сегодняшний
день  не только декларируемая ценность, но и реально осознанная, реализуемая в
четких и обоснованных поведенческих стратегиях. Основными векторами
трансформации данной ценности являются: усиление инструментального
характера значимости образования, распространение формального подхода в
ситуации выбора направления образования (формализацию формируют мнимая
престижность, балловая достаточность при поступлении и усиление ориентации
на факт наличия профессионального образования), интеграция общественных
позиций при выборе повседневных стратегий и дифференциация в контексте
стратифицирующей роли образования, усиление нацеленности на высшее
образование в родительских ориентациях социализации подрастающего
поколения.
6. Работа, как плацентарная ценность, в повседневных практиках
современных россиян заключается не только в возможности обеспечить средства
к существованию, но и в расширении возможностей самореализации,
коммуникации, повышении социального статуса. Это проявляется в степени
удовлетворенности работой, тесно коррелирующей с возможностями принятия
самостоятельных решений и карьерного роста. Интегрируя позиции большинства
россиян, работа, как ценность выполняет мобилизационную роль, оставаясь
важнейшей составляющей социально-ценностного потенциала повседневной
жизни современного человека. Однако, этот потенциал во многом зависит от
социально-экономической и политической ситуации в стране. Сращивание
государства с крупным бизнесом приведет в перспективе к нарастанию
инструментального характера ценности работы и инерционности ее потенциала.
Развитие мелкого бизнеса будет способствовать расширению трактовок работы,
как способа удовлетворения не только материальных, но и духовных
потребностей россиян.
7. Общественная толерантность является периферийной, при этом имеет
мобилизационный характер в социально-ценностном потенциале. Она определяет
тенденцию поступательного развития в формировании гражданской
идентичности. Высокий уровень толерантности солидаризирует российское
общество. Национальная, религиозная, культурная, языковая толерантность,
терпимость по отношению к девиантным группам, определяют высокий
мобилизационный потенциал современного российского общества. Исключение
составляет снижающийся уровень толерантности по отношению к западным
странам, в связи с напряженной международной ситуацией последних лет и
нетерпимое отношение к представителям сексуальных меньшинств. Кроме того,
уровень толерантности значительно повышается по отношению к представителям
аутгрупп в случае, если они попадают в зону плацентарного пространства
человека, что может выступить толчком изменения аксиологических дистанций в
поле гражданских ценностей россиян.
8. В структуре социально-ценностного потенциала повседневных практик
здоровье находится в плацентарной зоне, однако капсулируется в ряду значимых
14
ценностей, поскольку не оказывает существенного влияния на поведенческие
стратегии россиян. Ценностный диссонанс в поле сознания и повседневных
практик россиян проявляется в следующих моментах: здоровье ценно и значимо,
но к мерам для его поддержания, сохранения и улучшения большинство россиян
обращаются в случаях безысходности; здоровый образ жизни большинством
россиян оценивается высоко, но в реальных практиках присутствует
незначительно; психологическое здоровье – это неотъемлемый показатель общего
здоровья человека, однако, забота об этом в повседневных практиках не
встречается; ценность качества медицинских услуг признается всеми, однако,
практики борьбы с его нарушениями не распространены.
9. В структуре социально-ценностного потенциала повседневных практик
ценности гражданского порядка являются периферийными и имеют
ситуационный характер. Ценности гражданского порядка претерпевают ряд
значительных изменений и подвержены негативным тенденциям: снижение
уровня социальной и политической активности, рост недоверия к действующей
власти, снижение индекса социальных ожиданий, снижение уровня патриотизма,
значительное доминирование семейной идентичности по сравнению с
гражданской. Идеальные представления россиян о гражданской солидарности
расходятся с действительными образцами их поведения. В гражданскоидентификационных практиках населения России доминируют социальногенетические стереотипы (идеальные ценностные позиции, не определяющие
реальное поведение). Волнообразный периодический кратковременный всплеск
гражданской солидаризации в современной России носит ситуационный характер
и угасает вместе с утратой актуальности, вызвавших их событий. Автор
предполагает, что при условии стагнации, т.е. сохранения доминирующих
позиций, уровень гражданской солидаризации в среднесрочной перспективе (к
2020-2025 году) останется низким, при этом будет расти доля политически
индифферентных групп населения. Уровень семейственности и рациональной
активности будет оставаться высоким и доминирующим в повседневных
стратегиях россиян.
10. На сегодняшний день ценность прав и свобод граждан в структуре
социально-ценностного
потенциала
повседневных
практик
является
периферийной, не мобилизует большинство россиян в реальных повседневных
практиках. По нашим данным, динамика возможности реализации гражданских
прав и свобод в России негативная. В качестве основных векторов изменений
данной ценности выступают следующие: снижение значимости ценности прав,
необходимых для свободной социально-политической активности и участия в
управлении государством; рост значимости гражданских прав, позволяющих
удовлетворить базовые потребности в выживании, стабильности и защите (право
на бесплатную медицинскую помощь, право на труд, право на социальное
обеспечение в старости, право на владение собственностью, право на бесплатное
образование и право на жизнь); снижение оценок возможности реализации прав,
непосредственно связанных с социальной составляющей государственной
системы и предполагающих государственное обеспечение доступности их
реализации для граждан страны; рост правовой незащищенности граждан;
осознание ситуаций нарушения прав и свобод практически не инициируют
попытки отстаивания своих гражданских интересов.
15
11. Результаты проведенного анализа позволили определить иерархию маркеров
ценностно-ориентационного единства современных россиян по степени
интеграции и дифференциации содержательных позиций социально-ценностного
потенциала повседневных практик. Верхние позиции рейтинга занимают
плацентарные мобилизующие ценности: семьи, образования, и работы,
отраженные не только в сознании, но и повседневных практиках. Следующий
кластер в иерархии представлен плацентарной капсульной ценностью здоровья,
которая, по сути, представляет собой социально-генетический стереотип,
поскольку не отражается в повседневных практиках большинства россиян. В
третьем кластере маркеров ценностно-ориентационного единства объединяются
периферийные: мобилизационная ценность толерантности, ситуационная
ценность гражданственности и социально-генетический стереотип  права и
свободы граждан. Эмпирическая модель социально-ценностного потенциала
повседневных практик россиян формируется в контексте доминантной
субсидиарной идеологии, такой децентрализации, когда все социальные
проблемы решаются на субъектном уровне, когда социально-ценностный
потенциал повседневных практик формируется самим человеком. Именно
поэтому сегодня так четко эмпирически проявляются маркеры ценностноориентационного единства россиян. Все это выступило основанием
трансформации структуры социально-ценностного потенциала повседневных
практик. Так, гражданские ценности, являющиеся долгое время плацентарными, в
современности становятся содержанием периферии социально-ценностного
потенциала повседневных практик россиян.
Степень достоверности и апробация результатов. Достоверность
результатов диссертационного исследования определяется обоснованностью
теоретико-методологических положений, корректным использованием теорий в
рамках социологии ценностей, социологии повседневности и экономической
социологии, комплексным использованием как качественных, так и
количественных
методов,
валидностью
измерительных
методик,
непротиворечивостью аналитических технологий. Результаты авторских
эмпирических исследований соотнесены с данными российских и зарубежных
разработок.
Основные теоретические положения и выводы диссертации обсуждались в
ходе методических семинаров и заседаний кафедр истории, теории и прикладной
социологии, социальной информатики, социологии социальной работы СГУ им.
Н.Г. Чернышевского. Кроме того, материал диссертационного исследования был
представлен к обсуждению на научно-практических конференциях различного
уровня. Наиболее значимыми являются: III Всероссийский социологический
конгресс (Москва, 2006), XIV Международная конференция студентов,
аспирантов и молодых ученых «Ломоносов» (Москва, 2007), III, IV Всероссийская
научная конференция «Сорокинские чтения» (Москва, 2007, Саратов, 2008),
ежегодные научные конференциях социологического факультета Саратовского
государственного университета им. Н.Г. Чернышевского «Актуальные проблемы
социально-политического развития современного российского общества»
(Саратов, 2002-2008), «Российское общество в зеркале социологии» (Саратов,
2005-2008), «Проблемы идентичности в современном мире» (Саратов, 2007),
Первый Всероссийский Форум молодых социологов «Социология в современном
16
мире: миссия и социальная ответственность» (Москва, 2007), «Молодежь в
политических процессах современной России (региональный аспект)» (Саратов,
2007), Творчество молодых – региону: 3 межрегиональная конференция
(Волгоград, 2007), «Проблемы идентичности в современном мире» (Саратов,
2007), «Социальная политика на региональном уровне: взаимодействие власти и
общественности» (Саратов, 2008), Стратегия инновационного развития России
как особой цивилизации в XXI веке: VI Всероссийская научная конференция
«Сорокинские чтения - 2010», Всероссийская научно-практическая конференция
«Россия и регионы в ракурсе инновационной модернизации» (Саратов. 2011), 2
Всероссийская научно-практическая конференция «Инновационный маркетинг и
менеджмент: теория и практика» (Саратов. 2011), Ежегодная всероссийская
научно-практическая конференция «Профессиональные ресурсы социальной
сферы: состояние, проблемы и перспективы» (Саратов. 2011), Международная
научная конференция «Гуманитарные науки в современном обществе:
Цивилизационные ценности и глобальные вызовы» (Саратов, 2012),
«Дыльновские чтения» (Саратов, 2013-2016). «Изменяющийся мир: общество,
государство, личность» (Саратов, 2014), «Этнический конфликт в современном
мире: социологический взгляд» (Саратов, 2014), III Международная научная
конференция « Современное общество: человек, власть, экономика» (Саратов,
2014), Всероссийская научно-практическая конференция «Поведенческие
зависимости в повседневной жизни: социальные проекции» (Саратов, 2014), 4
Международная научная конференция «Изменяющийся мир: общество,
государство, личность» (Саратов, 2015), «Стратегия социально-экономического
развития Саратовской области до 2030 года» (Саратов, 2015), Международная
научно-практическая конференция «Этнический конфликт в современном мире:
социологический взгляд» (Саратов, 2015), Всероссийская научно-практическая
конференция «Игровая зависимость как междисциплинарная проблема» (Саратов,
2015), Тринадцатые межрегиональные образовательные Пименовские чтения
«Традиции и новации: культура, общество, личность» (Саратов, 2015),
Международная междисциплинарная конференция «Калейдоскоп времени:
ускорение, инверсия, нелинейность, многообразие» (Саратов, 2015), «Риски в
социально-территориальном пространстве современной России» (Саратов, 2016),
Международная научно-практическая конференция «Дыльновские чтения»
«Социологическая диагностика современного общества» (Саратов, 2016),
Всероссийская научно-практическая конференция «Практики заботы в
современном обществе» (Саратов, 2016), XI Международная научная
конференция «Сорокинские чтения» - «Университет в глобальном мире: новый
статус и миссия» (Москва,
2017), Международная научно-практическая
конференция «Дыльновские чтения» «Социология 21 века: традиции и
инновации» (Саратов, 2017-2018), Международная научно-практическая
конференция «Жизненный мир личности: исследовательские перспективы»
(Саратов, 2017), Международный научный симпозиум, посвященный 100 – летию
гуманитраного образования в СГУ – «Диалог времен – прошедшего, настоящего и
будущего» (Саратов, 2017).
Основные положения и выводы диссертационного исследования были также
апробированы в ходе реализации ряда научно-исследовательских проектов:
Саратовского межрегионального института
общественных наук: «Будущее
17
России: взгляд из центра и регионов (социальная сфера общества) (2006-2007гг),
«Трансформации и перспективы институтов власти в сравнительной динамике» в
рамках аналитической программы «Развитие научного потенциала высшей школы
(2006-2008гг)»; «Молодежь в политических процессах современной России
(региональный аспект)» (2007г), «Трансформация социального механизма и
основных векторов изменения властных отношений в современной России и
регионе» (2007г); в рамках взаимодействия с Университетом штата Вайоминг
(США) - международный грант USIA «Сравнительная социология» (2004-2005
гг.) - «Трансформация качества жизни: сравнительный социологический анализ в
России и США», «Социальная безопасность в обществе риска в России и США»;
ряда других проектов: «Конструктивные и деструктивные формы социализации
молодежи в современной России» - в рамках федеральной целевой программы
«Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2009-2013
годы; «Опыт внедрения ФГОС учреждениями профессионального образования:
мониторинг вузов и колледжей Саратова»  в рамках инициативного проекта
Департамента развития профессионального образования Минобрнауки РФ;
«Учимся жить вместе» - Благотворительный проект реализуемый в Саратовском
государственном университете с 2012 года.
По теме диссертационного исследования опубликовано 73 научных работы,
в том числе 18 публикаций в изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки
Российской Федерации.
Структура работы определена исследовательской логикой и задачами.
Состоит из введения, трех глав (9 параграфов), заключения, списка
использованной литературы и приложений.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ
Во введении обоснована актуальность и социальная значимость
исследования, представлены основные вехи истории научного обращения к
данной проблематике, определены цель и задачи работы, объект и предмет
исследования, его теоретико-методологические основания. Представлена
эмпирическая база, теоретическая и практическая значимость и уровень
апробации исследования. Изложены основные составляющие научной новизны
диссертации и положения, выносимые на защиту.
В первой главе диссертации «Теоретико-методологические основания
исследования социально-ценностного потенциала повседневных практик»
обосновывается методология исследовательской работы, базирующаяся на
возможности
рассмотрения
социально-ценностного
потенциала,
как
структурирующей основы повседневных практик.
В первом параграфе «Историко-генетический анализ исследовательских
стратегий изучения ценностных оснований повседневных практик»
анализируются различные подходы социальных и гуманитарных наук к
пониманию ценности. Среди многих концептов, выделены наиболее значимые
для авторского исследования. К их числу отнесены: концепт ценности, как
всеобщего блага, предложенный античными философами Платоном и
Аристотелем, теория социальной статики и динамики О. Конта, идеи Т. Парсонса,
П. Сорокина о функциональности ценности в культуре обществ, понимание
18
ценности через призму значимости по М. Хайдеггеру. Автором разделяется и
позиция Г. Смелзера о том, что в процессе социализации социально значимые
объекты становятся ценностными ориентациями, определяя впоследствии
мотивацию поведения человека. Исторический анализ подходов изучения
ценности позволил говорить о существовании двух основных полей рассуждений.
Идеализм и материализм в различных теоретических модификациях иногда
вступая в спор, иногда обосновывая универсум «дуализма» можно вычленить как
базу общих рассуждений. В различных направлениях научных школ
(американских, немецких, французских) существуют подходы, определяющие
ценность, и как эмпирическую реальность, и через призму трансцедентного
смысла. Однако, на взгляд автора, наиболее универсальными (объединяющими
множество аспектов системы представлений о ценности) являются взгляды
философов стоиков и перцепции социологов настоящего времени. Еще в
описаниях Диогена Лаэртского ценность представляется как универсальное благо,
как регулятор социальной жизни, как польза и значимость и, наконец, как цена,
назначенная оценщиком. Современное понимание ценности также выражено в
универсализме синтеза разных подходов, поскольку, с точки зрения обоснования
измерительных
и
аналитических
методик,
расширяет
возможности
социологического исследования.
Ценностная проблематика получает все большее распространение в
прикладной социологии. Значительное число публикаций отражают огромный
интерес исследователей-эмпириков. Современный подход изучения ценности
детерминирован концепцией значимости, что, на взгляд автора, вполне оправдано
с точки зрения возможности применения современных моделей и технологий
анализа социальной реальности.
В заключении экскурса в историю понимания ценности, представлено
авторское уточненное определение. Ценность оптимально рассматривать и как
объективную, и как субъективную реальность, поэтому автор предлагает
оперировать понятиями общественной и индивидуальной ценности. Под
индивидуальной ценностью понимается внутренняя, духовная потребность
личности, осознаваемая как важная в жизни позиция, состояние, качество или
объект и достижение, приобретение или сохранение которого представляется
необходимым или желаемым. Индивидуальные ценности реализуются через
интересы, установки, цели и поведение, что позволяет социологам
конструировать современные измерительные модели. Значимая позиция,
состояние, качество или объект, принимаемые в обществе как «благо», при этом
достижение, приобретение или сохранение которой становится индивидуальной
стратегией большинства, определяется как общественная ценность. Определено
также понятие, к которому автор обращается в ходе интерпретации эмпирических
данных – «социально-генетический стереотип», понимаемый, как система
декларируемых представлений о благе, разделяемых большей частью населения,
однако не отраженных в индивидуальных поведенческих стратегиях и реальных
действиях.
Во втором параграфе «Социально-ценностный потенциал повседневных
практик в контексте структурно-функционального и пространственного
подходов» определено понятие социально-ценностного потенциала повседневных
практик и авторское видение возможностей структурно-функционального и
19
пространственного анализа данного феномена. Именно эти методологические
подходы позволили представить модель структуры социально-ценностного
потенциала повседневных практик и реализовать возможность моделирования
авторского алгоритма его изучения. Наибольший интерес в этой связи
представляют взгляды представителей структурного функционализма в
социологии (Э. Дюркгейм, Г. Спенсер, Т. Парсонс, Н. Смелзер). В процессе
формировании адекватных индикаторов на теоретико-эмпирическом уровне автор
обращается к идеям П. Сорокина. Ценности, скрытые в сознании человека, как
концентрат культурных ориентиров, определяют поведение человека в
повседневности. Социальное действие, как элемент поведения представляет
единство подсистем  субъекта действия, ситуации и ценностно-нормативных
предписаний, формирует самоорганизующийся нормативный комплекс, который
необходимо изучать для понимания сути фундаментальных форм, определяющих
жизнь современного человека.
Исходя из вышеприведенного понимания ценности, автор дает определение
и понятию социально-ценностного потенциала повседневных практик.
Контекст повседневных практик обязывает исследователя определиться с
языком анализа и интерпретации социального действия. В этом смысле авторским
запросам вполне отвечает социология повседневности. Подобный язык описания
интересен в том поле рассуждений, где можно поставить вопрос о соотношении, а
точнее соответствии реального повседневного действия с декларируемыми
смыслами (т.е. знаковыми системами). Авторская исследовательская модель
анализа объединяет идеи М. Вебера о необходимости рассматривать действие с
точки зрения трансцедентного смысла с идеями Э. Гуссерля и А. Шюца о чистой
социальной реальности «здесь и сейчас», на первый взгляд кажущиеся
противостоящими. Однако, поиск соответствий и противоречий смысла
повседневной реальности и самой реальности открывает для автора новые
проблемные фокусы.
В раскрытии понятия социально-ценностного потенциала повседневных
практик, его структуры и содержания, невозможно, по мнению автора, обойтись
без теорий о пространственности социальной реальности и смыслов. Согласно
фундаментальным социологическим и философским исследованиям существует
несколько концептов понимания социального пространства. Концепт
«пространство-территория», отражающий пространственную связь природной и
социальной
реальности.
Другое
направление
социально-философской
концептуализации пространства связано с идеей субстанциональности, способной
к порождению системных качеств общества, привносящей необходимую
устойчивость и стабильность в отношения между людьми, институтами и
другими элементами социального мира. Разнообразие точек зрения на строение
пространства охватывается общим концептом «пространство-структура».
Методологическое преимущество субстанциональной и структурной концепций
для автора в определении линейки концептуальных понятий (социальное
пространство, ценностное пространство) социально-ценностного потенциала
повседневных практик очевидно. При возможности изменения позиций
элементов, система остается статичной. Так, с точки зрения статики, пространство
можно рассматривать как системное устойчивое образование, а с точки зрения
динамики – изменение ее структур. Концепт «пространство-центр», понимается
20
через реализацию центробежных и центростремительных сил, действующих в
социуме, в его различных подсистемах. Оно (пространство) интерпретируется как
пространство формирования позиций, и как пространство видения процесса
социального деления. Под социальным пространством автором понимается
субстанциональная многомерная реальность, символически отражающая систему
объективных связей между различными позициями агентов и практик. Именно эта
позиция выступает для автора главным аргументом в необходимости и
возможности формирования моделей изучения как «агентов», так и «практик».
Обобщив вышеизложенные перцепции социального пространства и ценности,
автор предлагает понимать ценностное пространство, как часть социального,
которое выступает как многомерное отражение представлений о благе и
допустимых действий по их достижению. Его структура выражается в позициях
рационального и эмоционального содержания. В основе эмпирической модели
ценностного пространства находится ценностно-ориентационное единство,
определяемое через дифференцирующие и интегрирующие параметры. Поскольку
ценностное пространство сложно структурировано, многоаспектно, многомерно и
многоуровнево, изучить его в рамках одного диссертационного исследования не
представляется возможным. Поэтому, авторский фокус внимания обращен лишь к
той его части, которая на сегодняшний день является содержанием социальноценностного потенциала повседневных практик. В связи с этим, определяются и
вводятся в научный оборот понятия «плацентарное пространство» и
«периферийное пространство». Плацентарное пространство - это центральная
часть ценностного пространства, определяемая через призму значимости позиций,
обеспечивающих комфортное, гармоничное повседневное существование
человека, выполняющих смыслообразующую, жизнеобеспечивающую и
защитную функции. Основными содержательными компонентами (что доказано
результатами авторских эмпирических исследований) являются: семья, здоровье,
образование, работа. Периферийное пространство представлено ценностями
гражданского порядка, имеющими латентный характер в социально-ценностном
потенциале повседневных практик. Содержанием социально-ценностного
потенциала повседневных практик является концентрация плацентарных и
периферийных ценностей, имеющих различный характер влияния на
повседневную жизнь человека.
В данном параграфе представлен и обоснован авторский алгоритм
многоуровневого анализа социально-ценностного потенциала повседневных
практик, предполагающий 5 уровней: аналитический, инструментально-целевой,
модальный, структурный, процессуальный. Модель не является закрытой и
ограниченной и может быть использована при изучении содержания различных
структур ценностного пространства.
Во второй главе «Содержание и функции плацентарных ценностей в
повседневных практиках россиян» реализуя авторский алгоритм анализа
социально-ценностного
потенциала
повседневных
практик
диссертант
представляет содержательное наполнение, определяет векторы изменений и
характер плацентарных ценностей в структуре социально-ценностного
потенциала повседневных практик россиян.
В первом параграфе «Мобилизационный характер ценности семьи в
ракурсе влияния на повседневные практики россиян» конкретизированы и
21
описаны векторы влияния ценности семьи на ориентации и повседневные
практики россиян.
Результаты многочисленных (как авторских, первичных, так и вторичных)
исследований позволили автору аргументировать тенденцию сохранения и роста
значимости ценности семьи в повседневных практиках современных россиян.
Наиболее приемлемой формой совместного проживания до сегодняшнего
времени остается официальный зарегистрированный брак. Кроме того,
необходимыми и главными условиями формирования и существования
благополучных российских семей являются: любовь, внимание, забота родителей
о своих детях, а также адресная финансовая поддержка нуждающихся семей со
стороны
государства.
Представляя
социально-экономический
портрет
современной российской семьи (используя модальные характеристики) автор
определяет, что российская современная семья – это союз, официально
зарегистрированный органами государственных служб, людей в возрасте старше
25 лет, совместно проживающих на одной территории, ведущих общее хозяйство,
имеющих одного, реже двух детей. Главной стратегией родителей в контексте
социализации детей является ориентация на качественное профессиональное
образование. Уровень жизни определен доходом, которого хватает на питание,
одежду, услуги и вещи длительного пользования.
Динамика уровня
материального
положения
определена
тенденцией
улучшения
как
фиксированного, так и ожидаемого дохода. Причем, ожидания связаны с расчетом
на свои собственные силы, поскольку уровень доверия государственным
структурам, как и ожиданий результатов реформ низок. Несмотря на это,
проявлена высокая степень финансовой ответственности семей перед
государством. Основными статьями расходов являются продукты питания,
непродовольственные товары и услуги (в том числе оплата налогов и пошлин,
оплата услуг ЖКХ и т.п). По всем статьям расходов отмечается увеличение затрат
за последние несколько лет. Несмотря на положительную динамику и надежды,
российские семьи не удовлетворены своим материальным положением. Стратегии
реализации действий по изменению положения носят ограниченный характер и
жестко детерминированы временными и финансовыми возможностями. В
частности, очень мало возможностей для получения дополнительного
образования или организации собственного предприятия, поэтому, гораздо
большие надежды связаны с увеличением усилий по месту работы, ожиданиями
повышения профессионально-трудового статуса. Корреляционный анализ, в
котором форма семьи выступала одной из переменных модели сопряженности
признаков показал, что именно кооперация, основанная на семейно-родственных
отношениях, официально зарегистрированных и предполагающих совместное
проживание и ведение общего хозяйства, является одним из факторов расширения
возможностей увеличить благосостояние. Кроме того, высокая степень
формализации семейных отношений (наличие полной семьи, официально
зарегистрированной) выступает одним из мотиваторов ориентированности на
многодетность. Прогнозные тенденции свидетельствуют об увеличении
показателей рождаемости вторых и третьих детей в семьях, где супруги старше 30
лет. Ориентацию «детности» будет определять желание и представление
идеального количества детей в семье – двоих. В молодых семьях рождаемость
первых детей будет снижаться, поскольку отсутствует потребность в детях в
22
связи с ориентированностью на профессиональную реализацию.
Возраст
вступления в брак, как для мужчин, так и для женщин ориентирует на
соответствие «идеальному» периоду 21-22 года, соответствующий завершению
периода первичной социальной адаптации, посредством наличия законченного
профессионального образования и возможности иметь работу. Однако в
реальности тенденции увеличения брачного возраста будут прогрессировать.
Прогнозы возможных изменений также связаны с увеличением приемлемости
альтернативных форм брака, как пробных. Обеспечение возможности для
ребенка получения высшего образования, как основная родительская стратегия
будет увеличивать значимость. Формирование и существование благополучных
российских семей молодые граждане страны связывают с поддержкой со стороны
российского государства. Многие российские семьи нуждаются в адресной
поддержке. Именно поэтому современная российская семья должна стать
главным объектом изучения трансформационных общественных процессов, что
было бы основой разработки и реализации программ государственной социальной
политики. Таким образом, интегрируя ценностные позиции и мобилизуя
поведенческие стратегии большинства россиян, ценность семьи имеет мощный
потенциал влияния в их повседневных практиках.
Во втором параграфе «Ценностный потенциал образования с позиций
его мобилизационной значимости для россиян» уточнено воздействие
образования, как плацентарной ценности на поведенческие стратегии граждан
России. Анализ результатов Всероссийских переписей населения, авторских
исследований, а также вторичных данных, свидетельствует о тенденции роста
значимости образования в системе ценностных установок россиян. Уровень
общего и профессионального образования, являясь одной из важных
характеристик трудового потенциала личности, растет. Наиболее весомыми
аргументами оказались, как необходимость: поиск высокооплачиваемой и
престижной работы, получение новых знаний и общее развитие личности.
Образование как критерий, определяющий деление людей на различные
социальные группы попал в список значимых. Так, к примеру, в числе критериев,
имеющих значительное влияние (респонденты оценивали по пятибалльной шкале
значимости в 5 баллов), образование оказалось на 5 месте после более высоких
рейтинговых – власть, деньги, частная собственность и незаконные действия.
Кроме того, в ходе корреляционного анализа выявлена, на взгляд автора,
существенная зависимость: на высокую значимость (5 баллов) критерия
«образование», как разделяющему население на различные слои, чаще всего
указывали респонденты, идентифицирующие себя с полярными слоями (по
уровню дохода) – высшим и низшим. Эти данные позволили диссертанту сделать
вывод о том, что образование в структуре социально-ценностного потенциала
повседневных практик является и интегрирующей (если речь идет о солидарности
позиций о значимости образования и образовательных стратегиях) и
дифференцирующей (в ситуации его фактического наличия или отсутствия)
ценностью. Разнообразные стороны проявления отношения к высшему
образованию, заключено в сфере их индивидуальных практик, а в целом они
свидетельствуют о несомненной значимости образования для россиян. В ходе
авторских исследований подтвердилась гипотеза о заданности образовательных
ориентаций особенностями социального базиса: большинство студентов высших
23
учебных заведений представлены молодым поколением, вышедшим из семей
специалистов с высшим образованием. «Сильные образовательные родительские
стратегии» латентно отражены и в позициях выпускников общеобразовательных
школ и лицеев. Данные проведенных автором опросов школьников выпускных
классов позволили выявить трансформационные тенденции. Так, 95,3% всех
выпускников после окончания школы (лицея) планируют поступить в высшие
учебные заведения. Мотивационная составляющая образовательной ориентации
полностью отражает инструментальность высшего образования в жизненных
стратегиях молодых людей. Самыми популярными позициями оказались: желание
получить высокооплачиваемую работу (38,7%), возможность получения отсрочки
от службы в армии при поступлении в вуз (35,8%), а также получение
возможности отодвинуть трудовую деятельность на несколько лет (30,2%).
Высшее образование все больше становится средством достижения не только
профессиональных, но и личных субъективных интересов. Выбирая
направленность образования и место дальнейшего обучения, лицеисты и
школьники не в полной мере осознают важность для себя той или иной
специальности. Так, дело обстоит со старшеклассниками, намеренными поступать
в наиболее престижные вузы, выбирая при этом наиболее «статусные», на их
взгляд, направления обучения (юридическое, экономическое, управленческое). И
хотя при ответе на вопрос о критериях руководства при выборе специальности,
большая часть опрошенных назвали именно неподдельный интерес к данной
деятельности (37%), обуславливая это призванием, в то же время 25,9% и 22,2%
всех ответивших объясняют свой выбор престижностью данной профессии и
востребованностью ее на рынке труда.
Таким образом, образование, как неотъемлемая часть социальноценностного потенциала повседневных практик российского населения на
сегодняшний день остается высоко значимой (плацентарной) не только как
декларируемая ценность, но и как реально осознанная, имеющая четкие и
обоснованные ориентации стратегии, выраженные в реальных действиях. Анализ
динамики
ориентаций
и
действий
позволили
автору
обозначить 4 вектора трансформации в содержательных характеристиках
образования, как общественной ценности.1. Усиление инструментального
характера значимости образования. 2. Распространяющийся формальный подход
в ситуации выбора направления образования. Формализацию формируют мнимая
престижность, балловая достаточность при поступлении и усиление ориентации
на факт наличия профессионального образования. 3. Будучи инструментальной
ценностью образование, как стратегия, является интегрирующей общество
позицией. Ценность образования, в контексте его фактического наличия имеет
дифференцирующий характер. 4. Значимость высшего образования в
родительских ориентациях социализации ребенка обретает все большую силу.
При сохранении основных направлений в экономической, политической,
социальной сферах государственной политики, значимость образования, как
инструментальной ценности будет неуклонно расти.
В третьем параграфе «Мобилизационная специфика работы, как
плацентарной ценности» раскрыта значимость ценности «работа» для
современных россиян.
24
По данным Института социологии РАН1показатель значимости работы в
жизни россиян (работа очень важна для 60,6%) выше, чем американцев (53,3%),
шведов (54,5%), немцев (50,3%) и англичан (40,1%). Такая специфика
национальной идентичности проявлена в последние 25 лет, поскольку в 1990 году
ситуация была обратной.
Высокую значимость работы, как плацентарной ценности подтверждают и
авторские данные. Больше половины опрошенных определяют ценность работы
главным образом, как источник получения средств к существованию. На втором
месте в рейтинге - возможность общаться, проявить себя, осуществить свои
планы. Данная статистика подтверждает тенденцию: потребности более низкого
порядка, такие как обеспечение физического комфортного существования,
несомненно, представляют большую важность в трудовых ориентациях россиян.
Теория А.Маслоу о приоритетности реализации потребностей более низкого
порядка находит свое эмпирическое подтверждение. Однако, треть опрошенных
упоминали именно возможности самореализации. Потребности более высокого
порядка достаточно резко были проявлены на фоне профессиональной
дифференциации. Работа, как возможность проявить себя, осуществить свои
планы, как возможность получить общественную поддержку и одобрение имеет
большую значимость для владельцев и совладельцев предприятий. Именно эта
группа работающих имеют достаточный уровень дохода, чтобы задумываться о
реализации потребностей более высокого порядка. В этой эмпирической
реальности объяснительной моделью для диссертанта выступает теория Л.С.
Выготского о параллельности развития высших и низших потребностей. Работу,
как неприятную обязанность чаще других воспринимают люди с отсутствием
постоянного источника дохода. В рамках авторской модели анализа (от ценности
к ориентациям, от ориентаций к реальному поведению) выглядит совершенно
логично, что группа людей, не определяющих работу, как ценность, в итоге и не
имеют ее. Подобная группа, безусловно, составляет меньшинство.
В теории ожиданий В. Врума главным в мотивации является не только
потребность, но и тип поведения. Продолжая анализ в рамках разработанного
алгоритма, автор обращается к понятию «трудовое поведение». Отталкиваясь от
классификации, предложенной Г.Н. Соколовой, в рамках которой выделены типы
трудового поведения в зависимости от степени проявления рыночных
характеристик – дорыночный, псевдорыночный и рыночный, диссертантом был
определен доминирующий тип трудового поведения работающей части населения
(на примере жителей Саратовской области). Большая часть опрошенных (55%)
демонстрируют «рыночный» тип трудового поведения, характеризующийся
формулой «максимум дохода ценой максимума труда». 44% опрошенных
характеризует «псевдорыночный» тип трудового поведения  «максимальный
доход ценой минимальных трудовых затрат». «Дорыночный» тип трудового
поведения, характеризующийся формулой «минимизация дохода ценой минимума
Рабочая группа Института социологии РАН в составе: М.К. Горшков, А.Л. Андреев, В.А.
Аникин, Л.Г. Брызов, Р.Э. Бараш, В.В. Петухов, Н.Е. Тихонова. Российская идентичность в
социологическом измерении. Аналитический доклад// ПОЛИС. 2008. № 2. С. 81-104. Режим
доступа: http://www.studfiles.ru/preview/1828307/ (дата последнего посещения: 14.08.2015 г. в
13:48)
1
25
трудовых затрат» не присущ ни одному из опрошенных респондентов. На
общероссийском уровне выявлена тенденция снижения общего уровня
удовлетворенности работой. Около 36% россиян чувствуют себя счастливыми на
работе. Причем, уровень заработной платы при формировании высокого уровня
неудовлетворенности работой является ключевым критерием, тогда как, в
характеристиках, определяющих высокий уровень удовлетворенности трудом,
размер материального вознаграждения лишь на 6 месте по значимости после
ценности самой работы (65%), комфорта общения с коллегами (64%),
возможности самореализации (57%), значимости своей деятельности (50%) и
хороших условий труда (49%). Подтверждение нашла авторская гипотеза о связи
степени удовлетворенности работой с возможностью принятия самостоятельных
решений. Чем больше работник имеет возможность принимать самостоятельные
решения, тем выше степень удовлетворенности работой. Работники, занимающие
руководящие должности чаще других демонстрируют высокий уровень
удовлетворенности работой. Сегодня можно говорить о тенденции роста
значимости содержания и результата труда в профессионально-трудовых
ориентациях населения России, что отражается в повседневных стратегиях. Более
того, большая степень профессиональной свободы определяет «рыночный тип»
поведения. Более низкий профессиональный статус, соответственно меньшая
степень свободы чаще определяет «псевдорыночный тип поведения».
Авторские
исследования
профессионально-трудовых
ориентаций
выпускников вузов подтверждают вышеозначенные тенденции. Модель
идеальной работы для современного молодого человека представляет разумный
баланс возможностей удовлетворения как первичных (материальных), так и
вторичных потребностей (нематериальных). К числу наиболее значимых
характеристик выбора были отнесены: высокая оплата, интерес и творчество,
хорошие условия труда, общественная польза. Результаты этих исследований
позволили диссертанту представить несколько моделей профессиональнотрудовых ориентаций выпускников вузов. Первая – пассивно-запаздывающая
(около 12% выпускников вузов). Эти студенты на момент окончания вуза не
ориентированы на конкретное место работы. Опыта работы во время обучения
они, как правило, не имеют. Работа в будущем по специальности или не по
специальности для них не имеет принципиальной важности. Вторая модель –
пассивно-приспособленческая (около 22%). Эти выпускники не имеют опыта
работы и конкретного места работы после окончания вуза. У тех, кто имеет стаж
работы, он не по специальности. Ориентированы на хорошую,
высокооплачиваемую работу, однако в случае необходимости согласились бы на
менее квалифицированную и менее оплачиваемую работу. При трудоустройстве
чаще рассчитывают на помощь родственников. Третья модель – активнокарьерная (около 35%). Представители данной группы в большинстве случаев
имеют ориентацию на конкретное место работы после окончания вуза, опыт
работы чаще по специальности со сроком до 1 года. Одним из главных критериев
хорошей работы для них является возможность карьерного роста, при этом они
могли бы начать трудовую деятельность в должности, требующей более низкого
уровня квалификации и с меньшей оплатой труда. При поиске работы они готовы
использовать все имеющиеся способы. Возможность профессиональной
реализации для них имеет высокую ценностную позицию. Четвертая модель –
26
активно-инструментальная (22%). Высшее образование и наличие высокой
квалификации оценивается представителями данной группы как механизм
получения желаемых благ. В выборе места работы они чаще ориентированы на
высокий уровень оплаты труда. Профильность работы мало значима в их системе
аргументации. Чаще всего они имеют опыт работы и ориентированы на
конкретное место после окончания вуза. Пятая модель – активно-миграционная
(около 9%). Эту группу составляют выпускники, имеющие реальные планы
уехать в другую страну. Наличие высшего образования и знаний с высокой
квалификацией для них имеет самое высокое значение. Опыта работы у них чаще
нет, как и конкретных ориентаций на место работы.
Результаты проведенных исследований позволили автору утверждать, что
на сегодняшний день население России отдает предпочтение частной форме
собственности и социальная мобильность будет идти в направлении от
государственных предприятий к частным. Несмотря на экономически
неблагоприятные условия развития, этот сектор в силу своей большей гибкости
отвоевывает экономическое пространство у государственного сектора.
К
наиболее доходным сферам экономики можно отнести финансовую деятельность,
добычу полезных ископаемых, государственное управление, транспорт и связь,
производство и распределение газа, воды, электроэнергии. Именно на эти сферы
приложения труда ориентирована большая часть населения, что и выступает
следствием адаптационных стратегий населения к рыночным условиям.
Интегрируя позиции большинства, можно утверждать, что работа, как ценность и
впредь будет выполнять мобилизационную роль, оставаясь важнейшей
составляющей социально-ценностного потенциала повседневной жизни
современного россиянина.
В четвертом параграфе «Здоровье, как социально-генетический
стереотип в социально-ценностном потенциале повседневных практик
россиян» определена и описана степень соответствия значимости плацентарной
ценности здоровья реальным повседневным практикам современных россиян.
Авторские исследования здравоохранительного поведения реализованы в синтезе
ценностно-социальной и биомедицинской модели. Результаты свидетельствуют о
высокой рейтинговой позиции здоровья в структуре плацентарного пространства
ценностей. При этом индивидуальные субъективные позиции не расходятся с
общественно-декларируемыми. Авторская модель анализа предполагала
раскрытие значимости каждой конкретной ценностной позиции через призму
ориентаций и реальных действий-стратегий человека. В этом контексте выявлено
достаточно много противоречий: Здоровье ценно и значимо, но к мерам для его
поддержания, сохранения и улучшения большинство россиян обращаются в
случаях безысходности. Несмотря на то, что 88% респондентов здоровье выбрали
как значимую жизненную ценность, вошедшую в рейтинге в пятерку
общезначимых, отличным свое здоровье по субъективным ощущениям
(практически никогда не болеют и не имеют хронических заболеваний) назвали
лишь 8%. В итоге, чуть больше 45% саратовцев не имеют явных, ощутимых
проблем со здоровьем. В контексте высокой значимости ценности здоровья этот
показатель невысок. Более того, 23% саратовцев вообще ничего не
предпринимают для улучшения состояния своего здоровья. Основными
аргументами являются: нехватка времени, слабая сила воли, лень и отсутствие
27
необходимых условий. В числе рейтинговых предпринимаемых мер оказались:
принятие витаминов, контроль питания, занятия спортом или физической
культурой. Однако, даже по этим позициям процент упоминаний невысок. Анализ
реальных действий по сохранению и улучшению состояния своего здоровья не
свидетельствует о высокой значимости здоровья для современного человека.
Подтверждением этой гипотезы выступает и тот факт, что для большинства
опрошенных (50%) поводом задуматься о своем здоровье является реальное
ухудшение самочувствия, чуть менее значимым является желание быть
физически сильным и здоровым, для 20% это чаще результат воздействия
внешней среды (требования родных, окружающих людей, врачей). При этом, с
целью профилактики заболеваний в медицинские учреждения не обращаются
около 70% опрошенных. Культура заботы о собственном здоровье в современной
России практически отсутствует. Второе противоречие: установка «здоровый
образ жизни – это хорошо» разделяется большинством, но реально поддерживают
его на практике немногие. Респонденты очень хорошо понимают, что такое
здоровый образ жизни, достаточно полно раскрывая его содержание и определяя
высокую практическую значимость его соблюдения. Полевые замеры показателей
ЗОЖ свидетельствуют о несоответствии декларируемой модели поведения
реальной. Около трети всех опрошенных курят, 72% употребляют алкоголь. 2%
респондентов указали на то, что употребляют наркотические вещества. Третье
противоречие заложено в понимании психологического здоровья, как
неотъемлемого показателя общего здоровья человека, но об этом в реальности
мало кто задумывается и беспокоится. Самым непопулярным фактором
воздействия на здоровье по мнению респондентов оказался стресс и нервное
напряжение (лишь 2,5% об этом упомянули). Почти половина респондентов в
течении последнего месяца испытывали тревожные состояния, стрессы, резкие
смены настроений, треть - страдали от депрессий и бессонницы. Несмотря на это,
более 80% ничего не предпринимали для профилактики и устранения подобных
психологических состояний. Четвертое противоречие фиксируется в том, что
многие сталкиваются с проблемами в функционировании системы медицинского
обслуживания, но прилагать усилия по отстаиванию своих интересов мало кто
решается. Большей части опрошенных приходилось получать некачественные
медицинские услуги. Чаще всего это низкий уровень качества медицинской
помощи, необоснованный отказ в помощи, нарушение условий режима лечения,
необоснованное требование или взимание платы за лечение. При этом, лишь 11%
из числа получавших некачественную медицинскую помощь обращались с
жалобой в какие-либо контролирующие органы. Весомыми мотивами оказались
отсутствие веры в удовлетворительный результат, нехватка времени и
необходимых знаний для грамотного подхода к решению проблемы. Низкий
уровень активности в отстаивании своих прав в сфере охраны здоровья также
свидетельствует о явной приоритетности других ценностных стратегий.
Социологическая диагностика реальных поведенческих стратегий
доказала наличие ценностного диссонанса в поле сознания и повседневных
практик россиян. Исходя из всего вышеизложенного, можно утверждать, что
здоровье как ценность в массовом сознании отражена лишь как идеальная
конструкция декларируемых принципов. Таким образом, ценность здоровья в
структуре социально-ценностного потенциала повседневных практик выступает,
28
согласно понятиям авторской теоретической модели, социально-генетическим
стереотипом (является капсульной ценностью).
Автором доказано, что плацентарные ценности являются доминирующим
фактором интеграции населения России, что и определяет высокий показатель его
ценностно-ориентационного единства. Однако, нельзя утверждать, что
полученная модель ограничена. Социальное поведение детерминировано рядом
ценностных установок гражданского порядка. С точки зрения иерархической
структуры именно они формируют периферию социально-ценностного
потенциала повседневных практик.
В третьей главе «Социальные проекции периферийных ценностей в
повседневных практиках россиян» конкретизировано место гражданских
позиций в социально-ценностном потенциале повседневных практик россиян.
Под периферийными автор понимает ценности, имеющие латентный
(оказывающих опосредованное и локальное влияние на повседневные практики)
характер в социально-ценностном потенциале повседневных практик.
В первом параграфе «Мобилизационные особенности толерантности
как периферийной ценности» описаны проявления толерантности в позициях и
повседневных практиках российского населения, доказывающие тенденцию
поступательного развития в социально-ценностном потенциале. Результаты
многочисленных общероссийских (например, ВЦИОМ), а также авторских
исследований, позволили диссертанту сделать вывод о том, что современное
российское общество является толерантным. Высок уровень национальноэтнической, религиозной толерантности, терпимости в отношении к людям,
родившимся неполноценными, растет и уровень толерантности по отношению к
девиантным социальным группам. Принимать человека другой национальности в
каком бы то ни было социальном статусе не готовы лишь от 4 до 6,5 %
опрошенных респондентов. Кроме того, практически 40% согласий пришлись на
высказывание «Российское государство должно делать больше, чтобы защищать
права национальных меньшинств». Чувства верующих россияне ставят превыше
свободы слова. Большинство респондентов (68%) убеждены в том, что всем
гражданам необходимо руководствоваться в первую очередь принципами
политкорректности и вежливости, а не правом на свободу слова. Наиболее
заметную положительную динамику (за последние 25 лет) демонстрирует индекс
общественной толерантности, фиксирующий отношение к индивидам,
родившимся неполноценными. Поддерживать их ранее считали необходимым
50%, а сегодня – 84% опрошенных.
Сводный индекс общественной
толерантности, измеряющий отношение граждан к девиантным социальным
группам (бродягам, алкоголикам, больным ВИЧ, проституткам, наркоманам),
вырос в два раза. Одной из наиболее частых причин нетерпимости россиян
выступает сексуальная ориентация, психические расстройства и принадлежность
к группе сектантов.
Тема международной напряженности сегодня остается актуальной для
России. Более половины россиян (58%) считают международные конфликты
вполне реальной угрозой, и опасаются их возникновения в ближайшем будущем.
Безусловно, это реакция на происходящие международные события последних
лет. По данным общероссийских опросов 73% россиян полагают, что США
враждебно настроены по отношению к России, тогда как в 2008 году так считали
29
четверть опрошенных. Второе место в рейтинге недружественных стран заняла
Украина (32 %). Третье место досталось Евросоюзу, набравшему 10 % голосов.
Столько же респондентов посчитали позицию Германии недружественной по
отношению к России. Англию посчитали враждебной 9% опрошенных, Польшу
— 6%. Главным союзником России граждане страны назвали Китай (51%). Также,
согласно результатам опроса, теплые отношения с Россией установились у
Белоруссии (32%) и Казахстана (20%)2.
Уровень общественной толерантности россиян высок, выполняя
мобилизационную
функцию
в
социально-ценностном
потенциале,
солидаризирует россиян в повседневных практиках. Несмотря на то, что
общественная толерантность, как ценность, является периферийной, автором
выявлена тенденция поступательного развития: уровень толерантности
значительно повышается по отношению к представителям аутгрупп в случае, если
они попадают в плацентарную зону человека. Усиление роли плацентарных
ценностей в повседневных практиках может выступить толчком изменения
аксиологических дистанций в поле гражданских ценностей россиян.
Во
втором
параграфе
«Ситуационный
характер
ценности
гражданственности в повседневных практиках россиян» представлены
результаты эмпирических исследований, доказывающих смещение гражданских
ценностей россиян в периферийную зону и увеличение социальных дистанций в
этой сфере.
Ценности гражданского порядка претерпевают ряд изменений и
подвержены негативным тенденциям. Свидетельствуют они о низком и все более
снижающемся уровне общественно-политической активности населения России.
Чуть более 22% жителей саратовского региона участвуют в деятельности
общественных и политических организаций. По общероссийским данным только
16%. Результаты и общероссийских, и авторских региональных исследований
позволили диссертанту выявить и доказать тенденцию сужения зоны
плацентарного пространства ценностей россиян, что препятствует формированию
и распространению ценностей гражданского общества. На фоне сохраняющейся
высокой оценки личной жизненной ситуации, индекс социальных ожиданий
ухудшился. Как общероссийские, так и региональные данные свидетельствуют о
том, что современные россияне проявляют высокий уровень активности и
оптимизма в обустройстве личной жизни, жизни своей семьи и предельно
пессимистичны и пассивны в отношении будущего своей страны.
Самоидентификации в кругу близких на порядок выше идентификаций с
большими социальными общностями. Около 90% опрошенных россиян
идентифицируют себя, прежде всего со своей семьей. В полной или значительной
мере ответственными за свою страну считают себя лишь 15% опрошенных
россиян, тогда как показатель ответственности за свою семью в 6 раз выше. 87%
опрошенных в полной или значительной мере могут повлиять на то, что
происходит в их семье. Лишь 7% ощущают такую возможность в рамках своей
Россияне назвали США главным врагом страны. Опрос ВЦИОМ проходил 20-21 сентября
2014 г. В нем приняли участие 1600 человек в 42 регионах страны. Статистическая погрешность
исследований не превышает 3,4 процента. Режим доступа: http://lenta.ru/news/2014/10/09/enemy/
(дата обращения: 18.08.2015).
2
30
страны. Анализ соотношения повседневных практик россиян с их
декларируемыми гражданскими позициями позволил автору показать наличие
ценностного диссонанса. При низком уровне реальной гражданской активности
большая часть россиян считают ответственность за свою страну (наряду с
патриотизмом и законопослушностью) одной из основных характеристик
настоящего россиянина.
В ходе исследования гражданственности молодежной среды, автором был
реализован алгоритм факторного анализа по всему списку индикаторных
высказываний, характеризующих различный уровень гражданственности.
Высокий уровень корреляций по ряду высказываний позволил получить 3 группы
факторов. Первый фактор «семейственность» объединил высказывания,
касающиеся оценок позиций плацентарного пространства человека - семейных
отношений, включенность в коллектив, личного психологического комфорта.
Корреляции в этом факторе варьировались в пределах 0,7 – 0,5. Во втором
факторе отражен потенциал гражданственности (объединились ряд высказываний
относительно государственных структур и сограждан). Корреляции в этом
факторе выражены на уровне 0,7-0,4. Третий фактор объединил позиции
рациональной активности личности (образ жизни, свобода выбора). Значения
коэффициентов корреляции на уровне 0,5-0,3. Только по первому фактору были
получены высокие оценки удовлетворенности молодых людей. Ощущения
социальной защищенности молодых граждан России очень низкие.
Выявленные тенденции позволили автору рассмотреть 3 возможных
прогнозных сценария. При условии стагнации, т.е. сохранения доминирующих
позиций, уровень гражданственности в среднесрочной перспективе (к 2020 -2025
году) останется низким, при этом будет расти доля политически индифферентных
групп населения. Уровень семейственности и рациональной активности будет
оставаться высоким и доминирующим в повседневных стратегиях россиян.
Негативный сценарий регресса предполагает не только снижение и без того
низкого уровня гражданской ответственности, но и роста групп активной
оппозиции. Позитивный сценарий роста уровня гражданственности возможен,
однако, только как долгосрочный (20-25 лет) и лишь в условии разработки и
внедрения стратегии формирования национальной идеологии, оптимизации
работы структур, обеспечивающих социальную защиту граждан Российской
Федерации. Технология пропаганды на сегодняшний день не может быть
доминирующей, поскольку утратила свой потенциал эффективности. Для
формирования национальной идеологии необходимы не только более сложные
социальные технологии, но и время, измеряемое десятилетиями. К 2025 году
оптимальным является сценарий стагнации. Несмотря на повышение уровня
солидаризации россиян в последние три года, к существенному изменению в
выявленных тенденциях это не приведет. Сегодняшний рост патриотизма и
солидаризации в России является ситуационным, как реакция на происходящие
международные
события,
связанные
с
украинским
кризисом
и
взаимоотношениями России со странами Запада. Ситуационная гражданская
солидаризация придаст лишь волнообразный характер социально-политической
активности граждан. По мнению диссертанта, использование государственными
структурами действенных социальных технологий повышения уровня
патриотизма и гражданственности российского населения сегодня, при условии
31
столь же активного внимания к ним и в дальнейшем, может дать долгосрочный
положительный эффект. Проведенный анализ позволил автору сделать вывод о
том, что ценности гражданского порядка являются периферийными в социальноценностном потенциале повседневных практик россиян, носят ситуационный
характер, поскольку могут выполнять мобилизационную функцию, однако при
определенных геополитических и экономических условиях.
В третьем параграфе «Место ценности прав и свобод в гражданских
позициях и практиках населения России» выявляется и доказывается
капсульный характер ценности гражданских прав и свобод в социальноценностном потенциале повседневных практик россиян.
Изучение особенностей гражданской идентичности позволило автору
доказать устойчивость критерия законопослушности в сознании россиян.
Соблюдение и защита гражданских прав и свобод человека в системе ценностей
современного человека имеет высокую значимость. Несмотря на это, большая
часть россиян указывают на свою правовую незащищенность. Общероссийские и
авторские исследования позволили диссертанту выявить негативные тенденции в
сфере гражданско-правовой защищенности населения. В своих представлениях о
том, какие гражданские права являются наиболее важными, россияне
отталкиваются от базовых потребностей в выживании, стабильности и защите.
Рейтинг прав и свобод отражает ожидания большинства, что государство будет
выполнять свои социальные функции. В число наиболее важных прав входят (по
убыванию частоты упоминания): право на бесплатную медицинскую помощь,
право на труд; право на социальное обеспечение в старости; право на владение
собственностью; право на бесплатное образование и право на жизнь. Все эти
права непосредственно связаны с социальной составляющей государственной
системы и предполагают государственное обеспечение доступности этих прав для
граждан страны.
Региональное авторское исследование подтвердило общероссийские
тенденции. Ситуация по защите прав человека на территории Саратовской
области большинством опрошенных саратовцев оценена как удовлетворительная
(3 балла из пяти возможных). Волнуют жителей региона в большей степени
социально-экономические условия организации повседневной жизни. Наиболее
актуальными проблемами являются дороговизна лекарств, отсутствие социальных
гарантий на случай болезни и старости, жилищные проблемы, плохое
материальное положение, высокий уровень цен при низком качестве медицинских
услуг, ограниченные возможности дать детям бесплатное образование,
недоступность правосудия. В список наиболее трудно реализуемых гражданских
прав и свобод вошли: право на жилище, право на социальное обеспечение, право
на охрану здоровья. Большая часть опрошенных саратовцев (чуть более 70%)
напрямую или косвенно сталкивались с ситуациями нарушения прав и свобод
граждан. Корреляционные модели в контексте социально-демографических
показателей (по модальным значениям) позволили автору составить портрет
гражданина, права и свободы которого чаще всего нарушаются. Это мужчина с
высшим образованием средней возрастной когорты, с уровнем дохода ниже
среднего или низким и не высоким уровнем удовлетворенности своей жизнью в
целом. По оценкам возможностей реализации гражданских прав и свобод
выявлена негативная динамика. Осознание правовой неграмотности населением, а
32
также реальные ситуации нарушения прав и свобод не инициируют
образовательные и защитные практики большинства россиян в повседневности.
Это определяет капсульный характер ценности прав и свобод граждан в
социально-ценностном потенциале повседневных практик. В структуре
потенциала она является периферийной, поскольку не представляется россиянам
смысложизненным показателем и не попадает в зону плацентарного
пространства.
Доказывая необходимость поиска и реализации современных технологий
повышения эффективности правозащитной работы в России, диссертант
предлагает ряд направлений: организацию мероприятий повышения правовой
грамотности населения, усиление контроля за механизмами реализации
государственных социальных программ, в особенности в системе
здравоохранения, мониторинг качества соблюдения предприятиями норм
трудового законодательства и применение соответствующих мер наказания в
случае их неисполнения.
В заключении подведены итоги диссертационного исследования,
сформулированы основные выводы и положения. Даны оценки содержания и
структуры социально-ценностного потенциала повседневных практик россиян,
возможности и эффективности социологического изучения данного социального
феномена.
В приложении представлен методический материал исследования, таблицы
и графики по теме исследования.
Основные результаты диссертационной работы нашли отражение в
следующих публикациях автора общим объемом 66 п.л.
Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования
и науки Российской Федерации.
1. Ситникова С.В. Аксиологические основы религиозности студенческой
молодежи /С.В. Ситникова// Регионология. 2016. № 1 (94). С. 112-119. (0,5 п.л.).
2. Ситникова С.В. Социально значимые критерии организации городского
досугового пространства /С.В. Ситникова// Известия высших учебных заведений.
Поволжский регион. Общественные науки. 2016. №2. С. 135-143. (0,56 п.л.).
3. Ситникова С.В. Концептуализация ценностного пространства общества /С.В.
Ситникова// Известия Саратовского университета. Новая серия. Серия:
Социология. Политология. 2016. Т. 16. № 2. С. 133-137. (0,3 п.л.).
4. Ситникова С.В. Ценность и качество правозащитной работы на территории
саратовской области /С.В. Ситникова, Н.В. Шахматова// Известия Саратовского
университета. Новая серия. Серия: Социология. Политология. 2015. Т. 15. № 3. С.
10-14. (0,3/0,2 п.л.).
5. Ситникова С.В. Социальная ценность современных проектов благоустройства
городской среды /С.В. Ситникова// Известия Саратовского университета. Новая
серия. Серия: Социология. Политология. 2015. Т. 15. № 2. С. 13-15. (0,2 п.л.)
33
6. Ситникова С.В. Основные характеристики образовательных стратегий
саратовцев /С.В. Ситникова// Известия Саратовского университета. Новая серия.
Серия: Социология. Политология. 2015. Т. 15. № 3. С. 28-32. (0,3 п.л.).
7. Ситникова С.В. Потенциал гражданственности российского населения:
перспективы 2020 года /С.В. Ситникова// Известия Саратовского университета.
Новая серия. Серия: Социология. Политология. 2014. Т. 14. № 2. С. 10-14. (0,3
п.л.).
8. Ситникова С.В. Социальные зоны толерантности в молодежной среде /С.В.
Ситникова// Известия Саратовского университета. Новая серия. Серия:
Социология. Политология. 2014. Т. 14. № 3. С. 16-19. (0,25 п.л.).
9. Ситникова С.В. Аксиологические аспекты здоровья современного горожанина
/С.В. Ситникова// Известия Саратовского университета. Новая серия. Серия:
Социология. Политология. 2014. Т. 14. № 4. С. 23-28. (0,4 п.л.).
10. Ситникова С.В. Компетентностный подход новых образовательных
стандартов как основа профессионально-ценностных ориентаций студентов вузов
г. Саратова /С.В. Ситникова// Известия Саратовского университета. Новая серия.
Серия: Социология. Политология. 2013. Т. 13. № 3. С. 15-18. (0,25 п.л.).
11. Ситникова С.В. Эффективность внедрения федеральных государственных
образовательных стандартов в образовательных учреждениях высшего
профессионального образования г. Саратова /С.В. Ситникова, И.Г. Малинский//
Известия Саратовского университета. Новая серия. Серия: Социология.
Политология. 2013. Т. 13. № 4. С. 24-34. (0,7/0,5 п.л.).
12. Ситникова С.В. Инструментальный характер образовательных стратегий
учащейся молодежи /С.В. Ситникова, И.Г. Малинский// Известия Саратовского
университета. Новая серия. Серия: Социология. Политология. 2013. Т. 13. № 3. С.
25-28. (0,25/0,2 п.л.).
13. Ситникова С.В. Особенности профессионально-трудовых ценностей
студенческой молодежи /С.В. Ситникова// Известия Саратовского университета.
Новая серия. Серия: Социология. Политология. 2013. Т. 13. № 1. С. 26-32. (0,4
п.л.).
14. Ситникова С.В. экспертиза эффективности внедрения федеральных
государственных образовательных стандартов в ракурсе ценностноориентированного подхода /С.В. Ситникова// Известия Саратовского
университета. Новая серия. Серия: Социология. Политология. 2013. Т. 13. № 4. С.
8-13. (0,4 п.л.).
15. Ситникова С.В. Социологическая модель ценностного пространства в
массовом сознании россиян /С.В. Ситникова// Известия Саратовского
университета. Новая серия. Серия: Социология. Политология. 2012. Т. 12. № 3. С.
3-10. (0,5 п.л.).
16. Ситникова С.В. Основные индикаторы социально-трудовой и экономической
социализации молодежи /С.В. Ситникова// Известия Саратовского университета.
Новая серия. Серия: Социология. Политология. 2011. Т. 11. № 3. С. 22-29. (0,5
п.л.).
17. Ситникова С.В. Семья как объект исследования трансформации ценностных
ориентаций массового сознания /С.В. Ситникова// Известия Саратовского
университета. Новая серия. Серия: Социология. Политология. 2010. Т. 10. № 3. С.
15-19. (0,3 п.л.).
34
18. Ситникова С.В. Медико-социальные факторы в изучении здоровья подростков
/М.М. Лобачева, И.Г. Малинский, Н.В. Шахматова, С.В. Ситникова//
Практическая медицина. 2008. № 6 (30). С. 70. (0,01 п.л.).
Публикации в других изданиях
Монографии, главы в коллективных монографиях
19. Ситникова С.В. Ценности современного российского общества как основа
процесса социализации молодежи (опыт лонгитюдного исследования) /С.В
Ситникова: под ред. проф. Н.В. Шахматовой. - Саратов.: Изд – во Сарат. ун-та,
2011. - 272 с.: ил. (17 п.л.).
20. Ситникова С.В. Формирование конкурентной среды в регионе: опыт
социологического измерения/Шахматова Н.В., Ситникова С.В., Ивченков С.Г.,
Бегинина И.А., Калинникова М.В., Мохнаткина К.В. – Саратов: Издательство
Саратовского университета, 2016. – 224 с. (14/2,3 п.л.).
21. Ситникова С.В. Социализация молодежи: от традиций к инновациям/ Орлов
М.О., Данилов С.А., Аникин Д.А., Белов В.Н., Беляев Е.И., Рожков В.П.,
Филимонова О.Ф., Ручин В.А., Иванов А.В., Шахматова Н.В., Ситникова С.В.,
Филимонова М.А. - Саратов. 2011. - 240с. (15/1,25 п.л.).
22. Ситникова С.В. Дифференциация социального пространства в условиях
региона (на примере Саратовской области). Результаты социологического
исследования. / С.В. Ситникова, И.А. Бегинина, А.И. Завгородный, С.В.
Курганова, О.А. Ожегова, под ред. З.Т. Голенковой, Н.В. Шахматовой. Саратов.:
Изд-во Сар. ун-та, 2004. - 118 с. (7,3/1,5 п.л.).
23. Ситникова С.В. Транзитивные изменения и проблема эффективности
социальной политики в регионе/ С.В. Ситникова, О.Г. Антонова, И.А. Бегинина и
др., под ред. З.Т. Голенковой, Г.В. Дыльнова. - Саратов.: Изд-во Сар. ун-та, 2004.
– 232 с. (14,5/0,5 п.л.).
24. Ситникова С.В. Власть и тенденции формирования новых социальных
общностей в регионе/С.В. Ситникова, З.Т. Голенкова, Г.В. Дыльнов и др. Саратов.: Научная книга, 2004. – 560 с. (35/1 п.л.).
25. Ситникова С.В. Научный потенциал Саратовского госуниверситета и
проблемы его реализации. Региональные трансформации: социологический
мониторинг/С.В. Ситникова, И.А. Бегинина и др., под ред. Н.В. Шахматовой /
Информационный бюллетень. Вып. 1. - Саратов.: Изд-во «Научная книга», 2005. 137 с. (8,5/2 п.л.).
26. Ситникова С.В. Социальные проблемы формирования рынка труда.
Региональные трансформации: социологический мониторинг/С.В. Ситникова,
И.А. Бегинина и др., под ред. Н.В. Шахматовой / Информационный бюллетень.
Вып. 2. - Саратов.: Изд-во «Научная книга», 2005. - 128 с. (8/2 п.л.).
27. Ситникова С.В. Региональные процессы трансформации ценностных
ориентаций в ракурсе формирования идентификаций гражданского общества.
Региональные трансформации: социологический мониторинг/С.В. Ситникова,
И.А. Бегинина и др., под ред. Н.В. Шахматовой / Информационный бюллетень.
Вып. 2(4). - Саратов.: Изд-во «Научная книга», 2006. - 140 с. (8,7/3 п.л.).
28. Ситникова С.В. Стратификационные трансформации регионального
сообщества: основные паттерны динамики. Региональные трансформации:
35
социологический мониторинг/С.В. Ситникова, И.А. Бегинина и др., под ред. Н.В.
Шахматовой / Информационный бюллетень. Вып. 1(3). - Саратов.: Изд-во
«Научная книга», 2006. - 145 с.(9/2п.л.).
29. Ситникова С.В. Тренды развития социальной политики региона:
аналитические сценарии трансформации. Региональные трансформации:
социологический мониторинг/С.В. Ситникова, И.А. Бегинина и др., под ред. Н.В.
Шахматовой / Информационный бюллетень. Вып. 1(5). - Саратов.: Изд-во
«Научная книга», 2007. - 88 с. (5,5/1п.л.).
30. Ситникова С.В. Молодежь в политических процессах современной России
(региональный аспект). Региональные трансформации: социологический
мониторинг/С.В. Ситникова, И.А. Бегинина и др., под ред. Н.В. Шахматовой /
Информационный бюллетень. Вып. 2(6). - Саратов.: Изд-во «Научная книга»,
2007. - 88 с. (5,5/1п.л.).
31. Ситникова С.В. Основные детерминанты и императивы профессионального
самоопределения учащихся в современной России (региональный аспект).
Региональные трансформации: социологический мониторинг/С.В. Ситникова,
И.А. Бегинина и др., под ред. Н.В. Шахматовой / Информационный бюллетень.
Вып. 1-2(7-8). - Саратов.: Изд-во «Научная книга», 2008. - 88 с. (5,5/1п.л.).
32. Ситникова С.В. Диалог с властью: Транспарентность в моделях отношения
общества к государству. /С.В. Ситникова, И.А. Бегинина и др. – Саратов.: Изд-во
Научная книга, 2009. - 170 с. (10,5/2 п.л.).
33. Ситникова С.В. Социально-экономические конфликты на предприятиях
современной России: теория и практика исследования. Региональные
трансформации: социологический мониторинг/С.В. Ситникова, И.А. Бегинина и
др., под ред. Н.В. Шахматовой / Информационный бюллетень. Вып. 1(9). Саратов.: Изд-во «Наука», 2009. – 138 с. (8,5/1 п.л.).
34. Ситникова С.В. Аксиологические аспекты формирования профессиональнотрудовых стратегий молодежи. Региональные трансформации: социологический
мониторинг/С.В. Ситникова, И.А. Бегинина и др., под ред. Н.В. Шахматовой /
Информационный бюллетень. Вып. 1-2(11-12). - Саратов.: Изд-во Сар. ун - та,
2010. - 88 с. (5,5/2п.л.).
35.
Ситникова
С.В.
Социально-экономические
стратегии
городских
домохозяйств: региональное преломление. Региональные трансформации:
социологический мониторинг/С.В. Ситникова, И.А. Бегинина и др., под ред. Н.В.
Шахматовой / Информационный бюллетень. Вып. 1(12). - Саратов.: Изд-во Сар.
ун - та, 2011. – 135 с. (8,5/1 п.л.).
36. Ситникова С.В. Религиозная социализация саратовской молодежи: основные
противоречия и тенденции изменения. Региональные трансформации:
социологический мониторинг/С.В. Ситникова, И.А. Бегинина и др., под ред. Н.В.
Шахматовой / Информационный бюллетень. Вып. 2(13). - Саратов.: Изд-во Сар.
ун - та, 2011. – 90 с. (5,5/1,5 п.л.).
37. Ситникова С.В. Эффективность внедрения ФГО стандартов в
образовательных учреждениях ВПО г. Саратова. Региональные трансформации:
социологический мониторинг/С.В. Ситникова, И.А. Бегинина и др., под ред. Н.В.
Шахматовой / Информационный бюллетень. Вып. 1-2(16-17). - Саратов.: Изд-во
Сар. ун - та, 2013. – 78 с. (4,5/1,5 п.л.).
36
38. Ситникова С.В. Образ жизни современных подростков: факторы
амбивалентности.
Региональные
трансформации:
социологический
мониторинг/С.В. Ситникова, И.А. Бегинина и др., под ред. Н.В. Шахматовой /
Информационный бюллетень. Вып. 1-2(14-15). - Саратов.: Изд-во Сар. ун - та,
2012. – 87 с. (5,5/1,5 п.л.).
39. Ситникова С.В. Конкурентная среда на рынках товаров и услуг Саратовской
области: состояние и развитие. Региональные трансформации: социологический
мониторинг/С.В. Ситникова, И.А. Бегинина и др., под ред. Н.В. Шахматовой /
Информационный бюллетень. Вып. 1-2(18-19). - Саратов.: Изд-во Сар. ун - та,
2014. – 101 с. (6,3/2 п.л.).
40. Ситникова С.В. Социальная инфраструктура современного города через
призму общественного мнения населения. Региональные трансформации:
социологический мониторинг/С.В. Ситникова, И.А. Бегинина и др., под ред. Н.В.
Шахматовой / Информационный бюллетень. Вып. 1-2(20-21). - Саратов.: Изд-во
Сар. ун - та, 2015. – 160 с. (10/2п.л.).
41. Ситникова С.В. Транзитивные изменения и проблема эффективности
социальной политики в регионе/С.В. Ситникова, О.Г. Антонова, И.А. Бегинина и
др., под ред. З.Т. Голенковой, Г.В. Дыльнова. - Саратов.: Изд-во Сар. ун-та, 2004.
232 с. (14,5/1 п.л.).
Другие публикации по теме исследования
42. Ситникова С.В. Стратегия жизненного успеха сельской молодежи/С.В.
Ситникова// Саратов: идентичность, ресурсы, стратегии. Материалы
Всероссийской научно – практической конференции «Саратов: формула
идентичности и успеха». - Саратов.: Изд-во Сар. ун-та, 2004. С. 105. -106. (0,1
п.л.).
43. Ситникова С.В. Социальная дифференциация работников в условиях
формирования сельского рынка труда/С.В. Ситникова// Социальное расслоение,
власть и гражданское общество в современной России. Материалы
Международной научной конференции. - Саратов.: Изд-во «Саратовский
писатель», 2004. С. 64-66. (0,2 п.л.).
44. Ситникова С.В. Нормативность трудовой мобильности на рынке труда в
современной России/С.В. Ситникова, А.И. Завгородный, С.В. Курганова//
Некоторые проблемы социально политического развития современного
российского общества. - Саратов.: Изд-во «Научная книга», 2005. С/ 118-120.
(0,2/0,1 п.л.).
45. Ситникова С.В. Простейшая типология моделей современного сельского
рынка труда/С.В. Ситникова, А.И. Завгородный, Н.В. Шахматова//Некоторые
проблемы социально политического развития современного российского
общества. - Саратов.: Изд-во «Научная книга», 2005. С. 229-232. (0,25/0,1 п.л.).
46. Ситникова С.В. Трансформация ценностных ориентаций населения
саратовского региона: проблема анализа/С.В. Ситникова// Проблемы современной
социальной политики на региональном уровне. Саратов.: Изд-во «Научная книга»,
2006. С 35-47. (0,8 п.л.).
47. Ситникова С.В. Сельский рынок труда: состояние и тенденции изменения
трудовых отношений/С.В. Ситникова, А.И. Завгородный// Российское общество в
37
зеркале социологии. – Саратов.: Изд-во «Научная книга», 2006. С.32-48. (0,6/0,5
п.л.).
48. Ситникова С.В. Компьютеризация научно – образовательных процессов/С.В.
Ситникова// журнал Российской социологической ассоциации. Серия:
Социология. №2, - Москва.: Издательский дом «Граница», 2006. С 47-50.
(0,25п.л.).
49. Ситникова С.В. Основные тенденции трансформации ценностных ориентаций
массового сознания/С.В. Ситникова// Творчество молодых – региону: 3
межрегиональная конференции. – Волгоград.: Издательство ВолГУ, 2007. С 97103. (0,4 п.л.).
50. Ситникова С.В. Ценностное пространство современного российского
общества (на примере Саратовского региона)/С.В. Ситникова//Тезисы докладов 3
всероссийской научной конференции «Сорокинские чтения». Социальные
процессы в современной России: традиции и инновации. Том 1. - Москва 2007. С.
200 -203. (0,25п.л.).
51. Ситникова С.В. Процесс формирования окололичностного пространства
ценностных ориентаций как фактор современной социальной идентификации/С.В.
Ситникова//Проблемы идентичности в современном мире: Межвузовский
сборник научных трудов. - Саратов.: Изд-во Саратовского университета, 2007. С.
97-99. (0,2 п.л.).
52. Ситникова С.В. Потенциал демократических, авторитарных ценностей и
ориентаций в молодежной среде/ С.В. Ситникова, С.Г. Ивченков//Российское
общество в зеркале социологии (взгляд молодых ученых). Саратов.:
Издательство «Научная книга», 2008, Вып. 8. С. 106-116 (0,5/0,3 п.л.).
53. Ситникова С.В. Молодежь как субъект политического процесса/С.В.
Ситникова// Материалы для обсуждения на научном семинаре «Социальная
политика на региональном уровне: взаимодействие власти и общественности». –
Саратов.: Издательство «Научная книга», 2008. С. 30-32. (0,2 п.л.).
54. Ситникова С.В. Особенности восприятия и оценок населением степени
эффективности функционирования институтов власти/С.В. Ситникова//
Социальная политика региона: традиции и инновации. - Саратов.: Изд-во Наука,
2009. С. 245-250. (0,4 п.л.).
55. Ситникова С.В. Семья как объект исследования трансформации ценностных
ориентаций массового сознания. /С.В. Ситникова// Российское общество в зеркале
социологии. Выпуск 9. - Саратов.: Изд-во Наука, 2009. С. 133-141. (0,55 п.л.).
56. Ситникова С.В. Трансформация основных жизненных ценностей молодых
россиян. /С.В. Ситникова// Социология жизни: преемственность и развитие
исследовательских традиций. - Саратов.: Изд-во Саратовского Университета,
2010. С. 109-111. (0,2 п.л.).
57. Ситникова С.В. Особенности процессов социальной идентификации
(региональный аспект)/С.В. Ситникова// Российская провинция: опыт
комплексного исследования. - Саратов, 2009. С 157-159. (0,2 п.л.).
57. Ситникова С.В. Основные типы ценностных ориентаций школьников. /С.В.
Ситникова, Н.В. Шахматова// Стратегия инновационного развития России как
особой цивилизации в XXI веке: VI Всероссийская научная конференция
«Сорокинские чтения – 2010»: Сборник тезисов. – М.: МАКС Пресс, 2010. – 1884
с.: ил. С. 1804-1807 (0,1/0,05 п.л.).
38
59. Ситникова С.В Будущее в мечтах подростка, как индикатор его ценностных
приоритетов/С.В. Ситникова// Россия и регионы в ракурсе инновационной
модернизации. Материалы всероссийской научно – практической конференции
25-26 октября 2011 г. - Саратов. Изд. «Научная книга», 2011. - 202 с. С. 173-177
(0,3 п.л.).
60. Ситникова С.В. О некоторых результатах исследований эффективности
внедрения ФГОС в образовательных учреждениях начального и среднего
профессионального образования Саратовской области/С.В. Ситникова, А.А.
Ионов, О.В. Крухмалева, И.В. Саунин //Опыт внедрения ФГОС учреждениями
профессионального образования: мониторинг вузов и колледжей: материалы
семинара –
совещания для руководящих работников
учреждений
профессионального образования Приволжского федерального округа. – Саратов.:
Изд-во: Саратовского университета, 2012. -314 с. С. 195-210. (1/0,3 п.л.).
61. Ситникова С.В. Детерминанты и субъективные факторы профессионального
самоопределения вузовских выпускников/С.В. Ситникова, Н.В.Шахматова//
Профессиональные ресурсы социальной сферы: состояние, проблемы и
перспективы. Материалы ежегодной Всероссийской научно - практической
конференции. – Саратов.: Изд - во "Наука", 2012- 385 с. С. 66- 71. (0,4/0,2 п.л.).
62. Ситникова С.В. Особенности профессиональной адаптации студентов
выпускников Саратовских вузов/С.В. Ситникова// Современное российское
общество: традиции и инновации. – Саратов.: Изд – во «Научная книга», 2012.
Вып. 4 – 316с. С.265-268. (0,25 п.л.).
63. Ситникова С.В. Адаптационный потенциал студенческой среды/С.В.
Ситникова, Н.В. Шахматова//Некоторые проблемы социально - политического
развития современного российского общества. – Саратов.: Изд-во «Научная
книга», 2012. Вып. 19 – 115 с. С. 97-100. (0,2/0,1п.л.).
64. Ситникова С.В. Образование как инструментальная ценностная
установка/С.В. Ситникова, Н.В. Шахматова //Современное российское общество:
традиции и инновации. – Саратов.: Изд-во Сарат. ун-та, 2010. Вып. 2. – 208с., С.
27-35 (0,56/0,3 п.л.).
65. Ситникова С.В. Прогнозные оценки студентов успешности своей
профессиональной реализации/С.В. Ситникова, И.Г. Малинский// Некоторые
проблемы социально - политического развития современного российского
общества. – Саратов.: Изд-во «Научная книга», 2013. Вып. 20 – 115 с. С. 69-72.
(0,2/0,1 п.л.).
66. Ситникова С.В. Ценностные ориентации как основа жизненного
самоопределения молодежи/С.В. Ситникова, Н.В. Шахматова// Современное
общество: человек, власть, экономика: Материалы III Международной научной
конференции (4 апреля г.Саратов). Разделы 6-9: Сб. науч. статей. – Саратов.: ИЦ
«Наука», 2014. С.323-330 (0,5/0,3 п.л.).
67. Ситникова С.В. Ценностные диссонансы в определении значимости здоровья
населением. /С.В. Ситникова, Н.В. Шахматова// Российское общество в зеркале
социологии (по материалам Всероссийской научно – практической конференции
«Поведенческие зависимости в повседневной жизни: социальные проекции»): Сб.
науч. трудов. - Саратов: Издательский Центр "Наука" 2014. Вып.14. С. 103-106
(0,25/0,15 п.л.).
39
68. Ситникова С.В. Факты и факторы нарушения прав человека в саратовском
регионе/С.В. Ситникова, Н.В. Шахматова// «Изменяющийся мир: общество,
государство, личность»: сб. материалов IV международной научной конференции
(09 апреля 2015 г.). Часть 3 (разделы 17-24). – Саратов: ИЦ «Наука», 2015. – 703 с.
С.506-512 (0,4/0,2 п.л.).
69. Ситникова С.В. Игровые практики саратовского студенчества/С.В.
Ситникова//Российское общество в зеркале социологии (Материалы
Всероссийской научно-практической конференции "Игровая зависимость как
междисциплинарная проблема" 10.12.2015 г.) – Саратов.: Издательский Центр
"Наука", Вып. 15, 2015. С.55-59. (0,3 п.л.).
70. Ситникова С.В. Мониторинг состояния и развития конкурентной среды на
рынках товаров и услуг Саратовской области/С.В. Ситникова, Н.В. Шахматова//
«Риски в социально-территориальном пространстве современной России»
Материалы научно-практической конференции: - Саратов: Изд-во «Саратовский
источник», 2016. – C. 191-195. (0,3/0,15 п.л.).
71. Ситникова С.В. Качество образовательного процесса в вузе: мнения студентов
ФГБОУ ВО «Саратовский национальный исследовательский государственный
университет им. Н.Г. Чернышевского»/С.В.Ситникова// Университет в
глобальном мире: новый статус и миссия: XI Международная научная
конференция «Сорокинские чтения – 2017»: Сборник материалов. – М.: МАКС
Пресс, 2017. – 976 с. C. 708-710 (0,2 п.л.). (Электронное издание комплексного
распространения). ISBN 978-5-317-05537-0.
72. Ситникова С.В. Факторы, влияющие на стиль жизни современного
студента/С.В. Ситникова, Н.И. Карпов //Материалы научно-практической
конференции Дыльновские чтения «Социология XXI века: традиции и
инновации»: - Саратов: Изд-во «Саратовский источник», 2017. – 486 с.: ил. С. 421423. (0,2/0,1 п.л.).
73.Ситникова С.В. Особенности современных конфликтов в поле
здравоохранительных услуг/С.В. Ситникова// Материалы международной научнопрактической конференции «Социальный конфликт: социетальное, региональное
и историческое измерение», в рамках Международного научного симпозиума,
посвященного 100-летию гуманитарного образования в СГУ «Столетие
гуманитарного образования в Саратовском государственном университете: диалог
времен – прошедшего, настоящего и будущего»: - Саратов: Издательство
«Саратовский источник», 2017. -156 с. С. 107-110. (0,25/0,1п.л.).
40
Ситникова Светлана Викторовна
Социально-ценностный потенциал повседневных практик: теоретикометодологические основания социологического исследования
22.00.01 - теория, методология и история социологии
АВТОРЕФЕРАТ
Подписано к печати 13.03.2018
Формат 60×84/16. Бумага офсетная.
Усл. печ. л. 2,8
Тираж 100. Заказ №
Отпечатано в типографии СГУ
Г. Саратов, ул Б. Казачья,112 а
Тел.:(8452)27-33-85
41
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа