close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Возрастная конституциональная этническая анатомия тела и половое развитие женского населения республики Хакасия

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
Гладкая Валентина Сергеевна
ВОЗРАСТНАЯ, КОНСТИТУЦИОНАЛЬНАЯ, ЭТНИЧЕСКАЯ
АНАТОМИЯ ТЕЛА И ПОЛОВОЕ РАЗВИТИЕ ЖЕНСКОГО
НАСЕЛЕНИЯ РЕСПУБЛИКИ ХАКАСИЯ
14.03.01 – анатомия человека, медицинские науки
Автореферат диссертации на соискание учѐной степени
доктора медицинских наук
Красноярск – 2018
2
Работа выполнена на кафедре анатомии и гистологии человека Федерального
государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования
«Красноярский государственный университет имени профессора В. Ф. Войно-Ясенецкого»
Министерства здравоохранения Российской Федерации
Научный консультант:
доктор медицинских наук, профессор Медведева Надежда Николаевна
Официальные оппоненты:
Баландина Ирина Анатольевна – доктор медицинских наук, профессор, ФГБОУ ВО
«Пермский государственный медицинский университет им. академика Е. А. Вагнера»
Министерства
здравоохранения
Российской
Федерации;
кафедра
нормальной,
топографической и клинической анатомии, оперативной хирургии, заведующий.
Музурова Людмила Владимировна – доктор медицинских наук, профессор, ФГБОУ ВО
«Саратовский государственный медицинский университет им. В. И. Разумовского»
Министерства здравоохранения Российской Федерации, кафедра анатомии человека,
профессор.
Пашкова Инга Геннадьевна – доктор медицинских наук, доцент ФГБОУ ВО
«Петрозаводский государственный университет», кафедра анатомии, топографической
анатомии и оперативной хирургии, патологической анатомии, судебной медицины,
заведующий.
Ведущая организация: Федеральное государственное бюджетное образовательное
учреждение высшего образования «Тюменский государственный медицинский университет»
Министерства здравоохранения Российской Федерации
Защита диссертации состоится «___» ________2018 г. в ____ часов на заседании совета по
защите докторских и кандидатских диссертаций Д 208.037.05 при ФГБОУ ВО
«Красноярский государственный медицинский университет имени профессора В. Ф. ВойноЯсенецкого» Министерства здравоохранения Российской Федерации (660022, г. Красноярск,
ул. Партизана Железняка, 1)
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке и на сайте Красноярского
государственного медицинского университета имени профессора В. Ф. Войно-Ясенецкого
Министерства здравоохранения Российской Федерации по адресу: 660022, г. Красноярск,
ул. Партизана Железняка, 1; htttp://krasgmu.ru)
Автореферат разослан «____» ___________2018 г.
Ученый секретарь совета
по защите докторских и кандидатских диссертаций,
кандидат медицинских наук,
доцент
Кочетова Людмила Викторовна
3
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования. Социально-экономическая ситуация,
сложившаяся в России на рубеже XX–XXI веков, оказала негативное влияние
на медико-демографическую ситуацию в стране. Охрана репродуктивного
здоровья населения и сохранение генофонда – важная медицинская и
государственная задача, реализация которой предусмотрена «Стратегией
развития здравоохранения Российской Федерации на долгосрочный период
2015–2030 гг.» [Сухих Г. Т. с соавт., 2013; Михайлин Е. С., 2015; Адамян Л. В.,
2016]. Особого внимания в рамках сохранения популяции заслуживает
мониторинг состояния здоровья коренных и малочисленных народов Сибири, к
которым относятся хакасы, проживающие на территории Республики Хакасия
(РХ) [Дуглас Н. И., 2012; Захарова Т. Г., 2012].
Показатели здоровья населения в значительной степени зависят от
этнических и возрастных характеристик популяции в конкретных экологотерриториальных условиях [Жвавый Н. Ф. с соавт., 2010; Григорьев Ю. А.,
2013; Синдеева Л. В., 2013]. Для Республики Хакасия, как и для многих
регионов
Сибири,
характерны
суровые
климатические
условия,
территориальная отдаленность, недостаточная благоустроенность населенных
пунктов, сохранившиеся национальные традиции [Штыгашева О. В., 2010;
Кривоногов В. П., 2011]. Происхождение коренного населения – хакасов,
связано с этническим, лингвистическим смешением генетических корней
народов,
проживающих
[Алексеев В. П.,
1963;
на
данной
Кызласов Л. Р.,
территории
1993;
с
древних
Майногашева В. Е,
времен
2006].
Значительный уровень миграции жителей европейской части страны на
территорию
Южной Сибири
в течение трех
столетий отразился на
национальном составе населения Хакасии; в настоящее время русское
население в республике является преобладающим (79,5%) [Штыгашева О. В.,
2010; Кривоногов В. П., 2011]. Проживание на одной территории хакасов и
европеоидов способствовало образованию особой популяции – метисов;
частота национально-смешанных браков составляет от 10,5% до 55–60%
4
[Лавряшина М. Б., 2013]. Несмотря на национально сформировавшиеся
традиции у хакасов – создание многодетных семей, в Республике Хакасия не
удается достичь стабильности в естественном приросте населения. Решение
проблемы депопуляции в большей степени связывают с улучшением здоровья
женщин и сохранением репродуктивного потенциала девочек [Баранцева Н. А.,
2016].
Комплексная оценка физического развития (ФР) различных групп
населения в динамичных условиях среды обитания позволяет анализировать
возрастные
особенности
здоровья
популяции
[Грицинская В. Л.,
2012;
Воронина Е. Н., 2013; Михайлова С. В., 2015; Ермолаева С. В., 2016]. Для
ранней диагностики и прогнозирования отклонений в состоянии здоровья
доказана целесообразность использования индивидуально-типологического
подхода [Гужвина Е. Н. 2012; Филатова О. В. 2015; Шакирова А. Т., 2015]. В
рамках
персонифицированной
диагностики,
доступным,
основанный
базовым
анатомической
науки
на
медицины
выявлении
и
широко
и
клинической
метод
типа
применяется
конституциональной
конституции,
в
практики
рамках
является
современной
[Николаев В. Г.,
2013;
Николенко В. Н., 2013; Хайруллин Р. М., 2013; Койносов П. Г., 2015].
Изучение анатомии женского организма, компонентного состава тела на
различных этапах онтогенеза невозможно без оценки его конституциональных
особенностей [Букина Л. Г., 2013; Кузнецова М. А., 2013; Никитюк Д. Б., 2015;
Старчик Д. А., 2015]. Конституциональные особенности роста, развития и
инволюции организма женщины могут служить прогностическим критерием,
обеспечивающим наиболее рациональное ведение беременности, родов,
проведения профилактических и лечебных мероприятий [Гребенникова Э. К. с
соавт., 2012; Тян О. В., 2012; Kozuki N., 2015; Ordean A., 2015].
В настоящее время не изучены возрастные особенности строения тела,
полового
развития,
становления
и
инволюции
организма
женщин,
проживающих в РХ. В свете постановлений Правительства РФ целесообразно
проведение
комплексных
исследований
для
выявления
структурно-
5
функциональных сдвигов в жизнедеятельности женского организма, его
адаптационных резервов к условиям проживания, с учетом этнических
особенностей, с целью своевременной их диагностики и профилактики
заболеваемости [Синдеева Л. В., 2007; Юсупов Р. Д., 2013].
Степень разработанности темы исследования. Конституциональная
анатомическая диагностика является одним из информативных методов оценки
состояния здоровья человека в норме и патологии [Корнетов Н. А., 2008;
Баландина И. А.,
2012;
Никитюк Д. Б.,
2014;
Койносов П. Г.,
2015;
Николаев В. Г., 2015]. Теоретическая и методологическая основа данной
диссертации базируется на результатах работы Красноярской научной школы
«Биомедицинская антропология», созданной В. Г. Николаевым, приоритетным
направлением
которой
являются
исследования
по
биомедицинской
антропологии и клинической анатомии. Сотрудниками школы выявлены
конституциональные,
возрастные
и
половые
особенности
населения,
проживающего на территории Восточной Сибири [Деревцова С. Н., 2013;
Синдеева Л. В., 2013; Медведева Н. Н., 2015].
Показана зависимость физического (ФР) и полового развития девочек от
этнической и конституциональной принадлежности [Пашкова И. Г., 2012;
Тролукова А. Н., 2012; Калмин О. В., 2013; Лопатина Л. А., 2013]. Выявлена
корреляция пельвиометрических показателей и индивидуально-типологических
особенностей женщин [Демарчук Е. Л., 2003; Тян О.В., 2012; Стрелкович Н. Н.,
2015]. Отмечена зависимость течения беременности и родов, состояния
новорождѐнных от физического развития и телосложения матери [Ганчар Е. П.,
2013; Могилина М. Н., 2014; Деев И. А., 2016; Heaman M., 2013; Kozuki N.,
2015].
Имеются данные о физическом статусе различных возрастно-половых
групп населения, длительно проживающих в условиях Крайнего Севера
[Жвавый Н. Ф., 2010; Пашкова И. Г., 2014; Гурьева А. Б., 2015], в Республиках
Хакасия и Тыва [Аг-оол Е. М., 2007; Грицинская В. Л., 2011; Дуглас Н. И.,
2012; Юсупов Р. Д., 2013].
6
Популяционные исследования ФР жителей Хакасии проводились в 20-е
годы [Ярхо А. И., 1928] и в 70–80-е годы XX века [Клевцова Н. И.,1976;
Перевозчиков И. В.,
Изучались
1984].
конституциональные
особенности
строения тела мужчин и женщин первого периода зрелого возраста
[Кобежиков А. И.,
2005;
Кобилева Н. Г.,
2009;
Синдеева Л. В.,
2013;
Юсупов Р. Д., 2013]. Однако отсутствуют данные о строении тела и
фенотипической изменчивости женского организма от пубертата до менопаузы;
становлении и угасании репродуктивной функции, формировании костного таза
у женщин, проживающих в Хакасии, что послужило поводом для проведения
настоящего исследования.
Цель
исследования:
выявить
закономерности
изменчивости
анатомического строения тела и полового развития женского населения
Республики Хакасия в различные периоды онтогенеза, в зависимости от
конституциональной и этнической принадлежности.
Задачи исследования
1.
Изучить
строение,
компонентный
состав,
пропорции
тела
и
конституциональную принадлежность женщин коренной национальности
Республики
Хакасия,
выявить
основные
закономерности
изменчивости
организации их тела в онтогенезе.
2.
Изучить
строение,
компонентный
состав,
пропорции
тела
и
конституциональную принадлежность женщин-европеоидов, проживающих в
Республике Хакасия, определить основные направления онтогенетической
изменчивости организации их тела.
3.
Выявить этнические особенности соматометрических показателей,
компонентного
состава,
пропорций
тела
и
конституциональной
принадлежности женского населения Республики Хакасия.
4.
Определить пельвиометрические показатели и форму таза у женщин
Республики Хакасия в зависимости от возраста, конституциональной и
этнической принадлежности.
7
5.
Оценить особенности полового развития женского населения
Республики Хакасия в онтогенезе.
6.
Определить биологический возраст и скорость старения организма
женщин по результатам соматометрического исследования, выявить их
возрастные, этнические особенности, разработать способ прогнозирования
риска ускоренного старения.
Научная новизна исследования. По результатам исследования создана
база данных соматометрических показателей женщин в возрасте от 11 до 55
лет. Получены новые знания о закономерностях изменчивости физического
развития женского населения, проживающего в Республике Хакасия, от второго
периода детства до второго периода зрелого возраста: оценены их габаритные
размеры, компонентный состав, пропорции тела в зависимости от возраста,
конституциональной и этнической принадлежности.
Впервые у женского населения РХ в возрасте от второго периода детства
до юношеского проведена комплексная оценка физического развития с позиций
индивидуальной типологии и этнической принадлежности.
Выявлены особенности анатомического строения, компонентного состава
и пропорций тела; размеров и форм таза женского населения РХ в зависимости
от возраста и этнической принадлежности в онтогенезе.
Впервые дана комплексная оценка полового развития, определена
тенденция биологического созревания, его зависимость от типа телосложения и
этнической принадлежности женского населения РХ.
Определены биологический возраст, скорость старения организма
женщин на основании индивидуальной оценки соматометрических показателей
и клинических данных, предложен способ прогнозирования риска ускоренного
старения.
Теоретическая
и
практическая
значимость
работы.
Впервые
получены новые данные о габаритных размерах тела женского населения РХ
пяти возрастных периодов (от второго периода детства до второго периода
зрелого возраста) с учетом этнических особенностей. Создана электронная база
8
соматометрических
показателей
женского
населения
перечисленных
возрастных групп, составляющая основу для проведения регионального
мониторинга ФР.
Установлены
конституциональные
закономерности
физического
и
полового развития, особенности возрастных изменений анатомического
строения женского тела, которые обосновывают необходимость внедрения
конституционального
подхода
в
акушерско-гинекологическую
и
педиатрическую практику, диспансеризацию женского населения.
Выявлены анатомические особенности строения тела женщин-хакасок по
сравнению с представительницами других этнических групп коренного
населения Сибири – Тывы, Чукотки и Якутии.
Разработан доступный способ определения биологического возраста и
прогнозирования темпов скорости старения организма женщин, позволяющий
повысить информативность оценки возрастной изменчивости состава тела.
Материалы исследования внедрены в практическую деятельность
лечебных учреждений РХ. Применение соматотипологического подхода
позволит врачам дифференцировать прогноз реализации репродуктивного
потенциала у женщин. С целью оптимизации преемственности в работе
женской консультации, акушерского стационара и детской поликлиники,
маршрутизации беременных женщин разработана единая «Обменная карта
беременной
и
родильницы»,
внедрѐнная
приказом
МЗ
РХ
в
родовспомогательные учреждения республики.
По материалам диссертации выпущены четыре учебных пособия:
«Морфология и особенности топографической анатомии женской половой
системы» (2011); «Избранные вопросы акушерства и гинекологии» (часть I,
2013 и часть II, 2015); «Методы и методики оценки роста и развития детей»
(2017).
Полученные результаты внедрены в учебный процесс клинических и
теоретических кафедр ФГБОУ ВО «Хакасский государственный университет
9
им. Н. Ф. Катанова»; будут полезны при изучении дисциплин «Анатомия
человека», «Акушерство и гинекология», «Педиатрия».
Данные о ФР женского коренного и пришлого населения РХ в возрасте
11–18 лет вошли в референтные таблицы «Материалов по физическому
развитию детей и подростков городов и сельских местностей Российской
Федерации», опубликованные в 2018 г. под редакцией ФГАУ «Национальный
научно-практический центр здоровья детей» Минздрава России.
Основные положения, выносимые на защиту
1. Строение тела женского населения РХ имеет возрастные и этнические
особенности, которые проявляются различием габаритных, соматометрических
размеров, компонентного состава и пропорций тела.
2. Частота встречаемости морфотипов среди женского населения РХ,
морфофункциональные особенности строения тела имеют возрастные и
этнические особенности.
3. Анатомическое
становление
костного
таза,
половое
развитие
женского организма сопряжены с возрастом и имеют этнические особенности.
4. Разработанный способ прогнозирования скорости старения организма
доказывает взаимосвязь темпов возрастных изменений с соматометрическими
(ИМТ, обхваты грудной клетки и ягодиц, диаметр таза), клиническими
(продолжительность менструального цикла) показателями и зависит от
этнической принадлежности женщин.
Степень достоверности и апробация результатов. Тема утверждена
проблемной комиссией «Морфология человека и животных» и Ученым советом
Красноярского государственного медицинского университета им. проф.
В. Ф. Войно-Ясенецкого Министерства здравоохранения РФ (протокол №2 от
13.10.2016 г.).
Результаты
диссертационного
исследования
представлены
в
виде
докладов и публикаций на всероссийских научно-образовательных форумах
«Мать и дитя» (Москва, 2007, 2011, 2012, 2013, 2015); всероссийских съездах
акушеров-гинекологов (Москва, 2010, 2015); Съезде педиатров России (Москва,
10
2017); Конгрессе педиатров России (Москва, 2018); конференциях «Актуальные
проблемы медицины» (Абакан, 2007 – 2017 годы).
Отчет о ходе выполнения диссертации заслушивался на заседании
Центрального научного координационного совета КрасГМУ в декабре 2016 г.
Публикации. По теме диссертации опубликовано 77 работ, из них 33
статьи – в журналах, рекомендованных ВАК РФ, 4 учебных пособия.
Объем и структура диссертации. Диссертация изложена на 351
странице машинописного текста и состоит из введения, обзора литературы,
главы
«Материал
и
методы
исследования»,
трех
глав
собственных
исследований, заключения, выводов и практических рекомендаций. Работа
иллюстрирована
58
таблицами,
68
рисунками
и
28
приложениями.
Библиографический указатель представлен 398 источниками, из которых 249
отечественных и 149 иностранных.
Личный вклад автора. Автором самостоятельно разработан дизайн
исследования, оформлены протоколы обследования, где отражены данные
анамнеза, соматометрии, пельвиометрии, полового развития, определения
биологического возраста, создана электронная база данных, выполнена
статистическая обработка полученного материала, проанализированы и
интерпретированы результаты, проведен ROC-анализ прогноза скорости
старения организма. В соответствии с требованиями ВАК РФ подготовлены
диссертация и автореферат.
Материал и методы исследования
Обследовано женское население в возрасте от 11 до 55 лет, проживающее
на территории РХ (всего 3067 человек; 1752 женщин-хакасок и 1315 женщиневропеоидов). Согласно возрастной периодизации постнатального онтогенеза
человека [Мартиросов Э. Г., 2004] все обследованные женщины распределены
на группы: I группа – второй период детства (8–11 лет; n=111); II группа –
подростковый возраст (12–15 лет; n=1131); III группа – юношеский возраст (16–
20 лет; n=784); IV группа – первый период зрелого возраста (21–35 лет; n=601);
V группа – второй период зрелого возраста (36–55 лет; n=440). Этническая
11
принадлежность устанавливалась на основании опроса. Хакасы представлены
женщинами-хакасками на основании фенотипа, самосознания и отрицания
метисации с представителями иных этносов в трех поколениях. Европеоиды
представлены русскими женщинами. Критерием исключения служило наличие
у обследованных аномалий строения тела, тяжелых хронических заболеваний,
беременности и отказа от обследования. На участие в исследовании получено
письменное информированное согласие родителей девочек и обследуемых
совершеннолетних женщин, на основании предварительно полученного
положительного решения экспертной группы Локального этического комитета
КрасГМУ (председатель – д.м.н., проф. И. В. Демко).
Всем обследованным проведено анкетирование, отражены социальногигиеническая характеристика, соматический и репродуктивный анамнез.
Возраст
menarche
обследование
определяли
проводилось
по
методом
методике
опроса.
Соматометрическое
В. В. Бунака
(1941).
Расчет
компонентного состава тела осуществляли по формулам J. Matiegka (1921).
Проведена оценка соотношения длины и массы тела при помощи индекса
массы тела (ИМТ) по формуле: ИМТ = W/L2, где W – масса тела (кг), L – длина
тела (м). При значениях индекса менее 18,5 кг/м2 констатировался дефицит
массы тела (ДМТ); 18,5–24,9 кг/м2 – соответствовали нормальным вариантам
ИМТ; при ИМТ>25 кг/м2 – наличие избыточной массы тела (ИзМТ), при
ИМТ>30 кг/м2 – ожирение [ВОЗ, 1991]. В возрасте до 18 лет ИМТ определяли
согласно рекомендациям ВОЗ [WHO Growth Reference, 2007]: при значениях
индекса от 15 до 85 перцентилей констатировалось гармоничное соотношение
длины и массы тела; менее 15 перцентилей – ДМТ; от 85 до 95 перцентилей –
ИзМТ; выше 95 перцентилей – ожирение.
Тип телосложения определяли по индексу полового диморфизма (ИПД)
J. Tanner (1951) по формуле: ИПД=3 * ДП–ДТ, где ДП – диаметр плеч (см); ДТ
– диаметр таза (межгребневый размер, см). Выделяли следующие морфотипы:
гинекоморфный (ИПД менее 73,1), мезоморфный (ИПД от 73,1 до 82,1) и
андроморфный (ИПД более 82,1). Нормальным вариантом развития для
12
женщин
является
гинекоморфия;
андроморфия
расценивается
как
антропологическая инверсия пола, мезоморфия – как легкая степень дисплазии
телосложения в сторону противоположного пола [Tanner J., 1951].
Для оценки пропорциональности телосложения определяли ряд индексов.
По индексу относительной ширины плеч (ширина плеч / длина тела * 100%)
выделяли
долихоморфию
(менее
21,5);
мезоморфию
(21,5–24,5)
и
брахиморфию (более 24,5). По индексу относительной ширины таза (ширина
таза / длина тела * 100%) определяли формы таза: стенопиэлия (менее 15,9 –
узкий таз), метриопиэлия (средний таз – от 16,0 до 17,9); эурипиэлия (широкий
таз – 18,0 и больше). По тазо-плечевому индексу (ширина таза / ширина плеч *
100%) оценивали формы корпуса тела: трапециевидный корпус (менее 69,9);
средний корпус (от 70,0 до 74,9); прямоугольный корпус (75,0 и больше)
[Хрисанфова Е. Н., Перевозчиков И. В., 2005].
Пельвиометрия включала измерение наружных размеров большого таза:
distantia spinarum; distantia cristarum; distantia trochanterica; conjugate externa и
conjugate vera (из величины conjugate externa вычитали 9 см). В зависимости от
величины размеров таза определены формы таза по классификации основных
форм узкого таза, основанной на степени сужения [Воронин К. В., 2001].
Для оценки уровня полового развития девочек использовались две
методики: комплексная фенотипическая оценка полового развития по J. Tanner
[Marshall W. A. and Tanner J. M., 1969] и балльная оценка вторичных половых
признаков, предложенная М. В. Максимовой [Мазурин А. В., Воронцов И. М.,
2000]. В зависимости от соответствия степени развития вторичных половых
признаков возрастным нормативам девочек распределили на 3 подгруппы: с
задержкой, средним и с опережающим половым развитием.
Осуществлено определение биологического возраста и коэффициента
скорости старения [Горелкин А. Г., Пинхасов Б. Б., 2010]. Коэффициент
скорости старения вычисляли по формуле: КСС = ОТ*МТ/ОЯ*Р2*(14,7 + 0,26 *
РЛ+0,001* РЛ2), где: ОТ – обхват талии (см); МТ – масса тела (кг); ОЯ – обхват
ягодиц (см); Р – длина тела (м); РЛ – разница лет между календарным (КВ) и
13
онтогенетическим возрастом. При значении от 0,95 до 1,05 скорость старения
соответствует норме; менее 0,95 – замедленное, а более 1,05 – ускоренное
старение организма. Биологический возраст рассчитывался по формуле: БВ =
КСС*(КВ–18)+18. Второй этап включал выполнение статистического ROCанализа для выявления признаков, в наибольшей степени влияющих на
скорость
старения
эффективности
организма.
методов
Оценивали
(чувствительность
показатели
и
диагностической
специфичность,
точность,
прогностическая значимость положительных и отрицательных результатов
теста) для выявления уровня количественного диагностического критерия с
использованием расчета шанса и отношения шансов [Григорьев С. Г., 2016].
Статистический анализ результатов проводился с использованием
программы Statistica 10.0. Применялись непараметрические методы; данные
представлены в виде медианы (Me) и интерквартильного размаха – 25 и 75-ый
процентили (P25–P75). Значимость межгрупповых различий количественных
признаков оценивали по u-критерию Манна-Уитни, качественных – χ2критерию Пирсона. Для качественных показателей рассчитывали процентную
долю и ошибку доли (p±sp%) по формуле: sp =
p∗(100−p)
n
, где sp – ошибка
доли, p – процент встречаемости признака; n – количество обследованных. При
сравнении результатов нашего исследования с данными других авторов
достоверность межгрупповых различий оценивали по t-критерию Стьюдента.
Различия между сравниваемыми рядами считали статистически значимыми с
уровнем вероятности 95%, р<0,05. Для сравнения медиан пяти возрастных
групп использовали критерий Краскела-Уоллиса с вычислением величины
критерия H и уровня статистической значимости p. Взаимосвязь между
признаками оценивалась методом ранговой корреляции по Спирмену (ρ)
[Реброва О. Ю., 2006; Ланг Т. А., 2011].
Результаты исследования и их обсуждение
Анализ
позволил
соматометрических
выявить
этнические
показателей
различия
во
обследованных
всех
возрастных
женщин
группах
14
(рисунок 1). Значения длины (ДТ) и массы тела (МТ) женщин-хакасок были
меньше, чем у европеоидов (p=0,039÷p<0,001). Наши результаты согласуются с
данными обследования коренного населения Восточной Сибири [Омзар О. С.,
2010; Юсупов Р. Д., 2013; Гурьева А. Б., 2015]. Разница значений ДТ
минимальна во втором периоде детства (2,5 см; p=0,136); максимальна – во
втором периоде зрелого возраста (7,0 см; p<0,001). Пубертатный скачок роста у
европеоидов более выражен (9,0 см), чем у хакасок (7,5 см; p<0,001). Отмечено,
что ДТ женщин первого периода зрелого возраста как у хакасок (p<0,001), так и
у европеоидов (р=0,091) меньше, чем у женщин юношеского возраста; что
может свидетельствовать о продолжающемся процессе акселерации.
Различия показателей МТ у обследованных женщин в этнических
группах минимальные во втором периоде детства; максимальные – во втором
периоде зрелого возраста (p<0,001). Прибавки МТ у европеоидов во всех
группах большие, чем у сверстниц коренного населения; наиболее выражена
разница значений показателей в подростковом возрасте (9,2 и 8,2 кг; p<0,001) и
во втором периоде зрелого возраста (14,5 и 10,0 кг; p<0,001, соответственно).
164,0*
162,0*
163,0*
157,0*
158,0
158,0*
155,5*
153,0
156,0*
148,0
153,0*
148,0
143,0
74,5*
80,0
Масса тела, кг
Длина тела, см
163,0
70,0
60,0*
54,5*
60,0
145,5
Второй период Подростковый
детства
возраст
Женщины-европеоиды
Юношеский
возраст
I период
зрелого
возраста
II период
зрелого
возраста
Женщины-хакаски
51,5*
37,0**
40,0
30,0
64,0*
46,2*
50,0
54,0*
44,0*
35,2**
Второй период Подростковый Юношеский
детства
возраст
возраст
Женщины-европеоиды
I период
зрелого
возраста
II период
зрелого
возраста
Женщины-хакаски
Примечание: * – p<0,001; ** – p=0,039; p – u критерий Манна-Уитни
Рис.1. Значения длины и массы тела женщин Me [P25–P75] (см)
С возрастом отмечалось увеличение обхвата, поперечного и переднезаднего диаметров грудной клетки; абсолютные величины всех размеров у
европеоидов выше, чем у хакасок; максимальная разница значений показателей
отмечалась у женщин второго периода зрелого возраста (p<0,001). Увеличение
15
обхвата ягодиц происходило более равномерно и интенсивнее у европеоидов
(от 75,0 до 102,0 см; p<0,001), чем у хакасок (от 73,5 до 95,0 см; p<0,001) во все
возрастные периоды (p<0,001). Такая же закономерность отмечалась при
анализе диаметра таза; но темп его прироста в подростковом возрасте у
европеоидов снижался, а у хакасок увеличивался, что нивелирует разницу
дефинитивных показателей. Значения диаметров плеч во все возрастные
периоды преобладали у женщин-европеоидов (p=0,072÷p<0,001) (рисунок 2).
36,0*
37,0
Диаметр плеч, см
33,0*
34,0*
33,0
34,0*
34,5*
32,0
31,0
30,0
32,0*
30,0
29,0
28,0*
27,0**
28,0
35,0
34,0
28,0*
29,0
35,0*
Диаметр таза, см
35,0*
36,0
27,0
28,0*
26,0
27,0**
24,5
27,0*
25,0
24,0
22,5***
23,0
24,0
22,0
30,0
Второй период Подростковый Юношеский
детства
возраст
возраст
Женщины-европеоиды
21,0
I период
зрелого
возраста
II период
зрелого
возраста
Женщины-хакаски
22,0***
Второй период Подростковый
детства
возраст
Юношеский I период зрелого
возраст
возраста
Женщины-европеоиды
II период
зрелого
возраста
Женщины-хакаски
Примечание: * – p<0,001; ** – p=0,008; *** – p=0,056; p – u критерий Манна-Уитни
Рис. 2. Значения диаметров плеч и таза женщин Me [P25–P75], (см)
Дистальные диаметры конечностей, характеризующие развитие костной
ткани, у обследованных женщин увеличивались с возрастом. Значения
показателей в зависимости от этнической принадлежности не различались во
втором периоде детства; во всех других возрастных группах дистальные
диаметры конечностей у хакасок имели меньшие значения, чем у европеоидов
(p<0,001).
Площадь поверхности тела с возрастом увеличивалась у женщин-хакасок
на 25,2%, у европеоидов – на 30,3%. Значения площади поверхности тела у
женщин-европеоидов большие, чем у хакасок (p<0,001) во всех группах, кроме
второго периода детства. На состав тканевых компонентов тела, отражающих
общее состояние и характер обменных процессов в организме, существенное
влияние оказывают специфика питания, физическая активность, социальный
статус, возраст [Прокопьев А. Н., 2013; Музурова Л. В., 2014; Николаев В. Г.,
16
2015; Анисимова А. В., 2016;]. Динамика изменчивости компонентного состава
тела у обследованных женщин проявлялась равномерным увеличением
относительной и абсолютной жировой массы в первых трѐх возрастных
периодах и более интенсивным – в первом и втором периодах зрелого возраста.
Значения абсолютной жировой массы у девочек второго периода детства
минимальные,
увеличивались
с
возрастом
как
у
европеоидов
(p=0,002÷p<0,001), так и у хакасок (p<0,001). У европеоидов содержание
абсолютной жировой массы выше, чем у хакасок, во все возрастные периоды
(p=0,05÷p<0,001). Доля относительной жировой массы выше у европеоидов во
втором периоде детства (p=0,006), подростковом и втором периодах зрелого
возраста (p<0,001), а в юношеском и первом периоде зрелого возраста – у
хакасок (рисунок 3).
25,0
20,0
14,5****
18,7**
11,9***
15,0
9,8**
10,0
8,0*
11,8***
5,0
31,2**
33,0
24,0**
13,5****
8,9**
7,1*
Второй период Подростковый
детства
возраст
Юношеский I период зрелого
возраст
возраста
Женщины-европеоиды
II период
зрелого
возраста
Женщины-хакаски
Относительная жирова масса, %
Абсолютная жировая масса, кг
30,0
31,0
29,0
27,0
25,0
25,1
22,4*
23,0
21,0
19,0
21,5
29,1**
23,0
24,2
22,2
19,3*
20,7
Второй период Подростковый Юношеский
детства
возраст
возраст
Женщины-европеоиды
I период
зрелого
возраста
II период
зрелого
возраста
Женщины-хакаски
Примечание: *– p=0,006; **–p<0,001; ***– p=0,05; ****– p=0,03; p– u критерий Манна-Уитни
Рис. 3. Значения абсолютной и относительной жировой массы тела женщин
Me [P25–P75] (кг, %)
Показатели абсолютной мышечной массы увеличивались с возрастом как
у европеоидов (p<0,001), так и хакасок (p=0,01÷p<0,001) (рисунок 4). У хакасок
во все возрастные периоды, кроме второго периода детства, значения
абсолютного мышечного компонента ниже, чем у сверстниц-европеоидов
(p<0,001). Доля относительного мышечного компонента тела максимальная у
женщин-хакасок в юношеском возрасте, а у европеоидов – в первом периоде
зрелого возраста; в обеих этнических группах минимальные значения – во
втором периоде зрелого возраста. Показатели относительного содержания
17
мышечного компонента у европеоидов выше в подростковом, юношеском и
первом периоде зрелого возраста (p<0,001); в других возрастных группах не
различались.
Абсолютная мышечная масса, кг
25,8*
28,0
23,5*
26,0
24,0
22,0
19,2*
20,0
18,0
16,0
21,4*
23,2*
14,7
17,2*
14,0
12,0
22,0*
14,2
Второй период Подростковый
детства
возраст
Юношеский
возраст
Женщины-европеоиды
I период
зрелого
возраста
II период
зрелого
возраста
44,0
Относительная мышечная м асса,
%
27,5*
30,0
42,6*
43,0*
43,0
42,0
41,0
40,8*
40,1
41,3*
40,0
39,0
39,8
40,1*
40,1*
38,0
36,7
37,0
36,6
36,0
Второй период Подростковый Юношеский
детства
возраст
возраст
Женщины-хакаски
Женщины-европеоиды
I период
зрелого
возраста
II период
зрелого
возраста
Женщины-хакаски
Примечание: * – p<0,001; p – u критерий Манна-Уитни
Рис. 4. Значения абсолютной и относительной мышечной массы тела женщин
Me [P25–P75] (кг,%)
Показатели абсолютной костной массы тела минимальные во втором
периоде детства; ко второму периоду зрелого возраста у европеоидов они
увеличивались в 1,4 раза (p=0,063÷p<0,001), у хакасок – в 1,3 раза (p<0,001). Во
все возрастные периоды, кроме второго периода детства, значения абсолютной
костной массы у европеоидов больше, чем у хакасок (p<0,001) (рисунок 5).
19,0
9,8*
10,0
8,7*
8,9*
9,0
7,7*
8,0
8,6*
6,8
8,1*
7,0
7,9*
7,3*
6,0
6,6
Второй период Подростковый
детства
возраст
Юношеский
возраст
Женщины-европеоиды
I период
зрелого
возраста
II период
зрелого
возраста
Женщины-хакаски
Относительная костная масса, %
Абсолютная костная масса, кг
11,0
18,4**
18,0
17,0
16,0
17,1
17,5**
15,7
16,8
15,9
15,0
14,7
14,6
14,0
13,4
13,2
13,0
Второй период Подростковый
детства
возраст
Юношеский
возраст
Женщины-европеоиды
I период
зрелого
возраста
II период
зрелого
возраста
Женщины-хакаски
Примечание: –* – p<0,001; ** – p=0,05; p – u критерий Манна-Уитни
Рис. 5. Значения абсолютной и относительной костной массы тела женщин
Me [P25–P75] (кг, %)
Максимальная доля относительной костной массы у обследованных
зарегистрирована во втором периоде детства, возрастная изменчивость
18
проявлялась в снижении значений показателя ко второму периоду зрелого
возраста (p<0,001); этнические различия выявлены только во втором периоде
детства с преобладанием данных величин у европеоидов.
Отмечалось увеличение толщины средней жировой складки с возрастом:
у женщин во втором периоде зрелого возраста значения показателей выше, чем
во втором периоде детства, у европеоидов – в 1,96 раза, у хакасок – в 2,1 раза
(p<0,001). Во всех возрастных периодах, кроме юношеского, величина средней
жировой складки у европеоидов больше, чем у хакасок (p=0,05÷p<0,001).
Выявлены
этнические
особенности
распределения
жировой
ткани:
у
европеоидов толщина жировых складок большая на конечностях; у хакасок
выявлено преобладание толщины жировых складок на корпусе тела.
Выявленные
этнические
различия
обосновывают
разработку
персонифицированного подхода к диагностике, профилактике и лечению
метаболического синдрома у жителей Хакасии. Этнические различия,
проявляющиеся в степени развития жирового компонента и в топографии его
распределения, согласуются с данными, полученными А. И. Козловым и
Г. Г. Вершубской (2003).
У обследованных женщин отмечалось увеличение значений ИМТ с
возрастом как у европеоидов (от 17,8 до 28,5 кг/м2), так и у хакасок (от 16,9 до
25,7 кг/м2; p<0,001). Значения ИМТ преобладали у европеоидов во втором
периоде детства (p=0,018), подростковом возрасте (p=0,005) и во втором
периоде зрелого возраста (p<0,001). У большинства обследованных по уровню
ИМТ определены нормальные варианты ФР; однако доля женщин со средними
значениями индекса снижалась ко второму периоду зрелого возраста, в
большей степени у хакасок (p=0,002), чем у европеоидов. Число лиц с ДМТ
наибольшее во втором периоде детства в обеих этнических группах. У хакасок
с возрастом доля женщин с ДМТ значительно снижалась; уменьшение числа
лиц с дефицитом питания у европеоидов менее выражено (рисунок 6).
Выявлена высокая распространенность ИзМТ у обследованных женщин;
число лиц с ИзМТ среди европеоидов выше, чем среди хакасок во втором
19
периоде детства (p=0,009) и втором периоде зрелого возраста (p<0,001). У
хакасок доля лиц с ИзМТ за промежуток от второго периода детства до первого
периода зрелого возраста практически не менялась; в группе второго периода
зрелого возраста отмечалось увеличение доли женщин с ИзМТ в 2 раза. У
европеоидов отмечалась иная частота встречаемости ИзМТ по возрастным
группам: выше доля лиц с ИзМТ во втором периоде детства и втором периоде
зрелого возраста; ниже – от подросткового до первого периода зрелого
возраста.
35,0
80,0
70,7**
30,0
Частота ДМТ, %
25,0
17,5
20,0
15,0
17,2
18,9
16,3
13,3
10,0
8,5
7,7
5,0
1,5
0,0
Второй период
детства
Подростковый
возраст
Юношеский
возраст
Женщины-европеоиды
I период зрелого II период зрелого
возраста
возраста
Женщины-хакаски
Частота избыточной массы тела, %
29,3
70,0
60,0
50,0
41,5*
54,3**
40,0
31,2
29,3
27,9
30,0
20,0
10,0
27,4
24,5
24,5
19,0*
0,0
Второй период Подростковый
детства
возраст
Женщины-европеоиды
Юношеский I период зрелого
возраст
возраста
II период
зрелого
возраста
Женщины-хакаски
Примечание: * – p=0,009; ** – p<0,001; p – критерий χ2–Пирсона
Рис. 6. Частота встречаемости лиц с ДМТ и ИзМТ (%)
Основной структурной составляющей конституции человека является его
морфологическая характеристика или морфотип (тип телосложения), наиболее
доступный для исследования, относительно устойчивый и генетически
обусловленный, отражающий особенности динамики онтогенеза, метаболизма
и общей реактивности организма [Чтецов В. П., 1979; Никитюк Б. А., 1998;
Николаев В. Г., 2015]. Оценка телосложения по ИПД J. Tanner показала, что
частота встречаемости морфотипов среди женщин РХ имеет возрастную
изменчивость и этнические особенности (рисунок 7). Доля женщин с
гинекоморфией во всех возрастных группах среди хакасок больше, чем среди
европеоидов (р=0,006÷p<0,001). Частота встречаемости лиц гинекоморфного
морфотипа с увеличением возраста снижалась среди европеоидов более
20
интенсивно, чем среди хакасок. Число лиц с мезоморфией меньше во втором
периоде детства; начиная с подросткового возраста, доля мезоморфов
увеличивалась, достигая максимума в первом и втором периодах зрелого
возраста.
Представители
андроморфного
морфотипа
встречались
с
подросткового возраста; чаще – среди европеоидов, чем среди сверстницхакасок
(p<0,001).
Среди
хакасок
юношеского
возраста
доля
лиц
андроморфного морфотипа значимо не изменялась, среди европеоидов число
андроморфов
продолжало
увеличиваться.
Преобладание
процессов,
вызывающих инверсию пола в сторону андроморфии, возможно, обусловлено
снижением
темпов
акселерации
среди
европеоидов,
в
сравнении
с
представителями коренного населения. Смена эпох акселерации и ретардации
на основе генетических, климатогеографических и социально-экономических
факторов обусловливает изменчивость морфотипа и рассматривается как
адаптация
организма
человека
к
окружающей
среде,
определяющей
устойчивость популяций [Шилова О. Ю., 2011; Щербак В. А., 2012].
Женщины-европеоиды
90,0%
Женщины-хакаски
2,4
15,1
100,0%
16,1
17,1
23,8
80,0%
47,9
70,0%
60,0%
57,5
65,8
50,0%
40,0%
65,2
84,9
30,0%
49,7
20,0%
26,4
10,0%
17,1
11
0,0%
Частота среди женщин-хакасок,%
Частота среди женщин-европеоидов, %
100,0%
6,9
1,6
6,2
7,4
5,8
90,0%
34,5
80,0%
70,0%
58,3
60,0%
50,0%
61,2
72,8
93,1
40,0%
63,9
30,0%
20,0%
35,6
31,4
21,4
10,0%
0,0%
Второй период Подростковый
детства
возраст
Гинекоморфный морфотип
Андроморфный морфотип
Юношеский
возраст
I период
зрелого
возраста
II период
зрелого
возраста
Мезоморфный морфотип
Второй период
детства
Подростковый
возраст
Гинекоморфный морфотип
Юношеский
возраст
I период зрелого II период зрелого
возраста
возраста
Мезоморфный морфотип
Андроморфный морфотип
Рис. 7. Частота встречаемости морфотипов среди обследованных женщин (%)
У представителей гинекоморфного морфотипа значения габаритных
размеров и компонентов тела, ИМТ были меньшими, чем у мезоморфов и
андроморфов во всех возрастных группах. Среди лиц гинекоморфного
21
морфотипа выявлены этнические особенности: у европеоидов ДТ и МТ в
подростковом, юношеском, первом и втором периодах зрелого возраста
большие, чем у сверстниц-хакасок. У хакасок в первом периоде зрелого
возраста значения толщины жировых складок на спине (p<0,001), грудной
клетке (p<0,001) и животе (p<0,001), абсолютной и относительной жировой
массы большие, а абсолютной и относительной мышечной и костной массы
(p<0,001) меньшие, чем у европеоидов. Не выявлено различий по значениям
данных показателей у андроморфов и мезоморфов в подростковом и
юношеском возрастах. В первом и втором периодах зрелого возраста у
андроморфов
значения
габаритных
размеров
тела,
ИМТ,
содержание
относительного жирового компонента тела выше, а мышечного и костного
ниже, чем у мезоморфов.
Оценка пропорциональности телосложения показала, что значения
индекса относительной ширины плеч увеличивались с возрастом у европеоидов
(от 20,7% до 22,2%) и у хакасок (от 20,5% до 22,1%), были выше у женщинхакасок в подростковом (p=0,021), юношеском (p<0,001) и первом периоде
зрелого
(p=0,026)
возрастов.
Большинство
обследованных
являлись
представителями мезоморфии. Среди женщин-хакасок частота встречаемости
мезоморфии увеличивалась с возрастом, у европеоидов – существенно не
различалась во все возрастные периоды (рисунок 8).
87,7
81,2***
Частота мезоморфии,%
85,0
85,5****
80,0
75,0
83,5
73,6*
78,8****
66,2**
70,0
65,0
67,3***
60,0
55,0
50,0*
60,2**
50,0
45,0
60,0
Частота долихоморфии, %
90,0
50,0
39,8**
40,0
50,0*
30,6***
30,0
33,8**
20,0
26,4*
Женщины-европеоиды
I период
зрелого
возраста
II период
зрелого
возраста
Женщины-хакаски
7,3
18,0***
10,0
8,4****
0,0
Второй период Подростковый Юношеский
детства
возраст
возраст
14,4****
Второй период Подростковый
детства
возраст
Женщины-европеоиды
Юношеский I период зрелого
возраст
возраста
4,3
II период
зрелого
возраста
Женщины-хакаски
Примечание: *– p=0,01; **– p=0,035; ***– p<0,001; ****– p=0,022; p – критерий χ2–Пирсона
Рис. 8. Частота встречаемости мезоморфии и долихоморфии у обследованных
женщин (%)
22
Частота встречаемости лиц с долихоморфией с возрастом снижалась в
обеих этнических группах (p<0,001). Долихоморфия во втором периоде детства
чаще встречалась у хакасок, а в подростковом, юношеском и в первом периоде
зрелого возраста чаще – у европеоидов. Число лиц с брахиморфией
увеличивалось с возрастом: у европеоидов с 2,1% во втором периоде детства до
9,2% во втором периоде зрелого возраста; у хакасок с 0,8% до 8,0%,
соответственно.
Значения индекса относительной ширины таза увеличивались с возрастом
как среди женщин-хакасок (от 16,8% до 17,6%), так и европеоидов (от 16,4% до
18,0%); были выше у хакасок в подростковом и юношеском возрасте, у
европеоидов – во втором периоде зрелого возраста (p=0,007). Стенопиэлия
(узкотазость) чаще встречалась во втором периоде детства, с возрастом частота
еѐ встречаемости снижалась и не выявлялась у европеоидов во втором периоде
зрелого возраста. Частота встречаемости метриопиэлии (нормальный таз)
увеличивалась с возрастом; значимая разница показателей в зависимости от
этнической принадлежности выявлена в подростковом возрасте (рисунок 9).
100,0
90,6
90,0
90,0
89,7
66,6*
Метриопиэлия,%
Стенопиэлия, %
80,0
70,0
60,0
50,0
40,0
73,8
80,0
54,4*
31,4**
30,0
20,0
10,0
2,5
18,5**
0,0
Женщины-европеоиды
Юношеский
возраст
I период
зрелого
возраста
II период
зрелого
возраста
Женщины-хакаски
77,5
60,0
44,5*
50,0
67,8
60,4
40,0
30,0
10,3
32,8*
10,0
0,0
4,7
Второй период Подростковый
детства
возраст
68,1
70,0
20,0
7,2
78,4
9,4
Второй период Подростковый
детства
возраст
Юношеский
возраст
Женщины-европеоиды
I период зрелого
II период
возраста
зрелого возраста
Женщины-хакаски
Примечание: * – p<0,001; p – критерий χ2–Пирсона
Рис. 9. Частота встречаемости стенопиэлии и метриопиэлии у женщин (%)
Частота встречаемости эурипиэлии (широкий таз) ниже в подростковом
возрасте и увеличивалась с возрастом: с 0,6% до 39,6% – у европеоидов, с 1,1%
до 29,4% – у хакасок. В юношеском возрасте она чаще выявлялась у женщинхакасок, во втором периоде зрелого возраста – у европеоидов (p<0,001).
23
Значения тазо-плечевого индекса, характеризующего форму корпуса,
увеличивались с возрастом у хакасок (от 75,5% до 79,4%) и у европеоидов (от
74,5% до 81,3%). Во втором периоде детства для большинства обследованных
характерна средняя форма корпуса, частота еѐ снижалась ко второму периоду
зрелого возраста; чаще встречалась среди европеоидов во втором периоде
детства, у хакасок – во втором периоде зрелого возраста (рисунок 10). Частота
встречаемости прямоугольной формы корпуса ниже во втором периоде детства,
с возрастом еѐ встречаемость увеличивалась, достигая максимума у женщин
второго периода зрелого возраста. Трапециевидная форма корпуса встречалась
у хакасок во втором периоде детства (7,0%) и подростковом (9,1%) возрасте; у
европеоидов – только в подростковом возрасте (10,9%).
67,9*
100
60,0
50,0
40,0
35,2**
46,5*
30,0
17,9
20,0
13,1
27,6**
10,0
7,6***
17,5
12,9
0,0
3,1***
Второй период Подростковый
детства
возраст
Юношеский
возраст
Женщины-европеоиды
I период
зрелого
возраста
II период
зрелого
возраста
Женщины-хакаски
Прямоугольная форма корпуса, %
Средняя форма корпуса, %
70,0
96,9*****
85,5
90
78,8
80
86,0
63,3****
70
90,9*****
77,0
60
46,5
50
53,9****
40
30
32,1
Второй период Подростковый
детства
возраст
Юношеский I период зрелого
II период
возраст
возраста
зрелого возраста
Женщины-европеоиды
Женщины-хакаски
Примечание: *– p=0,023; **– p=0,006; ***– p=0,05; ****– p=0,002; *****– p=0,016;
p – критерий χ2–Пирсона
Рис. 10. Частота встречаемости средней и прямоугольной форм корпуса у
женщин (%)
Таким образом, для женщин-хакасок во все возрастные периоды
свойственна относительная низкорослость, они с относительно узкими плечами
и тазом, имеют прямоугольную форму корпуса. Для женщин-европеоидов
характерен средний рост, они с относительно узкими плечами и прямоугольной
формой корпуса. В старших возрастных группах у большинства обследованных
женщин формировалась прямоугольная форма корпуса, для них в большей
степени свойственны метриопиэлия и эурипиэлия. Высокая частота в
подростковом и юношеском возрасте долихоморфии и стенопиэлии, в
24
сравнении с женщинами старшего возраста, подтверждает грацилизацию
современной популяции женского населения в РХ.
Сравнительный анализ показателей ФР полученных в результате нашего
исследования, с данными А. И. Ярхо (1928) и И. В. Перевозчикова (1978)
показал, что ДТ женщин-хакасок за прошедшие 30 лет увеличилась на 3,6 см, а
за 82 года – на 6,2 см. При этом наблюдаются отсутствие изменения МТ,
меньшая толщина средней жировой складки в два раза. У современных женщин
диаметр плеч меньше на 1,2 см, а диаметр таза – на 2,5 см. Следовательно, для
современных
женщин-хакасок
характерна
тенденция
к
грацилизации
телосложения.
Пельвиометрическое обследование показало, что для девочек второго
периода детства характерны минимальные значения показателей наружных
размеров таза. Интенсивный прирост размеров таза происходил в подростковом
и юношеском возрастах, данные представлены в таблице 1. Сравнительный
анализ темпов увеличения размеров таза выявил этнические особенности: у
хакасок в подростковом возрасте отмечался меньший прирост distantia
trochanterica (p<0,001), больший прирост conjugata externa (p<0,001) и conjugata
vera (p<0,001), в сравнении с таковыми у европеоидов. В юношеском возрасте у
хакасок наблюдался меньший прирост distantia cristarum (p=0,025), distantia
trochanterica (p<0,001), conjugata externa (p<0,001) и conjugata vera (p<0,001). В
первом периоде зрелого возраста прирост размеров таза снижался в большей
степени у женщин-хакасок, в результате значения пельвиометрических
показателей у европеоидов были большими (p<0,001). Возрастная изменчивость
значений показателей, характеризующих женский таз, происходила за счет
интенсивных процессов роста и формирования костного таза в подростковом и
юношеском возрастах. Формирование костного таза заканчивалось в первом
периоде зрелого возраста, основные размеры таза были большими у женщиневропеоидов.
25
Таблица 1
Пельвиометрические показатели женщин в зависимости от возраста и этнической принадлежности, Me [P25–P75]
Возрастные периоды
Второй период
детства, n=58
Показатели, см
1
1. Женщины-хакаски
20,0 [19,0-22,0]
Прирост показателей
Distantia
2. Женщины-европеоиды
20,0 [19,0-21,0]
spinarum
Прирост показателей
Статистическая значимость
p1-2=0,845
1. Женщины-хакаски
22,0 [21,0-23,0]
Прирост показателей
Distantia
2. Женщины-европеоиды
22,0 [22,0-24,0]
cristarum
Прирост показателей
Статистическая значимость
p1-2=0,094
Distantia
1. Женщины-хакаски
25,0 [23,0-27,0]
trochante- Прирост показателей
rica
2. Женщины-европеоиды
25,0 [24,0-27,0]
Прирост показателей
Статистическая значимость
p1-2=0,374
1. Женщины-хакаски
16,0 [15,0-17,0]
Прирост показателей
Conjugata
2. Женщины-европеоиды
17,0 [15,0-17,0]
externa
Прирост показателей
Статистическая значимость
p1-2=0,79
Conjugata 1. Женщины-хакаски
7,0 [6,0-8,0]
vera
Прирост показателей
2. Женщины-европеоиды
8,0 [6,0-8,0]
Прирост показателей
Статистическая значимость
p1-2=0,699
Примечание: p – u критерий Манна-Уитни
Подростковый
возраст, n=634
Юношеский
возраст, n=405
I период зрелого
возраста, n=379
2
3
4
22,0 [21,0-23,0]
2,0
22,0 [21,0-23,0]
2,0
p1-2=0,762
24,0 [23,0-26,0]
2,0
24,0 [23,0-26,0]
2,0
p1-2=0,223
28,0 [26,0-29,0]
3,0
28,0 [26,5-30,0]
3,0
p1-2<0,001
18,0 [17,0-18,0]
2,0
18,0 [17,0-19,0]
1,0
p1-2<0,001
9,0 [8,0-9,0]
24,0 [23,0-25,0]
2,0
24,0 [23,0-25,0]
2,0
p1-2=0,341
27,0 [26,0-28,0]
3,0
27,0 [26,0-28,0]
3,0
p1-2=0,025
30,0 [29,9-31,0]
2,0
31,0 [29,0-31,0]
3,0
p1-2<0,001
19,0 [18,0-20,0]
1,0
19,0 [19,0-20,0]
1,0
p1-2<0,001
10,0 [9,9-11,0]
24,0 [23,0-25,0]
25,0 [24,0-26,0]
1,0
p1-2<0,001
27,0 [26,0-28,0]
28,0 [27,0-29,0]
1,0
p1-2<0,001
30,0 [29,0-31,0]
32,0 [30,0-32,0]
1,0
p1-2<0,001
19,0 [18,0-20,0]
20,0 [19,0-21,0]
1,0
p1-2<0,001
10,0 [9,0-10,0]
2,0
9,0 [8,0-10,0]
1,0
p1-2<0,001
1,0
10,0 [10,0-11,0]
1,0
p1-2<0,001
11,0 [10,0-11,0]
1,0
p1-2<0,001
Статистическая
значимость
p1-2; 2-3<0,001;
p3-4=0,146
p<0,001
p1-2; 2-3<0,001;
p3-4=0,041
p<0,001
p1-2; 2-3<0,001
p3-4=0,243
p<0,001
p1-2; 2-3<0,001
p3-4=0,535
p<0,001
p1-2; 2-3<0,001
p3-4=0,757
p<0,001
26
У женщин-хакасок в юношеском (63,2%) и первом периоде зрелого
возраста
(62,0%)
узкий
таз
встречался
с
одинаковой
частотой,
его
распространѐнность выше, чем у европеоидов (p<0,001). Среди форм узкого
таза у хакасок преобладали поперечносуженный и общеравномерносуженный,
которые
у
европеоидов
встречались
реже
(p<0,001).
У
большинства
европеоидов в первом периоде зрелого возраста формировался нормальный таз;
частота встречаемости узкого таза снижалась, в сравнении с лицами
юношеского возраста (24,3% и 46,2%; p<0,001), его распространенность не
отличалась от среднестатистических данных (2,6%–23%) (рисунок 11).
Простой
плоский
4,9
Общеравномерносуженный
11,7*
Общеравномерносужен
ный
25,6*
Поперечносуженный
7,7*
Нормальный таз
38,0*
Плоскорахитический
3,7
Нормальный таз
75,7*
Женщины-европеоиды, n=222
Простой
плоский
6,9
Поперечносуженный
25,8*
Женщины-хакаски, n=379
Примечание: * – p<0,001; p – критерий χ2–Пирсона
Рис. 11. Частота встречаемости форм таза у женщин первого периода зрелого
возраста (%)
У женщин-хакасок первого периода зрелого возраста, являющихся
представителями гинекоморфного морфотипа, значения размеров таза были
меньше, чем у лиц с мезоморфией (p=0,025÷p<0,001) и андроморфией
(p<0,001). У гинекоморфов узкий таз (общеравномерносуженная форма)
встречался чаще, чем у мезоморфов (р<0,001). Поперечносуженная форма таза
у представителей различных морфотипов встречалась с одинаковой частотой
(от 25,2% до 28,6%). Среди представителей гинекоморфного морфотипа
женщин-европеоидов первого периода зрелого возраста наблюдалась подобная
тенденция: отмечены меньшие размеры таза, в сравнении с мезоморфами и
27
андроморфами (p=0,048÷p<0,001). У гинекоморфов узкий таз встречался чаще,
чем у мезоморфов (p=0,041) и андроморфов (p=0,007).
Сравнительный
анализ
соматометрических
показателей
женщин-
европеоидов второго периода зрелого возраста, проживающих в различных
регионах Восточной Сибири, выявил региональные особенности [Гурьева А. Б.,
2011; Синдеева Л. В., Юсупов Р. Д., 2013]. Не выявлено различий по ДТ. Для
женщин РХ характерны большие значения МТ, ИМТ, диаметров плеч и таза
(p<0,001). Женщины Якутии имели меньшие значения ИМТ, обхватов груди и
ягодиц, диаметра таза и массы тела, большие значения относительной жировой,
мышечной и костной масс, чем женщины Хакасии (p<0,001).
Сравнительный анализ показателей ФР 11-летних девочек коренного
населения, проживающих в Республике Тыва [Омзар О. С., 2010] и на Чукотке
[Годовых Т. В., 2007], показал, что средние значения ДТ и МТ хакасок выше,
чем у тувинок и чукчей. Величины обхватов грудной клетки и диаметров таза
также преобладали у хакасок, в сравнении с тувинками (p<0,001).
Сравнительный анализ показателей ФР женщин юношеского возраста,
проживающих в Восточной Сибири (хакаски, тувинки и якутки), выявил, что
ДТ, относительное содержание жировой массы у якуток больше, чем у хакасок
(р=0,005÷р<0,001) и тувинок (р<0,001) [Тролукова А. Н., 2012; Яковлева М. А.,
2011; Александрова Е. М., 2013; Гурьева А. Б., 2013]. Значения относительной
мышечной массы у хакасок меньшие, чем у тувинок (р<0,001). У хакасок
показатели ДТ имели промежуточные значения между таковыми тувинок и
якуток; у хакасок были большие значения относительной костной массы
(р<0,001), в сравнении с таковыми тувинок. Данные факты, возможно, связаны
с
различными
климатогеографическими
условиями
проживания
и
продолжающейся метисацией хакасского этноса [Лавряшина М. Б., 2013].
Установлены этнические и региональные особенности полового развития
(ПР) женщин в РХ. Во втором периоде детства увеличение молочных желез –
первый признак ПР – зарегистрировано у 84,9% девочек-европеоидов (стадии
В2–В4 по J. Tanner) и 77,6% хакасок (стадии В2 и В3) (рисунок 12). Число
28
девочек с оволосением лобка (Р2–Р5 по J. Tanner) среди европеоидов было
большим (51,0%), чем среди хакасок (32,8%; р =0,05) (рисунок 13). Величина
балла ПР у девочек-хакасок второго периода детства составила 1,2; у
европеоидов – 1,5. Среди хакасок с соответствием уровня ПР возрасту было
56,9%; с опережающими темпами – 22,4%; с задержкой – 20,7%; среди
европеоидов – 64,2%, 22,6% и 13,2%, соответственно.
В подростковом возрасте у европеоидов чаще, чем у девочек-хакасок,
встречались В4 и В5 стадии развития молочных желез и оволосение лобка,
соответствующее Р4 и Р5 стадиям развития, по J. Tanner. Формирование В2 и Р2
стадий развития начиналось при достижении МТ 37,5 кг – у европеоидов, у
хакасок – 38,5 кг; а В3 и Р3 – при достижении МТ 46,0 кг, относительной
жировой массы – 20,2% и 19,3%; однако у европеоидов достижение этих
показателей происходило в возрасте 13,0 лет, а у хакасок позже – в 14,0 лет,
(p<0,001) (рисунки 12, 13).
Женщины-хакаски
Стадии развития молочных желез
90%
Женщины-европеоиды
2,7***
100%
100%
22,4
42,33*
23,2**
90%
80%
80%
70%
70%
10,3***
11,3
17,0
31,0**
62,43*
60%
60%
37,7
50%
50%
55,2
40%
40,82*
56,6
38,2
30%
30%
20%
10%
40%
22,4
16,31*
0,6
Второй период Подростковый
детства
возраст
B1
B2
B3
B4
10%
17,9*
15,1
B5
Юношеский
возраст
8,51*
0,3
2,6
0%
3,4
0%
28,82*
20%
32,9*
Второй период Подростковый
детства
возраст
B1
B2
B3
B4
Юношеский
возраст
B5
Примечание:*; ***; 1*; 2*; 3* – p<0,001; **– p=0,003; p – критерий χ2 – Пирсона
Рис. 12. Стадии развития молочных желѐз у обследованных женщин (%)
29
Стадии развития лобкового оволосения
100%
90%
1,7
3,5
Женщины-хакаски
Женщины-европеоиды
4,94*
10,3
100%
3,8
90%
11,3
18,63*
80%
46,47*
17,3**
80%
3,8
58,37*
70%
70%
32,1**
23,9
60%
60%
50%
50%
40%
30%
19,94*
30,72*
67,2*
44,3
33,03*
40%
20,1
30%
49,0*
39,0
20%
20%
21,91*
10%
0%
Второй период Подростковый
детства
возраст
P1
P2
P3
P4
17,45*
10%
1,2
Юношеский
возраст
0%
P5
17,52*
9,51*
Второй период Подростковый
детства
возраст
Р1
Р2
Р3
Р4
0,3 2,45*
Юношеский
возраст
Р5
Примечание:*– p=0,052; 1*;2*;3*;4*;5*;7* – p<0,001; 6* – p=0,028; p – критерий χ2 – Пирсона
Рис. 13. Стадии развития лобкового оволосения у обследованных женщин (%)
Величина балла ПР у европеоидов выше (9,0), чем у хакасок (7,8),
(p<0,001). Среди европеоидов средние (69,8%) и ускоренные (9,1%) темпы ПР
отмечались чаще, чем среди хакасок (63,1%; p=0,018 и 6,2%; p=0,065,
соответственно), для которых в большей степени характерна задержка ПР
(30,7% и 21,1%; p<0,001).
В подростковом возрасте у девочек с ДМТ величина балла ПР в обеих
этнических группах меньше, чем у сверстниц с нормальной и ИзМТ (p<0,001).
Задержка ПР чаще встречалась у девочек с ДМТ (45,6%; p=0,05) и нормальной
МТ (35,0%; p<0,001); а опережение ПР – у лиц, имеющих ИзМТ и ожирение
(12,7%; p=0,028÷p<0,001). Среди хакасок лица гинекоморфного морфотипа
имели меньшие значения балла ПР (3,0), чем мезоморфы (9,3) и андроморфы
(10,2; p<0,001). У европеоидов наблюдалась аналогичная тенденция (6,3; 9,6;
10,2 баллов, соответственно; p<0,001). Выявленная корреляционная связь балла
ПР с ДТ, МТ и площадью поверхности тела (p=0,5–0,66); диаметрами плеч
(p=0,58) и таза (p=0,62–0,63), абсолютной мышечной (p=0,59–0,67) и костной
массами (p=0,53–0,64; p<0,001) подтверждает взаимосвязь полового и ФР
[Чагаева Н. В., 2010; Мусина И. А., 2012; Гурьева А. Б., 2013].
30
В юношеском возрасте у европеоидов стадии развития В5 и Р5
регистрировались чаще, чем у сверстниц коренного населения; у хакасок чаще
отмечались стадии В3 и В4 по J. Tanner (рисунки 12, 13). Значение балла ПР у
европеоидов выше (11,0), чем у хакасок (10,6; p<0,001), у которых чаще
встречалась
задержка
ПР
(29,4%
и
11,5%,
соответственно;
p<0,001).
Представители андроморфного морфотипа среди женщин-хакасок юношеского
возраста отличались более поздним наступлением menarche (в 14,0 лет), чем
гинекоморфы (в 13,2 лет; p=0,005) и мезоморфы (в 13,0 лет; p=0,002). У лиц
гинекоморфного морфотипа дисменорея встречалась чаще (36,1%), чем у
мезоморфов (23,7%; p=0,01). Среди европеоидов лица гинекоморфного
морфотипа отличались меньшими значениями балла ПР (11,1 балла; p=0,004),
чем андроморфы (11,4 балла).
Изучение становления менструаций у женщин РХ позволило выявить
меньший возраст menarche среди представителей младшего поколения в обеих
этнических группах (рисунки 14, 15).
Частота регулярного менструального цикла, %
14,0
13,5**
Возраст, лет
13,5
12,6
13,0
13,2
12,5
13,0**
12,5
12,0
11,5
13,5
13,2
13,5
11,0*
11,0
10,5
10,0
10,5*
Второй период Подростковый Юношеский
детства
возраст
возраст
Женщины-европеоиды
I период
зрелого
возраста
II период
зрелого
возраста
Женщины-хакаски
Примечание: * – p=0,02; ** – p=0,032;
p – u критерий Манна-Уитни
Регулярный менструальный цикл, %
Возраст menarche, лет
120,0
99,7**
100,0
96,3*
95,3**
93,1*
80,0
86,0**
89,6**
60,0
52,9
51,9
40,0
20,0
7,5
0,0
1,7
Второй период Подростковый
детства
возраст
Юношеский
возраст
Женщины-европеоиды
I период
зрелого
возраста
II период
зрелого
возраста
Женщины-хакаски
Примечание : * – p=0,045; ** – p<0,001;
p – критерий χ2–Пирсона
Рис. 14. Становление менструаций у обследованных женщин (%)
Частота нерегулярного менструального
цикла, %
Частота дисменореи, %
Частота дисменореи, %
Не регулярный менструальный цикл, %
31
16,0
13,5*
14,0
12,0
10,3
10,0
6,9**
8,0
9,4
5,8*
4,5*
6,0
70,0
60,0
64,5*
44,1*
50,0
40,0
30,0
19,5*
3,7
29,5*
20,0
4,0
7,5
2,0
3,7**
0,3*
46,9*
25,9**
18,5**
10,0
11,8*
0,0
0,0
Второй период
детства
Подростковый
возраст
Юношеский
возраст
Женщины-европеоиды
I период зрелого
II период
возраста
зрелого возраста
Женщины-хакаски
Примечание: * – p<0,001; ** – p=0,045;
p – критерий χ2 – Пирсона
0
Второй период Подростковый
детства
возраст
Юношеский
возраст
Женщины-европеоиды
I период
зрелого
возраста
II период
зрелого
возраста
Женщины-хакаски
Примечание : * – p<0,001; ** – p=0,038;
p – критерий χ2 – Пирсона
Рис. 15. Частота нарушений менструального цикла у женщин (%)
Menarche у женщин-европеоидов первого периода зрелого возраста
наступали раньше, чем у хакасок; в других возрастных группах возраст
menarche и продолжительность менструального цикла не различались.
Продолжительность менструального цикла у хакасок была больше (p=0,045).
Нерегулярный цикл и дисменорея в виде болезненных менструаций у
европеоидов встречались чаще, чем у хакасок. У европеоидов отмечено более
позднее наступление менопаузы (47,5 лет), чем у женщин-хакасок (45,0 лет;
p<0,001).
В ряде исследований выявлена взаимосвязь биологического возраста с
морфологической конституцией – морфотипом человека: с МТ и уровнем
жирового компонента [Женина Д. А., 2016]. Сопоставление биологического
(БВ) и календарного (КВ) возрастов дает объективное представление о темпе
старения, возможной продолжительности жизни. У женщин юношеского,
первого
и
второго
периодов
зрелого
возрастов
изучена
связь
соматометрических показателей с их БВ, коэффициентом скорости старения и
связи БВ и КВ с ИМТ. Сравнительный анализ динамики скорости старения
показал, что у женщин юношеского и первого периода зрелого возраста КВ не
32
отличался от БВ, в обследованных этнических группах эти данные не
различались. Во втором периоде зрелого возраста отмечено опережение
биологическим возрастом календарного, более существенное у европеоидов
(54,8 лет), чем у женщин-хакасок (45,5 лет). Разница между КВ и БВ у
европеоидов составила 13,0 лет, у женщин-хакасок значения этого показателя
были меньше на 2,7 года; (p=0,005) (рисунок 16). Ускоренные темпы старения
организма выявлены у большинства обследованных женщин-европеоидов
(77,8%), у женщин-хакасок эта закономерность встречалась реже (37,5%;
p=0,005).
Календарный возраст, лет
42,8
60,0
43,0
54,8*
55,0
41,8
50,0
38,0
45,0
Возраст, лет
Возраст, лет
Биологический возраст, лет
33,0
28,0
23,8
23,0
19,5
40,0
45,5*
35,0
30,0
23,4
25,0
23,8
19,3
20,0
18,0
18,9
Юношеский
возраст
I период зрелого
возраста
Женщины-европеоиды
II период зрелого
возраста
Женщины-хакаски
15,0
22,9
18,9
Юношеский
I период зрелого
возраста
Женщины-европеоиды
II период зрелого
возраста
Женщины-хакаски
Примечание: * – p=0,204; p – u критерий Манна-Уитни
Рис. 16. Значения календарного и биологического возраста женщин
Me [P25–P75] (лет)
Выявлены сильная и слабая корреляционные связи коэффициента
скорости старения со следующими показателями: МТ (ρ=0,82); ИМТ (ρ=0,95);
обхватами грудной клетки (ρ=0,88), талии (ρ=0,97), ягодиц (ρ=0,64); БВ
(ρ=0,56); числом беременностей (ρ=0,25) и родов (ρ=0,33).
Для выявления темпов ускоренного старения женского организма и
прогнозирования риска его развития предложен метод индивидуальной оценки
организма с использованием следующих показателей: ИМТ, обхваты грудной
клетки и ягодиц, диаметр таза, длительность менструального цикла (ДМЦ) у
женщин-европеоидов (n=234) и женщин-хакасок (n=86) (таблицы 2 и 4).
33
Таблица 2
Прогностические таблицы скорости старения женщин-европеоидов
Тестовые
переменные
ИМТ, кг/м2
Обхват грудной
клетки, см
Обхват талии, см
Обхват ягодиц, см
ДМЦ, дней
Диаметр таза, см
Для
Площадь
Стандартная
ошибка
Асимптотическая
значимость
0,708
0,698
0,033
0,034
0,311
0,336
0,833
0,750
0,818
0,823
0,027
0,031
0,055
0,037
0,105
0,224
0,122
0,116
интерпретации
результатов
проведен
Асимптотический 95%
доверительный интервал
Нижняя
Верхняя
граница
граница
0,644
0,773
0,631
0,764
0,780
0,688
0,709
0,751
ROC-анализ,
0,886
0,812
0,926
0,895
который
оценивался площадью под кривой: чем больше эта площадь, тем точнее может
быть отнесен пациент к группе с заболеванием. На основании ROC-анализа
выбраны пороговые уровни значений показателей для женщин-европеоидов и
хакасок (рисунки 17, 18, 19, 20, 21).
Рисунок 17 – ROC-кривая для
оценки эффективности
отнесения женщиневропеоидов к группе с
высоким риском ускоренного
старения организма на
основании ИМТ. Площадь под
кривой – значение p=0,292.
Значение показателя ИМТ –
25,03 кг/м2 – позволяет
наиболее точно разделять
пациенток с ускоренным и
нормальным старением.
Рисунок 18 – ROC-кривая для
оценки эффективности
отнесения женщиневропеоидов к группе с
высоким риском ускоренного
старения организма на
основании исследования
обхвата грудной клетки.
Площадь под кривой –
значение p=0,302. Значение
показателя обхват грудной
клетки – 85,5 см – позволяет
наиболее точно разделять
пациенток с ускоренным и
нормальным старением.
Рисунок 19 – ROC-кривая для
оценки эффективности
отнесения женщин-европеоидов
к группе с высоким риском
ускоренного старения организма
на основании исследования
длительности менструального
цикла Площадь под кривой –
значение p=0,063. Значение
показателя продолжительности
менструального цикла – 30,5
дней – позволяет наиболее
точно разделять пациенток с
ускоренным и нормальным
старением.
34
Установлено, что у женщин-европеоидов с риском ускоренного старения
организма в значительной степени ассоциируются следующие показатели:
уровень ИМТ ≥ 25 кг/м2 (критерий отношения шансов (ОШ) – 65,4); обхват
грудной клетки ≥ 85,5 см (ОШ – 38,1); длительность менструального цикла ≥ 30
дней и более (ОШ – 4,1); диаметр таза ≥ 27,5 см (ОШ – 4,2) (таблица 3).
Таблица 3
Риск выявления ускоренного старения женщин-европеоидов
Признак
Ускоренное
Норма
Отношение
старение
шансов
ИМТ
ИМТ ≥ 25 кг/м2
66
18
65,4
2
ИМТ < 25 кг/м
8
142
Обхват грудной клетки
Обхват грудной клетки ≥ 85,5 см
64
24
38,1
Обхват грудной клетки < 85,5 см
10
136
Длительность менструального цикла (ДМЦ)
ДМЦ ≥ 30 дней
38
42
4,1
ДМЦ < 30 дней
34
100
Диаметр таза
Диаметр таза ≥ 27,5 см
40
38
4,2
Диаметр таза < 27,5 см
34
122
У
женщин-хакасок
с
риском
ускоренного
95%доверительный интервал
старения
(62,3-66,7)
(36,7-39,4)
(3,8-4,3)
(3,7-4,1)
организма
ассоциируются значения показателей: уровень ИМТ ≥ 24,7 кг/м2 (критерий ОШ
– 27,6); обхват грудной клетки ≥ 89,5 см (ОШ – 41,7); диаметр таза ≥ 26,5 см
(ОШ – 5,0); не выявлено ассоциации с ДМЦ, ОШ составило – 1,4 (таблица 5).
Таблица 4
Прогностические таблицы скорости старения женщин-хакасок
Тестовые
переменные
Площадь
Стандартная
ошибка
Асимптотическая
значимость
ИМТ, кг/м2
Обхват грудной
клетки, см
Обхват талии, см
Обхват ягодиц, см
ДМЦ, дней
Диаметр таза, см
0,718
0,885
0,051
0,036
0,295
0,064
0,821
0,808
0,821
0,628
0,043
0,045
0,052
0,070
0,123
0,139
0,123
0,538
Асимптотический 95%
доверительный интервал
Нижняя
Верхняя
граница
граница
0,618
0,818
0,814
0,956
0,735
0,720
0,719
0,490
0,906
0,895
0,922
0,766
35
Рисунок 20 – ROC-кривая для оценки
эффективности отнесения женщин-хакасок к
группе с высоким риском ускоренного
старения организма на основании
определения ИМТ. Площадь под кривой –
значение p=0,288. Значение показателя ИМТ
– 24,65 кг/м2 – позволяет наиболее точно
разделять пациенток с ускоренным и
нормальным старением.
Рисунок 21 – ROC-кривая для оценки эффективности
отнесения женщин-хакасок к группе с высоким
риском ускоренного старения организма на основании
исследования обхвата грудной клетки. Примечание:
площадь под кривой – значение p=0,115. Значение
показателя обхвата грудной клетки – 89,5 см –
позволяет наиболее точно разделять пациенток с
ускоренным и нормальным старением.
Использование соматометрического способа оценки организма женщин
позволило с помощью применения доступных методик прижизненного
обследования тела и клинических данных, касающихся репродуктивной
функции женщины (ИМТ, обхваты грудной клетки, ягодиц, диаметр таза,
длительность менструального цикла), рассчитать прогноз ускоренного старения
организма.
Таблица 5
Риск выявления ускоренного старения женщин-хакасок
Признак
Ускоренное
Норма Отношение
старение
шансов
ИМТ
ИМТ ≥ 24,7 кг/м2
18
6
27,3
ИМТ < 24,7 кг/м2
7
62
Обхват грудной клетки
Обхват грудной клетки ≥ 89,5 см
10
2
41,7
Обхват грудной клетки < 89,5 см
8
66
Длительность менструального цикла (ДМЦ)
ДМЦ ≥ 30 дней
6
16
1,4
ДМЦ < 30 дней
12
46
Диаметр таза
Диаметр таза ≥ 26,5 см
14
28
5,0
Диаметр таза < 26,5 см
4
40
95% доверительный
интервал
(25,3-29,3)
(40,1-44,5)
(1,01-1,59)
(3,9-5,4)
36
Изучение взаимосвязи соматометрических показателей с биологическим
возрастом, коэффициентом скорости старения и риском развития заболеваний
женской репродуктивной системы позволит сформировать группу риска по
развитию соматических заболеваний, влияющих на репродуктивную систему, с
целью своевременной их коррекции.
Таким образом, изучение ФР женщин пяти возрастных периодов,
проживающих на территории РХ, выявило закономерности роста и развития,
характеризующиеся
изменчивостью
соматометрических
показателей,
компонентного состава тела и морфологической конституции организма. Для
второго периода детства, подросткового и юношеского возрастов свойственны
процессы роста; для первого и второго периодов зрелого возраста характерна
меньшая длина тела, на том же уровне оставались широтные размеры тела,
увеличивалась масса тела, в основном за счет жировой; снижалась
относительная мышечная и костная масса. Длина тела женщин-хакасок первого
и второго периодов зрелого возраста не различалась и была меньше, чем у лиц
юношеского возраста, при этом снижалась интенсивность прироста массы тела
в первом периоде зрелого возраста, широтные размеры тела оставались на том
же уровне, что подтверждает акселерацию и грацилизацию коренного
населения. Длина тела женщин-европеоидов юношеского, первого и второго
периодов зрелого возраста не различалась, при этом в зрелом возрасте
увеличивались широтные размеры тела, в большей степени, чем у хакасок
увеличивалась масса тела, что свидетельствует о стабилизации акселерации
европеоидов.
Процессы возрастной динамики исследованных соматометрических
показателей, характеризующих габаритные размеры тела, имели минимальные
этнические
различия
во
втором
периоде
детства,
у
женщин-хакасок
происходили равномерно в подростковом и юношеском возрастах, но
интенсивность их была сниженной в сравнении с таковыми европеоидов. В
первом и во втором периодах зрелого возраста наблюдались выраженные
различия изученных показателей, которые преобладали у европеоидов.
37
Изучение физического и полового развития женского населения,
принадлежащего
особенностями
к
различным
этническим
морфофункциональных
группам,
признаков,
в
обусловленного
основе
которых
содержатся генетические различия, проявляющиеся в изменчивости фенотипа,
доказывает гетерохронность онтогенеза – явление, когда два аналогичных
геологических
и
палеогеографических
образования
развиваются
неодновременно, хотя условия их формирования были одни и те же. Данные
факты согласуются с результатами нашего исследования, которое выявило
минимальные различия у обследованных девочек двух этнических групп во
втором периоде детства. Но отмечено прогрессирование этих различий с
возрастом, в том числе это проявлялось в формировании костного таза и
половом развитии женского населения Республики Хакасия.
На основании полученных данных определены тенденции роста и
развития женского населения Хакасии пяти возрастных периодов, полового
развития и угасания их репродуктивной функции. Разработаны методические
рекомендации для использования результатов исследования в практике
педиатров и акушеров-гинекологов.
ВЫВОДЫ
1. Закономерности возрастной изменчивости строения и пропорций тела
женщин
коренной
национальности
Республики
Хакасия
проявляются
продолжающейся акселерацией и грацилизацией которые выражаются в
преобладании значений длины тела у лиц юношеского возраста (158,0 [154,0–
162,0] см) в сравнении с таковыми у представителей первого (155,5 [152,0–
159,0] см; p<0,001) и второго (156,0 [152,0–159,5] см; p=0,158) периодов
зрелого возраста; снижении интенсивности прироста массы тела в период от
подросткового (8,8 кг) до первого периода зрелого возраста (2,5 кг);
стабилизации широтных размеров тела в юношеском и зрелом возрастах
(диаметра плеч, p=0,131 и таза, p=0,011).
38
2. Закономерности возрастной изменчивости строения и пропорций тела
женщин-европеоидов
Республики
Хакасия
проявляются
стабилизацией
акселерации: отмечены равные значения длины тела в юношеском (164,0
[159,0–168,0] см), первом (162,0 [159,0–168,0] см; p=0,091) и во втором (163,0
[158,0–167,0] см; p=0,417) периодах зрелого возраста; увеличение массы тела от
54,5 [50,0–60,0] кг у лиц юношеского возраста до 74,5 [65,0–87,0] кг; (р<0,001)
– во втором периоде зрелого возраста и увеличение широтных размеров тела
(р<0,001).
3. Женщины-европеоиды, проживающие на территории Республики
Хакасия, отличались большими габаритными размерами тела в сравнении с
представителями коренного населения во всех возрастных группах (р=0,023 –
p<0,001). В подростковом и юношеском возрастах у европеоидов прирост
длины и массы тела, диаметров плеч и таза более интенсивный, чем у хакасок
(р<0,001). Увеличение доли жировой и мышечной масс у европеоидов
происходило интенсивнее (р<0,001). Разница длины тела женщин-европеоидов
в группах подросткового и юношеского возрастов, в сравнении с женщинами
старших возрастных групп, менее выражена (р=0,091; р<0,001), что может быть
обусловлено
стабилизацией
акселерации
у
пришлого
населения
и
продолжением данного процесса у коренного населения.
4. Среди женщин-хакасок от второго периода детства по второй период
зрелого
возраста
уменьшалась
частота
встречаемости
представителей
гинекоморфного (от 93,1% до 21,4%), увеличивалась доля лиц мезоморфного
(от 6,9% до72,8%) и андроморфного (от 1,6% до 5,8%) морфотипов; у
европеоидов – уменьшение доли гинекоморфии (от 84,9% до 11,0%) и
увеличение андроморфии от (2,4% до 23,8%) происходило интенсивнее, что
свидетельствует о преобладании процессов, связанных с инверсией пола. Среди
женщин гинекоморфного морфотипа разных возрастных периодов чаще
встречались лица, имеющие дефицит массы тела (у хакасок – от 21,5% до 3,4%
и европеоидов – от 24,3% до 2,6%), у женщин андроморфного морфотипа чаще
39
регистрировались избыточная масса тела и ожирение (у хакасок – от 30,0% до
75,0% и европеоидов – от 66,7% до 89,7%).
5. Формирование пропорций тела у женщин Республики Хакасия
происходило
в
юношеском
возрасте
и
не
зависело
от
этнической
принадлежности. С возрастом уменьшалась частота долихоморфии (у хакасок –
от 50,0% до 4,3%, у европеоидов – от 26,4% до 7,3%); стенопиэлии (у хакасок –
от 89,7% до 2,5%, у европеоидов – от 90,6% до 7,2%); увеличивалась частота
встречаемости мезоморфии (у хакасок – от 50,0% до 87,7%, у европеоидов – от
73,6% до 83,5%), метриопиэлии (у хакасок – от 10,3% до 68,1%, у европеоидов
– от 9,4% до 60,4%) и прямоугольной формы корпуса (у хакасок – от 46,5% до
90,9%, у европеоидов – от 32,1% до 96,9%).
6. Формирование костного таза заканчивалось в первом периоде зрелого
возраста. Пельвиометрические показатели женщин-хакасок имели меньшие
значения, чем европеоидов: межостный (24,0 и 25,0 см); межгребневый (27,0 и
28,0 см); межвертельный (30,0 и 32,0 см); наружная конъюгата (19,0 и 20,0 см);
истинная конъюгата (10,0 и 11,0 см, соответственно). Частота встречаемости
узкого таза у женщин-хакасок выше (62,0%), чем у европеоидов (24,3%;
р<0,001). Среди форм узкого таза у хакасок преобладали поперечносуженная
(25,8% и 7,7%) и общеравномерносуженная (25,6% и 11,7%, соответственно).
Узкий таз у женщин-хакасок гинекоморфного морфотипа встречался чаще
(79,9%; р<0,001), чем у лиц мезоморфного (56,0%) и андроморфного (35,7%)
морфотипов.
7. У девочек-хакасок подросткового возраста появлялись позже: телархе
(р<0,001) и пубархе (p<0,001) в 14,0 лет; у европеоидов – в 13,0 лет; возраст
menarche – 12,6 и 12,5 лет, соответственно. Замедленные темпы полового
развития у лиц коренного населения выявлены в подростковом (30,8%) и
юношеском (29,4%) возрастах чаще, чем у европеоидов (21,1% и 11,5%). У
женщин-хакасок чаще отмечалась задержка становления менструаций (6,9% и
3,7%), а у европеоидов – дисменорея (44,1% и 26,4%). Независимо от
этнической принадлежности задержка полового развития чаще выявлялась у
40
лиц гинекоморфного морфотипа (р<0,001) и девочек подросткового возраста,
имеющих дефицит массы тела (р<0,001). У женщин-хакасок более короткий, но
интенсивный период фертильности: среднее число родов на одну женщину –
3,0 (у европеоидов – 2,0); менопауза наступала раньше (45,0 лет), чем у
европеоидов (47,5 лет).
8. Замедленные темпы старения организма характерны для женщинхакасок (85,7%) и европеоидов (75,0%) юношеского и первого периода зрелого
(75,0% и 60,4%, соответственно) возрастов. Для женщин-европеоидов второго
периода зрелого возраста характерно преобладание биологического возраста
над календарным (на 13,0 лет), в сравнении с хакасками (на 2,7 года);
ускоренные темпы старения организма чаще выявлялись у европеоидов (77,8%)
и реже – у хакасок (37,5%). Прогноз ускоренных темпов старения организма на
основании
проведенного
ROC-анализа
установил:
в
группе
женщин-
европеоидов ИМТ ≥ 25 кг/м2, обхват грудной клетки ≥ 85,5 см, диаметр таза ≥
27,5 см и длительность менструального цикла 30 дней и более ассоциируются с
ускоренными темпами старения (ОШ – 65,4; 38,1; 4,2 и 4,1). У женщин-хакасок
ускоренные темпы старения организма ассоциируются с ИМТ ≥ 24,7 кг/м;
обхватом грудной клетки ≥ 89,5 см; диаметром таза ≥ 26,5 см (ОШ – 27,6; 41,7;
5,0) и не ассоциируются с длительностью менструального цикла (ОШ – 1,4).
ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ
1. Выявленные закономерности возрастной и этнической изменчивости
строения тела женского населения Республики Хакасия рекомендуется
использовать в практическом здравоохранении в качестве региональных норм
для оценки физического развития женщин.
2. Рекомендуется при проведении профилактических медицинских
осмотров проводить соматотипирование по J. Tanner и выделять группы риска
по развитию соматической патологии: девочек с дисгармоничными вариантами
физического
развития;
разнонаправленными,
относительно
паспортного
41
возраста, отклонениями в половой формуле, с целью профилактики отклонений
в росте и развитии детей.
3. Рекомендуется
при
наблюдении
за
беременными
женщинами
проводить их соматотипирование в ранние сроки беременности с целью
диагностики
анатомически
узкого
таза,
выявления
андроморфии
и
формирования группы риска по ведению беременности и родов.
4. Женщин с повышенной жировой массой, имеющих признаки
инверсии фенотипического пола, предлагается включать в группу риска по
развитию
ускоренного
варианта
старения
организма
и
рекомендуется
учитывать при проведении диспансеризации населения.
Статьи, опубликованные в журналах, рекомендованных ВАК России
1. Гладкая, В. С. К истории антропологических исследований в Хакасии /
В. С. Гладкая // Морфологические ведомости. – 2007. – № 3-4. –С.161–163.
2. Гладкая, В. С.
репродуктивного
Состояние
возраста,
физического
проживающих
в
развития
Республике
женщин
Хакасия
/
В. С. Гладкая, Л. И. Вериго // Морфологические ведомости. – 2007. – № 3–4. –
С. 158–160.
3. Гладкая, В. С. Этнические и конституциональные особенности течения
беременности и родов у женщин Хакасии / В. С. Гладкая, А. Т. Егорова //
Вопросы гинекологии, акушерства и перинатологии.– 2008.– Т.7, №3.– С.23–28.
4. Гладкая, В. С.
Оценка
репродуктивной
функции
с
учетом
конституциональных особенностей женщин / В. С. Гладкая, А. Т. Егорова,
Л. И. Вериго // Сибирское медицинское обозрение. – 2008. – №5(53). – С. 16–21.
5. Гладкая, В. С. Оценка физического развития женщин Хакасии с
применением индекса полового диморфизма / В. С. Гладкая, Л. И. Вериго //
Морфологические ведомости. –2008. – №3–4. – С. 108–111.
6. Гладкая, В. С. Оценка течения беременности и родов с учетом
конституциональных особенностей женщин / В. С. Гладкая, Л. И. Вериго,
А. Т. Егорова // Морфологические ведомости. –2008. – № 3-4. – С. 111–117.
42
7. Гладкая, В. С.
Анализ
медико-демографической
ситуации
среди
женщин репродуктивного возраста в Республике Хакасия / В. С. Гладкая //
Бюллетень Восточно-Сибирского научного центра Сибирского отделения
Российской Академии медицинских наук. – 2010. – № 6 (76) Ч. 2. – С. 111–116.
8. Вериго, Л. И. Особенности строения
тазового пояса жительниц
Республики Хакасия / Л. И. Вериго, В. С. Гладкая // Журнал теоретической и
практической медицины. –2010. – Т. 8. – С. 85–86.
Грицинская, В. Л. Репродуктивное поведение женщин и состояние
9.
новорожденных детей коренного и пришлого населения Республики Хакасия /
В. Л. Грицинская, В. С. Гладкая // Журнал акушерства и женских болезней. –
2011.
–
Т. LX
Спецвыпуск
«Материалы
Национального
конгресса
«Дискуссионные вопросы современного акушерства»». – С. 31–32.
10. Грицинская, В. Л. Показатели физического развития новорожденных
детей в Республике Хакасия / В. Л. Грицинская, В. С. Гладкая // Российский
вестник перинатологии и педиатрии. –2012. – Т. 57, № 1. – С. 21–24.
11. Гладкая, В. С. Современное состояние репродуктивного здоровья и
репродуктивного поведения девушек, проживающих в Республике Хакасия /
В. С. Гладкая // Мать и Дитя в Кузбассе. – 2014. – № 3 (58). – С. 57–59.
12. Гладкая, В. С. Сравнительный анализ этнических особенностей
физического развития женщин репродуктивного возраста, проживающих в
Хакасии / В.С. Гладкая // Медицина Кыргызстана. – 2014. – Т.1. № 4. –С. 12–16.
13. Гладкая, В. С.
Динамика
показателей
физического
развития
новорожденных в Республике Хакасия / В. С. Гладкая, В. Л. Грицинская //
Педиатрия және бала хирургиясы. –2014. – №4 (78). – С. 26–29.
14. Гладкая, В. С. Оценка физического развития детей: исторические
аспекты и современные тенденции / В. С. Гладкая, В. Л. Грицинская //
Педиатрия және бала хирургиясы. –2015. – № 1 (79). – С. 35–42.
15. Гладкая, В. С.
подростков
коренного
Характеристика
и
пришлого
полового
населения
развития
Республики
девочекХакасия
/
43
В. С. Гладкая,
В. Л. Грицинская
//
Репродуктивное
здоровье
детей
и
подростков. – 2015. – № 2. – С. 58–62.
16. Гладкая, В. С. Сравнительный анализ компонентного состава тела
девочек-подростков коренного и пришлого населения Республики Хакасия /
В. С. Гладкая, В. Л. Грицинская // Мать и Дитя в Кузбассе. –2015. – № 2 (61). –
С. 51–55.
17. Гладкая, В. С.
подростков
коренного
Характеристика
и
пришлого
физического
населения
развития
Республики
девочек-
Хакасия
/
В. С. Гладкая, В. Л. Грицинская // Мать и дитя в Кузбассе.–2015.–№3(62).–
С. 27.
18. Гладкая, В. С. Связь биологического возраста, скорости старения
организма с заболеваниями женской репродуктивной системы /В. С. Гладкая,
Л. Х. Якишева
//
Вестник
Хакасского
государственного
университета
им. Н. Ф. Катанова. – 2016. – № 18. – С. 110–114.
19. Гладкая, В. С. Особенности течения родов естественным путем у
женщин с рубцом на матке после кесарева сечения / В. С. Гладкая,
А. В. Тихонович, А. А. Карташова // Вестник Хакасского государственного
университета им. Н. Ф. Катанова. – 2016. – № 18. – С. 114–117.
20. Гладкая, В. С. Комплексная оценка физического развития девочекшкольниц в Республике Хакасия [Электронный ресурс]/ В. С. Гладкая,
В. Л. Грицинская // Современные проблемы науки и образования. – 2016. – №3.
– URL: http://www.science-education.ru/ru/article/view?id=24829 (дата обращения:
27.06.2016).
21. Гладкая, В. С. Физический статус женщин Республики Хакасия в
различные возрастные периоды [Электронный ресурс] / В. С. Гладкая,
Н. Н. Медведева // Современные проблемы науки и образования. – 2016. – № 4.
– URL: http://www.science-education.ru/ru/article/view?id=24894 (дата обращения:
05.07.2016).
22. Гладкая, В. С.
Региональные
особенности
полового
развития
девочек-подростков коренного и пришлого населения Республики Хакасия /
44
В. С. Гладкая,
В. Л. Грицинская// Трансляционная медицина. – 2016. –
Приложение №4. – С. 13.
23. Грицинская, В. Л.
Мониторинг
соматометрических
показателей
новорожденных детей в Республике Хакасия / В. Л. Грицинская, В. С. Гладкая
// Трансляционная медицина. – 2016. – Приложение № 4. – С. 14–15.
24. Гладкая, В. С. Этиологические факторы хронического эндометрита,
ассоциированного с бесплодием у женщин / В. С. Гладкая, Е. С. Агеева // Мать
и Дитя в Кузбассе. – 2016. – № 3 (66). – С. 52–55.
25. Гладкая, В. С.
Характеристика
физического
развития
женщин
юношеского возраста, проживающих в Республике Хакасия [Электронный
ресурс] / В. С. Гладкая, Н. Н. Медведева // Современные проблемы науки и
образования.
–
2016.
–
№
6.
–
URL:
http://www.science-
education.ru/ru/article/view?id=25754 (дата обращения: 09.12.2016).
26. Медведева, Н. Н. Особенности формирования костного таза у
женщин
Республики
[Электронный
Хакасия
ресурс]/
в
зависимости
Н. Н. Медведева,
от
типа
телосложения
В. С. Гладкая//
Современные
проблемы науки и образования. – 2016. – № 6. – URL: http://www.scienceeducation.ru/ru/article/view?id=25777 (дата обращения: 09.12.2016).
27. Репродуктивное здоровье женщин Республики Хакасия и его
влияние на демографическую ситуацию / В. С. Гладкая, Н. Н. Медведева,
Т. Г. Захарова, В. Л. Грицинская // Мать и Дитя в Кузбассе. – 2016. – №4(67). –
С. 39–45.
28. Гладкая, В. С. Современные тенденции репродуктивного здоровья и
репродуктивного поведения женского населения в России / В. С. Гладкая,
В. Л. Грицинская, Н.Н. Медведева // Мать и Дитя в Кузбассе.–2017.–№ 1.– С.10.
29. Гладкая, В. С.
Становление
менструального
цикла
у
девочек
коренного и пришлого населения Республики Хакасия / В. С. Гладкая,
В. Л. Грицинская, Н. Н.Медведева // Репродуктивное здоровье детей и
подростков. – 2017. – № 1 (72). – С. 12–18.
30. Гладкая, В. С. Индексная оценка физического развития сельских
45
школьников/ В. С. Гладкая, В. Л. Грицинская, Н. Н. Медведева // Мать и Дитя в
Кузбассе. –2017. – № 3. – С. 36–39.
31. Грицинская, В. Л. Оценка физического развития девочек-школьниц
г. Санкт-Петербурга с использованием интернациональных нормативов /
В. Л. Грицинская, В. С. Гладкая // Мать и дитя в Кузбассе. – 2018. – №1 (72). –
С. 85.
32. Гладкая, В. С.
Соматометрические
аспекты
полового
развития
девочек коренного и пришлого населения Республики Хакасия / В. С. Гладкая,
В. Л. Грицинская, Н. Н. Медведева // Акушерство и гинекология. – 2018. – №1.
– С. 102–106.
33. Гладкая, В. С. Региональные особенности полового развития девочек
в условиях монопрофильного города Хакасии / В. С. Гладкая, В. Л. Грицинская,
// Репродуктивное здоровье детей и подростков. – 2018. – Т. 14, № 2. – С. 22–26.
Учебные пособия
1. Гладкая, В. С. Морфология и особенности топографической анатомии
женской половой системы: учебное пособие / В. С. Гладкая, Л. И. Вериго. –
Абакан:
Изд-во
ГОУ
ВПО
«Хакасский
государственный
университет
им. Н. Ф. Катанова», 2011. – 104 с.
2. Гладкая, В. С. Избранные вопросы акушерства и гинекологии: учебнометодический комплекс по дисциплине: учебное пособие/ В. С. Гладкая,
О. Ю. Шилова. – Абакан: Изд-во ФГБОУ ВПО «Хакасский государственный
университет им. Н. Ф. Катанова», 2013. – Ч. I. – 120 с.
3. Гладкая, В. С. Избранные вопросы акушерства и гинекологии: учебнометодический комплекс по дисциплине: учебное пособие: в 2 ч. / В. С. Гладкая,
О. Ю. Шилова. – Абакан: Изд-во ФГБОУ ВПО «Хакасский государственный
университет им. Н. Ф. Катанова», 2015. – Ч. 2. – 148 с.
4. Гладкая, В. С. Методы и методики оценки роста и развития детей:
учебно-методический
комплекс
по
дисциплине:
учебное
пособие
/
В. С. Гладкая, В. Л. Грицинская. – Абакан: Изд-во ФГБОУ ВО «Хакасский
государственный университет им. Н. Ф. Катанова», 2017. – 84 с.
46
СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ
БВ – биологический возраст
ДМТ – дефицит массы тела
ДП – диаметр плеч
ДТ – диаметр таза
ДТ – длина тела
ИзМТ – избыточная масса тела
ИМТ – индекс массы тела
ИПД – индекс полового диморфизма
КВ – календарный возраст
КСС – коэффициент скорости старения
МЗ РХ – Министерство здравоохранения Республики Хакасия
МТ – масса тела, кг
ОТ – обхват талии
ОШ – отношение шансов
ОЯ – обхват ягодиц
ПР – половое развитие
РХ – Республика Хакасия
ФР – физическое развитие
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа