close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Оптические диффузионные технологии в тераностике красного плоского лишая

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
Артемина Елена Михайловна
ОПТИЧЕСКИЕ ДИФФУЗИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ
В ТЕРАНОСТИКЕ КРАСНОГО ПЛОСКОГО ЛИШАЯ
03.01.02 – Биофизика
14.01.10 – Кожные и венерические болезни
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата медицинских наук
Саратов – 2018
Работа
выполнена
в
Федеральном
государственном
бюджетном
образовательном учреждении высшего образования
«Саратовский
государственный медицинский университет имени В.И. Разумовского»
Министерства здравоохранения Российской Федерации
Научные руководители:
Доктор физико-математических наук,
профессор
Зимняков Дмитрий Александрович
доктор медицинских наук, профессор
Слесаренко Наталия Александровна
Официальные оппоненты:
Странадко Евгений Филиппович – доктор медицинских наук, профессор,
руководитель отделения лазерной онкологии и фотодинамической терапии
Федерального государственного бюджетного учреждения «Государственный
научный центр лазерной медицины им. О.К. Скобелкина Федерального медикобиологического агентства»
Круглова Лариса Сергеевна – доктор медицинских наук, профессор,
проректор по учебной работе, зав. кафедрой дерматовенерологии и
косметологии Федерального государственного бюджетного учреждения
дополнительного
профессионального
образования
«Центральная
государственная медицинская академия» Управления делами Президента
Российской Федерации
Ведущая
организация:
Федеральное
государственное
бюджетное
образовательное
учреждение
высшего
образования
"Приволжский
исследовательский медицинский университет" Министерства здравоохранения
Российской федерации
Защита диссертации состоится «____» ___________ 2018 года в ___ часов на
заседании диссертационного совета Д 208.072.14 на базе ФГБОУ ВО РНИМУ
им. Н.И. Пирогова Минздрава России по адресу: 117997, г. Москва, ул.
Островитянова, д. 1.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке и на сайте http://rsmu.ru
ФГБОУ ВО РНИМУ им. Н.И. Пирогова Минздрава России по адресу: 117997, г.
Москва, ул. Островитянова, д. 1.
Автореферат разослан «____» __________ 20__ г.
Ученый секретарь диссертационного совета
доктор медицинских наук, профессор
2
Кягова Алла Анатольевна
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования. Одной из наиболее перспективных
тенденций в развитии современной биомедицины является системный подход к
реализации комплекса диагностических и терапевтических процедур при
лечении различных патологий, определяемый в специальной и научнопопулярной литературе как «тераностика»[Алисова М.А. 2015].
Очень важным при развитии тераностики с применением физических
воздействий является решение комплекса биофизических задач, связанных с
определением
безопасности
и
эффективности
диагностических
и
терапевтических процедур. Среди многообразия возможных физических
воздействий на биоткани следует выделить электромагнитное излучение
ближнего УФ, видимого и ближнего ИК диапазонов. Известно, что оптические
методы воздействия являются достаточно привлекательными с точки зрения
морфофункциональной диагностики биотканей вследствие неинвазивности,
отсутствия ионизирующих влияний (видимый и ближний ИК диапазоны),
потенциальной возможности многопараметрической диагностики, достижения
пространственного разрешения на клеточном и даже субклеточном уровнях
[Fabrizio М.,et al. 2010;Тучин В. В.2012; Wang L. V., Wu H. 2007].
Несмотря на значительные успехи, достигнутые к настоящему времени в
фундаментальной и прикладной биомедицинской оптике, при зондировании
биологических объектов когерентным и частично когерентным излучением
возникают определенные проблемы. В связи с этим представляет интерес
разработка и внедрение в лабораторную и клиническую диагностику методов
регистрации и анализа спекл-модулированных составляющих диффузно
рассеянного зондируемой биотканью лазерного или частично когерентного
излучения, а также использование принципов оптического просветления
биотканей.
Перспективным объектом для тераностических приложений в
дерматологии с использованием оптических технологий является такое
хроническое воспалительное заболевание, как КПЛ. Данный дерматоз
привлекает к себе внимание не только дерматологов, но и терапевтов,
иммунологов, трансплантологов, стоматологов, так как, по современным
представлениям, он является специфическим типом клеточно-опосредованной
реактивности кожи и слизистых оболочек к ряду определенных антигенов.
Кроме того, КПЛ часто протекает на фоне сопутствующей патологии
внутренних органов. Следует отметить, что в последние годы увеличилась
частота рецидивирования заболевания, отмечается рост числа больных с
атипичными проявлениями КПЛ, с формами, которые трудно поддаются как
системной, так и местной терапии, чаще стали болеть дети [Кубанова А. А.
2016; Довжанский С. И. , Слесаренко Н. А. , Утц С. Р. 2013].
Одним из перспективных методов немедикаментозного лечения КПЛ
является фототерапия (узкополосная средневолновая УФ-терапия, ПУВАтерапия, УФА-1 терапия) [Gonzalez E., Momtaz T., Freedman S.1984; Polderman
3
M. C., van Kooten C., Smit N.P., et al. 2004; Fariba I., et al. 2011]. УФA-1 терапия
(λ=340-400 нм) находит все более широкое распространение в лечении
различных кожных заболеваний, в иностранных литературных источниках
имеются единичные случаи применения этого метода у пациентов с КПЛ
[Polderman M. C. et al. 2004]. В oтличие от ПУВА-терапии данный метод
является более безопасным, так как обладает меньшим количеством побочных
эффектов, не требует использования фотосенсибилизирующих препаратов, что
позволяет применять его у соматически отягощенных больных и в более
раннем возрасте, а также не включает волны 320-340 нм, характеризующиеся
более высоким канцерогенным потенциалом. Вопреки более поверхностному
действию УФБ-излучения, которое главным образом реализуется на уровне
эпидермиса, УФА-1-лучи проникают глубже, в дерму.
Однако применение данного метода в клинической практике может
ограничиваться рядом факторов. К числу наиболее значимых из них относится
определение критериев безопасности и эффективности фототерапевтического
воздействия, непосредственно связанное с количественной характеризацией
особенностей переноса оптического излучения в патологически измененной и
здоровой коже. Если в нормальной коже УФ - излучение способно преодолеть
эпидермис и достигнуть верхних слоев дермы, то при хроническом дерматозе,
таком как КПЛ, патоморфологические изменения в эпидермисе и дерме
создают препятствие для проникновения излучения в глубь ткани. Таким
образом, существует необходимость усиления действия именно в зоне
основных патологических изменений при КПЛ, и разработка безопасных
методик для улучшения светопроведения при УФА-1 терапии, возможно,
является решением данной проблемы.
В связи с этим развитие и внедрение в клиническую практику
тераностики КПЛ с использованием оптических диффузионных технологий и
УФА-1 терапии является актуальным и своевременным.
Цель диссертационного исследования заключается в разработке
инструментально-методических основ и внедрении в практику комплекса
диагностических и терапевтических оптических диффузионных методов с
использованием излучения ближнего УФ, видимого и ближнего ИК
диапазонов, предназначенных для эффективного лечения КПЛ.
Для реализации поставленной цели в диссертационной работе
решались следующие задачи:
1) применительно к характеризации обусловленных различными
патологиями структурных изменений кожи человека разработать метод
сканирующей
спекл-поляриметрии
in
vitro
образцов
эпидермиса,
приготовленных с использованием технологии кожных отрывов;
2) провести сравнительный анализ различных статистических
характеристик локальной поляризационной структуры зондирующего
лазерного излучения, рассеянного вперед in vitro образцами эпидермиса, и на
данной основе осуществить выбор диагностических параметров для
интерпретации данных сканирующей спекл-поляриметрии;
4
3) провести развитие биофизических основ и разработать метод
интерпретации эмпирических данных о морфологии нормальной и
патологически
измененной
кожи,
получаемых
с
использованием
низкокогерентной рефлектометрии на основе компенсации затухания
«шумовой» спекл-модулированной составляющей сигнала рефлектометра в
зависимости от глубины зондирования;
4)
провести
экспериментальные
исследования
различных
биосовместимых иммерсионных агентов применительно к увеличению глубины
зондирования
и
отношения
«сигнал-шум»
в
низкокогерентной
рефлектометрической диагностике кожи и к увеличению эффективности
фототерапии красного плоского лишая; на основании сравнительного анализа
полученных эмпирических данных и рассмотрения физико-химических свойств
различных агентов произвести выбор наиболее эффективного иммерсионного
агента,
характеризуемого
оптимальной
комбинацией
длительности
«инкубационного» периода и эффективности просветления;
5) провести оценку эффективности УФА-1 терапии у больных КПЛ с
применением оптического иммерсирования, без него и в сравнении с
узкополосной средневолновой фототерапией с применением комплексного
диагностического подхода (анализ динамики кожного процесса (Index lichen
planus, ILP), индекса зуда (пруриндекса) и ДИКЖ, показателей иммунного
воспаления (интерлейкинов IL-2, IL-6), ангиогенеза (ФРЭС, VEGF),
результатов НКР).
Положения, выносимые на защиту:
1. Метод спекл-поляризационного мониторинга оптически тонких
образцов in vitro биотканей, заключающийся в сканировании образца
сфокусированным линейно поляризованным лазерным пучком, регистрации
локальных состояний поляризации прошедшего пучка в отдельных спеклах и
оценке статистических моментов параметров локальных эллипсов поляризации
рассеянного вперед излучения, позволяет проводить оценку морфологических
изменений, обусловленных кожными патологиями.
2. Среди исследованных in vitro образцов эпидермиса кожи человека с
различными патологиями для КПЛ и демодекоза характерны средние значения
эксцентриситета и азимутального угла локальных эллипсов поляризации,
наиболее близкие к исходным параметрам зондирующего пучка.
3. Наиболее информативной характеристикой морфологического
состояния биоткани при in vivo низкокогерентном рефлектометрическом
зондировании кожи человека, в том числе и подвергнутой воздействию
иммерсионных агентов, является распределение фактора эффективности
обратного рассеяния биоткани по глубине, восстанавливаемое из усредненного
по группе А-сканов рефлектометрического сигнала путем компенсации его
экспоненциального затухания.
4. При иммерсировании in vivo кожи человека с целью увеличения
эффективности низкокогерентной рефлектометрии и УФА-1 терапии среди
исследованных иммерсионных агентов (глицерин 99.5%, 40%-й раствор
5
глюкозы, олеиновая кислота 50%, 1,2-пропиленгликоль 50%) максимальный
эффект достигается в результате применения 1,2-пропиленгликоля (1,2-ПГ).
5. Применение УФА-1 терапии как с оптическим иммерсированием, так и
без него приводит к нормализации уровней цитокинов IL-2, IL-6, а также VEGF
у больных КПЛ до значений, сопоставимых со значениями контролируемых
показателей у здоровых индивидуумов.
6. Оптическое иммерсирование кожи во время фототерапевтических
процедур с использованием 1,2-пропиленгликоля как иммерсионного агента
способствует повышению эффективности УФА-1 терапии у больных КПЛ до
84% при уровне эффективности 68% в отсутствии оптического иммерсирования
и 40% при применении узкополосной средневолновой УФ-терапии.
Научная новизна полученных результатов:
1. Для характеризации in vitro патологически измененных образцов
эпидермиса кожи человека применен метод сканирующей спекл-поляриметрии
с использованием сфокусированного лазерного пучка и статистического
анализа локальных поляризационных структур рассеянного вперед
зондирующего излучения.
2. Установлены закономерности, определяющие свойства эмпирических
распределений значений эксцентриситета и азимутального угла локальных
эллипсов поляризации в отдельных спеклах рассеянного вперед образцами
эпидермиса монохроматического светового поля для случая перехода от
малократного режима рассеяния зондирующего излучения в зондирующих
образцах к многократному.
3. Путем оценки клинической эффективности, лабораторных показателей,
структурно-морфологических характеристик кожи обоснован и использован в
клинических условиях метод УФА-1 терапии совместно с иммерсированием
кожи у больных КПЛ.
4. С использованием различных оптических диффузионных технологий
(спектроскопии диффузного пропускания, низкокогерентной рефлектометрии)
на ex vivo образцах кожи и in vivo проведен сравнительный анализ различных
иммерсионных агентов с точки зрения их безопасности и эффективности
фототерапии и осуществлен выбор 1,2-пропиленгликоля для применений в
тераностике красного плоского лишая.
Теоретическая и практическая значимость работы. В ходе
выполнения диссертационного исследования разработан и апробирован в
лабораторных и клинических условиях комплексный подход к оптической
диффузионной диагностике и фототерапии красного плоского лишая, в котором
применяемые методы оптического воздействия на биоткани взаимно
дополняют друг друга. С учетом современных тенденций развития медицины
данный подход может быть определен как тераностика красного плоского
лишая.
Получен набор эмпирических данных, характеризующих эффективность
контролируемого оптического иммерсирования верхних слоев кожи с
использованием биосовместимых агентов и имеющих практическое значение
6
не только для повышения эффективности фототерапии кожных заболеваний, но
и для диагностических процедур с использованием оптических технологий
(низкокогерентной
рефлектометрии
и
конфокальной
сканирующей
микроскопии кожи, спекл-корреляционного мониторинга микрогемодинамики
в дерме и др.).
Предложенный новый подход к интерпретации эмпирических данных,
получаемых с использованием низкокогерентной рефлектометрии на основе
анализа фактора эффективности обратного рассеяния биоткани в зависимости
от глубины зондирования, имеет практическое значение не только для
характеризации морфологических особенностей верхних слоев кожи, но и для
ряда других приложений, включая не относящиеся к биомедицине (например,
диагностика слоистых композитных структур в материаловедении).
На основании оценки клинической картины, лабораторных данных,
структурно-морфологических
изменений
кожи
при
проведении
низкокогерентной рефлектометрии предложен алгоритм проведения УФА-1
терапии с учетом начальной дозы облучения, общей кумулятивной дозы и
количества процедур на курс, а также выбран наиболее оптимальный
иммерсионный агент, что позволило существенно повысить эффективность
фототерапии КПЛ.
Методология и методы исследования. Методологической основой
диссертационного исследования явилось последовательное применение
методов научного познания. Работа выполнена в дизайне открытого
сравнительного
проспективного
рандомизированного
клинического
исследования. Исследования, проведенные в условиях in vitro, носили
пилотный характер. Диссертационная работа выполнялась в лабораторных и
клинических условиях; при проведении экспериментов применялись хорошо
обоснованные биофизические методы получения информации об оптических и
морфологических характеристиках биологических тканей: сканирующая спеклкоррелометрия, оптическая когерентная томография и низкокогерентная
рефлектометрия, спектроскопия диффузного пропускания. Обработка и анализ
получаемых экспериментальных данных осуществлялись с применением
статистических методов, адекватных решаемым задачам.
Достоверность полученных научных результатов исследования
определяется соответствием его дизайна критериям доказательной медицины,
анализом обследованных пациентов, достаточным объемом выполненных
наблюдений с использованием современных разноплановых исследований,
обработкой и анализом эмпирических данных. Примененные статистические
методы адекватны поставленным задачам, а сформулированные положения,
выводы и практические рекомендации аргументированы и логически вытекают
из анализа полученных данных.
Апробация работы. Основные результаты, представленные в
диссертационной работе, докладывались на следующих российских и
международных конференциях: 13-й международной научной школе по оптике,
лазерной физике и биофотонике «Saratov Fall Meeting-2013» (Саратов, 2013); V
7
Всероссийский конгресс дерматовенерологов и косметологов (Казань, 2013);
XXXI научно-практической конференции с международным участием
«Рахмановские чтения: иммунозависимые дерматозы» (Москва, 2014); на XVII
Всероссийском съезде дерматовенерологов и косметологов (Москва, 2017); на
XV Всероссийском молодежном Самарском конкурсе-конференции научных
работ по оптике и лазерной физике (Самара,2017).
Личный вклад соискателя. Личный вклад автора диссертации
заключался в наборе исследуемых пациентов и контрольной групп, получении
информированного согласия на участие в исследовании, изучении историй
болезни, проведении врачебного осмотра, получении материала для
дополнительных исследований, обработке полученных данных, анализе и
обсуждении полученных результатов, в написании глав диссертации, научных
статей и апробации результатов исследований на конференциях, симпозиумах.
Большая часть экспериментальных результатов получена лично автором
совместно с коллегами из СГТУ имени Гагарина Ю.А. и ФГБОУ ВО
Саратовский ГМУ им. В. И. Разумовского Минздрава России.
Публикации. По материалам диссертационной работы опубликовано 18
работ, из которых 11 – в рецензируемых журналах из списка ВАК, 3 научные
статьи – в реферируемых изданиях, 1 статья из баз данных WoS и SCOPUS, 6
статей – в трудах российских и международных конференций.
Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, четырех
глав, заключения, списка использованных источников (200 наименований).
Объем работы составляет 170 страниц текста с 56 рисунками и 19 таблиц.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во
введении
обоснована
актуальность
темы
диссертации,
сформулирована основная цель и задачи исследований, обоснована научная
новизна и практическая значимость работы, сформулированы основные
результаты и положения, выносимые на защиту, приведены данные об
апробации работы, основных публикациях по теме исследования и личном
вкладе автора, описаны структура и объем работы и дано краткое содержание
по главам.
В Главе 1 проведен анализ отечественных и зарубежных источников,
посвященных описанию структурно-морфологических особенностей и
оптических свойств кожи, изложены основные методы диагностики
дерматологических заболеваний, включая оптические диффузионные
технологии. Обсуждены основные проблемы и современное состояние
оптической диффузионной диагностики и визуализации биотканей, а также
подходы к увеличению эффективности оптического зондирования. Проведен
анализ проблем такой дерматологической нозоологии, как красный плоский
лишай, и обсуждены современные подходы к терапии КПЛ, включая различные
модификации фототерапии.
В Главе 2 представлено обоснование метода СCП in vitro образцов
эпидермиса кожи человека в норме и с различными патологиями и обсуждены
8
результаты лабораторной апробации данного метода в применении к
характеризации патологических изменений эпидермиса. Реализованный в
диссертационной работе метод СCП заключается в сканировании исследуемых
образцов сфокусированным лазерным пучком и статистическом анализе
локальных состояний поляризации рассеянного вперед спекл-модулированного
излучения. Схема лабораторного образца сканирующего спекл-поляриметра
приведена на рисунке 1.
Рисунок 1 – Схема лабораторного образца сканирующего спекл-поляриметра:1 –
He-Ne лазер 633 нм; 2 – телескопическая система из 2 микрообъективов; 3 – объект
исследования; 4 – линейный позиционер Standa 8MT167-100; 5 – ирисовая диафрагма;
6
–
измерительная
головка
оптического
поляриметра
PAN5710VIS;
7 – поляриметр THORLABS TXP 5004;8 – персональный компьютер
В качестве источника излучения нами использован одномодовый He-Ne
лазер ГН-2П с линейной поляризацией пучка. Примененная в схеме
телескопическая система из двух микрообъективов (8  и 10) с сопряженными
фокальными плоскостями, где располагался исследуемый образец, позволила
локализовать зондируемую область образца и осуществить угловую селекцию
рассеянного вперед излучения.
В качестве поляризационно-чувствительного детектора использован
поляриметр TXP5004 – PAN5710VIS (производство Thorlabs, США).
Сканирование образцов осуществлялось путем их пошагового перемещения в
направлении, перпендикулярном оси зондирующего пучка, с шагом 5 мкм. В
качестве сканатора применен однокоординатный позиционер 8MT167-100
(производство Standa, Литва). На рисунке 2 приведено отображение эволюции
состояния поляризации в процессе сканирования на
сфере Пуанкаре для модельного рассеивателя по
значениям толщины, коэффициента рассеяния и
параметра анизотропии рассеяния, сравнимого с
исследуемыми образцами эпидермиса. В качестве
регистрируемых
параметров
выбраны
эксцентриситет e и азимутальный угол 
локального
эллипса поляризации рассеянного
вперед излучения, фиксируемые на каждом шаге
Рисунок2- Отображение
сканирования.
эволюции локальных состояний
поляризации на сфере Пуанкаре
9
Данные параметры связаны с нормированными значениями компонентов
вектора Стокса s1  S1 S0 ; s2  S 2 S0 ; s3  S 3 S0 , традиционно применяемыми в
поляриметрии.
Получаемые в ходе сканирования наборы значений ei ,i  для каждого
исследуемого образца подвергались частотному анализу с использованием
программы Origin 8.0; результаты анализа использовались для построения
гистограмм и эмпирических распределений плотности вероятности
регистрируемых параметров и оценки нормированных значений дисперсии и
коэффициентов асимметрии и эксцесса. На рисунках 3 и 4 приведены типичные
гистограммы значений e и  для образцов эпидермиса в норме и с различными
патологиями.
Нормальная кожа
Демодекоз
Красный плоский лишай
Псориаз
Рисунок 3 – Гистограммы средних значений эксцентриситета эллипса поляризации для
образцов эпидермиса в норме и при патологиях
Нормальная кожа
Демодекоз
10
Красный плоский лишай
Псориаз
Рисунок 4 – Гистограммы средних значений азимутального угла для образцов
эпидермиса в норме и при патологиях
Рисунок 5 иллюстрирует возможность отображения различных
патологических состояний in vitro эпидермиса кожи на основании полученных
спекл-поляриметрических данных в системе координат e, .
Рисунок 5 – Отображение патологических состояний эпидермиса в системе координат
e, : 1 – алопеция, 2 – ДКВ , 3 – демодекоз, 4 – кожа в норме, 5 – КПЛ, 6 – псориаз, 7 – чесотка.
Глава 3 посвящена развитию оптической диффузионной диагностики in
vivo кожи человека с использованием метода НКР, в основе которого
используются принципы ОКТ – зондирование объекта по глубине пучком
частично когерентного излучения, при этом объект располагается в одном из
плеч волоконно-оптической интерферометрической схемы.
Излучение, обратно рассеянное зондируемым объектом, частично
возвращается в интерферометрическую схему и интерферирует с опорным
пучком. Разность хода между опорным и объектным пучками изменяется по
периодическому закону, что позволяет сканировать объект по глубине z (Аскан). Поточечное сканирование объекта в поперечных направлениях ( x и y
координаты) позволяет реконструировать 2D- и 3D-распределения локальных
значений коэффициента отражения в зондируемом объеме биоткани.
Традиционно в ОКТ системах различного типа информативной составляющей
регистрируемого рефлектометрического сигнала является «баллистическая»
или «когерентная» (нерассеянная) составляющая, испытывающая френелевские
отражения на границах между слоями ткани с различной морфологией (и,
11
соответственно, с различными значениями эффективного показателя
преломления). При этом основным подходом к идентификации структурных
особенностей кожи и их патологических изменений является визуальный
анализ ОКТ-грамм(рис.6а,б).
250
Интенсивность
200
1
2
3
150
4
100
5
50
0
200 400 600 800 100012001400160018002000
Глубина, мкм
б
а
Рисунок 6 – а) – качественная интерпретация ОКТ-граммы верхнего слоя кожи;
1,2– роговой слой, 3 – надсосочковая зона эпидермиса, 4 – зона взаимного
проникновения эпидермальных выростов и сосочков дермы, 5 – верхняя зона сетчатого
слоя дермы с сосудами; б) – распределение яркости ОКТ изображения по глубине
Для получения эмпирических данных о скорости спада усредненной
шумовой составляющей рефлектометрического сигнала, обусловленной
совместным вкладом диффузно и малократно обратно рассеянных компонент
светового поля в биоткани, нами был использован оптический когерентный
томограф со свипированием частоты типа OСS1300SS (производство Thorlabs
Inc, США). Данные получены для 80 пациентов с проявлениями типичной и
гипертрофической форм КПЛ в возрасте от 18 до 65 лет, находящихся на
стационарном лечении в Клинике кожных болезней ФГБОУ ВО Саратовский
ГМУ им. В.И. Разумовского Минздрава России (общее описание исследуемых
пациентов приведено в 4-й главе). Были проанализированы получаемые с
помощью ОКТ 2D-изображения патологически измененной биоткани в
процессе иммерсирования 4 различными просветляющими агентами (глицерин
99,5%, 40%-й раствор глюкозы, олеиновая кислота 50%, 1,2-пропиленгликоль
50%) с целью выбора одного из них для проведения исследований в
клинических условиях, в процессе проведения УФА-1 терапии. По полученным
ОКТ
изображениям
затем
восстанавливались
распределения
рефлектометрического сигнала по глубине, усредняемые по группе из 30
соседних А-сканов.
В рамках диссертационной работы рассмотрен следующий подход к
интерпретации данных низкокогерентной рефлектометрии in vivo кожи:
зависимость рефлектометрического сигнала от глубины зондирования I r z 
определяется суммой диффузной составляющей I rd z  и «квазибаллистической»
составляющей I ri z  , рассеянной в направлении, обратном направлению
распространения зондирующего пучка:
I r z   I ri z   I rd z  .
I rd z  в рамках диффузионного приближения определяется следующим
выражением:
12
I rd  z  
 

  2 l * n 2 z 
Io K
l *  le


exp   a z  exp 

2n
1  cos 
2



L
L
3L
n 1 





 
,

 



где I o – интенсивность зондирующего пучка, K – коэффициент,
зависящий от оптических характеристик зондируемой среды, L – приведенная
толщина
слоя,
*
l – транспортная длина распространения излучения в слое, le – так называемая
длина экстраполяции, определяемая отражательной способностью границы
слоя.
Для in vivo рефлектометрического зондирования характерно условие
L   . Квазибаллистическая составляющая может быть представлена в виде:
I ri z   I 0 Qbs z K  exp  2t z ,
где Qbs z  – фактор эффективности обратного рассеяния зондируемой
среды на глубине z ,  t – коэффициент экстинкции зондируемой среды.
В рамках используемого приближения и в случае слабого поглощения
зондирующего излучения средой примем t   s , где  s – усредненный по
зондируемому объему коэффициент рассеяния среды. Моделирование
поведения диффузной составляющей I rd z  в зависимости от глубины
зондирования при характерных для кожи человека значениях  a и l * в ближней
ИК области показало, что столь быстрый спад рефлектометрического сигнала
(порядка 150 дБ на глубине зондирования порядка 1 мм) не может быть связан с
ней,
а
обусловлен
близкой
к
экспоненциальному
затуханию
«квазибаллистической» составляющей.
В связи с этим в данной работе был разработан алгоритм анализа
рефлектометрических данных, основанный на исключении экспоненциального
тренда рефлектометрических сигналов и восстановлении нормированных
зависимостей Qbs z  . Рисунок 7 иллюстрирует применение данного подхода для
случая иммерсирования in vivo кожи человека с использованием 1,2-ПГ как
иммерсионного агента. На рисунке 7, а показаны зависимости
рефлектометрического сигнала от глубины зондирования для начального
момента времени и спустя 30 минут после применения иммерсионного агента, а
на рисунке 7, б – нормированные значения Qbs в зависимости от глубины
зондирования. Нормировка производилась на максимальное значение Qbs для
интактной кожи в диапазоне глубин зондирования от 20 мкм до 1000 мкм и
рефлектометрический отклик при z  0 . Хорошо выраженные на зависимостях
Qbs z  области, где фактор эффективности обратного рассеяния принимает
максимальные значения, достаточно надежно идентифицируются с
эпидермальным слоем (на глубинах от  100 мкм до  350 мкм) и сосочковым
слоем дермы (от  400 мкм до  650 мкм).
13
а
б
Рисунок 7 – а) зависимости рефлектометрического сигнала от глубины
зондирования для начального момента времени и спустя 30 минут после применения
1,2-ПГ; б) нормированные значения Qbs в зависимости от глубины зондирования
Результаты анализа рефлектометрических данных показывают, что
резкий спад значений Qbs (порядка одной декады) при относительно малом
изменении значений  s по мере диффузии пропиленгликоля в объем ткани
хорошо коррелирует с поведением аналогичных параметров для «оптически
мягких» крупных рассеивателей (с характерным размером, существенно
превышающим длину волны зондирующего излучения). Полученные данные
могут быть использованы для детального анализа морфологии по слоям, исходя
из изменений Qbs при применении различных иммерсионных агентов.
Предложенный
метод
анализа
рефлектометрических
данных
представляется полезным с точки зрения оценки эффективности применения
различных иммерсионных агентов в тераностике кожных патологий. На
рисунке 8, а приведена зависимость  t от времени действия исследуемых
иммерсионных агентов для in vivo кожи у больных КПЛ, полученная в
результате оценки усредненного по глубине зондирования экспоненциального
спада рефлектометрического сигнала.
Одним из ключевых вопросов применения оптического иммерсирования
при фототерапии кожных заболеваний является фотохимическая устойчивость
просветляющих агентов. Одним из критериев отсутствия фотоиндуцированной
деструкции агента, приводящей, например, к возникновению в объеме ткани
свободных радикалов как продуктов фотодеградации агента, является
значительная отстройка длины волны терапевтического воздействия от полосы
электронного поглощения используемого агента. На рисунке 8, б приведен
нормированный спектр 1,2-ПГ, определенного в качестве наиболее
эффективного ПА. Существенная отстройка терапевтической длины волны,
используемой в УФА-1 терапии, от электронной полосы поглощения
иммерсионного агента показана стрелкой.
14
а
б
Рисунок 8 – а) зависимость  t от времени действия иммерсионных агентов: 1 –
глицерин, 2 – глюкоза, 3 – 1,2-пропиленгликоль, 4 – олеиновая кислота; б) спектр
поглощения пропиленгликоля в УФ и видимой областях
В главе 3 также представлены результаты анализа эффективности
различных иммерсионных агентов с использованием спектроскопии
диффузного пропускания, на основании которого сделан вывод о наибольшей
эффективности 1,2-ПГ для снижения уровня многократного рассеяния света в
верхних слоях кожи.
В Главе 4 представлен сравнительный анализ разных видов
фототерапевтического воздействия у больных с КПЛ с целью определения
необходимости и целесообразности применения оптического иммерсирования
для повышения качества УФА-1 терапии.
Согласно поставленным задачам исследования в зависимости от метода
лечения все пациенты были разделены на 3 группы. 1-я группа (основная)
составили 25 пациентов, получавших в составе комплексного лечения УФA-1
терапию с нанесением ПА 1,2-пропиленгликоля 50% на элементы перед
процедурами. 2 группа (сравнения 1) – 25 больных, которым в составе
комплексной терапии была назначена УФA-1 терапия без нанесения ПА. 3
группа (сравнения 2) – 30 пациентов, получавших узкополосную
средневолновую УФ-терапию. Контрольную группу по лабораторным
показателям составили 30 здоровых лиц, сопоставимых по полу, возрасту с
основной и группами сравнения.
Все пациенты 1 и 2 группы получали УФA-1терапию на аппарате
«Waldmann» UV 7001 K (Herbert Waldmann GmbH&Co,Germany) с
использованием ламп F85/100W-TL 10R, спектр излучения 340-400 нм с
максимальной длиной волны 370 нм. Начальную дозу подбирали с учетом
фототипа, с 5 Дж/см2, повышая в ходе каждого сеанса на 1-5 Дж/см2, процедуры
проводили 5 раз в неделю. В 1-й группе – пациенты получали в составе
комплексной терапии УФA-1терапию с нанесением ПА 1,2-пропиленгликоля
50% на элементы перед процедурами. После проведения процедуры
просветляющий агент удалялся с поверхности кожи c помощью воды с мылом.
В 3-й группе пациенты получали в составе комплексного лечения
узкополосную средневолновую УФ-терапию. Процедуры проводились 5 раз в
неделю с применением кабин «Waldmann» UV 7002 K (Herbert Waldmann
15
GmbH&Co,Germany) с использованием ламп F79/120W-TL01 с максимальной
эмиссией на длине волны 311 нм. Начальная доза в зависимости от фототипа
кожи составляла 0,05 Дж/см2. Процедуры проводили 5 раз в неделю с
повышением дозы облучения на 0,05 Дж/см2 с каждой последующей
процедурой.
Во
всех
группах
медикаментозное
лечение
включало
дезинтоксикационные, гипосенсибилизирующие, антигистаминные препараты
2-го поколения, топические средства (эмоленты и корнеопротекторы). Все
пациенты использовали наружные средства 1-2 раза в сутки, а в дни проведения
фототерапии – 1 раз в день в вечерние часы, спустя не менее 6 часов после
процедуры.
Всем пациентам при поступлении, в процессе и после лечения
производили оценку тяжести и активности патологического процесса с
использованием следующих шкал: индекса активности и тяжести КПЛ (ILP),
индекса зуда (Пруриндекс) и ДИКЖ (DLQI). Лабораторные исследования
включали определение провоспалительных цитокинов (IL-2, IL-6) и VEGF.
Визуализация элементов КПЛ проводилась на оптическом когерентном
томографе OСS1300SS (производство ThorlabsInc, США).
Среднегрупповое значение ILP в основной группе при поступлении
составило 14,7±0,8, с достоверно выраженной динамикой снижения
исследуемого индекса до 0,5±0,2 (р<0,05) после лечения. У пациентов 2
группы ILP до лечения составил 14,9±0,9, к концу лечения – 3,8±0,2 (р<0,05)
соответственно. В 3 группе, получавших узкополосную средневолновую УФтерапию, также прослеживалось достоверное снижение индекса, но в
значительно меньшей степени по сравнению с группами УФА-1 терапии – с
14,8±0,8 до 5,4±0,5 (р<0,05).
При сравнении динамики клинической картины в 3 группах больных
наиболее выраженное позитивное влияние, как на скорость разрешения
патологических элементов, так и на конечный уровень ILP после лечения,
прослеживалось в основной группе. В среднем после лечения в 1 группе
пациентов отмечалось снижение индекса ILP на 96,6%, во 2 группе – на 74,5%,
в 3 группе – на 63,5% соответственно (рисунок 9, а).
У пациентов 1-й группы индекс зуда до начала лечения в среднем
составил 5,4±0,5, после проведенной терапии отмечалось значительное
достоверное снижение показателя до 0,1±0,1 (р<0,05). Во 2 группе в процессе
терапии также прослеживалась довольно быстрая динамика регресса индекса –
с 5,6±0,4 до 0,2±0,1 (р<0,05). В 3 группе исследуемый индекс составил 5,3±0,3 с
постепенным снижением до 1,4±0,2 (р<0,05). После проведенной терапии
отмечена следующая динамика выраженности зуда: наиболее выраженный
регресс субъективного признака заболевания был отмечен в 1-й группе – на
98%, немного ниже во 2-й группе – на 96,4% и в 3-й группе – на 73,6%
соответственно (рисунок 9, б).
До начала лечения ДИКЖ был довольно высоким, составив в основной
группе, получавших УФА-1 терапию с ПА – 16,1±0,9, во 2 и 3 группах –
16
16,3±1,1 и 15,5±0,8 соответственно. В сравнении с исходными значениями
данного показателя в каждой группе после курса терапии было отмечено
достоверное снижение индекса ДИКЖ как в основной группе (1,3±0,3; р<0,05),
так и в группе сравнения 1 (2,3±0,4; р<0,05) и сравнения 2(5,1±0,4;р<0,05)
соответственно (рисунок 9, в).
В среднем к концу лечения в 1-й группе отмечалось снижение индекса на
92%, во 2-й группе – на 85,2%, в 3-й группе – на 67,1% соответственно, что
свидетельствовало о повышении качества жизни в большей степени у
пациентов основной группы.
а
б
в
Рисунок 9 – Динамика регресса индексов в процессе лечения в 3 группах пациентов а) ILP; б)
Пруриндекса; в) ДИКЖ
17
Результаты лабораторных исследований при поступлении были
следующие: IL-2 в основной группе составил 320,9±17,9U/mL, в группах
сравнения 1 и 2 – 318,47±18,361 U/mL и 319,4±19,5 U/mL соответственно, что
достоверно превышало показатели здоровых доноров – 121,8±7,1 U/mL
(р<0,05).
После лечения была выявлена статистически достоверно незначительная
разница между регрессом показателя в основной группе (УФА-1-терапией с
ПА) и группой пациентов, получивших УФА-1 терапию без нанесения ПА
(р>0,05). Помимо этого, уровни исследуемого цитокина в данных группах были
максимально приближены к значениям здоровых доноров (р>0,05), чего нельзя
отметить про группу лиц, получавших узкополосную средневолновую
фототерапию(р<0,05) (таблица 1).
Таблица 1 – Динамика значений IL-2 в 3 группах пациентов в процессе лечения
и по сравнению со здоровыми лицами (U/mL)
Участники
n
Концентрация
исследования
IL-2(U/mL)
Здоровые доноры
30
121,8±7,1
Группы пациентов
До лечения
После лечения
УФА-терапия +
25
320,9±17,9
130,6±6,1; P1*P2***
ПА
УФА-1 терапия
25
318,47±18,361
125,3±6,8; P1*
P2***P3***
УФБ (311 нм)
30
319,4±19,5
182,8±10,5; P1*
P2**P3**
Примечание: ПА-просветляющий агент(1,2-ПГ)
P1 - сравнение показателей до и после лечения в группах;
P2 - сравнение показателей в группах после лечения и здоровых доноров;
P3 - сравнение показателей после лечения с основной группой;
* - достоверность по t-критерию для связанных выборок, p<0,05;
**- достоверность по t-критерию для несвязанных выборок, р<0,05;
***- достоверность по t-критерию для несвязанных выборок, р>0,05.
При поступлении в сыворотках крови общей группы пациентов среднее
значение IL-6 cоставило 2,7±0,1 pg/mL, статистически достоверно
превышающее концентрацию у здоровых доноров (1,1±0,1 pg/mL, р<0,05). При
анализе значений IL-6 в 1-й группе после курса терапии отмечено достоверное
снижение c 2,7±0,2 pg/mL до значений, эквивалентных показателям у здоровых
добровольцев (1,2±0,1 pg/mL; р>0,05) (таблица 2).
18
Таблица 2 – Динамика значений IL-6 в 3 группах пациентов в процессе лечения
и по сравнению со здоровыми лицами (pg/mL)
Участники
n
Концентрация
исследования
IL-6 (pg/mL)
Здоровые доноры
30
1,1±0,1
Группы пациентов
До лечения
После лечения
УФА25
2,7 ±0,2
1,2±0,1; P1*P2**
1терапия+ПА
УФА-1 терапия
25
2,9±0,2
1,1±0,1; P1* P2**P3**
УФБ (311 нм)
30
2,6±0,1
1,3±0,1; P1* P2**P3**
Примечание: P1 - сравнение показателей до и после лечения в группах;
P2 - сравнение показателей в группах после лечения и здоровых доноров;
P3 - сравнение показателей после лечения с основной группой;
*- достоверность по t-критерию для связанных выборок, p<0,05;
**- достоверность по t-критерию для несвязанных выборок, р>0,05.
Во 2-й группе при поступлении среднее значение исследуемого цитокина
составило 2,9±0,2 pg/mL, после курсового лечения отмечалось статистически
достоверное снижение показателей до 1,1±0,1 pg/mL (р<0,05). В 3-й группе до
начала терапии концентрация IL-6 в сыворотке крови пациентов в среднем
составила 2,6±0,1pg/mL, после окончания терапии -1,3±0,1pg/mL (р<0,05). Во
всех 3 группах было констатировано снижение концентраций исследуемых
цитокинов до значений, сопоставимых между собой и с группой здоровых
доноров (р>0,05), что может свидетельствовать об уменьшении иммунного
воспаления, характерного для КПЛ.
После проведенной терапии в основной и в группах сравнения нами было
зафиксировано статистически достоверное снижение значений концентрации
VEGF по сравнению с показателями до начала лечения (р<0,05) (таблица 3).
Также при сравнении результатов лечения не было выявлено статистически
достоверно значимых различий как между окончательными значениями
основной группы и уровнем VEGF у здоровых доноров (р>0,05), так и c
группами сравнения (р>0,05). Это может указывать на нормализацию
эндотелиальной дисфункции у пациентов в процессе лечения.
Таблица 3 – Динамика значений VEGF в 3 группах пациентов в процессе
лечения и по сравнению со здоровыми лицами (pg/mL)
Участники
n
КонцентрацияVEGF(pg/mL)
исследования
Здоровые доноры
30
176,3±15,2
Группы пациентов
До лечения
После лечения
УФА-терапия + ПА 25
515,21±74,8
182,1±11,7; P1*P2**
УФА-1 терапия
25
514,6±75,4
187,4±13,8; P1*
P2**P3**
УФБ (311 нм)
30
511,5±58,9
191,5±20,1; P1* P2**
P3**
19
Примечание:P1 - сравнение показателей до и после лечения в группах
P2 - сравнение показателей в группах после лечения и здоровых доноров
P3 - сравнение показателей после лечения с основной группой
*- достоверность по t-критерию для связанных выборок, p<0,05.
**- достоверность по t-критерию для несвязанных выборок, р>0,05.
В ходе данной работы для оценки клинической эффективности
просветляющего агента, у пяти пациентов основной группы сгибательные
поверхности предплечий, где локализовались элементы КПЛ, были поделены
на 2 равные части: на одну половину предплечья наносили 1,2пропиленгликоль перед проведением процедур, на другой половине
просветляющий агент не применялся (рисунок 10, а).
Рисунок 10 – а) до проведения УФА-1 терапии; б) после 17 процедур. На одну половину
предплечья наносили просветляющий агент пропиленгликоль(ПГ) перед процедурой
(справа), на другую половину – не наносили (слева)
Длительность лечения в 1-й группе у 21 пациента (т. е. в 84% случаев)
составила чуть больше 3 недель, включая от 15 до 18 процедур УФА-1 терапии.
Элементы КПЛ, на которые наносился ПГ перед проведением фототерапии,
полностью разрешились, оставив после себя вторичную гиперпигментацию
(рисунок 10, б). Для полного разрешения патологического процесса у
оставшихся 4 человек (трое из них с проявлениями гипертрофической формы
КПЛ на голенях) потребовалось от 20 до 22 процедур УФА-1 терапии. Во 2 и 3
группах пациентов для достижения эффекта потребовалось удлинения курса
процедур.
Положительная динамика клинической картины также была
подтверждена
оптическими
методами
диагностики
(в
частности,
низкокогерентной рефлектометрией). Большинство пациентов как основной,
так и группы сравнения 1 (группы с применением УФА-1 терапии) переносили
процедуры хорошо, побочных эффектов ни со стороны кожи, ни со стороны
других органов, выявлено не было.
Таким образом, оптическое иммерсирование кожи во время проведения
УФA-1 терапии с использованием 1,2-ПГ как просветляющего агента
20
способствовало повышению эффективности фототерапии у больных КПЛ до
84% при уровне эффективности 68% в отсутствие оптического иммерсирования
и 40% при применении узкополосной средневолновой фототерапии.
В Заключении обобщены основные результаты работы и даны
предложения по их клиническому применению:
1. Разработан и апробирован в лабораторных условиях метод спеклполяризационного мониторинга in vitro биотканей применительно к
характеризации морфологических изменений, обусловленных патологиями.
Метод основан на сканировании образца сфокусированным линейно
поляризованным лазерным пучком, регистрации состояний поляризации
прошедшего пучка в отдельных спеклах и количественной оценке
статистических моментов параметров локальных эллипсов поляризации
рассеянного вперед излучения.
2. Установлено, что среди исследованных in vitro образцов эпидермиса
кожи человека с различными патологиями для красного плоского лишая и
демодекоза характерны средние значения эксцентриситета и азимутального
угла локальных эллипсов поляризации, наиболее близкие к исходным
параметрам зондирующего пучка.
3.
Показано,
что
наиболее
информативной
характеристикой
морфологического состояния биоткани при in vivo низкокогерентном
рефлектометрическом зондировании кожи человека, в том числе и
подвергнутой воздействию иммерсионных агентов, является распределение
фактора эффективности обратного рассеяния биоткани по глубине,
восстанавливаемое из усредненного по группе А-сканов рефлектометрического
сигнала путем компенсации его экспоненциального затухания. Предложен
метод компенсации затухания на основе оценки среднего значения
коэффициента экстинкции биоткани по зондируемому объему.
4. Установлено, что при иммерсировании in vivo кожи человека с целью
увеличения эффективности низкокогерентной рефлектометрии и УФА-1
терапии среди исследованных иммерсионных агентов (глицерин 99,5%, 40%-й
раствор глюкозы, олеиновая кислота 50%, 1,2-пропиленгликоль 50%)
максимальный эффект достигается в результате применения 1,2пропиленгликоля. Это обусловлено относительно низким молекулярным весом
агента и значением показателя преломления, наиболее близким к показателям
преломления иммерсируемых тканевых структур.
5. Применение УФА-1 терапии как с оптическим иммерсированием, так и
без него приводит к нормализации уровней цитокинов IL-2, IL-6, а также VEGF
у больных КПЛ до значений, сравнимых со значениями контролируемых
показателей у здоровых индивидуумов.
6. Показано, что оптическое иммерсирование кожи во время
фототерапевтических процедур с использованием 1,2-пропиленгликоля как
иммерсионного агента способствует повышению эффективности УФА-1
терапии у больных КПЛ до 84% при уровне эффективности 68% в отсутствие
21
оптического иммерсирования
средневолновой УФ-терапии.
и
40%
при
применении
узкополосной
СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ
1.Решетникова, Е.М. Cлучай пигментно-атрофической формы красного
плоского лишая /Е. М. Решетникова, С.Р. Утц, М. Г. Еремина, Н.В. Алипов //
Саратовский научно-медицинский журнал. – 2012. – Т. 8, № 2. – С. 643-646.
2.Решетникова, Е. М. Поляризационная биопсия в режиме малократного
рассеяния вперед: сравнительный анализ патологий кожи человека/ Д.А.
Зимняков, М.В. Алонова, Е.М. Решетникова, Е.М. Галкина, С.Р. Утц, Дж.С.
Сина, О.В. Ангельский, С.Б. Ермоленко, П.В. Ивашко// Проблемы оптической
физики и биофотоники SMF-2013: матер. XVII-й междунар. молодеж. науч. шк.
по оптике, лазерной физике и биофотонике. – Саратов: Изд-во «Новый ветер»,
2013. – С. 17-25.
3.Решетникова, Е. М. Анализ заболеваемости красным плоским лишаем
по материалам клиники кожных и венерических болезней СГМУ им. В.И.
Разумовского за 2012 год / Е. М. Решетникова, Н. Б. Димитриев, М. Г. Еремина
// Бюллетень медицинских интернет-конференций [Электронный ресурс]. –
Саратов, 2013. – Т. 3, № 2. – С. 71-72.
4.Решетникова, Е. М. Сравнительный анализ разных видов фототерапии у
больных красным плоским лишаем /Е. М. Решетникова, Н.А. Слесаренко, М. А.
Резникова // Известия Саратовского университета. Серия Физика. – 2013. –
Т. 13, № 1. – С. 55-57.
5.Решетникова, Е. М. Оценка клинической эффективности дальней
длинноволновой терапии в лечении больных красным плоским лишаем/
Решетникова, Е. М.//Сборник научных трудов юбилейной научно-практической
конференции дерматовенерологов и косметологов, посвященной 90-летию ГУЗ
«Саратовский областной кожно-венерологический диспансер». – Саратов, 2013.
– С. 65-71.
6.Решетникова, Е. М. Фототерапия в комплексном лечении больных
красным плоским лишаем /Е. М. Решетникова, С. Р. Утц, Н. А. Слесаренко//
Саратовский научно-медицинский журнал. – 2013. – Т. 9, № 3. – С. 530-533.
7.Решетникова, Е. М. Поляриметрический анализ сульфакрилатных
отрывов эпидермиса как метод оптической биопсии /Е. М Решетникова, С.Р.
Утц, М.В. Алонова, С.Р. Утц, Е.М. Галкина, С.А. Ювченко, Дж.С. Сина, Д.А.
Зимняков,
С.Б. Ермоленко, О.В. Ангельский // Саратовский научномедицинский журнал. – 2013. – Т. 9, № 3. – С. 540-543.
22
8.Решетникова,
Е. М.
Оптическая
когерентная
томография
сульфакрилатных отрывов эпидермиса/ С.Р. Утц, Д.А. Зимняков, Е.М. Галкина,
С.А. Ювченко, Е.М. Решетникова, М.В. Алонова // Саратовский научномедицинский журнал. – 2013. – Т. 9, № 3. – С. 525-529.
9.Reshetnikova, E.M. Small angle scattering polarization biopsy: A
comparative analysis of various skin diseases / D. A. Zimnyakov, M.V. Alonova,
S.A. Yuvchenko, E.M. Reshetnikova, E.M. Galkina, S.R. Utz // Proc. of SPIE : The
International Society for Optical Engineering. Eleventh International
Conference on Correlation Optics. – 2013. –Vol. 9066. С. Article number 90661N.
10.Артемина Е. М., Роль фактора роста эндотелия сосудов в патогенезе
красного плоского лишая и псориаза /Е. М. Артемина, Ю.М. Штода, Н.А.
Слесаренко, А.Л. Бакулев, С.Р.Утц. // Саратовский научно-медицинский
журнал. – 2014. – Т. 10, № 3. – С. 539-542.
11.Решетникова, Е. М. Дальняя длинноволновая терапия в лечении
больных красным плоским лишаем/Е.М. Решетникова// Дерматология в России:
тезисы XXXI науч.-прак. конф. «Рахмановские чтения». – 2014. – № 3. – С. 62.
12.Решетникова, Е.М. Анализ морфологических особенностей слоев
биотканей на основе эффекта спекл-модуляции перестраиваемого по частоте
лазерного излучения / Е.М. Решетникова, М.В. Алонова, Д.А. Зимняков, С.Р.
Утц // Сборник трудов VI Троицкой конференции «Медицинская физика и
Инновации в медицине» (ТКМФ-6) 2-6 июня 2014 г. г. Троицк, г. Москва. Москва: ООО «ТРОВАНТ», 2014. – С. 299-301.
13.Артемина, Е.М. Коморбидность при красном плоском лишае/
Н.А. Слесаренко, С.Р. Утц, Е.М. Артемина, Ю.М. Штода, Е.Н. Карпова //
Клиническая дерматология и венерология. –2014. – Т. 12, № 5. – С. 4-10.
14.Решетникова, Е.М. Оптическая когерентная томография и
поляриметрический анализ поверхностных биопсий кожи / С. Р. Утц, Д.А.
Зимняков, Е.М. Галкина, Е.М. Решетникова// Вестник дерматологии и
венерологии. – 2015. – № 1. – С. 85-91.
15.Артемина, Е.М. Перспективы применения оптической когерентной
томографии для визуализации заболеваний кожи/ С. Р. Утц, Д. А. Зимняков,
Е.М. Галкина, М.В. Алонова, Е.М. Артемина, С.А. Ювченко, О.В. Ушакова //
Саратовский научно-медицинский журнал. – 2015. – Т. 11, № 3. – С. 392-396.
16. Артемина,
Е. М.
Низкокогерентная
рефлектометрия
кожи:
перспективы диагностического применения в дерматологии / Д. А.
Зимняков, С. Р. Утц, Е. М. Галкина, С. А. Ювченко, М. В. Алонова, Е. М.
Артемина, О. В. Ушакова // Саратовский научно-медицинский журнал. –
2015. – Т. 11, № 3. – С. 376-380.
23
17.Артемина, Е. М. Сравнительная оценка просветляющих агентов с
целью повышения качества дальней длинноволновой ультрафиолетовой
терапии хронических дерматозов /Е.М. Артемина, С.Р. Утц, С.А.
Ювченко, Д.А. Зимняков, М.В. Алонова//Саратовский научно-медицинский
журнал. – 2016. – Т. 12, № 3. – С. 453-458.
18.Артемина, Е. М. Дальняя длинноволновая ультрафиолетовая терапия
красного плоского лишая с применением просветляющих агентов/Е.М.
Артемина, С. Р. Утц, Д.А. Зимняков, Н.А. Слесаренко, С. А. Ювченко //
Саратовский научно-медицинский журнал. – 2017. – Т. 13, № 3. – С. 579-585.
СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ
ДИКЖ (DLQI) – дерматологический индекс качества жительства
(Dermatological Life Quality Index); ИК – инфракрасный; ИЛ-2(IL-2) –
интерлейкин-2; ИЛ-6 (IL-6) – интерлейкин-6; КПЛ-красный плоский лишай;
НКР-низкокогерентная
рефлектометрия;
ОКТ-оптическая
когерентная
томография; ПА – просветляющий агент; ПГ(1,2-ПГ) – Пропиленгликоль(1,2пропиленгликоль); ПУВА – Метод фотохимиотерапии, сочетающий
применение псораленовых фотосенсибилизаторов и длинноволнового
ультрафиолетового облучения (УФА); ССП – сканирующая спеклполяриметрия; ДКВ – дискоидная красная волчанка; УФ-ультрафиолетовый;
ФРЭС(VEGF) – фактор роста эндотелия сосудов (Vascular endothelial growth
factor); ILP – Index Lichen Planus (индекс красного плоского лишая).
24
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
6
Размер файла
1 032 Кб
Теги
оптические, диффузионные, красного, технология, плоского, тераностике, лишай
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа