close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Природные растительные фенольные соединения в профилактике стрессовых нарушений метаболических реакций организма животных и человека

код для вставкиСкачать
2
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность исследования. Согласно глобального Плана действий ВОЗ по
здоровью работающих на 2008-2017 г.г. (60-я сессия Всемирной ассамблеи здравоохранения
– WHA 6.26. 23 мая 2007 г.), государственная политика направлена на профилактику
профессиональных заболеваний, среди которых обозначен профессиональный стресс и его
последствия для здоровья с целью его сохранения у работающих граждан (Рахманин,
Михайлова, 2014). В связи с этим в настоящее время исследование возможности
профилактики стрессовых нарушений здоровья является актуальной проблемой и одним из
приоритетных направлений современной фармакологии.
Современное общество подвержено стрессовым воздействиям (тяжелая физическая
нагрузка, переохлаждение, перегревание, химический и психоэмоциональный стрессы и др.).
При сильном и длительном воздействии стресса в организме возникают различные
повреждения, называемые стрессорными заболеваниями или болезнями адаптации (язвы
желудочно-кишечного тракта, гипертоническая болезнь, атеросклероз и др.). Исследованиям
различных аспектов влияния стресса на организм животных и человека посвящены
фундаментальные труды отечественных и зарубежных ученых, начало которым было
положено Г. Селье (1960-1982). Эти исследования посвящены, в первую очередь,
функционированию двух систем – гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой и симпатикоадреналовой, которые занимают ключевые позиции в представлениях о стрессе. В результате
был обнаружен один и тот же комплекс неспецифических изменений (триада): существенное
увеличение надпочечников и исчезновение секреторных гранул из клеток железистой ткани;
уменьшение массы лимфоидных органов или инволюция тимико-лимфатической системы;
кровоизлияния и изъязвления слизистой желудка и двенадцатиперстной кишки. Указанные
неспецифические изменения составили основу «общего адаптационного синдрома»,
вызываемого различными повреждающими агентами. В то же время в литературе имеются
разрозненные сведения по изучению биохимических механизмов воздействия на организм
стрессовых факторов. В этом направлении известны работы Барабоя В.А., Голотина В.Г.,
Кудряшова Ю.Б., Кушнеровой Н.Ф., Ланкина В.З., Меньщиковой Е.Б., Спрыгина В.Г.,
Фоменко С.Е., Хасиной Э.И. и др.
_____________________________________________________________________________
В работе приняты следующие сокращения: АРА – антирадикальная активность, ГП –
глутатионпероксидаза, ГР – глутатионредуктаза, Г-SH – восстановленный глутатион, ЛФХ –
лизофосфатидилхолин, ЛФЭ – лизофосфатидилэтаноламин, ЛПВП – липопротеины высокой
плотности, ЛПНП – липопротеины низкой плотности, ЛПОНП – липопротеины очень низкой
плотности, МДА – малоновый диальдегид, ПОЛ – перекисное окисление липидов, СДЭ –
средний диаметр эритроцита, СОЭр – средний объем эритроцита, СЖК – свободные жирные
кислоты, СМ – сфингомиелин, СОД – супероксиддисмутаза, ТАГ – триацилглицерины, ФИ –
фосфатидилинозит, ФК – фосфатидная кислота, ОФЛ – общие фосфолипиды, ФПП –
функциональный пищевой продукт, ФС – фосфатидилсерин, ФХ – фосфатидилхолин, ФЭ –
фосфатидилэтаноламин, ХС – холестерин, ЭЖК – эфиры жирных кислот, ЭХС – эфиры
холестерина, 14:0 - миристиновая кислота, 16:0 – пальмитиновая кислота, 18:0 – стеариновая
кислота, 16:1 – пальмитолеиновая кислота, 18:1 – олеиновая кислота, 18:2 n-6 – линолевая
кислота, 20:4 n-6 – арахидоновая кислота, 18:3 n-3 – линоленовая кислота, 20:5 n-3 –
эйкозапентаеновая кислота, 22:6 n-3 – докозагексаеновая кислота.
Стрессорная реакция включает набор стереотипных биохимических процессов,
происходящих на клеточном, тканевом и системном уровнях. Так, при воздействии
стессовых факторов происходит выброс из надпочечников в кровь катехоламинов, при
окислении которых в печени цитохромом Р-450 увеличивается индукция свободных
супероксиданионов. Также образуются семихинонные радикалы адреналина и возрастает
концентрация пероксил- и гидроксил-радикалов, инициирующих свободно-радикальные
реакции (Хавинсон и др., 2003; Костюк, Потапович, 2004). При остром или хроническом
воздействии стресса наступает предел прочности системы антиоксидантной защиты и
запускается механизм перекисного окисления липидов (Панин, 1983; Барабой и др., 1992;
Кушнерова, Фоменко, 2011), истощается резерв адаптации и формируется оксидативный
стресс (Меньщикова и др., 2006, 2008, 2012). Однако наряду с исследованиями системы
«перекисное окисление липидов-антиоксидантная защита» в основе нарушений здоровья при
стрессе, возможно, лежат и другие метаболические сдвиги, в частности, углеводном и
липидном обменах, физиолого-биохимических изменениях биомембран эритроцитов и их
размерных характеристиках. Важность изучения этих вопросов обусловлена тем, что при
стрессе происходит переключение пути получения энергии с «углеводного» типа на
«липидный» (Панин, 1983). Нарушение антиоксидантной защиты оказывает влияние на
липидную составляющую клеточных мембран. В этом отношении липидная составляющая
мембран эритроцитов является тонким показателем, определяющим состояние мембран
других клеток органов и тканей на уровне целого организма (Эндакова и др., 2002).
Уменьшение полиненасыщенных жирных кислот в фосфолипидах мембран обусловит
нарушение функционирования мембраносвязанных ферментов, рецепции гормонов,
угнетению активности синтетаз простагландинов, являющихся биорегуляторами, снижению
лабильности клеток крови при прохождении через микроциркулярное русло и др. Таким
образом, возникает необходимость комплексного системного изучения биохимических
механизмов стрессовой реакции и профилактики возможных нарушений.
На сегодняшний день известен ряд препаратов, обладающих стресс-протекторным
действием, так называемых адаптогенов биофлавоноидной природы, включающих широко
известные средства традиционной и народной медицины. К ним относятся корни женьшеня,
элеутерококка колючего, аралии маньчжурской, родиолы розовой, левзени сафлоровидной,
семена лимонника китайского (Брехман, 1968; Дардымов, 1987; Хасина, 1984; Шахматов,
Киселев, 2010; Кушнерова и др., 2012-2014; Huyke et al., 2007; Kim et al., 2012; Mocan et al.,
2014; Duan et al., 2015 и др.). Однако использование корней и семян приводит к
катастрофическому снижению запасов этих растений.
Наиболее изучены в этом направлении препараты, содержащие в качестве основного
действующего вещества группу изомерных флавоноидных соединений – Silimarin,
выделенных из экстрактов плодов расторопши пятнистой (Silybum marianum G.). На основе
этих соединений разработан ряд лекарственных препаратов: «ЛИВ-52» (Индия), «Карсил»
(Болгария), «Легалон» (Германия), «Силегон» (Венгрия), «Сиромин» (Словения) и др.
Действие силимарина обусловлено стабилизацией клеточных мембран за счет
антиоксидантных свойств препарата (Новиков, 2005). Однако препараты, содержащие
силимарин, зарубежного производства, поэтому очевидна актуальность и необходимость
поиска и изучения новых источников сырья, имеющегося на территории Российской
Федерации, для получения препаратов со стресс-протекторными свойствами с целью
импортозамещения. Природные ресурсы Дальнего Востока предоставляют широкие
4
возможности для их создания. Достаточно актуальным является использование
дикорастущих растений Уссурийской тайги. В условиях производств по переработке
ягодного сырья остается большой объем отходов, представляющих собой оси соцветий
(кисть, зонтик и др.) и отжим после отделения сока ягод (кожица, семена). Это большой
возобновляемый сырьевой резерв, который в настоящее время не утилизируется и не
используется должным образом. Однако в их составе присутствует значительное количество
биологически активных веществ, в частности фенольных соединений, являющихся
признанными антиоксидантами и важными компонентами многих лекарственных
препаратов. В то же время это поможет создать безотходную технологию по переработке
дикоросов и сохранить экологическую обстановку на территориях перерабатывающих
предприятий. Важно отметить, что из всего многообразия растительного сырья (растения,
фрукты, овощи, злаки, семена, кора и др.) только 10% исследуемых растительных
источников достаточно обогащены полифенольными соединениями и могут быть
использованы в качестве эффективных натуральных антиоксидантов (Olszewska, Michel,
2009). Это делает актуальным изучение глубоких биохимических механизмов их влияния на
организм и возможность фармакологической профилактики стресса. Комплексы фенольных
соединений входят в состав традиционно употребляемых человеком растительных продуктов
(фрукты, овощи, ягоды и др.), поэтому эволюционно адаптированы для человеческого
организма. В отличие от синтезированных полифенолов, природные имеют крайне низкую
токсичность, не вызывают побочных реакций (аллергия, эффект привыкания, накопления).
Из литературных данных известно о широком спектре биологической активности
растительных фенольных соединений благодаря проявлению ими антиокислительных
свойств и способности выступать ловушками свободных радикалов различного типа (Sanz et
al., 1994, Es-Safi et al., 2007). Растительные фенольные соединения защищают организм от
проявлений оксидативного стресса (Terao, 2009), образуют комплексы с ионами переходных
металлов (De Souza, De Giovani, 2004), влияют на активность металлозависимых ферментов
(Sakihama et al., 2000), блокируют процессы перекисного окисления липидов (Pamplona,
2011), взаимодействуют с биологическими мембранами, меняя их структурные
характеристики (Афанасьева и др., 2007; Куркин и др., 2009; Тараховский и др., 2010; Arora
et al., 2000). Однако до сих пор не проводилось системного исследования состава
биологически активных веществ в экстрактах из дикорастущего ягодного сырья
Уссурийской тайги, в частности, осей соцветий винограда амурского, аралии маньчжурской,
лимонника китайского, отжима после отделения сока ягод калины Саржента, жимолости
съедобной, рябины обыкновенной. Также до сих пор многие вопросы их регуляторного
эффекта на липидный и углеводный обмен, а также мембраностабилизирующее действие в
условиях стресса остаются неясными.
Цель работы: провести оценку фармако-профилактической эффективности
комплексов природных фенольных соединений, выделенных из дикорастущего ягодного
сырья Уссурийской тайги, при стресс-индуцированных нарушениях метаболических реакций
в организме животных и человека.
Задачи исследования:
1.
На основании химического анализа обосновать перспективность использования
дикорастущего ягодного сырья Уссурийской тайги (оси соцветий винограда амурского,
лимонника китайского, аралии маньчжурской, отжим после отделения сока ягод калины
5
Саржента, жимолости съедобной, рябины обыкновенной) как источника природных
биологически активных веществ.
2.
Исследовать на лабораторных животных острую и хроническую токсичность
выделенных растительных экстрактов, провести анализ их влияния на метаболические
реакции организма человека.
3.
Изучить стресс-индуцированные нарушения метаболических реакций в организме
экспериментальных животных в условиях физического стресса (вертикальная фиксация за
дорсальную шейную складку).
4.
Изучить стресс-индуцированные нарушения метаболических реакций в организме
экспериментальных животных в условиях химического стресса (интоксикация
сероуглеродом, оксидами азота, ацетоном).
5.
Провести сравнительную оценку эффективности применения растительных
экстрактов в условиях физического стресса и интоксикации оксидами азота с известным
стресс-протектором аптечным препаратом «Экстракт элеутерококка».
6.
Исследовать эффективность применения растительных экстрактов в условиях
химического стресса (сероуглерод и ацетон) с зарегистрированным в качестве основного
действующего вещества группу изомерных флавоноидных соединений – Silimarin,
выделенных из экстрактов плодов расторопши пятнистой (Silybum marianum G.), в
восстановлении метаболических реакций крови и печени, а также липидной составляющей
мембран эритроцитов крыс.
7.
Установить основные закономерности изменений в содержании компонентов
антиоксидантной защиты, метаболитов углеводного обмена, нейтральных и фосфолипидов,
жирных кислот в крови и эритроцитарных мембранах добровольцев в условиях
производственного стресса (водолазы) и изучить эффективность применения растительных
экстрактов как фармако-профилактических средств.
8.
Оценить возможность профилактики стрессовых нарушений метаболических реакций
у студентов первого года обучения в ВУЗе путем использования функционального пищевого
продукта.
Научная новизна исследования. Сформулированы положения научной концепции
применения дикорастущего ягодного сырья Уссурийской тайги в виде водно-спиртовых
экстрактов как фармако-профилактических средств при различных видах стресса. Концепция
основывается на сочетании полифункциональных эффектов природных биологически
активных веществ с позиций их воздействия на организм животных и человека в условиях
стрессовой нагрузки.
Наряду с известными стресс-индуцируемыми биохимическими изменениями
метаболических реакций в организме животных и человека впервые проведено глубокое
исследование фосфолипидного и жирнокислотного обмена в сыворотке крови, печени и
эритроцитарных мембранах.
Впервые обнаружено в спектре жирных кислот общих липидов сыворотки крови,
печени и эритроцитарных мембран увеличение насыщенных и моноеновых жирных кислот,
снижение полиненасыщенных жирных кислот семейства n-6 и n-3, что свидетельствует о
нарушении процессов десатурации и элонгации.
Показано появление новых молекулярных видов фосфатидилхолина и
фосфатидилэтаноламина
в
липидной
составляющей
мембран
эритроцитов
экспериментальных животных при воздействии стрессовых факторов.
6
Изучен подробный химический состав растительных экстрактов из дикорастущего
ягодного сырья Уссурийской тайги.
Природный комплекс фенольных соединений различной структуры оказывает
эффективное действие в коррекции и профилактике стрессовых нарушений метаболических
реакций. Актуальность и целесообразность использования дикорастущего ягодного сырья
для получения стресс-протекторных препаратов обусловлены высокой биологической
активностью входящих в его состав фенольных соединений, их структурной уникальностью,
а также ресурсной обеспеченностью, экологической и экономической значимостью.
Теоретическая значимость исследования. Работа является комплексным научным
исследованием, посвященным изучению фармако-профилактических свойств экстрактов,
содержащих комплексы фенольных соединений, выделенных из дикорастущего ягодного
сырья Уссурийской тайги. Приводятся новые данные о химическом составе экстрактов.
Исследование расширяет и дополняет современные знания о биохимических механизмах
стрессовой реакции в условиях экспериментальных моделей на животных. На основании
сравнительного анализа стресс-протекторного действия растительных экстрактов с
известными препаратами сравнения показано преимущество комплексов фенольных
соединений, входящих в состав растительных экстрактов. Полученные результаты
расширяют представления о профилактических свойствах растительных фенольных
соединений в условиях воздействия стрессовых факторов.
Установленные биохимические механизмы стрессовой реакции служат научным
фундаментом для понимания патогенеза стрессорных нарушений метаболических реакций.
Практическая значимость исследования. Результаты работы могут быть
применены в фармацевтической и пищевой промышленности. Доказана возможность
использования дикорастущего ягодного сырья Уссурийской тайги для производства
экстрактов со стресс-протекторными свойствами. Обосновано применение экстрактов с
растительными фенольными соединениями в производстве функциональных пищевых
продуктов со стресс-протекторными свойствами с экстрактом калины. Результаты изучения
стресс-протекторного действия экстрактов из калины были использованы при разработке
Методических рекомендаций «Биологически активная добавка Калифен ®», получен патент
на изобретение (RU № 2483548).
Основные положения, выносимые на защиту:
1.
Концептуальная модель и основные научные принципы использования
дикорастущего ягодного сырья Уссурийской тайги для выделения из него растительных
экстрактов, содержащих природные биологически активные вещества.
2.
Ведущими биохимическими механизмами, обусловливающими стрессовые
нарушения метаболических реакций организма, являются напряжение и истощение
антиоксидантной защиты, гиперпротонемия и тканевая гипоксия, нарушение липидного
обмена, дислипидемия, увеличение объема и диаметра эритроцитов, разбалансировка
фосфолипидных фракций в липидной составляющей их мембран, увеличение насыщенных
жирных кислот и снижение полиненасыщенных жирных кислот в общих липидах крови,
печени и эритроцитарных мембранах, появление новых молекулярных видов фосфолипидов.
3.
В период восстановления (отмена) после воздействия химических токсикантов
(сероуглерод, ацетон) на экспериментальных животных исследованные биохимические
параметры к норме не возвращаются, что указывает на углубляющееся состояние
дестабилизации метаболических реакций и необходимость фармкоррекции.
7
4.
Изучение особенностей нарушений метаболических реакций в организме
добровольцев,
подвергавшихся
в
условиях
производственной
деятельности
гипербарическому (водолазы) и психоэмоциональному (студенты первого года обучения в
ВУЗе) стрессу.
5.
Совокупность данных, обусловливающих методические подходы к использованию
экстрактов с комплексом природных растительных фенольных соединений в условиях
стрессовой нагрузки на экспериментальных животных.
6.
Коррекция стрессовых нарушений метаболических реакций у добровольцев
(водолазы, студенты) достигается при использовании экстракта из калины и
функционального пищевого продукта с экстрактом калины, обладающих антиоксидантными
и антирадикальными свойствами.
Личный вклад автора заключается в теоретическом обосновании проблемы, выборе
направления исследований и непосредственном участии в выполнении экспериментов и
методик исследований, а также статистической обработке материала. Анализ результатов, их
теоретическое обоснование, разработка концептуальных представлений о стресспротекторном действии экстрактов из дикорастущего ягодного сырья Уссурийской тайги и
их свойствах как метаболических корректорах при стрессе, осуществлены лично автором.
Апробация работы. Основные результаты диссертации представлялись на
Международных, Всероссийских симпозиумах и конференциях, в том числе: VI
Всероссийском симпозиуме по проблемам боевого стресса (Москва, 2007), Дне науки
молодых ученых Ростовского медицинского университета (Ростов-на-Дону, 2008),
Международном симпозиуме «Пищевые биотехнологии: проблемы и перспективы в XXI
веке (Владивосток, 2008), II Международной научной конференции «Актуальные проблемы
экологической физиологии, биохимии и генетики животных» (Саранск, 2009),
Всероссийской научной конференции «Проблемы безопасности жизнедеятельности в
техносфере»
(Благовещенск,
2010),
11-й
научно-практической
конференции
«Дальневосточная весна – 2011» (Комсомольск-на-Амуре, 2011), VI научно-практической
конференции «Фундаментальная наука – медицине» (Владивосток, 2011), молодежном
научном симпозиуме «Современные научные исследования на Дальнем Востоке» (ЮжноСахалинск, 2012), VIII Международном симпозиуме «Фенольные соединения:
фундаментальные и прикладные аспекты» (Москва, 2012, 2015), Международной научнопрактической конференции «Свободные радикалы и антиоксиданты в химии, биологии и
медицине» (Новосибирск, 2013), V Международной научно-практической конференции
«Актуальные проблемы биологии, нанотехнологий и медицины» (Ростов-на-Дону, 2013),
Международной научно-практической конференции молодых ученых и специалистов
«Современная Российская наука глазами молодых исследователей» (Красноярск, 2013), III
Международной научно-практической конференции «21 век: фундаментальная наука и
технологии» (Москва, 2014), интернет-конференции с международным участием
«Фармакологическая наука – от теории к практике» (Казань, 2014), Международной научнопрактической конференции «Теоретические и прикладные вопросы образования и науки»
(Тамбов, 2014), Международной научной интернет-конференции «Медицина в XXI веке:
тенденции и перспективы» (Казань, 2014), III Международной научной интернетконференции «Биотехнология: взгляд в будущее» (Казань, 2014), IX Международном
симпозиуме «Биоантиоксидант» (Москва, 2015), Седьмой Всероссийской научнопрактической конференции «Фундаментальные аспекты компенсаторно-приспособительных
8
процессов» (Новосибирск, 2015), Пленуме «Методологические проблемы изучения, оценки и
регламентирования химического загрязнения окружающей среды и его влияние на здоровье
населения» (Москва, 2015, 2016, 2017), VIII Международной научно-практической
конференции «Topical areas of fundamental and applied research VIII» (North Charleston, USA,
2016).
Публикации. По материалам диссертации опубликовано 61 научная работа, среди
которых 38 статей (в том числе 29 статей в журналах, включенных в перечень ВАК РФ и 9
статей в рецензируемых журналах), 1 монография, 1 патент, 1 препринт.
Финансовая поддержка:
Диссертационная работа выполнялась при финансовой поддержке грантов: «Старт» №
7371 (2007-2008 г.г.) «Исследование химического состава, гепатопротекторных,
антиоксидантных и антирадикальных свойств экстрактов из отходов от переработки
дикоросов Уссурийской тайги»; «Старт» № 9177 (2009-2010 г.г.) «Исследование нарушений
метаболических реакций при стрессе в экспериментальных и натурных условиях и их
коррекция экстрактами из растений Дальнего Востока». В соответствии с тематическим
планом научно-исследовательской работы Школы биомедицины Дальневосточного
федерального университета.
Объем и структура диссертации. Диссертация изложена на 374 листах
компьютерного текста, состоит из 10 глав, содержит введение, обзор литературы, описание
материалов и методов исследования, описание результатов собственных исследований,
обсуждение результатов и выводы. Список литературы содержит 504 источника (225
отечественных и 279 зарубежных авторов). Диссертация иллюстрирована 59 таблицами и 107
рисунками.
СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Глава 2. Материалы и методы исследования. Эксперименты на животных
проводили с соблюдением всех правил и международных рекомендаций Европейской
конвенции по защите позвоночных животных, используемых для экспериментов или в иных
научных целях (Международные рекомендации Европейской конвенции по защите
позвоночных животных. Страсбург, 1986). При разделении животных на группы проводили
их ранжирование по массе тела с целью обеспечения идентичности указанных групп по
данному показателю. Крыс ежедневно осматривали, фиксировали изменения весоростовых
параметров. По завершении каждого эксперимента выведение животных из экспериментов
осуществляли путем декапитации под легким эфирным наркозом, после чего проводили
взятие крови из шейной зоны, а при вскрытии - печени. В экспериментах использовано 270
крыс-самцов линии Вистар. Крыс получали из питомника РАМН «Столбовая» (г. Чехов
Московской области).
Исследования с участием людей проводили с соблюдением правил, перечисленных в
инструкции ВАК «О порядке проведения биомедицинских исследований у человека»
(Опубликовано в Бюллетене ВАК Минобразования России № 3, 2002 г.). В
экспериментальных исследованиях участвовали добровольцы-мужчины, которые дали свое
осознанное согласие на участие в эксперименте.
Исследования одобрены Комиссией по вопросам этики Тихоокеанского
океанологического института им. В.И. Ильичева ДВО РАН (протокол № 1 от 16.06.2008 г.,
протокол № 4 от 15.10.2008 г., протокол № 5 от 20.09.2011 г., протокол № 6 от 16.01.2012 г.).
9
Водно-спиртовые экстракты (40%), выделенные из дикорастущего ягодного сырья
Уссурийской тайги (оси соцветий и отжим после отделения сока) были любезно
предоставлены лабораторией биохимии ФГБУН Тихоокеанского океанологического
института им. В.И. Ильичева Дальневосточного отделения Российской академии наук.
Экстракт из осей соцветий винограда Амурского (Vitis amurensis). Запатентован как
антиалкогольное средство (патент № 1473139). Партия экстракта из осей соцветий винограда
«Коррда-К®» была произведена на ЗАО «Парафарм» (г. Москва, пр. Мира, 57). Экстракт
имеет свидетельство о государственной регистрации № 001-63.Р.643.08.09.
Экстракт из осей соцветий лимонника китайского (Schizandra chinensis Turkz.
Baill). Запатентован как гепатопротекторное средство (патент № 2179031).
Экстракт из осей соцветий аралии Маньчжурской (Aralia mandshurica Rupr. et
Maxim). Запатентован как гепатопротекторное средство (патент № 2329056).
Экстракт из отжима ягод жимолости съедобной (Lonicera edulis Turcz.)
Экстракт из отжима ягод рябины Амурской (Sorbus amurensis Koechne).
Экстракт из отжима калины Саржента (ось соцветия, косточки и кожица ягод
после отделения сока) (Viburnum Sargentii Koehne). Запатентован как гепатопротекторное
средство (патент № 217733), как экстракт калины, обладающий антирадикальной
активностью (патент № 2220614). Партия экстракта была произведена на ОАО
«Дальхимфарм» (г. Хабаровск, ул. Ташкентская, 22). Экстракт имеет свидетельство о
государственной регистрации № 77.99.23.3.У.7441.9.07, ТУ 9168-079-00480052-07,
санитарно-эпидемиологическое заключение № 77.99.13.003. Т.002006.09.07.
Экстракты были приготовлены методом реперколяции на 40%-ном этиловом спирте
(1:1). Выход экстракта составлял 1 л из 1 кг сухого сырья. Экстракты представляют собой
жидкости со специфическим запахом исходного сырья и сладковато-кисловато-терпким
вкусом. Содержание общих фенолов в экстрактах составляло до 65% от сухого веса
экстрактов, которые и определяют их биологическую активность.
Экстракты обладают низкой токсичностью - ЛД50 составляет 40-67 мл/кг (Спрыгин,
Кушнерова, 2002) и безопасностью при длительных введениях (Кушнерова и др., 2003).
Функциональный пищевой продукт (ФПП) желейный мармелад (ТУ 9128-15202067936-2006), содержащий фенольный комплекс из экстракта калины был любезно
предоставлен кафедрой товароведения и экспертизы продовольственных товаров Института
пищевых технологий и товароведения Тихоокеанского государственного экономического
университета (г. Владивосток).
Предварительно освобожденные от спирта экстракты (путем упаривания в вакууме)
животным вводили в виде водных растворов внутрижелудочно (по 0,4 мл) в дозе,
соответствующей 100 мг общих фенолов на кг массы тела животного. Доза в 100 мг/кг
соответствует известной терапевтической дозе для гепатопротекторов фенольной природы
(Венгеровский и др., 1999). Доза общих фенолов в ФПП составляла 100 мг/100 г продукта,
что соответствовало суточной дозе общих фенолов (Венгеровский и др., 1999).
В качестве препаратов сравнения использовали группу изомерных флавоноидных
соединений – Silimarin (силимарин), выделенных из экстрактов плодов расторопши
пятнистой (Silybum marianum G.), аптечный «Экстракт элеутерококка».
Острый стресс моделировали вертикальной фиксацией животных за дорсальную
шейную складку на 24 часа (Добряков, 1996).
10
Интоксикацию ацетоном, сероуглеродом и оксидами азота осуществляли в
затравочной камере объемом 100 л, сконструированной по типу камер Б.А. Курляндского с
автономной системой очистки и регенерации воздуха, заданных параметров температуры
(20-220С) и влажности воздуха (Саноцкий, 1970).
Интоксикация ацетоном. Животных помещали в затравочную камеру с
концентрацией ацетона 300 мг/м3 (ПДК составляет 200 мг/м3). Ингаляцию осуществляли в
течение 6 часов в сутки на протяжении 3-х недель (Меркурьева и др., 1986).
Интоксикация сероуглеродом. Животных помещали в затравочную камеру с
содержанием сероуглерода 2,0 мг/м3 (ПДК составляет 1,0 мг/м3). Ингаляцию осуществляли в
течение 6 часов в сутки на протяжении 3-х недель (Меркурьева и др., 1986).
Интоксикация оксидами азота. Животных помещали в затравочную камеру с
концентрацией газов 4,0 мг/м3 (ПДК в атмосферном воздухе составляет 0,4 мг/м3) в течение 6
минут (Гембицкий и др., 1974).
Проведено обследование мужчин-добровольцев водолазов в возрасте 25-30 лет,
работа которых связана с гипербарическим стрессом, обусловленным систематическим
выполнением подводных погружений на средних и больших глубинах (20-60 м) с
использованием для дыхания сжатого воздуха.
Обследование мужчин-добровольцев студентов 1 курса от 18 до 20 лет дневного
обучения, для которых характерен психоэмоциональный стресс, обусловленный
значительным объемом умственного труда, низкой физической активностью, а также
воздействием разного рода нагрузок.
Кровь для исследований собирали из шейной зоны животных в пробирку с 1%
раствором гепарина. У добровольцев кровь брали из локтевой вены утром натощак в вакуэты
с гепарином и без него. Гепаринизированную кровь центрифугировали 10 мин при 3000 g.
Плазму удаляли, а эритроциты отмывали 0,9% раствором NaCl, хорошо перемешивая,
осаждали центрифугированием (Новгородцева и др., 2003). Средний объем эритроцита
(СОЭр) и средний диаметр (СДЭ) в мазках крови животных определяли по методу Д.И.
Гольдберга и др. (1973). В крови добровольцев – на анализаторе крови «Abacus» (США).
Осмотическую резистентность эритроцитов (ОРЭ) определяли по методу Б. Эндрю (1972).
Состояние системы «перекисное окисление липидов-антиоксидантная защита» оценивали по
величине антирадикальной активности крови (Rouach et al., 1997), активности
супероксиддисмутазы (КФ 1.15.1.1) (Paoletty et al., 1986), глутатионпероксидазы (КФ
1.11.1.9), уровня восстановленного глутатиона (Новгородцева и др., 2003), малонового
диальдегида (Гончаренко, Латинова, 1985). Активность β-галактозидазы (КФ 3.2.1.23) и βглюкозидазы (КФ 3.2.1.21) проводили по методу А.А. Покровского (1969), β-глюкуронидазы
(КФ 3.2.1.31) по методу А.А. Покровского и др. (1971), количество глюкозы крови и
активность аланинаминотрансферазы (КФ 2.6.1.2) с помощью стандартных наборов Bio-latest фирмы Pliva-Lachema Diagnostika S.R.O. (Чехия). Определение содержания гексоз в
печени по методу Р.В. Меркурьевой и др. (1982), активности глюкозо-6фосфатдегидрогеназы (КФ 1.1.1.49), лактатдегидрогеназы (КФ 17.1.1.27), величины
пирувата, лактата, окисленной формы кофермента никотинамидадениндинуклеотида (НАД+)
(Bergmeyer, 1984). Соотношение НАД+/НАДH рассчитывали по соотношению метаболитов
пируват/лактат (Ермолаева, 1987). Суммарное содержание липопротеинов очень низкой и
низкой плотности определяли по методу (Колб, Камышников, 1982). Экстракция липидов из
эритроцитов (Folch et al., 1957); определение общих фосфолипидов (Vaskovsky et al., 1975);
11
приготовление систем растворителей для микротонкослойной хроматографии и реактивов
для идентификации фосфолипидов (Кейтс, 1975; Wagner et al., 1961; Rouser et al., 1967;
Vaskovsky et al., 1975); микротонкослойная хроматография фосфолипидов (Svetachev,
Vaskovsky, 1972); определение количественного содержания фракций фосфолипидов
(Vaskovsky et al., 1975); хроматографическое разделение и количественное определение
фракций нейтральных липидов (Amenta, 1964). Для определения жирнокислотного спектра
экстракты липидов подвергали метанолизу с хлористым ацетилом (Берчфилд, Сторрс, 1964).
Эфиры жирных кислот анализировали на газовом хроматографе «Shimadzu» (Япония) и
«ЛХМ-2000-05» (Россия), с пламенно-ионизационным детектором. Количество общих
фенолов в экстрактах определяли с помощью реактива Фолина-Чокальтеу (Singleton et al.,
1999). Для тонкослойной хроматографии фенолов использовали пластинки «Sorbfil» ПТСХ
П-А-УФ российской фирмы «Сорбполимер». Аналитическую ВЭЖХ фенолов проводили на
хроматографе Agilent Technologies (серия 1100, Германия), снабженном системой насосов
высокого давления Quart Pump G1311A, дегазатором DEGASSER G1322A, детектором с
переменной длиной волны VWD G1314A и колонкой Hypersil BDS-C18 (США), 5 мкм,
250×4,6 мм. Экстракты анализировали при λ 254 нм и λ 280 нм. Результаты анализов
обрабатывали в программе ChemStation® program var. 09 (Agilent Technologies Deutschland
GmbH, Германия). Статистическую обработку результатов экспериментальных исследований
проводили с использованием статистического пакета Instat 3.0 (GraphPad Software Inc. USA,
2005) с функцией проверки соответствия выборки закону нормального распределения. Для
определения статистической значимости различий в зависимости от параметров
распределения
использовали
параметрический
t-критерий
Стьюдента
или
непараметрический U-критерий Манна-Уитни. Различия считали статистически значимыми
при р<0,05.
РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ
Глава 3. Обоснование выбора сырьевых источников из дальневосточной флоры
для получения стресс-протекторных препаратов. Проведен скрининг водно-этанольных
(40%) экстрактов, выделенных из ягодного сырья Уссурийской тайги, по физикохимическим показателям. Изученный химический состав растительных экстрактов
представлен широким спектром биологически активных веществ. Присутствие фенольных
соединений обусловливает их антиоксидантные свойства, липидная составляющая
экстрактов может обеспечить репарацию мембранных структур и метаболиты для
биохимических реакций, анионы и катионы необходимы как коферменты, так и элементы
минерального обмена. По показателям антирадикальной активности и фенольному составу
исследованные экстракты могут применяться как при профилактике стресса, так и как
компоненты вспомогательной терапии при лечении стрессовых нарушений метаболических
реакций организма. В то же время следует отметить, что сырьевые источники являются
бросовыми отходами от переработки, неутилизируемыми в производственной цепи, а значит
дешевыми в стоимостном плане.
Глава 4. Влияние растительных экстрактов, содержащих природные фенольные
комплексы, на физиологические и биохимические показатели организма крыс в
хроническом эксперименте. При исследовании острой токсичности было показано, что
ЛД50 экстрактов составляла от 40 до 67 мл/кг массы тела мышей, что по классификации К.К.
Сидорова (1973) является нетоксичным. При исследовании хронической токсичности
(потребление водных растворов исследуемых экстрактов из градуированных поилок, как
12
единственный источник жидкости) была доказана безопасность и нетоксичность экстрактов.
Длительное потребление водных растворов растительных экстрактов в течение 6 мес
сопровождалось стимуляцией анаболических реакций в печени, которые характеризовались
следующим: в формировании резерва окисленных форм никотинамидных коферментов
(НАД+ и НАДФ+); в увеличении соотношения НАД+/НАДН, что стимулирует окислительновосстановительные реакции, снимает состояние тканевой гипоксии и гиперпротонемии; в
активации, за счет наработки НАДФ+, пентозофосфатного цикла, генерирующего НАДФН
для восстановительных синтезов; в активации реакций глюконеогенеза из лактата; в синтезе
фосфолипидов из триацилглицеринов; в стимуляции этерифицирующей функции печени; в
активации реакций биосинтеза арахидоновой и эйкозапентаеновой кислот. Характер
изменений метаболических реакций в печени позволяет предсказать исследованным
экстрактам
гепатопротекторные,
гиполипидемические,
антиоксидантные
и
мембранопротекторные свойства на фоне воздействия ксенобиотиками и экстремальными
факторами.
Глава 5. Влияние экстракта из осей соцветий винограда амурского, содержащего
природные фенольные комплексы, на физиологические и биохимические показатели
организма добровольцев. Результаты, полученные в экспериментах на животных, легли в
основу проведения исследований на мужчинах-добровольцах (психически и соматически
здоровых) в возрасте 18-20 лет (10 человек). Испытуемые получали однократно водный
раствор экстрактивных веществ (100 мл), выделенных из экстракта осей соцветий винограда
амурского, в дозе 100 мг общих фенолов в сутки. Для исследования брали кровь утром
натощак из локтевой вены до приема водного раствора экстракта (фон) и через 1, 2 и 4 часа
после приема. Влияние однократного приема водного раствора комплексов растительных
фенолов из экстракта осей соцветий винограда амурского на гемодинамику и динамику
изменения биохимических параметров сыворотки крови и мембран эритроцитов
добровольцев показали, что растительные фенолы активно вовлекаются в процесс регуляции
физиологических и биохимических реакций организма, не оказывая токсического
воздействия.
Глава 6. Влияние экспериментального стресса на физиологические и
биохимические показатели организма крыс. В настоящей работе были проведены
исследования на нескольких экспериментальных моделях стресса на лабораторных
животных: физический (вертикальная фиксация крыс за дорcальную шейную складку) и
химический (интоксикация крыс сероуглеродом, оксидами азота, ацетоном).
Экспериментальная модель острого стресса в виде вертикальной фиксации крыс за
дорсальную шейную складку характеризовалась гипертрофией надпочечников, снижением
массы тимуса и селезенки, что является известными атрибутами стресса (Морозов, Хадарцев,
2010; Шахматов, Киселёв, 2010; Кривощеков, 2012). Снижение весовых характеристик
тимуса и селезенки при одновременной гипертрофии надпочечников свидетельствует об
инволюции тимико-лимфатической системы, что связано с увеличенной секрецией корой
надпочечников стероидных гормонов, вызывающих распад лимфоцитов и угнетение
метаболических процессов в клетках тимуса и селезенки (Хнычененко, Сапронов, 2003).
Показателем стрессированности является также появление язвенных поражений слизистых
оболочек желудка. Эти факты свидетельствует о том, что данная экспериментальная модель
может быть использована для проведения исследований с испытанием антистрессовых
препаратов.
13
Среднеарифметические величины в
единицах измерения
Воздействие химических токсикантов (сероуглерод, оксиды азота, ацетон),
гипербарических (водолазы) и психоэмоциональных (студенты) факторов также оказывало
стрессовое воздействие, которое характеризовалось нарушениями в соотношении отдельных
групп лейкоцитов. Согласно исследованиям Л.Х. Гаркави и др. (1977) в организме в ответ на
различные по силе физиологические и патологические раздражители развиваются разные
адаптационные реакции, которые оцениваются по показателям периферической крови. Так,
воздействие
стрессовых
факторов
в
наших
исследованиях
сопровождалось
однонаправленными изменениями в величинах отдельных групп лейкоцитов: это снижение
количества лимфоцитов и эозинофилов, увеличение индекса интоксикации. По соотношению
величин в лейкоцитарной формуле по Л.Х. Гаркави и др. (1977) было показано, что
воздействие химических токсикантов в наших исследованиях можно отнести к острому
стрессу. Рост индекса интоксикации обусловлен наличием в организме токсических веществ
(образование свободных радикалов, недоокисленные продукты метаболизма и др.).
Результаты наших исследований согласуются с известными в литературе данными (Коплик и
др., 2013; Rostamkhani et al., 2012).
Исследование биохимических показателей в крови крыс при физическом и
химическом стрессе показало однонаправленность их изменений относительно контрольных
величин, но разную степень выраженности (рис. 1-4).
25
*******
Стресс
Аралия
Рябина
60
* * * ** * *
20
Контроль
Лимонник
Жимолость
80
40
15
Виноград
Калина
Элеутерококк
*
*******
**
20
10
* ****
0
********
5
*******
-20
*******
-40
0
* * * ****
МДА
СОД
АРА
-60
Г-SH
ОФЛ
ХС
*
ЛПНП
ЛПВП
Среднеарифметические
величины в единицах измерения
Рис. 1. Изменения биохимических показателей крови крыс при стресс-вертикальной
фиксации и их коррекция растительными экстрактами.
25
20
25
**
**
15
15
**
10
**
**
Г-SH
**
**
**
5
**
0
*
0
СОД
МДА ОФЛ
Контрооль
СS2
ХС
ЛПНП ЛПВП
Отмена CS2
Отмена+силимарин
**
10
**
**
5
Отмена+калина
20
**
**
Отмена CS2
СОД
Г-SH
**
МДА
ОФЛ
ХС
ЛПНП ЛПВП
Рис. 2. Изменения биохимических показателей крови крыс при интоксикации сероуглеродом,
в период отмены и их коррекция растительными экстрактами в период отмены.
Условные обозначения: СОД – супероксиддисмутаза (ед/мг гемоглобина), Г-SH – восстановленный
глутатион (нмоль/мг белка), МДА – малоновый диальдегид (мкмоль/мл), АРА – антирадикальная
активность (ед. тролокса/мг белка), ОФЛ – общие фосфолипиды (% от общих липидов), ХС –
холестерин (% от общих липидов), ЛПНП – липопротеины низкой плотности (г/л), ЛПВП –
липопротеины высокой плотности (г/л). : * - р<0,05 – достоверные отличия от группы сравнения.
14
Среднеарифметические
величины в единицах
измерения
25
* * *
* * *
20
15
* * *
* * *
10
* * *
5
* * *
* * *
0
СОД
Г-SH
Контроль
МДА
Оксиды азота
ОФЛ
ХС
ЛПНП
Экстракт калины+оксиды азота
ЛПВП
Элеутерококк+оксиды азота
Контроль
Ацетон
Отмена ацетона
**
**
15
**
10
**
**
0
ат
**
ХС
ЛП
НП
ЛП
ВП
Пи
ру
в
0
**
5
Отмена ацетона
ЛП
ВП
5
**
ЛП
НП
10
**
**
ХС
15
20
Л
**
ОФ
**
СО
Д
**
ДА
20
М
Среднеарифметические
величины в единицах измерения
Пи
ру
ва
т
М
ДА
СО
Д
ОФ
Л
Рис. 3. Изменения биохимических показателей крови крыс при интоксикации оксидами азота
и их коррекция растительными экстрактами.
Отмена+экстракт калины
Отмена+силимарин
Рис. 4. Изменения биохимических показателей крови крыс при интоксикации ацетоном, в
период отмены и их коррекция растительными экстрактами в период отмены.
Условные обозначения: Пируват (мкмоль/л), СОД – супероксиддисмутаза (ед/мг гемоглобина), Г-SH –
восстановленный глутатион (нмоль/мг белка), МДА – малоновый диальдегид (мкмоль/мл), ОФЛ – общие
фосфолипиды (% от общих липидов), ХС – холестерин (% от общих липидов), ЛПНП – липопротеины низкой
плотности (г/л), ЛПВП – липопротеины высокой плотности (г/л). * - р<0,05 – достоверные отличия от группы
сравнения.
Интоксикация сероуглеродом, оксидами азота и ацетоном сопровождалась
значительным увеличением активности АлАТ (в 5 раз и 2 раза, соответственно). Так как
увеличение активности этого фермента в крови свидетельствует о повышении
проницаемости мембран гепатоцитов и выходом фермента в кровь, то это означает, что при
химическом стрессе происходит поражение печени, которая играет ключевую роль в
жизненных процессах организма, таких как детоксикация, углеводный, липидный,
энергетический обмен и др. (Sánchez-Valle, 2012). Подтверждением факта повышения
проницаемости мембран при различных видах стресса является и увеличение активности
цитозольного фермента лизосом ß-галактозидазы, активность которого достоверно возросла
в крови и печени крыс всех экспериментальных групп.
Анализируя изменения показателей антиоксидантной защиты следует отметить, что
проявлением метаболических расстройств при стрессе является ее разбалансировка,
напряжение и истощение (Меньщикова и др., 2008; Фоменко и др., 2013). Так, активность
супероксиддисмутазы крови при физическом стрессе была увеличена на 46% (р<0,001) при
одновременном снижении антирадикальной активности на 54% (р<0,001) и
восстановленного глутатиона на 39% (р<0,001), что определяет разбалансировку и
напряжение системы антиоксидантной защиты (рис. 1). В то же время, при воздействии
химических токсикантов (сероуглерод, оксиды азота, ацетон) отмечается истощение
антиоксидантной системы (рис. 2-4). Действие стресса (физический, химический)
15
Среднеарифметические величины в
единицах измерения
сопровождалось как выраженными изменениями в состоянии антиоксидантной защиты
организма, так и углеводного и липидного обмена печени крыс (рис. 5-8).
210
1,6
1,4
1,2
1
0,8
0,6
0,4
0,2
0
180
*******
*******
*******
*******
*
150
*******
120
*
90
*******
60
*
*******
30
*
*
Контроль
Стресс
Виноград
Лимонник
Аралия
Калина
Жимолость
Рябина
Элеутерококк
********
*
0
бета-гал
НАД+
Лактат
Пируват
СОД
МДА
ОФЛ
ХС
Рис. 5. Изменения биохимических показателей печени крыс при стресс-вертикальной
фиксации и их коррекция растительными экстрактами.
Среднеарифметические величины в
единицах измерения
Условные обозначения: бета-галактозидаза (нмоль/мин/г), НАД + (мкмоль/г), лактат (мкмоль/г), пируват
(мкмоль/г), СОД – супероксиддисмутаза (ед/мг белка), МДА – малоновый диальдегид (нмоль/г), ОФЛ – общие
фосфолипиды (% от общих липидов), ХС – холестерин (% от общих липидов), гексозы (мг/г сухой ткани),
гексуроновые кислоты (моль/кг) * - р<0,05 – достоверные различия с группой сравнения.
Контроль
140
120
**
100
**
CS2
100
Отмена
CS2
**
**
80
60
Отмена CS2
120
* *
Отмена+калина
**
Отмена+силимари
* * н
80
60
40
40
**
* *
20
20
0
0
Гексозы
СОД
МДА
ОФЛ
Гексозы
ХС
МДА
ОФЛ
ХС
210
180
Контроль
Оксиды азота
Калина+оксиды азота
Элеутерококк+оксиды азота
150
120
* * *
* * * *
* * * *
90
60
* * *
30
0
Гексозы
Гексур.
кислоты
СОД
МДА
Среднгеарифметическиевеличины в
единицах измерения
Среднеарифметические величины в единицах
измерения
Рис. 6. Изменения биохимических показателей печени крыс при интоксикации
сероуглеродом, в период отмены и их коррекция растительными экстрактами.
6
* * *
5
4
3
2
1
* * *
* * *
* * *
0
бета-гал
Лактат
Пируват
НАД+
Рис. 7. Изменения биохимических показателей печени крыс при интоксикации оксидами
азота и их коррекция растительными экстрактами.
Наиболее сильно активность супероксиддисмутазы снизилась при интоксикации
оксидами азота (на 57%, р<0,001), тогда как при интоксикации сероуглеродом снижение
составило 34% (р<0,001), а ацетоном - 42% (р<0,001) (рис. 6-8). Также отмечалось снижение
уровня восстановленного глутатиона, особенно при интоксикации оксидами азота (на 45%,
р<0,001). Снижение антиоксидантного статуса обусловило активизацию перекисного
окисления липидов, что привело к достоверному увеличению количества малонового
16
Среднеарифметические величины в
единицах измерения
диальдегида в крови крыс всех исследованных групп. Причем наиболее высокие значения
МДА отмечались при интоксикации сероуглеродом (на 52%, р<0,001) и оксидами азота (на
62%, р<0,001).
Контроль
Ацетон
Отмена ацетона
140
120
**
120
100
**
Отмена
ацетона
**
**
80
100
**
**
**
Отмена
+силимарин
60
80
60
Отмена
+калина
**
**
40
40
* *
20
20
0
0
Гексозы
СОД
МДА
ОФЛ
Гексозы
ХС
СОД
МДА
ОФЛ
ХС
Рис. 8. Изменения биохимических показателей печени крыс при интоксикации ацетоном, в
период отмены и их коррекция растительными экстрактами. * - р<0,05 – достоверные
различия с группой сравнения.
Так как все процессы обмена веществ в организме протекают в тесной взаимосвязи и
зависимости, то общепринятым является тот факт, что сыворотка крови отражает
метаболические реакции печени. Система антиоксидантной защиты организма
экспериментальных животных в условиях стресс-воздействия испытывает напряжение и
истощение, о чем свидетельствует снижение активности супероксиддисмутазы и уровня
восстановленного глутатиона, а также увеличение малонового диальдегида. Известно, что
как при физическом стрессе, так и при химическом стрессе в результате инактивации
катехоламинов в системе цитохрома Р-450 образуются супероксидные свободные радикалы.
При инактивации радикалов химических токсикантов также образуются супероксиданионы.
То есть, антиоксидантная система истощается и не справляется с их инактивацией.
Интенсивный распад глюкозы, обусловленный активизацией процесса гликолиза под
действием катехоламинов, сопровождается накоплением восстановленных никотинамидных
эквивалентов (НАДН и НАДФН) и сдвигом баланса окислительно-восстановительной
системы. Это приводит к снижению активности НАД+-зависимых дегидрогеназ в цикле
Кребса, блокированию аэробных процессов гликолиза, развитию в организме тканевой
гипоксии и снижению синтеза АТФ по углеводному пути. Подтверждением является
увеличение содержания лактата в печени, что, с одной стороны может быть результатом
повышенного превращения пирувата в лактат (лактатный челночный цикл) для реокисления
НАДH в НАД+, а с другой - следствием ингибирования глюконеогенеза (Панин, 1983).
Последнее подтверждается снижением содержания глюкозы в крови стрессированных
животных и является признаком фазы резистентности стресса (Крылова и др., 2000;
Морозов, Хадарцев, 2010), протекающей по наименее благоприятному, истощающему типу.
Исследование величин НАД+ в крови крыс показало снижение этого показателя при
интоксикации сероуглеродом (на 40%, р<0,001), оксидами азота (на 56%, р<0,001) и
ацетоном (на 53%, р<0,001). Данный факт, по-видимому, определяет формирование
гиперпротонемии и тканевой гипоксии при токсическом стрессе, обусловленной снижением
возможности освобождения НАДН от протонов в реакциях по их реокислению, что
сопровождается торможением реакций цикла Кребса и синтеза АТФ.
17
Во всех экспериментальных группах в сыворотке крови крыс отмечалось снижение
общих фосфолипидов и увеличение холестерина, что обусловило изменения в соотношении
липопротеинов: возросло количество ЛПОНП+ЛПНП и уменьшилось количество ЛПВП.
Это также подтверждается ростом триацилглицеринов, преимущественно входящих в состав
липопротеинов низкой плотности, то есть развивается дислипидемия (рис. 1-4). Следует
отметить увеличение в сыворотке крови крыс всех экспериментальных групп количества
свободных жирных кислот, высвобождающихся при липолизе из жировой ткани (стрессовая
реакция) (рис. 9-12). При этом количество эфиров холестерина было снижено во всех
группах, что обусловлено угнетением этерифицирующей функции печени (Фоменко и др.,
2013). Эти изменения также обусловлены угнетением триглицеридлипазы (Brindley, 1988),
лецитин: холестерин-ацилтрансферазы (ЛХАТ) (Sasso et al., 1989), рассогласованием синтеза
и катаболизма липопротеинов (Andrade et al., 1989). Следует отметить, что наиболее
глубокие отклонения величин липидного обмена отмечались при интоксикации оксидами
азота, где количество холестерина в крови увеличилось на 28% (р<0,001), свободных жирных
кислот на 57% (р<0,001), а липопротеинов низкой плотности на 59% (р<0,001).
Среднеарифметические величины в
единицах измерения
При анализе величин отклонений от контроля в фосфолипидном спектре сыворотки крови
крыс всех экспериментальных групп под воздействием как физического, так и химического стресса
следует отметить однонаправленное снижение количества фосфатидилхолина и увеличение
количества лизофосфатиилхолина (рис. 9-13).
30
*******
*******
25
80
70
*******
20
*******
60
50
15
40
30
*******
10
20
5
*******
*******
*******
ЛФХ
СМ
ФЭ
10
0
*******
0
ТАГ
Контроль
Лимонник
Жимолость
СЖК
ХС
Стресс
Аралия
Рябина
ФХ
ЭХС
ЛФЭ
Виноград
Калина
Элеутерококк
Рис. 9. Изменения в содержании липидных фракций в сыворотке крови крыс при стресс-
Среднеарифметические величины в
единицах измерения
вертикальной фиксации и их коррекция растительными экстрактами (в % от суммы фракций). * р<0,05 – достоверные различия с группой сравнения.
80
70
60
50
40
30
20
10
0
Контроль
CS2
Отмена CS2
**
80
70
60
50
40
30
20
10
0
**
**
ТАГ СЖК
**
ХС
**
ФХ
ЛФХ
**
ФЭ
**
**
**
**
**
**
ТАГ
ЛФЭ
Отмена CS2
Отмена+калина
Отмена+силимарин
СЖК
**
ХС
ФХ
ЛФХ
**
ФЭ
**
ЛФЭ
Рис. 10. Изменения в содержании липидных фракций в сыворотке крови крыс при
интоксикации сероуглеродом, в период отмены и их коррекция растительными экстрактами
(в % от суммы фракций, * - р<0,05 – достоверные различия с группой сравнения).
18
Среднеарифметические величины в
единицах измерения
***
30
***
80
25
* **
70
***
60
20
50
15
***
40
10
30
5
***
20
0
***
10
ТАГ
СЖК
ХС
Контроль
Оксиды азота
Калина+оксиды азота
Элеутерококк+оксиды азота
ЭХС
***
0
ФХ
ЛФХ
ФЭ
ЛФЭ
Среднеарифметические величины в
единицах измерения
Рис. 11. Изменения в содержании липидных фракцимй в сыворотке крови крыс при
интоксикации оксидами азота и их коррекция растительными экстрактами (в % от суммы
фракций, * - р<0,05 – достоверные различия с группой сравнения).
80
70
60
50
40
30
20
10
0
80
70
60
50
40
30
20
10
0
**
**
**
**
ТАГ
СЖК
ХС
Контроль
ФХ
Ацетон
**
**
**
ЛФХ
СМ
ФЭ
**
**
**
**
**
**
Отмена ацетона
**
**
ТАГ СЖК ХС
ФХ
Отмена ацетона
Отмена+силимарин
ЛФЭ
**
ЛФХ СМ
ФЭ ЛФЭ
Отмена+калина
Среднеарифметические величины в
единицах измерения
Рис. 12. Изменения в содержании липидных фракций в сыворотке крови крыс при
интоксикации ацетоном, в период отмены и их коррекция растительными экстрактами (в %
от суммы фракций, * - р<0,05 – достоверные различия с группой сравнения).
45
40
35
30
25
20
15
10
5
0
*******
*******
*******
*******
*******
ХС
ФХ
Контроль
Стресс+лимонник
Стресс+жимолость
ЛФХ
*******
СМ
Стресс
Стресс+аралия
Стресс+рябина
ФЭ
ФК
Стресс+виноград
Стресс+калина
Стресс+элеутерококк
Рис. 13. Изменения в содержании липидных фракций в эритроцитарных мембранах при
стресс-вертикальной фиксации и их коррекция растительными экстрактами (в % от суммы
фракций). Условные обозначения: ХС – холестерин, ФХ – фосфатидилхолин, ЛФХ – лизофосфатидилхолин,
СМ – сфингомиелин, ФЭ – фосфатидилэтаноламин, ЛФЭ – лизофосфатидилэтаноламин. * - р<0,05 –
достоверные различия с группой сравнения.
Также следует отметить снижение фосфатидилэтаноламина и увеличение
лизофосфатидилэтаноламина. Увеличение количества лизофракций фосфолипидов связано с
активацией фосфолипазы А2 (Гусакова, Городецкая, 2012; Natsuki, 1995) и перекисного
19
окисления липидов (Sahin, Gümüşlü, 2007). Увеличение количества сфингомиелина является
компенсаторной реакцией на снижение холиносодержащих фракций (Грибанов, 1979;
Шевченко, 2010). Обращает на себя внимание снижение количественных характеристик
метаболически
активных
фракций
(фосфатидилсерин,
фосфатидилинозит,
дифосфатидилглицерин), необходимых для функционирования мембраносвязанных
ферментов (Na+-K+-АТФ-аза, ферменты дыхательной цепи митохондрий и др.), что
сопровождается снижением транспортной функции и энергетического обмена (Бурлакова,
1977). В то же время следует отметить, что наиболее глубокие нарушения отмечались при
интоксикации оксидами азота.
Воздействие стрессовых факторов сопровождалось нарушениями в соотношении
жирных кислот общих липидов сыворотки крови, эритроцитарных мембран и печени крыс
всех экспериментальных групп (табл. 1-3).
Таблица 1
Содержание основных видов жирных кислот в общих липидах сыворотки крови, мембран
эритроцитов, печени крыс в условиях стресс-вертикальной фиксации и их коррекция
растительными экстрактами (М±m)
Жирные
кислоты
Субстрат
Сыворотка
14:0
Эритроциты
Печень
Сыворотка
16:0
Эритроциты
Печень
Сыворотка
18:0
Эритроциты
Печень
Сыворотка
16:1
Эритроциты
Печень
Сыворотка
18:1
Эритроциты
Печень
18:2
n -6
Сыворотка
20:4
n-6
Сыворотка
18:3
n -3
Сыворотка
20:5
n3
Сыворотка
22:6
n -3
Сыворотка
Эритроциты
Печень
Эритроциты
Печень
Эритроциты
Печень
Эритроциты
Печень
Эритроциты
Печень
Стресс
3
1,32±0,07
2,25±0,023
0,42±0,013
24,92±1,281
36,51±0,962
23,55±0,573
18,66±0,613
18,94±0,803
22,05±0,371
3,79±0,201
3,70±0,053
7,50±0,133
25,48±0,761
12,97±0,443
20,02±0,301
15,83±0,683
8,04±0,303
11,70±0,423
15,13±0,233
13,07±0,623
11,00±0,453
0,81±0,103
0,10±0,031
2,52±0,173
1,34±0,093
1,37±0,043
0,82±0,053
2,72±0,113
3,05±0,063
0,42±0,013
Стресс+
виноград
0,81±0,05в
0,88±0,04в
0,31±0,03б
20,54±0,87а
31,73±0,90б
22,07±0,44в
15,33±0,65б
15,22±0,50в
20,64±0,46а
3,00±0,20а
2,42±0,08в
6,00±0,11б
22,45±0,95а
10,05±0,42в
19,13±0,31а
21,20±0,32в
10,07±0,38в
14,60±0,38в
9,31±0,32в
22,25±0,68в
13,85±0,30в
1,37±0,11б
0,20±0,02а
3,42±0,09в
2,26±0,07в
1,97±0,06в
1,31±0,03в
3,73±0,04в
5,21±0,13в
0,65±0,02в
Стресс+
лимонник
0,94±0,06в
0,91±0,05в
0,36±0,01в
21,11±0,90а
32,34±0,87б
23,00±0,42а
17,42±0,48а
15,35±0,64б
21,00±0,32а
3,14±0,15а
2,80±0,06в
6,04±0,17а
23,30±0,69а
11,14±0,37б
19,00±0,30а
18,57±0,83а
9,23±0,31а
13,15±0,28б
8,29±0,35в
21,74±0,66в
12,78±0,33б
1,30±0,06в
0,17±0,03а
3,07±0,08б
2,17±0,03в
1,56±0,04б
1,11±0,02в
3,76±0,06в
4,76±0,20в
0,49±0,03а
Стресс+
аралия
1,00±0,04в
1,15±0,03в
0,37±0,01б
20,89±0,68а
32,87±0,74б
23,40±0,39
15,57±0,71б
15,88±0,65б
20,68±0,38
3,17±0,20а
2,77±0,08в
6,12±0,14в
23,00±0,67а
11,16±0,35б
18,88±0,29а
20,82±0,81в
9,63±0,37б
12,81±0,30а
8,43±0,26в
20,26±0,67в
12,86±0,25б
1,25±0,05в
0,18±0,02а
3,25±0,12б
2,18±0,04в
1,60±0,03в
1,14±0,01в
3,69±0,04в
4,50±0,04в
0,49±0,01в
Стресс+
калина
0,75±0,03в
0,85±0,02в
0,32±0,01в
20,90±0,72а
31,87±0,80б
22,10±0,40б
15,50±0,70б
15,46±0,54б
20,25±0,42б
2,90±0,21а
2,58±0,07в
5,68±0,14в
21,68±0,94а
10,12±0,33в
19,19±0,28а
21,14±0,73в
10,10±0,32в
13,59±0,31в
9,62±0,28в
22,16±0,64в
13,42±0,31в
1,40±0,12б
0,22±0,02б
3,54±0,16в
2,23±0,05в
2,00±0,03в
1,33±0,02в
3,88±0,07в
5,17±0,07в
0,58±0,02в
Стресс+
Элеутерококк
0,87±0,05в
0,97±0,03в
0,27±0,02а
20,36±0,83а
32,50±0,75
22,04±0,41а
16,35±0,75а
15,80±0,53б
20,04±0,31а
2,88±0,13а
2,59±0,09в
7,00±0,13а
23,12±0,84а
11,00±0,40б
19,02±0,31а
20,64±0,69б
9,47±0,59б
13,96±0,29а
9,00±0,27в
20,83±0,64в
12,83±0,30б
1,09±0,09а
0,19±0,02а
3,30±0,08б
2,16±0,04в
1,64±0,04в
1,13±0,01в
3,53±0,05в
4,81±0,06в
0,41±0,02в
Примечание: различия статистически значимы при: : 1 - р<0,05; 2- р<0,01; 3- р<0,001 по
сравнению с контролем; а – р<0,05; б – р<0,01; в – р<0,001 по сравнению с группой «стресс».
20
Таблица 2.
Содержание основных видов жирных кислот в общих липидах сыворотки крови, мембран
эритроцитов, печени крыс в условиях интоксикации сероуглеродом и оксидами азота и их
коррекция растительными экстрактами (М±m)
Отмена
CS2
Отмена
+калина
Отмена
+силимарин
Оксиды
азота
Калина
+оксиды
азота
Элеутерококк
+оксиды
азота
Сывор
1,20±0,053
1,32±0,033
0,81±0,03в
1,12±0,043,в
1,57±0,043
1,12±0,023,в
1,28±0,033,в
Эритр.
1,500,041
1,700,063
1,380,05в
1,420,04в
1,840,033
1,42±0,022,в
1,68±0,033,б
Печень
0,60±0,023
0,40±0,023
0,31±0,02б
0,37±0,022
0,71±0,023
0,53±0,013,в
0,64±0,023,а
Сывор
22,34±0,421
23,10±0,432
21,24±0,53а
22,00±0,51
23,50±0,363
22,00±0,401,а
22,46±0,372,а
Эритр.
28,140,501
28,000,701
26,190,54а
27,330,61
28,260,541
27,20±0,46
27,88±0,441
Печень
24,00±0,501
24,06±0,531
22,09±0,42а
23,67±0,441
25,11±0,453
23,64±0,431,а
24,07±0,262,а
Сывор
17,45±0,381
17,90±0,362
16,24±0,42б
17,06±0,41
18,78±0,422
17,28±0,38а
17,55±0,40а
Эритр.
15,580,263
16,390,503
14,130,51б
14,640,54а
16,700,233
15,00±0,28в
15,07±0,24в
Печень
22,12±0,662
22,56±0,512
20,00±0,47б
20,43±0,43б
22,98±0,701
21,17±0,38а
21,07±0,41а
Сывор
4,00±0,113
4,75±0,103
3,27±0,17в
3,65±0,143,в
5,05±0,123
3,54±0,063,в
4,00±0,053,в
Эритр.
4,050,073
4,270,103
3,430,09в
3,760,11б
4,960,063
4,10±0,053,в
4,73±0,043
Печень
6,34±0,101
6,90±0,093
5,72±0,13в
5,96±0,151,в
6,58±0,213
5,86±0,152,а
6,00±0,162,а
Сывор
23,20±0,60
22,00±0,58
21,96±0,61
21,47±0,58
24,16±0,333
22,61±0,341,б
23,07±0,392,а
Эритр.
18,200,321
18,000,47
17,370,36
17,450,42
18,950,282
17,86±0,25а
17,81±0,23б
Печень
22,14±0,571
21,89±0,432
19,33±0,56б
19,48±0,46б
22,30±0,323
21,37±0,342
21,84±0,393
Сывор
20,00±0,62
20,14±0,49
20,91±0,57
20,85±0,60
18,27±0,253
19,35±0,37а
19,09±0,333
Эритр.
14,200,63
14,000,51
15,540,62
14,780,57
13,770,521
14,65±0,43
14,00±0,41
Печень
12,55±0,461
12,25±0,621
13,75±0,47
13,12±0,51
13,00±0,38
12,87±0,35
12,90±0,32
в
1,в
3
в
8,36±0,233,в
3
n-6
Сывор
7,61±0,32
Эритр.
13,020,561
Печень
12,760,472
14,440,55а
13,880,44
11,310,473
13,47±0,35б
13,18±0,43а
9,16±0,153
9,00±0,123
13,56±0,18в
12,20±0,273,в
7,24±0,333
10,41±0,303,в
9,89±0,243,в
Сывор
1,15±0,04
1,10±0,031
1,17±0,04
1,18±0,05
1,00±0,013
1,11±0,02в
1,09±0,013,в
Эритр.
1,490,08
1,310,05
1,380,06
1,350,03
1,210,032
1,30±0,03а
1,28±0,06
3
3
в
n-6
8,57±0,43
Печень
2,11±0,05
Сывор
1,70±0,033
Эритр.
6,56±0,23
3
9,75±0,54
1,25±0,03
3
8,68±0,25
2,75±0,04
3,в
2,30±0,033,в
3,11±0,09
1,57±0,043
1,98±0,10б
1,86±0,082,б
1,37±0,033
1,84±0,02
1,66±0,023,в
1,300,073
1,210,043
1,740,07в
1,520,063,в
1,000,023
1,66±0,032,в
1,37±0,033,в
Печень
0,68±0,013
0,60±0,033
1,30±0,03в
1,22±0,05в
0,53±0,013
0,88±0,013,в
0,80±0,013,в
Сывор
1,35±0,083
1,56±0,043
2,67±0,11в
2,24±0,103,в
1,00±0,013
2,47±0,02в
2,04±0,013,в
Эритр.
2,520,053
2,360,113
4,400,07в
3,870,083,в
2,000,023
3,34±0,033,в
3,00±0,023,в
Печень
0,30±0,013
0,34±0,023
0,48±0,03в
0,44±0,021,б
0,30±0,013
0,52±0,013,в
0,49±0,013,в
n-3
2,00±0,04
2,в
5,30±0,20
3,46±0,10
n-3
22:6
n3
20:5
n3
18:3
n3
20:4
n6
18:2 n6
18:1
16:1
18:0
16:0
14:0
Жирные
кислоты
Субстрат
CS2
Примечание: различия статистически значимы при: 1 - р<0,05; 2- р<0,01; 3- р<0,001 по
сравнению с контролем; а – р<0,05; б – р<0,01; в – р<0,001 по сравнению с группой отмены
(сероуглерод) или с группой интоксикации (оксиды азота).
21
Таблица 3
Содержание основных видов жирных кислот в общих липидах сыворотки крови, мембран
эритроцитов, печени крыс в условиях интоксикации ацетоном и их коррекция
растительными экстрактами (М±m)
Жирные
Субстрат
Ацетон
Отмена
Отмена
Отмена
кислоты
ацетона
+калина
+силимарин
14:0
16:0
18:0
16:1
18:1
18:2 n -6
20:4 n -6
18:3 n-3
20:5 n -3
22:6 n -3
Сыворотка
1,12±0,032
1,14±0,033
0,87±0,03в
0,90±0,03в
Эритроциты
1,680,023
1,700,033
1,310,02в
1,490,02в
Печень
0,48±0,033
0,54±0,033
0,32±0,02в
0,35±0,02в
Сыворотка
23,73±0,422
22,89±0,40
21,63±0,45а
21,67±0,42а
Эритроциты
26,160,421
26,120,32
25,000,36а
25,020,35а
Печень
22,85±0,383
22,14±0,372
20,68±0,26б
21,13±0,30а
Сыворотка
16,48±0,39
16,59±0,34
15,84±0,33
15,88±0,30
Эритроциты
16,190,382
16,470,363
14,310,34в
14,330,31в
Печень
21,64±0,513
22,36±0,563
19,18±0,43в
20,45±0,461,а
Сыворотка
3,52±0,113
3,86±0,113
2,72±0,07в
2,79±0,05в
Эритроциты
5,000,113
4,830,103
4,320,06в
4,540,05а
Печень
5,89±0,062
6,21±0,06
6,15±0,08
6,17±0,06
Сыворотка
22,93±0,51
1
21,45±0,44
20,90±0,52
20,96±0,47
Эритроциты
18,060,441
17,340,30
16,300,33а
16,440,29а
Печень
21,09±0,352
21,81±0,632
19,40±0,37б
19,58±0,35б
Сыворотка
19,58±0,45
20,52±0,43
21,00±0,40
20,96±0,38
Эритроциты
15,200,47
15,720,46
16,020,41
16,000,38
Печень
12,08±0,373
11,79±0,463
14,27±0,25в
14,11±0,24в
Сыворотка
7,60±0,233
8,24±0,262
10,00±0,24в
9,92±0,22в
Эритроциты
12,040,353
11,740,323
14,610,30в
14,390,31в
Печень
11,45±0,243
10,82±0,263
14,66±0,27в
13,51±0,232,в
Сыворотка
1,03±0,05
1,09±0,03
1,12±0,03
1,11±0,02
Эритроциты
1,450,023
1,590,033
1,900,03в
1,860,02в
Печень
3,44±0,03
3,50±0,04
3,43±0,03
3,35±0,02
Сыворотка
1,94±0,033
2,13±0,031
2,28±0,03б
2,24±0,04а
Эритроциты
1,350,023
1,320,043
1,720,05в
1,710,06в
Печень
0,72±0,033
0,53±0,023
1,36±0,03в
0,88±0,023,в
Сыворотка
2,07±0,063
2,09±0,053
3,64±0,06в
3,57±0,05в
Эритроциты
2,870,033
3,730,033
4,510,02а
4,220,02в
Печень
0,36±0,023
0,30±0,023
0,55±0,03в
0,47±0,022,в
Примечание: различия статистически значимы при: 1 - р<0,05; 2- р<0,01; 3- р<0,001 по сравнению с контролем; а
– р<0,05; б – р<0,01; в – р<0,001 по сравнению с группой «ацетон».
22
Общим признаком в реакции на стресс является увеличение индекса насыщенности за
счет снижения концентрации полиненасыщенных жирных кислот и повышения
концентрации насыщенных жирных кислот (миристиновой, пальмитиновой и стеариновой).
Таблица 4.
Показатели метаболических превращений жирных кислот в сыворотке крови животных
экспериментальных групп
Группы
Показатели
20:4 n -6/18:2 n-6
20:4 n-6/20:5 n-3
Стресс-вертикальная фиксация
Сыворотка крови
Контроль
0,44±0,01
4,13±0,09
3
Стресс
0,32±0,01
3,83±0,071
Сероуглерод
Сыворотка крови
Контроль
0,47±0,03
4,65±0,06
1
Сероуглерод
0,38±0,02
4,47±0,051
2
Отмена сероуглерода
0,33±0,03
4,18±0,043
Оксиды азота
Сыворотка крови
Контроль
0,48±0,04
4,44±0,09
3
Оксиды азота
0,29±0,02
3,87±0,063
Ацетон
Сыворотка крови
Контроль
0,47±0,03
4,40±0,08
Ацетон
0,39±0,021
3,91±0,063
Отмена ацетона
0,38±0,021
3,86±0,073
Примечание: различия статистически значимы при: 1-р<0,05; 2-р<0,01; 3-р<0,001.
Таблица 5.
Показатели метаболических превращений жирных кислот в эритроцитарных мембранах
животных экспериментальных групп
Группы
Контроль
Стресс
Контроль
Сероуглерод
Отмена сероуглерода
Контроль
Оксиды азота
Контроль
Ацетон
Отмена ацетона
Показатели
20:4 n-6/18:2 n-6
Стресс-вертикальная фиксация
Мембраны эритроцитов
2,19±0,08
1,62±0,033
Сероуглерод
Мембраны эритроцитов
0,94±0,07
0,72±0,061
0,71±0,051
Оксиды азота
Мембраны эритроцитов
0,92±0,05
0,82±0,042
Ацетон
Мембраны эритроцитов
0,93±0,06
0,73±0,061
0,74±0,041
20:4 n-6/20:5 n-3
11,76±0,75
9,54±0,741
10,79±0,37
9,00±0,302
8,55±0,263
7,68±0,25
6,31±0,233
8,19±0,10
7,92±0,081
7,90±0,041
Примечание: различия статистически значимы относительно контроля при: 1-р<0,05; 2-р<0,01; 3-р<0,001.
23
Констатировано повышение уровня мононенасыщенных жирных кислот
(пальмитолеиновой, олеиновой). В то же время при стрессе угнетается активность элонгаз и
десатураз, что снижает возможность синтеза полиненасыщенных жирных кислот (Эндакова
и др., 2002). Данный факт подтверждается расчетами показателей, которые косвенно
характеризуют активность ферментов элонгаз и десатураз. Таковыми являются соотношения
величин жирных кислот 20:4 n-6/18:2 n-6, характеризующих Δ6 и Δ5 десатуразы и элонгазу,
20:4 n-6/20:5 n-3, характеризующих Δ5 десатуразу (Новгородцева, 2000; Эндакова и др.,
2002) (табл. 4, 5). По-видимому, это может быть одним из патогенетических звеньев в
становлении стрессовых заболеваний (Титов, 1998).
Отмечая нарушения метаболических реакций в сыворотке крови животных под
воздействием физического и химического стресса логически следовало бы провести
изучение физиологических характеристик эритроцитов и структурных составляющих их
мембран, в частности, липидных компонентов. Исследование размерных характеристик
показало, что при физическом стрессе происходит увеличение среднего объема и среднего
диаметра эритроцитов, а также снижение осмотической резистентности к гемолизирующему
агенту, что обусловлено изменением липидной составляющей их мембран. В составе
липидов мембран эритроцитов снижается количество общих фосфолипидов и возрастает
количество холестерина. Это определяет рост коэффициента холестерин/фосфолипиды.
Данный феномен обусловлен высокой концентрацией липопротеинов низкой плотности в
крови, что способствует встраиванию холестерина в мембраны эритроцитов, приводящее к
увеличению их размеров и изменению формы: происходит превращение двояковогнутых
дисков в сфероциты и эхиноциты (Лопухин и др., 1983; Атауллаханов и др., 2009;
Миндукшев и др., 2010).
Увеличение содержания холестерина в мембране эритроцитов (рис. 13) приводит к
существенному изменению ее физико-химических свойств (Fraser, Huang, 2004).
Увеличивается микровязкость мембраны, ухудшается деформируемость и способность к
прохождению в микроциркулярном русле, снижается активность Na+-K+-АТФазы (Lang et al.,
2003; Lee et al., 2004), развивается тканевая гипоксия (Жеребкер, 2008; Giannoglou et al.,
2009).
При исследовании жирнокислотного состава мембран эритроцитов в условиях
стрессового воздействия (физический и химический стресс) отмечалась однонаправленность
изменений величин жирных кислот, как и в сыворотке крови (табл. 1-3). То есть, нарушения
в жирнокислотном спектре в сыворотке крови под действием стресса отражаются на
липидной составляющей мембран эритроцитов. Исследование корреляционной связи между
величинами фосфолипидных фракций и жирных кислот в общих липидах сыворотки крови и
таковыми в общих липидах мембран эритроцитов показало достоверную прямую умеренную
и сильную связь (r = 0,68-0,87), что подтверждает факт зависимости структуры мембран
эритроцитов от состава липидов сыворотки крови. Поскольку нормальное
функционирование любых мембран, а также мембран эритроцитов, зависит от
ненасыщенности их фосфолипидов, то в случае недостатка жирных кислот семейства n-6
обычно срабатывает адаптивно-компенсаторный механизм, направленный на поддержание
ненасыщенности мембранных фосфолипидов путем замещения жирных кислот семейства n6 на жирные кислоты семейства n-3 (Покровский, 1977). Однако при стрессовом
воздействии, по-видимому, этот механизм не срабатывает, на что указывают наши
результаты, которые свидетельствуют о существенном снижении как в содержании жирных
24
кислот семейства n-6, так и семейства n-3 в составе фосфатидилхолина и
фосфатидилэтаноламина. Подтверждением этого является увеличение насыщенных жирных
кислот и снижение полиненасыщенных жирных кислот в составе фосфатидилхолина и
фосфатидилэтаноламина. Возникают пальмитоил- и стеароил-содержащие фосфолипиды и
снижаются арахидоноил-, эйкозапентаноил- и докозагексаноил-содержащие компоненты
биомембран. В состав фосфолипидов включаются насыщенные жирные кислоты
(миристиновая, пальмитиновая, стеариновая) и жирные кислоты семейства n-9 (моноеновые
жирные кислоты), уровень которых возрастал. Появление новых молекулярных форм
фосфатидилхолина и фосфатидилэтаноламина, снижение ненасыщенности их жирных
кислот лежит в основе изменения структурных и функциональных свойств эритроцитов, что
может менять жидкостность мембран, количество рецепторных мест, а также активность
мембраносвязанных ферментов. Введение растительных экстрактов сопровождалось
восстановлением соотношения насыщенных и ненасыщенных жирных кислот в составе
фосфолипидов мембран эритроцитов.
Изучение показателей липидного обмена в печени животных под воздействием как
физического, так и химического стресса показало однонаправленность изменений
исследованных биохимических параметров, как и в сыворотке крови, что определяет
неспецифическую ответную реакцию организма на стресс различной природы, но степень
выраженности отличалась в зависимости от стрессового агента (рис. 14-17).
Среднеарифметические величины
в единицах измерения
50
30
25
*******
45
*******
*******
*******
40
*******
35
20
*******
30
15
25
10
20
5
*******
15
0
*******
*******
10
ТАГ
СЖК
ХС
Контроль
Стресс+виноград
Стресс+аралия
Стресс+жимолость
Стресс+элеутерококк
ЭХС
5
Стресс
Стресс+лимонник
Стресс+калина
Стресс+рябина
0
ФХ
ЛФХ
СМ
ФЭ
ЛФЭ
Среднеарифметическиме величины в
единицах измерения
Рис. 14. Изменения в содержании липидных фракций в печени крыс при стресс-вертикальной
фиксации и их коррекция растительными экстрактами (% от суммы фракций)
30
25
***
***
***
50
***
20
40
15
30
10
5
20
0
10
ТАГ
СЖК
Контроль
Отмена сероуглерода
Отмена+силимарин
***
ХС
ЭХС
Сероуглерод
Отмена+калина
***
***
***
***
0
ФХ
ЛФХ
СМ
ФЭ
ЛФЭ
Рис. 15. Изменения в содержании липидных фракций в печени крыс при интоксикации
сероуглеродом и их коррекция растительными экстрактами (% от суммы фракций, * - р<0,05
– достоверные различия с группой сравнения).
25
Среднеарифметические величины в единицах
измерения
30
***
60
***
25
***
50
***
20
***
40
15
***
30
***
10
20
5
***
***
10
0
ТАГ
СЖК
ХС
0
ЭХС
ФХ
Контроль
Оксиды азота
Калина+оксиды азота
Элеутерококк+оксиды азота
ЛФХ
СМ
ФЭ
ЛФЭ
Среднеарифметические
величины в единицах
измерения
Рис. 16. Изменения в содержании липидных фракций в печени крыс при интоксикации
оксидами азота и их коррекция растительными экстрактами (% от суммы фракций, * - р<0,05
– достоверные различия с группой сравнения).
25
****
****
****
60
****
20
50
15
40
10
****
****
30
5
20
0
ТАГ
СЖК
Контроль
Отмена ацетона
Отмена+силимарин
ХС
****
10
ЭХС
****
****
0
Ацетон
Отмена+калина
ФХ
ЛФХ
СМ
ФЭ
ЛФЭ
Рис. 17. Изменения в содержании липидных фракций в печени крыс при интоксикации
ацетоном, в период отмены и их коррекция растительными экстрактами (% от суммы
фракций, * - р<0,05 – достоверные различия с группой сравнения).
Общая картина изменений исследованных биохимических параметров липидного
обмена в печени крыс всех экспериментальных групп характеризовалась увеличением
количества свободных жирных кислот, триацилглицеринов, холестерина, насыщенных
жирных кислот, а также снижением эфиров холестерина и эфиров жирных кислот.
Биохимический механизм этих нарушений обусловлен активизацией периферического
липолиза в жировой ткани в ответ на выброс в кровь катехоламинов (стрессовая реакция).
Триацилглицерины жировой ткани расщепляются на глицерин и жирные кислоты, которые
через кровь поступают в печень, где вновь ресинтезируются в триацилглицерины. Поступая
в печень, жирные кислоты как сами накапливаются в гепатоцитах, так и участвуют в
ресинтезе триацилглицеринов, что обусловливает развитие жировой инфильтрации печени.
При стрессе происходит избыточное образование ацетил-КоА из жирных кислот в связи с
усилением их окисления для энергетических нужд (Кушнерова и др., 2005). Увеличение
уровня холестерина можно объяснить активацией его синтеза из избыточно образующегося
ацетил-КоА, так как блокируется его окисление до СО2 и Н2О в цикле Кребса из-за снижения
активности НАД+-зависимых дегидрогеназ. Кроме того, повышенное образование
26
холестерина из ацетил-КоА является компенсаторной реакцией организма для биосинтеза
стероидных гормонов (Agarwal et al., 1997). Известно, что при стрессе ингибируется
активность фермента печени ацил-КоА:холестерин-ацилтрансферазы (АХАТ) (Carrasco et al.,
1998), что нарушает этерифицирующую функцию печени вследствие чего отмечается
снижение величин эфиров холестерина. Полученные данные свидетельствуют о
мобилизации липидов как главных источников энергии. При этом роль липидов в энергетике
организма в условиях стресса значительно возрастает. Энергетический обмен переключается
с «углеводного» типа на «липидный», что характерно для стадии резистентности стресса
(Панин, 1983). Изменения количественных характеристик нейтральных липидов в печени
прямо коррелируют с таковыми в сыворотке крови (r = 0,69-0,90).
В результате стресс-воздействия происходит снижение количества общих
фосфолипидов в печени в связи с угнетением ее этерифицирующей функции. При этом
увеличивается значение коэффициента холестерин/фосфолипиды, что определяет активацию
синтеза холестерина из избытка ацетил-КоА.
Немаловажное значение имеет инициируемое стрессом перекисное окисление жирных
кислот фосфолипидов, о чем свидетельствует повышение содержания малонового
диальдегида в ткани печени. В результате образования в больших количествах
лизофосфолипидов повышается проницаемость мембран гепатоцитов (Хныченко, Сапронов,
2003), что подтверждается как увеличением в крови активности АлАТ, так и активности
лизосомальной β-галактозидазы.
Изменения в количественных величинах фосфолипидных фракций в печени всех
групп крыс, подвергнутых как физическому, так и химическому стрессу, соответствовали
таковым в сыворотке крови, что подтверждается прямой сильной корреляционной связью
между этими показателями (r = 0,65-0,90). Результаты корреляционного анализа
подтверждают статистически достоверную прямую умеренную и сильную связь между
изменениями величин липидных фракций в печени и в сыворотке крови, что подтверждает
зависимость липидного состава сыворотки крови от такового в печени. Найденная сильная
корреляционная связь между изменениями биохимических параметров в сыворотке крови и
печени позволило выяснить, в какой мере изменения обмена липидов в тканях находит
отражение в сыворотке крови, с целью рекомендации высокочувствительных биохимических
тестов для организма в целом в практику экспериментальных исследований.
При анализе изменений величин жирных кислот в общих липидах печени крыс под
действием стрессовых факторов также отмечалась однонаправленность изменений в их
значениях, как и в сыворотке крови (табл. 1-3). Так, увеличивалось количество насыщенных
жирных кислот, снижалось количество полиненасыщенных жирных кислот и возрастал
индекс насыщенности. Причем, наиболее глубокие изменения в жирнокислотном спектре
общих липидов печени отмечались при интоксикации сероуглеродом и оксидами азота, где
количество миристиновой кислоты возрастало в 2,1-2,8 раза, а количество жирных кислот
семейства n-3 снижалось, в среднем, на 47-63%. Рост насыщенных жирных кислот
обусловлен их синтезом из ацетил-КоА, который в избытке образуется при стрессе. В то же
время снижен синтез полиненасыщенных жирных кислот в результате ингибирования
процессов элонгации и десатурации. Подтверждением этого является расчет соотношений
величин жирных кислот в общих липидах печени крыс в контроле и при стрессе: 20:4 n6/18:2 n-6, характеризующих Δ6 и Δ5 десатуразы и элонгазу, а также и 20:4 n-6/20:5 n-3,
характеризующих Δ5 десатуразу (табл. 6). Анализ таблицы 6 показал, что значения этих
27
величин в общих липидах печени крыс при воздействии стрессовых факторов по сравнению
с таковыми в контроле достоверно различаются. То есть, эти расчеты подтверждают тот
факт, что воздействие как физического, так и химического стресса сопровождается
нарушением процессов элонгации и десатурации, что приводит к дефициту арахидоновой и
эйкозапентаеновой жирных кислот.
Таблица 6.
Показатели метаболических превращений жирных кислот в печени животных
экспериментальных групп
Группы
Показатели
20:4 n-6/18:2 n-6
20:4 n-6/20:5 n-3
Стресс-вертикальная фиксация
Печень
Контроль
1,03±0,03
10,94±0,36
1
Стресс
0,94±0,02
9,41±0,282
Сероуглерод
Печень
Контроль
0,99±0,06
10,84±0,23
2
Сероуглерод
0,73±0,04
9,47±0,213
Отмена сероуглерода
0,73±0,052
9,50±0,143
Оксиды азота
Печень
Контроль
1,07±0,04
10,66±0,38
3
Оксиды азота
0,56±0,02
9,66±0,251
Ацетон
Печень
Контроль
1,03±0,05
11,06±0,27
1
Ацетон
0,84±0,03
10,09±0,261
Отмена ацетона
0,81±0,031
10,04±0,271
Примечание: различия статистически значимы при: 1-р<0,05; 2-р<0,01; 3-р<0,001.
В период отмены токсиканта (сероуглерод, ацетон) большинство изученных
биохимических показателей в крови, эритроцитарных мембранах и печени к норме не
возвращается. Сохраняется рассогласование антиоксидантной системы, о чем
свидетельствует
снижение
уровня
восстановленного
глутатиона,
активности
супероксиддисмутазы, а также сохранение высокой концентрации малонового диальдегида,
что свидетельствует о сохраняющейся активности процессов перекисного окисления
липидов. В углеводном обмене отмечался пониженный уровень окисленной формы НАД+,
повышенный уровень лактата и соотношения лактат/пируват, что предполагает сохранение
тканевой гипоксии. В сыворотке крови сохранялось повышенное относительно контроля
содержание триацилглицеринов, свободных жирных кислот и холестерина при
одновременно сниженном уровне эфиров холестерина.
Содержание лизоформ фосфолипидов было достоверно повышенным, чем в контроле.
В жирнокислотном спектре крови, мембран эритроцитов и их фракций (фосфатидилхолин и
фосфатидилэтаноламин), а также в печени сохранялся повышенный индекс насыщенности за
счет высокой концентрации миристиновой, пальмитиновой и стеариновой жирных кислот.
28
Среднеарифметические величины в единицах
измерения
При этом сумма полиненасыщенных жирных кислот была достоверно снижена. В период
отмены токсикантов сохранялся макроцитоз и была снижена осмотическая устойчивость
эритроцитов к гемолизирующему агенту. Нарушения фосфолипидной и жирнокислотной
составляющей
мембран
эритроцитов,
по-видимому,
обусловлены
стойкостью
патологических сдвигов в соотношении групп липопротеинов плазмы крови (увеличение
ЛПНП и снижение ЛПВП), влияющих на состав липидов в мембране эритроцитов.
Таким образом, при отмене токсикантов сохраняются существенные сдвиги
метаболических процессов, сформировавшиеся при интоксикации. Период отмены
оценивается многими специалистами как стрессовая реакция организма, которая
сопровождается структурными и функциональными нарушениями, сохраняющимися в
течение длительного времени (Троянова и др., 1990; Кушнерова, Лесникова, 2003; Фоменко
и др., 200.; Оконенко, 2009; Фоменко, Кушнерова, 2013).
Глава 7. Влияние стрессовых факторов на физиологические и биохимические
показатели организма человека. Воздействие стрессовых факторов на организм людей
(гипербарическая нагрузка, психоэмоциональное воздействие) обусловливает формирование
реакции острого стресса (Гаркави и др., 1977). При исследовании биохимических
показателей в крови людей, отмечались аналогичные изменения в липидном и углеводном
обмене, как и у животных. Также была характерна активация перекисного окисления
липидов, гипертриглицеринемия и гиперхолестеринемия, нарушение этерифицирующей
функции печени (рис. 18-20). Отмеченное снижение содержания фосфатидилхолина и
фосфатидилэтаноламина в сыворотке крови и мембранах эритроцитов, а также увеличение
лизофосфатидилхолина и лизофосфатидилэтаноламина связано с активированием
фосфолипазы А2 (Гусакова, Городецкая, 2012).
В качестве контроля использованы нормограммы биохимических показателей крови и
эритроцитарных мембран здоровых жителей Юга Приморского края по возрасту и по полу,
разработанные в Институте медицинской климатологии и восстановительного лечения
(Иванова, Новгородцева 2001; Эндакова и др., 2002; Новгородцева и др., 2003).
120
* *
100
80
60
* *
40
20
* *
* *
0
МДА
АРА
ГП
ГР
45
40
35
30
25
20
15
10
5
0
Контроль
Погружение без приема экстракта
Погружение после приема экстракта
* *
* *
* *
* *
* *
* *
ТАГ
СЖК
ХС
ФХ
ЛФХ
* *
ФЭ
ЛФЭ
Рис. 18. Изменения биохимических показателей антиоксидантной защиты и величин
липидных фракций в плазме крови водолазов при гипербарическом стрессе и их коррекция
экстрактом из калины.
Условные обозначения: МДА – малоновый диальдегид (мкмоль/мл), АРА – антирадикальная активность
(ед. тролокса/мг белка), ГП – глутатионпероксимдаза и ГР – глуцтатионредуктаза (нмоль НАДФН/мин/мл), %
от суммы фракций липидов. * - р<0,05 – достоверные различия с группой сравнения.
29
Среднеарифметические
величины в единицах
измерения
80
60
**
**
 * **
40
 *
20
 * **
0
ХС
**
ОФЛ
ФХ
ЛФХ
**
 *
 *
Контроль
Погружение после приема экстракта калины
ФЭ
**
 *
ФС
ФИ
**
 *
ФК
 *
Погружение без приема экстракта калины
Среднеарифметические величины
в единицах измерения
Рис. 19. Изменения в содержании липидных фракций в мембранах эритроцитов крови
водолазов при гипербарическом стрессе и их коррекция экстрактом из калины (% от суммы
фракций, * - р<0,05 – достоверные различия с группой сравнения).
**
50
40
Плазма крови
**
30
20
**
**
**
**
10
0
ОФЛ
ХС
ФХ
Контроль
После приема ФПП
ЛФХ
ЛФЭ
До приема ФПП
ДФГ
40
35
30
25
20
15
10
5
0
Мембраны
эритроцитов
**
**
**
**
ХС
ФХ
ЛФХ
**
ФЭ
ФК
Рис. 20. Изменения в содержании липидных фракций в плазме и мембранах эритроцитов
студентов при психоэмоциональном стрессе и их коррекция функциональным пищевым
продуктом (ФПП) с экстрактом калины (% от суммы фракций, * - р<0,05 – достоверные
различия с группой сравнения).
Также было ниже контроля содержание дифосфатидилглицерина, являющегося
маркером митохондрий и обусловливающего функционирование дыхательной цепи и синтез
АТФ (Бурлакова, 1977).
Результаты корреляционного анализа подтверждают статистически достоверную
прямую умеренную и сильную связь между изменениями величин липидных фракций в
сыворотке крови и мембранах эритроцитов добровольцев, что еще раз подтверждает
зависимость липидного состава мембран эритроцитов от такового в сыворотке крови (r =
0,69-0,91).
Перераспределение фосфолипидных фракций внутри мембранного бислоя, в
частности наружного монослоя, характеризуется расчетом коэффициента ФХ/СМ, который
показал отличия от нормы. Так, при вертикальной фиксации животных (острый стресс) К фх/см
= 2,06 (в контроле 2,46), у водолазов Кфх/см = 1,68 (в контроле 1,81); у студентов Кфх/см = 1,66
(в контроле 1,68). Наблюдается общая тенденция к уменьшению этого коэффициента, что
предполагает снижение жидкостных свойств (в мембранах с высоким содержанием
холестерина низкое содержание воды) и увеличение микровязкости липидного бислоя
(Broncel et al., 2005). Расчет коэффициента ФЭ/ФС показал, что при остром стрессе у крыс
его величина составляла 3,18 (в контроле 3,20), у водолазов 2,51 (в контроле 2,71), у
студентов 2,40 (в контроле 2,67). Данные коэффициенты выявляют перераспределение
30
отдельных классов фосфолипидов во внутреннем монослое мембранного бислоя
эритроцитарной мембраны, которое свидетельствует о наличии в нем структурнофункциональных нарушений. Другой характеристикой изменений липидного бислоя
является его асимметрия. ФХ совместно с СМ преимущественно располагаются во внешнем
монослое липидного бислоя мембраны и относятся к холиносодержащим фосфолипидам. ФЭ
и ФС преимущественно располагаются во внутреннем монослое липидного бислоя и
относятся к аминосодержащим фосфолипидам. Расчет коэффициента асимметрии
(ФЭ+ФС)/(ФХ+СМ) показал, что при остром стрессе у крыс Кфэ+фс/фх+см = 0,40 (в контроле
0,47), у водолазов Кфэ+фс/фх+см = 0,53 (в контроле 0,57), у студентов Кфэ+фс/фх+см = 0,57 (в
контроле 0,58). Таким образом, коэффициент асимметрии в эритроцитарных мембранах
исследуемых групп был ниже контрольной величины. Эти коэффициенты подтверждают
перераспределение отдельных классов фосфолипидов в мембранном бислое эритроцитов,
что свидетельствует о разбалансировке липидной составляющей и, как следствие,
возникновении функциональных нарушений. Расчет коэффициента окисляемости,
характеризующего отношение легкоокислямых фосфолипидов к трудноокисляемым
фосфолипидам (ФК+ФС+ФЭ+ФИ)/(ФХ+СМ) показал, что его величина снижалась как в
исследованиях на животных, так и в исследованиях на людях. Так, при остром стрессе у
крыс К = 0,61 (в контроле 0,65), у водолазов К = 0,77 (в контроле 0,83), у студентов К = 0,77
(в контроле 0,80). Уменьшение коэффициента окисляемости, как и коэффициента
асимметрии, принято рассматривать в качестве критерия повышения микровязкости и
жесткости мембраны (Шевченко и др., 2002).
На основании изложенного выше следует отметить, что влияние стрессовых факторов
на организм человека имеет те же биохимические механизмы нарушений метаболических
реакций, как и у животных. Действие стресса сопровождается неспецифической реакцией
организма, которая проявляется в одинаковой направленности изменений липидной
составляющей мембран эритроцитов, и обусловливает увеличение их размерных
характеристик, а также сдвиг осмотической резистентности в сторону снижения
устойчивости к гемолизирующему агенту. Все эти нарушения свидетельствуют о наличии
деструктивных процессов в мембране под действием стрессовых факторов.
Глава 8. Влияние растительных экстрактов, содержащих природные фенольные
комплексы на метаболические реакции организма крыс в условиях стресса.
Перспективными корректорами метаболических изменений, возникающих при различных
видах стресса, являются природные фенольные соединения, оказывающие антиоксидантное
и антирадикалное действие, являющиеся «ловушками» свободных радикалов (Запромётов,
1964; Меньщикова и др., 2006; Packer et al., 1999.; Горбачева и др., 2002; Горбачева,
Зеленская, 2003; Valko et al. 2007). Используемые в нашей работе экстракты из осей соцветий
винограда, лимонника, аралии, отжимов калины, рябины и жимолости различались по своей
биологической активности (глава 6). Так, в экстрактах из осей соцветий аралии и лимонника
отмечалось содержание общих фенолов 14,4–15 г/л, тогда как в экстрактах из осей соцветий
винограда, ягод калины, жимолости и рябины - 33-35 г/л. Также содержание
проантоцианидинов, в которых основной структурной единицей являются катехины, в
экстрактах аралии и лимонника было 4,6-6,3 г/л, а в экстрактах из осей соцветий винограда,
ягод калины, жимолости и рябины 16,6-18,8 г/л. Это обусловило и разную антирадикальную
активность: у первых 2,6-2,9 ммоль-экв тролокса/л, у вторых 28-30 ммоль-экв тролокса/л, за
исключением экстракта из ягод жимолости – 114, 85 ммоль-экв тролокса/л. По-нашему
31
мнению эти различия обусловлены преобладанием разных фенольных соединений, входящих
в экстракты, что было показано при исследовании их ВЭЖХ. Так, в состав экстракта из осей
соцветий аралии входят преимущественно фенольные кислоты (оксибензойная,
хлорогеновая, кумаровая, протокатеховая, кофейная). В состав экстракта из осей соцветий
лимонника преимущественно входят фенольные кислоты (хинная, протокатеховая,
дигидроксибензойная, кумаровая, хинная), а также циклоокталигнаны - схизандрин и
схизандрол. В составе экстракта из осей соцветий винограда помимо фенольных кислот
(галловая, ванилиновая, эллаговая), входят фенольные соединения с двумя ароматическими
кольцами - флавоноиды (катехин, кверцетин-3-глюкуронид, кверцетин–3-О-гликозид,
проантоцианидины димеры и тримеры), обладающие высокой антиоксидантной
активностью. Следует отметить, что в составе экстрактов из калины, жимолости и рябины
кроме фенольных кислот также содержатся фенольные соединения с двумя ароматическим
кольцами: кверцетин, кверцетин-3-О-рутинозид, кверцетин-3-О-гликозид, олигомерные
проантоцианидины. По-видимому, присутствие флавоноидов с двумя ароматическими
кольцами, а также олигомеров обусловливает большую биологическую активность
экстрактов из осей соцветий винограда, ягод калины, жимолости и рябины (Rice-Evans et al.,
1996). В составе экстракта элеутерококка (препарат сравнения) преимущественно входят
фенольные кислоты (галловая, хлорогеновая, кофейная, протокатеховая), а также
циклогексалигнаны - лигнан сирингарезинол (элеутерозиды) из корневищ и корней
элеутерококка колючего.
При анализе % отклонений исследованных биохимических параметров в крови,
эритроцитарных мембранах и печени крыс при введении растительных экстрактов до- и в
период стресса от таковых величин при чистом стрессе (рис. 1-17) были выявлены наиболее
значимые эффекты у экстракта из осей соцветий винограда, экстракта из калины, жимолости
и рябины.
Введение экстракта элеутерококка крысам при стресс-вертикальной фиксации
сопровождалось меньшим биологическим эффектом в восстановлении системы
антиоксидантной защиты и липидного обмена в крови, в липидной составляющей мембран
эритроцитов, показателей углеводного и липидного обмена печени. Следовательно, экстракт
элеутерококка полностью не снимал состояние стресса.
На основании полученных результатов влияния растительных экстрактов на
животных в условиях экспериментальной модели стресс-вертикальной фиксации мы смогли
обобщить биохимические механизмы действия растительных фенольных комплексов.
Растительные фенолы, входящие в состав растительных экстрактов, снижают эффект
выброса катехоламинов надпочечниками при стрессе, что подтверждается уменьшением их
гипертрофии (Спрыгин и др., 2002). Одним из важнейших механизмов действия природных
фенольных комплексов является угнетение процессов перекисного окисления липидов,
благодаря их способности улавливать свободные оксигенные и пероксисильные радикалы
(Sanz et al., 1994; Kropacova et al., 1998). Являясь «ловушками» свободных радикалов,
фенольные соединения защищают фосфолипиды мембран от атаки свободных радикалов.
Молекулы фенольных соединений взаимодействуют с поверхностью мембран, и этим
увеличивают прочность поверхностного слоя клеток, что препятствует язвообразованию,
сохраняет осмотическую устойчивость эритроцитов к гемолизирующему агенту и их
размерные характеристики (Афанасьева и др., 2007; Куркин и др., 2009; Sirk et al., 2011). Так
как фенольные соединения, входящие в состав растительных экстрактов, являются
32
физиологически совместимыми антиоксидантами, то они обладают способностью
улавливать свободные оксигенные и пероксильные радикалы, образуя при этом
относительно стабильный феноксил-радикал (Morel et al., 1998). Это свойство обусловливает
эффект сохранения антиоксидантной и антирадикальной защиты организма (Rice-Evans,
Miller, 1995; Rice-Evanc et al., 1996), что в значительной степени сдерживает процессы
перекисного окисления липидов и снимает состояние оксидативного стресса (Sanz et al.,
1994; Pietta, 2000; Pignatelli et al. 2006). В результате уменьшается уровень малонового
диальдегида, увеличивается антирадикальная активность и восстанавливается активность
ферментов глутатионового звена (глутатионпероксидазы и глутатионредуктазы), что
свидетельствует о восстановлении антиоксидантного статуса организма при введении
растительных экстрактов экспериментальным животным или при их приеме добровольцами.
Благодаря особенности химического строения фенольные соединения способны
играть роль универсальной буферной емкости, выступая как в качестве донора, так и
акцептора электронов и протонов, и снимать состояния гиперпротонемии и тканевой
гипоксии (Valko, 2007). Следовательно, феноксильный радикал способствует реокислению
восстановленной формы НАДН в НАД+, что сохраняет активность ферментов цикла Кребса,
а также переход восстановленного глутатиона в его окисленную форму, запуская реакции
системы антиоксидантной защиты и, тем самым, препятствуя ее истощению.
Феномен снижения холестерина и рост его эфиров объясняется тем, что молекулы
фенолов активируют фермент 7α-холестерингидроксилазу, участвующий в окислении
холестерина в желчные кислоты (Yang, Koo, 2000). Кроме того, растительные фенолы
стимулируют этерифицирующую функцию печени, подавленную стрессом, за счет
активации фермента лецитин:холестерин-ацилтрансферазы (ЛХАТ) (Гаскина и др., 1999) и,
тем самым, нормализуют соотношение липидных компонентов в липопротеинах, что
снимает состояние дислипидемии. Сохранение этерифицирующей функции печени
способствует преобразованию триацилглицеринов в фосфолипиды (увеличение
фосфатидилхолина, фосфатидилэтаноламина и других метаболически активных фракций) и
росту эфиров холестерина. Факт достоверного снижения уровня лизофракций
(лизофосфатидилхолин и лизофосфатидилэтаноламин) свидетельствует об ингибировании
фосфолипаз фенольними соединениями растительных экстрактов (Lindahl, Tagesson, 1997;
Tsao, 2012). Биохимический механизм роста значений фосфатидилхолина и
фосфатидилэтаноламина при профилактическом приеме экстракта калины, по-видимому,
обусловлен использованием фосфатидной кислоты, как основы в синтезе фосфолипидов для
восстановления структуры мембран эритроцитов, нарушенных стрессом.
Растительные фенольные соединения способствуют восстановлению активности
ферментов элонгации и десатурации жирных кислот, что подтверждается в наших
экспериментальных и натурных исследованиях по воздействию растительных экстрактов в
условиях стресса. В наших исследованиях было доказано, что при ведении животным или
приеме добровольцами растительных экстрактов восстанавливался баланс насыщенных и
полиненасыщенных жирных кислот как в общих липидах, так и в составе фосфолипидных
фракций.
В качестве препаратов сравнения нами были использованы экстракт элеутерококка
(стресс-вертикальная фиксация и оксиды азота) и силимарин (сероуглерод и ацетон). Как
показали исследования на животных, препараты сравнения оказывали меньший
антистрессорный эффект, чем используемые в экспериментах растительные экстракты. По33
нашему мнению это обусловлено химической структурой входящих в них фенольных
соединений. Так, известно, что в состав силимарина входит активная группа изомерных
флавоноидных соединений (силибинин, силикристин, силидианин), не образующих
олигомерных форм. Меньшая эффективность силимарина связана с очень низкой
биодоступностью компонентов, входящих в его состав из-за ограниченной их растворимости
в водной фазе (Scottova et al., 2001; Kim et al., 2003) и, следовательно, низкой абсорбции в
желудочно-кишечном тракте. В составе экстракта элеутерококка преимущественно
находятся фенольные кислоты, что, возможно, и обусловливает их пониженную активность.
Известно, что катехины (в частности эпикатехин) проявляют высокую активность только в
отношении супероксид-радикала кислорода, но не к остальным, подчас намного более
активным радикалам (Sija et al., 1995). Как проантоцианидины экстрактов, так и фенольные
соединения силимарина и фенольные кислоты способны к образованию феноксил-радикала,
взаимодействие которого с другими свободными радикалами приводит к обрыву цепи
свободнорадикального процесса. Однако проантоцианидины образуют феноксил-радикал,
имеющий более высокую стабильность, чем образующийся из мономерных флавоноидов
(Bors et al., 2000). Поэтому проантоцианидины экстракта калины, винограда, жимолости и
рябины демонстрируют антирадикальные свойства в большей степени, чем препараты
сравнения.
При анализе результатов экспериментальных исследований влияния растительных
экстрактов на крыс в условиях химического стресса следует отметить, что профилактическое
введение фенольного комплекса из экстракта калины до интоксикации сероуглеродом в
течение 3-х недель и в период интоксикации в течение 3-х недель оказало наиболее
выраженный восстановительный эффект на показатели липидного обмена печени, чем
таковые при введении экстракта только в период отмены интоксикации (сероуглерод,
ацетон) или только до интоксикации (оксиды азота). Аналогичный вывод при исследовании
липидной составляющей эритроцитарных мембран был отмечен Друговой Е.С. (2012).
Глава 9. Влияние растительных экстрактов, содержащих природные фенольные
комплексы, на физиологические и биохимические показатели организма человека в
условиях стресса. На основании результатов экспериментальных исследований на
животных был выбран экстракт калины для использования его в исследовании на
добровольцах, подвергающихся стрессовому воздействию. Основанием для выбора
экстракта из калины явилась доступность сырья, большие запасы в Приморском крае. Партия
экстракта была произведена на ОАО «Дальхимфарм» (г. Хабаровск, ул. Ташкентская, 22).
Экстракт имеет свидетельство о государственной регистрации № 77.99.23.3.У.7441.9.07, ТУ
9168-079-00480052-07.
При приеме экстракта калины водолазами перед очередным погружением отмечалась
нормализация величин показателей антиоксидантной защиты и липидного обмена в крови, а
также размерных характеристик эритроцитов и липидной составляющей их мембран по
сравнению с таковыми при обычном погружении (рис. 18-20). Следует отметить полную
нормализацию липидного обмена в сыворотке крови (снижение значений холестерина,
триацилглицеринов, рост эфиров холестерина, фосфатидилхолина, фосфатидилэтаноламина)
и липидной составляющей мембран эритроцитов по сравнению с таковыми величинами у
водолазов после очередного погружения без приема экстракта калины. Сохранение величин
основных структурных компонентов мембран эритроцитов может быть связано как со
снижением активности фосфолипазы А2, так и их синтезом из фосфатидной кислоты.
34
Применение экстракта калины в качестве функционального пищевого ингредиента в
составе функционального пищевого продукта (ФПП) мармелада с экстрактом калины
студентами начальных курсов ВУЗа также показало выраженный профилактический эффект
при воздействии психоэмоционального стресса (рис. 29). В крови отмечалось сохранение
показателей липидного обмена, а в мембранах эритроцитов липидной составляющей на
уровне контроля по сравнению с таковыми значениями до приема мармелада. Результаты
наших исследований соответствуют выводам, полученным Т.В. Парфеновой (2006), которая
показала, что применение мармелада с экстрактом калины в рационе студентов
сопровождалось нормализацией в крови активности супероксиддисмутазы и
глутатионпероксидазы, величин антирадикальной активности, восстановленного глутатиона,
малонового диальдегида и осмотической резистентности эритроцитов, а также величин
нейтральных липидов в плазме крови. Профилактическое применение экстракта калины
водолазами перед очередным погружением нормализовало каскады метаболических
реакций. Сохранилось на уровне контроля значение малонового диальдегида, увеличилась
антирадикальная активность и восстановилась активность ферментов глутатионового звена
(глутатионпероксидазы и глутатионредуктазы), что свидетельствует о восстановлении
антиоксидантного статуса организма.
Таким образом, применение экстрактов растительного происхождения, содержащих
комплексы фенольных соединений, при воздействии гипербарического стресса является
перспективным направлением. Профилактический прием экстракта калины позволит
эффективно бороться с последствиями комплексного воздействия стрессовых факторов на
организм водолазов, что, безусловно, увеличит их профессиональное и биологическое
долголетие. Это оправдывает применение растительных экстрактов в профилактических
целях до стрессового воздействия и в качестве терапевтических в процессе развития стресса
и после его завершения.
Функциональный пищевой продукт мармелад с экстрактом калины целесообразно
использовать как продукт функционального назначения для профилактики стресса,
вызванного повышенной умственной и психоэмоциональной нагрузкой у студентов.
Таким образом, на основании проведенных исследований показано, что дикорастущее
ягодное сырье Уссурийской тайги (оси соцветий и отжим после отделения сока) может быть
использовано для производства стресс-протекторных препаратов, а выделенные из этого
сырья растительные экстракты, содержащие комплексы фенольных соединений - как
функциональные пищевые ингредиенты в функциональные пищевые продукты.
35
ВЫВОДЫ
1.
Выявлен ряд перспективных сырьевых источников (оси соцветий винограда
амурского, аралии маньчжурской и лимонника китайского, отжим после отделения сока ягод
калины, жимолости и рябины) для получения фармацевтических препаратов, обладающих
высокой биологической активностью за счет содержания в своем составе до 65% фенольных
соединений, а также фосфолипидные фракции (структурные компоненты клеточных
мембран).
2.
На основании системного биохимического анализа, характеризующего липидный,
ключевые этапы углеводного обмена в крови и печени, физиологические характеристики
эритроцитов и липидную составляющую их мембран у экспериментальных животных
получены данные об одинаковой направленности изменений исследованных биохимических
показателей как при физическом, так и при химическом стрессовом воздействии. Это
проявлялось в напряжении и истощении антиоксидантной защиты организма, сниженной
активности реакций гликолиза и активации липолиза, направленности липогенеза в сторону
преимущественного синтеза насыщенных жирных кислот, увеличении размеров эритроцитов
и снижении их осмотической устойчивости к гемолизирующему агенту, рассогласовании
липидной составляющей их мембран, появлении новых молекулярных видов фосфолипидов
за счет нарушений в метаболических превращениях жирных кислот (20:4 n-6/18:2 n-6 и 20:4
n-6/20:5 n-3): возникают пальмитоил- и стеароилсодержащие фосфолипиды и снижаются
арахидоноил-, эйкозапентаноил-, эйкозагексаноил-содержащие компоненты биомембран.
3.
Установлено, что при гипербарическом и психоэмоциональном стрессе отмечалась
одинаковая направленность изменений исследованных биохимических параметров, как и у
экспериментальных
животных,
которая
проявлялась
в
напряжении
системы
антиоксидантной защиты, гиперпротонемии, гипертриглицеринемии, гиперхолестеринемии,
рассогласовании липидного состава крови и мембран эритроцитов.
4.
Установлено, что в период отмены токсического агента у крыс восстановления стрессиндуцированных метаболических нарушений в крови, печени и эритроцитарных мембранах
не происходит, что указывает на продолжающееся и усугубляющееся состояние
дестабилизации метаболических реакций, обусловленное сохранением свободнорадикальных процессов.
5.
Показано, что экстракты из дикорастущего ягодного сырья нормализуют показатели
системы «перекисное окисление липидов - антиоксидантная защита» за счет собственной
антирадикальной и антиоксидантной активности входящих в их состав фенольных
соединений, осуществляют реокисление восстановленной формы НАДН за счет собственных
протонофорных свойств, активируют реакции цикла Кребса, регулируют реакции
этерификации холестерина, ингибируют активность фосфолипаз, нормализуют соотношение
нейтральных и фосфолипидных фракций в крови, печени и эритроцитарных мембранах,
активируют элонгазы и десатуразы жирных кислот, что обусловливает восстановление
липидного и углеводного обмена печени и размерных характеристик эритроцитов.
6.
Определено, что экстракты из осей соцветий винограда, ягод калины, жимолости и
рябины при стресс-вертикальной фиксации животных превосходят экстракт элеутерококка
по способности восстанавливать систему антиоксидантной защиты, снимать состояние
гиперпротонемии, нормализовать соотношение липидных фракций и жирных кислот в
крови, печени и эритроцитарных мембранах.
36
7.
Выявлено, что экстракты из осей соцветий винограда и ягод калины в период отмены
после интоксикации сероуглеродом и ацетоном превосходят фенольный комплекс
силимарина по способности восстанавливать активность супероксиддисмутазы, повышать
концентрацию восстановленного глутатиона, снижать неэтерифицированный холестерин и
лизофракции фосфолипидов, активировать элонгазы и десатуразы жирных кислот.
8.
Показано, что прием экстракта из калины в дозе 100 мг общих фенолов в сутки
мужчинами-добровольцами с целью повышения устойчивости к воздействию
гипербарического стресса, сопровождался восстановлением показателей антиоксидантной
защиты, фосфолипидного состава крови, размеров эритроцитов, а также фосфолипидного
состава их мембран.
9.
Доказано, что прием студентами первого года обучения в ВУЗе функционального
пищевого продукта с экстрактом калины, содержащего комплекс фенольных соединений в
количестве 100 мг в 100 г продукта в сутки, сопровождался восстановлением
метаболических реакций, нарушенных стрессом, что позволяет рекомендовать его как
функциональный пищевой продукт для профилактики стрессовых нарушений
метаболических реакций.
СПИСОК ОСНОВНЫХ РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ
Монографии
1.
Момот Т.В., Кушнерова Н.Ф., Рахманин Ю.А.. Мембранозащитные свойства
растительных полифенолов. - LAP LAMBERT: Academic Publishng GmbH&Co.KG., Germani,
2012. - 130 с.
Статьи в журналах, рекомендованных ВАК РФ
2.
Кушнерова Н.Ф., Спрыгин В.Г., Фоменко С.Е., Кушнерова Т.В. (Момот Т.В.)
Биологически активные добавки как основа сохранения здоровья и продления
профессионального долголетия // Вестник ДВО РАН. 2007. № 6. С. 65-72.
3.
Кушнерова Н.Ф., Фоменко С.Е., Кудряшова Ю.В., Чижова Т.Л., Кушнерова Т.В.
(Момот Т.В.), Мерзляков В.Ю. Перспективы использования биологически активных добавок
в профилактике нарушений, связанных со стрессом // Бюллетень физиологии и патологии
дыхания. 2007. Вып.25. С.43-47.
4.
Фоменко С.Е., Кушнерова Н.Ф., Спрыгин В.Г., Парфенова Т.В., Кушнерова Т.В.
(Момот Т.В.) Применение растительных полифенолов в составе функциональных продуктов
питания // Вестник Тихоокеанского государственного экономического университета. 2009. №
1. С. 62-69.
5.
Кушнерова Т.В. (Момот Т.В.) Профилактика стрессовых изменений липидной
составляющей мембран эритроцитов студентов в период учебной нагрузки // Медицина
труда и промышленная экология. 2009. № 6. С. 33-36.
6.
Кушнерова Н.Ф., Фоменко С.Е., Кушнерова Т.В. (Момот Т.В.), Другова Е.С. Влияние
ацетона на физиологические и биохимические показатели эритроцитов крыс и их коррекция
экстрактом из калины (Viburnum sargentii) // Наркология. 2010. № 2. С. 48-54.
7.
Кушнерова Н.Ф., Рахманин Ю.А., Кушнерова Т.В. (Момот Т.В.), Другова Е.С.
Профилактика нарушений физиологических и биохимических характеристик эритроцитов
при интоксикации сероуглеродом // Гигиена и санитария. 2010. № 4. С. 17-21.
8.
Кушнерова Н.Ф., Кушнерова Т.В. (Момот Т.В.) Профилактика нарушений
физиолого-метаболических характеристик эритроцитов при интоксикации окислами азота //
Бюллетень физиологии и патологии дыхания. 2010. Вып. 37. С. 7-10.
37
9.
Кушнерова Н.Ф., Фоменко С.Е., Кушнерова Т.В. (Момот Т.В.) Влияние интоксикации
окислами азота на физиолого-метаболические характеристики эритроцитов и профилактика
нарушений растительными полифенолами // Токсикологический вестник. 2011. № 4. С. 2024.
10.
Fomenko S.E., Kushnerova N.F., Lesnikova L.N., Kushnerova T.V. (Momot T.V.),
Merzlyakov V.Y., Agapov Ya.V. Effekt of hyperbaric stress on metabolic reactions in divers:
prevention // Human Physiology. 2012. Vol. 38, No. 1, Р. 84-88.
11.
Спрыгин В.Г., Кушнерова Н.Ф., Фоменко С.Е., Мерзляков В.Ю., Момот Т.В., Другова
Е.С., Лесникова Л.Н. Калина - перспективный источник средств профилактики стресса //
Известия Самарского научного центра Российской академии наук. 2011. Т. 13. № 1 (4). С.
902-905.
12.
Момот Т.В., Кушнерова Н.Ф., Фоменко С.Е. Влияние экстракта из калины на
метаболические реакции печени при интоксикации сероуглеродом // Сибирский
медицинский журнал. 2012. Т. 108, № 1. С. 111-113.
13.
Момот Т.В., Другова Е.С., Кушнерова Н.Ф., Фоменко С.Е. Профилактика
интоксикации сероуглеродом на липидную составляющую мембран эритроцитов в
эксперименте // Медицина труда и промышленная экология. 2012. № 6. С. 27-31.
14.
Фоменко С.Е., Кушнерова Н.Ф., Спрыгин В.Г., Момот Т.В. Нарушение обменных
процессов в печени крыс под действием стресса // Тихоокеанский медицинский журнал.
2013. № 2. С. 67-70.
15.
Момот Т.В., Кушнерова Н.Ф., Фоменко С.Е. Профилактика нарушений липидного
обмена печени при интоксикации сероуглеродом // Тихоокеанский медицинский журнал.
2013. № 2. С. 57-59.
16.
Момот Т.В. Экстракт из осей соцветий Аралии маньчжурской - средство для
профилактики стрессовых нарушений эритроцитов // International Research Journal. 2014. № 3
(22), часть 4. С. 120-122.
17.
Момот Т.В., Кушнерова Н.Ф., Фоменко С.Е., Спрыгин В.Г. Влияние стресса на
показатели липидного обмена печени и возможность коррекции экстрактом из жимолости //
В мире научных открытий. 2014. № 6 (54). С. 183-190.
18.
Кушнерова Н.Ф., Кропотов А.В., Фоменко С.Е., Момот Т.В. Влияние интоксикации
оксидами азота на состояние липидно-углеводного обмена печени и возможности
фармакопрофилактики гепатозов // Тихоокеанский медицинский журнал. 2014. № 2. С. 77-80.
19.
Момот Т.В., Кушнерова Н.Ф. Использование отжима после отделения сока из плодов
рябины для получения стресс-протекторных препаратов // Известия Самарского научного
центра Российской академии наук. 2014. Т. 16, № 1(3). С. 784-787.
20.
Момот Т.В., Кушнерова Н.Ф. Оси соцветий винограда Амурского - перспективное
сырье для получения стресс-протекторных препаратов // Фундаментальные исследования.
2014. № 11. С. 832-835.
21.
Фоменко С.Е., Кушнерова Н.Ф., Спрыгин В.Г., Другова Е.С., Момот Т.В.
Химический состав и биологическое действие экстракта из плодов рябины // Химия
растительного сырья. 2015. № 2. С. 161-168.
22.
Кушнерова Н.Ф., Мерзляков В.Ю., Другова Е.С., Момот Т.В., Фоменко С.Е., Спрыгин
В.Г. Отходы от переработки ягодного сырья Уссурийской тайги - источники природных
антиоксидантов // В мире научных открытий. 2015. № 2.1 (62). С. 690-696.
38
23.
Момот Т.В., Кушнерова Н.Ф. Оси соцветий лимонника китайского в профилактике
стрессовых нарушений антиоксидантной защиты и липидного обмена у крыс // Известия
Самарского научного центра РАН. 2015. Т. 17, № 5. С. 164-168.
24.
Момот Т.В., Кушнерова Н.Ф. Нарушения жирнокислотного состава мембран
эритроцитов при интоксикации оксидами азота и их профилактика растительными
экстрактами // International Research Journal. 2016. № 4 (46), часть 5. С. 141-145.
25.
Момот Т.В., Кушнерова Н.Ф., Рахманин Ю.А.. Профилактика нарушения
биохимических показателей в крови крыс при экспериментальном стрессе // Гигиена и
санитария. 2016. № 7. С. 678-681.
26.
Момот Т.В., Кушнерова Н.Ф., Рахманин Ю.А. Модификация жирнокислотного
состава мембран эритроцитов при интоксикации ацетоном // Гигиена и санитария. 2016. № 8.
С. 782-785.
27.
Момот Т.В., Кушнерова Н.Ф. Обоснование выбора сырьевых источников из
Дальневосточной флоры для получения фармацевтических препаратов // Известия
Самарского научного центра РАН. 2016. Т. 18, № 2. С. 146-149.
28.
Fomenko S.E., Kushnerova N.F., Sprygin V.G., Drugova E.S., Momot T.V. Chemical
composition and biological action of rowanberry extract // Russian Journal of Bioorganic
Chemistry. 2016. Vol. 42, No. 7. P. 80-85.
29.
Фоменко С.Е., Кушнерова Н.Ф., Момот Т.В. Изменение липидного состава мембран
эритроцитов у водолазов, работающих на малых и средних глубинах // Медицина труда и
промышленная экология. 2017. № 3. С. 41-46.
30.
Кушнерова Н.Ф., Момот Т.В., Рахманин Ю.А., Фоменко С.Е., Спрыгин В.Г., Другова
Е.С., Мерзляков В.Ю., Лесникова Л.Н. Профилактическое воздействие растительных
экстрактов калины и элеутерококка на состав жирных кислот фосфолипидных фракций
мембран эритроцитов при интоксикации оксидами азота // Гигиена и санитария. 2018. Т. 97,
№ 2. С. 203-207.
Статьи в рецензируемых журналах
1.
Кушнерова Н.Ф., Фоменко С.Е., Спрыгин В.Г., Богданович Р.Н., Павлова Г.Г.,
Лесникова Л.Н., Мерзляков В.Ю., Другова Е.С., Кушнерова Т.В. (Момот Т.В.), Другова Л.А.
Профилактика тканевой гипоксии экстрактом из калины. // Патогенез. 2008. Т. 6, № 3. С. 7071.
2.
Фоменко С.Е., Кушнерова Н.Ф., Спрыгин В.Г., Лесникова Л.Н., Кушнерова Т.В.
(Момот Т.В.) Эффективность антигипоксантной защиты растительными полифенолами при
адаптации студентов к стандартной учебной нагрузке // Патогенез. 2008. Т. 6, № 3. С. 91.
3.
Кушнерова Н.Ф., Фоменко С.Е., Кушнерова Т.В. (Момот Т.В.), Лесникова Л.Н.
Регуляция обмена липидов в эритроцитах экстрактом из винограда Амурского VITIS
AMURENSIS // Нейроиммунология. 2009. Т. 7, № 1. С. 56.
4.
Фоменко С.Е., Кушнерова Н.Ф., Спрыгин В.Г., Кушнерова Т.В. (Момот Т.В.)
Профилактика антиоксидантной недостаточности организма в условиях профессиональной
деятельности // Здоровье. Медицинская экология. Наука. 2009. № 4-5. С. 192-194.
5.
Кушнерова Н.Ф., Фоменко С.Е., Момот Т.В., Мерзляков В.Ю., Сизова Л.А.
Профилактика нарушений липидной составляющей эритроцитарных мембран при
ингаляционном действии химических экотоксикантов // Патогенез. 2011. Т. 9, № 3. С. 41-42.
39
6.
Момот Т.В. Профилактика стрессовых нарушений физиолого-биохимических
характеристик эритроцитов полифенольным комплексом из жимолости // Здоровье.
Медицинская экология. Наука. 2014. № 2 (56). С. 41-44.
7.
Кушнерова Н.Ф., Момот Т.В., Фоменко С.Е., Спрыгин В.Г. Профилактика стрессовых
нарушений углеводного и липидного обмена печени экстрактом из отжима рябины //
Здоровье. Медицинская экология. Наука. 2014. № 2 (56). С. 36-38.
8.
Момот Т.В., Кушнерова Н.Ф. Профилактика нарушений жирнокислотного состава
мембран эритроцитов при интоксикации сероуглеродом // Inter medical. 2016. № 1 (17). С. 7679.
9.
Момот Т.В., Кушнерова Н.Ф. Применение экстракта из отжима калины при
гипербарическом стрессе // Chronos Journal. 2016. № 1. С. 145-149.
Методические указания
1.
Кушнерова Н.Ф., Фоменко С.Е., Спрыгин В.Г., Момот Т.В., Лесникова Л.Н.,
Мерзляков В.Ю., Другова Е.С., Сизова Л.А. Биологически активная добавка «Калифен®» //
Методические указания. Владивосток: ОНТИ ТОИ ДВО РАН, 2011. 20 с.
Работы в сборниках научных трудов, материалы конференций, симпозиумов
1.
Кушнерова Т.В. (Момот Т.В.). Мембранопротекторный эффект биологически
активной добавки из калины в условиях стресса // БИОЛОГИЯ-НАУКА XXI ВЕКА: 11-я
Пущинская международная школа-конференция молодых ученых. Пущино, 29 октября - 2
ноября 2007 г. Сборник тезисов. Пущино, 2007. С. 259.
2.
Кушнерова Н.Ф., Лесникова Л.Н., Другова Е.С., Кушнерова Т.В. (Момот Т.В.)
Влияние экологически вредных факторов на физиологические и структурные
характеристики эритроцитов // Живое и неживое: вещественные и энергетические
взаимодействия: материалы Первого Тихоокеанского симпозиума. - Владивосток: Изд-во
ДВГТУ, 2008. С. 116-118.
3.
Другова Е.С., Фоменко С.Е., Кушнерова Т.В. (Момот Т.В.) Влияние интоксикации
оксидами азота на метаболические реакции печени, профилактика поражений // Актуальные
проблемы экологии, морской биологии и биотехнологии. Материалы VIII региональной
конференции студентов, аспирантов вузов и научных организаций Дальневого Востока
России. Владивосток, 1-13 декабря 2008 г. Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2008. С.
38-41.
4.
Другова Е.С., Кушнерова Т.В. (Момот Т.В.) Влияние интоксикации ацетоном на
физиологические и структурные характеристики эритроцитов крыс // Актуальные проблемы
экологической физиологии, биохимии и генетики животных: Материалы II Междунар. науч.
конф. / Редкол.: А.Б. Ручин (отв. ред.) и др. - Саранск: Типография ООО "МордовияЭКСПО", 2009. С. 44-46.
5.
Кушнерова Т.В. (Момот Т.В.) Профилактика нарушений липидного обмена в печени
крыс при интоксикации оксидами азота // Чтения памяти академика К.В. Симакова: тез. докл.
Всерос. Науч. Конф. (Магадан, 25-27 ноября 2009 г.); [отв. ред. И.А. Черешнев]. Магадан:
СВНЦ ДВО РАН, 2009. С. 243-244.
6.
Фоменко С.Е., Кушнерова Н.Ф., Спрыгин В.Г., Кушнерова Т.В. (Момот Т.В.),
Другова Е.С., Мерзляков В.Ю., Сизова Л.А. Профилактическое использование растительных
полифенолов для восстановления метаболических реакций печени при интоксикации
оксидами азота в эксперименте // Проблемы безопасности жизнедеятельности в техносфере.
40
Материалы Всероссийской научной конференции. – Благовещенск, 18-20 ноября 2010 г.
Благовещенск: Амурский гос. ун-т, 2010. С. 118-121.
7.
Момот Т.В. Применение профилактических продуктов питания для коррекции
стрессовых нарушений в организме студентов в период учебной нагрузки // Дальневосточная
весна – 2011: материалы 11-й научно-практической конференции с международным
участием (г. Комсомольск-на-Амуре, 7 июня 2011 г.) / редкол.: И.П. Степанова (отв. ред.);
Д.И. Грицкевич (зам. отв. ред.). – Комсомольск-на Амуре: ГОУВПО «КнАГТУ», 2011. С.
525-528.
8.
Момот Т.В. Особенности липидного состава крови людей в зависимости от
этнической принадлежности // Геология, география, биологическое разнообразие и ресурсы
Северо-Востока России: Материалы Дальневосточной региональной конференции,
посвященной памяти А.П. Васьковского и в честь его 100-летия. Магадан, 22-24 ноября 2011
г. Магадан: СВНЦ ДВО РАН, 2011. С. 190.
9.
Момот Т.В., Спрыгин В.Г., Кушнерова Н.Ф., Фоменко С.Е. Мембранопротекторные
свойства растительных полифенолов // Современные научные исследования на Дальнем
Востоке: сборник материалов молодежного научного симпозиума, Южно-Сахалинск, 4-7
октября 2011 г. Южно-Сахалинск: ИРОСО, 2012. С. 186-189.
10.
Момот Т.В., Кушнерова Н.Ф. Восстановление антиоксидантной защиты печени крыс
экстрактом из осей соцветий аралии маньчжурской при токсическом гепатите // Свободные
радикалы и антиоксиданты в химии, биологии и медицине: материалы Междунар. научпрактич. конф. Новосибирск, 1-4 октября 2013. г. Новосибирск:НГПУ, 2-13. Часть 2. С. 4547.
11.
Момот Т.В. Профилактика нарушений метаболических реакций печени при
интоксикации сероуглеродом // Современная российская наука глазами молодых
исследователей: Материалы Международной научно-практической конференции молодых
ученых и специалистов. Красноярск, 28 февраля 2013 г. Науч. ред. Я.А. Максимов.Красноярск: Изд. Научно-инновационный центр, 2013. С. 298-305.
12.
Момот Т.В. Природные комплексы биологически активных веществ в
восстановлении функции печени при воздействии ксенобиотиков // Материалы III
международной научно-практической конференции «21 век: фундаментальная наука и
технологии». 23-24 января 2014 г. Москва. SC: USA, 2014. Vol. 2. С. 132-133.
13.
Момот Т.В. Экстракт жимолости - перспективный стресс-протекторный препарата //
Фармакологическая наука - от теории к практике: Всероссийская научная Интернетконференция с международным участием: Материалы конф. (Казань, 25 февраля 2014 г.) /
Сервис виртуальных конференций Pax Grid: Сост. Синяев Д.Н. - Казань: ИП Синяев Д.Н.,
2014. С. 65-68.
14.
Кушнерова Н.Ф., Фоменко С.Е., Спрыгин В.Г., Момот Т.В. Влияние экстракта из
отжима рябины на стрессорные нарушения метаболических реакций печени //
Фармакологическая наука - от теории к практике: Всероссийская научная Интернетконференция с международным участием: Материалы конф. (Казань, 25 февраля 2014 г.) /
Сервис виртуальных конференций Pax Grid: Сост. Синяев Д.Н. - Казань: ИП Синяев Д.Н.,
2014. С. 41-44.
15.
Кушнерова Н.Ф. , Фоменко С.Е., Спрыгин В.Г., Момот Т.В. , Мерзляков В.Ю.
Влияние экспериментального стресса на состояние углеводного обмена и антиоксидантной
защиты печени крыс // Фундаментальные аспекты компенсаторно-приспособительных
41
процессов: тезисы докладов Седьмой Всероссийской научно-практической конференции.
Новосибирск, 21-22 апреля 2015 г. / отв. ред.: академик РАН, доктор медицинских наук,
профессор В.А. Шкурупий. - Издательство: ИП Пермяков С.А. С. 142-143.
16.
Момот Т.В. Физиолого-биохимические характеристики эритроцитов крыс в условиях
экспериментального
стресса
//
Фундаментальные
аспекты
компенсаторноприспособительных процессов: тезисы докладов Седьмой Всероссийской научнопрактической конференции. Новосибирск, 21-22 апреля 2015 г. / отв. ред.: академик РАН,
доктор медицинских наук, профессор В.А. Шкурупий. - Издательство: ИП Пермяков С.А. С.
158-159.
17.
Кушнерова Н.Ф., Момот Т.В. Влияние интоксикации ацетоном на жирнокислотный
состав мембран эритроцитов // Материалы пленума "Методологические проблемы изучения,
оценки и регламентирования химического загрязнения окружающей среды и его влияние на
здоровье населения". Москва, 17-18 декабря 2015 г. /Под ред. академика РАН Ю.А.
Рахманина. Москва, 2015. С. 223-225.
18.
Момот Т.В. Защитная роль комплекса растительных полифенолов при интоксикации
оксидами азота // Материалы VIII международной научно-практической конференции
"Topical areas of fundamental find applied research VIII" 9-10 марта 2016 г. North Charleston,
USA. Vol. 1. P. 113-115.
19.
Кушнерова Н.Ф., Момот Т.В. Влияние интоксикации оксидами азота на состав
жирных кислот фосфолипидных фракций мембран эритроцитов крыс // Материалы
Международного форума Научного совета Российской Федерации по экологии человека и
гигиене окружающей среды, посвященного 85-летию ФГБУ "НИИ ЭЧ и ГОС им. А.Н.
Сысина" Минздрава России "Современные методологические проблемы изучения, оценки и
регламентирования факторов окружающей среды, влияющих на здоровье человека". Москва,
15-16 декабря 2016 г. Москва, 2016. С. 348-351.
20.
Кушнерова Н.Ф., Момот Т.В. Влияние глубоководных погружений на
фосфолипидный состав плазмы крови и мембран эритроцитов водолазов // Материалы
Международного форума Научного совета РФ по экологии человека и гигиене окружающей
среды «Экологические проблемы современности: выявление и предупреждение
неблагоприятного воздействия антропогенно детерминированных факторов и климатических
изменений на окружающую среду и здоровье населения». Москва, 14-15 декабря 2017 г. Москва, 2017. С. 263-265.
Патенты
1.
Смертина Е.С., Федянина Л.Н., Каленик Т.К., Вигерина Н.С., Карасева С.В., Кушнерова
Н.Ф., Момот Т.В., Спрыгин В.Г. Композиция для приготовления теста для хлебобулочных
изделий (варианты) // Бюллетень изобретений и полезных моделей. 2013. № 16.
42
Момот Татьяна Викторовна
ПРИРОДНЫЕ РАСТИТЕЛЬНЫЕ ФЕНОЛЬНЫЕ СОЕДИНЕНИЯ В
ПРОФИЛАКТИКЕ СТРЕССОВЫХ НАРУШЕНИЙ МЕТАБОЛИЧЕСКИХ РЕАКЦИЙ
ОРГАНИЗМА ЖИВОТНЫХ И ЧЕЛОВЕКА
Автореферат диссертации
Подписано в печать 19.09.2018 г. Формат 60х84/16. Усл. печ. Л. 2,0. Уч-изд. л. 3,0
Тираж 150 экз. Заказ № 411.
Отпечатано в типографии
Дирекции публикационной деятельности ДВФУ
690990, Владивосток, ул. Пушкинская, 10.
43
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа