close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Тенденции формирования нового глобального стиля в архитектуре

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
Жуйков Станислав Сергеевич
ТЕНДЕНЦИИ ФОРМИРОВАНИЯ
НОВОГО ГЛОБАЛЬНОГО СТИЛЯ В АРХИТЕКТУРЕ
05.23.20 — Теория и история архитектуры,
реставрация и реконструкция историко-архитектурного наследия
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата архитектуры
Нижний Новгород
2018
РАБОТА ВЫПОЛНЕНА В ФГБОУ ВО «УРАЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АРХИТЕКТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ» НА КАФЕДРЕ ТЕОРИИ АРХИТЕКТУРЫ И ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ КОММУНИКАЦИЙ
____________________________________________________________________________________________________
Научный руководитель
доктор архитектуры, профессор,
Холодова Людмила Петровна
Официальные оппоненты:
Кармазин Юрий Иванович
доктор архитектуры, профессор
ФГБОУ ВО «Воронежский государственный технический университет»,
кафедра теории и практики архитектурного проектирования, профессор,
Конева Екатерина Валерьевна
кандидат архитектуры, доцент,
ФГБОУ ВО «Государственный университет по землеустройству»,
кафедра архитектуры, доцент
Ведущая организация
ФГБОУ ВО «Иркутский национальный исследовательский технический
университет»
Защита состоится «12» ноября 2018 г. в 14:00 часов на заседании
диссертационного совета Д 212.162.07 при ФГБОУ ВО «Нижегородский
государственный архитектурно-строительный университет» по адресу: 603950,
г. Нижний Новгород, ул. Ильинская, 65, корпус 5, аудитория 202.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВО
«Нижегородский государственный архитектурно-строительный университет» и
на сайте www.nngasu.ru.
Автореферат разослан «___» _____________ 2018 г.
Ученый секретарь
диссертационного совета
кандидат архитектуры
Н. А. Гоголева
Общая характеристика работы
Актуальность темы исследования
Событийность современности вкупе с насущными мировыми проблемами
и разочарованностью общества в философских, религиозных и идеологических
установках формируют специфические условия существования человечества.
Такие периоды неопределенности вызывают острую потребность в
переосмыслении существующих и поиске новых мировоззренческих
ориентиров, идеалов и ценностей. Эта потребность касается всех культурных
сфер, включая архитектуру.
Кризис современной «эпохи перемен» коснулся многих сторон
архитектурной деятельности. Связан он, прежде всего, с дисбалансом между
гуманитарной и технической сферами: скорость и уровень развития первой
значительно уступают второй. Если в архитектурной практике кризис еще
скрывается за ―ширмой‖ строительного бума, ослепляя ―блеском‖ новых
впечатляющих техногенных форм и компьютерных средств в проектировании,
то в архитектурной теории его присутствие более очевидно. Кризис
архитектурной науки стал проявлять себя уже со второй половины XX в.
Практически все классические фундаментальные категории и понятия в
условиях глобализирующейся культуры стали терять свою теоретическую
значимость. Возникла необходимость в пересмотре и даже отказе от них.
Ярким примером здесь является стиль, который ранее служил некой
стабильной структурой, объединяющей всеобщее и частное, объективное и
субъективное, коллективное и индивидуальное начало в культуре и искусстве, а
сегодня утратил эту интегративную функцию. Категория стиля нуждается в
адаптации к новым глобальным условиям, но с сохранением своего смыслового
ядра. В архитектурной науке альтернативной категорией может стать понятие
С. О Хан-Магомедова «суперстиль». Суперстиль обладает потенциалом к
логически обоснованному объединению относительно стабильных «стилей
эпох», к объяснению полистилизма нестабильных, ―нелинейных‖ периодов, а
также к прогнозированию. Эффективными инструментами в работе с
суперстилем видятся методы и подходы постнеклассической науки —
синергетики, макроистории и циклизма. Встраивание стиля и суперстиля в этот
теоретико-методологический каркас поможет сформулировать адекватную
современности теоретическую концепцию, способную внести определенную
степень порядка и объяснить кризис современной архитектуры, не отвергая, а
активно используя понятийный аппарат классической архитектурной науки.
1
Теоретическая и фактологическая база исследования опирается на
отечественные и зарубежные источники, которые разделены на четыре
тематические группы, а в некоторых случаях — на уточняющие подгруппы.
Группа 1 — работы о стиле как феномене зодчества, искусства и культуры,
а также о принципах и закономерностях архитектурного стиле- и
формообразования авторов: Л. Г. Бергер, Ю. Б. Борев, А. К. Буров, Т. Ю.
Быстрова, Г. Вѐлфлин, И. Винкельманн, В. Г. Власов, М. Я. Гинзбург, А. П.
Григорян, Т. Ф. Давидич, А. И. Каплун, Г. Н. Компаниченко, Э. Кон-Винер, А.
Ф. Лосев, А. Г. Мазаев, А. А. Раевский, А. Ригль, А. Н. Соколов, Е. Н.
Устюгова, П. Франкль, О. Шпенглер. Стиль в контексте онтологических и
аксиологических оснований зодчества (форма, образ, пространство,
композиция, функция, метод, среда и др.) в фундаментальных трудах авторов:
И. А. Азизян, М. Г. Бархин, Ж. М. Вержбицкий, Г. Гегель, В. Л. Глазычев, М. В.
Дуцев, С. П. Заварихин, А. В. Иконников, М. С. Каган, Ю. И. Кармазин, Ю. И.
Курбатов, Г. С. Лебедева, А. И. Некрасов, Е. Б. Овсянникова, А. Г. Раппапорт,
Г. И. Ревзин, А. В. Рябушин, С. Ситар, Г. Ю. Сомов, А. А. Тиц, В. Л. Хайт, М.
В. Шубенков; в манифестах и лекциях архитекторов: П. Айзенман, К.
Александер, О. Вагнер, Р. Вентури, Э. Э. Виолле-ле-Дюк, В. Гропиус, Г.
Земпер, Р. Колхас, Л. Крие, В. Ф. Кринский, Н. А. Ладовский, Ле Корбюзье, А.
Лоос, К. С. Мельников, Л. Мис Ван дер Роэ, У. Моррис, Ф. Л. Райт, Дж. Рѐскин,
Л. Салливен, Р. Штайнера и др., а также в классических трактатах Л. Б.
Альберти, Витрувия, К. Н. Леду.
Группа 2 — современные междисциплинарные исследования по
методологии постнеклассической науки авторов: В. П. Бранский, В. Г. Буданов,
В. Г. Власов, И. В. Гридчин, Л. Е. Гринин, И. М. Дьяконов, М. С. Каган, С. П.
Капица, Е. Н. Князева, С. П. Курдюмов, И. В. Леонов, Г. Г. Малинецкий, А. П.
Назаретян, А. Д. Панов, В. И. Пантин, В. С. Стѐпин, П. В. Турчин, Г. Хакен, А.
Е. Чучин-Русов, Ю. В. Яковец.
Группа
3
—
исследования,
рассматривающие
архитектурноградостроительную деятельность в ее процессуальном качестве с опорой на
мировоззрение и инструменты постнеклассической науки (синергетика,
циклизм и макроистория). Подгруппа 3.1 — синергетические исследования в
архитектуре и градостроительстве авторов: В. Н. Бабич, Е. Ю. Витюк, И. А.
Евин, Н. Г. Елинер, В. А. Колясников, А. Г. Кремлѐв, Т. В. Макарская, Д. Е.
Фесенко, М. В. Шубенков, Л. П. Холодова, С. С. Титов. Подгруппа 3.2 —
исследования, обнаруживающие стадиальность и цикличность в развитии
искусства, архитектуры и города, авторов: А. В. Боков, Г. Н. Веслополова, В. С.
Горюнов и М. П. Тубли, А. Э. Гутнов, М. Дворжак, С. П. Заварихин, А. В.
Иконников, Э. Кассирер, Ю. И. Курбатов, В. Н. Логвинов, В. З. Паперный, В. Н.
2
Прокофьев, В. Уоррингер. Циклическое прочтение жизни стиля и смены стилей
в искусстве и архитектуре авторов: С. Л. Агафонов, Н. Н. Александров, М. Я.
Гинзбург, Н. Г. Елинер, Э. Кон-Винер, С. Ю. Маслов, В. А. Опарин, А. А.
Раевский. Подгруппа 3.3 — работы, осмысляющие развитие архитектуры в
логике «больших длительностей», авторов: Н. Ф. Метленков, А. А. Мохосоев,
Д. Е. Фесенко, С. О. Хан-Магомедов. Систематизация фактологического
материала путем составления периодизаций зодчества в том или ином его
аспекте предпринята в графоаналитических схемах и моделях С. Л. Агафонова,
В. И. Вершинина, Ч. Дженкса, И. А. Евина, Н. Г. Елинер, С. П. Заварихина, А.
Заэро-Поло, В. Коха, О. В. Орельской, Э. Уайта; в синхронистических таблицах
Л. И. Гительмана и В. И. Максимова, Т. Р. Забалуевой; в философских
структурно-логических таблицах В. И. Стрюковского; в инфографике Ф.
Джакобса.
Группа 4 — источники, объединенные темой современного архитектурного
процесса и ближайших перспектив его развития. Подгруппа 4.1 — общие
архитектурные приоритеты, отражающие картину мира кон. XX – нач. XXI вв.,
в трудах авторов: П. Айзенман, И. А. Бондаренко, Т. Ю. Быстрова, К. О.
Вытулева, В. Л. Глазычев, Ч. Дженкс, Э. В. Данилова, И. А. Добрицина, М. В.
Дуцев, Г. В. Есаулов, С. П. Заварихин, А. В. Иконников, Дж. Кипнис, Р. Колхас,
Н. Ф. Метленков, М. В. Пучков, А. Г. Раппапорт, Г. И. Ревзин, Н. Салингарос,
С. Ситар, Д. Е. Фесенко, Л. Фиумара, В. Л. Хайт, Л. П. Холодова. Современная
архитектура в контексте глобализации изучалась авторами: Р. Адам, К. И.
Аксельрод, Г. В. Есаулов, Х. Ибелингс, Ю. Н. Казаков, Г. А. Птичникова, К.
Фремптон, Е. Н. Чернявская, Ф. Д. К. Чинг. Понимание современной
архитектуры в контексте постмодернизма изучалось авторами: Р. Вентури и Д.
Скотт Браун, Ч. Дженкс, А. В. Иконников, А. В. Рябушин, В. Л. Хайт.
Подгруппа 4.2 — работы о проектных методах, творческих концепциях и
направлениях стиле- и формообразования авторов: Ю. И. Аввакумов, Э. В.
Данилова, Ч. Дженкс, И. А. Добрицина, М. В. Дуцев, А. Заэро-Поло, С. П.
Заварихин, К. В. Кияненко, О. В. Орельская, Г. И. Ревзин, А. В. Рябушин, Э. ван
Эгераат. Тема освещалась: В. Белоголовским, И. Коробьиной, Е. Немковой, В.
Паперным, Г. Ревзиным, А. Тархановым, С. Ходневым в форме интервью c
архитекторами в журналах «Architectural Digest», «Проект International»,
«Проект Классика», «Speech», «Tatlin». Отдельные направления современной
архитектурной и дизайнерской практики отражены авторами: В.
Белоголовский, Т. Я. Вавилова, Е. В. Денисенко, Г. В. Есаулов, А. Ю.
Заславская, А. В. Захарчук, Ю. И. Курбатов, Б. С. Поморов, О. Е. Салмина; Л.
Ю. Анисимов, А. А. Гайдученя, Р. Кроненбург, П. И. Лошаков, Н. А.
Сапрыкина; В. Г. Власов; Т. Ю. Быстрова; С. А. Галеев, Я. К. Голованов, К. К.
3
Карташов, А. О. Погонин, Д. Б. Пюрвеев, С. Харт, Р. Слэвид. Компьютер,
цифровые и информационные технологии изучались в работах авторов: П.
Айзенман, Е. В. Барчугова, О. В. Воличенко, И. А. Добрицина, Е. Д. Енютина,
И. Карнаухов, А. И. Керешун и Л. В. Десятов, Д. Либескинд, Г. Линн, К.
Майнцер, М. В. Пучков, Л. В. Савельева, И. И. Сапрыкин, Л. Спайбрук, Н.
Спиллер, В. В. Талапов, Г. Фрахлиотис, Э. В. Хайман, М. В. Шубенков, П.
Шумахер, Ю. С. Янковская. Авторы Г. В. Есаулов, З. К. Петрова, Ф. Рам, Л. В.
Савельева уделяют внимание важной роли технологической и инженерной
составляющей в формировании облика и наполнения современной
архитектуры. И. А. Азизян, И. А. Добрицина, В. И. Иовлев новую архитектуру
рассматривали в аспекте композиции. Подгруппа 4.3 — графические и
текстовые материалы о конкретных современных реализованных и
концептуальных архитектурных проектах в периодических печатных и
электронных изданиях: «Architecture Now!», «Atlas of World Architecture», «The
Phaidon Atlas of 21st Century World Architecture», «1001 Buildings You Must See
Before You Die». Подгруппа 4.4 — размышления и прогностические суждения о
будущем современной архитектуры авторов: Б. Бернаскони, И. В. БестужевЛада, Г. Б. Борисовский, Ч. Дженкс, А. П. Ермолаев, С. П. Заварихин, У. и Т.
Зак, Р. Кемп, В. И. Локтев, Д. Б. Пюрвеев, М. Рагон, А. Г. Раппапорт, С. В.
Расторгуев, А. В. Скижали-Вейс, Э. Тоффлер, А. В. Турчин и М. А. Батин, Л.
Файрайс и др.
Объект исследования — исторические и современные стилевые явления
европейской архитектуры.
Предмет исследования — эволюция стилевых явлений европейской
архитектуры как части мировой архитектуры.
Цель исследования — обосновать предпосылки к построению и
жизнеспособность теоретической концепции эволюции архитектуры в логике
больших длительностей, основанной на понятиях «суперстиль» и «глобальный
стиль», которая бы не только констатировала, но и объясняла современный этап
развития зодчества и имела бы прогностический потенциал, то есть выявляла
тенденции формирования нового глобального стиля в архитектуре.
Задачи исследования
1. Оценить степень эффективности и границы использования понятия
«архитектурный стиль» в современной теории и истории архитектуры.
Предложить к развитию понятие С. О. Хан-Магомедова «суперстиль» и идею
Л. П. Холодовой о зарождении нового суперстиля. Обосновать выбор
ключевых подходов и методов исследования.
2. Определить пространственные и хронологические границы и
закономерности суперстилей, рассмотреть их в контексте глобализации, введя
4
понятие «глобальный (супер)стиль». Доказать или опровергнуть гипотезу о
третьем суперстиле с точки зрения универсальной истории.
3. Рассмотреть архитектуру как сложную самоорганизующуюся систему,
функционирующую в системе культуры, и описать ее эволюционные
механизмы. Продемонстрировать работу синергетической модели на примере
эволюции стилевых явлений европейской архитектуры как части мировой.
Доказать или опровергнуть гипотезу о третьем суперстиле в архитектуре с
точки зрения синергетики.
4. Сделать обзор не менее 100 современных архитектурных объектов,
сформулировав на их основе глобальные и универсальные направления
современной архитектуры. В сформулированных направлениях обнаружить
основные тенденции формирования нового глобального суперстиля.
5. Выделить общеэволюционные детерминанты в истории смены первого и
второго суперстилей, спрогнозировать их изменения в период третьего.
Подтвердить или опровергнуть это посредством социологического
исследования среди представителей архитектурного сообщества.
Границы исследования
Хронологические: для исторической европейской архитектуры — с
Античности по 1990-е гг.; для современной мировой архитектуры — с 1990-х
гг. по настоящее время (2017 г.). Географические: Европа (Античность – 2017
г.), мир (1990-2017 гг.).
Научная новизна исследования
1. Впервые предложена терминологическая дифференциация понятия
«универсальная формообразующая система» в архитектуре путем разделения
его на два: «суперстиль» (по С. О. Хан-Магомедову) и «глобальный
суперстиль», или «глобальный стиль».
2. Впервые проанализирована хронологи
закономерностей общепланетарной эволюции, как автомодельность и
сингулярность, а также спрогнозирована вероятная хронологическая точка
начала третьего глобального стиля.
3. Впервые разработана синергетическая структурно-функциональная
модель архитектурной системы, взаимодействующей с материальной, духовной
и художественной культурами.
4. Впервые выделены предпосылки — тенденции формирования —
гипотетического третьего глобального стиля в метанаправлениях современного
зодчества «арт-, «нэйче-, «флекси- и «экстрим-архитектура». Предпосылки
описывают вероятный «идеальный проект» третьего глобального стиля в идеях:
«природность», сложность, адаптивность, интерактивность, уникальность,
5
дематериальность, — и сводятся к двум парам оппонирующих глобальных
параметров
порядка
архитектурной
системы:
«техногенность
–
антропосохранность» и «гомогенизация – локализация».
5. Впервые суперстили и глобальные стили хронологически соотнесены с
периодами развития общественного строя, принципами производства, этапами
развития технологии и науки, а также с характером взаимодействия человека и
природы, в результате чего стилям предложены названия: «Арт-крафт, «Арттек и «САй-тек архитектура».
Теоретическая и практическая значимость работы
Положения и выводы, полученные в результате исследования, в первую
очередь, станут полезными в качестве развития и расширения знаний в теории
и истории архитектуры. Представляется возможным использование материалов
диссертации в рамках учебных курсов по архитектуроведению,
искусствоведению и культурологии. Прогностические комментарии могут
выступить в качестве теоретического и мировоззренческого ориентира в
практической деятельности архитектора.
Методология и методы исследования
Исследование опирается на общенаучные методы, а также комплексный,
синергетический, макроисторический и циклический подходы: метод
исторических и синергетических аналогий; историко-генетический метод
изучения исторических стилей, направлений и течений в архитектуре;
синергетическое моделирование в гуманитарных исследованиях; метод
контент-анализа публикаций в современных научных источниках и средствах
массовой информации, освещающих современный архитектурный процесс;
метод поиска параметров порядка современного архитектурного процесса для
определения эволюционных векторов в окрестностях исторических узлов;
методы прогнозирования будущего для архитектуры (историческая аналогия,
интерполяция, анкетирование, опрос).
Гипотеза исследования
Сегодня теория и история архитектуры в условиях глобализации,
хаотичности и чрезвычайной вариабельности культуры нуждается в
обогащении адекватными современности понятиями и концепциями,
способными не только констатировать, но также объяснять и прогнозировать
развитие архитектуры как части культуры. В качестве одного из способов
решения этой проблемы предлагается концепции глобальных суперстилей,
основанная на идее С. О. Хан-Магомедова о двух суперстилях (ордерная
архитектура, модернизм), гипотезе Л. П. Холодовой (новый третий суперстиль),
а также на системно-синергетических, макроисторических и циклических
представлениях постнеклассической науки. Концепция рассматривает
6
архитектуру как сложную самоорганизующуюся систему, состоящую из семи
иерархических уровней, которые в условиях внешнего обмена с культурой и
при взаимодействии друг с другом обеспечивают эволюционирование
архитектурной системы. Развитие системы имеет циклический характер в виде
смены устойчивых (порядок, гомеостаз) и неустойчивых (хаос, кризис)
состояний, которые наиболее явственно проявляют себя в стилевых явлениях
архитектуры. Устойчивые состояния — это «большие стили», неустойчивые
состояния — периоды полистилизма. При этом в эволюции архитектуры
наблюдаются как минимум два более крупных цикла пространственновременного характера — это первый и второй глобальные суперстили,
разделенные более масштабными кризисными периодами: эклектицизмом и
постмодернизмом. В этой череде сверхкрупных циклов третий глобальный
суперстиль может рассматриваться как возможный вариант развития
архитектурного будущего. Предполагается, что его главная, наиболее
приоритетная, задача — это гуманизация и экологизация искусственной среды
с неизбежной опорой на научно-технический базис.
Положения, выносимые на защиту
1. Понятие «глобальный стиль» («глобальный суперстиль»).
2. Синергетическая структурно-функциональная модель архитектурной
системы как части материальной, духовной и художественной культур.
3. Синергетическая интерпретация эволюции европейской архитектуры в
логике глобальных стилей от Античности по настоящее время, выявляющая
современный этап как радикальный системный кризис не только европейской,
но и мировой архитектуры, и как момент зарождения вероятного ближайшего
устойчивого состояния системы — третий глобальный суперстиль.
4. «Арт-, «нэйче-, «флекси- и «экстрим-архитектура как глобальные
универсальные направления, которые отражают тенденции третьего
глобального стиля в общих идеях: «природность», сложность, адаптивность,
интерактивность, уникальность, дематериальность, — и сводятся к двум парам
оппонирующих глобальных параметров порядка архитектурной системы —
«техногенность – антропосохранность» и «гомогенизация – локализация».
5. Детерминанты глобальных стилей — типы общественного строя,
принципы производства, этапы развития технологии и науки, а также характер
взаимодействия человека и природы — определившие названия глобальным
стилям: «Арт-крафт, «Арт-тек и «САй-тек архитектура».
Апробация и внедрение результатов работы
Основные положения исследования отражены в магистерской диссертации
«Основы третьего глобального стиля в архитектуре» (Екатеринбург,
УрГАХУ, 2010 г.), а также представлены в докладах на 11 межвузовских,
7
всероссийских и международных конференциях. Материалы и результаты
исследования представлены в 18 научных публикациях (общим объемом 9,2 а.
л.). В 2009 – 2011 гг. основные положения исследования были использованы
диссертантом в лекциях по дисциплине «Современные проблемы истории и
теории архитектуры, градостроительства и дизайна», читаемой для студентов
бакалавриата и магистратуры УрГАХУ в рамках педагогической практики. С
2012 г. по настоящее время диссертант читает разработанный им на базе
настоящего
исследования
лекционно-практический
курс
«Новейшая
архитектура в контексте культуры» в рамках магистерских программ УрГАХУ.
Объем и структура диссертации
Диссертация состоит из Введения, трех глав, Заключения, Списка
терминов, Списка литературы и источников из 177 наименований, Списка
иллюстративного материала, трех приложений; изложена на 309 страницах.
Основные иллюстрации включены в текст диссертации, дополнительные — в
приложения.
Основное содержание работы
В Главе 1 «Универсальные формообразующие системы в архитектуре:
предпосылки и гипотезы концепции глобальных суперстилей» выводятся
рабочие определения и гипотеза исследования, обосновывается актуальность
концепции последовательности суперстилей в архитектуре, приводятся
предпосылки к ее развитию и ее общие положения. В главе три параграфа.
§ 1.1 «Проблема архитектурного стиля в современности».
Анализируется комплекс сложностей и противоречий стиля как феномена
современной художественной культуры и стиля как понятия в сегодняшней
архитектурной и искусствоведческой науке. Результатом анализа является
вывод о диалектической природе стиля, обусловленной его мифотворческой
сущностью. Это, однако, является поводом не отбросить стиль как
неэффективное познавательное средство, а, наоборот, попытаться
актуализировать его как важную онтологическую (в практическом смысле) и
методологическую (в теоретическом смысле) основу для современной
архитектуры и искусства. Через стиль архитектура предстает эмерджентным и
холистичным явлением, способным наиболее полно выражать настоящую
красоту и гармонию и презентовать экзистенциальные смыслы человека и
общества со всеми сложностями и противоречиями самой жизни.
§ 1.2 «―Эстафета‖: от стиля к суперстилю». Поднимается проблема
реабилитации стилевого феномена в условиях демократичной и
плюралистичной культуры глобального общества. На основе анализа научных
8
мнений формулируется вывод о том, что гармоничное будущее архитектуры
возможно только в условиях возрожденного стиля. Но рождения нового стиля,
прежде всего, стоит ожидать не в рамках культур отдельных национальных,
этнических и конфессиональных систем и образований, но в рамках
общемировой культуры. Вариантом решения обозначенной проблемы видится
использование идеи С. О. Хан-Магомедова о двух суперстилях в архитектуре.
Понятие «суперстиль» может рассматриваться как некий ―масштабный
инвариант‖ стилевого феномена, то есть как стиль в общемировом и
общекультурном измерении. Суперстиль — это единая универсальная
формообразующая система в архитектуре, которая имеет в своей основе
общие, свободные от религиозных и этнических особенностей, художественнокомпозиционные приемы и средства выразительности, которые способны
отражать как мировую культуру своего времени, так и вечные законы
человеческого бытия. На сегодняшний день в зодчестве сложились два
суперстиля. Первый — это классическая стилевая архитектура, основанная на
античном ордере; второй — «современное движение» XX века, «авангард»,
или «модернизм».
§ 1.3 «Три суперстиля в архитектуре. Методологический аспект».
Освещается гипотеза и анонсируются основные доказательные средства
диссертации. С. О. Хан-Магомедов предположил два сценария развития двух
суперстилей: их чередование или параллельное сосуществование. Однако,
находясь сегодня уже во втором десятилетии XXI в., можно говорить о
совершенно ином характере развития суперстилей. Эта мысль представлена в
идее Л. П. Холодовой о зарождении в конце XX в. нового, третьего суперстиля.
Идея Л. П. Холодовой положена в основу главной гипотезы исследования и,
следовательно, концепции глобальных суперстилей в архитектуре. Разработка
концепции и доказательство гипотезы предлагается, во-первых, посредством
исторической аналогии, во-вторых, с помощью современных системносинергетических, макроисторических и циклических подходов. Суть
исторической аналогии — смена одного глобального стиля другим
предварялась неким переходным периодом, характеризующимся увеличением
нестабильности и хаотичности. Первый суперстиль завершился эклектизмом,
второй — постмодернизмом. Поэтому логичным становится предположение о
зарождении сегодня нового суперстиля. Три суперстиля находятся в связке
«прошлое – настоящее – будущее», а значит, дальнейшее их изучение
одновременно требует обращения и к ―ретроспекции‖, и к прогнозированию.
Идея об архитектурной эволюции в проекции суперстилей коррелирует с
макроисторической и циклической трактовкой истории архитектуры. В смене
суперстилей также можно обнаружить определенную схему развития
9
архитектурной системы. Схема в общих чертах отражает принципы
синергетического мировидения.
В Главе 2 «Особенности и перспективы эволюции суперстилей и
глобальных стилей в архитектуре» с помощью синергетического,
макроисторического и циклического подходов и историко-теоретического
материала формируется ―каркас‖ теоретической концепции глобальных
суперстилей в архитектуре; доказывается гипотеза о вероятном зарождении
третьего суперстиля, вычисляются его пространственные
е
границы. В главе три параграфа.
§ 2.1 «Универсальные формообразующие системы в архитектуре:
циклическая
и
макроисторическая
интерпретация».
В
контексте
универсальной истории исследуются хронологические и географические
особенности становления и развития универсальных формообразующих систем
в условиях глобализационных процессов. Для этого произведена
терминологическая
дифференциация
понятия
«универсальная
формообразующая система» путем разделения его на две части —
«суперстиль» и «глобальный суперстиль». Суперстиль — это то, что имел в
виду С. О. Хан-Магомедов. Суперстиль рождается внутри зодчества;
становление его обусловлено скорее внутренними факторами архитектурной
системы. Универсальность суперстиля заключается в его «образносимволической интернациональности».
Глобальный суперстиль, или
глобальный стиль, — это универсальная формообразующая система в
зодчестве, получившая распространение в масштабе крупного региона или
планеты в результате культурной или политико-экономической (этнической)
экспансии или также интеграции. Суперстиль становится глобальным под
влиянием, как правило, внешних для архитектурной системы факторов.
Глобальность суперстиля имеет в некотором виде относительный характер и
определяется масштабами своего распространения: на национальном уровне, на
уровне групп наций, на уровне цивилизации, на уровне нескольких
цивилизаций и, наконец, на уровне ойкумены или всего мира. Таким образом,
понятие суперстиля уместнее использовать, говоря о генезисе универсальной
формообразующей системы во времени, в то время как понятие глобального
суперстиля корректнее применять в отношении генезиса формообразующей
системы в пространстве.
Хронологический анализ истории европейской архитектуры в ее
соотнесении с общеисторическими и глобализационными циклами, а также с
такими их математическими закономерностями, как автомодельность
(коэффициент автомодельности — показатель ускорения исторического
времени в пределах 2,67…3,0) и сингулярность (точка сингулярности
10
завершает автомодельную последовательность планетарных революций и
знаменует изменение эволюционной траектории всей планетарной системы),
позволил, во-первых, уточнить временные рамки первых двух универсальных
формообразующих систем, во-вторых, определить точку отсчета для третьей —
нового суперстиля, который в условиях всемирной интеграции становится
глобальным. Так, предполагаемые сроки третьего глобального стиля — 1990 –
2050 гг. — являются скорее сроками переходного периода, а точка
сингулярности, находящаяся в переделах 2030 – 2050-х гг. есть рубеж второго
суперстиля и одновременно начало третьего. Исходя из синергетической
трактовки истории, переживаемый сегодня переходный между суперстилями
период позволяет присмотреться и увидеть зарождающиеся новые параметры
порядка
—
тенденции,
которые
будут
определять
программу
функционирования нового суперстиля.
§ 2.2 «Архитектура и универсальные формообразующие системы сквозь
призму теории самоорганизации». С помощью синергетической методологии В.
Г. Буданова для гуманитарных и междисциплинарных исследований, а также на
основе концепции системного строения культуры М. С. Кагана архитектура
рассматривается как сложная самоорганизующаяся система, которая отражает
механизмы эволюции зодчества в его взаимодействии с материальной,
духовной и художественной культурами. Синергетическая структурнофункциональная модель архитектуры представляет собой взаимодействие семи
элементов — иерархических уровней. 1) «Строительный материал» — любой
природный, искусственный или комбинированный строительный материалы. 2)
«Технологии строительства и проектирования» — всевозможные знания и
практические навыки, средства и приѐмы организации проектирования и
строительного производства. 3) «Единицы формообразовательных систем» —
пространственные,
тектонические,
формальные
структуры
и
их
конструктивные, декоративные элементы. 4) «Творческий метод», то есть
система принципов, управляющая архитектурно-художественным освоением
действительности. 5) «Архитектурная форма» — плод архитектурностроительного творчества; любое целостное выражение в художественноархитектонической структуре объекта его значения и содержания. 6)
«Архитектурная теория» — некая основная ―инстанция‖, в которой
происходит осмысление практической архитектурной деятельности и ее
продуктов с последующей выработкой представлений, норм, идеалов и
ценностей — духовных стержней зодчества. 7) «Идеалы и ценности
архитектуры» — духовные ориентиры в творческой и профессиональной
деятельности архитектора (моральные, нравственные этические постулаты
профессии; роль архитектуры и архитектора в обществе; архитектурное
11
образование и кодексы профессионального поведения, идеалы архитектурного
объекта; критерии оценки и обоснования проекта и т. д.). Взаимодействие
уровней 1, 2, 3 реализует архитектуру как часть материальной культуры
(инженерно-строительное творчество); взаимодействие уровней 3, 4, 5
реализует архитектуру как часть художественной культуры (художественное
творчество); взаимодействие уровней 5, 6, 7 реализует архитектуру как часть
духовной культуры (научное творчество).
Эволюция архитектуры имеет скачкообразный характер — это череда
последовательно
сменяющихся
периодов
порядка
(гомеостазов),
относительной стабильности, и периодов хаоса, кризисов. Для архитектуры
периодом порядка могут считаться стили — только они дают возможность
холистичного прочтения архитектурного феномена. Стиль является
выражением культуры, пронизывая ее целиком, а вместе с этим связывая все
иерархические уровни архитектурной системы. Период же кризиса в зодчестве
— это время отсутствия единого стиля, полистилизм.
Любой из трех смежных иерархических уровней архитектурной системы
взаимодействует между собой как в периоды порядка, так и в периоды хаоса,
тем самым продвигая зодчество в том или ином аспекте его развития:
мировоззренческом, эстетическом, инженерно-конструктивном. В периоды
порядка — господства одного стилевого явления — происходит
опосредованное взаимодействие всех семи иерархических уровней, которые
согласованы во времени и пространстве. Из доминирующих строительных
материалов (уровень 1) с помощью имеющихся и пополняющихся в ходе их
изучения и апробации технологий проектирования и строительства, знаний и
способов, способствующих инженерно-технической сборке отдельных
элементов (2), извлекаются максимальные возможности для создания единиц
формообразовательных систем (3), которые складываются посредством
творческого метода, то есть художественно-композиционной сборки (4) в
целостные архитектурные формы (5). Посредством теории архитектуры (6)
формы осмысляются и соотносятся с идеалами и ценностями архитектуры (7), с
духовными ценностями человека и общества. Этот процесс имеет и
реверсивный характер. Идеалы и ценности человека и общества корректируют
идеалы и ценности архитектуры, которые посредством теории архитектуры
преобразуются в нормы и правила, регулирующие создание архитектурных
форм. Взаимодействие иерархических уровней 1…5 отображают в архитектуре
процесс опредмечивания и создания предметного бытия культуры,
взаимодействие же иерархических уровней 5…7 представляют собой процесс
распредмечивания тех человеческих качеств, которые хранятся в
архитектурных формах как частях предметного бытия культуры.
12
В периоды гомеостаза развитие плавное, поступательное, подобное
живому организму. Для архитектурной системы устойчивым состоянием, в
котором она проявляет свое ―системное общее‖, свою холистичность и более
или менее гармонично существует во всех трех культурных ипостасях
(материальной, художественной и духовной), может считаться стиль. Активный
же процесс развития архитектурной системы происходит за счет фазовых
переходов через точки бифуркаций в периоды общего повышения хаоса и
информационной энтропии. Это может быть смена мировоззрения или
моральных и нравственных ценностей, достижения научно-технического
базиса, достижения в области художественной культуры или же влияния
естественной природы. В точке бифуркации происходит смена одного
гомеостаза другим. В результате новых открытий, например, нового материала
(уровень 1), или качественного обновления знаний в области проектирования и
строительства (2) возникает новый параметр порядка на уровне единиц
формообразовательных систем (3), в связи с этим трансформируется и
творческий метод (4), влияющий на изменение архитектурных форм (5).
Уровни 6 и 7, как правило, меняются в условиях крупных революций,
охватывающих почти все сферы человеческой деятельности. От масштабности
преодоленных кризисов зависит качественный уровень новых гомеостазов.
§ 2.3 «Синергетическая модель архитектуры на примерах истории
европейского зодчества». На примере истории европейской архитектуры с
Античности по нач. XXI в. продемонстрирована работа синергетической
модели. В результате апробации был выявлен общий эволюционный механизм
зодчества, заключающийся в чередовании его устойчивых (стили) и кризисных
(переходные стилевые периоды) состояний, а также обнаружено восемь
крупных точек бифуркации, связанных с зарождением формообразующих
систем — универсальных (I и II суперстили) и альтернативных (византийская и
романо-готическая). В этой части исследования удалось подтвердить
историческую аналогию с I и II суперстилями и обосновать вероятность
зарождения нового, III суперстиля — ближайшего глобального устойчивого
состояния архитектурной системы.
В Главе 3 «Будущее в настоящем: основания третьего глобального
суперстиля» современный кризис архитектуры рассматривается как хаос
становления новой универсальной формообразующей системы. Для этого
осмысляется и классифицируется практический опыт в архитектуре,
накопленный за последние три десятилетия. В главе определяются идеальные
представления о новом глобальном стиле, проявляющие себя в современных
архитектурных направлениях. В главе шесть параграфов.
13
Первые четыре параграфа посвящены метанаправлениям — глобальным и
универсальным тенденциям потенциального суперстиля. В параграфах
обозреваются исторические корни, описываются конкретные примеры,
выявляются особенности метанаправлений, а в результате определяются их
положения в ―системе координат‖ трех ипостасей культуры: материальной,
духовной и художественной, то есть проверяется их «стилевой потенциал».
§ 3.1. «Арт-архитектура» (Art-architecture)». Это архитектура зданий и
сооружений, предназначенных в большей мере для удовлетворения не
утилитарных, а познавательных и эстетических потребностей. Такие
архитектурные объекты воспринимаются как художественный жест и
эксперимент; как социокультурное заявление и монумент, как реклама и пиар
чего- или кого-либо; как проявление экстравагантности архитектора или
заказчика. Несмотря на то, что «арт-архитектура» нередко создается из
прагматичных соображений (реклама, пиар), в ―системе координат‖ трех
ипостасей культуры это направление занимает положение между культурой
художественной и материальной, тяготея скорее к художественной, поскольку
именно здесь архитектура имеет больше возможностей для проявления себя как
искусства или как ―пространства‖ для трансляции социокультурных заявлений
§ 3.2. «Нейче-архитектура» (Nature-architecture). Это одна из
доминирующих тенденций современной архитектуры, которая обращается к
природе, пытается найти гармоничные связи между тектосферой и биосферой.
Она включает в себя широкий комплекс современных подходов, методов
проектирования, творческих и философских установок, которые в различных
качествах проявляют свою близость к естественной природе: природные
символы и образы; «устойчивая архитектура» и энергоэффективность;
ностальгия и эмоционально-духовный аспект. Чрезвычайно разнообразная
«нэйче-архитектура» актуальна с точки зрения пользы, эстетики и философии.
Она имеет серьезные шансы выйти на глобальный уровень, поскольку заново
акцентирует внимание на вечных ценностях, которые ранее упускались в силу
их очевидности и, казалось бы, обыденности. В ―системе координат‖ трех
ипостасей культуры «нейче-архитектура» занимает положение, приближенное
к середине между всеми тремя полями культуры, но все же с некоторым
смещением в сторону культуры материальной
§ 3.3. «Флекси-архитектура» (Flexie-architecture). Это обобщающее
название для совокупности современных архитектурных и архитектурнохудожественных объектов, способных ко всем видам реальной или иллюзорной
обратимой динамической адаптации, то есть приспособлению к меняющимся
состояниям внешней и внутренней среды, условиям эксплуатации и запросам
потребителя. Методы и приемы, использующиеся при проектировании
14
объектов «флекси-архитектуры», перспективны для зодчества XXI в. В
меньшей мере это направление способно стать новым глобальным суперстилем.
Это объясняется ее обусловленностью внешними для архитектурной системы
факторами (наука и техника), которые, в большинстве своем, влияют не на
эстетику, а на функцию и конструктивность. Но поиски в этой области
стимулируют возникновение новых эстетических идей, о чем свидетельствует
большое число динамических архитектурных объектов с экспериментальнохудожественным уклоном, а также нематериальная виртуальная архитектура.
Поэтому в ―системе координат‖ трех ипостасей культуры это направление
занимает положение между художественной и материальной культурами,
тяготея большее к материальной.
§ 3.4. «Экстрим-архитектура» (Extreme-Architecture). Направление
связано с реальным освоением крайне некомфортных или опасных пространств
и сред, подготовкой к чрезвычайным ситуациям природного и антропогенного
характера архитектурными и инженерными средствами. Это и архитектура
экстремальных условий в пределах Земли; и космическая архитектура; и земная
архитектура, которая в своих образах обращается к теме космоса и научнофантастическим метафорам, а также архитектурные проекты и фантазии,
развивающие идею возможного постапокалиптического будущего. Сегодня
«экстрим-архитектура»
предстает
пока
утилитарным
направлением,
осваивающим экстремальные среды. Но она уже стоит на пути развития
художественных и духовных аспектов. В сравнении с «флекси-архитектурой»
«экстрим-архитектура» обладает меньшей ―художественностью‖, но большей
―научностью‖:
технические
и
естественные
науки
отвечают
за
формообразование, в тоже время естественные вкупе с гуманитарными — за
психофизиологический комфорт. Поэтому «экстрим-архитектуре» в ―системе
координат‖ трех культур отведено место между материальной и духовной
культурами, но ближе к материальной.
§ 3.5 «Предпосылки формирования архитектуры третьего глобального
суперстиля». В метанаправлениях выделяются обобщающие их ключевые идеи,
которые рассматриваются как индикаторы вероятных глобальных параметров
порядка архитектурной системы.
Ни одно метанаправление не попадает в область гармоничного
проявления архитектуры, поэтому не может быть названо новым стилем. Решая
в каждом конкретном случае свои социальные и культурные задачи, они
тяготеют либо к поиску чисто художественных средств и приемов
выразительности, либо к поиску в области инженерно-технического творчества.
Но в каждом из них все же обнаруживаются попытки нащупать и ухватиться за
некий мировоззренческий стержень, приблизиться к духовной культуре. Эти
15
попытки, обеспечивающие слияние метанаправлений в единой струе, сводятся
к шести обобщающим идеям: «природность», сложность, гибкость,
интерактивность, уникальность, дематериальность. Выделенные идеи
представляют ―поле битвы‖ двух пар оппонирующих глобальных параметров
порядка архитектурной системы, то есть того, что в будущем должно
определить ход развития зодчества.
Первая пара — тенденция к техногенности и дигитальности и
тенденция к антропосохранности. Техногенность проявлена в стремлении
архитектуры к максимальному усвоению стремительно развивающегося
научно-технического базиса. Антропосохранность (по И. А. Добрициной)
реализуется в традиционной онтологии архитектуры, в архитектурной памяти,
в работе в рамках существующей и опробованной эстетики; а также в духовных
поисках нового архитектурного мифа и философии. Сильным претендентом на
звание нового мифа видится идея «природности», сопряженная с идеями
гибкости, интерактивности и уникальности. Воплощение этих идей не может
быть осуществлено без вызывающего опасение научно-технического прогресса.
Эта пара тенденций является проявление «техно-гуманитарного баланса (по А.
П. Назаретяну), то есть совершенствования культурных регуляторов, которые
противостоят росту разрушительной силы новых технологий. Однако
гуманитарное развитие человечества зависит от информационной сферы,
радикально перестраивающей человека, его картину мира. Кажется, что
информационная сфера стремится оторвать человека от всех его материальных
оболочек (вплоть до телесной), сконцентрировав его сознание на симуляциях
реального мира, на мире виртуальном. Таким образом, идея дематериализации
может быть одновременно интерпретирована как отражение и техногенности, и
антропосохранности.
Вторая пара — гомогенизации и локализация — как прямое следствие
глобализационных процессов, проявленных в зодчестве. Эта пара тенденций
представляет идеи уникальности и сложности. Гомогенизация региональных
особенностей искусственной среды обитания связана с космополитической
деятельностью ―архитекторов-звѐзд‖, творчество которых влияет на
универсализацию эстетических предпочтений и уровень культуры
развивающихся стран. Гомогенизации способствует глобальная медиасреда и
современные способы коммуникаций, которые уничтожают границы и
ощущение неизведанности планеты, вызывая эффект планетарной
клаустрофобии (по А. Г. Раппаппорту). Тенденция к локализации запускает
обратный механизм, подчеркивающий идентичность места, его региональную и
национальную самобытность, разрушающий стандартизацию внешней среды в
масштабе планеты. Другая сдерживающая гомогенизацию тенденция —
16
индивидуализация путем расширения числа архитектурных языков, сохранение
ценности уникального. Сегодня архитектурная профессия позволяет не только
оперировать историей, но и создавать новые языки, зависящие от всегда
неповторимых условий заказа, особых творческих отношений между
заказчиком и мастером и, конечно, от индивидуального интуитивного и
эмоционального переживания остроты современности. С позиции синергетики
эта тенденция есть подсознательно воспроизводимый архитекторами принцип
необходимого внутреннего разнообразия, элементы которого в кризисные
периоды могут сыграть важную роль новых системообразующих факторов.
Новый суперстиль будет иметь синтетический характер. Основой этого
синтеза может стать идея коэволюции, обусловленная двумя обстоятельствами.
Во-первых, мировые интеграционные процессы вряд ли перейдут в «режим
отката». Мир в масштабе Земли стал единым; страны и регионы, как никогда
прежде, стали взаимозависимыми в условиях глобальных проблем
человечества. Во-вторых, приближение к смене ценностного императива
относительно человека как индивида и нашей планеты как естественной среды
обитания. Развитие гуманитарных отношений, экологизация мышления, поиск
утерянных гармоничных связей между человеком и природой должны стать
основными духовными ориентирами современного общества. Все эти
размышления относятся к стратегии новой архитектуры. Еще рано говорить о
появлении в обозримом будущем такой формообразующей системы, которая не
только реализует все перечисленные выше идеи, но и сама по себе станет
единой и универсальной в формальном и эстетическом выражении. Но можно
предположить два сценария. Первый связан с тем, что третья универсальная
формообразующая система — при условии непопадания человечества в
прогрессивный тупик — будет представлена искусственными формами, почти
полностью имитирующими формы естественной природы, то есть некими
«био- и гео-клонами». Второй сценарий связан с возвратом к более
традиционным, более простым, но также и более «живым», более
гуманистичным формам.
§ 3.6 «Социосфера и биосфера как детерминанты эволюции глобальных
суперстилей». На основе анализа теоретической базы, хронологического
анализа и результатов проведенного социологического исследования
сформулированы основные детерминанты, менявшие принципиальный
характер каждого из суперстилей и глобальных стилей.
Если в общих чертах суперстили и глобальные стили как сверхкрупные
периоды развития архитектуры хронологически соотнести с периодами
развития общественного строя, определяемого принципами производства,
этапами развития технологии и науки, а также с характером взаимодействия
17
человека и естественной среды, то обнаруживается следующее. Идеального
хронологического
соответствия
между
эволюционными
процессами
архитектуры, науки, технологии и производства нет. Это объясняется
―инертностью‖ зодчества и общим ―запаздыванием‖ истории архитектуры по
сравнению с социальной историей. Тем не менее, можно сформулировать
особенности развития зодчества с точки зрения его взаимодействия с культурой
(социосферой) и природой (биосферой), а глобальным суперстилям предложить
названия, отражающие их образы, которые во многом нашли свое
подтверждение в результатах социологического исследования, проведенного
среди представителей архитектурного сообщества.
I суперстиль — «Арт-крафт архитектура» (Art-craft architecture), или
«архитектура как искусство и ремесло», — соответствует традиционному
обществу с аграрно-ремесленным принципом производства и технологиями на
основе эмпирических приемов, а также этапу преднауки. В период I суперстиля
происходит биогенное и аграрное взаимодействие человека с природой.
Архитектура как искусственная среда «стилизуется» под естественную среду —
природу.
II суперстиль и II глобальный стиль (а также I глобальный стиль как
завершающий этап развития I суперстиля) — «Арт-тек архитектура» (Arttech architecture, или «архитектура как искусство и промышленный
(дизайнерский) продукт», — соответствует индустриальному обществу с
промышленным принципом производства, индустриальной технологией, а
также классическому и неклассическому этапами науки. В период II
(глобального) суперстиля происходит техногенное взаимодействие с природой.
Архитектура как искусственная среда противопоставляется природе как
естественной среде.
Гипотетический III глобальный суперстиль — «САй-тек архитектура»
(ScI-tech architecture), или «архитектура как научно-технический и
информационный
эксперимент»,
—
будет
соответствовать
постиндустриальному информационное обществу с научно-информационным и
автоматизированным принципами производства и широким спектром
технологий: нано-, информационных, роботизированных, микроэлектронных,
биоинженерных и т. д., а также постнеклассическому этапу науки. Сегодня и
предполагаемый
период
III
(глобального)
суперстиля
происходит
информационно-экологическое взаимодействие с природой. Архитектура стоит
на пути экологизации и гуманизации архитектурных форм. Отношение
человека к природе в настоящее время переосмысляется, наблюдаются попытки
возврата утерянных духовных ориентиров и тенденции к экологическому
императиву.
18
Основные выводы и результаты исследования
В результате проведенного исследования решена важная для
архитектурной науки задача — сформулирована теоретическая концепция
эволюции архитектуры с позиции глобальных (супер)стилей, в рамках которой
выявлены тенденции формирования нового глобального стиля в архитектуре в
следующих аспектах:
–
терминологический — «глобальный стиль» как альтернатива понятию
«стиль» в условиях глобальной культуры (выводы 1…5);
–
хронологический —
е границы глобальных стилей с точки
зрения макроистории и циклизма (выводы 6, 11);
–
системный — синергетическая модель архитектуры как сложной
самоорганизующейся системы (выводы 7, 8);
–
эмпирический — направления современной архитектуры (выводы 9, 10).
1. Проанализирована основная проблематика стиля, поднимавшаяся в
научных трудах по теории стиля. Было выяснено, что стиль обладает
диалектичной природой, проявляющейся в следующих дихотомиях. Творец
стиля: художник – общество. Основы стиля: бесструктурное – структурное,
эмоционально-чувственное (иррациональное) – умозрительное (рациональное),
индивидуальное (субъективное) – всеобщее (объективное), идеальное –
материальное, стереотипное (нормативное) – уникальное (самобытное),
искусственность – естественность. Возникновение стиля: осознанное
(программируемое творцами) – неосознанное (непрограммируемое). Смена
стилей: эволюционная – революционная. Восприятие стиля: извне
последующими эпохами (исторический стиль) – изнутри самой эпохой (стиль
эпохи). Диалектичность стиля может быть объяснена тем, что нем заключена
мифотворческая сущность. Подобно мифу, в стиле может одновременно
уживаться целый комплекс религиозных, идеологических, политических,
этических и эстетических противоположностей, и это возможно даже без
строгих рациональных обоснований. Однако благодаря своей мифологической
основе стиль долгое время являлся наиболее длительным и стабильным
проявлением холистичности архитектурного феномена.
2. Выяснено, что в реалиях сегодняшнего дня наблюдается, с одной
стороны, отказ от стиля, с другой, желание его возрождения. Практикующие
архитекторы, как правило, не видят необходимости в стиле, настаивая на
индивидуальности своего творчества. Но в ряде дискуссий тех ученых, кого
сегодня по-прежнему волнует стилевая проблема, подчеркивается
выхолащивание архитектурной культуры в отсутствие эпохального стиля.
19
3. На основе анализа мнения ученых был сделан вывод, что возрождение
стиля возможно, если его источником станет глобальная культура,
выражающая, прежде всего, общие точки пересечения ценностей, а не частные
интересы отдельных локальных культур. Поэтому предложено обратить
внимание на идею С. О. Хан-Магомедова о двух суперстилях в архитектуре
(ордерная архитектура и модернизм), то есть универсальных художественнокомпозиционных системах с едиными принципами формообразования, которые
способны отражать как незыблемые, вечные, законы человеческого бытия, так
и мировую культуру своего времени. Идея о суперстилях может служить
отправной точкой для нового понимания стиля в аспекте демократичной и
глобальной культуры, а также стать методологическим средством объяснения и
описания стилевого плюрализма в архитектуре.
4. Предложена к развитию гипотеза Л. П. Холодовой о становлении
нового, третьего суперстиля как будущего архитектуры. Работа с данной
гипотезой осуществлена с помощью постнеклассических инструментов,
развиваемых в рамках теории архитектурного процесса. Историческая
аналогия — смена суперстилей через переходные периоды полистилизма: I
суперстиль (классическая стилевая ордерная архитектура) – эклектизм и
стилизаторство – II суперстиль (модернизм) – постмодернизм – III суперстиль
(?). Макроисторический подход — суперстили как большие длительности в
архитектурной истории как части интегральной социокультурной истории.
Циклический подход — стили и суперстили как циклы разного масштаба и фаз
жизни. Синергетика — эволюция стилей и суперстилей в архитектуре по
общим законам теории самоорганизации.
5.
Осуществлена
терминологическая
дифференциация
понятия
«универсальная формообразующая система», позволившая ввести новое
понятие «глобальный суперстиль» («глобальный стиль») — суперстиль,
подвергшийся процессу архитектурной глобализации, распространению
системы в масштабе планеты.
6. Проведен хронологический анализ истории европейской архитектуры в
ее соотнесении с общеисторическими и глобализационными циклами, а также с
такими их математическими закономерностями, как автомодельность и
е рамки
первых двух универсальных формообразующих систем, во-вторых, определить
точку отсчета для третьей — нового суперстиля, который в условиях
всемирной интеграции сразу становится глобальным. Предполагаемые сроки
третьего глобального стиля 1990 – 2050 гг. являются скорее сроками
переходного периода, а точка сингулярности, находящаяся в пределах 2030 –
2050-х гг. есть рубеж второго суперстиля и одновременно начало третьего.
20
7. С помощью методологии В. Г. Буданова составлена структурнофункциональная синергетическая модель архитектурной системы, состоящая
из семи иерархических уровней: 1 – Строительные материалы, 2 – Технологии
строительства и проектирования, 3 – Единицы формообразовательных систем,
4 – Творческий метод, 5 – Архитектурная форма, 6 – Теория архитектуры, 7 –
Идеалы и ценности архитектуры. Взаимодействие уровней 1…3 реализует
архитектуру как часть материальной культуры; взаимодействие уровней 3…5
реализует архитектуру как часть художественной культуры; взаимодействие
уровней 5…7 реализует архитектуру как часть духовной культуры. Уровни
1…5 отражают процесс опредмечивания в архитектуре как части культуры,
уровни 5…7 — процесс распредмечивания. Взаимодействие всех
иерархических уровней продвигают в развитии архитектурную систему,
которая переживает устойчивые состояния (порядок, гомеостаз) – стили и
суперстили, а также кризисные состояния (хаос) — переходные стилевые
периоды, периоды полистилизма.
8. Синергетическая модель архитектурной системы на примере истории
европейского зодчества от Античности по нач. XXI в. (как срез мировой
архитектуры) позволила идентифицировать:
–
конкретные
стилевые
явления
как
устойчивые
состояния
функционирования архитектурной системы;
–
моменты смены стилей как фазовые переходы в качественное иное
состояние;
–
периоды полистилизма (эклектизм, постмодернизм) как масштабные
кризисные состояния, фиксирующие зарождения суперстилей;
9. Переживаемый сегодня масштабный системный кризис в архитектуре
рассмотрен как момент перехода к новому устойчивому состоянию системы —
третьему глобальному суперстилю, идеальные представления о котором
обнаружены в четырех глобальных и универсальных предпосылках —
метанаправлениях.
«Арт-архитектура», предназначенная для удовлетворения скорее не
утилитарных, а познавательных и эстетических потребностей.
«Нейче-архитектура», осуществляющая поиск гармоничных связей между
текто- и биосферой и проявляющая близость к естественной природе.
«Флекси-архитектура», способная ко всем видам реальной или
иллюзорной обратимой динамической адаптации под влиянием изменений
условий среды.
«Экстрим-архитектура», связанная с освоением крайне некомфортных и
опасных пространств и сред и подготовкой к чрезвычайным ситуациям
природного и антропогенного характера.
21
10. Для метанаправлений определены места в ―системе координат‖ полей
взаимодействия материальной, духовной и художественной культур. Все
метанаправления расположены на стыке материального и художественного, не
попадая в область духовного. Но в каждом из них обнаруживаются попытки
приблизиться к духовной культуре, которые можно свести к ряду обобщающих
идей: природность, сложность, гибкость, интерактивность, уникальность,
дематериальность. Эти идеи формируют напряженное поле взаимодействия
двух пар оппонирующих глобальных параметров порядка. Первая пара —
техногенность и антропосохранность. Вторая пара — гомогенизации и
локализация.
11. Суперстили и глобальные стили как сверхкрупные периоды развития
архитектуры хронологически соотнесены и проанализированы в сравнении с
периодами развития общественного строя, определяемого принципами
производства, этапами развития технологии и науки, а также с характером
взаимодействия человека и природы. В результате глобальным суперстилям
предложены новые условные отражающие их образы названия, которые нашли
свое подтверждение в социологическом исследовании, проведенном среди
представителей архитектурного сообщества.
I суперстиль — «Арт-крафт архитектура» («архитектура как
искусство и ремесло») — традиционное общество – аграрно-ремесленный
принцип производства – технологии на основе эмпирических приемов – этап
преднауки – биогенное и аграрное взаимодействие человека с природой –
архитектура как искусственная среда «стилизуется» под естественную среду.
II суперстиль и II глобальный стиль (а также I глобальный стиль как
завершающий этап развития I суперстиля) — «Арт-тек архитектура»
(«архитектура как искусство и промышленный (дизайнерский) продукт) —
индустриальное общество – промышленный принцип производства –
индустриальные технологии – классический и неклассический этапы науки –
техногенное взаимодействие с природой – архитектура как искусственная среда
противопоставляется природе как естественной среде.
Гипотетический III глобальный суперстиль — «САй-тек архитектура»
(«архитектура как научно-технический и информационный эксперимент») —
постиндустриальное информационное общество – научно-информационный и
автоматизированный
принцип
производства
–
информационные,
роботизированные, микроэлектронные, биоинженерные и нано- технологии –
постнеклассический
этап
науки
–
информационно-экологическое
взаимодействие с природой – архитектура стоит на пути экологизации и
гуманизации архитектурных форм.
22
Список опубликованных работ по теме диссертации
Публикации в рецензируемых научных изданиях из перечня ВАК РФ:
1. Жуйков, С. С. Об истории суперстилей в архитектуре. Ч. 1. Предпосылки
и гипотезы / С. С. Жуйков // Архитектура и строительство России. – 2014.
– №3. – С. 32-39. (0,6 а. л.)
2. Жуйков, С. С. Об истории суперстилей в архитектуре. Ч. 2.
Синергетическая интерпретация / С. С. Жуйков // Архитектура и
строительство России. – 2014. – №6. – С. 30-40. (0,9 а. л.)
3. Жуйков, С. С. Образ архитектуры в стереотипах архитекторов / С. С.
Жуйков // Исторические, философские, политические и юридические
науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. –
Тамбов: Грамота, 2017. – №12 (86): в 4-х ч. – Ч. 3. – С. 53-60. (0,7 а. л.)
4. Жуйков, С. С. Семь элементов архитектурной системы : [Электронный
ресурс] / С. С. Жуйков // Архитектон: известия вузов. – 2015. – №51. –
URL: http://archvuz.ru/2015_3/6. (0,8 а. л.)
5. Жуйков, С. С. Синергетический подход к изучению архитектурного
процесса / С. С. Жуйков // Академический вестник УралНИИпроект
РААСН. – 2011. – №3. – С. 47-52. (0,8 а. л.)
6. Жуйков, С. С. Стиль глобальный : [Статья в рубрике «Тезаурус
архитектурного менталитета XXI века»] / С. С. Жуйков // Архитектура и
строительство России. – 2016. – №3. – С. 109-113. (0,1 а. л.)
7. Жуйков, С. С. Универсальные формообразующие системы в архитектуре
в их исторической динамике : [Электронный ресурс] / С. С. Жуйков //
Архитектон: известия вузов. – 2014. – №45. – URL:
http://archvuz.ru/2014_1/1. (0,8 а. л.)
Публикации в других изданиях:
8. Жуйков, С. С. Архитектура будущего: осмысление и модель развития :
[Электронный ресурс] / С. С. Жуйков // Архитектон: известия вузов. –
2008. – №22. – URL: http://archvuz.ru/2008_2/7. (0,2 а. л.)
9. Жуйков, С. С. Архитектура: будущее в настоящем / С. С. Жуйков, Е. В.
Конева // Интеллект-2008 : Сб. материалов Всероссийской науч. конф.
студентов, аспирантов и молодых учѐных. Ч. 1. / сост.: Сувейзда В. В.
КРО НС «Интеграция». – Красноярск, 2008. – С. 36-42. (0,6 а. л.)
10.Жуйков, С. С. Глобализация архитектурных стилей / С. С. Жуйков //
Архитектура и дизайн в современном обществе: российский опыт и
мировые тенденции : материалы Всероссийской науч. конф. 23–24
октября 2012 г. / Уральская гос. архитектурно-художественная академия.
– Екатеринбург: Архитектон, 2012. – С. 174-176. (0,2 а. л.)
11.Жуйков, С. С. Глобальные стили в архитектуре сквозь призму теории
самоорганизации / С. С. Жуйков // Эстетика архитектуры и дизайна : Сб.
23
ст. Всероссийской науч.-практической конференции. – М: АрхитектураС, 2010. – С. 104-108. (0,4 а. л.)
12.Жуйков, С. С. К развитию теории архитектурного процесса: глобальные
стили в архитектуре / С. С. Жуйков // Известия Ереванского гос. ун-та
архитектуры и строительства. – 2011. – №24. Специальный выпуск.
Интегрирование в европейское архитектурное образование с учѐтом
региональных особенностей : Сб. докладов Международной науч. конф. в
рамках программы XX Международного смотр-конкурса лучших
дипломных проектов по архитектуре и дизайну 16-23 октября 2011 г.,
Ереван. – Т2 : Актуальные проблемы архитектуры. – С. 47-54. (0,6 а. л.)
13.Жуйков, С. С. Новый взгляд на эволюцию архитектуры: «Art-Craft-, «ArtTech-, «Sci-Tech Architecture» / С. С. Жуйков // Региональные
архитектурно-художественные школы : материалы Всероссийской науч.практической конф. 23–24 ноября 2010 г. / Новосибирская
государственная архитектурно-художественная академия. – Новосибирск:
Сибпринт, 2011. – С. 199-203. (0,4 а. л.)
14.Жуйков, С. С. Предпосылки архитектуры будущего: «Астроархитектура» / С. С. Жуйков // Новые идеи нового века – 2012 :
материалы Двенадцатой международной науч. конф. ФАД ТОГУ : в 2 т. /
Тихоокеанский государственный университет. – Хабаровск : Изд-во
Тихоокеан. гос. ун-та, 2012. – Т. 1. – С. 458-462. (0,3 а. л.)
15.Жуйков, С. С. Синергетическое мышление в архитектурном образовании
/ С. С. Жуйков // Диверсификация Российских архитектурных школ в
условиях внедрения гос. образовательных стандартов третьего поколения
: сб. материалов Международной науч.-методической конф.. – Воронеж:
Воронежский гос. архитектурно-строительный ун-т, 2010. – С. 207-209.
(0,3 а. л.)
16.Жуйков, С. С. Теория глобальных стилей в современном архитектурном
образовании / С. С. Жуйков // Перспективы архитектурнохудожественного образования : материалы Международной науч. конф.. –
Красноярск: Сибирский федеральный ун-т, 2012. – С. 40-46. (0,5 а. л.)
17.Жуйков, С. С. Третий глобальный стиль как альтернативный сценарий
развития архитектуры / С. С. Жуйков // Новые идеи нового века – 2011 :
Материалы одиннадцатой международной науч. конф. ИАС ТОГУ : в 2 т.
/ Тихоокеанский гос. ун-т. – Хабаровск : Изд-во Тихоокеан. гос. ун-та,
2011. – Т. 1. – С. 37-41. (0,3 а. л.)
Публикации в изданиях на иностранных языках:
18.Zhuikov, S. S. Architecture in the Global World: The Synergy Aspect :
[Электронный ресурс] / L. P. Kholodova, V. N. Babich, S. S. Zhuikov //
European Journal of Natural History. – 2013. – №3. – P. 25-35. – URL:
http://www.world-science.ru/euro/495-33125. (0,7 а. л.)
24
Приложение 1
Приложение 2
Приложение 3
Приложение 4
Подписано в печать 01.09.2018 г.
Формат 60×90 1/16. Печать офсетная. Усл. печ. л. 1,29.
Тираж 100 экз. Заказ 024-18.
Отпечатано в Уральском институте
типового проектирования.
620004, г. Екатеринбург, ул. Чебышева, 4
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
19
Размер файла
1 527 Кб
Теги
архитектура, нового, стиль, глобально, тенденции, формирование
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа