close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Теоретико-методологические основы геополитических исследований евразийского пространства (на примере Республики Беларусь)

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
КОГУТ Виктор Григорьевич
ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ
ГЕОПОЛИТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ
ЕВРАЗИЙСКОГО ПРОСТРАНСТВА
(НА ПРИМЕРЕ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ)
Специальность 23.00.01 ‒ теория и философия политики,
история и методология политической науки
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата политических наук
Санкт-Петербург
2018
Диссертация выполнена на кафедре международных отношений, медиалогии,
политологии и истории ФГБОУ ВО «Санкт-Петербургский государственный
экономический университет».
Научный руководитель:
Нурышев Геннадий Николаевич
доктор политических наук, профессор, профессор кафедры международных
отношений, медиалогии, политологии и истории ФГБОУ ВО «СанктПетербургский государственный экономический университет»
Официальные оппоненты:
Лукин Владимир Николаевич
доктор политических наук, доцент, ведущий научный сотрудник Центра
организации научно-исследовательской и редакционной деятельности,
профессор кафедры философии и социальных наук ФГБОУ ВО «СанктПетербургский университет Государственной противопожарной службы
МЧС России»
Лагутина Мария Львовна
кандидат политических наук, доцент кафедры мировой политики ФГБОУ ВО
«Санкт-Петербургский государственный университет»
Ведущая организация: ФГБОУ ВО
«Российский государственный
педагогический университет им. А.И. Герцена»
Защита состоится « 27 » июня 2018 г. в ______ часов на заседании диссертационного
совета Д 504.001.24. ФГБОУ ВО «Российская академия народного хозяйства и
государственной службы при Президенте Российской Федерации» по адресу: 199178,
Санкт-Петербург, В.О., Средний пр., д. 57/43. Северо-Западный институт управления, ауд.
324.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Северо-Западного института
управления — филиала ФГБОУ ВПО «Российская академия народного хозяйства и
государственной службы при Президенте Российской Федерации» по адресу:
199178, Санкт-Петербург, В.О., 8-я линия, д. 61.
Автореферат разослан « 27 » мая 2018 года.
Ученый секретарь
диссертационного совета
Н.В. Горбатова
2
I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования. Современная геополитическая
картина мира стала крайне неустойчивой. В настоящее время мир вступил,
как отмечает В.В. Путин, в эпоху стремительных перемен, заметно
«обостряется конкуренция за место в мировой иерархии» 1. Геополитические
процессы на современном этапе свидетельствуют о том, что XXI век станет
эпохой формирования и выхода на мировую арену крупных военнополитических,
экономических
и
цивилизационных
геополитических
материков. Среди таких материков наиболее крупной и влиятельной
становится Евразия. В связи с этим, отмечая ее возросшую геополитическую
роль, З. Бжезинский писал, что «глобальное первенство Америки
непосредственно зависит от того, насколько долго и эффективно будет
сохраняться ее превосходство на Евразийском континенте» 2.
Сегодня
именно
геополитических
турбулентность
пространстве.
в
акторов
Евразии
за
глобальное
геополитических
Здесь,
в
разворачивается
процессов
первую очередь,
борьба
превосходство,
во
всем
главных
усиливая
евразийском
ареной геополитического
противоборства становится «постсоветское пространство», или, точнее
(функциональнее), «пространство бывшего СССР» 3. Все активнее вступая в
геополитическую конкуренцию с Западом, Россия и Китай становятся
фактически новыми «полюсами» геополитического порядка, который
проявляется в определенном соотношении сил, распределении сфер влияния
и характере взаимодействия геополитических акторов в пространстве
бывшего СССР.
1
Путин В. Выступление на итоговой пленарной сессии XIV ежегодного заседания Международного
дискуссионного клуба «Валдай» под названием «Мир будущего: через столкновение к гармонии». — URL:
http://www.kremlin.ru/events/president/news/55882
2
Бжезинский З. Великая шахматная доска. М.: АСТ, 2017. С. 108.
3
Демурин М. Изменения на постсоветском пространстве — цивилизационный
http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1207204980 (дата обращения: 08.01.2017).
вызов. — URL:
3
В этом геопространстве сложились суверенные государства в виде
геополитических «островов», старающихся ограничить внешние воздействия
на свою политическую, экономическую и культурную жизнь, придавая ей
самостоятельный, «островной» характер. Такие государства, как, например,
Республика Беларусь, оказались способными сохранять свое «островное»
положение благодаря успешному проведению политики «равноудаления» от
более сильных соседей или балансирования между ними.
В настоящее время геополитический порядок в Европе приобретает
неоимперские
конфронтационные
черты.
Запад
стал реализовывать
стратегию беспрецедентного со времен холодной войны политического и
экономического давления на Россию. К своей стратегии сдерживания Запад
намерен привлечь страны Балтии, Молдову, Беларусь и Казахстан 4.
Длительное
существование
народов
в
этом
едином
пространстве
детерминировало наличие у них ряда так называемых родовых признаков,
предопределяющих общность их цивилизационных судеб. Общие черты
народного хозяйства, культуры, системы ценностей дают пролонгированный
эффект потенциальной интеграции новых государств в пространстве
бывшего СССР, несмотря на разновекторность и разноплановость их
развития.
Сейчас трудно назвать область научных знаний, которую миновала бы
исследовательская проблема, связанная с пространством бывшего СССР. Но
исследовательская работа в этом направлении сопряжена с целым рядом
трудностей.
Во-первых, препятствием на пути теоретического осмысления этой
научной проблемы является отсутствие достаточного времени, чтобы
увидеть процессы или явления в евразийском пространстве не только на
уровне некоторых возникающих предпосылок, трендов, но и, по крайней
мере, на уровне уже некоторой состоявшейся общественной практики.
4
Гольцов А.Г. Трансформации геополитического порядка на постсоветском пространстве // Полития:
Анализ. Хроника. Прогноз. 2016. № 1 (80). С. 57.
4
Во-вторых, предмет исследования отличается неординарностью и
политизированностью, что порой проявляется неожиданными гранями и
сторонами теоретического осмысления процессов в пространстве бывшего
СССР.
В-третьих, такое теоретическое осмысление отличается чрезвычайной
ангажированностью
экспертного
сообщества,
которое
из-за
своих
политических, идеологических, культурных, конфессиональных и иных
предпочтений по-разному оценивает одни и те же явления и процессы.
Поэтому «научное освоение постсоветского пространства, как и
состояние самого предмета изучения, отличаются противоречивостью и
динамизмом» 5.
Отсюда актуальными становятся исследования, посвященные анализу
теоретических концепций и доктрин о современных процессах и тенденциях
в евразийском пространстве, места и роли в нем Республики Беларусь,
расположенной в центре евразийского континента, между Западом и
Востоком, на водоразделе Черного и Балтийского морей, на пути из
Северной Европы в Южную Европу и на Ближний Восток. На особую
геополитическую роль Беларуси, как «моста между Востоком и Западом и
места для решения злободневных вопросов» 6, совсем недавно обратил
внимание европейского
парламентского
сообщества Президент А.Г.
Лукашенко. Тем более что геополитическое положение Беларуси как
государства, борющегося за свое поступательное развитие в экстремальной
ситуации после Чернобыльской катастрофы, имеет свои неповторимые
особенности.
В то же время значителен пробел в комплексных теоретических
исследованиях, связанных с анализом специфики развития белорусской
геополитической
мысли,
критическим
осмыслением
существующих
5
Егоров В.Г. Постсоветское пространство как предмет научного осмысления. — URL: http://www1.ecis.info/news.php?id=741 (дата обращения: 28.07.2017).
6
Лукашенко А.Г. Выступление на пленарном заседании, посвященном торжественному открытию 26-й
ежегодной сессии ПА ОБСЕ. — URL: http://president.gov.by/ru/news_ru/view/plenarnoe-zasedanieposvjaschennoe-torzhestvennomu-otkrytiju-26-j-ezhegodnoj-sessii-pa-obse-16612/ (дата обращения: 05.11.2017).
5
теоретических подходов к дискурсивной практике белорусских ученых по
формированию белорусской геополитической идентичности. Проведение
комплексного
геополитического
исследования
всех
этих
сложных,
нелинейных геополитических процессов требует новых подходов и
теоретических концепций7.
При этом толкование явлений и процессов в евразийском пространстве и
роли Республики Беларусь в рамках современных геополитических теорий
нуждается в переходе от традиционных бинарных и иерархических
оппозиций к новым методологическим и концептуальным инновациям в
исследовательской парадигме геополитики.
Степень научной разработанности проблемы. В рамках нашего
исследования следует выделить работы Н.Я. Данилевского, Н.С. Трубецкого,
П.Н. Савицкого, О. Шпенглера, А. Тойнби, Р. Коллинза, И. Валлерстайна, G.
O’Tuathail, J. Agnew, S. Corbrigde8, монографии В.В. Карякина, А.Г. Дугина,
Е.Ю. Винокурова,
К. Привалова,
А.М. Либмана,
Н.В. Карпилени,
Е.Н.
Грачикова,
С.А. Кислицына,
Д.И.
Евстафьева,
С.В. Петровой,
О.В. Репинской, В. Малявина, А. Мухина с соавторами, В.Л. Петрова,
Л.О. Терновой9.
7
Смирнов М.М. Геополитический контент // Геополитика: теория, история, практика. 2012. № 1. С. 156.
Данилевский Н.Я. Россия и Европа. М.: Книга, 1991; Трубецкой Н.С. История. Культура. Язык. М.:
Прогресс, 1995; Савицкий П.Н. Континент Евразия. М.: Аграф, 1997; Шпенглер О. Закат Европы. Очерки
морфологии мировой истории. Т. 1. Гештальт и действительность. М.: Мысль, 1993; Шпенглер О. Закат
Европы. Очерки морфологии мировой истории. Т. 2. Всемирно -исторические перспективы. М.: Мысль,
1998; Тойнби А.Дж. Постижение истории. М.: Прогресс, 1991; Коллинз Р. Макроистория: Очерки
социологии большой длительности. М.: УРСС; ЛЕНАНД, 2015; Валлерстайн И. Миросистемный анализ:
Введение. М.: Территория будущего, 2006; O’Tuathail G. The critical reading/writing of geopolitics: Rereading/writing Wittfogel, Bowman and Lacoste // Progress in Human Geography. 1994. Vol. 18, N 3. P. 313–332;
Agnew J., Corbrigde S. The new geopolitics: The dynamics of geopolitical disorder // A world in crisis:
Geographical perspectives / R.J. Johnston, P.J. Taylor (eds.). Basil Blackwell, Oxford, 1989. P. 266–288.
8
9
Карякин В.В. Геополитика третьей волны: трансформация мира в эпоху Постмодерна. М.: ИГ «Граница»,
2013; Дугин А.Г. Война континентов. Современный мир в геополитической системе координат. 2-е изд. М.:
Академ. проект, 2015; Дугин А. Геополитика постмодерна. Времена новых империй. Очерки геополитики.
СПб.: Амфора, 2007; Винокуров Е.Ю., Либман А.М. Евразийская континентальная интеграция. СПб.: Це нтр
интегральных исследований ЕАБР, 2012; Грачиков Е.Н. Геополитика Китая: эгоцентризм и пространство
сетей. М.: Русайнс, 2015; Евстафьев Д.Г., Привалов К. Евразия: новые горизонты интеграции.
Экономический очерк. М.: Первая образцовая, 2015; Карпиленя Н.В. Геополитические аспекты
строительства мощного евразийского государства: мировоззренческие, духовные, военные, социально политические аспекты современности. Минск: ГУО «ИПС РБ», 2016; Кислицын С.А., Петрова С.В.,
Репинская О.В. Проблемы прикладной геополитики Евразии / Под общ. ред. С.А. Кислицына. М.: ЛЕНАНД,
2016; Малявин В. Евразия и всемирность. Новый взгляд на природу Евразии. М.: РИПОЛ классик, 2015;
Мухин А., Аглиуллин И., Гриняев С. и др. Оправдание евразийской интеграции / Под ред. А. Мухина. М.:
6
Методологию
основании
современных геополитических исследований
теории
геополитической
динамики
Р.
на
Коллинза,
постнеклассического по форме и синергетического по содержанию
инструментария геополитики постмодерна разрабатывают В.В. Карякин, А.Б.
Волынчук, Н.С. Розов, В.К. Батурин, Ю. Вуич, О.Н. Тынянова, А. Бабков, С.
Переслегин и другие10.
Авторами
новых
методологических
подходов
в
исследованиях
нелинейных турбулентных геополитических процессов в эпоху постмодерна
являются
Дж. Най,
О.Ф. Русакова,
Н.А. Баранов,
Н.А. Комлева,
А.В. Демидов, М.М. Смирнов, В.В. Смирнов, А.Г. Жуковский и другие11.
Анализ способов и форм негэнтропийной самоорганизации государства
для повышения своего геополитического потенциала с точки зрения
синергетической парадигмы осуществляют В.В. Карякин, С.В. Коваленко,
Л.К. Ермолаева, В.Э. Войцехович и другие12.
ТД Алгоритм, 2015; Петров В.Л. Русская геополитика. М: МИД «Осознание», 2016; Терновая Л.О.
Геополитический код дороги: от караванного пути до хайвея. М.: НИЦ ИНФРА -М, 2016; Терновая Л.О.
Экосемантика геополитического пространства. М.: ИНФРА -М, 2017.
10
Карякин В.В. Геополитическая динамика Р. Коллинза и современность // Свободная мысль. М., 2010. № 1
(1608). С. 163–172; Карякин В.В. «Третья волна» — геополитика Постмодерна // Региональные
исследования. 2012. № 4. С. 24–32; Волынчук А.Б. Теоретические основы геополитических исследований —
старые и новые правила // Вестник Тихоокеанского государственного универ ситета. 2009. № 4. С. 248–250;
Розов Н.С. Геополитика как наука: отменить нельзя, развивать // Полития. Анализ. Хроника. Прогноз. 2016.
№ 3 (82). С. 130–148; Батурин В.К. Теоретико-методологические проблемы современной геополитики: от
планиметрии к стереометрии // Геополитика: теория, история, практика. 2012. № 1. С. 42–45; Вуич Ю.
Евразия: новое осознанное геополитическое про странство. — URL: https://www.geopolitica.ru/article/evraziyanovoe-osoznannoe-geopoliticheskoe-prostranstvo; Тынянова О.Н. О теоретико-методологических основаниях
геополитического моделирования // Геополитика: теория, история, практика. 2012. № 1. С. 167–170; Бабков
А. Иконография как метод геополитического анализа // Власть. 2010. № 9. С. 31–33. Переслегин С. О
спектроскопии
цивилизаций,
или
Россия
на
геополитической
карте
мира.
—
URL:
http://grachev62.narod.ru/hantington/chapt13.htm.
11
Nye J. Bound to Lead: The Changing Nature of American Power. New York: Basic Books, 1991; Най Дж.С.
Будущее власти. М.: АСТ, 2014; Softpower: теория, ресурсы, дискурс / Под ред. О.Ф. Русаковой.
Екатеринбург: ИД «Дискурс-Пи», 2015; Баранов Н.А. Ведущие геополитические парадигмы и современная
методология
геополитики.
—
URL:
http://nicbar.ru/politology/study/kurs -geopoliticheskie-problemyevropejskogo-razvitiya/266-tema-2-vedushchie-geopoliticheskie-paradigmy-i-sovremennaya-metodologiyageopolitiki; Комлева Н.А. Структура мирового господства // Пространство и время. 2012. № 1. С. 37–46;
Демидов А.В. От «мягкой силы» к «управляемому хаосу» // Геополитический журнал. 2014. № 4. С. 87–88;
Смирнов М.М. Геополитический контент // Геополитика: теория, история, практика. 2012. № 1. С. 153–157;
Смирнов В.В. Контент-системный подход в политическом моделировании: дис. … д-ра полит. наук:
23.00.01. М., 2013; Жуковский А.Г. Современные парадигмы политологического исследования: дис. … д-ра
полит. наук: 23.00.01. Ростов н/Д, 2011.
12
Карякин В.В. Геополитика третьей волны: трансформация мира в эпоху Постмодерна. М.: ИГ «Граница»,
2013; Карякин В.В. Дефиниция и парадигмы геополитического исследования // Геополитический журнал.
2016. № 1. С. 22–34; Коваленко С.В., Ермолаева Л.К. Синергетическая парадигма политики. Иваново: Изд7
Парадигму евразийской цивилизационной идентичности с учетом
базисных ценностей, укорененных в менталитете народов Евразии,
ценностно-идеологическое
обоснование
цивилизационных
основ
в
евразийском пространстве
разрабатывают А.Г. Дугин, Т.В. Мармонтова,
В. Коровин, Ф.Ф. Саттарова, В.Л. Цымбурский, А.И. Пальцев, Ю.В. Мухачев
и другие13.
Разноскоростные и разноформатные геополитические процессы в
евразийском пространстве исследуют С.Р. Абгарян, О.В. Золотокрылин,
А.А. Марышев,
А.А. Торопыгина,
М.Н. Смирнова,
Е.Ю. Винокуров,
В.А. Зимин,
А.М. Либман,
Н.А. Сатвалдиев,
А.Ю. Тома,
В.И. Блищенко, М.В. Намханова, О.А. Каурова, О.А. Осодоева, Q. Jia, G. Pan,
T. Renard, М. Bassin,Y. Kofner и другие14.
во ИГЭУ, 2010; Войцехович В.Э. Фракталы и аттракторы социальной эволюции.
http://11235813.org/IPB/index.php?act=attach&id=82&type=post (дата обращения: 15.07.2017).
—
URL:
13
Дугин А. Геополитика постмодерна. Времена новых империй. Очерки геополитики XXI века. СПб.:
Амфора, 2007; Дугин А.Г. Война континентов. Современный мир в геополитической системе координат. 2-е
изд. М.: Академ. проект, 2015; Мармонтова Т.В. Евразийская идея — от теории к практике воплощения //
Современные евразийские исследования. 2015. Т. 2. С. 21–26; Коровин В. Евразийство vs националдемократия: кому действительно нужна Великая Россия? — URL: http://evrazia.org/article/2404 (дата
обращения: 20.12.2016); Саттарова Ф.Ф. Логико-методологический смысл идеи евразийского пространства.
— URL: http://articlekz.com/article/5015 (дата обращения: 22.01.2017); Цымбурский В.Л. Остров Россия.
Геополитические и хронополитические работы. 1993–2006. М.: РОССПЭН, 2007; Пальцев А.И.
Геополитические контуры России: евразийский подход // Гуманитарные проблем ы военного дела. 2016. № 3
(8). С. 34–35; Мухачев Ю.В. Геополитические принципы евразийства в цивилизационном пространстве //
Русское зарубежье: история и современность: Сб. ст. Вып. 1. К 90-летию академика Е.П. Челышева / Под
ред. Ю.В. Мухачева. М.: ИНИОН, 2011. С. 34–53.
14
Абгарян С.Р. Интеграционные процессы на постсоветском пространстве: основные теоретико методологические подходы: дис. … канд. полит. наук: 23.00.01. СПб., 2011; Золотокрылин О.В.
Интеграционные процессы на постсоветском пространстве: про тиворечия и конфликты: дис. … канд. полит.
наук: 23.00.04. СПб., 2008; Марышев А.А. Интеграционные процессы на постсоветском пространстве в
контексте евразийской перспективы: дис. … канд. полит. наук: 23.00.04. СПб., 2013; Смирнова М.Н.
Интеграционные процессы в Евразии на примере деятельности Евразийского экономического сообщества и
Шанхайской организации сотрудничества: дис. … канд. полит. наук: 23.00.04. СПб., 2012; Зимин В.А.
Формирование политико-культурного контекста постсоветской модернизации: дис. д-ра полит. наук:
23.00.01. Саратов, 2013; Сатвалдиев Н.А. Межпарламентское взаимодействие в процессах евразийской
интеграции: дис. ... канд. полит. наук: 23.00.04. Бишкек, 2013; Торопыгина А.А. Генезис и тенденции
евразийской интеграции. Основы политологического анализа: автореф. дис. … канд. полит. наук: 23.00.04.
СПб. 2015; Торопыгина А.А. Евразийская интеграция: анализ концептуальных основ eurasianintegration //
Евразийская интеграция: экономика, право, политика. СПб., 2013. № 13. С. 282–287; Винокуров Е.Ю.,
Либман А.М. Евразийская континентальная интеграция. СПб.: Центр интегральных исследований ЕАБР,
2012; Тома А.Ю. Геополитические основы евразийского интеграционного пространства // Научные труды
Республиканского института высшей школы. 2016. № 15. С. 133–139; Блищенко В.И. Постсоветское
пространство как геополитическая реальность // Политические процессы на постсоветском пространстве:
Мат. IV междунар. конф. (Москва, 14 апреля 2015 г.) / Отв. ред. и сост. В.Г. Егоров. М.: Изд-во МГОУ, 2015.
С. 87–97; Намханова М.В., Каурова О.А., Осодоева О.А. Азиатский вектор евразийской интеграции //
Вестник Забайкальского государственного университета. 2015. № 8 (123). С. 129–136; Jia Q. The Shanghai
Cooperation Organization: China’s Experiment in Multilateral Leadership // Eager Eyes Fixed on Eurasia / Ed. by
A. Iwashita. Sapporo: Slavic Research Center, 2007. № 16–2. P. 113–123; Deepening Unity and Coordination to
8
Разновекторный характер белорусской демократической геополитики
исследуют Н.В. Карпиленя, Р.Н. Морозов, Ю. Царик, Л.М. Гайдукевич,
С.А. Кизима, Ю.В. Шевцов, А.Н. Зайцев, А. Дзермант и другие15. Они
признают российский вектор как определяющий, не исключая активного
налаживания
отношений
с
другими
странами
мира.
Белорусский
геополитический дискурс представлен и либеральным, и прозападным
крылом, включая Е. Прейгермана, А. Перепечко 16 и т.д.
В белорусском геополитическом дискурсе значительное место занимают
вопросы теоретического осмысления проблем евразийской интеграции.
Анализируя интеграционные процессы в евразийском пространстве,
белорусская
теоретическая
мысль
обосновывает геополитические и
геоэкономические причины участия Республики Беларусь в этих процессах 17.
Jointly
Create
a
Brilliant
Future
//
China
News.
2001.
June
15.
—
URL:
http://english.china.org.cn/baodao/english/newsandreport/2001july/new14-1.htm (дата обращения: 31.03.2013);
Pan G. A New Diplomatic Model: A Chinese Perspective on the Shanghai Cooperation Organization // Washington
Journal of Modern China. 2008. Vol. 9. Iss. 1. P. 57–58; Renard T. Strategic Bilateralism or Effective
Multilateralism? The EU, the SCO and SAARC // The Palgrave Handbook of EU-Asia Relations / Ed. by
T. Christiansen, E. Kirchner, Ph. Murray. Basingstoke: Palgrave Macmillan, 2013. P. 369–370; Bassin М.
Eurasianism ‘Classical and Neo’: The Lines of Continuity. Slavic Eurasian Studies . — URL:
http://133.50.171.227/coe21/publish/no17_ses/14bassin.pdf; Johnson M.R. Russian Nationalism and Eurasianism:
The Ideology of Russian Regional Power and the Rejection of Western Valu es. — URL:
https://syncreticstudies.com/2014/08/02/russian-nationalism-and-eurasianism-the-ideology-of-russian-regionalpower-and-the-rejection-of-western-values/; Kofner Y. The Eurasian movement — from classical to reborn
eurasianism. — URL: http://gorchakovfund.ru/news/10093/
15
Карпиленя Н.В. Геополитические аспекты строительства м ощного евразийского государства:
мировоззренческие, духовные, военные, социально -политические аспекты современности. Минск: ГУО
«ИПС РБ», 2016; Морозов Р.Н. Особенности белорусской геополитики // Журнал исторических,
политологических и международных исследований. 2015. № 2. (56). С. 131–138; Царик Ю. Реформы в
Беларуси и их стратегические последствия. — URL: https://www.sb.by/articles/reformy-v-belarusi-i-ikhstrategicheskie-posledstviya.html; Геополитика: учеб.-метод. пособие / Л.М. Гайдукевич [и др.]. 2-е изд.,
перераб.. и доп. Минск: БГУ, 2011; Кизима С.А. Стратегия Беларуси в контексте политики глобальных
акторов // Управленческое консультирование. 2017. № 1. (97). С. 24–28; Шевцов Ю.В., Зайцев А.Н.
Геополитика Беларуси. — URL: http://www.studfiles.ru/preview/5248910/; Дзермант А. Русский мир и
Евразийский союз. Почему между ними нет противоречий? — URL: http://www.odnako.org/blogs/russkiy-miri-evraziyskiy-soyuz-pochemu-mezhdu-nimi-net-protivorechiy/; Дзермант А. Белорусский проект будущего. —
URL: https://imhoclub.by/ru/material/5789; Дзермант А. Проект «Цитадель». — URL: http://xportal.pl/?p=7902.
16
Прейгерман Е. Беларусь между Россией и Западом. — URL: http://liberalclub.biz/беларусь-между-россиейи-западом/;
Перепечко
А.
Стратегии.
Белорусский
цугцванг.
—
URL:
http://naviny.by/article/20160810/1470814101-aleksandr-perepechko-strategii-belorusskiy-cugcvang-chast-tretya-i.
17
Криштапович
Л.
Большой
смысл
евразийской
интеграции.
—
URL:
http://htwww.materik.ru/rubric/detail.php?
ID=27392&phrase_id=2309644;
Ефимович
Е.В.
Политика
Республики Беларусь по развитию интеграционных процессов на постсоветском пространстве //
Государство, общество, церковь в истории России XX–XXI веков: Мат. XIV Междунар. науч. конф.
(Иваново, 18–19 марта 2015 г.): в 2 ч. Иваново: Иван. гос. ун-т, 2015. Ч. 2. С. 322–327; Евразийское
интеграционное пространство: теоретические основы / О.Г. Слука и др. // Современные технологии:
актуальные вопросы, достижения и инновации: Мат. VI Междунар. науч.-практ. конф. (Пенза, 25 марта 2017
г.). Пенза: Наука и Просвещение, 2017. С. 102–105; Левяш И. Идея белорусско-российской конфедерации.
9
В настоящее время ряд характерных тенденций и особенностей
современных процессов в евразийском пространстве в целом и в Республике
Беларусь в частности позволяют белорусским исследователям рассматривать
их в качестве серьезных геополитических вызовов и угроз 18.
Однако, анализируя степень разработанности научной проблемы,
следует отметить, что существующая теоретико-методологическая база
геополитических исследований евразийского пространства, особенно на
примере Республики Беларусь, пока не находит должного отражения в
политологическом дискурсе, поэтому нуждается в дополнительном научном
изучении с учетом динамики современных турбулентных геополитических
процессов.
Объектом исследования является процесс развития системы научного
знания
о современных геополитических тенденциях в евразийском
пространстве.
Предметом исследования являются современные геополитические
теории и концепции евразийского пространства.
— URL: http://shikardos.ru/text/islam-i-mirovaya-civilizaciya/page-4; Полешук Е.Н. Роль транспортнологистической платформы Республики Беларусь в формировании единого транспортного пространства
Евразийского экономического союза // Транспорт и сервис. 2017. Т. 5. С. 9–17; Гайшун А.Н. Идеологическая
основа Евразийского экономического союза // Вестник Белорусского государственного экономического
университетата. 2016. № 2. С. 101–107; Курило Н.А. Интеграция Республики Беларусь на постсоветском
пространстве // Минск: РИВШ, 2016. С. 90–96 (Научные труды Республиканского института высшей школы;
Вып. 15).
18
Карпиленя Н.В. Геополитические аспекты строительства м ощного евразийского государства:
мировоззренческие, духовные, военные, социально -политические аспекты современности. Минск: ГУО
«ИПС
РБ»,
2016;
Лебедев
П.
Современная
экономика
Беларуси.
—
URL:
http://fb.ru/article/181033/sovremennaya-ekonomika-belarusi; Шпаковский А. 2-й Белорусский: Лукашенко
держит фронт. — URL: http://imhoclub.by/ru/material/2-j_belorusskij_lukashenko_derzhit_front; Петровский
А.А. Банки для белорусов или белорусы для банков. — URL: http://www.dal.by/news/99/02-09-17-6/;
Романчук Я. Экономическое положение, деловой климат в Беларуси и мире в 2017 году. — URL:
http://liberty-belarus.info/ekonomika-belarusi/tendentsii/item/3823-ekonomicheskoe-polozhenie-delovoj-klimat-vbelarusi-i-mire-v-2017-godu;
Левяш
И.
Идея
белорусско-российской
конфедерации.
— URL:
http://shikardos.ru/text/islam-i-mirovaya-civilizaciya/page-4; Аверьянов-Минский К. Будущее России и
Белоруссии: от Союзного государства к Российскому Союзу. — URL: http://politobzor.net/show-105347-thenew-york-times-russkie-prosnulis-v-sssr-chto-proishodit.html (дата обращения: 07.09.2016); Криштапович Л.
Есть ли будущее у Союза, и пойдет ли Белоруссия на Запад?: мнение экспертов (часть 2). — URL:
http://www.materik.ru/rubric/detail.php?ID=26745&phrase_id=2309644; Саевич В.В. Есть ли будущее у Союза,
и
пойдет
ли
Белоруссия
на
Запад?:
мнение
экспертов
(часть
3)].
—
URL:
http://www.materik.ru/rubric/detail.php?ID=26845&phrase_id=2309644
10
Цель диссертационного исследования: выявление основных тенденций
и особенностей геополитического дискурса в евразийском пространстве на
примере Республики Беларусь.
Для реализации поставленной цели были выдвинуты следующие
научно-исследовательские задачи:
—
Раскрыть сущность и содержание современных теоретических
подходов к геополитическим исследованиям.
—
Эксплицировать
геополитические
теории
евразийского
пространства.
—
Исследовать
современные
белорусские
геополитические
концепции.
—
Дать теоретическую экспликацию геополитического положения
Республики Беларусь в евразийском пространстве на современном этапе.
—
Выявить и охарактеризовать основные геополитические вызовы и
угрозы Республике Беларусь в настоящее время.
Теоретико-методологическую
основу
исследования
составляют
научные труды в области фундаментальных и прикладных геополитических
исследований на современном этапе. Методология диссертационной работы
определяется целью, задачами и предметом исследования. Методология
системного анализа, положенная в основу данного исследования, опирается
на
сочетание
таких
методов,
как институциональный,
структурно-
функциональный, сравнительный анализ, и конструктивистский подходы. В
работе задействован комплекс общенаучных методов и логических процедур.
Настоящее диссертационное исследование выполнено в методологическом
ключе
геополитики
«третьей
волны»,
опирающейся
на
теорию
геополитической динамики Р. Коллинза.
В основе теоретических выводов автора лежат цивилизационная и
синергетическая парадигмы. При анализе геополитических концепций
применялись методы критической геополитики. Для экспликации основных
смыслов в различных геополитических теориях был использован метод
11
философской герменевтики. Важной методологической основой диссертации
стали сравнительный анализ широкого круга документов, выступлений
политических деятелей, теоретические разработки российских, белорусских
и иностранных ученых.
Научная новизна результатов исследования заключается в следующем:
—
Проведен геополитический анализ современных теорий и
концепций в контексте взаимовлияния основных научных парадигм в рамках
геополитики «третьей волны».
—
Дано теоретическое осмысление роли Республики Беларусь в
евразийском геополитическом пространстве.
—
Впервые в российской политической науке осуществлено
комплексное исследование белорусского геополитического дискурса на
современном этапе.
—
Предложено
авторское
видение
перспектив
глобального
геоэкономического объединения ― консолидированного блока «ГЕАШОС»,
как результата интеграции ШОС — ЕАЭС — ЕС, где Беларуси
прогнозируется важная роль связующего геополитического звена.
—
Обоснована необходимость дальнейшего развития концепции
парламентского измерения интеграции, усиливающей геополитические
ресурсы евразийского пространства.
—
Выполнен системный анализ белорусского дискурса об основных
геополитических вызовах и угрозах Республике Беларусь.
—
Аргументирована необходимость формирования национальной
геополитической доктрины Республики Беларусь для укрепления ее
геополитического статуса в евразийском пространстве.
Основные положения, выносимые на защиту:
1)
Современные
теоретические
подходы
к
геополитическим
исследованиям получают значительный эвристический потенциал при
использовании
инструментария
геополитики
«третьей
волны»,
опирающегося на теорию геополитической динамики Р. Коллинза, что
12
позволяет исследовать геополитические потенциалы и статусы государств на
основе
взаимовлияния
нескольких
научных
парадигм
в
контексте
геополитических процессов в широком, многомерном, сетецентричном
пространстве.
2) Евразийское пространство имеет полиморфную, сетецентричную
структуру, где функциональная фрагментация и дезинтеграция сочетается с
консолидацией,
пространственной
реинтеграцией
с
нелинейными,
многоуровневыми и полимасштабными интеграционными процессами,
подчеркивающими
евразийского
необходимость
интеграционного
формирования
пространства,
общей
концепции
включая
«Большой
Евразийский проект», ориентированный на геостратегическое партнерство:
на Западе — с Европой, на Юге — с Ираном, на Востоке — с Индией и
Китаем.
Принципиальное значение имеет концепция парламентского измерения
интеграции,
усиливающая
геополитические
ресурсы
евразийского
пространства.
3) Современный белорусский геополитический дискурс формируется в
качестве четкого структурного компонента демократической, многополярной
геополитики
Республики
Беларусь
на
основе
многовекторной
геополитической концепции «интеграции интеграций» с преобладающим
направлением евразийской интеграции.
4)
Геополитическое
положение
Республики
Беларусь
является
амбивалентным. Беларусь — государство, существующее в экстремальной
ситуации после Чернобыльской катастрофы, которое становится донором
безопасности
в
Восточно-Европейском
регионе
Евразии,
важным
логистическим (транзитным) узлом, геополитическим мостом между
Европой и Азией, представляющим самодостаточный геополитический и
геоэкономический полюс, противодействующий глобальным проектам
мировой олигархии.
13
5) В Республике Беларусь, находящейся во внутреннем контуре трех
геополитических «колец», пересекаются стратегические интересы ведущих
мировых
игроков,
провоцирующие
развитие националистических и
радикальных идей и угрожающие «цветной революцией» белорусскому
государству на фоне трудностей роста евразийской интеграции.
Научно-теоретическая и практическая значимость диссертации
заключается
комплексное
в
следующем.
исследование
Настоящая
работа
представляет
теоретико-методологических
собой
основ
геополитических исследований евразийского пространства на примере
Республики Беларусь. Автором выдвинуты и обоснованы самостоятельные
теоретические положения и выводы, сформулированы научно-практические
рекомендации, которые выносятся диссертантом на защиту впервые.
Поставленные цели и задачи реализуются автором на основе анализа
российской, белорусской и зарубежной литературы по теме исследования,
материалов
периодических
изданий,
нормативных
правовых
актов
Республики Беларусь, а также на основе анализа функциональности и
содержания
официальных
сайтов
и
страниц
в
социальных сетях
государственных органов Республики Беларусь, интернет-СМИ и иных
источников.
Выводы исследования могут быть использованы в ходе дальнейшего
научного изучения евразийского пространства. Полученные результаты
позволяют систематизировать различные теоретические геополитические
модели, могут лечь в основу внешней политики государств в евразийском
пространстве, деятельности МПА и Исполкома СНГ, стать теоретической
основой для прогнозирования геополитических процессов.
Материалы диссертации могут быть использованы в учебном процессе
при разработке и чтении спецкурсов, создании учебных пособий по
политологии,
геополитике,
регионоведению
и
другим
социально-
гуманитарным дисциплинам, а также для подготовки и переподготовки
дипломатов, работников государственного и муниципального управления.
14
Апробация результатов исследования.
Материалы
и выводы
диссертации были изложены автором в 18 научных публикациях,
включенных в перечень рецензируемых научных изданий, в том числе 5
статей опубликованы в журналах, включенных в перечень изданий,
рекомендованных ВАК Минобрнауки России и ВАК РБ. Общий объем этих
работ составляет 13,2 п. л. (вклад автора ‒ 12,08 п. л.). Основные положения
и выводы диссертации обсуждались на международных и межрегиональных
форумах и конференциях: втором международном форуме «Евразийская
экономическая
перспектива»
(Санкт-Петербург,
17 апреля 2014 г.);
международной конференции «Избирательные процессы на пространстве
СНГ» (Минск, 11–12 ноября 2014 г.); международной конференции
«Актуальные проблемы парламентаризма: история и современность» (СанктПетербург, 11–12 декабря 2014 г.); третьем международном форуме
«Евразийская экономическая перспектива» (Санкт-Петербург, 16 апреля 2015
г.); международном круглом столе «Международная миграция: региональные
аспекты социальной адаптации и интеграции» (Санкт-Петербург, 3 июня
2015 г.); 66-м заседании Экономического совета СНГ (Санкт-Петербург, 17
июня 2015 г.); Международной конференции, посвященной 70-летию
окончания Второй мировой войны (Санкт-Петербург, 16 октября 2015 г.);
международной конференции «Применение вооружений в современных
конфликтах: гуманитарные аспекты» (Санкт-Петербург, 19 ноября 2015 г.);
зимней сессии ПАСЕ (Страсбург, 25–29 января 2016 г.); встрече
руководителей парламентских делегаций государств — членов ОДКБ в
Парламентской Ассамблее ОБСЕ и на полях зимней сессии ПА ОБСЕ (Вена,
24–27 февраля 2016 г.); международной научной конференции «Холодная
война и современность» (Санкт-Петербург, 24 марта 2016 г.); международной
научной конференции «Россия в глобальном мире: вызовы и перспективы»
(Санкт-Петербург,
4 апреля
2016 г.); межпарламентских слушаниях
«Качество образования в условиях общего образовательного пространства
СНГ» (Санкт-Петербург, 14 апреля 2016 г.); четвертом международном
15
форуме «Евразийская экономическая перспектива» (Санкт-Петербург, 19 мая
2016 г.); региональной межпарламентской встрече «Мониторинг и оценка
для усиления эффективности деятельности парламентариев» (Бишкек, 14–15
июня 2016 г.); международной конференции «Развитие демократии: опыт
избирательных кампаний, роль законодательства и новых технологий в
выборном процессе» (Бишкек, 17 июня 2016 г.); международной научной
конференции «Февраль 1917 года: взгляд через столетие» (Санкт-Петербург,
28 февраля 2017 г.); VI международной научной конференции «Таврическая
перспектива» по теме: «25 лет МПА СНГ: актуальные проблемы и
перспективы развития евразийской интеграции (Санкт-Петербург, 25 апреля
2017 г.); XXXII Харакском международном форуме (Ялта, 17–21 мая 2017 г.);
международном круглом столе «Публичная дипломатия на евразийском
пространстве» (Санкт-Петербург, 10 июля 2017 г.); заседаниях Советов МПА
СНГ и ПА ОДКБ, пленарных заседаниях Межпарламентской Ассамблеи СНГ
и Парламентской Ассамблеи ОДКБ, заседаниях постоянных комиссий МПА
СНГ и ПА ОДКБ, Экспертно-консультативного совета при Совете ПА ОДКБ
и информационно-аналитического правового центра ПА ОДКБ. Основные
положения и выводы диссертации используются в работе руководимой
диссертантом базовой кафедры евразийской интеграции и при чтении
спецкурса «Актуальные проблемы евразийской интеграции на современном
этапе» в СПбГЭУ.
Структура диссертации. Диссертационная работа состоит из введения,
трех глав, заключения, списка литературы и приложений.
II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Введение. В нем обоснована актуальность темы исследования;
установлена степень ее научной разработанности; определены объект,
предмет, цели и задачи исследования, представлены его теоретикометодологические, эмпирические основы; раскрыта научная новизна и
сформулированы
положения,
выносимые
на
защиту;
определена
теоретическая и практическая значимость работы.
16
Глава 1. «Современные теории геополитических исследований»
посвящена анализу теоретико-методологических оснований геополитических
исследований на современном этапе.
В параграфе 1.1 изложены теоретико-методологические основания
геополитических исследований на современном этапе. Отмечается, что
методология современных геополитических исследований направлена на
анализ природы и динамики пространственных процессов в самом широком
аспекте. Объектом геополитического исследования, как правило, является
политически организованное пространство, а предметом ― процесс
геополитического освоения этого пространства, который представляет
комплекс мероприятий по распространению в нем государственного
суверенитета, соблюдению национальных интересов, созданию институтов
безопасности,
политического
и
территориально-административного
управления.
Основой современного геополитического анализа, по мнению автора,
является теория геополитической динамики Р. Коллинза, которая базируется
на пяти аксиомах:
1. Величина и преимущество государства в ресурсах способствуют его
территориальной экспансии за счет более бедных и слабых государств,
вплоть до применения военной силы. При этом государства, имея врагов по
меньшему числу направлений, расширяются за счет тех стран, которые
имеют врагов на большем числе границ.
2. «Окраинное», обособленное положение государства дает ему
геополитическое
преимущество
и
сохраняет
его
территориальную
целостность.
3. При срединном положении государства в географическом регионе
имеется тенденция к его распаду на меньшие единицы.
4. Такой распад государства вызывает кумулятивные процессы, переход
части территорий в результате региональных конфликтов под субъектность
более сильных соседей, геополитических конкурентов.
17
5. Чрезмерное расширение за счет территориальной экспансии приводит
государство к ресурсному напряжению, угрожаемому распадом.
Под влиянием теорий мир-систем А. Стинчкомба и И. Валлерстайна
теория геополитической динамики была дополнена новыми положениями,
которые позволяют анализировать геополитические потенциалы и статусы
государств не обособленно, а в контексте общемировых геополитических
процессов.
Решение проблем геополитических исследований возможно в парадигме
критической школы при использовании постнеклассического подхода,
теории самоорганизующихся систем Г. Хакена, концепции «управляемого
хаоса» С. Манна и синергетического видения современных геополитических
процессов, с отказом от их линейной экстраполяции, всемерного учета
разнонаправленных сил и противоречивых факторов в среде социальной
энтропии
и
хаоса,
геоинформационных
вызванных
технологий
применением
воздействия
геополитических
на
и
геополитическое
пространство. Такой исследовательский инструментарий геополитики
«третьей волны» направлен на изучение геополитических трансформаций в
эпоху постмодерна, и включает в себя:
—
системно-динамический подход,
позволяющий исследовать
геополитические процессы комплексно, во всем их многообразии и в
динамике;
—
методику
исследования
эволюции
геополитических
конфигураций в условиях «управляемого хаоса» и динамики социальной
энтропии;
—
моделирование с использованием генетических алгоритмов для
выполнения принципа управления «forward control», которое позволяет
выявить тренды эволюции государства до начала необратимого развития
геополитической обстановки на основе включения в систему обратных
связей, «упреждающих» (preemptive) негативные отклонения на самых
ранних стадиях их возникновения;
18
—
компаративные межстрановые исследования на основе уже
имеющегося научного арсенала, не потерявшего своей значимости и в
постнеклассической геополитике, что позволяет анализировать ос новные
показатели геополитических процессов.
Главной исследовательской задачей геополитики «третьей волны»
является анализ эволюции геополитических процессов для определения
современных трендов и динамики их развития. Отсюда исследовательский
инструментарий геополитики постмодерна можно рассматривать как
постнеклассический по форме и синергетический по содержанию, который
включает
парадигму
неклассические
парадигмы
силовой экспансии классической геополитики,
парадигмы
«мягкой
постнеклассической
силы»,
«непрямых
геополитики,
действий»,
использующие
информационно-сетевые технологии создания социально-политического
хаоса и социальной энтропии, и последующего управления ими, а также
технологии манипулирования сознанием масс и переформатирования
цивилизационной идентичности народов в борьбе за установление
доминирования (влияния) во всех современных видах геополитических
пространств.
В параграфе 1.2 представлены исследовательские парадигмы и методы
современной
геополитики.
исследованиях
важны
Указывается,
особые
что
в
геополитических
методологические
установки,
соответствующие каноны мышления для ориентации исследователей на
определенную геополитическую картину мира и аналитические стратегии.
Эти установки в геополитике дают такие парадигмы, как национально государственная,
идеологическая,
цивилизационная,
информационная.
Каждая из этих геополитических парадигм видит геополитическую картину
мира под определенным исследовательским углом.
Так, в XXI столетии расклад сил на геополитической карте мира с точки
зрения цивилизационной парадигмы будет определять принадлежность тех
или иных народов к основным мировым цивилизациям.
19
В
эпоху
постмодерна
информационного
с
общества,
интегральным
типом
современного
характеризующегося
нелинейностью
социокультурной динамики, с инновационным сектором экономики,
хаотической непредсказуемостью геополитического процесса, всех норм и
правил
геополитической
борьбы
появляется
необходимость
в
информационно-сетецентрической парадигме геополитического анализа,
свидетельствующей о том, что геополитическая субъектность государств в
XXI столетии определяется прежде всего превосходством в информационном
пространстве, качеством своего информационно-психологического оружия.
В связи с этой парадигмой в настоящее время представляют большую
актуальность вопросы теории, методологии научного анализа и практики
реализации «мягкой силы» и непрямых действий, позволяющих добиваться в
результате геополитической экспансии желаемых результатов на основе
добровольного участия, симпатии к себе со стороны геополитического
объекта, который диктуемое ему поведение воспринимает как собственный
свободный выбор.
Эвристичной является в настоящее время и геоэкономическая
парадигма,
анализирующая
экономической
мощи
геополитическую
государства,
динамику
обеспечивающей
с
позиций
достижение
внешнеполитических целей, мирового или регионального геополитического
могущества и контроля над территориями различными экономическими
методами, включая и ведение геоэкономических войн за выгодные позиции
(рынки сырья и сбыта, транспортные коридоры) в мировой экономике.
Циклическая парадигма в геополитике опирается на теорию о
долговременных циклах развития мирового хозяйства Н.Д. Кондратьева,
ведущих
к
перегруппировке
крупных
государств,
изменению
их
геополитических целей и, в конечном итоге, геополитической конфигурации
мира. Для исследования геополитических циклов необходим системный
подход, особенно при изучении факторов, которые выводят государство
(актора) на амплитуду волны.
Основу таких подходов составляет
20
синергетическая
парадигма,
анализируются
как
в
единый
которой
процесс
геополитические
явления
материально-энергетических
и
энергоинформационных взаимодействий, в совокупности обеспечивающих
процесс геополитической негэнтропийной самоорганизации.
Синергетическая парадигма легла в основу геополитических технологий
«управляемого хаоса», предполагающих системное дестабилизирующее
воздействие на «государство-жертву» с помощью искусственно созданной
обстановки нестабильности, способствующей лавинообразному росту хаоса и
развалу существующей государственной системы. Таким образом, для эпохи
постмодерна
характерно
соперничество,
принципиально
требующее
осуществлять
новое
геополитическое
геополитический
анализ
существующей реальности на основе взаимовлияния комплекса научных
парадигм.
В заключение параграфа отмечаются базовые методы в геополитических
исследованиях.
Параграф 1.3 содержит категориальный аппарат геополитических
исследований. Система категорий призвана обозначить понятийную сторону
геополитических
исследований
для
раскрытия
различных
свойств
геополитических пространств, как в структурном, так и в динамическом
аспекте. Для геополитических исследований базовым понятием является
прежде всего
«пространство»,
«государственная
территория»
которое значительно шире понятия
и
включает
в
себя
целый
ряд
накладывающихся друг на друга подпространств. Последние, с одной
стороны, не всегда совпадают друг с другом по границам, с другой стороны,
каждое из них может быть частью иного, более крупного пространства.
Геополитическое
пространство
может
содержать
следующие
структурные элементы: геополитические опорные точки, геополитические
внутренние или внешние центры силы, геополитические структуры влияния,
конфликтогенные
узлы
(рубежи)
геополитического
противостояния,
геополитические буферные зоны, геополитические барьеры, геополитическое
21
«окно», «шлюз» и т.д. Одним из ключевых понятий геополитического
анализа является «контролируемое пространство», или геополитическое
поле, которое может быть эндемическим, пограничным, перекрестным,
тотальным, метаполем.
Таким образом, понятие пространства приобретает многомерный
характер, включая отдельные системы, узлы и зоны, соединенные
различными линиями. Такая взаимосвязь пространства, объединяющая
критически важные узлы административно-территориальной, политической,
экономической, военной, энергетической, информационной подсистем,
обосновывает принцип сетецентричности геополитического пространства. С
точки зрения геополитического анализа пространство имеет такие атрибуты,
как ядро, периферия, коммуникационная сеть (структурные оси), граница или
пояс контакта с другими таксонами. Совокупность основных элементов
пространства образует опорный каркас, состоящий из наиболее крупных
населенных пунктов и связывающей их коммуникационной сети.
Пространства отличаются друг от друга своим геополитическим
потенциалом,
который включает в себя человеческий ресурс, его
динамические характеристики, ментальные установки, мобилизационные
возможности,
полезные
ископаемые,
производственные
мощности,
показатели транспортной и телекоммуникационной сетей, военные ресурсы,
особенности отношений с соседями и другие факторы стратегического
назначения.
В геополитических исследованиях немалое место занимает понятие о
геополитическом коде государства, как об исторически сложившейся
многовекторной системе политических отношений государства с внешним
миром в целом и соседями в особенности. Отсюда появляется представление
о мировом геополитическом порядке со своими доминантами, значимыми
для
всех
стран мира.
Нереализованные геополитические интересы
порождают проблемы межгосударственного взаимодействия, т.е. ведут к
возникновению
геополитических
проблем,
появлению
у
стран
22
взаимоисключающих геополитических целей и факторов, препятствующих
их реализации.
Часто геополитические проблемы решаются в соответствии с динамикой
изменения геополитической мощи государств, проявляемой в изменениях
баланса сил, образующих геополитическую конфигурацию в мире. Эти
изменения имеют определенные закономерности:
— баланс сил со временем смещается от ядра к периферии
геополитического пространства;
― новые центры силы возникают на границах зон геополитического
влияния противостоящих геополитических полюсов;
— в конфликтах между существующими и возникающими центрами
силы побеждают, играя на противоречиях великих держав и применяя
«многовекторную дипломатию», как правило, новые центры;
— возникшие центры силы, вытесняя прежние, проводят свою политику
формирования нового баланса сил, иных сфер влияния.
В результате того или иного геополитического процесса меняется
существующая геополитическая конфигурация, которая рассматривается как
взаимное
положение
геополитическими
государств
статусами,
в
мире
в
соответствии
определяемыми
с
их
геополитическим
потенциалом. Геополитический процесс, связанный с переделом границ или
зон влияния, создает новую геополитическую конфигурацию и фиксирует
начало нового геополитического цикла.
Геополитические
циклы
определяются
сменой
технологических
укладов, полюсов экономического развития, основных направлений мировых
коммуникаций
и
коммуникационных
коридоров.
При
смене
геополитического цикла может измениться и политико-географический образ
геополитического актора (например, образ «белорусского балкона»). С
учетом этого геополитический процесс может быть рассмотрен в качестве
постоянной смены и взаимопроникновения различных систем политикогеографических образов геополитических акторов.
23
Глава 2. «Теоретическое обоснование евразийского концепта»
посвящена анализу евразийского дискурса.
В параграфе 2.1 анализируется евразийская парадигма современной
геополитики. Отмечается, что обеспечение геополитической легитимности
государств на постсоветском пространстве в настоящее время настоятельно
требует ценностно-идеологического обоснования ее цивилизационных основ.
В качестве такой объединяющей основы, на наш взгляд, сегодня выступает
парадигма евразийской цивилизационной идентичности, способствующая
формированию и упрочению добрососедских отношений на основе
добровольности, взаимной выгоды, государственного прагматизма и
индивидуального подхода в отношении каждого геополитического субъекта
на постсоветском пространстве.
Евразийство как идейно-политическое течение, как известно, возникло в
20-е гг. ХХ в. в среде русской эмиграции. Оно привлекло внимание и
зарубежных исследователей и критиков. К ним относятся Н. Сполдинг, Э.
Радль. Г. Римша, Ш. Буржуа, Е. Ло Гатто, Р. Арон, Ж. Лакан, М. Мерло Понти, Ж.-П. Сартр, А. Тойнби и другие видные зарубежные мыслители.
Широкий спектр течений сформировался и в современной России. В своем
развитии евразийство прошло несколько этапов.
Рассматривая евразийское пространство как многоплановый феномен,
русские мыслители оценивали евразийскую идею как попытку не только
этногеополитического синтеза Европы и Азии, но и философского синтеза
Запада и Востока.
Современную евразийскую парадигму можно свести к нескольким
взаимосвязанным тезисам:
1. Исторический процесс отрицает существование единой для всего
мира линии социально-исторического развития, единой общечеловеческой
цивилизации и культуры;
24
2. Евразия — это особая географическая, социально-историческая и
социально-культурная целостность, где существует уникальная евразийская
цивилизация;
3. Евразийские народы объективно предрасположены к различным
формам интеграции;
4. Для Евразии единственно перспективным является самостоятельное
развитие на основе многовекового опыта взаимодействия евразийских
народов с учетом национально-культурных традиций и ценностей;
5. Существует единство национальной идентичности каждого народа
Евразии с общеевразийской идентичностью, которое основывается на
справедливости, соборности, славяно-тюркско-кавказском союзе, вечевом
начале, симфонии духовного и мирского.
Параграф 2.2 посвящен анализу постсоветского пространства как
геополитического феномена, представляющего собой, бывшее советское
пространство, которое в свою очередь являлось бывшим имперским
пространством.
В современных условиях концепции, анализирующие постсоветское
пространство, делятся на несколько направлений. Первое направление
представляют
западники,
которые
рассматривают
постсоветское
пространство как часть однополярного мира под эгидой США, как объект
геополитической экспансии, арену действий крупных геополитических
акторов, реализующих свои геостратегии. Исследователи этого направления
склоняются к тому, чтобы рассматривать постсоветское пространство в виде
нескольких зон.
Второе
направление
концепций
исследователей
постсоветского
пространства можно назвать евразийским, оно базируется на феномене
самостоятельности евразийской цивилизации (Российская империя, СССР,
Евразийский союз и т. д.). С этой точки зрения исследователи рассматривают
постсоветское пространство как инструмент создания качественно нового
преемственного пространства и не исключают возможности возродить
25
Евразию как самостоятельную геополитическую общность на основе
исторических, экономических, культурных связей между народами и
государствами.
Само понятие евразийского пространства толкуется исследователями
двояко. В широком смысле — как громадное пространство евразийского
континента от пролива Гибралтар до самых восточных и юго-восточных
берегов Азии, омываемых Тихим океаном, конкурентным преимуществом
которого
является
богатейших
геополитическое месторасположение с наличием
полезных
ископаемых,
уникальной
среды
обитания
растительного и животного мира, водных, рекреационных и энергетических
ресурсов и т.д. В узком смысле евразийское пространство нередко
отождествляют с территорией Восточной Европы, Северной Азии,
Российской Федерации и постсоветского пространства, объединенного в
СНГ, которое выступает в роли региональной евразийской интеграционной
организации.
Евразийская
пространственная
организация
полиморфна.
Общая
конструкция евразийского пространства ― это каркас немногих мощных
центров, связанных горизонтально или иерархически. Регионы евразийского
пространства создают сетевую структуру: вступают в союзы, договорные
отношения друг с другом и с иностранными государствами на разных
уровнях,
образуют
коалиции
и
контркоалиции,
различия
которых
оказываются довольно размытыми. При этом Республика Беларусь в
геополитическом плане все больше олицетворяет «белорусский балкон»
евразийского пространства начала XXI в.
Каркас
административно-территориального
деления
евразийского
пространства в результате его структурирования начинает дополняться
иными
пространственными
структурами.
Заметно
сращивание
периферийных территорий евразийского пространства с сопредельными
государствами, которое, как правило, происходит вследствие влияния
зарубежных геополитических центров. Функциональная фрагментация и
26
дезинтеграция в евразийском пространстве сочетается с консолидацией,
пространственной реинтеграцией, включением в регионы фрагментов тех
или иных территорий уже в новых пространственных контекстах и рамках.
Все эти геополитические процессы многоуровневы и полимасштабны за счет
их многовариантной интерференции и взаимодействия. Данное разнообразие,
как и разнообразие укладов жизни в регионах, продолжает увеличиваться.
Разновекторность вызвана действием таких факторов, как:
—
высокая экономическая и социальная дивергенция новых
независимых государств (бывших советских республик), затрудняющая
коммуникации между элитами, народами и экономиками;
—
незавершенность формирования идентичности большинства
новых государств, существующие исторические конфликты и противоречия;
—
значительные
институциональные
различия
между
государствами при высоком уровне централизации управления;
—
топливно-сырьевая специализация экономики ведущих стран;
—
слабо развитая инфраструктура при большой протяженности
пространства;
—
сильная дифференциация по интеграционным приоритетам
новых независимых государств;
—
соприкосновение
на
западе
с
ЕС,
его
устойчивой
и
высокотехнологичной экономикой «старого света», на востоке — с КНР,
самой динамичной и быстро растущей экономикой мирового масштаба;
—
экономическое
доминирование
России
на
постсоветском
пространстве (более 3/4 общего ВВП) при ее технологической слабости.
Установление в большинстве постсоветских стран либеральных
режимов
разделило
евразийское
пространство
на
несколько
зон.
Азербайджан, Беларусь, Российская Федерация, Казахстан, практически все
государства Центральной Азии составляют основную зону евразийского
пространства.
Некоторые
из
них
олицетворяют ярко
выраженные
авторитарные режимы. Основной же костяк, куда входит и Республика
27
Беларусь, ― это государства с сильной президентской вертикалью и жесткой
многоуровневой системой исполнительной власти, лишь формально
придерживающиеся принципов либеральной идеологии.
Параграф 2.3 посвящен теоретическому осмыслению процессов
евразийской интеграции. Значительные успехи в анализе интеграционных
процессов
достигнуты
школами
функционализма/неофункционализма,
федерализма и представителями межгосударственного подхода. Новые
тенденции изучения интеграционных процессов связаны прежде всего с
институциональной парадигмой. Объективный характер интеграционных
процессов в Евразии был предметом обстоятельного анализа в трудах Н.С.
Трубецкого, П.Н. Савицкого и других русских исследователей.
Постсоветское (ныне — евразийское) пространство представляет собой
не механическую совокупность отдельных суверенных государств, а особую
геополитическую реальность. Это обусловливается рядом факторов:
—
экономическое
пространство,
характеризующееся
тесной
экономической взаимосвязью бывших советских республик, и прежде всего
зависимостью от экономики России как наследницы большей части
экономического потенциала бывшего СССР;
—
политическое
пространство,
обусловленное
длительным
пребыванием нынешних суверенных государств в составе Российской
империи, СССР, единого геополитического актора в мире;
—
единое культурное пространство, сформированное под влиянием
политики единого центра по развитию в стране культуры «национальной по
форме и социалистической по содержанию», а также в результате миграции
русскоязычного населения на национальные окраины страны, потребностью
в русском языке как языке межнационального общения.
Истоком современных евразийских интеграционных процессов можно
считать Проект о формировании Евразийского Союза Государств Президента
Республики Казахстан Н.А. Назарбаева, предложенный еще в 1994 г.
Современный научный дискурс развивает основные положения данного
28
проекта. Значительный вклад в этом направлении внес Президент
Республики Беларусь А.Г. Лукашенко.
За
разноскоростными
и
разноформатными
интеграционными
процессами сегодня стоят объективные интересы постсоветских стран.
Несмотря на это современные политические процессы на евразийском
пространстве все-таки имеют ярко выраженный интеграционный тренд,
который обусловлен соответствующими геополитическими кодами новых
государств, все большим пониманием их политической и экономической
элитой необходимости формирования емкого общего рынка в современных
турбулентных
процессах
в
разноскоростная
интеграция,
международной
организации
мире.
в
В
настоящее
первую
очередь
время
в
сложилась
форме
политико-консультативного
типа,
СНГ,
на
следующем этапе — в форме ЕАЭС, экономической интеграции более узкой
группы государств. Максимальную скорость интеграции предполагает
Союзное государство Беларуси и России.
В
современных
условиях
термин
«евразийская
интеграция»
используется как в узком, так и в широком смысле. В узком понимании он
означает, по существу, постсоветскую интеграцию и относится сегодня к
процессам в зоне СНГ. Широкая трактовка евразийской интеграции означает
интеграционные процессы и проекты от Атлантики до Тихого океана. Такое
понимание Е.Ю. Винокуров и А.М. Либман предложили назвать термином
«евразийская
континентальная
интеграция»,
означающим
взаимопроникновение и взаимопереплетение ранее обособленных регионов
— Европы, постсоветского пространства, Центральной, Восточной и Южной
Азии.
Принципиальное значение, на взгляд автора, имеет парламентское
измерение евразийской интеграции. Эффективная нормативно-правовая база,
способствующая развитию сотрудничества в самых разных сферах
деятельности государств, укрепляет геополитические ресурсы евразийского
пространства. Уникальностью МПА СНГ с ее накопленным опытом является
29
способность
возможность
интеграцию
учитывать
принципы
стимулировать
членов
международного
многоуровневую
Содружества
с
и
учетом
сотрудничества,
разноскоростную
особенностей
их
геополитического положения, определять геополитические вызовы и угрозы,
парировать различные формы экспансии извне.
Сегодня ключевые геополитические игроки США, Китай, Россия в
соответствии со своими геополитическими интересами формируют новые
проекты международной интеграции, связанные с азиатским вектором
развития мировой экономики: «Транстихоокеанское партнерство», «Большая
Евразия», «Экономический пояс Шелкового пути», программы альянсов
стран — членов БРИКС, ШОС, АСЕАН, ЕАЭС. В связи с этим автор
анализирует как основные концептуальные геополитические дискурсы
(российский, китайский, евроатлантический, индийский, белорусский) в
отношении роли и места ШОС в евразийском пространстве, так и
собственные интересы стран-партнеров. Отсюда им делается вывод, что
результатом успешного развития интеграционного проекта ШОС ‒ ЕАЭС ‒
ЕС может стать образование глобального геоэкономического объединения ―
консолидированного блока «ГЕАШОС», где Беларуси отводится важная роль
связующего структурного компонента.
Глава 3. «Республика Беларусь в геополитических исследованиях»
посвящена анализу современного белорусского геополитического дискурса.
В
параграфе
3.1
проанализированы
структурные
компоненты
геополитики Республики Беларусь. Среди них выделяются прежде всего
теории разновекторной демократической геополитики, признающие, тем не
менее,
российский
вектор
как
определяющий.
Развитию
теорий
демократической геополитики активно способствуют геополитические
концепции Президента Республики Беларусь А.Г. Лукашенко.
Концепция демократической геополитики делает ведущей во внешней
политике Республики Беларусь геополитику «мягкой силы», в основе
которой лежат такие белорусские социокультурные доминанты, как
30
культура, ценности, идеи, символы. Белорусская геополитика «мягкой силы»
актуализирует белорусскую геоэкономическую парадигму. В диссертации
дается анализ характерных черт белорусской геоэкономической парадигмы.
Концепцию
демократической
геополитики
Республики
Беларусь
развивает Ю. Царик, в доктрине которого особая роль отводится
самостоятельной
геополитической
субъектности
Беларуси,
анализу
геополитических идей А.Г.Лукашенко, «наиболее пророссийского из всех
имеющихся
белорусских
политиков».
Поэтому
уход
действующего
белорусского президента в современных условиях, полагает Ю. Царик,
может вызвать «украинизацию» белорусской политики, что стало бы и
«сокрушительным поражением Москвы».
Л.М. Гайдукевич, Л.М. Хухлындина, В.В. Фрольцов, А.А. Челядинский,
Е.О. Дубинко, анализируя геополитическое положение и особенности
современной геополитики Республики Беларусь, в своей концепции
выделяют три круга ее геополитических интересов. При этом в первый круг
внимания современной геополитики Беларуси они относят Россию, Украину,
Польшу и страны Балтии, во второй — государства Европы, страны
Закавказья и бывшие среднеазиатские республики СССР, в третий круг —
прежде всего Китайскую Народную Республику, а также Индию, страны
Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии, Индонезию.
В таком же ключе белорусских национальных интересов исследователи
анализируют геополитический проект Балтийско-Черноморского союза,
вертикального
геополитического
Балтийско-Черноморской
оси
объединения
Минск
—
в
виде своеобразной
Львов
—
Братислава.
Геополитическим интересам Беларуси, согласно их доктрине, больше будет
соответствовать роль транзитного государства, моста между Востоком и
Западом, посредника в отношениях между ними (т. н. транзитный вариант).
Амбивалентность геополитического положения Республики Беларусь
подробно анализируется в доктрине С. А. Кизимы. По его оценке, территория
Беларуси может замыкать или разрывать, усиливать или ослаблять альянсы,
31
формируемые в центре Европы. Республика становится важной территорией
для реализации геополитических интересов Вышеградской группы (Польша,
Чехия, Венгрия, Словакия) или для противостояния этим планам и
интересам. Беларусь как донор безопасности в Восточно-Европейском
регионе Евразии превращается в важный логистический (транзитный) узел в
контексте неизбежного дальнейшего развития торговых путей между
Европой и Азией.
Выделяется геополитическая концепция Ю.В. Шевцова и А.Н. Зайцева,
методологической основой которой стал взгляд на Беларусь как на
государство, существующее в экстремальной ситуации, в состоянии
экологической катастрофы в результате аварии на Чернобыльской атомной
электростанции, что превращает белорусское общество в качественно иное
образование, борющееся за свое поступательное развитие. А такое общество
объективно не может поощрять либеральные ценности и требует высокой
степени концентрации власти. Отсюда, по мнению авторов, можно говорить
о существовании особого белорусского пути развития в этот сложный для
страны период истории.
А.
Дзермант
выдвигает
геополитический
проект
«Цитадель»,
направленный на противодействие глобалистскому проекту мировой
олигархии в условиях мирового кризиса. В основе этого проекта лежит
представление о балто-черноморском геополитическом пространстве как
одном из основообразующих ядер европейской федерации имперского типа,
как о самодостаточном геополитическом и геоэкономическом полюсе. В
концепции А. Дзерманта разделение на Запад и Восток предполагается
преодолеть объединяющим Севером, частью которого и является Республика
Беларусь. Север в концепции представляет северную часть евразийского
континента, его структуры — это регион Балтийского моря, СевероВосточная Европа, балтийское или северное славянское этнокультурное
пространство.
32
К. Коктыш исследует концепт «русского мира», который не приняли не
только
Беларусь,
Казахстан,
но
и другие страны
постсоветского
пространства. По его мнению, лингвистическая формулировка «русского
мира» выталкивает из зоны российского геополитического влияния большое
количество симпатизирующих России народов, так как из ее трактовки
вытекает, что русский язык противостоит на постсоветском пространстве
остальным языкам.
Широкий круг геополитических проблем с позиций цивилизационной
парадигмы рассматривает Н.В. Карпиленя в своей четко выстроенной
неоевразийской концепции, опирающейся на теории З. Фрейда. Непонимание
или осознанное противопоставление России, по его мнению, может привести
к психологическому надлому белорусского народа. Н.В. Карпиленя
выдвигает следующее важнейшее положение своей геополитической
концепции: на сегодня (и в будущем) особо актуальной становится
геополитическая аксиома: «Кто контролирует Беларусь, Украину, тот
управляет западной частью "сердечной земли" (Heartland); кто управляет
западной частью "сердечной земли" (Heartland), тот управляет главной
западной частью "мирового острова"»; если Запад будет управлять
Республикой Беларусь и единой Украиной (с Крымом), то у него появится
возможность править миром, так как цивилизация Суши может перестать
существовать из-за распада самой России19.
Белорусский геополитический дискурс представлен и либеральным, и
прозападным крылом. Так, по оценке А. Перепечко, Беларуси для выхода из
стратегического
тупика
нужен
тяжелый
противовес
—
США,
Великобритания или Китай, которые не состоят в близких отношениях ни с
континентальной Европой, ни с Россией.
В параграфе 3.2 проанализирован геополитический статус Республики
Беларусь в евразийских интеграционных процессах.
19
Карпиленя Н.В. Россия и Европа: взгляд из Беларуси // Государственное и муниципальное управление.
Ученые записки СКАГС. 2015. № 2. С. 174.
33
Сегодня
в
евразийском
пространстве
продвигаются
такие
геополитические интеграционные проекты, как:
—
американский
центральноазиатский
геополитический
план»
по
объединению
в
проект
«Большой
один
макрорегион
Центральной и Южной Азии, где центром планируется сделать Афганистан;
—
китайский геополитический проект «Экономический пояс
Шелкового пути», объединяющий Китай с Центральной Азией и Европой
при сотрудничестве с ШОС, ЕАЭС;
—
турецкий
геостратегический
межправительственной
организации
―
проект
Совета
в
виде
сотрудничества
тюркоязычных государств (ССТГ) с участием Азербайджана, Казахстана,
Кыргызстана
для
углубления
всестороннего
сотрудничества между
тюркоязычными государствами20;
—
концепции так называемого балтского субстрата и польского
«Междуморья» с участием Республики Беларусь.
Теория
евразийской
интеграции
Л.Е. Криштаповича
подвергает
обстоятельной критике все эти проекты. Эта теория обосновывает принцип
общерусскости, необходимость возрождения общерусского смысла жизни,
возвращения общерусской истории, русского языка, культуры, ментальности
и русской идентичности в евразийском пространстве для выхода к таким
интеграционным проектам, как ЕАЭС, Союзное государство Беларуси и
России.
Продолжая
линию
Л.Е. Криштаповича,
убежденный
и
последовательный сторонник евразийской интеграции Н.В. Карпиленя в
своей теории вскрывает объективный характер интеграционных процессов в
евразийском пространстве во главе с Россией, представляющей собой
Евразию, целый континент-мир, основанный на вере и справедливости.
Только сильная духом новая Россия, полагает он, может выстоять в
20
Лагутина М.Л., Набока А.В. Геополитические перспективы развития евразийской интеграции //
Управленческое консультирование. 2014. № 9 (69). С. 49–50.
34
цивилизационном противостоянии с Западом и показать государствам
постсоветского пространства неоспоримый пример совместного пути. Но
сегодня, по мнению Н.В. Карпилени, Беларусь в этих процессах во многом
находится в состоянии наблюдателя, «нейтрального союзника». Главной
проблемой участников Евразийского экономического союза, Союзного
государства,
с
его
точки
зрения,
является
отсутствие
единой
мировоззренческой, идеологической, политической, военно-технической
стратегии действий, опирающейся на совместную культурно-историческую
матрицу ценностей.
Группа исследователей во главе с О.Г. Слукой в своих теоретических
осмыслениях современных нелинейных процессов евразийской интеграции
делают вывод об их разновекторном, разноскоростном и разноплановом
характере, но с сохранением устойчивого тренда евразийской интеграции. В
своей теории они обосновывают необходимость формирования концепции
евразийского интеграционного пространства, создающего условия для
согласования различных интеграционных проектов, таких как «Большой
Евразийский проект», ориентированный на геостратегическое партнерство:
на Западе — с Европой, на Юге — с Ираном, на Востоке — с Индией и
Китаем. Концепция евразийской интеграции этой группы исследователей
перекликается
с
концепцией
«интеграции
интеграций»
Президента
Республики Беларусь А.Г. Лукашенко как условия для построения Большой
Евразии, привилегированного содружества на основе синергии интер есов и
ценностей евросоюзных и евразийских партнеров.
Идею «интеграции интеграций» Президента Республики Беларусь
А.Г. Лукашенко в основу своей доктрины о евразийской интеграции
вкладывает И.Я. Левяш, считая, что Беларусь в центре Европы неотделима от
«западных» и «восточных» соседей, которые имеют свои геополитические,
геоэкономические интересы и ценности.
Транспортную теорию евразийской интеграции на основе единой
транспортной инфраструктуры государств — членов ЕАЭС предлагает
35
Е.Н. Полешук. Ее теория опирается на понятие «транспортно-логистическая
платформа» в виде геополитического узла, который представляет собой
стратегически
расположенное
географическое
пространство
со
специализированной инфраструктурой и услугами, взаимодействующее и с
другими
региональными,
глобальными рынками и обеспечивающее
межрегиональную и международную сетевую кооперацию. В теории
обосновываются большие возможности для интеграции такой платформы
Республики Беларусь в единое транспортное пространство Евразийского
экономического
союза
на
основе
нового
высокоскоростного
мультимодального «Евразийского трансконтинентального коридора».
Теория
евразийской
интеграции
Е.Н. Полешук
перекликается
с
промышленно-транспортной теорией евразийской интеграции А. Дзерманта,
предполагающей
активное
экономическое
взаимодействие
научно-
промышленного гиганта «Великий Камень» и транспортно-логистического
парка Республики Беларусь с ЕС, ЕАЭС и Китаем на основе концепции
«Экономического пояса Шелкового пути» и ее современного направления
«Один пояс и один путь», целью которого является создание нового
континентального моста между Азией и Европой.
В концепции А.Н. Гайшуна рассматривается идеологическая основа
евразийской интеграции, согласно которой успех интеграционных процессов
зависит от признания таких базовых факторов, как равноправие народов,
сохранение
национальной
государственности,
интеграция
с
учетом
национальных особенностей и интересов. В этой доктрине концепт «русский
мир» является цивилизационным ядром евразийской интеграции, не
имеющим ничего общего с декларируемой «русской экспансией».
В доктрине Н.А. Курило
интеграционной
политики,
геоэкономического
статуса
подробно
пути
анализируются направления
повышения
Республики
геополитического
Беларусь
в
и
евразийском
пространстве.
36
Объективный характер евразийского выбора Республики Беларусь
подтверждают результаты социологических исследований, ее успехи в
политическом, экономическом и культурном сотрудничестве в евразийском
пространстве.
В параграфе 3.3 проанализированы геополитические вызовы и угрозы
Республике Беларусь в современных исследованиях.
В настоящее время ряд характерных тенденций и особенностей
современных процессов в евразийском пространстве в целом и в Республике
Беларусь в частности позволяют рассматривать их в качестве серьезных
геополитических
вызовов
и
угроз.
Именно
здесь
пересекаются
геополитические интересы ведущих геополитических игроков в мире. В этих
условиях, обращает внимание белорусский геополитик Н.В. Карпиленя,
Россию с союзной Беларусью сжимают три геополитических «кольца»:
первое «кольцо» — это ближнее зарубежье, постсоветские государства;
второе «кольцо» — это среднее зарубежье, североевропейские государства и
бывшие государства Организации Варшавского договора; третье «кольцо» —
дальнее зарубежье, государства на западе, юге и востоке.
Основными геополитическими центрами силы в этих охватывающих
«кольцах» являются США, Великобритания, Германия, Франция, Индия,
Китай, Япония. В силу своего геополитического положения Беларусь с
Россией объективно стали главным препятствием на пути всеобщей
геополитической экспансии Запада. А события на Украине поставили
Беларусь в положение незавершенного геополитического охвата.
В связи с этим следует прежде всего выделить военно-стратегические
вызовы и угрозы Республике Беларусь:
—
наращивание
военных
приготовлений
на
территории
сопредельных с Беларусью государств — членов Североатлантического
блока;
—
активизация разведывательной и подрывной деятельности США
и их союзников против государств — членов ОДКБ и Союзного государства;
37
—
наличие «локального» вооруженного конфликта на Украине и
вероятность его перехода на межгосударственный уровень;
—
угроза
экспорта
в
Беларусь
«цветной
революции»,
националистических и радикальных идей и доктрин;
—
расширение воздействия
механизмов
«мягкой силы»
на
информационное пространство и попытки вовлечения Беларуси в различного
рода интеграционные проекты, противоречащие ее национальным интересам;
—
усиливающееся противостояние на линии соприкосновения
Россия — Украина — ЕС.
Перед Республикой Беларусь сегодня, как отмечают белорусские
аналитики, остро стоит ряд геоэкономических вызовов и угроз. Прежде всего
это недостаточные объемы инвестиционных вложений, низкая и даже
отрицательная эффективность инвестиций в госсекторе, сопровождаемые
наращиванием госдолга и госгарантий по корпоративным кредитам;
снижение ВВП за последние три года; рост доли государственной внешней
задолженности в совокупном внешнем долге страны за 2001–2016 годы;
неоднородная структура банковской системы, в которой коммерческие
банки, как правило, имеют иностранную юрисдикцию.
Серьезные геоэкономические вызовы стоят перед страной в связи с
началом четвертой промышленной революции. В белорусской экономике
сегодня наблюдаются невысокие темпы развития новых инновационных и
высокотехнологичных
устаревшего
производств,
оборудования
на
остро
стоит
действующих
проблема
замены
предприятиях.
Отсюда
производительность труда в республике в 2–4 раза ниже, чем у мировых
лидеров. Высока зависимость Беларуси от сырьевых ресурсов, и в первую
очередь — нефти и газа.
Ряд геополитических вызовов и угроз Республике Беларусь вытекают из
трудностей роста евразийской интеграции. К ним относятся нерешенные
проблемы в деле союзного строительства. Так, белорусский политолог К.
Аверьянов-Минский обращает внимание на Договор о создании Союзного
38
государства от 8 декабря 1999 года, который до сих пор не реализован в
основных своих положениях. Политолог замечает, что по-прежнему у
Российской Федерации и Республики Беларусь нет Конституционного акта,
единой валюты, единого гражданства, выборного союзного парламента,
прочной идейной основы.
При этом И.Я. Левяш указывает, что строительство не союза двух
государств, а единого союзного государства сталкивается с синдромом
разных «весовых категорий». Поэтому сегодня по-прежнему остается
открытым центральный вопрос: какой институциональный тип Союза
является нормативным?
Е. Прейгерман отмечает противоположные интересы российского и
белорусского бизнеса. Интеграционные проекты «Союзное государство» и
«ЕАЭС» нередко находятся под воздействием узкокорпоративных интересов
мощных лоббистских групп, и прежде всего российских. Эксперт
П. Петровский
замечает,
что
в
соответствии
с
программой
импортозамещения в России создаются дублирующие производства
практически по всем группам товаров, которые экспортирует Республика
Беларусь в Российскую Федерацию. Так, номенклатура белорусского
экспорта совпадает с российской более чем на 60 процентов, что,
естественно, предполагает жесточайшую конкуренцию.
Таким образом, по мнению белорусских исследователей, де-факто
официальная Москва еще не определилась с ответом на вопрос, кем является
для нее Беларусь: одним из многих партнеров по сотрудничеству или все же
приоритетным союзником.
Известный философ Л.Е. Криштапович считает, что сегодняшний застой
в союзном строительстве детерминирован прозападной ориентацией элиты,
чиновничества и исчерпанностью его первого этапа. В.В. Саевич полагает,
что застой союзного строительства будет до тех пор, пока перед странами не
будут поставлены сверхзадачи.
39
Все это ухудшает геополитическое положение Республики Беларусь в
евразийском пространстве.
Следует также отметить геополитические вызовы и угрозы Республике
Беларусь, рассматриваемые в русле цивилизационной парадигмы. В этом
направлении эксперты отмечают прежде всего негативную тенденцию роста
антироссийской,
националистической
немногочисленного
интеллигенции,
либерального
воспитанной
на
истерии
со
крыла
белорусской
западных
ценностях
стороны
творческой
и
имеющей
прозападную геополитическую ориентацию, противоречащую национальным
интересам страны.
Антироссийскую линию либерального фундаментализма в Беларуси
ведет ряд экспертных сообществ, организаций, фондов, школ, центров
(Белорусский экономический исследовательско-образовательный центр
BEROC, Белорусский институт стратегических исследований (BISS),
экспертное сообщество «Наше мнение», польский Центр восточных
исследований
и
т.д.),
поддерживаемые
Швецией,
Великобританией,
Нидерландами под руководством Агентства США по международному
развитию (USAID) и Фонда «Евразия» Дж. Сороса.
Белорусские исследователи с сожалением отмечают, что в стране
проявления
русофобии
и
агрессивного
национализма
со
стороны
оппозиционных СМИ некоторые властные структуры, и прежде всего
Мининформ, стараются не замечать. Поэтому, по мнению Неформального
союза молодых белорусских журналистов, настало время признать, что
информационное
пространство
Беларуси
сегодня
насаждается
ее
геополитическими противниками, которые активно используют стратегию
разрушения доверия в государстве. На этом фоне белорусская оппозиция
делает попытки втянуть страну в так называемую цветную революцию и
организовать в Минске свой «майдан». Большую активность в таких
попытках проявляют Белорусский Национальный конгресс (БНК) и «Рух «За
свободу». Л. Криштапович считает, что надо признать сильное влияние
40
западных некоммерческих организаций на молодежь, которая в настоящее
время тяготеет к западной геополитической ориентации.
Часть
маргинальных
геополитический
белорусских
проект
националистов
«Междуморья»,
поддерживает
известный
также
как
«Интермариум», «Балто-Черноморский союз», «ВКЛ 2.0» или «Новая Речь
Посполитая». Проект изначально связан с польскими геополитическими
амбициями и направлен на выдавливание России из Европы.
А. Дзермант
убежден,
что
белорусский
национализм
вызовет
гражданский конфликт в обществе и разрушит связи с Россией. Либеральный
фундаментализм полностью похоронит индустриальный вектор развития
страны, обречет ее на непреодолимое технологическое отставание. В
результате республике грозит вероятный статус колонизируемой территории
и полное разграбление международным финансовым капиталом.
В связи с этим Е. Прейгерман видит серьезную проблему в нежелании
России и Запада понять суть объективных геополитических интересов самой
Беларуси, «малой страны, зажатой между геополитическими гигантами».
Таким
образом,
в
белорусских
геополитических
теориях
рассматриваются современные геополитические вызовы и угрозы в связи с
геополитическим положением Республики Беларусь, которое вызвано
ситуацией незавершенного геополитического охвата ведущими мировыми
геополитическими игроками для полной геополитической экспансии страны
и которое все более побуждает задуматься о будущем Беларуси.
Одним из выходов в такой ситуации, как полагает автор, является
формирование
национальной геополитической доктрины
Республики
Беларусь как основополагающей государственной концепции развития
страны. Высокий статус этого документа можно закрепить через механизм
всенародного обсуждения и утвердить его на Всебелорусском народном
собрании,
предварительно
зафиксировав
полномочия
нового
представительного органа в конституционном устройстве республики, тем
более что практика проведения «народных вече» в независимой Беларуси
41
уже существует с 1996 г. Доктрина как стратегический программный
документ позволит объединить положения ряда действующих нормативных
правовых актов в сфере правового обеспечения национальной безопасности,
в том числе положения военной доктрины, направления внутренней и
внешней политики. Кроме того, такой документ сконцентрирует в себе
подходы,
заложенные
в
интеграционном
законодательстве,
нормы
международных договоров и т. д.
Заключение
Результаты данного исследования позволяют сделать следующие
выводы:
1)
Современные
теоретические
подходы
к
геополитическим
исследованиям базируются на методах геополитики «третьей волны»,
постнеклассических по форме и синергетических по содержанию, которые
анализируют геополитические трансформации в эпоху постмодерна. Основу
такого анализа составляет синергетическая парадигма. Подобный ракурс
геополитических исследований опирается на такие подходы, как центрально периферийный,
компаративный,
сценарный,
а также динамического
моделирования, представляющие геополитический процесс как совокупность
изменений различных геополитических подпространств, получающих при
этом
свой
«рельеф».
геополитического
«Рельефность»
пространства
как
присутствует
имманентное
в
качество
этнотектонической
геополитической модели, в которой этнокультурные плиты перемещаются,
сталкиваются или наползают одна на другую, меняя этнокультурное
пространство.
2) Евразийское пространство анализируется комплементарно в русле
нескольких
парадигм
(цивилизационной,
геоэкономической,
информационной и др.), выделяющих его полиморфную, сетецентричную
структуру.
Настоящее
исследование
современных
геополитических
процессов в евразийском пространстве опирается на методы геополитики
42
«третьей волны», которые раскрывают их нелинейный, разновекторный,
разноскоростной и разноплановый характер.
Геополитические процессы в пространстве бывшего Советского Союза
выходят за рамки дефиниции «постсоветское пространство» и укладываются
в концепт «евразийского пространства», толкуемого в широком смысле как
громадное пространство евразийского континента от Гибралтара до
восточных берегов Азии. В узком же смысле евразийское пространство
связано с пространством Содружества Независимых Государств, где в
качестве
объединяющей
основы
выступает
парадигма
евразийской
цивилизационной идентичности, содержащая идеологию восстановления
целостности этого пространства на основе новых моделей интеграции,
базисных ценностей, идей этнической и религиозной комплементарности,
укорененных в менталитете народов Евразии.
Уникальностью МПА СНГ является способность стимулировать
многоуровневую и разноскоростную интеграцию членов Содружества с
учетом особенностей их геополитического положения. В этих условиях
назрела
необходимость
образования
Межпарламентской
ассамблеи
Евразийского союза и учреждения в дальнейшем Евразийского парламента,
что требует новых подходов к взаимоотношениям с национальными
парламентскими
сообществами
на
основе
уникального
опыта
Межпарламентской Ассамблеи СНГ и Парламентской Ассамблеи ОДКБ.
3)
Белорусские
геополитические
теории
основываются
на
многовекторной геополитической концепции «интеграции интеграций»
Президента Республики Беларусь А.Г. Лукашенко, направленной на активное
повышение геополитической субъектности Беларуси за счет расширения
полномасштабных связей с государствами «дальней дуги», включая
всестороннее стратегическое партнерство с КНР, что не исключает особый,
стратегический характер традиционных взаимоотношений с Российской
Федерацией в рамках ОДКБ, ЕАЭС и Союзного государства.
43
Современные белорусские теоретические концепции имеют разные
геополитические векторы. Незначительная их часть отличается прозападной
ориентацией. Другая часть придерживается позиции нейтральной Беларуси.
Но бóльшая часть белорусских геополитических доктрин имеет евразийский
вектор. Инструментарий геополитики «третьей волны» успешно используют
Н.В. Карпиленя, А.В. Дзермант, Л.Е. Криштапович, С.А. Кизима и другие
исследователи.
Среди
белорусских
интеграционных
концепций
распространены прежде всего концепции экономическая, промышленнотранспортная, Русского мира. Концепция европейского выбора как теория
приоритетного значения не имеет достаточно широкого распространения.
Объективный характер евразийского выбора Республики Беларусь
подтверждают и социологические исследования, которые показывают, что в
настоящее время евразийская интеграция опирается на довольно высокий
уровень поддержки белорусского народа.
4) Амбивалентность геополитического положения Республики Беларусь
позволяет замыкать или разрывать, усиливать или ослаблять альянсы,
формируемые в центре Европы. Республика становится важной территорией
для реализации геополитических интересов Вышеградской группы (Польша,
Чехия, Венгрия, Словакия) или для противостояния этим планам и
интересам. Беларусь как донор безопасности в Восточно-Европейском
регионе Евразии превращается в важный логистический (транзитный) узел в
контексте неизбежного дальнейшего развития торговых путей между
Европой и Азией, становится примером сопряжения интеграционных
процессов в рамках ЕС, ЕАЭС, ШОС, Экономического пояса Шелкового
пути и его современного направления «Один пояс и один путь».
Вследствие аварии на Чернобыльской АЭС Беларусь как государство
существует в экстремальной ситуации, а белорусское общество, став
качественно иным образованием, борется за свое поступательное развитие,
что объективно отрицает либеральные ценности и требует высокой степени
концентрации власти. Беларусь является самодостаточным геополитическим
44
и геоэкономическим полюсом и представляет собой, по А.В. Дзерманту,
«Цитадель»
в
черноморском
северной
части евразийского
геополитическом
континента,
пространстве,
в
включающем
балторегион
Балтийского моря, Северо-Восточную Европу, балтийское или северное
славянское этнокультурное пространство.
5) Республику Беларусь охватывают три геополитических «кольца».
Первое «кольцо» — это ближнее зарубежье, постсоветские государства.
Второе «кольцо» — это среднее зарубежье, североевропейские государства и
бывшие государства Организации Варшавского договора. Третье «кольцо»
— дальнее зарубежье, государства на западе, юге и востоке. Основными
геополитическими центрами силы в этих сжимающих «кольцах» являются
США, Великобритания, Германия, Франция, Индия, Китай, Япония.
К военно-стратегическим вызовам и угрозам Республике Беларусь
относятся:
— активизация разведывательной и подрывной деятельности США,
наращивание военных приготовлений на территории сопредельных с
Беларусью государств — членов НАТО;
— «локальный» вооруженный конфликт на Украине и вероятность его
перехода на межгосударственный уровень;
—
угроза
экспорта
в
Беларусь
«цветной
революции»,
националистических и радикальных идей и доктрин;
—
расширение
воздействия
механизмов
«мягкой
силы»
на
информационное пространство и попытки вовлечения Беларуси в различного
рода интеграционные проекты, противоречащие ее национальным интересам.
Ряд геополитических вызовов и угроз Республике Беларусь вытекают из
трудностей роста евразийской интеграции, вызванных нерешенными
проблемами в деле союзного строительства.
Геополитическая турбулентность и новые геоэкономические вызовы в
мире вынуждают задуматься о выработке нового геополитического проекта
Республики Беларусь как геополитического актора, находящегося на
45
цивилизационном
фронтире
и
призванного
сохранить
независимое
национально-идентичное существование, обеспечить успешное развитие
белорусского
общества
и
неуклонное
повышение
благосостояния
белорусского народа.
По мнению автора, одним из важных условий решения этих сложных
задач является формирование национальной геополитической доктрины
Республики Беларусь как основополагающей государственной концепции
развития страны. Это обеспечит создание правовой платформы для
противодействия современным геополитическим вызовам и угрозам, будет
способствовать
достижению
геостратегических
целей
Беларуси
и
значительно укрепит ее геополитический статус в евразийском пространстве.
III. ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА ПО ТЕМЕ ИССЛЕДОВАНИЯ
Работы, опубликованные автором в ведущих рецензируемых научных
журналах и изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки России:
1. Когут В.Г. Актуальные вопросы международной безопасности в русле
парламентской дипломатии ОДКБ как фактор интеграции // Управленческое
консультирование. — 2016. — № 5. — С. 42–52 (0,89 п. л.) (ВАК РФ).
2.
Когут
В.Г.
Республика
Беларусь
и
ШОС
в
евразийском
геополитическом пространстве // Управленческое консультирование. —
2017. — № 1. — С. 37–44 (0,63 п. л.) (ВАК РФ).
3. Когут В.Г. Республика Беларусь в евразийском пространстве:
западный геополитический дискурс // Социально-гуманитарные знания. —
2017. — № 4. — С. 153–160 (0,68 п. л.) (ВАК РФ).
Работы, опубликованные автором в ведущих рецензируемых научных
журналах и изданиях, рекомендованных ВАК Республики Беларусь:
4. Когут В.Г. Новый статус Республики Беларусь в ШОС: перспективы
сотрудничества // Проблемы управления. — 2017. — № 1 (63). — С. 86–91
(0,45 п. л.) (ВАК РБ).
46
5. Когут В.Г. Евразийский тренд Республики Беларусь в западном
геополитическом дискурсе // Проблемы управления. — 2017. — № 3 (65). —
С. 123–131 (0,92 п. л.) (ВАК РБ).
Работы, опубликованные в других изданиях:
6. Когут В.Г. Республика Беларусь — геополитический взгляд на
евразийскую интеграцию // Национальная безопасность и стратегическое
планирование. — 2015. — № 4. — С. 4–10 (0,75 п. л.).
7. Когут В.Г. Современная Беларусь в геополитическом измерении//
Национальная безопасность и стратегическое планирование. — 2016. — № 1.
— С. 4–13 (0,83 п. л.).
8.
Когут В.Г. Геополитические контуры Республики Беларусь:
современный дискурс // Геополитика и безопасность. — 2016. — № 1. — С.
53–61 (0,93 п. л.).
9. Когут В.Г. Актуальные аспекты международной безопасности: сквозь
призму парламентской дипломатии ОДКБ
// «Холодная война» и
современность: Мат. междунар. науч. конф. (СПб., 24 марта 2016 г.). — СПб.:
РГГМУ, 2016. — С. 75–84 (0,68 п. л.).
10. Когут В.Г. Роль ОДКБ в обеспечении международной безопасности
// Национальная безопасность и стратегическое планирование. — 2016. — №
2-2 (14). — С. 7–15 (0,71 п. л.).
11. Когут В.Г., Нурышев Г.Н. Россия в начале XX века в
геополитической парадигме // Февраль 1917 года: взгляд через столетие: Мат.
междунар. науч. конф. (СПб., 28 февраля 2017 г.). — СПб.: РГГМУ, 2017. —
С. 35–43 (0,50/0,16 п. л.).
12. Когут В.Г., Нурышев Г.Н. Россия в геополитических процессах
начала XX века // Политическое пространство и социальное время. 1917–
2017: смысл и ценности прошедшего столетия: Сб. науч. тр. XXXII
Харакского форума (Ялта, 17–21 мая 2017 г.) / Под ред. Т.А. Сенюшкиной,
А.В. Баранова. — Симферополь: ИТ «АРИАЛ», 2017. — С. 106–115
(0,72/0,22 п. л.).
47
13. Когут В.Г. Актуальные аспекты развития евразийской интеграции
сквозь призму парламентского измерения содружества // Национальная
безопасность и стратегическое планирование. — 2017. — № 2-2 (18). — С. 8–
13 (0,53 п. л.).
14. Когут В.Г., Нурышев Г.Н. Евразийское пространство: современные
геополитические вызовы и угрозы // Национальная безопасность и
стратегическое планирование. — 2017. — № 2-2 (18). — С. 14–20 (0,50/0,13
п. л.).
15.
Когут
В.Г.
Безопасность
евразийского
геополитического
пространства: теоретические и методологические подходы // Национальная
безопасность и стратегическое планирование. — 2017. — № 2-2 (18). — С.
209–213 (0,44 п. л.).
16. Когут В.Г., Нурышев Г.Н. Российская Арктика в контексте
глобальной безопасности // Геополитика и безопасность. — 2017. — № 2
(38). — С. 103–106 (0,30/0,13 п. л.).
17. Третьяк С.А., Когут В.Г. Парламентаризм в Республике Беларусь:
история и современность // Парламентаризм в государствах — участниках
Межпарламентской Ассамблеи Содружества Независимых Государств: сб.
ст. / Под общ. ред. С.Л. Ткаченко, Д.Г. Гладея. — СПб.: Секретариат Совета
МПА СНГ, 2017. — С. 166–191 (0,38/1,0 п. л.).
18. Когут В.Г., Нурышев Г.Н. Стратегии «управляемого хаоса» в
современной геополитике // Материалы Х съезда Петровской академии наук
и искусств (СПб., 29–30 сентября 2017 г.). Секция «Управление социальноэкономическими системами». — СПб.: Стратегия будущего, 2017. — С. 99–
107 (0,62/0,1п. л.).
48
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа