close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Фортепиано в творчестве Эрнеста Блоха

код для вставкиСкачать
3
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность исследования. Эрнест Блох (1880–1959) – выдающийся
швейцарско-американский композитор первой половины ХХ века. Парадоксальна
судьба творческого наследия Блоха. При жизни он был очень успешным
многогранным музыкальным деятелем, его талант высоко оценивали многие
творческие лидеры того времени. Равель в одном из интервью 1936 года сказал:
«Блох обладает очень страстной натурой и талантом огромной силы. Блох,
безусловно, является одним из наиболее поразительных композиторов эпохи»1;
Сибелиус считал Блоха «в высшей степени талантливым человеком, чья музыка
современна (в лучшем значении этого слова) и, в то же время, доступна»2.
Показательно количество почестей, полученных Блохом на протяжении своей
жизни, среди которых «Общество Блоха» («Bloch Society»), основанное в Англии
в 1937 году; в Америке в 1954 году Блох был «единственным композитором,
дважды получившим награду от Нью-Йоркского общества критиков («New York
music critics circle award»): за Струнный квартет № 3 и Concerto Grosso № 23;
несколько раз, начиная с 1931 года, проводились фестивали музыки Блоха в
Европе и Америке.
Во второй половине ХХ века музыка композитора стала исполняться
намного реже. Если такие сочинения, как Рапсодия для виолончели с оркестром
«Шеломо» и Сюита для скрипки и фортепиано «Баал Шем», исполнялись
довольно часто, то многие другие, с музыкальной точки зрения даже более
интересные произведения оказались незаслуженно забыты.
В современной музыкальной историографии с именем Блоха прочно связано
определение «первый профессиональный еврейский композитор»4. Именно в
таком контексте оно упоминается в биографиях его более известных учеников –
американских композиторов Роджера Сешнса, Рэндала Томпсона, Лиона
Кирхнера, Бернарда Роджерса.
B’nai B’rith National Jewish monthly. 1936. Vol.50 (4). Р. 111.
Цит. по: Chapman E. Ernest Bloch at 75 // Tempo magazine. 1955. № 34. Р. 12.
3
Wheeler Ch. The solo music of Ernest Bloch: D.M.A. thesis. Corvallis : University of Oregon, 1976. Р. 2.
4
Strassburg R. Ernest Bloch, Voice in the Wilderness: A Biographical Study. Los Angeles :
The Trident Shop, 1977. P. 2.
1
2
4
Между тем, творчество Эрнеста Блоха гораздо шире национальной
специфики. Он яркий продолжатель линии французского импрессионизма,
интересный
представитель
неоклассицизма.
Он
принадлежит
к
широко
представленному направлению американского музыкального искусства первой
половины ХХ века, получившему в англоязычном искусствознании и арт-критике
определение
«неоромантизм»
или
«традиционализм».
Подобно
таким
композиторам, как Рэндал Томсон, Говард Хэнсон, Витторио Джианини, Сэмюэл
Барбер, Аарон Копленд, Блох придерживался мнения, что в искусстве главное –
эмоциональная глубина, опора на классические традиции, гуманизм. Но Блох не
замыкался и в рамках этого, довольно широкого и разнообразного направления.
Оригинальность творческого облика Блоха в последние годы все чаще
привлекает
внимание
зарубежных
исследователей.
Но
в
отечественном
музыкознании Блоху до сих пор не посвящалась ни одна специальная
исследовательская работа. Этим обстоятельством обусловлена актуальность
темы исследования. Кроме того, следует учесть, что вопросы фортепианного
искусства в творческом наследии Блоха специально не изучались и в зарубежных
трудах. Между тем, это очень показательный, многообразный и практически
востребованный «срез» творческого наследия композитора, чья музыка в
последние годы все активнее возвращается в концертную практику.
Оценивая
степень
разработанности темы,
следует
отметить,
что
литература о Блохе на русском языке практически отсутствует, да и на
английском языке она до сих пор не столь многочисленна. Одним из самых
активных исследователей наследия Блоха выступил американский музыковед
Дэвид Кушнер, посвятивший изучению жизни и творчества композитора более
тридцати лет. В 1967 году им была написана докторская диссертация «Эрнест
Блох и его симфонические произведения»5. Позднее Кушнер написал и
опубликовал две книги о Блохе. «Руководство по исследованию музыки Блоха»6
представляет собой детальный обзор архивных источников, статей, рецензий по
каждому
сочинению
Блоха
и
является
ценным
историографическим
и
источниковедческим трудом, хотя и не содержит анализа произведений. Наиболее
обширной
5
и
разносторонней
книгой
о
Блохе
является
последняя
из
Kushner D. Ernest Bloch and his Symphonic Works: Dissertation, Ph. D. University of Michigan, 1967. Unpublished.
6
Kushner D. Ernest Bloch: A Guide to Research. New York : Garland Publishing Inc., 1988.
5
опубликованных работ Кушнера «Материалы и документы о музыке Эрнеста
Блоха»7,
представляющая
собой
распространенное
в
англоязычном
музыковедении собрание научных статей одного или нескольких авторов,
посвященных творчеству одного композитора. Для исследователей наследия
Блоха важен библиографический список научных работ о жизни и творчестве
композитора, составленный Д. Кушнером и являющийся на сегодняшний день
наиболее полным сводом литературы о Блохе8. Помимо библиографического
списка Кушнера, существует два ранее составленных списка литературы о Блохе:
«Библиография всего написанного об Эрнесте Блохе» Майкла Гриффеля9 и
«блоховский» раздел в фундаментальной «Книге ресурсов о еврейской музыке»
Ирэны Хескес10.
Глава об Эрнесте Блохе занимает важное место в труде Уолтера Симмонса
«Голоса в пустыне: Шесть американских композиторов-неоромантиков»11. С
точки зрения Симмонса, Блох является первым американским «неоромантиком»,
очерк о нем открывает эту книгу. К сожалению, в этом издании автором
рассматриваются
лишь
несколько
наиболее
известных
сочинений,
преимущественно в аспекте истории их создания.
Книга дочери композитора Сюзанны Блох и Ирены Хескес «Творящий
дух»12 содержит серию небольших очерков о ряде сочинений в хронологическом
порядке. Часто в них приводятся слова самого Эрнеста Блоха о каком-либо
сочинении и воспоминания дочери Блоха Сюзанны об истории их создания или о
первом исполнении. Книга, безусловно, является ценнейшим мемуарным
источником, однако не содержит анализа произведений.
7
Kushner D. The Ernest Bloch Companion. Westport, Conn. : Greenwood Press, 2002.
Там же. Р. 180-184.
9
Griffel M. Bibliography of writing on Ernest Bloch // Current Musicology. 1968. №6. P.1428
146.
10
Heskes I. The Resource Book of Jewish Music: A Bibliographical and Topical Guide to the
Book and Journal Literature and Program Materials (Music Reference Collection). Westport, Ct &
London : Published by Greenwood Press, 1985. P. 24-30.
11
Simmons W. Voices in the Wilderness: Six American Neo-Romantic Composers. Lanham,
Md. : Scarecrow Press, 2004.
12
Bloch S., Heskes I. Bloch: Creative Spirit. New York : Jewish Music Council of the National
Jewish Welfare Board, 1976.
6
Книга Роберта Страсбурга «Эрнест Блох: Глас в пустыне»13 характеризуется
детальным изложением биографии композитора, адресована широкому кругу
читателей, не содержит музыкальных примеров и анализа сочинений. Очень
ценным разделом книги является ее заключительный раздел, содержащий каталог
изданных сочинений композитора с датой их публикаций и указанием
издательств. Работа Страсбурга
содержит достаточно обширный
список
неизданных архивных материалов, а также каталог сочинений Блоха, который
строится по жанровому принципу.
Заслуживает
внимания
словарно-энциклопедическая
литература
о
творчестве Блоха. Наиболее содержательными словарно-энциклопедическими
статьями Блох представлен в «Биографическом словаре музыкантов Бейкера» под
редакцией Николая Слонимского и в оксфордском онлайн-словаре Гроува (в
персоналии и в разделе «Американская музыка»)14.
Некоторые исследователи творчества Блоха сосредоточились на теме
еврейских истоков музыки Блоха. Среди них выделяются статьи английского
музыковеда Александра Кнаппа «Еврейские корни Блоха: сознательное или
подсознательное»15 и «Жизнь и музыка Эрнеста Блоха»16. В итоге Кнапп
приходит к выводу, что «черты еврейского традиционного музицирования
являются тем самым уникальным стилем и средствами выражения, которые
определяют стиль Блоха»17. Английская исследовательница Джоан Чиссел в
статье «Стиль в камерной музыке Блоха»18 прослеживает сознательное
использование черт традиционной еврейской музыки в камерных сочинениях – в
каденции сюиты «Баал Шем», фортепианном цикле «Видения и предсказания»,
второй скрипичной сонате.
13
Strassburg R. Ernest Bloch: Voice in the Wilderness: A Biographical Study. L.-A. : The Trident Shop, 1977.
14
Baker’s Biographical Dictionary of musicians / Revised by N. Slonimsky. N. Y. : Schirmer
th
Books; 8 edition, 1993. Р. 2624; Grove music online [Электронный ресурс] / Oxford Musiс Online
Режим доступа:
http://www.oxfordmusiconline.com/search?q=Bloch+&searchBtn=Search&isQuickSearch=true; The
Grove Dictionary of American music [Электронный ресурс] / Oxford Musiс Online. Режим
доступа: http://www.oxfordmusiconline.com/page/the-grove-dictionary-of-american-music.
15
Knapp A. The Jewishness of Bloch: Subconscious or Conscious. Royal music Associacion,
UK, Vol 97, 1970. Р. 99-112.
16
Knapp A. The life and Musiv of Ernest Bloch. The Jewish Quarterly. 1980. №28. P.26-30.
17
Knapp A. The Jewishness of Bloch: Subconscious or Conscious. Royal music Associacion,
UK, Vol 97, 1970. Р. 111.
18
Chissell J. Style in Bloch’s Chamber music // Music and letters. 1943. №24. P. 111.
7
Значительным вкладом в изучение творческого наследия Блоха стало
четырехтомное собрание писем под общим названием «Эрнест Блох (1880–1959).
Его жизнь и мысли». Составителями этого фундаментального издания выступили
Иосиф Левински и Эммануэла Дижон. Труд на французском языке, опубликован в
Швейцарии – на родине Блоха19.
Последним по времени опубликованным зарубежным трудом о Блохе стал
сборник статей под редакцией Александра Кнаппа и Нормона Соломона, в
который вошли исследования Филипа Больмана, Джошуа Хирсберга, Захарии
Плавин, Стэнли Хенига, Дэвида Кушнера, Девида Шиллера и других авторов, а
также статьи самих составителей20.
В XXI веке фигура Эрнеста Блоха в англоязычном музыкознании уже не
вызывает
принципиальных
дискуссий,
он
признан
одним
из
видных
представителей «традиционализма» ХХ века, а главной его музыкальноисторической
характеристикой
является
«собственный,
изобретенный
им
“библейский” восточный стиль»21 и оригинальное преломление интонационного
строя еврейской традиционной музыки. Таким образом, и для англоязычного, и
для
франкоязычного
музыкознания
фигура
Эрнеста
Блоха
представляет
значительный интерес, хотя его творчество изучается не так активно по
сравнению даже с некоторыми его учениками (например, по сравнению с
количеством работ по творчеству Роберта Сешнса или Джорджа Антейла).
В отечественном же музыкознании наследие Эрнеста Блоха не изучалось
совсем: нет ни одной работы, специально посвященной его творчеству. В
фундаментальных отечественных трудах по истории американской музыки,
написанных крупнейшими отечественными музыкальными американистами О.Б.
Манулкиной, С.Ю. Сигидой, Г.М. Шнеерсоном нет монографических разделов о
Блохе, но он присутствует как бы на втором плане – в качестве педагога,
Lewinski, J., Dijon, E. Ernest Bloch (1880-1959). Sa vie et sa pensée suivi de l’analyse de
l’œuvre / Les années de galères (1880-1916). Geneva : Editions Slatkine, 1998–2005. T. I: Les anne’s
de galeres (1880-1916); T. II: La consecration americaine (1916-1930); T. III: Le retour en Europe
(1930-1938); T. IV: Le havre de paix en Oregon (1939-1959).
20
Ernest Bloch Studies / Ed. by A. Knapp & N. Solomon. – Cambridge : Cambridge University
Press, 2017.
21
Taruskin R. The Oxford history of Western Music. Vol.4, The Early Twentieth CenturyEuropean Jazz Gershwin, Copland: American Symphonists. Oxford University Press, 2005. Р. 177.
19
8
музыканта-традиционалиста, автора произведений на «еврейскую тему»22.
Излишне говорить, что не только фортепианное, но и симфоническое, хоровое,
оперное творчество Блоха до сих пор не получили даже самую общую
характеристику в отечественных исследованиях.
Объект исследования. Фортепианное творчество Эрнеста Блоха во всех
его жанровых и стилевых аспектах является объектом исследования в данной
диссертации. Однако, в диссертации рассмотрение фортепиано не ограничивается
традиционным
кругом
явлений,
определяемых
понятием
«фортепианное
творчество». Помимо традиционно относимых к фортепианному творчеству
произведений, написанных для фортепиано соло или трактующих фортепиано как
солирующий инструмент, объектами исследовательского внимания выступают
любые произведения, в которых участвует фортепиано (все камерно-ансамблевые
составы с участием фортепиано, а также произведения с фортепиано в составе
симфонического оркестра).
Предмет
исследования.
Предметом
исследования
в
диссертации
выступают жанрово-стилевые, музыкально-языковые и концертно-репертуарные
особенности произведений Эрнеста Блоха, в которых использовано фортепиано.
Особенности трактовки фортепиано выступают в качестве основного ракурса
рассмотрения
предмета
исследования.
Выбор
этого
ракурса,
помимо
теоретического интереса, обусловлен практической деятельностью и творческим
опытом
автора
диссертации,
являющейся
концертной
исполнительницей
произведений Блоха.
Вышесказанным обусловлена цель исследования: решение проблемы
современной рецепции малоизученного фортепианного наследия Блоха в
пространстве отечественной концертной и педагогической практики для
расширения концертного и педагогического репертуара. Восприятие музыки
Блоха формируется на основе анализа художественно-эстетических, историкокультурных и музыкально-языковых особенностей, позволяющих выявить связи
Шнеерсон Г. Портреты американских композиторов. М.: Музыка, 1977; Манулкина
О. Б. От Айвза до Адамса: американская музыка ХХ века. СПб.: Изд-во Ивана Лимбаха, 2010;
Сигида С. Ю. Музыкальная культура США конца XVIII – первой половины XX века.
Становление национальной идентичности : Очерки. М. : Композитор, 2012.
22
9
его творчества с музыкальной культурой первой половины ХХ века и,
одновременно, его индивидуальные черты.
Общей целью исследования определяются его задачи:
– Проанализировать все сочинения Блоха, для исполнения которых
требуется
пианист,
с
точки
зрения
их
композиторского
замысла
и
исполнительского воплощения;
– Выполнить на основе анализа нотного текста описания музыкальных
произведений со степенью подробности, достаточной для оценки их концертного
или педагогического потенциала;
–
Выявить
музыкально-стилевые
связи
произведений
Блоха
с
художественно-эстетическими тенденциями его эпохи;
– Систематизировать произведения для фортепиано и с участием
фортепиано по периодам творчества, показав их основные особенности;
– Классифицировать и охарактеризовать «фортепианные амплуа» в
концертной
практике,
определить
их
характерные
черты
фортепианных
произведениях Блоха;
– Показать через призму отдельных сочинений общую эволюцию
творчества Блоха, основные черты его творческого метода в разные периоды
жизненного пути композитора;
–
Изучить
и
обобщить
комплекс
музыкально-эстетических
идей
композитора, сформулированный в его теоретических и методических работах;
– Исследовать педагогическую концепцию Блоха, в которой фортепиано
выступало главным дидактическим инструментом, даже в области преподавания
гармонии, формы и композиции.
Материал
и
источниковая
база
исследования.
Источниками
исследования выступают:
- нотные издания и рукописи произведений Эрнеста Блоха;
- опубликованные и рукописные работы композитора о деталях творческого
процесса;
- многочисленные архивные материалы (методические разработки, эссе по
эстетике,
биографические
упражнения);
заметки,
аналитические
схемы,
дидактические
10
- материалы американской периодической печати 1930–1950-х гг., которые
представлены как анонсами и рецензиями из широкопрофильных журналов
(например, «The New York Times»), так и профессионально ориентированными
статьями в журналах «Musical America», «Musical Quarterly», «Tempo Magazine»;
- материалы и документы, доступные через сети www.JStore.org и
www.ernestbloch.org.
Архивные материалы, связанные с творчеством Блоха, сосредоточены в
Главном архиве Блоха в Библиотеке Конгресса США (Bloch Collection in the
Library of Congress Washington DC) и в Педагогическом архиве Блоха в
библиотеке Консерватории Истмен в Рочестере (Special Bloch Collection in Sibley
Music Library USA). Значительной частью наследия Блоха являются авторские
аннотации, написанные для премьерных буклетов, статьи по проблемам
музыкального образования, музыкальной психологии, рукописные конспекты
лекций, учебные планы, аналитические наброски и материалы для уроков по
композиции, автобиографические заметки23.
Методологическая база исследования. В соответствие с целями и
задачами работы в ней были использованы методы музыкально-языкового
анализа, исполнительского анализа, текстологического анализа, сравнительного
анализа.
Этим
обусловлено
обращение
к
исследовательским
подходам,
накопленным в отечественной и зарубежной истории и теории музыки,
текстологии и источниковедении, теории и истории культуры. В целом
методология работы сформирована традициями отечественных музыкальноисторических исследований, опирается на принцип историзма. Изучение
педагогической деятельности Блоха в Главе 4 диссертации обусловило
возникновение междисциплинарного подхода за счет привлечения понятийного
аппарата общей и музыкальной педагогики.
Научная новизна работы обусловлена, в первую очередь, тем, что это
первое в отечественном музыкознании специальное исследование, посвященное
творчеству Эрнеста Блоха. В диссертации впервые в отечественном и мировом
музыкознании фортепианное творчество Блоха рассматривается как целостный
музыкально-эстетический феномен. Кроме того, научная новизна исследования
заключается в том, что в нем впервые:
23
Bloch E. Thoughts at 70 // The Etude. 1951. №57. Р. 39.
11
– фортепиано рассмотрено в качестве одного из важнейших составляющих
творческого метода композитора, нашедшего отражение, как в композиторском
творчестве, так и в педагогической деятельности Блоха;
– проанализированы все фортепианные произведения композитора;
– предложена собственная периодизация творчества Блоха, основанная на
выявлении особенностей фортепианного творчества и использования фортепиано
в разные периоды творческого пути;
– сформулирована и использована система «фортепианных амплуа» в
концертной и педагогической практике;
– введен в научный обиход целый ряд архивных документов и материалов
периодической печати 1920-1950-х годов;
– на основе анализа музыкального текста сформулированы жанровостилевые и музыкально-языковые особенности всех произведений Блоха для
фортепиано и с участием фортепиано;
– переведены на русский язык педагогические записи Блоха, мемуары
членов его семьи, материалы периодической печати того времени;
– показано и подтверждено архивными документами влияние на Блоха
русской музыки, в первую очередь, стиля М. П. Мусоргского;
– сформулирован ряд научных положений, связанных с вопросами
трактовки исторического и художественно-эстетического значения наследия
Блоха.
На защиту выносятся следующие основные положения:
– Фортепиано в творчестве Эрнеста Блоха было одним из главных
музыкальных инструментов, используемым композитором на протяжении всего
творческого пути. Анализ фортепианного наследия Блоха позволяет сделать
выводы об общей эволюции стиля и творческого метода Блоха;
– Фортепианные сочинения Эрнеста Блоха были творческой лабораторией
композитора, в которой отразились черты стилевой эволюции композитора: от
позднего
романтизма
и
импрессионизма
–
к
неоклассицизму
и
его
разновидностям («неоромантизму» и «традиционализму»);
– Обращение к «неоромантизму» (или «традиционализму»), помимо
эмоционального содержания музыки, было обусловлено стремлением Блоха к
усилению национально-характерных особенностей музыкального языка;
12
– Своеобразный музыкальный язык фортепианных сочинений Блоха
раннего
(швейцарского)
периода
связан
с
использованием
ладов
древнееврейского синагогального распева (штайгеров) и может быть сопоставлен
с произведениями «еврейского цикла» – «Шеломо», «Баал Шем», «Священная
служба»;
–
Произведения
педагогическим
Блоха
потенциалом
обладают
и
значительным
будут
концертным
способствовать
и
расширению
фортепианного, камерно-ансамблевого и симфонического репертуара;
– Ценность и актуальность педагогической системы Блоха может быть
сопоставлена с трудами выдающихся европейских музыкальных педагогов ХХ
века – Бартока, Хиндемита, Шенберга и Орфа.
Практическая
ценность
работы
заключается
в
возможности
ее
использования в учебных курсах истории зарубежной музыки, музыкальной
формы, музыкальной педагогики. Кроме того, результаты работы могут повлиять
на репертуарную тактику, на концертную и педагогическую практику пианистов.
Апробация работы. Работа и основные научные положения проходили
научную апробацию. Диссертация обсуждалась на заседаниях кафедры истории
музыки
Казанской
государственной
консерватории
им.
Н.Г.
Жиганова.
Результаты исследования были представлены на международных научных
конференциях
в
Портлендском
университете,
Музыкальном
институте
Кливленда, Казанском (Приволжском) федеральном университете, а также
отражены в публикациях (в том числе в трех статьях, опубликованных в
журналах, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки Российской
Федерации).
Концепция исследования нашла свое отражение в структуре работы,
которая состоит из Введения, четырех глав, Заключения, Списка литературы (на
русском, английском, французском языках),
включающего опубликованные и
неопубликованные источники, Списка иллюстративного материала (указателя
нотных примеров) и Приложения.
13
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ.
Во Введении раскрывается актуальность проблемы, формулируются цели и
задачи работы, рассматривается степень разработанности проблемы, дается обзор
основных научных положений опубликованных зарубежных трудов и
рукописных диссертаций по творчеству Блоха, характеризуется методологическая
база исследования; формулируются параметры его научной новизны,
теоретической и практической значимости; обосновывается структура работы.
Глава 1. «Произведения для фортепиано соло» подразделена на разделы,
соответствующие периодам биографии. В начале главы помещен вступительный
раздел, в котором характеризуется исполнительская деятельность Блоха как
пианиста. В разделе 1.1. «Произведения брюссельского периода» показано начало
творческого пути композитора, его связи с композиторским письмом
французского импрессионизма в ранних пьесах. Отдельный подраздел посвящен
наиболее значительной пьесе этого периода – 1.1.1. «Ex-Voto».
Раздел 1.2. «Произведения кливлендского периода» в качестве сквозной
теоретической темы содержит рассмотрение проблемы творческого метода Блоха
в кливлендский (или «первый американский») период, в котором Блох следует
традициям как позднего романтизма, так и французского импрессионизма,
однако, они корректируются контекстом американской культуры 1920–30-х годов.
В этом аспекте показательна пьеса, рассматриваемая в разделе 1.2.1. «Ночью –
любовная поэма». В этот период было создано большинство фортепианных
циклов, каждому из них посвящен специальный подраздел: 1.2.2. «Нирвана»;
1.2.3. «Пять эскизов в сепии»; 1.2.4. «Морские поэмы»; 1.2.5. «Детское».
Раздел 1.3. «Произведения швейцарского периода» содержит подразделы
1.3.1. Соната для фортепиано и 1.3.2. «Видения и предсказания». Анализ
произведений в этом разделе осуществляется в аспекте эволюции музыкального
языка сольных фортепианных сочинений, также затронуты вопросы эстетикофилософских и жанрово-стилевых особенностей фортепианного творчества
Блоха. Резюмирующую функцию по этим вопросам выполняет раздел 1.4.
«Особенности стиля сольных фортепианных произведений. Программность
Блоха и принципы визуальной культуры». Фортепианные циклы Блоха являются
интересными примерами программной музыки ХХ века. Особенность
программных пьес Блоха заключается в их специфической ориентации на
14
современные визуальные искусства: цирк («Четыре цирковые пьесы»),
фотографию («Пять эскизов в сепии») и др. Согласно новейшим исследованиям,
принципы визуальной культуры к концу ХХ века становятся доминирующими в
информационном пространстве, коммуникации и, соответственно, в
художественном восприятии: «В XX веке визуальность стала формообразующим
принципом всей современной культуры»24. Хотя визуальную культуру обычно
связывают со второй половиной ХХ века, можно говорить о ее предпосылках в
предшествующий период времени. Эрнест Блох, переехавший в 1920-е годы из
Европы и оказавшийся в пространстве американской «киноцентричной»
культуры, в какой-то мере отразил ее влияние в своем композиторском
творчестве. Ориентация художественного мышления Блоха на принципы
визуальной культуры является исследовательской гипотезой. Однако, анализ
особенностей художественного замысла и музыкального языка композитора в его
фортепианных циклах сквозь призму «визуальной эстетики» позволяет объяснить
специфику его программного фортепианного творчества, в котором Блох
предстает мастером театрализованной инструментальной миниатюры и
музыкальной «живописи» новой эпохи. Например, в цикле «Пять эскизов в
сепии» отразилось увлечение Блоха фотографией. В ту эпоху она обрела статус
одного из самых популярных искусств и выступала носителем современного
«техногенного» мира. Композитор первым посвятил музыкальное произведение
одному из главных фотоэффектов – сепии, придающей фотографиям характерную
коричневатую гамму вместо черно-белого оригинала. Пьесы цикла «Прелюдия»,
«Дым над городом», «Светлячки», «Сомнение», «Эпилог» демонстрируют
интересные находки в области ладовой организации, диссонантной
экспрессионистской интонационности, красочной импрессионистской гармонии и
фортепианной фактуры.
При анализе произведений для фортепиано соло в качестве постоянного
ракурса рассмотрения в работе присутствует дидактическая направленность
фортепианных миниатюр Блоха, знаменитого музыкального педагога. Например,
цикл «Детское» явно написан композитором с целью обновления педагогического
фортепианного репертуара. Композитор собрал в этом цикле разноплановые
образы, заключающие в себе яркие впечатления для ребенка: «Колыбельная»,
Дроздова А.В. Визуальность как феномен современного медиаобщества [Электронный
ресурс] // Дискуссия: электронный научный журнал. 2014. № 10 (51). Режим доступа:
http://www.journal-discussion.ru/publication.php?id=1208).
24
15
«Веселый праздник», «С мамой», «Эльфы», «Веселый марш», «Мелодия»,
«Пастораль», «Дождливый день», «Дразнилка», «Сон». Главной музыкальноязыковой задачей произведения было, видимо, создание интонационно яркого,
технически не сложного музыкального языка, опирающегося на современные
средства музыкальной выразительности. А главной эстетической задачей –
взаимодействие зрительных и слуховых образов. Неслучайно все пьесы цикла
сразу же были снабжены замечательными рисунками дочери композитора Люсьен
Блох (ставшей в дальнейшем профессиональной художницей). Таким образом, это
произведение представляет собой соединение музыкального и визуального
искусства сразу на уровне записи текста.
Выявленные особенности фортепианных миниатюр Блоха позволяют
рекомендовать их для использования в педагогическом репертуаре и в
концертной практике пианистов. А проблема взаимодействия музыки с
визуальной культурой является актуальным и перспективным направлением
дальнейших исследований, приобретая все большее значение и для
художественного образования. Соната для фортепиано может быть отнесена к
числу незаслуженно забытых виртуозных произведений концертного репертуара.
Глава 2. «Фортепиано в камерно-ансамблевых произведениях»
содержит разделы, посвященные как анализу отдельных произведений, так и
проблемам музыкального языка, эстетическим ориентирам и творческим задачам
Блоха. Анализу отдельных произведений посвящены: 2.1. Сюита для альта и
фортепиано; 2.2. Соната для скрипки и фортепиано № 1; 2.3. Соната для
скрипки и фортепиано № 2 («Мистическая поэма»); 2.4. Три ноктюрна для
фортепиано, скрипки и виолончели; 2.5. Квинтет № 1 для фортепиано и
струнного квартета.
Ряд камерно-ансамблевых сочинений объединен в общий раздел 2.6.
«Традиции еврейской культуры в произведениях Блоха». Это важное направление
творчества Блоха, снискавшее ему особое место в истории музыки ХХ века.
Подразделы изложения материала опираются на анализ конкретных сочинений:
2.6.1. «Еврейская медитация» для виолончели и фортепиано»; 2.6.2. Сюита «Баал
Шем. Три картины из жизни хасидов» для скрипки и фортепиано; 2.6.3.
«Еврейская сюита» для альта с фортепиано. В результате анализа этих
сочинений предлагается обобщающий заключительный подраздел 2.6.4. «Блох и
новый академический стиль еврейской музыки». Блох не пошел по самому
простому пути воплощения в музыке национальной специфики – по пути
16
цитирования подлинных мелодий. Цитаты у Блоха встречаются довольно редко.
Однако, он сознательно использовал характерные особенности традиционной
еврейской музыки в нескольких камерных сочинениях – Второй скрипичной
сонате, цикле «Видения и предсказания», в каденции сюиты «Баал Шем» и др. К
числу таких музыкально-языковых приемов в области создания академического
еврейского музыкального стиля относится использование традиционных ладовштайгеров, интонационных формул синагогального пения, кварто-квинтовых
мотивов и аккордов, связанных с традицией игры на трубе шофар и т.д. Оценивая
еврейские черты стиля Блоха, Александр Кнапп делит их на «сознательные» и
«подсознательные», отмечая при этом, что «черты еврейского традиционного
музицирования являются уникальным стилем и средством выражения,
определяющим стиль Блоха»25. А Ричард Тарускин, не отрицая особенностей
стиля Блоха, оценивает его иначе: «Эрнест Блох <…> предпочитал свой
собственный, изобретенный им “библейский” восточный стиль подлинному и
современному ему еврейскому культурному наследию»26. Таким образом, и в том
и в другом случае можно говорить о собственном варианте академического стиля
еврейской музыки в творчестве Блоха. «Собственный восточный стиль» Блоха,
отличаясь индивидуальностью, тем не менее, соотносится с популярным в то
время на Западе музыкальным ориентализмом в его импрессионистской ипостаси.
Примечательно, что в поздний период творчества Блох отошел от
национально-характерного музыкального языка. Эта особенность эволюции его
творчества отражена в заключительном разделе 2.7. «Основные черты позднего
стиля Блоха. Камерно-ансамблевые сочинения последних лет жизни». Он также
содержит обзор ряда камерных произведений позднего периода творчества без
участия фортепиано, однако, такие произведения анализируются с целью более
глубокой и исчерпывающей характеристики позднего стиля композитора.
Специальные же разделы посвящены следующим сочинениям: 2.7.1. Квинтет №
2 для фортепиано и струнного квартета; 2.7.2 и «Две последние поэмы, может
быть…» для флейты и фортепиано или флейты с оркестром. Это одно из
последних
сочинений
композитора,
запечатлевших
в
философскопсихологическом позднеромантическом ключе исход человеческой жизни. Это
25
Knapp A. The Jewishness of Bloch: Subconscious or Conscious? // Proceedings of the Royal
Musical Association. 1971. №97. Р. 104.
26
Taruskin R. The Oxford history of Western Music. Vol. 4. The Early Twentieth Century European Jazz Gershwin, Copland: American Symphonists. Oxford : Oxford University Press, 2005. Р.
177.
17
программное сочинение для флейты и фортепиано (или флейты и струнного
оркестра) под названием «Две последние поэмы, может быть...» было написано в
1958 году в период тяжелой болезни.«Последние поэмы» состоят из двух частей:
«Похоронная музыка» и «Жизнь снова?», исполняемых attaca. Эрнест Блох
предстает в этом сочинении настоящим композитором-романтиком, похожим на
всех великих композиторов эпохи романтизма, и, в то же время, ни на кого из них.
Заключительный раздел 2.8. «Особенности стиля камерно-ансамблевых
сочинений Блоха. Эволюция стиля» на основе результатов анализа произведений
содержит обощающие научные положения. Уже в 1918 году религиозные взгляды
композитора стали нетрадиционными. В письме Блоха к матери Софии от апреля
1918 года он пишет: «Моя вера раздвоилась… Все отделяет меня от традиции
чистого иудаизма: моя жена, немка-лютеранка, мои дети и вся моя жизнь. Это
трагедия…все, что осталось – это только тень того, кем бы я мог стать». Помимо
изучения в Ню-Йорке в 1918-1919 годах коллекции еврейских песнопений,
собранных Ф. Л. Коэном, Блох также изучал этническую музыку других народов:
румынскую, турецкую, персидскую, а также активно интересовался творчеством
Мусоргского. В то же время в доме Блоха появилось распятие27, тогда же он
основал в первый раз хор музыки Ренессанса и серьезно изучал григорианские
хоралы и музыку Орландо Лассо.
«Не еврейские» сочинения 1919–1930 гг., особенно камерная музыка,
отличается явной или скрытой программностью, яркой эмоциональностью,
новизной музыкальных идей, виртуозностью, она современна по гармоническому
языку. Речь идет прежде всего о Сюите для альта и фортепиано (1919),
Скрипичных сонатах № 1 (1920) и № 2 (1924), Квинтете № 1 (1925) и исполняется
в настоящее время.
Ни одно из рассмотренных сочинений (за исключением влияния Сонат Изаи
на стиль второй скрипичной сонаты, влияния Баха в Concerto Grosso № 1, № 2 и
последних сольных сюит для струнных инструментов) не написано под влиянием
французской или немецкой модели – во всех этих сочинениях Блох предстает как
композитор, нашедший свой самобытный стиль.
Еще задолго до создания сочинения «Священная служба» появились
сочинения, символизирующие единство веры, идею Универсализма – это Соната
для скрипки и фортепиано № 2, названная Блохом «Утопия», а позже
27
Р. 51.
Bloch, S. Ernest Bloch – Student of Choral Music // American Choral Review. 1968. № 10.
18
«Мистическая поэма». В нем присутствует синтез григорианского хорала с
еврейским традиционным синагогальным распевом.
Сочинения с еврейской тематикой: Сюита Баал Шем (1923), все
Виолончельные пьесы являются продолжением более раннего «еврейского
периода» - 1910-х годов. Они написаны искренне, им присуща мелодическая
свобода, они отражают музыку жанровую или музыку в традициях еврейской
религиозной службы. В них редко встречаются цитаты мотивов из еврейского
фольклора. В еврейских сочинениях 1930–40-х годов (включая ораторию
«Священная служба») цитат из еврейских источников значительно больше.
Например, «Abodah Yom Kipur Melody», написанная для Иегуди Менухина в 1929
году, является транскрипцией традиционной Yom Kipur Melody синагогальной
мелодии для религиозной службы, а еврейская сюита для Альта и фортепиано
(Suite Hebraique) можно назвать фантазией на традиционные мотивы
синагогальной службы.
В Париже 1920-х гг., где Блох регулярно тогда бывал, был распространен
«фовизмом», как отражение увлечения «примитивными» цивилизациями,
экзотикой тропических островов. Все эти черты отразились камерной музыке
Блоха. Например, в Квинтете №1 употребляются авторские ремарки: «подобно
экзотической птице», «barbаricо» («варварски»). Необычны наименования частей
в альтовой сюите «Земля солнца», «В джунглях»; использование пентатонных или
ангемитонных мотивов и этнически-окрашенных ладов.
Отказ Блоха от программности произошёл только после 1937 года не без
влияния статьи Шёнберга об отказе о программности, изданной в буклете к
пластинке с записью квартета Шенберга ор. 728. Додекафонные эпизоды начали
появляться в музыке Блоха, начиная с конца 1930-х годов. Первое появление
четверть-тона как краски наблюдается уже в Кливлендский период в Квинтете
№ 1.
Для стиля Блоха важным источником влияния была музыка западной
академической традиции от средневековья до романтизма. Он тщательно изучал
классическое музыкальное наследие, детально анализировал, широко использовал
примеры из музыкальной классики в своей педагогической деятельности. В 1938
году Блох приступил к подробнейшему изучению симфонии № 3 Eroica
Бетховена. С 1939 года и до 1948-го Блох практически не сочинял, его близкие
28
Перевод текста статьи А. Шенберга помещен в Приложении 1.
19
считали, что творческая пауза была вызвана событиями Второй мировой войны.
Все время композитора было посвящено анализу, чтению лекций на эстетические
темы, преподаванию: сразу после возвращения в качестве профессора в
Университет Беркли в начале 1940-х Блох читает специальные курсы,
посвященные анализу «Героической» симфонии Бетховена и «Хорошо
темперированному клавиру» Баха. Блох несколько раз, в разные периоды своей
жизни – еще студентом в Германии, затем в Кливленде, в Сан-Франциско, в годы
1934-38 и после возвращения в Беркли – занимался глубоким анализом фуг Баха
(он верил в пользу этих упражнений и настаивал при занятиях с учениками на
выписывании по памяти экспозиций фуг Баха). Еще в 1925 году в Кливленде с
целью показать молодым композиторам, как можно создавать новую музыку,
используя старую форму в стиле Бранденбургских концертов Баха, Блох написал
Concerto grosso для студенческого оркестра Кливлендского института музыки,
которое наряду с рапсодией «Шеломо» сейчас является одним из наиболее часто
исполняемых сочинений композитора. В ряду основных составляющих стиля
Блоха важное место занимает неоклассицизм.
Для позднего Блоха и его более абстрактного музыкального языка законы
развития и структурного строения становятся более решающими, чем сама
мелодия. В поздних сочинениях мы наблюдаем дробление тем. Диапазон самих
мелодий становится намного шире. Более чем в трети сочинений подобного типа
диапазон фигураций, представляющих собой мелодию (трудно назвать их
запоминающейся мелодией, это скорее абстрактные темы-символы) превышает
октаву, тогда как в ранних сочинениях он намного уже. В поздних сочинениях
полифоническое развитие и вариационность становятся важнейшими методами
развития. Коды поздних сочинений содержат черты катарсиса, абсолютного
умиротворения (кода Квинтета № 2 и кода более раннего Квинтета № 1).
Благодаря сохранившимся наброскам Блоха, а также опубликованным
высказываниям самого композитора и воспоминаниям современников, были
периоды, когда реализация задуманных сочинений наступала спустя десятилетия
после впервые записанных тем и эскизов, похожие темы встречаются в
сочинениях разных периодов. Эта особенность творческого процесса в
определенной степени объясняет многосоставный генезис стиля Блоха.
Глава 3. «Произведения для фортепиано с оркестром» также содержит
разделы, посвященные проблемам жанрово-стилевых и философско-эстетических
особенностей творчества Блоха и анализу конкретных сочинений. Раздел 3.1.
20
«Неоклассицизм Блоха. Concerto Grosso №1 для фортепиано и струнного
оркестра», помимо анализа произведения, посвящен вопросу традиций в
творчестве Блоха, его «диалогом» с исторически предшествовавшими стилями.
Аарон Копленд, познакомившись с Concerto grosso №1 Эрнеста Блоха, назвал его
«композитором с яркой выраженными индивидуальными чертами» наряду с А.
Казеллой, А. Русселем и М. де Фальей и отметил, что все эти композиторы
«внесли новое содержание в неоклассический стиль», «дали ему новую жизнь»29.
Судя по использованному ряду имен, Копленд отмечает интересный сплав
барочных приемов письма с современным интонационным словарем, зачастую
имеющим национально-характерные черты, а также с романтическим стилем
художественного изложения.
Раздел 3.2. «”Неоромантизм” и “традиционализм” в американской музыке
середины ХХ века. Неоромантические черты творчества Блоха» представляет
собой обзор американской музыковедческой традиции, в которой принято
дифференцировать неоклассицизм, необарокко и неоромантизм. Приводятся
соответствующие оценки англоязычных исследователей, относящих те или иные
произведения Блоха к необарокко и, особенно много и часто, к неоромантизму. В
разделе содержится краткая история развития неоромантического течения (и
шире – направления, ориентированного на традиционализм, противостоящего
авангардному и «технократическому» композиторскому «мейнстриму»). Из
американских «неоромантиков» для фортепиано – «главного» инструмента эпохи
романтизма – чаще всего писали Барбер и Блох. У Барбера – это масштабная
фортепианная соната, циклы пьес «Экскурсии», «Сувениры», отдельные пьесы
(«Баллада», «Ноктюрн») и фортепианный концерт.С конца 1970-х годов музыка
американских неоромантиков, особенно СэмюэлаБарбера, Леонарда Бернстайна,
Эрнеста Блоха, ГовардаХэнсона, Уильяма Шумана (1910-1992) занимает
заслуживающее ей место в репертуаре американских оркестров. Рассмотренные
неоромантические композиторы занимали видные посты в ведущих организациях
США (были директорами консерваторий, видными педагогами, У. Шуман был
директором музыкального издательства «Schirmer»). Поэтому не удивительно, что
неоромантическая традиция в американской музыке успешно продолжается:
появилось
поколение
более
молодых
композиторов,
пишущих
в
неоромантическом стиле. К ним можно отнести Джона Корильяно, Лоэля
29
Copland A. The New Music, 1900-1960. Revised and enlarged edition. New York: W. W.
Norton, 1968. Р. 106.
21
Либермана, Джорджа Уолкера, Роберта Уорда.
Возрождение интереса к музыке Эрнеста Блоха на рубеже XX–XXI веков во
многом было связано с общим возросшим интересом к неоромантизму,
выступающему в американской традиции синонимом «традиционализма».
Подразделы главы связаны с анализом конкретных произведений: 3.2.1.
Симфонический концерт для фортепиано с оркестром; 3.2.2. «Фантастическое
скерцо» для фортепиано и симфонического оркестра.
Завершает главу обобщающий раздел 3.3. «Стилевые диалоги в
фортепианном и симфоническом творчестве Блоха». Стиль Блоха представляет
собой интересный сплав музыкальных традиций из разных частей света. Они
преломлены сквозь призму композиторского письма середины ХХ века во всем ее
интонационном многообразии от импрессионизма и додекафонии до
неомодальности и неофольклоризма. В первой половине ХХ века тенденция к
«диалогу» композиторов с историческими стилями проявилась достаточно
широко. Она оформилась в целое художественное направление и получила
название «неоклассицизм». Исследователи многократно отмечали, что
«неоклассицизм» опирается на «стилевой диалог», который является его
«основным принципом»30.
В основе всех «неотенденций» лежит именно стилевой диалог, который
возникает при использовании художественных моделей предшествовавших
исторических стилей в условиях языковой практики современной эпохи. Это
относится к разным видам искусства, и к разным историческим периодам.
Стилевой диалог стал тем двигателем развития, который привел к
множественности проявлений «неотенденций» в композиторском творчестве. Для
его характеристики в зарубежном музыкознании довольно давно (а в
отечественном сравнительно недавно) используются, в том числе, и такие понятия
как «необарокко», «неоромантизм».
При жизни Эрнеста Блоха лучшим сочинениями в стиле необарокко было
признано Concerto grosso №2 для струнного квартета и струнного оркестра,
написанное в 1952 году. Произведение даже было отмечено наградой в 1953 году
– Призом Общества критиков (Critic Circle Award). Необычным преломлением
барочных традиций сквозь призму музыкальной эстетики середины ХХ века здесь
стала оригинальная замена облигатного клавира (фортепиано в Concerto grosso
Винокурова Н. В. Симфоническое творчество А. К. Глазунова: на пути к
неоклассицизму. Красноярск: Красноярская гос. акад. музыки и театра, 2011. С. 12.
30
22
№1) на солирующий квартет concertanto, расширение партий струнного оркестра
до реального пятиголосия и использование в финале двенадцатитоновой темы.
Диалог стилей, возникающий во многих произведениях Эрнеста Блоха,
характеризуется множественностью используемых исторических жанровостилевых моделей. В этом он в значительной степени следует творческому методу
Стравинского. На основе диалога стилей Блох создает оригинальные музыкальноязыковые конструкции, яркие темы, интересные приемы развития музыкального
материала.
Еще одной особенностью стилевых диалогов Блоха, в значительной степени
объясняющей их множественность и техническую тщательность, стала
просветительская и дидактическая установка композитора-педагога. Одна из
ведущих отечественных музыковедов-американистов С. Ю. Сигида справедливо
отмечает: «Принцип моделирования не нов в истории музыкальной культуры. Но
для американцев он имел важную образовательную функцию постижения
композиторского мастерства»31. Поэтому неслучайно в перечне заслуг Эрнеста
Блоха значится воспитание целого поколения композиторов и музыкантовисполнителей.
Глава 4. «Фортепиано в педагогической деятельности Блоха» содержит
два раздела: 4.1. «Фортепианная педагогика в Америке первых десятилетий ХХ
века» и 4.2. «Педагогическая концепция Блоха». Глава опирается на
опубликованные и рукописные материалы Блоха, посвященные его многогранной
педагогической
деятельности.
Большинство
материалов
хранится
в
«Педагогическом архиве Блоха» в Рочестере32. Среди них конспекты учебных
курсов, образцы анализа произведений музыкальной классики, в том числе М. П.
Мусоргского; творческие задания, упражнения на фортепиано по гармонии,
элементарной теории и форме и др. Некоторые из этих материалов впервые
переведены на русский язык и введены в научный обиход отечественного
музыкознания.
Во втором («блоховском») разделе в отдельных подразделах
рассматриваются: 4.2.1. «Преподавание гармонии, формы и ритма»; 4.2.2.
Сигида С. Ю. Музыкальная культура США конца XVIII – первой половины ХХ века.
Становление национальной идентичности: Очерки. М.: Композитор, 2012. С. 482.
32
Bloch Collection Sibley Music Library. Rochester, USA: Special Collection of didactic materials of Ernest Bloch still unpublished [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
https://www.esm.rochester.edu/sibley
31
23
«Эстетические основы педагогической деятельности Блоха»; 4.2.3. «Работа в
Кливлендском институте»; 4.2.4. «Традиции и новаторство в педагогике Блоха».
В Заключении изложены основные общие выводы исследования,
представлены как резюмирующие научные положения, так и перспективные
направления дальнейшего изучения творчества Эрнеста Блоха. В фортепианной
музыке Блоха, как в капле отразились все важнейшие стилистические черты его
творчества. Интерес к фортепиано Блох пронес через всю свою жизнь,
инструмент для него имел огромную ценность и открывал ему в его
импровизациях широкий мир музыки. Не будучи профессиональным пианистом,
Блох, тем не менее, выразил в фортепианной музыке многие важные для него
идеи эстетико-философские и музыкально-языковые идеи – этот вывод сделан на
основе анализа всех сочинений Блоха, для исполнения которых требуется
пианист.
Выявлены особенности фортепианного стиля композитора, в частности,
отмечено влияние оркестрового мышления автора на фортепианную фактуру,
динамику и артикуляцию.
Произведения Блоха для фортепиано и с участием фортепиано имеют
различия в зависимости от «фортепианного амплуа». Камерные, сольные и
оркестровые произведения с участием фортепиано являются важнейшей частью
наследия Блоха, их изучение позволило ответить на важнейшие вопросы
относительного особенностей творческого метода композитора. Исполнение этой
музыки не только расширяет репертуар пианистов профессионалов и учеников, но
и способно доставить немало приятных минут любителям музыки.
К числу индивидуальных особенностей Блоха можно отнести
использование древнееврейских ладов (штайгеров – музыкальных модусов
традиционного синагогального песнопения), характеризуемых использованием
увеличенных интервалов или микроинтервалов, характерных для восточной
музыки.
К творческому наследию Блоха относится и тщательно продуманная,
систематизированная педагогическая концепция, которая демонстрирует свои
актуальные качества по сей день.
Значение творчества Блоха вырастает с каждым годом. Если при жизни он
был признан всемирно, а после смерти незаслуженно забыт, то сегодня пришло
время для объективной оценки его творчества и усвоения лучших и наиболее
актуальных для нынешнего времени его достижений.
24
ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ
Публикации в изданиях, включенных в Перечень рецензируемых научных
изданий, утвержденный Министерством образования и науки РФ
1.Хайрутдинова Х.А. О педагогическом наследии композитора Э. Блоха //
Вестник Казанского государственного университета культуры и искусств. 2015.
№ 1. – С. 65-69.
2. Хайрутдинова Х.А. Фортепианные циклы Эрнеста Блоха и принципы
визуальной культуры // Вестник Казанского государственного университета
культуры и искусств. 2017. № 3. – С. 84-88.
3. Хайрутдинова Х.А. Диалог стилей в симфонических и фортепианных
произведениях Эрнеста Блоха // Культура и цивилизация. 2017. Том 7. № 5А. – С.
323-329.
Прочие публикации
4. Dinova H. [Хайрутдинова Х.А.] Unknown Tchaikovsky (A dialogue with
cellist/composer Yuriy Leonovich about his work and rarely performed instrumental
concertos by Piotr Ilyich Tchaikovsky) [ДиноваХ. «Незнакомый» Чайковский?
(Беседа с композитором и виолончелистом Юрием Леоновичем о его работе и о
редко исполняемых концертах Петра Ильича Чайковского)] // Музыка. Искусство,
наука, практика. 2013. № 1 (3). – С. 87-89. На англ. яз.
5. Хайрутдинова Х.А. «Русские интересы» Эрнеста Блоха (по материалам
архивов композитора) // Искусство и художественное образование в контексте
межкультурного взаимодействия: материалы VМеждународной научнопрактической конференции (Казань, 16 ноября 2016 г.) / под ред. З.М.
Явгильдиной. – Казань : Изд-во Казанского ун-та, 2016. – С. 147-150.
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
9
Размер файла
1 141 Кб
Теги
эрнест, творчество, блох, фортепиано
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа