close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

bd000100111

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
■-jfp^^L
Поповский Алексей Игоревич
МОРФОФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПОДРОСТКОВ,
ПРОЖИВАЮЩИХ В ЙОДДЕФИЦИТНОМ РЕГИОНЕ
03.00.16 - экология
03.00.14 - антропология
Автореферат диссертации на соискание ученой степени
кандидата биологических наук
САРАТОВ - 2005
Работа выполнена в Федеральном государственном образовательном
учреждении высшего профессионального образования
«Саратовский государственный университет им. Н.Г. Чернышевского»
на кафедре морфологии и экологии животных
и в НИИ и Музее антропологии Московского государственного университета
Научные руководители:
доктор биологических наук, профессор,
заслуженный деятель науки РФ
Шляхтин Геннадий Викторович
доктор биологических наук,
ведущий научный сотрудник
Година Елена Зиновьевна
Официальные оппоненты:
доктор биологических наук, профессор
Анищенко Татьяна Григорьевна
кандидат биологических наук, доцент
Негашева Марина Анатольевна
Ведущая организация:
НИИ гигиены и охраны здоровья
детей и подростков ГУ НЦЗД РАМН
Защ1гга состоится «2» декабря 2005 г. в 14 часов на заседании диссер­
тационного совета Д 212.243.13 при Федеральном государственном образо­
вательном учреждении высшего профессионального образования «Саратов­
ский государственный университет им. Н.Г. Чернышевского» по адресу:
410012, г. Саратов, ул. Астраханская, д. 83.
С диссертацией можно ознакомиться в Зональной научной библиотеке
ФГОУ ВПО «Саратовский государственный университет им. Н.Г. Черны­
шевского».
Автореферат разослан «29» октября 2005 г.
Ученый секретарь диссертационного совета,
кандидат биологических наук,
доцент
^
С.А. Невский
iwtx
iWei
tm^K's
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Аюуальность исследования. Одним из важных показателей, отражаю­
щих состояние здоровья населения, является уровень физического развития
детей и подростков. В отличие от демографических характеристик (рождае­
мости, воспроизводства, средней продолжительности жизни) он является по­
казателем суммарно характеризующим результат взаимодействия всех сис­
тем организма между собой и с окружающей средой.
Интерес к изучению влияния факторов окружающей среды на основ­
ные параметры морфофункционального статуса детей, прежде всего подро­
сткового возраста, проявляют многие международные и правительственные
организации, так как пубертатный период является критическим этапом он­
тогенеза, характеризующимся высокой чувствительностью организма к фак­
торам среды, функциональным напряжением многих систем и механизмов
регуляции (Papadimitriou, 2001; Rockett, 2004). В настоящее время активно
анализируются последствия проживания детей и подростков в условиях зон
экологического неблагополучия, особенно природнообусловленного дефици­
та или избыгка конкретных микроэлементов в экосистемах (Щеплягина и др.
2003; Киек и др., 2000; Краснов, 2001; Свинарен, 2002; Iwata, 2003).
Йодный дефицит и связанные с ним заболевания щитовидной железы
формируют широкий спектр экологических и медико-социальных проблем
во всем мире (Delange, Hetzel, 2004), в том числе и на территории России
(Дедов и др., 1992,1999, 2000). Наиболее высокий риск нарушений состояния
здоровья испытывают дети и подростки, проживающие в йодцефицитных ре­
гионах (Bemal, Nunez, 1995; Delange, Hetzel 2004). Недостаток потребления
йода опасен не только формированием манифестных психосоматических за­
болеваний (Hetzel 1980; Lazarus, 1995; Щеплягина и др., 2004), но и вызывает
в целом замедление физического и полового развития подрастающего поко­
ления (Филиппова, 1992; Щеплягина, 1995, 2000; Pantsiotou et al., 1991;
Jannini et al., 1995; Dunger et al., 1999; Krassas et al., 1999).
Несмотря на данные об отрицательном воздействии йодцефицитных
состояний на здоровье подрастающего поколения, до настоящего времени
остаются недостаточно изучеными региональные особенности физического
развития и темпы полового созревания у мальчиков пубертатного периода,
проживающих на территориях, отличающихся экологическими условиями.
Цель и задачи исследования. Изучение изменчивости на межгрупповом
и внутригрупповом уровнях морфофункционального и метаболического ста­
туса мальчиков-подростков, проживающих в условиях йодного дефицита
различной степени тяжести. В ходе реализации основной цели решались сле­
дующие задачи:
• изучить морфофункциональные характеристики мальчиков-подростков
в гг. Хвалынск, Балаково, Саратов;
• провести сравнительный анализ морфологических показателей на меж­
групповом и внутригрупповом уровнях у мальчиков-подростков в заfOC.
НАЦИОПЛЛЫ.ЛУ
БИБЛИОТЕКА
|
i^lS%e>5i
" »
г*
висимости от степени выраженности йодного дефицита и состояния
щитовидной железы;
• охарактеризовать особенности полового созревания у мальчиков пу­
бертатного возраста, проживающих в условиях йодного дефицита;
• дать оценку направленности метаболического реакций по уровню ве­
ществ низкой и средней молекулярной массы и олигопептидам и вы­
явить особенности развития эндогенной интоксикации у мальчиков пу­
бертатного возраста с эндемическим зобом.
Научная новизна. Впервые получены данные о характере развития эн­
догенной интоксикации в организме у подростков, проживающих в условиях
йодцефицита. На обширном антропологическом материале проведен ком­
плексный анализ морфофункциональных показателей в зависимости от сте­
пени выраженности йодного дефицита и установлены особенности физиче­
ского развития и полового созревания мальчиков-подростков гг. Хвалынска,
Балаково, Саратова. В зависимости от физиологического состояния щито­
видной железы выявлены существенные различия между подростками по
большинству морфологических показателей и половому развитию.
Научно-практическая значимость исследования. Полученные результа­
ты имеют важное теоретическое и практическое значение для экологии чело­
века, общей антропологии, ауксологии и возрастной биологии, педиатрии и
гигиены детства, педагогики. Теоретическое значение работы связано с вы­
явлением основных закономерностей возрастной изменчивости показателей
роста и развития на межгрупповом и внутригрупповом уровнях и их взаимо­
связи со степенью тяжести йодного дефицита. Результаты антропологическо­
го исследования подростков из городов Сватовской области послужат осно­
вой нормативных материалов для практического использования врачами, пе­
дагогами при оценке соматического развития индивидуума, а также могут
быть положены в основу планирования будущих исследовательских работ по
изучению биологического состояния популяции. Материалы диссертации
используются при чтении курса лекций в НИИ и Музее антропологии МГУ, в
курсах лекций по антропологии и функциональной экологии в Саратовском
государственном университете.
Апробация работы. Основные результаты диссертационного исследо­
вания были доложены на: VII Международном конгрессе «Современный
олимпийский спорт и спорт для всех» (Москва, 2003); VI Международной
научной конференции «Эколого-биологические проблемы бассейна Каспий­
ского моря» (Астрахань, 2003); Международной конференции «Антрополо­
гия на пороге III тысячелетия» (Москва, 2003); VIII Конфессе педиаторов
России (Москва, 2003); Annual Meeting of the European Society for Pediatric
Endocrinology, (Ljubljana, Slovenia, 2003); International congress ICAES 2K3
«Humankind/Nature Interaction: Past, Present and Future» (Florence, Italy, 2003);
Всероссийской конференции молодых ученых «Наука и инновации X X I ве­
ка» (Сургут, 2003); XIV international congress «Human variability: a bridge
between sciences and humanities», (Greece, Komotini, 2004); Russian-Japanese
Symposium on physiological anthropology "Variation of moфhological traits for
adaptation to physical environment" (Moscow, 2005); Medics' International con­
ference, (Yerevan, Armenia, 2005), научных конференциях Саратовского госу­
дарственного университета (Саратов, 2002-2005).
Публикации. По теме диссертации опубликовано 11 работ.
Декларация личного участия автора. Автор лично участвовал в экспе­
дициях по сбору материала. Обработка полученных данных, их интерпрета­
ция и оформление осуществлены автором самостоятельно. Совместный
вклад автора составил 60-70%.
Объем и структура диссертации. Диссертация изложена на 120 страни­
цах, включает 18 рисунков и 16 таблиц. Работа состоит из введения, 5 глав и
выводов; список литературы включает 236 источников, из которых 143 на
иностранных языках.
Основные положения, выносимые на защиту:
1. Существуют соматические особенности мальчиков-подростков в гг.
Хвалынске, Балакове, Саратове.
2. Дифференциация морфологических показателей на межгрупповом и
внутригрупповом уровнях у мальчиков-подростков зависит от степени вы­
раженности йодного дефицита и состояния щитовидной железы.
3. У мальчиков пубертатного возраста с эндемическим зобом имеются
характерные особенности процессов полового созревания.
4. Механизм развития эндогенной интоксикации является метаболиче­
ским ответом организма на экологические особенности среды проживания
мальчиков пубертатного возраста с эндемическим зобом.
СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во введении обосновывается актуальность исследования, его практиче­
ская и теоретическая значимость; сформулированы основная цель и задачи, а
также пути их реализации.
Глава 1. ВЛИЯНИЕ ФАКТОРОВ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ НА ПРОЦЕССЫ
РОСТА И ПОЛОВОГО СОЗРЕВАНИЯ У ЧЕЛОВЕКА (обзор литературы)
Анализ данных литературы показал, что проведенные исследования,
выполненные в различных регионах, демонстрируют отрицательное воздей­
ствие йоддефицитных состояний организма на ростовые процессы и носят в
основном клинический характер. До настоящего времени имеется мало све­
дений, дающих четкие описания комплекса антропометрических признаков.
Поэтому в настоящее время является наиболее актуальным изучение влияния
йодного дефицита на физическое и половое развитие, а также степень нару­
шения метаболических процессов у мальчиков подросткового периода.
Глава 2. МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ
Работа проведена в Саратовской области, на территории которой име­
ются очаги легкого и среднетяжелого йодного дефицита (Свинарен, 2002).
Для решения поставленных задач использовались материалы, собранные в
2002-2004 гг. при обследовании мальчиков-подростков гг. Хвалынска, Балаково и Саратова в возрасте 12-17 лет; 86 % которых родились в данных
населенных пунктах. Все подростки являлись учащимися средних школ. Для
каждого из них рассчитывался паспортный возраст в десятичной системе,
что служило основой для формирования групп по возрасту. Число обсле­
дованных мальчиков-подростков представлено в табл. 1, методы и объем
проведенных исследований - в табл. 2.
Таблица 1
Распределения обследованных мальчиков-подростков
трех населенных пунктов по возрастным группам
Город
N
12
13
Возраст, лет
14
15
16
17
Хвалынск
415
94
85
92
73
54
17
Балаково
490
89
89
94
89
69
60
Саратов
413
68
76
61
81
64
63
Всего
1318
251
250
247
243
187^
140
Обозначение: N-общее количество обследованных подростков
Таблица 2
Методы и объем проведенных исследований
Методы обследования
N
Антропометрический и антропоскопиче1318
ский
У З И щитовидной железы
Биохимический
(регистрация эндогенной интоксикации
по М.Я Малаховой, 1995)
Город
Хвалынск Балаково Саратов
415
490
413
565
114
305
126
86
86
-
-
Исследования проводились методом поперечного сечения с помощью
унифицированных антропометрических и антропоскопических приемов. Бы-
ло обследовано 1318 мальчиков 12-17 лет. По методике В.В. Бунака (1941)
проводились антропометрические измерения длины корпуса, ноги, тела, пле­
чевого и тазового диаметров, поперечного и сагиттального диаметров груд­
ной клетки, окружностей грудной клетки, талии, плеча, предплечья, бедра,
голени. Толщина кожно-жировых складок измерялась калипером под лопат­
кой, на бицепсе и трицепсе плеча, животе, бедре и голени. Масса тела опре­
делялась с точность до 100 г.
При изучении компонентов состава тела с помощью эмпирических
уравнений рассчитывались плотность тела (Лутовинова, 1970), процентное
содержание воды, жира (Ханина, 1969), тощая масса (Brozek, 1961), индекс
массы тела (ИМТ). Степень развития вторичных половых признаков оцени­
вали по методике B.C. Соловьевой (1966). Определялись стадии развития ка­
ждого признака: пубального (Р) и аксиллярного(Ах) оволошения, физиологи­
ческой гинекомастии (С), пубертатной ломки голоса (L) и развития кадыка
(К). Признаки, характеризующие конституциональный тип телосложения,
определяли по схеме В.Г. Штефко и А.Д. Островского (1929). Вьщеляли сле­
дующие конституциональные типы: астенический, торакальный, мышечный,
дигестивный и неопределенный.
С целью проведения оценки влияния йодного дефицита на морфофункциональные показатели в репрезентативных группах мальчиков подро­
сткового возраста 12-17 лет использовался метод ультразвукового исследо­
вания щитовидной железы. Общее количество обследованных из трех горо­
дов составило 565 человек. УЗИ проводилось портативным сканнером "Aloka
SSD-500" (Япония) с датчиком частотой 7,5 Мгц в режиме реального време­
ни. Объем железы обследуемых рассчитывали по формуле J . Brunn и др.
(1981). Перцентильные значения объема щитовидной железы определены в
зависимости от пола, возраста и площади поверхности тела, которая рассчи­
тывалась после проведения антропометрического измерения по формуле
DuBois (1916). Для оценки тиреоидного объема использовали нормативы,
рекомендованные B03/ICC1DD (WHO, 2001).
В соответствие с задачами исследования у 46 подростков с эндемиче­
ским зобом г. Хвалынска (2-ая группа, средний возраст 13,5 ± 1,3 лет) и 40
здоровых подростков (1-ая группа 13,2 ± 1,7 лет), прошедших ультразвуковое
исследование, определялись особенности метаболического статуса по содер­
жанию веществ средней и низкой молекулярной массы (ВНСММ) и олигопептидов (ОП) в эритроцитах, сыворотке крови и моче по методу М.Я. Мала­
ховой (1995). Олигопептиды в супернатантах определяли по методу основан­
ному на принципе Lowry (1951).
Кровь для исследования брали из локтевой вены натощак, в утренние
часы. Для получения сыворотки кровь помещали в центрифужные пробирки
с добавлением гепарина и подвергли центрифугированию при 3000 об/мин.
Эритроцитарную взвесь получали путем 3-х кратного отмывания крови фи­
зиологическим раствором (0,85-0,9% NaCl), центрифугируя при 1500 об/мин
в течение 10 мин. Отмытые эритроциты суспензировали в 2 мл физиологиче-
ского раствора и подвергали анализу не позднее 3-4 часов после выделения
клеток.
Для каждой возрастной группы вычислялись оценки основных стати­
стических параметров - средние арифметические величины (X), средние
квадратичные отклонения (S). При статистической обработке описательных
признаков вычисляли средний балл и процент наличия каждого из этих при­
знаков. При оценке сроков полового созревания определяли средний возраст
появления вторичных половых признаков по 50%-му наличию того или ино­
го признака. Оценка достоверности различий осуществлялась с помощью
критерия Стьюдента, Шефе.
Для анализа особенностей морфологической дифференциации на внутригруппоЕом и межгрупповом уровнях по всем исследуемым признакам про­
водилась процедура нормирования, после которой все полученные данные
были подвергнуты дисперсионному анализу "one-way ANOVA". Данный ме­
тод позволяет оценить достоверность влияния изучаемых факторов на иссле­
дуемые морфофункциональные показатели. При статистической обработке
полученных данных вычисления проводились с использованием пакетов про­
грамм Statistica-6.0. Построение таблиц и рисунков осуществлялись с помо­
щью программ Microsoft Office 2000.
Глава 3. ОСОБЕННОСТИ МОРФОЛОГИЧЕСКИХ ПОКАЗАТЕЛЕЙ МАЛЬ­
ЧИКОВ-ПОДРОСТКОВ ПУБЕРТАТНОГО ВОЗРАСТА ИЗ ЙОДДЕФИЦИТНОГО РЕГИОНА
При сравнительном морфологическом анализе 1318 мальчиков, прожи­
вающих в гг. Хвалынске, Балакове и Саратове установлено, что подростки г.
Хвалынска уступают своим сверстникам из двух других городов по длине и
массе тела, но оказываются впереди или не уступают им по обхвату груди.
По продольным размерам тела (длины корпуса и ноги) подростки г. Хвалын­
ска оказываются наиболее коротконогими. Так, в 17 лет средние значения
этого параметра для юношей гг. Хвальшска, Балакова и Саратова составляют
соответственно 94.71, 96.05 и 96.61 см. При этом различия по длине корпуса
существенно ниже, что свидетельствует о ведущем вкладе длины ноги в
формирование различий по длине тела. Мальчики-подростки г. Хвалынска на
протяжении всего возрастного ряда характеризуются более узкими плечами и
более широким тазом. По обхвату плеча и предплечья подростки г. Балаково
показывают наибольшие значения среди представителей всех трех фупп. По
характеру развития подкожного жироотложения у подростков прослеживает­
ся четкий градиент увеличения толщины кожно-жировых складок в направ­
лении городов: Хвалынск-Балаково-Саратов.
По итогам проведения ультразвуковых исследований в трех городах
получены результаты, на основании которых в каждом населенном пункте
были вьщелены фуппы подростков с нормальным (группа 1) и увеличенным
(группа 2) тиреоидным объемом.
8
Таблица 4
Распределение обследованных мальчиков-подростков трех населенных пунк­
тов по возрастным фуппам в зависимости от тиреоидного объема
Группа
N
1
2
Всего
268
297
565
12
32
55
87
13
53
79
132
Возраст, лет
14
15
38
37
51
35
89
72
16
61
42
103
17
47
35
82
Наибольшая частота увеличения тиреоидного объема зафиксирована
среди мальчиков г. Хвалынска, а наименьшая в г. Саратове (рис. 1). Полу­
ченные результаты подтверждают неблагоприятную геохимическую ситуа­
цию района их проживания
При
межгрупповом
31,4S%
анализе антропометрических
показателей подростков трех
городов среди
1-ой группы
отмечены определенные тер­
Бвпахсшо
30^0%
риториальные особенности.
Так, подростки г. Саратова
F i c t Частотаяяемгискогозоба^мапьчжовподросткав трех тсепем&п х^нкгсв Саратсвсксйобп&сти
являются самыми высокоросЛЫМИ, занимают лидирующее положение по обхватным размерам грудной
клетки, бедра, голени, ширине плеч и таза. Подростки г. Хвалынска отлича­
ются от сверстников из двух других городов степенью жироотложения, но
уступают им в высоте тела, длине корпуса и ноги, массе тела, ИМТ. Подро­
стки г. Балаково занимают промежуточное положение по многим признакам.
Территориальные морфологические различия между подростками 2-ой
группы отчетливо прослеживаются, но в основном по комплексу широтных
размеров. Так, подростки г. Хвальшска отличаются от представителей других
групп большей шириной плеч, груди и таза, а также обхватами плеча и пред­
плечья. По обхвату груди и сагиттального диаметра грудной клетки мальчи­
ки г. Балаково имеют наибольшие значения среди представителей всех трех
групп. Однако выявленные территориальные морфологические особенности
трех групп статистически не значимы, можно лишь проследить направление
их различий в общих чертах, что позволяет объединить все выборки дая
дальнейшего комплексного морфологического анализа.
При сравнительном анализе абсолютных величин длины тела в возрас­
тных группах мальчиков-подростков г. Хвалынска установлены различия в
13 (4.33 см) и 16 (5.02 см) лет, в других одновозрастных группах дифферен­
циация незначительная. По исследуемому признаку мальчики 2-ой группы г.
Балаково значительно отстают от сверстников (р<0.05) в 12 (7.01 см) и 14
(4.78 см) лет. Как и в других группах, при сравнительном анализе подростков
г. Саратова сохраняется подобная направленность различий по анализируе-
мому признаку, которые наиболее выражены в 14 - 12.35 см (р<0.001), 16 8.09 см (р<0.05) и 17 - 8.03 см (р<0.01) лет.
При внутригрупповом анализе показателей длины ноги значительные
различия установлены среди хвалынских подростков в 13 лет 3.69 см
(р<0.05), г. Балаково в 14 лет - 3.42см (р<0.05), г. Саратове в 14 - 6.62 см
(р<0.001), 16 - 5.46 см (р<0.05) и 17 - 5.56 см, (р<0.01) лет. Представители 2ой группы относительно сверстников являются наиболее коротконогими.
Отмечены различия также у подростков по длине корпуса в 14 лет (2.49 см,
р<0.001) г. Саратова. Представители 1-ой группы превосходят сверстников
по средним показателям массы тела на протяжении всего возрастного перио­
да. Значительные различия (р<0.01) в исследуемых группах подростков уста­
новлены в г. Саратове в 16 (10.21 кг) и 17 (16.92 кг) лет, г. Балаково в 14 лет
(7.21 кг).
Судя по абсолютным величинам продольных размеров и массы тела,
представители 2-ой группы во всех выборках заметно отстают от сверстни­
ков по всем изученным показателям, что свидетельствует о дисгармоничном
развитии организма. У них также отмечены более низкие и поздние темпы
приростов соответствующих признаков. В целом, наибольшая интенсивность
прироста длины тела у подростков 1 -ой группы, по сравнению с подростками
2-ой группы, достигается в основном за счет ускорения роста длины нижних
конечностей.
По широтным размерам тела между одновозрастными группами г. Ба­
лаково достоверные различия выявлены у 13-летних подростков по попереч­
ному диаметру грудной клетки - 0.8 см (р<0.05), в 14 лет по ее сагиттальному
диаметру - 1.14 см (р<0.05). Между подростками г. Саратова значительные
различия зафиксированы по диаметру плеч в 13 и 14 лет - 2.57 см (р<0.001),
в 13 лет по поперечному - 1.19 см (р<0.05) и в 14 лет по сагиттальному диа­
метру грудной клетки ~ 1.63 см (р<0.05) и таза в 17 лет-2.19 см (р<0.001).
По абсолютным величинам большинства обхватных размеров тела во
всех анализируе.мых группах подростки 1-ой несколько крупнее сверстников
из 2-ой группы. У подростков с эндемическим зобом проявляется тенденция
к узкосложенности. Но различия статистически достоверны среди 12-летних
подростков г. Балаково (р<0.05) по обхвату плеча, предплечья, бедра и голе­
ни (р<0.001), а также предплечья в 13 лет (р<0.05). У 16-летних подростков г.
Саратова между группами аналогичные различия (р<0.05) установлены по
обхвату плеча, предплечья, бедра и голени.
Наибольшая внутригрупповая дифференциация по абсолютным вели­
чинам обхвата грудной клетки выявлена в г. Хвалынске в 16 лет (4.05 см), г.
Балаково в 12 (3.53 см, р<0.01) и 14 (4.04 см, р<0.01) лет, г. Саратове в 13
(4.72 см, р<0.05) и 16 (10,0 см, р<0.01) лет. Подростки 1-ой группы характе­
ризуются большими величинами данного признака по сравнению со 2-ой во
всех возрастных рядах (кроме 12-летних г. Саратова). Отмеченные различия
по большинству показателей обхватных размеров тела между изучаемыми
10
группами свидетельствуют о замедленном развитии костного, мышечного и
жирового компонентов у мальчиков-подростков с эндемическим зобом.
Внзтригрупповой анализ уровня жироотложения у мальчиковподростков г. Хвалынска выявил статистически значимые различия (р<0.05)
по величинам жировых складок измеренных под лопаткой, на трицепсе у 12летних подростков и на предплечье у 13-летних, В этих возрастах у подрост­
ков 1-ой группы в целом наблюдается снижение общего уровня подкожножирового слоя, что вероятно связано с ускоренным продольным ростом, а за­
тем к 16 годам этот показатель снова увеличивается. Для мальчиков 1-ой
группы г. Балаково максимальная толщина жировых складок наиболее выра­
жена в 12 и 13 лет, в то время как у представителей 2-ой группы этот процесс
происходит на год позже. В 14 лет значительные внутригрупповые различия
отмечаются по подкожно-жировым складкам измеренным на передней по­
верхности плеча, предплечье (р<0.01), голени (р<0.001) и бедре (р<0.05).
Анализируя полученные данные, можно допустить, что снижение под­
кожно жирового слоя у подростков 2-ой группы свидетельствует о нарушен­
ном липогенезе, вероятно, вызванным недостаточной функциональной ак­
тивностью щитовидной железы. Для подтверждения высказанных предполо­
жений о роли влияния йоддефицита на уровень развития и изменчивости ис­
следуемых признаков, был проведен дисперсионный анализ. Наибольшая
дифференциация между группами подростков г. Хвалынска на статистически
значимом уровне отмечена по длине ноги и массе тела (р<0.05), величинам
жировых складок под лопаткой (р=0.000), на трицепсе, бицепсе и предплечье
(р<0.01).
Между группами г. Балаково высокая степень достоверности различий
установлена по продольным размерам: длине тела (р<0.001), корпуса (р =
0.005) и ноги (р = 0.000), массе тела (р = 0.000), И М Т (р<0.001), ширине таза
(р<0.01), поперечному (р<0.001) и сагиттальному (р<0.01) диаметрам груд­
ной клетки, по обхватным размерам груди, плеча, предплечья (р<0.001), ж и ­
ровым складкам, измеренным под лопаткой, на трицепсе, предплечье, бедре,
голени (р=0.000) и животе (р<0.001), диаметру плеч (р=0.000), обхвату бедра
и голени (р=0.000).
Проведенный дисперсионный анализ между группами г. Саратова по­
зволил выявить ряд морфологических особенностей среди подростков 2-ой
группы, которые характеризуются более низкой длиной тела и короткой дли­
ной ног (общий уровень различий составил 0,97 единицы стандартного от­
клонения р=0.000), а также пониженной массой тела (р=0.000) и относитель­
но меньшей шириной таза (р=0.000) и плеч (р<0.001). Дифференциация меж­
ду группами подростков на статистически значимом уровне зафиксирована
по показателям длины корпуса (р<0.001), поперечному (р<0.001) и сагит­
тальному (р<0.01) диметру фудной клетки, обхвату груди, голени (р=0.003),
бедра, предплечья (р=0.000), плеча (р<0.05), по величинам жировых складок
на животе и бедре (р<0.01).
И
При проведении дисперсионного анализа по всем изученным призна­
кам (рис. 2) различия мезвду группами достигают высокой степени достовер­
ности по длине и массе тела (р=0.000), ИМТ (р=0.000), длине ноги (р=0.000)
и корпуса (р=0.000), диаметрам тела - плечевому, тазовому, грудному
(р=0.000), измеренным жировым складкам (р=0.000).
Компоненты массы тела в течение половой зрелости являются показа­
телями метаболических изменений, отражают различные аспекты функцио­
нирования организма, содержат ключевую информацию относительно теку­
щего и будущего его морфофункционального состояния (Roger et al., 2003).
Установленная особенность среди подростков 2-ой группы указывает на ме­
нее активные гормонконтролируемые метаболические процессы, происходя­
щие в этом возрастном интервале. Анализируемая фракция имеет отрица­
тельную возрастную динамику в фуппах подростков (р<0.05, г = - 0.19), что
было показано в других работах (Haschke, 1983; Gregory et al., 1992).
При проведении сравнительного анализа содержания общего жира и
его процентного соотношения установлено, что для подростков 2-ой группы
характерны низкие показатели по сравнению со сверстниками во всех изу­
чаемых группах. Подростки 1 -ой фуппы гг. Саратова, Балаково, относитель­
но подростков 2-ой группы, значительно превалируют по процентному со­
держанию жира в общей массе тела в 13,14 и 16 лет (р<0.01).
1 -0.05
-0,25
Рис. 2. Дифференциация соматических признаков в группах подростков
Показатели коэффициента равного отношению масса жира/длина тела^
повышаются с 14 до 16 лет, после чего остаются на одном уровне (рис. 3).
Общая масса жира относительно длины тела ниже у подростков с эндемиче­
ским зобом, по сравнению с подростками из 1-ой группы.
12
1
11
12
13
14
15
16
17
18
вофаст, лет
• - 1 группа
0-2 группа
Рис. 3. Возрастная динамика жировой массы относительно длины тела
в группах подростков
■J2
«
■
21
?П
I
. ♦
*
IS
♦
•
о
18
• о
•
17
16
IS
14
13
•
Vo * * »
♦
11
о "S
.
12
*
■ <о
13
*1
•^
с » » ♦ «* о ^ ^ в
0
:
.
3 -
wa.
г*
°* ♦
0
;^2t.
♦ ^*с
go
•*
*
Ч^*
о
,
14
1
«
<* '*
<'*
о
i
»« •
0
^%,
о «"t^f*^—'
*'<>♦«
* *„
••
•
» *
♦=-
о
15
16
.
17
18
возраст, лет
♦ - 1 группа
0-2 группа
Рис 4. Возрастная динамика тощей массы относительно длины тела
в группах подростков
13
Тощая масса тела (ТМТ) активно увеличивается у мальчиковподростков в пубертатный период, показатели которой отражают развитие
активных тканевых компонентов тела в этом возрасте (Zemel, 2002; Roger et
а!., 2003) и имеют высокую положительную корреляцию с возрастом в 1-ой
(р<0.05, г=0.69) и во 2-ой (р<0.05, г=0.80) фуппах. Наиболее активным и ди­
намичным компонентом ТМТ является мышечная ткань. Так, при рассмотре­
нии абсолютных величин ТМТ во всех изучаемых выборках отмечаются наи­
большие показатели среди подростков 1-ой группы, по сравнению со 2-ой
группой, в г. Хвалынске в 12 лет (р<0.01), г. Балаково в 16 лет (р<0.001), г.
Саратове в 13 (р<0.01) 14 (р<0.001), 16 и 17 (р<0.000) лет.
Процентное содержание воды в массе тела у мальчиков-подростков 1ой группы ниже, чем у представителей 2-ой в 12,13 лет (р<0.01) в г. Хвалын­
ске, 13, 14 лет (р<0.01) в гг. Балаково и Саратове: именно в этих возрастах у
подростков 1-ой группы фиксируются минимальные значения. Повьпиенное
содержание воды в массе тела, как правило, в большей степени характерно
для препубертатного возраста (Haschke, 1983; Gregory et al., 1992).
Показатели индекса ТМТ, характеризующие соотношение данного
компонента к длине тела, равномерно увеличиваются с возрастом в группах
подростков. Величины данного индекса ниже у подростков 2-ой группы по
сравнению с подростками из 1-ой группы в течение всего возрастного перио­
да (рис. 4). Подобная направленность внутригрупповых различий анализи­
руемого показателя свидетельствует о менее активном формировании костно-мышечного компонента у подростков с эндемическим зобом.
На основании проведенного дисперсионного анализа, можно сделать
вывод о том, что для подростков с эндемическим зобом во всех трех терри­
ториальный выборках, характерно значительно более высокое процентное
содержание воды (р<0.001), пониженные показатели ТМТ (р<0.001) и разви­
тия жирового компонента (р=0.000), по сравнению с их сверстниками с нор­
мальным тиреоидньпй объемом.
Глава 4. ХАРАКТЕРИСТИКА ПРОЦЕССОВ ПОЛОВОГО СОЗРЕВАНИЯ
И РАСПРЕДЕЛЕНИЕ СОМАТОТИПОВ В ГРУППАХ МАЛЬЧИКОВ ПОДРОСТКОВ
Начало и дальнейший ход процесса полового созревания, как известно,
в полной мере определяют характер изменчивости многих морфофункциональных показателей, поскольку именно в этот период половые гормоны
обусловливают развитие вторичных половых признаков и оказывают влия­
ние на ход ростовых гфоцессов (Соловьева, 1966; Kaфati et al., 2002). В связи
с важной ролью тиреоидных гормонов в становлении полового созревания
изучение ее состояния в подростковом возрасте представляет особый инте­
рес, поскольку на этот возрастной период приходится пик функциональных
нарушений щитовидной железы (Щеплягина, 1995; Dunger et al., 1999; Iwata,
14
2003; Delange, Hetzel, 2004). Параметры полового созревания - степень разви­
тия вторичных половых признаков являются достаточно объективными кри­
териями изменения гормонального гомеостаза и физической зрелости в це­
лом (Соловьева, 1966; Властовский, Ямпольская, 1977; Кафа11 et al., 2002).
При проведении сравнительного анализа проявления вторичных поло­
вых признаков в фуппах подростков представители 1-ой фуппы опережают
не только по характеру их распределения, но более высокими баллами во
всех выборках, что свидетельствует о более поздних сроках вступления под­
ростков с эндемическим зобом в период полового созревания. Среди подро­
стков 2-ой группы отмечается процент индивидуумов, не имеющих их выра­
женности - 3 1 % в 13 лет и 15% в 14 лет г. Хвалынска, 13 лет - 3 5 % в г. Балаково и 2 5 % в г. Саратове. При внутригрупповом анализе более высокий про­
цент выраженности вторичных половых характеристик отмечается среди
подростков 1-ой группы, большинство из которых к 15-летнему возрасту
достигают дефинитивной стадии развития, в то время как среди представите­
лей 2-ой группы процент зрелой стадии развития анализируемых признаков
значительно ниже. Таким образом, во всех возрастных группах у подростков
с эндемическим зобом отчетливо проявляется замедленное формирование
вторичных половых признаков, что свидетельствует о неадекватном развитии
гормональной системы стимулирующей данные процессы.
Для более полного вывода, вне зависимости от стадии развития вто­
ричных половых признаков, был рассчитан средний возраст их проявления.
Так, у подростков 2-ой фуппы г. Хвалынска физиологическая гинекомастия
происходит в 13 лет 1 месяц, т.е. на 2 месяца позже, чем у подростков 1-ой
группы. По другим показателям, таким как пубальному и аксиллярному оволошению, подростки с эндемическим зобом имеют более позднее сроки их
развития: во 2-ой группе - Ах - 14.3 лет, Р - 13.6 лет , в 1-ой группе - Ах 14.05 лет, Р - 13.2 лет. У подростков г. Балаково также наблюдается подобная
тенденция. По выраженности развития анализируемые признаки среди под­
ростков 2-ой группы в среднем проявляются: С в 12.5 лет, Р - 13.3 лет, Ах 14.1 лет, в то время как у подростков 1-ой группы С - в 12.4, Р - 12.8, Ах 13.8 лет. Между группами подростков г. Саратова выявлены различия в раз­
витии по пубальному оволошению в 11.1 и 12.2 лет, а также менее значи­
тельные по аксиллярному в 13.7 и 13.8 лет. Пубертатная ломка голоса среди
представителей 1-ой группы в среднем происходит в г. Хвалынске в 13.9 лет,
г. Балаково - 13.11 лет, г. Саратове - 14.1 лет; во 2-ой группе - 14.4, 14.1,
14.1 соответственно. По формированию кадыка подростки 2-ой группы, кро­
ме г. Саратова, также отстают относительно сверстников из 1-ой группы:
14.2- 14.5 лет в г. Хвалынске, 13.9- 13.11 лет в г. Балаково.
Как видно из рис. 5., подростки с эндемическим зобом во всех террито­
риальных выборках значительно отстают от представителей 1-ой группы по
развитию вторичных половых признаков, однако статистически достоверные
различия получены в г. Балаково (С, Ах, Р - р-0.005) и г. Саратове (С, Ах, Р р=0.000).
15
P-l группа
P-2 группа
Ax-1 i^jynna Ax-2 группа
C-1 груши
C-2 группа
вторичные попшые лризнахи
Рис 5. Развитие вторичных половых признаков
в группах подростков трех городов
Таким образом, можно предположить, что выявленные более поздние
сроки становления и стадийности развития полового созревания среди под­
ростков 2-ой группы предопределили менее интенсивные приросты размер­
ных признаков и соматического статуса в целом. По развитию вторичных по­
ловых признаков подростки г. Саратова превалируют между сверстниками
двух других городов по большинству показателей. Подростки г. Хвалынска
характеризуются более поздними сроками полового созревания. Тем не ме­
нее, установленные особенности между группами по всем перечисленным
признакам не достигают статистически значимого уровня.
Анализ распределения конституциональных типов, показал, что для
всех территориальных выборок первостепенным является торакальный тип
телосложения для мальчиков-подростков 2-ой (41.8%) и 1-ой группы (36.0%).
Неопределенный тип у подростков 2-ой группы составляет - 26.7%, в то вре­
мя как у 1-ой - 19.6%. Среди подростков 1-ой группы превалирует в основ­
ном мускульный (30.2%) и дигестивный (12.4%) тип, чем во 2-ой (25.5%,
4.9%). Процент астенического типа незначителен как в 1-ой (1.8%), так и во
2-ой (1.5%) группах.
Глава 5. ОСОБЕННОСТИ М Е Т А Б О Л И Ч Е С К И Х И З М Е Н Е Н И Й И Х А Р А К ­
ТЕР Р А З В И Т И Я Э Н Д О Г Е Н Н О Й И Н Т О К С И К А Ц И И У М А Л Ь Ч И К О В ПОДРОСТКОВ В З А В И С И М О С Т И ОТ Й О Д Д Е Ф И Ц И Т А
Исходя из поставленных задач, у 40 здоровых подростков (1 группа) и
46 подростков с эндемическим зобом г. Хвалынска (2 группа) было проведе­
но биохимическое исследование с целью определения метаболического ста­
туса и характера развития эндогенной интоксикации в зависимости от среды
16
обитания. Согласно современным представлениям, механизм развития эндо­
генной интоксикации представляет собой сложный, многокомпонентный
процесс, обусловленный биологической активностью большой и разнообраз­
ной группы эндогенных факторов, которые являются отражением метаболи­
ческого ответа организма на любой агрессивный фактор (Малахова, 1989).
В группе подростков с увеличенным тиреоидным объемом (2 группа)
по сравнению с контрольной (1 группа) бьш зарегистрирован повышенный
ВНСММ в сыворотке крови в 1,8 раза (р=0.000), эритроцитах в 1,3 раза и мо­
че в 1,4 раза (р=0.000).
При сравнительном анализе спектрограмм сыворотки крови и эритро­
цитов двух групп в целом зафиксированы высокие значения экстинкций при
длинах волн 238, 242 и 246 нм у представителей 2-ой группы (рис. 6). У под­
ростков 1-ой группы в спектрограмме плазмы крови содержание данных ве­
ществ незначительное. Установленные различия (р~0.001) между группами в
диапазоне выше указанных длин волн свидетельствуют о происходящих катаболических процессах в организме у подростков с эндемическим зобом, а
также о значительном количественном возрастании катаболических продук­
тов в крови.
"-"^ сыворотка - 2 группа
—йгчиоча-Зфуппа
t
-^~" эритроциты - 2 группа J
сыворотка -1 фуппа
-Д-моча'-1 группа
" эритрощпы' 1 группа
238
242
246
250
234
258
262
266
270
274
278
282
286
290
294
298
Рис. 6. Спектрограммы сыворотки крови, эритроцитов и мочи
в группах подростков
При сопоставлении показателя катаболического пула, характеризую­
щего максимальные поглощения спектра преимущественно веществ катабо­
лического происхождения, в сыворотке крови у подростков 1-ой группы его
величины превышали значения 2-ой группы в 2,8 раза (р^О.ООО). Изучение
ВНСММ в сыворотке крови, эритроцитах и моче позволило выявить: увели17
чение вышеуказанных показателей во всех исследуемых субстанциях, а так­
же повышенное накопление продуктов катаболического пула у подростков 2ой группы. По-видимому, повышенное содержания небелковых веществ раз­
личной природы в плазме крови, которые в основном представляют конеч­
ные продукты обмена, вызвано тем, что элиминация их из кровотока недос­
таточна, либо в значительной степени увеличено их образование, либо те и
другие механизмы действуют одновременно. Данные соединения накапли­
ваются в организме практически при всех патологических состояниях, обла­
дая токсическим воздействием, они носят универсальный характер, являясь
проявлением метаболической реакции организма на неблагоприятные факто­
ры (Малахова, 1989). Еще одной из возможных причин, на наш взгляд,
привносящим изменения в перераспределение В Н С М М между эритроцитами
и сывороткой крови у подростков с эндемическим зобом, по-видимому, в ы ­
звано снижением сорбционных свойств гликокаликса эритроцитов. Подтвер­
ждением этого служит спектральный профиль эритроцитов, который показы­
вает уменьшение уровня метаболитов на мембранных структурах, что свиде­
тельствует о нарушении структурно-функциональных свойств эритроцитов у
подростков с эндемическим зобом. Еще одним доказательством наших пред­
положений явилось изменения коэффициента Ki_ показывающего перерас­
пределение В Н С М М между белками сыворотки крови и эритроцитарной
мембраной, у подростков с эндемическим зобом. Так, показатели коэффици­
ента К] у подростков 2-ой группы превышали в 1,4 раза (р=0.000) значения 1ой группы (табл. 3). Полученные данные согласуются с результатами ряда
авторов показавших, что у детей и подростков с нарушенной функцией щи­
товидной железы происходят изменение в содержании белков плазмы крови,
увеличение окисления липидов и активизация свободнорацикальных процес­
сов (Мирсалимов и др., 2002; Кравец и др., 2003). Все эти изменения в ко­
нечном итоге приводят к дестабилизации и деструкции мембранных структур
эритроцитов, вступают в неспецифические взаимодействия, формируя агре­
гаты нарушающие микроциркуляцию крови (Авцын, Шахламов, 1979).
Для дальнейшего изучения особенностей метаболического статуса б ы ­
ли проанализированы белковые составляющие веществ низкой и средней мо­
лекулярной массы - ОП. При сравнительном анализе у подростков 2-ой
группы бьш установлен пониженный уровень (р=0.000) содержания О П в
эритроцитах в 3,9 раз, сыворотке крови в 1,7 раза (р=0.000) и моче в 5,4 раза
(р=0.000). Величины коэффициента, отражающего перераспределение О П
между плазмой крови и эритроцитами - К4 у подростков 2-ой группы значи­
тельно превышают показатели 1-ой в 2,6 раза (р=0.005), что позволяет нам
подтвердить сделанный ранее вывод о нарушении архитектоники мембран
эритроцитов, и как следствие снижения их функциональных особенностей.
При сопоставлении значений индекса интоксикации (ИИ) сыворотки крови у
мальчиков-подростков 2-ой группы отмечались более высокие показатели по
сравнению с 1-ой группой (см. табл. 3)
18
Поскольку основная масса В Н С М М и ОП удаляется из организма пу­
тем гломерулярной фильтрации, для детального анализа были рассчитаны
коэффициенты, характеризующие элиминацию этих веществ почками. Так,
по значениям коэффициента с помощью которого можно оценить выдели­
тельную функцию В Н С М М почками - Кг между группами подростков отме­
чаются незначительны различия (см. табл. 3).
Таблица 3
Показатели эндогенной интоксикации в группах мальчиков-подростков
Показатели
В Н С М М сыворотки, у.е.
В Н С М М мочи, у.е.
В Н С М М эритроциты, у.е.
Кагаболический пул, у.е.
О П сыворотки, г/л
О П мочи, г/л
О П эритроциты, г/л
И И сыворотки
К,
К2
Кз
К4
1 группа
М±т
15,24±1,84
26,99±2,00
17,91+1,11
5,35±0,73
2,03±0,09
1,96±0,14
1,32±0,06
22,71±3,38
0,85+0,09
0,85±0,06
0,55±0,05
1,63±0,16
S
5,53
5,65
3,33
2,18
0,26
0,43
0,19
6,76
0,27
0,18
0,15
0,51
2 группа
М±т
27,50±0,57
38,78±1,57
23,13±0,51
14,78±0,39
1,31±0,10
0,36+0,07
0,36±0,03
40,76±2,82
1,21±0,04
0,77+0,03
0,23± 0,04
4,29±0,54
S
2,96
8,16
2,64
2,01
0,54
0,34
0,17
13,53
0,20
0,16
0,23
2,80
Однако значения коэффициента - Кз, характеризующего почечную де­
градацию О П и их элиминацию у подростков 1-ой группы, выше (р=Ч),000)
относительно представителей 2-ой группы. Показатели данного коэффициен­
та подтверждают, что установленный относительно низкий уровень ОП в мо­
че у подростков 2-ой группы обусловлен пониженной функциональной ак­
тивностью почек, следовательно, это объясняет повышенную концентрацию
О П в сыворотке крови, указывая на усиленный распад белков и метаболизм
аминокислот. При проведении корреляционного анализа между показателями
коэффициента К| установлена отрицательная взаимосвязь с ОП мочи
(г = -0.41, р=О,03), также как и с катаболическим пулом (г= -0.39, р=0,03) в
группе подростков с эндемическим зобом. У представителей 1-ой группы
взаимосвязь между анализируемыми показателями не достигает статистиче­
ски значимого уровня.
Таким образом, у подростков с эндемическим зобом направленность
метаболических реакций характеризуется наличием хронического эндотоксикоза, протеканием метаболических реакций преимущественно по катаболическому пути, снижением детоксикационной функции печени и почек.
19
выводы
1. При межгрупповой дифференциации антропометрических признаков,
установлено, что мальчики-подростки г. Хвалынска уступают своим сверст­
никам гг. Балаково, Саратова по длине, массе и продольным размерам тела.
Среди представителей всех трех групп подростки г. Балаково имеют наи­
большие значения по обхватам плеча и предплечья. По характеру развития
подкожного жироотложения у подростков прослеживается четкий градиент
увеличения толщины кожно-жировых складок в направлении городов: Хвалынск-Балаково-Саратов.
2. На основании ультразвукового исследования, наибольшую частоту
эндемического зоба имеют подростки г. Хвалынска (61.53%) и г. Балаково
(51.48%), а наименьшую г. Саратове (30,0%), что свидетельствует о разной
степени йоддефицита в районах проживания исследуемых групп.
3. Направление и интенсивность морфофункциональных различий меж­
ду подростками с эндемическим зобом и здоровыми в основном имеют сход­
ную направленность во всех территориальных группах. Подростки г. Хва­
лынска отличаются наиболее низкими значениями большинства антропомет­
рических показателей, что очевидно связано с неблагоприятной геохимиче­
ской ситуацией (йодный дефицит пофаничный с тяжелым) в этом населен­
ном пункте. Йодный дефицит замедляет ход ростовых процессов и развития и
определяет своеобразную морфологическую "ретардированность" хвалынской
группы, заключающуюся в ббльшей брахиморфии по сравнению со сверстниками гг. Балакова и Саратова.
4. Мальчики-подростки с эндемическим зобом во всех выборках значи­
тельно отстают от сверстников по длине и массе тела, обхватным и широт­
ным размерам тела, что свидетельствует о дисгармоничном развитии орга­
низма. У них также отмечены более низкие и поздние темпы приростов по
этим признакам. Наименьшая интенсивность прироста длины тела у подро­
стков с эндемическим зобом происходит в основном за счет замедления рос­
та длины нижних конечностей.
5. Для мальчиков-подростков с эндемическим зобом по сравнению с их
сверстниками характерны пониженные показатели тощей массы тела и раз­
вития жирового компонента, более высокий процент содержания воды в мас­
се тела, что свидетельствует о менее активных гормонконтролируемых мета­
болических процессах организма.
6. Среди подростков с эндемическим зобом выявлены более поздние
сроки становления и стадийности развития полового созревания, что харак­
теризует неадекватное функционирование их гормональной системы.
7. У мальчиков пубертатного возраста с эндемическим зобом установле­
но достоверное увеличение веществ средней и низкой молекулярной массы и
снижение олигопептидов в организме, изменения в перераспределении этих
веществ между гликокаликсом эритроцитов и сывороткой крови, что указы-
20
вает на нарушение структурно-функциональных свойств мембран эритроци­
тов.
8. Характер развития эндогенной интоксикации у подростков с эндеми­
ческим зобом сопровождается протеканием метаболических реакций пре­
имущественно по катаболическому пути, о чем свидетельствуют увеличение
катаболического пула в 2,8 раза и снижение детоксикационной функции пе­
чени (высокий уровень веществ средней и низкой молекулярной массы и ин­
декса иигоксикации сыворотки крови) и почек (низкие показатели олигопептидов в моче и коэффициента Кд).
СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ
1. Physical status and sexual development boys with endemic goiter// In­
ternational Journal of Experimental and Clinical Endocrinology "Hormone Re­
search", Abstract 42"^ Annual Meeting of the European Society for Pediatric
Endocrinology (ESPE)-Ljubljana, Slovenia, 2003; 60 (suppl 2), p. - 108. (в coавт. с И.А. Хомяковой, Л.В. Задорожной, Е.З. Годиной, И.А. Барановой,
Р.А. Киреевьш)
2. МофЬо1о§!са1 characteristics of adolescents from the regions with io­
dine deficiency// Abstract XV ICAES 2K3 "Humankind/Natere Interaction:
Past, Present and Future. - Florence, Italy, 2003. p. - 99. (в соавт. с И.А. Хомя­
ковой, Л.В. Задорожной)
3. Физическое развитие детей в регионе умеренного йодного дефи­
цита// Сборник статей по материалам Международной конференции "Ан­
тропология на пороге III тысячелетия" - Москва, 2003. Т.2 - С.616-624. (в
соавт. с Н.А. Курмачевой, А.Р. Кравченей, И.А. Барановой, И.А. Утц, Е.З.
Годиной)
4. Тиреоидный статус: физическое и половое развитие мальчиков из
иоддефицитного региона// Журнал Вопросы современной педиатрии. Москва, 2003, том 2, прил. № I, - С.319. (в соавт. с Н.А. Курмачевой, Р.А.
Киреевым, И.А. Хомяковой, Л.В. Задорожной, А.Р. Кравченей, И.А. Бара­
новой, В.В. Аранович)
5. Особенности морфологического статуса у подростков из районов с
дефицитом йода// VII Международный конгресс "Современный олимпий­
ский спорт и спорт для всех" - Москва, 2003. - С. 194-195. (в соавт. с И.А.
Хомяковой, Л.В. Задорожной, Е.З, Годиной)
6. Физический статус и состояние щитовидной железы у мальчиков из
иоддефицитного региона// Материалы VI Международной научной конфе­
ренции "Эколого-биологические проблемы бассейна Каспийского моря" Астрахань, 2003 - С. 100-103. (в соавт. с Е.З. Годиной, И.А. Хомяковой, Л.В.
Задорожной, И.А. Барановой)
7. Показатели эндогенной интоксикации, состояние щитовидной железы
и особенности физического развития у мальчиков из иоддефицитного регио21
на// Всероссийская конференция молодых ученых "Наука и инновации X X I
века" - Сургут, 2003 - С.162-165. (в соавт. с Е.З. Годиной, И.А. Хомяковой,
Л.В. Задорожной)
8. Growth and development of children in Saratov region under the influence
of environmental factors// Abstract H * International Congress of European An­
thropological Association «Human variability: a bridge between sciences and hu­
manities» - Komotini, Greece, 2004, p.17-18 (в соавт. с Е.З. Годиной, И.А. Хо­
мяковой, А.Л. Пурунджаном, Л.В. Задорожной)
9. Morpho-fiinctional features in adolescent males under iodine deficiency of
the Saratov region// Russian-Japanese Symposium on physiological anthropology
"Variation of moфhological traits for adaptation to physical environment" - Mos­
cow, 2005, p. 49 (в соавт. с И.А. Хомяковой, Р.А. Киреевым)
10. Morpho-fiinctional features in adolescent males under iodine deficiency of
the Saratov region// Journal of Physiological Anthropology and Applied Human
Science, 2005,24 (4): p. 407-411. (в соавт. с И.А. Хомяковой, Р.А. Киреевым)
11. Metabolic and auxological indexes in boys with iodine deficiency disor­
ders during puberty period// Medics' International conference, Yerevan, Armenia,
2005, p. 52 (в соавт. с И.А. Хомяковой, Г.В.Шляхтиным)
Поповский Алексей Игоревич
МОРФОФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПОДРОСТКОВ,
ПРОЖИВАЮЩИХ В ЙОДДЕФИЦИТНОМ РЕГИОНЕ
03.00.16-экология
03.00.14 - антропология
Автореферат диссертации на соискание ученой степени
кандидата биологических наук
Подписано в печать 27 10 05
Формат 60x84 1/16. Объем 1,5 п л Тираж 100 экз Заказ 196
Типография Издательства Саратовского университета
410012, Саратов, Астраханская, 83
№121295
РНБ Русский фонд
2006-4
19468
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
0
Размер файла
1 126 Кб
Теги
bd000100111
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа