close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

bd000100144

код для вставкиСкачать
На правах j^^^^ucu
Невоструев Андрей Геннадьс
ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ
РАССМОТРЕНИЯ И РАЗРЕШЕНИЯ Ж И Л И Щ Н Ы Х ДЕЛ,
В О З Н И К А Ю Щ И Х ИЗ ДОГОВОРА С О Ц И А Л Ь Н О Г О
НАЙМА ЖИЛОГО П О М Е Щ Е Н И Я
Специальность 12.00.15 -Гражданский процесс;
арбитражный процесс
Автореферат
диссертации на соискание ученой степени
кандидата юридических наук
Москва - 2005
Диссертация выполнена в Московском государственном
университете им. М.В. Ломоносова (юридический факультет).
Научный руководитель
доктор юридических наук, профессор
Шерстюк Владимир Михайлович
Официальные оппоненты:
доктор юридических наук
Коршунов Николай Михайлович,
кандидат юридических наук
Ганичева Екатерина Северьяновна
Ведущая организация -
Верховный суд Удмуртской Республики
Защита диссертации состоится «09» ноября 2005 года в
15 часов 15 минут на заседании диссертационного совета
Д.501.001.99 при Московском государственном университете
им. М.В. Ломоносова по адресу: 119992, ГСП-2, Москва, Ленин­
ские горы, М Г У им. М.В. Ломоносова, 1-й корпус гуманитарных
факультетов, юридический факультет, аудитория 826.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке юридиче­
ского факультета Московского государственного университета
им. М.В. Ломоносова по адресу: 119992, ГСП-2, Москва, Ленин­
ские горы, М Г У им. М.В. Ломоносова, 2-й корпус гуманитарных
факультетов.
Автореферат разослан «05» октября 2005 года.
Ученый секретарь
диссертационного совета
В.А. Чибисов
О Б Щ А Я ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования. Жилищная проблема обеспечение граждан жильем - была и остается в нашей стране ак­
туальной до сих пор, что подтверждается наличием большого коли­
чества граждан, стоящих не один десяток лет в очереди за получением
жилого помещения. Низкий уровень жилшщюго строительства за по­
следние 20 лет ведет не только к повьппенному спросу на жилье, но и
к искусственному завышению цен на него.
Очевидно, решение жилищного вопроса находится не только в
сфере управления жилищным строительством. Необходимы также
развитое жилищное законодательство, максимальным образом адап­
тированное к существующим, постоя1шо изменяющимся общестренным отношениям, которое бы гарантировало защиту и р^ализащпо
жилишных прав граждан, а также стабильная и непротиворечивая
судебная практика по жилищным делам.
Во время действия Жилищного кодекса РСФСР и других нор­
мативно-правовых актов советского периода проблема обеспечения
граждан жильем не была решена.
Совершенствование постсоветского жилищного законодатель­
ства прошло несколько этапов.
Первым этапом в развитии жилищного законодательства явилось
принятие законов РФ от 4 июля 91 г. № 1541-1 «О приватизащш жи­
лищного фонда в Российской Федеращ1и», от 24.12.92 г. № 4218-1
«Об основах федеральной жилищной политики в РФ», заложивших
основы частной собственности на жилье.
Вторым этапом, по нашему мнению, является принятие Кон­
ституции РФ (ст. 40), которая гарантирует гражданам реализацию
права на жилище, и Гражданского кодекса РФ (части первая - тре­
тья). Следует отметить, что применение судами общей юрисдик­
ции, Конституционным Судом РФ Конституции РФ к жилищным
правоотношениям оказало существенное влияние на развитие жи­
лищного законодательства.
И наконец, третьим этапом является введение в действие ново­
го Жилищного кодекса Российской Федерации (далее - Ж К РФ).
Анализ статей Ж К РФ показал, что в данном законе имеется много
пробелов, неточностей, противоречий, неясностей, что приводит к
''^.й^З
С.Петер
•а
сложности его толкования и применения на практике. Это не может не
сказаться на качестве судопроизводства по жилищным спорам.
Представляется, что актуальной задачей для судов будет станов­
ление правильной и непротиворечивой практики применения Ж К Р Ф .
Данное исследование посвящено вопросам судебного рассмот­
рения споров, вытекающих из жилищных правоотношений по дого­
вору социального найма, на основе нового Ж К Р Ф . Согласно Ж К
Р Ф жилое помещение по договору социального найма может быть
предоставлено только малоимущим гражданам, число которых в I V
квартале 2004 г. в Российской Федерации составляет 20,8 млн. че­
ловек (14,6 % ) , что является весьма существенным показателем'.
Вместе с тем судебная практика судов общей юрисдикции У д ­
муртской Республики показывает, что количество рассмотренных
жилищных дел, возникающих из договора социального найма ж и ­
лого помещения (далее - жилищные дела (жилищные споры)), по
отношению ко всем другим категориям гражданских дел является
достаточно большим (=30 % ^ ) , однако качество рассмотрения этих
споров остается невысоким.
Большое количество жилищных споров рассматривается суда­
ми с серьезными нарушениями сроков. Производство по делу мо­
жет затягиваться на несколько лет, при этом вынесенные судебные
постановления нередко обжалуются и отменяются^.
Существующее состояние практики разрешения жилищных дел
не может оставаться таким же.
Сложность рассмотрения жилищных споров обусловлена несо­
вершенством действующего материального жилищного законода-
' По данным Федеральной службы государственной статистики за
4-й квартал 2004г. // Официальный сайт Федеральной службы государ­
ственной статистики в Интернете (www.gks.ru).
^ Отчет о работе судов первой инстанции по рассмотрению граждан­
ских дел за 6 месяцев 2005г. Составлен Управлением судебного депар­
тамента в Удмуртской Республике.
■* В первом полугодии 2005г. = 27 % кассационных жалоб и представ­
лений Судебной коллегией по гражданским делам Верховного суда
Удмуртской Республики было удовлетворено (Отчет о работе по рас­
смотрению гражданских дел в кассационном порядке за период с
01.01.2005г. по 30.06.2005г.).
4
тельства, изменением экономической ситуации и общественных
отношений в государстве.
Необходимо решить ряд вопросов процессуального характера.
Несмотря на неоднократные предложения ученых внести в жилищ­
ное законодательство нормы, предусматривающие участие жилищ­
ных органов для дачи заключения по делу, а также в целях защиты
прав и законных интересов других лиц, в Ж К РФ этот вопрос остал­
ся нерешенным. В Ж К РФ также отсутствуют нормы о подведомст­
венности судам дел о предоставлении жилого помещения, распре­
делении бремени доказывания между гражданином и жилищным
органом, наймодателем и др.
Развитие законодательства о порядке судопроизводства по жи­
лищным делам и материального жилищного законодательства не­
возможно без исследования процессуальных особенностей рассмот­
рения и разрешения жилипдаых споров, условий применения норм
материального и процессуального права на практике.
В результате проведенного исследования диссертантом пред­
ложены меры по совершенствованию процессуального законода­
тельства, связанного с рассмотрением и разрешением жилищньк
споров, и материального жилищного законодательства.
Исследование особенностей рассмотрения жилищных дел не
может не иметь значения для разработки теоретических вопросов
гражданского процесса. В данном исследовании сделаны определен­
ные выводы: о процессуальном положении третьих лиц, о распреде­
лении бремени доказывания по жилищным делам и др.
Настоящее исследование имеет значение и для судебной прак­
тики по жилищным делам, поскольку рассмотрение и разрешение
данных споров представляет определенную сложность, а качество
судопроизводства остается невысоким.
Тема данного исследования с учетом изменившихся общест­
венных отношений в государстве и жилищного законодательства
слабо разработана в науке. В 1966 г. Р.Е. Гукасяном бьша защищена
кандидатская диссертация «Процессуальные особенности рассмот­
рения и разрешения судами жилищных дел», в 1980 г. и 1989 г. бы­
ли зашищены кандидатские диссертации «Процессуальные особен­
ности рассмотрения судами споров, связанных с обменом жилых
помещений» (автор О.Н. Родионова) и «Актуальные проблемы су­
дебной защиты жилищных прав» (автор П.П. Колесов). Однако две
последние работы посвящены исследованию лишь отдельных кате­
горий жилищных дел, а именно споров, связанных с обменом жи­
лых помещений и с предоставлением освободившегося изолиро­
ванного жилого помещения в коммунальной квартире.
Предметом изучения в настоящей диссертации является выяв­
ление особенностей рассмотрения и разрешения жилищных дел,
возникающих из договора социального найма жилого помещения,
на основе нового жилищного законодательства.
Цели и задачи диссертационного исследования: развитие нау­
ки гражданского процесса, создание условий для совершенствования
жилищного, процессуального законодательства, связанного с рас­
смотрением и разрешением жилищных дел, судебной практики по
жилищным спорам, определение процессуальных особенностей рас­
смотрения и разрешения жилищных дел, возникающих из договора
социального найма жилого помещения.
Для достижения данных целей поставлены следующие задачи:
- изучить методику определения процессуальных особенностей
рассмотрения и разрешения жилищных дел;
- исследовать особенности подведомственности жилищных дел
судам;
- определить процессуальное положение отдельных участников
жилищных споров, в частности жилищных органов;
- исследовать особенности доказательств и доказывания в жи­
лищных спорах, в том числе распределение обязанностей по дока­
зыванию между истцом и ответчиком при участии в качестве сто­
роны жилищных органов;
- исследовать особенности судебного решения по жилищным
делам;
- определить недостатки процессуального и материального за­
конодательства, применяемого при разрешении жилищных споров,
выявить ошибки, допускаемые при этом судами;
- сформулировать предложения по совершенствованию процес­
суального законодательства, связанного с рассмотрением и разре­
шением жилищных споров, и материального жилищного законода­
тельства, судебной практики по жилищным делам.
Методологическую основу исследования составляют обще­
философский метод научного исследования, метод материалисти-
ческой диалектики, а также использовались методы системного,
логического, грамматического, статистического анализа и синтеза.
Теоретическую основу диссертации составили труды Т.Е. Абовой, В.Н. Аргунова, О.В. Баулина, А.Т. Боннера, В.П. Воложанина,
Р.Е. Гукасяна, М.А. Гурвича, А.А. Добровольского, В.М. Жуйкова,
Н.Б. Зейдера, С.А. Ивановой, И.М. Ильинской, А.Ф. Клейнмана,
П.П. Колесова, Н.М. Костровой, В.Н. Литовкина, В.Ф. Маслова,
А.А. Мельникова, Г.Л. Осокиной, Ю.К. Осипова, И.В. Решетнико­
вой, О.Н. Родионовой, П.И. Седугина, Е.М. Тараканковой,
М.К. Треушникова, Н.А. Чечиной, М.С. Шакарян, В.М. Шерстюка,
В.Н. Щеглова, К.С. Юдельсона, В.В. Яркова и др.
В процессе исследования изучен большой материал судебной
практики по жилищным дедам Верховного Суда РФ, Верховного
суда Удмуртской Республики и других судов.
Научная новизна работы состоит в том, что в ней впервые на
основе нового Ж К РФ предпринято комплексное исследование
процессуальных особенностей рассмотрения и разрешения жилищ­
ных споров.
Проведенное исследование позволило сформулировать и обос­
новать следующие основные положения и выводы, выносимые
на защиту:
1. В жилищное законодательство включено сравнительно не­
большое количество специальных процессуальных норм, устанав­
ливающих исключение или дополнение к закрепленным в ГПК РФ
общим нормам, что обусловливает сложность рассмотрения и раз­
решения судами жилищных дел и не способствует укреплению га­
рантий защиты жилищных прав граждан.
2. Практика рассмотрения и разрешения судами дел о предос­
тавлении жилых помещений, возникающих как из гражданских, так
и из публичных и иных правоотношений, свидетельствует о тен­
денции расширения круга подведомственных судам общей юрис­
дикции жилищных дел.
3. Поскольку в соответствии с жилищным законодательством
решение вопроса о предоставлении жилого помещения на основа­
нии договора социального найма находится в компетенции органов
местного самоуправления, предпосылкой права на обращение в суд
по делу о предоставлении жилого помещения, возникшего из пуб­
личных правоотношений, является вынесение компетентным орга-
ном соответствующего рещения (о предоставлении или об отказе в
предоставлении жилого помещения).
4. По жилищным делам, возникщим из договора социального
найма жилого помещения (о взыскании долгов по оплате жилья и
коммунальных услуг, о признании договора социального найма не­
действительным и т.п.), надлежащей стороной будут являться дей­
ствующие от имени собственника жилого помещения государст­
венного жилищного фонда или муниципального жилищного фонда
уполномоченные государственные органы РФ, субъекта РФ, орган
местного самоуправления или управомоченное им лицо (государст­
венные и муниципальные предприятия и учреждения) - наймодатель жилого помещения, а не организации жилищно-коммуналь­
ного хозяйства и не управляющая организация.
Положение стороны в процессе указанные лица сохраняют и в
том случае, когда предметом иска является требование, связанное с
обслуживанием, содержанием и ремонтом жилых помещений, осу­
ществленными организациями жилищно-коммунального хозяйства
(в частности, требование о возмещении убытков, вызванных порчей
жилого помещения, например, вследствие прорыва трубы тепло­
снабжения, о компенсации морального вреда и т.д.). По таким де­
лам организации жилищно-коммунального хозяйства и управляю­
щую организацию следует привлекать в качестве третьих лиц, не
заявляющих самостоятельных требований относительно предмета
спора, на стороне ответчика, так как судебное решение может по­
влиять на их права и обязанности.
По делам, возникающим из внедоговорных отношений, в частно­
сти из обязательств вследствие причинения вреда, надлежащей сторо­
ной следует признавать именно причинителя вреда, которым может
бьпъ организация жилищно-коммунального хозяйства и/или управ­
ляющая организация, обслуживающие данное жилое помещение.
5. Жилищные органы (государственные органы Российской
Федерации, субъекта Российской Федерации и органы местного
самоуправления) или управомоченные ими лица (государственные
или муниципальные предприятия или учреждения) в жилищных
спорах могут занимать процессуальное положение третьего лица,
не заявляющего самостоятельные требования относительно пред­
мета спора (в частности, по искам нанимателя или членов его семьи
о выселении вследствие признания фажданина не приобретшим
8
права пользования жилым помещением, о признании гражданина
расторгнувшим договор социального найма и т.д.).
6. По жилищным делам (например, по иску нанимателя и (или)
членов его семьи о признании гражданина расторгнувшим договор
социального найма, о выселении нанимателя или проживающих
совместно с ним членов его семьи из жилого помещения без пре­
доставления другого жилого помещения и т.д.) третье лицо, не за­
являющее самостоятельных требований относительно предмета
спора, может быть связано материальными правоотношениями с
обеими сторонами спора, и судебное решение может повлиять на
его права и обязанности по отношению к каждой из них.
7. Третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований
относительно предмета спора, по жилищным делам (о принуди­
тельном обмене, о предоставлении жилого помещения) не всегда
может состоять в материально-правовой связи с тем лицом, на сто­
роне которого оно выступает. В этом случае необходимость уча­
стия третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований
относительно предмета спора, в гражданском процессе обусловлена
возможностью возникновения в будущем правоотношения послед­
него с одной из сторон.
8. По делам о признании права пользования жилым помещени­
ем, о вселении в жилое помещение письменное согласие нанимате­
ля и членов его семьи на регистрацию гражданина по месту жи­
тельства по своему значению является доказательством, подтвер­
ждающим наряду с другими доказательствами предусмотренное ст.
70 Ж К Р Ф согласие членов семьи нанимателя на вселение гражда­
нина в жилое помещение.
9. По отдельным категориям жилищных дел следует ввести
специальные правила распределения бремени доказывания:
по спорам о признании договора социального найма жилого
помещения недействительным в случае предъявления иска гражда­
нином бремя представления доказательств и обязанность доказать
законность заключения данного договора следует возложить на
наймодателя;
по жилищным делам, где в исковом порядке оспариваются ре­
шения, действия (бездействие) уполномоченной жилищным орга­
ном (государственные органы Р Ф , субъекта Р Ф и орган местного
самоуправления) на осуществление функций наймодателя органи-
зации (например, по делам об оспаривании решений, действий
(бездействия) организаций, принятые или совершенные по вопро­
сам, связанным с предоставлением субсидии по оплате жилья и
коммунальных услуг, с предоставлением другого жилого помеще­
ния в связи с выселением, с отказом в обмене и др.), обязанность по
доказыванию законности оспариваемых решений, действий (без­
действия) следует возложить на организацию, которая приняла ос­
париваемые решения или совершила оспариваемые действия (без­
действие).
10. В судебном решении по различным жилищным делам полу­
чают свое особое (специфическое) конкретное содержание способы
защиты жилищных и гражданских прав, предусмотренные в ч. 3 ст.
П Ж К Р Ф и с т . 12ГКРФ.
Апробация результатов исследования. Диссертация обсуж­
дена на заседании кафедры гражданского процесса Московского
государственного университета им. М.В. Ломоносова и рекомендо­
вана к защите. Отдельные положения исследования отражены в
публикациях, список которых прилагается.
Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, пя­
ти глав, объединяющих пять параграфов, приложения и библиогра­
фического списка.
СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ
Во введении диссертации обосновывается актуальность темы
исследования, практическая и теоретическая значимость, опреде­
ляются цели, задачи, методология исследования, формулируются
положения, вьшосимые на защиту.
В первой главе «Методика определения процессуальных
особенностей при рассмотрении и разрешении жилищных дел,
возникающих из договора социального найма» исследуются раз­
личные точки зрения по определению понятия процессуальных
особенностей рассмотрения и разрешения гражданских дел. Автор
соглашается с П.П. Колесовым, который считает, что процессуаль­
ные особенности - это применяемые судом нормы материального
права в сочетании с процессуальными нормами, вьщеленными для
обслуживания материальных норм. Процессуальные особенности
10
предопределяются характером подлежащего судебному рассмотре­
нию и разрешению материального правоотношения.
По мнению диссертанта, для того чтобы правильно рассмотреть
и разрешить дело (правильно установить подведомственность дела,
определить круг лиц, участвующих в деле, предмет доказывания,
доказательства, необходимые для разрешения дела, и т.д.), недоста­
точно обращаться только к нормам материального и процессуаль­
ного права. Большую роль в определении процессуальных особен­
ностей рассмотрения и разрешения дела играют судебные акты
толкования норм права высшими органами судебной власти.
Рассматривая вопрос методики определения процессуальных
особенностей при рассмотрении и разрешении жилищньк дел, ав­
тор разделяет мнение В.М. Шерстюка, который утверждает, что
изучение процессуальных особенностей рассмотрения и разреше­
ния гражданских дел может осуществляться по двум направлениям.
Первое из них связано с исследованием соотношения общих про­
цессуальных норм, закрепленных в ГПК РФ, и специальных про­
цессуальных норм, включенных в непроцессуальные нормативные
акты, второе - с анализом подлежащих применению норм матери­
ального права в целях правильного решения основных вопросов про­
цессуального права по каждому конкретному гражданскому делу.
Изучая соотношение общих и специальных процессуальных
норм, диссертант приходит к выводу, что исследование методики
определения процессуальных особенностей не может ограничи­
ваться только изучением соотношения общих и специальных норм
гражданского процессуального права, содержащихся в гражданскопроцессуальном законе. Помимо закрепленных в ГПК общих про­
цессуальных норм, регулирующих процессуальные отношения, свя­
занных с рассмотрением и разрешением судом первой инстанции
дел искового производства, существует значительное количество
специальных норм, размещенньк в материально-правовых актах.
Их применение ограничено рамками рассмотрения и разрешения
дел той или иной категории.
В качестве специальных процессуальных норм, содержащихся в
жилищном законодательстве и регулирующих отношения по владе­
нию и пользованию жилым помещением по договору социального
найма, можно вьщелить нормы ч. 2 и ч. 3 ст. 11 Ж К РФ, регули­
рующие подведомственность жилищных дел судам и администра11
тивным органам. Отмечается, что в данной статье Ж К РФ отражена
тенденция развития гражданского процессуального законодатель­
ства и практики разрешения судами жилищных дел в направлении
расширения подведомственности жилищных дел судам, в частности
дел, возникающих из публичных правоотношений, и наоборот, ог­
раничения защиты жилищных прав в административном порядке.
Диссертант также анализирует ряд др}тих специальных про­
цессуальных норм, содержащихся в Ж К РФ.
Анализ норм Ж К РФ, регулирующих отношения по предостав­
лению, владению и пользованию жилым помещением на основании
договора социального найма, показывает, что в жилищное законо­
дательство включено сравнительно небольшое количество специ­
альных процессуальных норм, что обусловливает сложность рас­
смотрения и разрешения судами жилищньпс дел и не способствует
укреплению гарантий защиты жилищных прав граждан.
Второе направление определения процессуальных особенно­
стей по жилищным делам связано с исследованием характера жи­
лищных правоотношений. В работе излагается характеристика жи­
лищных правоотношений по договору социального найма жилого
помещения, проводится анализ материальных норм Ж К РФ под уг­
лом зрения решения вопросов о подведомственности жилищного
дела суду, виде судопроизводства, в котором должно рассматри­
ваться и разрешаться дело, лицах, участвующих в деле, и предмете
доказьгеания при подготовке и рассмотрении жилищного дела и т.д.
В результате исследования методики определения процессу­
альных особенностей рассмотрения и разрешения жилищных дел
автор пришел к следующему выводу: в жилищном законодательст­
ве специальных процессуальных норм явно недостаточно, поэтому
процессуальные особенности рассмотрения жилищных дел прихо­
дится в основном определять исходя из детального анализа модели
жилищного материального правоотношения и на основе общих
процессуальных норм.
Во второй главе «Подведомственность суду жилищных дел,
возникающих из договора социального найма» исследуются
проблемы подведомственности суду жилищных дел о предоставле­
нии жилого помещения.
Споры между собственником, балансодержателем жилищного
фонда и нанимателем жилого помещения, между нанимателем и
12
членом его семьи, вытекающие из норм жилищного законодатель­
ства, возникают в основном в связи с предоставлением жилых по­
мещений и с их использованием.
Особый интерес с точки зрения подведомственности судам
представляют споры, связанные с предоставлением жилых поме­
щений. Дела о предоставлении жилого помещения, возникающие из
гражданских, жилищных правоотношений, подведомственны суду.
Среди них можно выделить споры, связанные с применением ст. 59
Ж К Р Ф (ст. 46 Ж К Р С Ф С Р ) , с оспариванием работниками решений
работодателя об отказе в предоставлении им жилых помещений.
Судебная практика ранее испытывала определенные колебания
по вопросу о подведомственности судам дел о предоставлении жи­
лого помещения гражданам, обладающим правом на внеочередное
его получение. После пересмотра Верховным Судом Р Ф в порядке
надзора ряда дел споры о внеочередном предоставлении жилого
помещения были признаны подведомственными судам.
В прошлом в юридической литературе и в судебной практике
разграничение подведомственности судам жилищных дел о предос­
тавлении жилых помещений проводилось в направлении отграни­
чения административно-правовьк отношений от гражданскоправовых.
Жилищные споры о предоставлении жилого помещения, выте­
кающие из административных правоотношений, были неподведом­
ственны суду, эти дела разрешались исключительно администра­
тивными органами.
Такое положение объяснялось тем, что согласно действовавше­
му в то время жилищному законодательству возникновению у гражда1гана субъективного права на жилое помещение, которое под­
лежало и подлежит защите со стороны судебных органов, предше­
ствовал сложный юридический состав, урегулированный нормами
административного права, а именно: 1) постановка гражданина,
нуждающегося в улучшении жилищных условий, на учет в соответ­
ствующих органах; 2) принятие соответствующим органом решения
о предоставлении жилого помещения; 3) выдача ордера на вселение в
жилое помещение; 4) заключение договора жилищного найма.
До вынесения соответствующим органом решения и вьщачи на
основании этого решения ордера у гражданина не возникало субъ­
ективного гражданского права на жилое помещение, а следователь13
но, споры, связанные с предоставлением жилого помещения, до
возникновения гражданско-правовых отношений должны были
разрешаться в административном порядке.
Отсутствие судебного контроля по делам, связанным с
предоставлением жилых помещений, повлекло за собой на
практике нарушение установленного
нормативно-правовыми
актами порядка предоставления жилых помещений со стороны
соответствующих должностных лиц и административных органов.
В связи с этим, руководствуясь нормами Конституции Р Ф о праве
на судебную защиту, граждане стали обращаться в суд с исками о
предоставлении жилых помещений, а суды принимать эти
требования к своему производству и разрешать по существу.
До принятия Ж К Р Ф определенный интерес с точки зрения
подведомственности спора суду вызывали жилищные дела по ис­
кам граждан о понуждении к выдаче ордера на занятие помещений,
находящихся на балансе различных организаций, которые не имеют
статуса жилого помещения и в отношении которых отсутствуют
соответствующие решения компетентных органов и гражданскоправовые обязательства по их предоставлению гражданам для про­
живания (например, сборно-разборные сооружения и постройки,
бытовки и т.д.).
Ранее суды по общему правилу не относили эти помещения к
жилым и выносили решения о выселении граждан, применяя по
данным делам нормы, регулирующие имущественный, а не жилищ­
ный наем, несмотря на то, что граждане проживали в таких поме­
щениях многие годы, будучи прописанными в них, производили
оплату за жилье и коммунальные услуги.
После принятия Конституции Р Ф , закрепления конституцион­
ного права на жилище судебная практика изменилась: отношения
между гражданином и организацией-балансодержателем нежилого
помещения по длительному его использованию для проживания
перестали расцениваться как имущественный наем. Автор считает,
что фактически между организацией-балансодержателем нежилого
помещения и гражданином, заявившим требование о признании
права на данное помещение, складываются отношения, связанные с
предоставлением помещения гражданам для проживания. При этом
жилье гражданам предоставляется не в рамках административноправовых отношений (отсутствует соответствующий нормативный
14
акт административного законодательства, регулирующий подоб­
ным образом вопрос предоставления жилья, также отсутствует вла­
стное решение уполномоченных органов о предоставлении поме­
щения гражданам для проживания) и не в рамках гражданских пра­
воотношений (между организацией и гражданами отсутствует ка­
кая-либо гражданско-правовая сделка, порождающая право на заня­
тие помещения).
На взгляд диссертанта, такая практика судов объяснима
применительно к конституционным правоотношениям, а именно с
точки зрения конституционного права на жилище.
Исходя из изложенного, жилищные дела, вытекающие из адми­
нистративных и конституционньгх правоотношений, по требовани­
ям, связанным с предоставлением жилого помещения, могут быть
подведомственны суду. Практика рассмотрения и разрешения су­
дами дел о предоставлении жилых помещений, возникающих как из
гражданских, так и из публичных и иных правоотношений, свиде­
тельствует о тенденции расширения круга подведомственных судам
общей юрисдикции жилищных дел.
Поскольку в соответствии с жилищным законодательством ре­
шение вопроса о предоставлении жилого помещения на основании
договора социального найма находится в компетенции органов ме­
стного самоуправления, предпосылкой права на обращение в суд по
делу о предоставлении жилого помещения, возникшего из публич­
ных правоотношений, является вынесение компетентным органом
соответствующего решения (о предоставлении или об отказе в пре­
доставлении жилого помещения).
Третья глава «Лица, участвующие в жилищных делах, воз­
никающих из договора социального найма» состоит из трех па­
раграфов.
В первом параграфе «Стороны» рассматриваются вопросы о
субъектах, которые могут бьггь сторонами в жилищных делах, оп­
ределении надлежащих истца и ответчика, процессуальном соуча­
стии по жилищным спорам.
По жилищным делам, возникающим из договора социального
найма жилого помещения, в качестве сторон могут выступать раз­
личные субъекты жилищных и гражданских правоотношений:
уполномоченные органы государственной власти Российской Ф е ­
дерации, субъекта Российской Федерации, орган местного само15
управления, действующие от имени собственников жилых помеще­
ний государственного жилищного фонда или муниципального жи­
лищного фонда (Российская Федерация, субъекты Российской Ф е ­
дерации, муниципальные образования); управомоченные собствен­
никами жилых помещений государственного жилищного фонда или
муниципального жилищного фонда на осуществление функций
наймодателя жилого помещения государственные и муниципаль­
ные предприятия и учреждения, наниматели, проживающие совме­
стно с ними члены семьи, поднаниматели, временные жильцы.
Положение наймодателя в договоре социального найма могут
занимать различные субъекты правоотношений: Российская Феде­
рация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образова­
ния (действующие от их имени уполномоченные государственные
органы Российской Федерации и субъекта Российской Федерации
или уполномоченные органы местного самоуправления (далее жилищные органы)), управомоченные указанными органами на
осуществление функций наймодателя государственные и муници­
пальные предприятия и учреждения, наименование и организаци­
онно-правовая форма которых напрямую зависят от вида жилищно­
го фонда; при этом наймодателями по договору социального найма
не могут быть физические лица и юридические лица, основанные
на частной форме собственности (указанные лица могут выступать
в качестве наймодателей по договору коммерческого найма жилого
помещения). В соответствии с действующим законодательством
предметом договора социального найма может быть жилое поме­
щение, относящееся к государственному или муниципальному ж и ­
лищным фондам.
Нужно отличать уполномоченные органы государственной вла­
сти, органы местного самоуправления, действующие от имени соб­
ственников жилых помещений соответствующего жилищного фон­
да, организации, управомоченные собственником жилого помеще­
ния соответствующего жилищного фонда на осуществление функ­
ций наймодателя, от организаций жилищно-коммунального хозяй­
ства различных организационно-правовых форм, выполняющих
функции подрядчиков (исполнителей услуг) по обслуживанию, со­
держанию и ремонту объектов жилищно-коммунального хозяйства
(далее - организации Ж К Х ) , а также предоставлению услуг, кото­
рые выбраны непосредственно собственниками жилых помещений
16
соответствующего жилищного фонда или уполномоченными ими
организациями (управляющие организации).
По жилищным делам, возникшим из договора социального
найма жилого помещения (о взыскании долгов по оплате жилья и
коммунальных услуг, о признании договора социального найма не­
действительным и т.п.), надлежащей стороной будут являться дей­
ствующие от имени собственника жилого помещения государст­
венного жилищного фонда или муниципального жилищного фонда
уполномоченные государственные органы Р Ф , субъекта Р Ф , орган
местного самоуправления или управомоченное им лицо (государст­
венные и муниципальные предприятия и учреждения) - наймодатель жилого помещения, - а не организации жилищнокоммунального хозяйства и не управляющая организация.
Положение стороны в процессе указанные лица сохраняют и в
том случае, когда предметом иска является требование, связанное с
обслуживанием, содержанием и ремонтом жилых помещений, осу­
ществленными организациями жилищно-коммунального хозяйства
(в частности, требование о возмещении убытков, вызванных порчей
жилого помещения, например, вследствие прорыва трубы тепло­
снабжения, о компенсации морального вреда и т.д.). По таким де­
лам организации жилищно-коммунального хозяйства и управляю­
щую организацию следует привлекать в качестве третьих лиц, не
заявляющих самостоятельных требований относительно предмета
спора, на стороне ответчика, так как судебное решение может по­
влиять на их права и обязанности. Однако по делам, возникающим
из внедоговорных отношений, в частности из обязательств вследст­
вие причинения вреда, надлежащей стороной следует признавать
именно причинителя вреда, которым может быть организация жи­
лищно-коммунального хозяйства и/или управляющая организация,
обслуживающие данное жилое помещение.
В связи со сложной структурой жилищных органов в теории
фажданского процессуального права и в судебной практике возни­
кает множество вопросов, относящихся к правильному определе­
нию указанных органов в качестве стороны, а именно: кого следует
признавать надлежащим истцом или ответчиком в том или ином
жилищном споре, когда уполномоченные государственные органы
Р Ф , субъекта Р Ф или орган местного самоуправления, действую­
щие от имени собственников жилых помещений соответствующего
17
жилищного фонда, и наймодатель в одном лице не совпадают, то
есть когда жилищными органами созданы предприятия или учреж­
дения для осуществления функций наймодателя по договорам со­
циального найма.
Автор считает, ответ на поставленный вопрос следует искать
через определение субъектов материально-правовых отношений.
Если спор вытекает из условий договора социального найма (на­
пример, о признании лица расторгнувшим договор социального
найма жилого помещения, о взыскании платы за жилье и комму­
нальные услуги, о выселении в связи с проведением капитального
ремонта и т.д.), стороной по спору в силу ст. 671 Г К Р Ф является
собственник жилого помещения или управомоченное им лицо
(наймодатель). Если жилищным органом создано предприятие или
учреждение для осуществления функций наймодателя, то положе­
ние стороны в данном деле должен занять последний. По жилищ­
ным делам, возникшим в связи с предоставлением жилого помеще­
ния, надлежащей стороной следует всегда признавать государствен­
ный орган или орган местного самоуправления, поскольку именно эти
субъекты наделены правом распоряжаться жилыми помещениями
(принимать решения о предоставлении жилого помещения, о сносе
жилого помещения и т.д.).
В жилищных делах наряду с жилищными органами материально
заинтересованными лщами выступают наниматель и члены его семьи.
Определение данных субъектов в качестве надлежащих истцов
или ответчиков в судебной практике особых затруднений не вызы­
вает, за исключением вопроса о том, кого считать членом семьи
нанимателя. Проводится анализ ст. ст. 69, 70 Ж К Р Ф , регулирую­
щих отношения по признанию гражданина членом семьи нанимате­
ля. Диссертант считает правильным, что в Ж К Р Ф отражены поло­
жения, выработанные судебной практикой по применению соответ­
ствующих норм Ж К РСФСР, в части учета согласия на вселение
временно отсутствующих членов семьи нанимателя и исключения
такого условия для вселения гражданина в жилое помещение как
его регистрация по месту жительства (прописка).
В данном параграфе излагаются и вопросы процессуального
соучастия по жилищным делам.
Соучастие в жилищных делах обусловлено тем, что жилищное
законодательство предоставляет равные права по пользованию жи18
лым помещением нанимателям, членам их семей, поэтому при возбу­
ждении жилищного дела могут затрагиваться интересы всех совместно
проживающих лиц, обладающих правом на жилое помещение, что
вызывает необходимость их одновременного участия в споре.
Диссертант разделяет мнение Р.Е. Гукасяна, что по ряду кате­
горий дел нет необходимости привлекать всех членов семьи в каче­
стве соистцов. Указанный вывод является актуальньш с точки зре­
ния действующего гражданско-процессуального законодательства,
так как в соответствии с принципом диспозитивности в Г П К Р Ф
исключена возможность возникновения обязательного соучастия на
истцовой стороне.
Соистцами и соответчиками совместно с пользователями жилого
помещения (чаще соответчиками) могут выступать и жилищные ор­
ганы и/или наймодатель (это возможно, например, по делам о прину­
дительном обмене, о признании обмена недействительным и т.д.).
Во втором параграфе «Третьи лица» анализируются проблемы
участия по жилищным спорам в положении третьих лиц граждан и
жилищных органов (наймодателя).
Обосновывается возможность участия жилищных органов
(наймодателя) в положении третьих лиц, не заявляющих самостоя­
тельных требований относительно предмета спора (далее третьи
лица без самостоятельных требований).
Так, в делах по иску нанимателя о выселении вследствие при­
знания гражданина не приобретшим право пользования жилым по­
мещением наймодатель будет участвовать в указанном качестве
потому, что у него с истцом имеется материально-правовая связь,
вьггекающая из договора социального найма. В случае принятия
судебного решения в пользу ответчика оно может повлиять на пра­
ва и обязанности наймодателя, в частности, по изменению размера
платы за жилье и коммунальные услуги в связи с увеличением ко­
личества проживающих в жилом помещении граждан.
В диссертации исследуются и другие категории жилищных дел,
в которых жилищные органы (наймодатель) могут занять положе­
ние третьих лиц без самостоятельных требований.
В теории гражданского процессуального права принято счи­
тать, что третье лицо без самостоятельных требований имеет мате­
риально-правовую связь только с тем лицом, на стороне которого
оно выступает. В споре о признании нанимателя расторгнувшим
19
договор социального найма жилого помещения наимодатель, вы­
ступая в качестве третьего лица, имеет материально-правовую связь
как с истцом, так и с ответчиком, поскольку наимодатель состоит в
жилищном правоотношении с обеими спорящими сторонами. Та­
ким образом, в диссертации сделан вывод, что третье лицо без са­
мостоятельных требований по жилищным делам может состоять в
материально-правовых отношениях с обеими сторонами, а поэтому
оно должно участвовать в споре одновременно на стороне истца и
ответчика.
Рассматриваются также вопросы участия в жилищных делах в ка­
честве 1ретьих .чиц без самостоятельных требований граждан.
Например, в делах о выселении без предоставления другого
жилого помещения вследствие признания гражданина не приоб­
ретшим право пользования жилым помещением положение третьих
лиц без самостоятельных требований на стороне истца могут занять
не присоединившиеся к предъявленному иску члены его семьи.
Участие указанных лиц в качестве третьих лиц без самостоятель­
ных требований обусловлено наличием с истцом материальноправовой связи, вытекающей из общего права пользования жилым
помещением, и влиянием судебного решения на права членов семьи
истца, а именно на реализацию права на жилище.
Так же как и жилищные органы (наимодатель), наниматель и
члены его семьи могут участвовать в процессе в качестве третьих
лиц без самостоятельных требований, имеющих материальноправовую связь одновременно с истцом и с ответчиком, а поэтому
данные субъекты могут участвовать в деле в качестве третьих лиц
без самостоятельных требований на стороне истца и ответчика. На­
пример, это допустимо по делам, возбужденньм согласно ч. 1 ст. 91
Ж К РФ (если наниматель и (или) проживающие совместно с ним
члены его семьи используют жилое помещение не по назначению,
систематически нарушают права и законные интересы соседей или
бесхозяйственно обращаются с жилым помещением, допуская его
разрушение, наимодатель обязан предупредить нанимателя и чле­
нов его семьи о необходимости устранить нарушения. Если указан­
ные нарушения влекут за собой разрушение жилого помещения,
наимодатель также вправе назначить нанимателю и членам его се­
мьи разумный срок для устранения этих нарушений. Если нанима­
тель жилого помещения и (или) проживающие совместно с ним
20
члены его семьи после предупреждения наймодателя не устранят
эти нарушения, виновные граждане по требованию наймодателя
или других заинтересованных лиц выселяются в судебном порядке
без предоставления другого жилого помещения), поскольку у них с
истцом и с ответчиком имеется материально-правовая связь, выте­
кающая из общего права пользования жилым помещением. Судеб­
ное решение об удовлетворении иска может повлиять на права и
обязанности нанимателя и членов его семьи, в частности, по увели­
чению приходящейся на их долю жилой площади, по изменению
размера оплаты за жилье и коммунальные услуги.
В работе анализируются особенности участия третьих лиц без
самостоятельных требований в спорах об обмене жилых помеще­
ний. В делах, возникших по причине недостижения между членами
семьи соглашения об обмене (принудительный обмен), истцом и
ответчиком будут являться наниматель и члены его семьи. Кроме
вышеуказанных субъектов, существует еще одна группа лиц, заин­
тересованных в положительном разрешении спора. Это граждане,
предоставляющие для обмена свою жилую площадь. В судебной
практике их принято относить к третьим лицам без самостоятель­
ных требований, вступающим в дело на стороне истца. В юридиче­
ской литературе по этому вопросу нет единой точки зрения. Одни
авторы считают, что судебная практика заняла правильную пози­
цию, так как привлечение третьих лиц обеспечит истцу возможность
реального исполнения решения суда о принудительном обмене. По
мнению Р.Е. Гукасяна, эти лица не могут быть привлечены к участию
в деле в качестве третьих лиц без самостоятельных требований, по­
скольку судебное решение на их правах и обязанностях отразиться не
может. В.Н. Аргунов полагал, что лица, предлагающие свою жилую
площадь для обмена, должны участвовать в деле в качестве соистцов.
По мнению диссертанта, нельзя согласиться с тем, что нанимате­
ли, которые предлагают свое жилое помещение для обмена, в любом
случае должны участвовать в положении соистцов. В деле о принуди­
тельном обмене на стороне истца возникает факультативное, а не обя­
зательное соучастие. Указанный наниматель может участвовать в про­
цессе в качестве соистца только тогда, когда он по своему свободному
волеизъявлению предъявит иск наряду с нанимателем, желающим
произвести обмен. Этот вывод наиболее отвечает действующему в
гражланско-процессуальном праве принципу диспозитивности.
21
Следовательно, если наниматель жилого помещения, на кото­
рое будет производиться обмен, не предъявил иск, он должен при­
влекаться к участию в деле как третье лицо без самостоятельных
требований на стороне истца. Процессуальная заинтересованность
нанимателя жилбго помещения, на которое будет производиться
обмен, в вынесении благоприятного для истца судебного решения
будет являться тем связующим с последним фактом, который дает
основание для вступления указанного нанимателя в качестве
третьего лица без самостоятельных требований на стороне истца
или в качестве истца.
Автор считает, что в положении третьего лица без самостоя­
тельных требований, у которого отсутствует материально-правовая
связь с лицом, на стороне которого оно выступает, может участво­
вать и управомоченная собственником жилого помещения соответ­
ствующего жилищного фонда на осуществление функций наймодателя организация. Это касается дел, возбужденных по иску гражда­
нина о предоставлении жилого помещения. Если в одном лице наймодатель (управомоченное собственником жилого помещения со­
ответствующего жилищного фонда на осуществление функций
наймодателя лицо) и жилищный орган не совпадают, надлежащим
ответчиком является последний, так как именно жилищный орган
вправе осуществлять полномочия по распоряжению жилищным
фондом. В этом случае наймодатель должен участвовать в положе­
нии третьего лица без самостоятельных требований, хотя, как это вы­
текает из правоотношения по предоставлению жилого помещения,
данное лицо с истцом в материально-правовой связи не состоит, но
судебное решение об удовлетворении иска может повлиять на его обя­
занность заключить с истцом договор найма жилого помещения.
В третьем параграфе «Участие государственных органов, ор­
ганов местного самоуправления для дачи заключения по делу и в
защиту Нрав, свобод и законных интересов других лиц» раскрыва­
ются вопросы об участии указанных органов в жилищных делах
для дачи заключения по делу и в защиту прав, свобод и законных
интересов других лиц.
Вступление в процесс указанных органов обусловлено тем, что
участие жилищно-коммунальных органов в гражданском процессе
есть одна из форм осуществления ими своих обязанностей по госу­
дарственному управлению жилищно-коммунальным хозяйством.
22
По действующему законодательству управлением жилищного фон­
да занимаются не только органы государственной власти, но и дей­
ствующие от имени собственника жилых помещений муниципаль­
ного жилищного фонда уполномоченные органы местного самоуправ­
ления, которые на основании Конституции Р Ф не входят в систему
органов государственной власти.
До сих пор в судебной практике и в юридической литературе
стоит вопрос о том, что должно служить отличительным призна­
ком, позволяющим отграничивать форму участия жилищных орга­
нов в процессе для дачи заключения по делу от тех случаев, когда
они должны занять в деле процессуальное положение стороны или
третьего лица.
Диссертант соглашается с теми авторами, которые пришли к
выводу о том, что участие в процессе жилищных органов для дачи
заключения по делу возможно тогда, когда это обусловлено, вопервых, их отсутствием как субъектов в спорных материальноправовых отношениях (они не участвуют в деле в качестве стороны
или третьего лица) и, во-вторых, возложенной законом на них
компетенцией (ст. 12-14 Ж К Р Ф ) .
Однако согласно ст. 47 Г П К Р Ф наряду с указанными условия­
ми участия жилищных органов для дачи заключения по делу нужно
учитывать еще одно: государственные органы, органы местного
самоуправления должны вступать в дело для защиты прав, свобод и
законных интересов других лиц или интересов Российской Федерации,
субъектов Российской Федерации, муниципальных образований.
При ответе на вопрос о том, в защиту какого именно лица
должны выступать указанные органы, следует признать правиль­
ным мнение Л.В. Тумановой: их интерес к делу направлен на защи­
ту прав и интересов одной из сторон в данном процессе, а именно
стороны, которая права.
Отмечается, что одним из условий участия жилищного органа
для дачи заключения по делу является прямое указание на это в фе­
деральном законе. Из анализа Ж К Р Ф и иных нормативно-правовых
актов, регулирующих жилищные правоотношения, следует, что та­
кого указания в действующем жилищном законодательстве нет.
Учитывая вышеприведенные условия вступления в дело жи­
лищных органов для дачи заключения и исходя из предусмотрен­
ной в ст. 12-14 Ж К Р Ф возложенной на них компетенции (в частно23
сти, признание в установленном порядке жилых помещений госу­
дарственного и муниципального жилищного фонда непригодными
для проживания; осуществление контроля за использованием и со­
хранностью государственного и муниципального жилищного фон­
да, соответствием жилых помещений данных фондов установлен­
ным санитарным и техническим правилам и нормам, иным требо­
ваниям законодательства), автор предлагает предусмотреть участие
в процессе указанных органов для дачи заключения по следующим
делам: о признании недействительным отказа на обмен управомоченной на осуществление функций наймодателя организации по
основаниям, указанным в пп. 3-5 ст. 73 Ж К Р Ф ; возбужденным по
иску управомоченной на осуществление функций наймодателя ор­
ганизации о выселении граждан из жилого дома, подлежащего ка­
питальному ремонту или реконструкции (ст. 88 Ж К Р Ф ) ; о растор­
жении договора социального найма жилого помещения по основа­
ниям, предусмотренным в пп. 2-4 ч. 4 ст. 83 Ж К Р Ф ; о выселении
нанимателя и (или) проживающих совместно с ним членов его се­
мьи из жилого помещения без предоставления другого жилого по­
мещения в соответствии с ч. 1 ст. 91 Ж К Р Ф ; возбужденным в связи
с отказом нанимателя и проживающих совместно с ним членов его
семьи в производстве переустройства и (или) перепланировки жи­
лого помещения.
В юридической литературе обосновывалась возможность
обращения жилищных органов в суд с заявлением в защиту прав,
свобод и законных интересов других лиц (ст. 46 Г П К Р Ф ) .
Автор считает, что по просьбе граждан жилищные органы
вправе вступить в процесс в защиту их интересов по делам о высе­
лении нанимателя и (или) проживающих совместно с ним членов
его семьи из жилого помещения без предоставления другого жило­
го помещения, если наниматель и (или) проживающие совместно с
ним члены его семьи систематически нарушают права и законные
интересы соседей, о выселении из самоуправно занятого жилого
помещения, поскольку, защищая права и законные интересы других
лиц по указанным категориям жилищных дел, жилищные органы
имеют «...заинтересованность в законном и обоснованном разре­
шении спора, вытекающую из тех функций и обязанностей, кото­
рые возложены на них законом и актами, определяющими компе­
тенцию данного ... органа» (в соответствии с действующим зако24
нодательством на жилищные органы возложены обязанности по
осуществлению контроля за соблюдением гражданами правил
пользования жилым помещением, вынесению решений о предос­
тавлении гражданам жилых помещений (ст. 57 Ж К РФ)). Предъяв­
ляя иск о выселении в вышеуказанных случаях, жилищный орган
действует не в своих интересах, а в интересах граждан, чьи права и
законные интересы нарушены, так как в случае удовлетворения его
исковых требований для жилищного органа какие-либо материаль­
но-правовые последствия не наступят.
Четвертая глава «Доказательства и доказывание по жи­
лищным делам, возникающим из договора социального найма
жилого помещения» состоит из двух параграфов.
В первом параграфе «Доказательства» рассматриваются виды
доказательств, используемых в процессе доказывания по жилищ­
ным спорам.
По жилищным делам часто для установления юридически зна­
чимых обстоятельств используются свидетельские показания.
С помощью свидетельских показаний в жилищных спорах ус­
танавливаются самые различные факты, имеющие юридическое
значение для разрешения дела. Например, по делам о признании
права пользования жилым помещением свидетельскими показа­
ниями могут подтверждаться факты вселения, ведения общего хо­
зяйства и проживания лица в жилом помещении совместно с нани­
мателем и членами его семьи.
Поскольку предметом спора выступает жилое помещение, ко­
торое, как правило, находится в многоквартирном доме, в качестве
свидетелей часто вызываются соседи спорящих сторон. Это обу­
словлено тем, что данные лица, проживая на одной площадке, в
одном подъезде жилого дома, так или иначе вступают в общение
друг с другом, в том числе с истцом и ответчиком, причем сведения
о некоторых фактах (например, о проживании гражданина в жилом
помещении) могут быть получены этими свидетелями невербаль­
ным путем, посредством простого наблюдения.
Нередко сввдетелем выступают сотрудники жилищных органов
и/или управомочешюй указанными органами на осуществление функций
наймодателя жилого помещения организации, которые, в частности, мо­
гут подтвердить факты соблюдения установленной нормативными акта­
ми процедуры принятия решения о предоставлении жилого помещения.
25
Свидетель не является в разрешаемом судом споре юридически
заинтересованным лицом, а следовательно, и лицом, участвующим
в деле. По жилищным делам, например, члены семьи нанимателя,
которые должны участвовать в деле как соистцы, соответчики или
третьи лица, вызываться в суд в качестве свидетелей не могут.
Отмечается, что в связи с действием правила допустимости до­
казательств свидетельские показания не могут использоваться для
доказывания факта заключения договора социального найма жило­
го помещения.
Значение письменных доказательств при рассмотрении и раз­
решении жилищных споров трудно переоценить. К письменным
доказательствам в жилищных спорах относятся, прежде всего, до­
кументы, свидетельствующие о возникновении у нанимателя и чле­
нов его семьи права пользования жилым помещением (решение
органа местного самоуправления о предоставлении жилого поме­
щения, договор социального найма жилого помещения, ордер на
вселение), о регистрации по месту жительства (поквартирная кар­
точка, справка о составе семьи и др.), а также финансовый лицевой
счет. Поскольку указанные документы подтверждают наличие или
отсутствие у спорящих сторон права на жилое помещение, пред­
ставление данных письменных доказательств в суд требуется прак­
тически по всем категориям жилищных дел.
Несмотря на действовавшие до введения в действие Ж К РФ
предписания ст. 51 Ж К РСФСР, ст. 674 ПС РФ, договор социально­
го найма жилого помещения в правоприменительной практике, как
правило, в письменной форме не заключается. В этом случае при
возникновении спора, связанного с договором социального найма
жилого помещения, следует иметь в виду правило ч. 1 ст. 162 ГК
РФ. Исходя из этого, нельзя согласиться с существующим в юриди­
ческой литературе мнением о том, что единственными доказатель­
ствами состоявшегося между нанимателем и наймодателем догово­
ра социального найма жилого помещения являются ордер на жилое
помещение (в том числе обменный ордер - при заселении жилого
помещения в порядке обмена) и договор найма. В подтверждение
заключения договора социального найма жилого помещения могут
быть использованы письменные доказательства не только в виде
ордера, но и в виде, например, финансового лицевого счета, доку­
ментов регистрации гражданина по месту жительства, решений со26
ответствующих органов о предоставлении жилого помещения. В
судебной практике есть примеры, что если гражданин вселился в
жилое помещение без ордера только на основании решения упол­
номоченных органов о предоставлении жилого помещения, но с
согласия жилищных органов, указанное рещение может являться
доказательством заключения договора социального найма и, следо­
вательно, законности вселения в жилое помещение.
Исследовался также вопрос о доказательственном значении ре­
гистрации по месту жительства, и автором сделан вывод о том, что
по делам о признании права пользования жилым помещением, о
вселении в жилое помещение письменное согласие нанимателя и
членов его семьи на регистрацшо гражданина по месту жительства
по своему значению является доказательством, подтверждающим
наряду с другими доказательствами предусмотренное ст. 70 Ж К РФ
согласие членов семьи нанимателя на вселение граяеданина в жилое
помещение.
Диссертант применительно к некоторым категориям жилищных
споров приводит и другие письменные доказательства, которые мо­
гут использоваться для подтверждения имеющих юридическое зна­
чение для дела обстоятельств.
По жилищным делам используются также и вещественные до­
казательства. В качестве вещественного доказательства может вы­
ступить само жилое помещение, о котором ведется спор. Это воз­
можно, например, по делам о выселении в соответствии с ч. 1 ст. 91
Ж К РФ, когда суду необходимо установить факт использования
жилого помещения не по назначению, его порчу или разрушение.
Оно может быть вещественным доказательством и для подтвержде­
ния фактов самовольного переоборудования или переустройства
жилого помещения.
Указанные и другие факты могут устанавливаться путем иссле­
дования такого вещественного доказательства, как фотоснимок. С
помощью фотографии можно получить копии документов, что осо­
бенно важно для разрещения дела в суде, если, например, какойлибо зафиксированный на фотоснимке письменный документ,
имеющий значение для дела, был утрачен или уничтожен.
Одной из новелл ГПК РФ 2002 г. является закрепление в каче­
стве самостоятельного средства доказывания аудио- и видеозаписи.
Использование аудио- и видеозаписей в судебной практике по жи27
лищным делам по сравнению, например, с письменными доказа­
тельствами является незначительным. Это обусловлено объектив­
ными причинами: в жилищных правоотношениях большинство
фактов, имеющих юридическое значение, получают свое закрепле­
ние в документах, которые в соответствии с законодательством
должны иметь письменную форму.
Тем не менее в некоторых случаях аудио- и видеозаписи могут
сыграть важную роль в установлении обстоятельств, имеющих
юридическое значение для разрешения жилищного спора. Напри­
мер, с помощью данного средства доказывания можно зафиксиро­
вать факты наличия препятствий в пользовании жилым помещени­
ем лицу, обладающему правом на него, вселения в жилое помеще­
ние и др. Видеозапись может иметь значение для исследования
спорного жилого помещения, когда, например, нужно установить об­
стоятельства его порчи, разрушения, переустройства, перепланировки
расположения комнат и др., осмотр же на месте жилого помещения
затруднен и отсутствуют документы, отражающие его состояние и
технические характеристики.
Поскольку аудио- и видеозаписи, так же как и фотография, имеют
свойство достаточ1ю точно фиксировать информащпо об объектах ре­
альной действительности, с помощью этого средства доказьшания мо­
гут- бьпъ воспроизведены несохранившиеся вещественные, письмен­
ные и другие доказательства, имеющие значение для дела.
Нередко по жилищньм делам возникает необходимость в спе­
циальных знаниях эксперта в области техники. Предметом экспер­
тизы по жилищным делам может являться жилое помещение или
документы, имеющие значение для разрешения дела.
Во втором параграфе «Распределение обязанностей по доказыва­
нию» предлагается ввести по некоторым категориям жилищных дел
специальные правила распределения бремени доказьшания.
В ст. 56 Г П К Р Ф закреплено существующее в российском гра­
жданском процессуальном праве общее правило распределения
обязанностей по доказыванию. Кроме общего правила распределе­
ния обязанностей по доказыванию, в теории гражданского процес­
суального права вьщеляют еще и частные правила, содержащиеся в
иных нормативно-правовых актах. В отличие от гражданского, се­
мейного, трудового права какие-либо частные правила распределе28
ния обязанностей по доказыванию в жилищном праве отсутствуют,
что, на наш взгляд, нельзя признать правильным.
По некоторым жилищным делам, по мнению автора, введение
специальных правил распределения бремени доказывания бьшо бы
весьма полезно. При участии в жилищных делах в качестве стороны
жилищных органов управомоченной данными органами на осуще­
ствление функций наймодателя организации целесообразно бремя
по доказыванию имеющих значение для дела фактов возложить на
указанных субъектов. Введение этого правила обусловливается тем,
что большая часть письменных документов, содержащих сведения
о юридических фактах, имеющих значение для дела, находится у
данных лиц. По этому пути идет и судебная практика: при рассмот­
рении и разрешении дела бремя представления доказательств, на­
ходящихся у жилищных органов, управомоченной данными орга­
нами на осуществление функций наймодателя организации возлага­
ется на эти лица. Очевидно, такая практика должна найти свое за­
крепление в действующем законодательстве.
Специальное правило распределения обязанностей по доказы­
ванию нужно ввести и по делам об оспаривании отказа в обмене со
стороны управомоченной жилищным органом на осуществление
функций наймодателя организации, возложив обязанность по дока­
зыванию законности отказа на обмен на данную организацию. Не­
обходимость во введении этого правила продиктована тем, что в
соответствии с Г П К Р Ф рассмотрение и разрешение данного дела
должны производиться в исковом порядке, где действует общее пра­
вило распределения обязанностей по доказыванию (ст. 56 Г П К РФ).
По понятным причинам применение специального правила, преду­
смотренного в ч. 1 ст. 249 ГГПС Р Ф , к данному спору исключено.
Специальное правило о возложении обязанности по доказыва­
нию законности оспариваемых решений, действий (бездействия) на
организацию, которая приняла оспариваемое решение или совер­
шила оспариваемые действия (бездействие), должно применяться
во всех жилищных делах, по которым в исковом порядке оспари­
ваются решения, действия (бездействие) организаций (например, по
делам об оспаривании решений, действий (бездействия) организа­
ций, принятых, совершенных по вопросам, связанным с предостав­
лением субсидии по оплате жилья и коммунальных услуг, предос­
тавлением другого жилого помещения в связи с выселением и др.).
29
в пятой главе «Судебное решение по жилищным делам,
возникающим из договора социального найма жилого помеще­
ния» приводится определение понятия судебного решения, излага­
ются^ требования, которым должно отвечать решение суда, особен­
ности вводной, описательной, мотивировочной и резолютивной час­
тей судебного решения по делам о предоставлении жилого помеще­
ния, о признании права пользования жилым помещением, о призна­
нии гражданина расторгнувшим договор сощ1ального найма жилого
помещения, об обмене и о выселении.
По итогам исследования особенностей мотивировочной и резо­
лютивной частей судебного решения по указанным жилищным де­
лам автор пришел к вьгеоду о том, что в данных частях судебного
постановления находит выражение реализация способов защиты
гражданских и жилищных прав, закрепленных в ч. 3 ст. 11 Ж К РФ и
ст. 12 ПС РФ.
Однако применительно к каждой категории жилищного дела
данные способы защиты жилищных прав получают свое особое
(специфичное) конкретное содержание. Такой способ защиты жи­
лищных прав как признание права (п. 1 ч. 3 ст. 11 Ж К РФ, абз. 2
ст. 12 ГК РФ) по жилищным делам находит свое выражение в су­
дебных решениях в виде признания права гражданина на конкрет­
ное жилое помещение, признания гражданина малоимущим и нуж­
дающимся в жилом помещении (этим самым признается его право
на получение жилого помещения на основании договора социаль­
ного найма) и др.
Раскрьгеается также конкретное содержание таких способов
защиты по жилищным делам, как присз^кдение к исполнению обя­
занности в натуре (абз. 7 ст. 12 ГК РФ), восстановление положения,
существовавшего до нарушения жилищного права (п. 2 ч. 3 ст. 11
Ж К РФ, абз. 3 ст. 12 ПС РФ), пресечение действий, нарушающих
право или создающих угрозу его нарушения (п. 2 ч. 3 ст. 11 Ж К РФ,
абз. 3 ст. 12 ПС РФ), прекращение жилищного правоотношения
(п.5ч.3ст. И Ж К Р Ф ) .
В конце диссертации приведены приложение и библиографиче­
ский список литературы из ста семидесяти двух наименований.
30
По теме диссертации опубликованы следующие работы:
1. Невоструев А.Г. Определение понятия процессуальных
особенностей рассмотрения и разрешения жилищных дел: Тез.
докл. // Проблемы нового законодательства в правоприменительной
практике: Материалы науч.-практ. конф. Ижевск, 2003. 0,2 п.л.
2. Невоструев А.Г. Подведомственность суду жилищных дел о
предоставлении жилого помещения // Арбитражный и гражданский
процесс. 2004. № 7. 0,4 п.л.
3. Невоструев А.Г. Участие в жилищных делах третьих лиц, не
заявляющих самостоятельных требований относительно предмета
спора // Юрист. 2005. № 6. 0,4 п.л.
4. Невоструев А.Г. Судебное решение по делам о признании
права пользования жилым помещением // Законодательство. 2005.
№ 8.0,6 п.л.
1» 1 8 5 5 2
'НБ Русский фонд
2006-4
19507
Подписано в печать 29.09.05.
Формат 60x84 1/16. Печать офсетная.
Усл. печ. л. 1,2. Тираж 100 экз. Заказ № 28.
Издательство «Детектив-информ».
426034, Ижевск, Университетская, 1, корп. 4.
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
0
Размер файла
1 566 Кб
Теги
bd000100144
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа