close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

bd000100188

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
КАЛИМУЛЛИНА ГУЛЬСИНА УЛФАТОВНА
ПРОБЛЕМА СТРУКТУРНОЙ ПОЛНОТЫ ПРЕДЛОЖЕНИЯ
В ТАТАРСКОМ ЯЗЫКЕ
(НА МАТЕРИАЛЕ ТРАНСФОРМИРОВАННЫХ ЭЛЛИПТИЧЕСКИХ
КОНСТРУКЦИЙ)
10.02.02 - ЯЗЫКИ НАРОДОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
(ТАТАРСКИЙ ЯЗЫК)
АВТОРЕФЕРАТ
ДИССЕРТАЦИИ НА СОИСКАНИЕ УЧЕНОЙ СТЕПЕНИ КАНДИДАТА
ФИЛОЛОГИЧЕСКИХ НАУК
$(^^/Ш^^
Уфа-2005
Работа выполнена на кафедре татарской филологии
Башкирского государственного университета
Научный руководитель:
доктор филологических наук,
профессор Радик Галиевич Сибагатов
Официальные оппоненты:
доктор филологических наук,
профессор Данис Султанович Тикеев
кандидат филологических наук,
доцент Раушания Рауфовна Гареева
Ведущая организация:
Институт истории, языка
и литературы Уфимского
научного центра Р А Н
Защита диссертации состоится 11 ноября 2005 г
в 14 час. на заседании диссертационного совета Д 212.013. 06 по
присуждению ученой степени доктора филологических наук в Башкирском
государственном университете (450074, г. Уфа, ул. Фрунзе , 32).
С диссертацией можно ознакомится в библиотеке Башкирского
государственного университета.
Автореферат разослан «
Ученый секретарь диссертационного coBejj
доктор филологических наук, профессор
005 г.
Федоров А.А.
ж^
ткчъо
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность исследования. Современная синтаксическая теория
постепенно отходит от традиционных принципов описания структуры
предложения. В современной лингвистике есть стремление путем разработ­
ки теории структурных схем создать законченную типологию предложения.
Термин «структурная схема» в лингвистике определяется как «имеющий
свою формальную организацию и свое языковое значение синтаксический
образец, по которому может быть построено отдельное нераспространенное
предложение'.
Структурные схемы предложений в русском языке были изучены в
«Грамматике современного русского литературного языка» (1970). В «Та­
тарской грамматике» (1995) М.З.Закиевым рассматриваются 52 структур­
ные схемы. Из них 32 схемы двухкомпонентные, 28 - однокомпонентные и
2 - фразеологизированные схемы. При описании структурных схем в татар­
ском языке не учитываются эллиптические конструкции, достаточные по
смыслу независимо от контекста и ситуации. Проблема структурносинтаксической специфики данных конструкций еще не имеет окончательЕюго решения. То, что эти предложения являются семантически полными ни
у кого не вызывает сомнения. Из-за разорванности грамматических связей
между словами рассмотрение данных конструкций как полных предложе­
ний вызывает противоречия среди лингзистов. Многие вопросы, касающие­
ся трансформированных эллиптических предложений, в татарском языко­
знании остаются теоретически не освещенными: 1) не изучены отличия
данных предложений от неполных; 2) нет четкого определения и названия у
этих конструкций; 3) отсутствует подробное описание структурносинтаксических моделей; 4) не исследованы средства выражения объектив­
ной и субъективной модальности в них; 5) нет подробного анализа семанти­
ческих структур; 6) не описаны рассматриваемые нами конструкции в ком­
муникативном аспекте. Этим и определяется актуальность нашей работы.
Цель и задачи исследования. Целью диссертационной работы явля­
ется комплексное изучение трансформированных эллиптических предложе­
ний татарского языка; выявление и описание их структурно-синтаксической
и структурно-семантической специфики, а также особенностей коммуника­
тивного устройства. При этом ставятся следующие конкретные задачи:
- определить основные общетеоретические критерии противопостав­
ления полных и неполных предложений;
- выделить и описать типы неполных предложений;
Русская грамматика В П-томах Т II - М Наука, 198Й -f^nA'^lfJiiй7»ндjt——^
3
*
^^т
БИвЛИОТ£КЛ^,
СП
•»
I
- выявить отличия собственно-эллиптических предложений от не­
полных; раскрыть вторичный, трансформированный характер их структур­
ных схем;
- дать новую классификацию структурно-синтаксических моделей
трансформированных эллиптических конструкций;
определить
лексико-грамматические
и
функциональносинтаксические способы расширения данных моделей;
- описать систему модального оформления рассматриваемых конст­
рукций;
- изучить семантическую структуру этих предложений, выделить и
описать семантические типы их предикатов и субъектов;
- рассмотреть коммуникативную организацию трансформированных
эллиптических предложений.
Методологической и теоретической базой исследования явились
достижения современной синтаксической науки, труды ученых-лингвистов,
посвященных теории простого предложения. Написанию наше работы в
значительной степени способствовало изучение лингвистических трудов
русских ученых: А.М.Пешковского, А.А.Шахматова, В.В.Виноградова,
П.А.Леканта, В.Г.Адмони, Н.Ю.Шведовой, Г.А.Золотовой, Ю.С.Степзнова,
И.П.Распопова, В.А.Белошапковой, И.И.Меньшикова, А.П.Сковородникова,
Т.П.Ломтева,
Е.С.Скобликовой, Н.С.Валгиной, Д.Э.Розенталя и других;
тюркологов:
Н.К.Дмитриева,
А.Н.Кононова,
Б.А.Серебренникова,
Г.Ибрагимова, Дж. Валиди, Г.Алпарова, И.Х.Ахматова, В.Н.Хангильдина,
М.З.Закиева,
Д.Г.Тумашевой,
М.В.Зайнуллина,
Ф.С.Сафиуллиной,
Р.Г.Сибагатова,
Г.Г.Саитбатталова,
Д.С.Тикеева,
З.И.Будаговой,
А.Т.Тыбыковой и других.
Методы исследования. В диссертации использован комплекс лин­
гвистических методов и приемов анализа фактического материала в соот­
ветствии с поставленной целью и задачами работы: на разных этапах рабо­
ты использовались приемы лингвистического наблюдения, систематизации
классификации, функциональной интерпретации языкового материала, а
также методика сопоставительного анализа явлений татарского, русского и
тюркских языков.
Объектом исследования явились трансформированные эллиптиче­
ские конструкции современного татарского языка.
Материал исследования. Основным фактическим материалом для
изучения послужили: 1) произведения татарских писателей и поэтов; 2)
произведения устно-поэтического творчества, в частности, пословицы и по­
говорки; 3) материал публицистики и частично разговорной речи.
Научная новизна исследования заключается в том, что в данной
работе впервые на материале татарского языка разрабатывается вопрос о
структурной полноте трансформированных эллиптических предложений.
"
'
.
4
Предлагается новое определение этим предложениях, впервые используется
для них термин «трансформированное эллиптическое предложение» и «се­
мантически полные предложения по структуре соотносительные с непол­
ными». Эти предложения изучаются как самодостаточные предикативные
единицы со вторичной структурной схемой. Предлагается новый подход к
выделению и описанию структурно-синтаксических моделей данных пред­
ложений. Рассматривается модальное оформление трансформированных
эллиптических конструкций. Даны углубленное и систематизированное
описание и уточненная классификация семантических структур этих пред­
ложений. Изучается коммуникативная организация данных конструкций."
Работа в целом является монографическим исследованием трансформиро­
ванных эллиптических конструкций.
На защиту выносятся следующие положения:
- трансформированные эллиптические предложения - это семантиче­
ски полные (достаточные по смыслу независимо от конситуации) предло­
жения, которые характеризуются разорванностью грамматических связей и
для которых структура неполного предложения стала моделью;
- структурно-синтаксические модели вне влияния распространителей
и вариаций. Трансформированные эллиптические конструкции в отличие от
неполных, которые являются вариацией полных предложений, строятся в
языке по своим конкретным структурным схемам;
- для трансформированных эллиптических конструкций, как и для
полных предложений, характерны все способы расширения структурной
схемы;
- разорванность грамматических связей между словами в трансфор­
мированных эллиптических конструкциях характеризует эти предложения
как структурно неполных, но их модальное оформление ничем не отличает­
ся от обычных предложений. Рассматриваемые нами предложения благода­
ря такому модальному оформлению становятся самостоятельными, само­
достаточными предикативными единицами;
- трансформированные эллиптические предложения по основным
признакам не отличаются от полных предложений. Семантически полные
предложения, по структуре соотносительные с неполными, несмотря на
внешнюю необычность, вполне усвоенные в языке и активно употребляю­
щиеся в речи, самодостаточные предикативные единицы,
- все предложения и в смысловом, и в структурном плане полностью
реализуются только в тексте. И полные, и неполные, и трансформированные
эллиптические предложения полностью выполняют свою коммуникативную
функцию в рамках текста;
Научно-практическая значимость диссертации. Результаты иссле­
дования могут быть использованы при описании синтаксического строя та­
тарского и других тюркских языков. Основные положения диссертации мо5
гут применяться на практике, при составлении учебников, и учебных посо­
бий и программ по современному татарскому языку для высшей и средней
школы. Выводы соискателя о трансформированных эллиптических конст­
рукциях могут стать базой для дальнейших научных исследований.
Апробация работы. Результаты исследования доложены и обсужде­
ны на межреспубликанской, республиканской и межвузовской конференци­
ях, итоговых научных конференциях преподавателей, аспирантов и студен­
тов Башкирского государственного университета (2002-2004гг.). Материал
исследования используется при преподавании курса «Современный татар­
ский язык» на филологическом факультете БашГУ, также при преподавании
татарского языка в школе. Основные результаты диссертации опубликова­
ны в 6 статьях.
Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, четырех
глав, заключения, библиографии.
Основное содержание работы.
Во введении дается обоснование актуальности и практической зна­
чимости темы исследования, определяются цель и задачи работы в соответ­
ствии со степенью научной разработанности данной проблемы, характери­
зуются методы, использованные в процессе изучения материала, раскрыва­
ется теоретическая значимость работы.
В первой главе «Проблема структурной полноты предложения в
русском и тюркском языкознании» дается анализ основных подходов к
решению проблемы выделения типов неполных предложений и изучения
структурной специфики трансформированных эллиптических конструкций.
«Неполными называются предложение, в составе которого отсутствует ка­
кое-нибудь слово или аффикс, подразумеваемое из конситуации»^ Следова­
тельно, в неполных предложениях отсутствует один или несколько членов
предложения, которые восполняются контекстом или ситуацией. Основные
признаки и свойства неполных предложений в русском языке были изучены
А.М.Пешковским, В.В.Виноградовым, Т.П.Ломтевым, А.П.Сковородниковым, Е.А.Земской, Л.С.Бархударовым и другими.''
^Татарская грамматика В1(1-хтомах -Казань Изд-во И Я Л И А Н Т , 1995 -1111 - С 366.
' См: Пешковский Л М Русский синтаксис в научном освещении - М Учпедгиз, 1956, Вино­
градов В.В Грамматика русского языка T1I Синтаксис 4 1 - М Изд-во А Л СССР, 1960.
Ломтев Т П Основы синтаксиса современного русского языка - М Учпедгиз, 1958, Сково­
родников Л П О кригерии эллиптичности в русском синтаксисе // Вопросы языкознания 1973 - № 3 - С 114-119. Земская Е Л Русская разговорная речь лингвистический анализ и
проблемы обучения - М Русский язык, 1987, Бархударов Л С К вопросу о поверхностной и
глубинной структуре предложеия//Вопросы языкознания -1973 - № 3 - С 50-61
Общие сведения о неполных предложениях татарского языка мы на­
ходим в работах Дж. Максуди, Г.Ибрагимова, Дж.Валиди, Г.Алпарова,
В.Н.Хангильдина, М.З.Закиева''.
В лингвистической литературе термин «эллиптические предложения»
употребляется в различных значениях. Он используется вместо термина
«неполные предложения». «Эллиптическое предложение - это предложе­
ние, в котором пропущен тот или иной член предложения, легко восстанав­
ливаемый из контекста или из речевой ситуации»'. Некоторые лингвисты
используют термин «эллиптическое предложение» для предложений, кото­
рые являются разновидностью неполных.
Неполные предложения в тюркских языках делятся на три основ­
ные группы: 1) неполные предложения, опущенные члены которых могут
быть восстановлены по предшествующим предложениям (контекстуальные
неполные предложения); 2) неполные предложения, опущенные члены ко­
торых могут быть восстановлены благодаря речевой ситуации (ситуативные
неполные предложения); 3) неполные предложения, опущенные члены ко­
торых становятся понятными, исходя из общего смысла высказывания (эл­
липтические неполные предложения).
Как в славистике, так и в тюркологии понятие эллиптического
предложения не получило четкого определения и терминологически не
уточнялось. Эти предложения рассматривались под различными названия­
ми: «нарушенные неполные предложения» {Жизнь моя па волоске), «ста­
ционарные неполные предложения» {Чю с вамп'/), «неполные предложения
с опущенным сказуемым, употребляемые самостоятельно» {Б доме шум),
«эллиптические предложения», «предложения, сказуемое которых подразу­
мевается из контекста» {Kiskin sirke kabina sarar (Остры/г уксус - вред
своему сосуду), «неполное предложение без сказуемого, употребляемое са­
мостоятельно» {Бмзэ курэ нэ гуллуг?^.
В отличие от неполных предложений эллиптические конструкции
типа Мин авылдан. Марашка егерме бишь яшь достаточны по смыслу и не­
зависимы от контекста, ситуации. Эти предложения, как и неполные, харак­
теризуются незавершенностью, разорванностью грамматических связей. В
этих конструкциях отсутствует глагольное сказуемое, общее значение кото-
' См Гампли ГСП сабаклары - К а м н , 1925, Д Волиди татар теле грамматикасы. - КаjaH Миллят, 1919 Алпаров Г Слйланма хс)Мпглор
Казан. Татгосища), 1945, Хан1 илдин В Н Татар теле грамматикасы Mop(I)ojioi ия Ьлм синтаксис
Качан Татарстан китап ношрияты, 1959; Зокисв М 3 Xojcprcтатарлдобителе -Качан- Тагарстан китап
ношрияты. 1984
' Языкознание Большой энциклопедический словарь / Гл рсд Ярцева I? И - 2-е изд - М.
Большая Российская энциклопедия, 1998 - 592 с
'' Об этом подробнее смотри Будагова 3 И Эллин шческие предложения в современном азер­
байджанском языке//Советская тюркология -1972 - № S - С 12
7
рого подсказывается семантикой имеющихся компонентов предложения.
Например, Мин авылдан. Билет кесэда. ШэЬардэ - квз. Смысловую на­
грузку глагола в этих предложениях берут на себя второстепенные члены,
находящиеся под логическим ударением. Тем самым глагольное сказуемое с
вещественным значением становится избыточным. Такое сказуемое может
быть опущено или заменено глаголом связкой.
Из-за того, что эти предложения в семантическом плане являются
полными, но по структуре своей похожи на неполные, в трактовке этих кон­
струкций существуют три основные тенденции.
Согласно первой трактовке эллиптические предложения рассматри­
ваются как разновидность неполных. Сторонники этого мнения считают,
что «отсутствующее сказуемое участвует в формировании строя этих кон­
струкций, так как в них имеются второстепенные члены состава сказуемо­
го»'.
Согласно второй трактовке собственно-эллиптические предложения
«занимают промежуточное положение между полными и неполными пред­
ложениями»'. Это объясняется тем, что эти предложения, хотя в семантиче­
ском плане самодостаточны, характеризуются разорванностью грамматиче­
ских связей между словами.
Согласно третьей трактовке эллиптических конструкций эти пред­
ложения должны рассматриваться как простые предложения. Некоторые
лингвисты утверждают, что не все существительные в косвенном падеже
управляются глаголом, они ни существованием, ни формой не обязаны гла­
голу. Таковыми формами являются формы с пространственным и времен­
ным значением, со значением направления, адресата. Некоторые эллиптиче­
ские конструкции не впускают в свой состав полнозначного глагола (Унего
грипп. Нос в веснушках. ШэЬэрдо кыш.) Другие предложения впускают
(Школа на Э1 он улице. - Школа находится на этой улице. Мэктэп 6у
урамда. Мэктэп бу урамда урнашкан.). Здесь глагол не внес в предло­
жение никакой информации, он только подчеркнул то, что выражено и без
него, предикативным сочетанием двух именных форм. Предикативное соче­
тание двух именных форм достаточно для образования предикативного ми­
нимума, то есть для сообщения о предмете и предицируемом признаке, вы­
ражающего отнесенность к действительности в одном из форм времени, мо­
дальности и лица. Сочетание первой именной формы с приведенным глаго­
лом недостаточно для образования предикативного минимума: у него нет
' Валгина Н С , Ромиталь Д Э , Фомина М И Современный русский язык - М Высшая шко­
ла, 1987 -480 с
" Скобликова Е С Соврсмс1нп.1Й русский язык Синтаксис простого предложения - М Про­
свещение, 1979 - С 149 Снбагагов Р Г Теория предикативное™ -Саратов Изд-во Саратов­
ского универсн1С^1а. 1984 - С П";
8
сообщения о предицируемом признаке. Безглагольные, независимые от кон­
текста предложения нельзя считать неполными. Это самостоятельные, дву­
составные именные модели предложений, сообщающие о предмете и его
признаке. С глагольными предложениями они соотносятся как синонимиче­
ские построения, отличающиеся стилистической окраской.
Эллиптические предложения татарского языка изучал Р.Г.Сибагатов.
Ученый впервые дал классификацию данных конструкций. Он выделяет
расчленяемые и нерасчленяемые эллиптические конструкции, которые по
грамматическому составу подразделяются на три основные группы'.
В первой группе субъект выражается подлежащим (группой подле­
жащего), а предикат - второстепенным членом, трансформированным в ска­
зуемое. Например: Балта кем кулында?(А.Гыиложсв). Бурс азыгы борынында (мэкаль). Алма корты алмада (С.Рэхмэтулла).
Предложения первой группы в русской грамматике рассматриваются
как «предложения с некоординируемыми главными членами». В татарском
языке эти конструкции рассматривается наряду с двусоставными предгюжениями с именным сказуемым. Но подчеркивается в последней академиче­
ской татарской грамматике го, что «предложения со сказуемым такого типа
образовались в результате того, что неполные предложения стали воспри­
ниматься как полные»'".
Во второй группе эллиптических предложений обнаруживается об­
ратное соотношение членов: субъект выражается второстепенным членом, а
предикат - подлежащим (главным членом односоставного назывного пред­
ложения). Wbxv^wAQ^, Апыц кузендв бэхетлс слмаю. Кар астыида кайиар чпшмэ. Алан уртасыпда ял1ыз йорт. Ксмгэ файда, кемгэ - ноГша
(мэкаль). Авыл чнтендо зыярат. В русской, татарской и башкирской
грамматиках этот тип предложений рассматривается как номинативные
предложения с детерминированным членом".
К третьей группе относятся предложения, в которых и субъект, и
предикат выражаются существительным в косвенных падежах: Бптьсллыкны - срогыннан алда! Аргта калучылариы - алдынгылар сафына.
Технпканы - югары щитештеручэнлек белой! Эти конструкции в основ­
ном встречаются в лозунгах, плакатах. Они всегда в речи употребляются с
интонацией долженствования, призыва. В отличие от первых двух групп эта
последняя не принимает формы времени. Здесь функцию глагола повели­
тельного наклонения берет на себя интонация призыва, просьбы. Тем самым
' Сибагатов Р г Теория предика гивностн - Саратов, 1984 - С 137-143
'"Татарская грамматика Т 111 -Казань, 1995 - С 168
" Русская фамматика Т II - М , 1980, Сафиуллииа Ф С Развитие сиигаксичсскою Сфоя та­
тарскою языка в советский период - Казань Изл-во К1 У, 1990, Граммажка современною
башкирского литсратурною языка - М Наука, 1981 - С 437 , Сойстбситалоп Г Г BaijiKopT
тслснсн ябай Ьейлом синыксисс
в ф в Китам, 1972 С 119
9
речи придается лаконичность, яркость. По нашему мнению, эти конструк­
ции нужно рассматривать как стилистические вариации двусоставных пред­
ложений с глагольным сказуемым повелительного наклонения.
Нерасчленяемые эллиптические конструкции типа Бэнрем белой!
Хэерлс иртэ' в некоторой степени зависят от ситуации, они используются в
определенный момент времени и всегда обращены в настоящее время. Вви­
ду того, что эти конструкции часто употребляются в речи, они сократились,
осталась та часть, которая является ремой и на которую падает логическое
ударение. Эти предложения употребляются в речи как готовые штампы
Объектом нашего исследования являются расчленяемые предложения пер­
вых двух групп.
Рассматриваемые нами предложения можно охарактеризовать как
семантически полные, по своей структуре соотносительные с неполными. В
этих предложениях сказуемое было опущено как само собой подразуме­
вающийся элемент речи, а второстепенные члены, выраженные существи­
тельными в косвенных падежах, стали восприниматься как сказуемое. Мно­
гие предложения со сказуемым такого типа образовались в результате того,
что неполные предложения трансформировались в полные. Эти предложе­
ния по своему формальному строению являются соотносительными с не­
полными, но их нельзя считать вариацией полных предложений. Они само­
достаточны по смыслу. Мы здесь обнаруживаем то, что образец неполных
стал моделью этих предложений. Для этих предложений наиболее подхо­
дящим является название «трансформированные эллиптические предложе­
ния». Рассматриваемым нами предложениям можно дать следующее опре­
деление: трансформированные эллиптические предложения - это семанти­
чески полные (достаточные по смыслу независимо от конситуации) пред­
ложения, которые характеризуются разорванностью грамматических связей
и для которых структура неполного предложения стала моделью. Нашей
главной целью является изучение проблемы структурной полноты транс­
формированных эллиптических конструкций. Для этого нужно дать систе­
матизированное описание моделей этих предложений. Структурная схема
очень тесно связана с семантикой, модальным оформлением и коммуника­
тивным устройством предложения. Только подробно изучив все эти сторо­
ны, мы можем сказать, являются ли эти предложения полными или непол­
ными.
Вторая глава «Структурно-синтаксические модели и способы их
расширения в трансформированных эллиптических конструкциях» со­
стоит из двух разделов, где рассматривается формальная организация
трансформированных эллиптических конструкций.
Структурная схема простого предложения - «это абстрактный син­
таксический образец, по которому путем применения конкретных лексиче­
ских единиц в роли членов предложения может быть построено в речи кон10
кратное предложение»'^. Н.Ю.Шведова при описании структурных схем
русского языка ставит целью создание законченной типологии предложения
на основе чисто формального его представления (выделения полного переч­
ня всех возможных моделей).
По количеству компонентов грамматические схемы делятся на однокомпонентные и двухкомпонентные В двухкомпонентных моделях указы­
вается подлежащее и сказуемое, а в однокомпонентных - лишь главный
член, который не приравнивается ни к подлежащему, ни к сказуемому. В
назывном предложении Квз. Твн. агенс не подразумевается, а в трансфор­
мированных эллиптических предложениях второй группы, которые в татар­
ской фамматике рассматриваются как номинативные с детерминантом,
субъект подразумевается и выражается не подлежащными формами, а фор­
мой одного из косвенных падежей. Например, Мипдо квчле Байролпар
щаиы (h. Такташ). PecwMW иибары вч яшь ярым (Р.Нэбпсва) В этих
предложениях, как в двухкомпонентных предложениях, отражается отно­
шение между их логическими коррелятами, то есть между семантическими
компонентами - субъектом и его предикативным признаком. Эти предло­
жения занимают среднее положение между однокомпонентной и двухкомпонентной схемами: в семантическом плане они - двухкомпонентны, в
формально-грамматическом - однокомпонентны. По нашему мнению, об­
щий распространитель предложения - детерминант - должен участвовать в
описании структурных схем.
В
первом
разделе
дается
классификация
структурносинтаксических моделей трансформированных эллиптических предложе­
ний.
Для обозначения компонентов структурной схемы вводятся сле­
дующие элементарные буквенные символы, соответствующие латинским
названиям частей речи: N - существительное, Ргоп - местоимение, Adv
наречие, Adj - прилагательное, Num - числительное и др. При символе N
цифры or 1 до 6 обозначают соответственно падежи.
Первая группа трансформированных эллиптических предложений - с
подлежащим в функции субъекта и второстепенным членом в функции пре­
диката, - в свою очередь, имеет несколько разновидностей, отличающихся
друг от друга по форме выражения предицируемого члена.
Ввиду того, что одна и та же форма существительного может высту­
пать и в функции субъекта, и в функции предиката, целесообразнее в моде­
ли трансформированных эллиптических конструкций ввести названия логи­
ческих категорий. В моделях субъект будет обозначаться латинской буквой
S, а предикат - латинской буквой Р.
'^Татарская фамматика -Качань, 1995 -Т III - С 233
II
Основные структурно-синтаксические модели первой фуппы транс­
формированных эллиптических конструкций выглядят следующим образом:
1)
S (N i) - Р (NG): Дуслык - барлы квндэ, кардэш - канлы квнда
(мэкаль).
2)
S (Ni) - Р ( N S ) :
Шатлыкканатлызаттанул(М.Кэрим).
3)
S (N|) - Р ( N , ) : Буяулыкэниемэ.
4)
S (N|) - Р ( N | + послелог): Ишэк - ише белэн, тинтэк тине
белей (мэкаль). Таулар кешелэр шикелле (М.Кэрим).
5)
S (N|) - Р (Ni + ныкы): Тормыштагы бар шатлыклар, бар
кайгылар кешеиске.
6)
S(N|) - P(Adv). Например, Безненжыелыширтэгэ булачак.
Но существительное, в функции субъекта и предиката может заме­
няться местоимением или другими субстантивированными частями речи. И
здесь возникают вариации основных структурных схем:
- S (Ргоп|) - Р (Nft): Мин эле кызлар тугрысында да шул ук
мегамэладэ (Г. Тукай). Бары син - язмышымда (К.Двулэтпшн).
- S (N|) - Р (Ргопб): Ул якты жир шушьища, узебездэ икон
(А.Гыйлэжев).
- S (РгоП|) - Р (РгоПб): Ул днэ тегеидэ, таулар артьтда Тагын кем
анда ? (Р. Фэйзуллии).
- S (N|) - Р (N2 + послеложное слово + да): Шайтан таягы - чуплек
башында (мэкаль).
- S (РгоП|) - Р (N2 + послеложное слово + да): Э мин Ьаман ишек
яныида (Л. Сэгыйдуллина).
- S (М|) - Р (РгоП2 + послеложное слово + да): Хаклык - аньщ ягында (Р.Мвхэммвдиев).
- S (Nunii) - Р (Nc): Икебездэ авылда.
- S (Nunii) - Р (Num + послеложное слово + да): Алтыгьп - алты
якта (С.Рэхмэтулла).
- S (Ni) - Р (Num + да): Гаеп - икебездэ дв (С.Рэхмэтулла). Мин
кырыкга (Л. Сэгыйдуллина)
- S (N|) - Р (имя действия + да): Дэрьяларныц кече - кушылдыкларнын исои булуында (М. Эмир).
- S (имя действия) - Р (N^): Кукрэулэре - минем йврэктэ
(Р. Эхмэтжаиов).
- S (N + ныкы) - Р (N2 + послеложное слово + да): Э «минеке»
туриен башында (Э.Атнабай)
- S (Adj) - Р (Nu): AT ЯХШЫСЫ - арканда, начарлары - шарханда
(мэкаль).
- S (Adj) - Р (NT + послеложное слово -+ да): Угезнен азгыны - бозау
арасында (мэкаль).
- S (N|) - Р (Adj + да): Кучмэ банрак ~ алдынгыларда.
12
- S (имя действия) - Р (N2 / Ргопз + послеложное слово + да): Фрицларны тоткарлауда синец вств (Б.Камалов).
- SCN|) - Р(Ргоп5): Бухатанардан.
- 8(РгоП|) - PG^s): МинМэскэудэн.
- 8(РгоП|) - Р(Ргоп5): Болар барсы да бсздэи. Улкаидан?
~ S(Numi) - PCNs): Икенчесс - Бпкъярдан, Шибай кангуиыннаи
иде (Г.ИбраЬимов).
- S(Ni) - P(Num5): Бу булэк вчебездэндэ.
- S(N|) - P(Adj + дан): Коеф яхшыдан тугел.
- 8(причастие) - PCNj): Атта нидер анлаган hop кешсиоц каратын
узлэренэ ясалеп итеп торганнары Мостафа Фолохов щпэклэгои колхоздан (Р.Мвхэммэдиев).
- S(N|) - Р(имя действия + дан): Сэламотлскисн башм -дврсс тукланудан (Д.Хэйретдинов).
S(N|) - PCN2 + послеложное слово + дан): Сица булэкка дин
щыйган чэчэклэр алан уртасыннан.
- 5(Н|/РгоП|) - P(N + ныкы + дан): длфиг та Вэлииурныкылардаи.
- 8(имя действия) - PCNs): Район газетасын ни куп яздыручылар Знлэзекул авылыннан («Азатлык», В.Рэщоиов).
- 8(имя действия) - P(N2 + послеложное слово + дан): Эш сораучы
аныц култык астыннан гына иде (Г.Ахунов).
- S(Ni/Proni) - Р(причастие + дан). Бу озын-озак свйлэшеп тора
торганнардан тугел (Г.Ахунов).
- S(Adj) - PCNs): Алманыц пц тэмлслорс бсзнец бакчада ускэн
алмагачтан.
- S(N|) - Р(Ргопз): Бу открытка - сица (Г.Эпсоломов).
~ 8(РгоП|) - Р(Кз): Мин базарга, кулмэк алырга.
- 8(РгоП)) - P(N2 + послеложное слово +га): Мни урмап уртасыпарак, айда УКПЛЭК шабрэк.
- S(Ni) - PCN2 + послеложное слово + га): Каргышыц казык башына (мэкаль).
- S(Ni + ныкы) - P(N3): Щилнеке - давылга (мокаль).
- S(Adj + ныкы) - Р(Ыз): Саранныкы - юлафко (мокаль).
- S(Adj + ныкы) - P(Adj + га): Яхшыныкы - ямата (мокаль)
- S(N|) -P(Adj + га):ДанЬамхврмот
басуалдьнпыларына!
- S(N|) - P(Num3): Бу хат вчебсзга да.
- S(N|) - P(N3 + послеложное слово кура): hap норсо уз вакытына
кура (айтем)..
- S(Ni) - Р(имя действия + га): Иц зур булок - ярьиита бсренче
урынны алучыга.
- S(N|) - Р(причастие + га): Тынычлык Ьом бохег сгерме бсренче
гасырда яшэганнарга!
13
- S(Proni) - P(Ni + послелог): Без унсигез яшьлек кебеклар
(С.Рэхмэтулла). Барсы да Ж,ицу вчен!
- S(N|) - Р(Ргоп2 + послелог): Рэфит аныц белэн. Бу китаплар безиец вчсн. Сагыш - минем тесле (Л. Сэгыйдуллина).
- S(N|) - P(N6 + послелог): Тау итэгеннэн ук аккан инет, аньщ
куепыинаи ургып чыккан чишмэлэр, аркылыга-буйга сузылган урамнар, тар тыкрыклар
- Ьэммэсе до уз урыннарыпда
кебек
(Р. Мвхэммддиев).
- S(Ni) - P(Adj + послелог): Сезнец урыныгыз ~ производство алдынгылары белэн. Ьдйкэллэр ~ терелэр вчен.
- S(Adj) - P(N2 + послелог); Ашларымньщ ни томлелэре балаларым вчен.
- S(Adj) - Р(Ргоп2 + послелог): Щырларымнын ин матурлары
си­
нен вчен.
- S(N|) - Р(причастие + послелог): Хвкем бит ул яратканнар вчен,
яра тмаган вчен хвкем юк (Э.Атнабай).
~ S(N|) - P(N + ныкы + послелог): Язуыцабыецныкы тесле.
- S(Proni) - P(Vf,n в будущем времени + послелог): Бусы - башны ял
иттерер вчен (Т. Эйди).
- 8(Ргоп|) - P(N| + ныкы): Болар барсы да укытучыныкы.
- S(Ni) - Р(Ргоп+ныкы): Бу ике йвз дэ, авыл, синеке
(Л.Согыйдуллнпа). Галавстдин абзыйнын авылны биеткэн 1армуны
аларныкы бит инде (А.Холим).
- 8(РгоП|) - Р(Ргоп+ ныкы): Минмэцге синеке, Зиннэт(Г.Бэширов).
Самыми распространенными в первой группе являются предложения,
в котором предикат имеет форму местно-временного падежа.
Эллиптические предложения второй группы (с второстепенным чле­
ном в функции субъекта и подлежащим в функции предиката), на первый
взгляд могут быть приняты за обращенные формы эллиптических конст­
рукций первой, рассмотренной выше, группы. Например, предложение пер­
вой группы Ю1уб матбугат йортыныц югары катында (Г.Ахунов) дей­
ствительно допускает перестановку членов. При этом образуется эллипти­
ческое предложение второй группы. Точно так же, эллиптическое предло­
жение второй группы может быть преобразовано в предложение первой
группы. Такая взаимная замена членов эллиптических конструкций воз­
можна. Но, однако, нет достаточных оснований для подтверждения обра­
щенного характера, как первой, так и второй группы этих предложений. То,
что одна группа является обращением другой, - недоказуемо. Еще следует
отметить, что некоторые эллиптические предложения вообще не допускают
перестановки членов, например: Дунгыздан бер кыл (мэкаль). Чуп встенэ
чумэлэ. Ул костюмнан. Байтирэкнен чайкалуы жилдэн (этем).
14
Основные структурно-синтаксические модели предложений второй
группы выглядят следующим образом:
S (NG) - Р ( N | ) : Бугадилектэ - илаЬи килочэк. Бу гадилектэ илаЬи
балкыш. Бу гадилектэ ~ жиЬани а чыш (Л. Согыйдуллнна).
S (N5) - Р (N|): Ханиан ~ казык, бпдэи - тукмак (мэкаль)
S (N3) - Р (N|): Эшчегэ
эт, хужага - квмеш (мэкаль). Ожл^ахка
бер а дым (С. Поварисов).
S (N2) - Р (Ni): Свюиецдэ уз кануны (Л. Сэгыйдуллина).
S (N| + послелог) - Р (N|): Хэзер порт саен эт.
S(Adv) -- P(N|)- Щитмэсэ, буген онерания квне (Э Сопфетднпов).
В зависимости от того, чем заменяется существительное в предложе­
ниях второй группы, основные модели могут видоизменяться следующим
образом:
- 8(Ыб) - Р(РгоП|)- Оске катламда - без, бездон до вето фэрештолэр, аинанда югары АллаЬы Тэгалэ (Х.Исмогынлев).
- 8(РгоПб) - P(N|): Анда да мэнгелек йолдызлар (Р. Фойзуллин).
- S(N2 + послеложное слово -I- да) - P(N|): Кар астында салкын
чишмэ (А.Гыйлож.ев). Арытарасында зонгэр чэчэк(Х.Эюп).
- S(Pron 2 + послеложное слово + да) - P(N|): Минем алдымда Хафизиын ха тыны Мвршидэ апаиыц Мэр зпя ана га язгаи ха ты (Л. Лерон).
- S(N|5) - P(Num|)- Бурэсемдэ икебез.
- S(Pron + пеке + дэ) - P(Ni): Бсзнекеидо кангылы «аЬ»лар
(Л. Сэгыйдуллина).
- 8(имя действия + да) - P(N|): Кукрэулэрдэ
кукнец щгргэ
биргэн ант кв че (X. Госман).
- 8(РгоПб) - P(Adj): Кайда ярлы, канда 3apjH,i, кайда моцлы була
(М.Гафури).
- 8(Ыб) - P(Adj): Урмаида карацгы (Р.Низамиеп).
- SCNuniu) - P(Ni)' Бердэ тугел, илдэ кеч (мэкаль).
- SCProHs) - P(N 1): Синнан - машина, минной - ягулык.
- S(N2 + послеложное слово +дан) - P(N|): Яцгыр артыинагг - юаныч.
- S(Adj + дан) - P(Ni): Тиледои турыхэбэр (мокаль).
- 8(имя действия -ь дан) - P(N|): Улгэн кешене зурлаудан ни
мэгънэ (Н.Гыйматдинова).
- 8(Ргопз) - P(N|): Мина ни нсэи, пи сан (Н Гыйматдинова) Кемгэ
- война, кемгэ - файда (мэкаль).
-S(Adj-i)-P(N|):/Гя/7гд/-я сабыи, тилегэ угст (мокаль). Щитезгэ
йвз влет, йомшакка бер влеш (мэкаль).
- 8(AdJ3)- P(Adji): Беряхшыга ~ беряман, ...
- 8(AdJ3 + га) - P(Adv): Азга - канэгать, кунко - июкср (мокаль).
- 8(причастие + га) - P(N|): Иртэ торгпнга икс влсш (м9калг>).
15
- S(Numi) - P(Ni): Икебезгэдэ орден (А.Гыйлэщев).
- 8(Ыз/Ргоп-)) - P(Numi): Мица кырык иибары (Л.Сэгыйдуллина).
Мит вакыт ипде (Г. дпсэлэмов).
- 8(Ргоп2) - P(N|): Ьэрнэрсэнен уз вакыты. Яшэешненаныц уз ка­
нуны (Г.Бэпрэмова). Форма притяжательного падежа, как и форма с суф­
фиксом -ныкы/иске обозначает то, к чему принадлежит предмет: hep заманнын уз гореф-гадэте (макаль). Следует отметить, что форма с суффик­
сом ныкы/неке всегда выступает в функции предиката. Эти две формы,
выражая одно значение, заменяют друг друга. Конструкции, где субъект
имеет форму притяжательного падежа, встречается сравнительно реже ос­
тальных, и они носят в себе обобщенный смысл, утверждение, аксиому, с
истинностью которых нельзя поспорить, поэтому, наверное, они часто вос­
принимаются как пословицы, афоризмы.
- S(N2 + послелог) - P(N|): Кете
саен хезер бер йолдыз (Рэзил
Вэлиев).
- 8(Ргоп2 + послелог) - P(N|): Алар белен янэше кыю Ломидзе Ьем
батыр Шумилин (Г. Эпселэмов).
После рассмотрения структурных схем трансформированных эллип­
тических групп мы можем сказать, что конструкции первой группы встре­
чаются чаще и разновидностей моделей этих предложений больше, чем вто­
рой группы. Из 77 известных нам вариантов основных структурных схем 54
относится к первой группе, а остальные 23 - ко второй. Структурносинтаксические модели вне влияния распространителей и вариаций. Транс­
формированные эллиптические конструкции в отличие от неполных, кото­
рые являются вариацией полных предложений, строятся в языке по своим
конкретным структурным схемам
Во втором разделе описываются способы расширения этих струк­
турно-синтаксических моделей. Реализация структурной схемы предложе­
ния основана на подчинительных связях, которые образуют сложную сис­
тему. В татарском языке подчинительную связь между словами делят на
предикативную, конкретизирующую и пояснительную.
Слова, вступающие в конкретизирующее отношение с главными чле­
нами или друг с другом, распространяют предикативную основу. К членам
предложения, которые основаны на конкретизирующей связи, относятся
дополнения, обстоятельства, определения, детерминант. Дополнение обыч­
но выражается существительным или местоимением в косвенных падежах и
подчиняется глаголу. Хотя в трансформированных эллиптических конст­
рукциях отсутствует глагольное сказуемое, в ни^ иногда встречаются опре­
деления и обстоятельства, выраженные глаголом. Например, Безгв чиккен
кульяулыклар кынгыраулы атларда (М.Закиров). Здесь дополнение, вы­
раженное местоимением в направительном падеже, подчиняется определе­
нию, выраженному причастной формой глагола. Разведкага жиде кешене
16
сайлап алган чагында аньщ сон мэртэбэ барысына да тутырып каравы
эле булса Галимнен куз алдында (Г. Эпсэлэмов). В предложении Бу теле­
грамма энкэемнэн слово энкэемнэн внешне похож на дополнение и на
первый взгляд ничем не отличается от других дополнений в форме исход­
ного падежа. Например, Бу хат абыемнан килгэн. Но в первом предложе­
нии существительное в косвенном падеже занимает место сказуемого и ста­
новится предикатом. Слово энкэемнэн выражает не объект, а признак
предмета. В трансформированных эллиптических конструкциях не только
дополнения, но и обстоятельства могут занять место сказуемого и тогда они
выражают предикативный признак субъекта. Например, дтием - Караидел,
д энием - Аскынрапоныннан. Хотя эти распространяющие члены внешне
похожи на обстоятельство или дополнение двусоставного предложения с
глагольным сказуемым, они уже являются главными членами и участвуют в
организации не конкретизирующей, а предикативной связи.
Как и дополнения, в рассматриваемых нами предложениях встреча­
ются обстоятельства, которые подчиняются определению или другому об­
стоятельству. Например, Синдэ тпзрэк чыгу уе мэнгелек йорттан
(Р. Фэйзуллпн). Авылдаи Бер-ике чакрым ераклыкта урнашкан яланда
буген сабатггуй. Аньщ бвтенигътпбары тпз-тпз атлапкилгэнмалайда.
Следует особо отметить те случаи, когда в предложениях встречают­
ся такие обстоятельства, которые грамматически не связаны ни с одним
членом предложения. Эти обстоятельства занимают позицию между субъ-,
ектом и предикатом. Например, Э энкэй берузе бер булмэдэ
(Р.Мвхэммэдьярова). Если предположить, что в предложении Марат эле
дэ МЭК1ЭПТЭ было опущено глагольное сказуемое, то каким словом выра­
жался этот главный член. Дня этой конструкции подобрать глагол так, чтоб
не изменилась семантика всего предложения, очень сложно. Сравните: Ма­
рат эле дэ мэктэптэ.
Марат эле дэ мэктэптэ тора. - Марат эле дэ
мэктэптэ укый. В первом предложении говорится о местонахождении Ма­
рата, во втором - о том, что Марат все еще живет в школе, а в третьем - о
том, что Марат все еще учится в школе. Как мы видим, семантика всех трех
предложений отличается друг от друга. Действительно, в некоторые транс­
формированные эллиптические конструкции нельзя «добавить» глагол без
ущерба для общей семантики предложения.
Определение в рассматриваемых нами предложениях употребляется
чаще, чем дополнение и обстоятельство. Это объясняется тем, что опреде­
ление подчиняется любому члену предложения, выраженному именем су­
ществительным или субстантивированными частями речи. А в трансформи­
рованных эллиптических конструкциях и субъект, и предикат выражаются
существительным или субстантивированными частями речи. Определения
могут выражаться прилагательными, существительными в основном и при­
тяжательном падежах, причастиями, числительными, притяжательными,
17
указательными и вопросительными местоимениями и конкретизировать оп­
ределяемое слово с различных сторон.
Вокруг детерминантов среди лингвистов ведутся дискуссии. Если
одни ученые отрицают синтаксическую связь детерминантов с глаголомсказуемым и называют детерминант свободным распространителем, то дру­
гие полагают, что детерминирующий член относится в любом случае к гла­
голу или к его нулевой форме. По мнению М.З.Закиева, в татарском языке
детерминант непосредственно подчиняется определенному члену предло­
жения при помощи грамматических средств. «Детерминант - это дополне­
ние или обстоятельство, выражающее тему, поэтому семантически относя­
щееся к оставшейся предикативной части предложения в целом, но синтак­
сически связанное с каким-нибудь отдельным его членом»". Детермини­
рующий член в трансформированных эллиптических предложениях семан­
тически связан с главным членом предложения - именем существительным
в основном падеже, а грамматическая связь между членами разорвана, нарущена.
В работе были изучены также полупредикация, парцелляция, поясне­
ние и уточнение как способы расширения структурной схемы. В трансфор­
мированных эллиптических предложениях полупредикация может быть вы­
ражено всеми главными и распространяющими членами, если они переданы
словами с процессуальным значением, если они составляют однородный
ряд.
В рассматриваемых нами предложениях присоединительные конст­
рукции выводятся за пределы предложения и выполняют функцию ремы.
Например, Канэгатьнец пке абзасы да печэндэлэр. Салучин ялаиыида
(А.Хэлим). Базарда - чыршылыр. Купшылар (Л.Сэгыйдуллина).
Поясняющие члены, находясь в постпозиции, дают дополнительные
сведения о понятии, выраженном поясняемым членом. Пояснение и уточне­
ние, с одной стороны, подчиняются поясняемому члену, с другой стороны,
как бы входят в предикативное или конкретизирующее отношение с тем
членом, к которому непосредственно относится поясняемый член. Напри­
мер: Аныц яиында - ацардаи бервакытта да аерылмый торган
бердэибер дусы - зур гыиа, сары йонлы маэмай (Э.Фэйзи);
Мин
Мэскэудэн, Шарикоподшипниктан (Г. Эисолэмов).
Для трансформированных эллиптических конструкций, как и для
полных предложений, характерны все способы расширения структурной
схемы.
Третья глава «Модальное оформление трансформированных эл­
липтических конструкций» состоит из трех разделов, где описываются
"Татарская грамматика -Казань, 1995 -Т 111 -С 342
средства выражения модальных значении в семантически полных предло­
жениях, по структуре соотносительных с неполными.
В первом разделе рассматривается модальность как один из основ­
ных признаков предложения.
«Модальность в любом её проявлении - это, прежде всего, выраже­
ние отношения говорящего к реальности»"*. В языкознании обычно принято
выделять два основных типа модальных значений: объективно-модальных и
субъективно-модальных. Объективная модальность - это отношение содер­
жания высказывания к действительности с точки зрения его реальности, со­
ответствия или несоответствия действительности. К субъективной модаль­
ности относятся значения усиления экспрессивной оценки, уверенности или
неуверенности, определенности или неопределенности, согласия или несо­
гласия и ряд других значений.
В татарском языке М.З.Закиев выделяет рациональную и эмоцио­
нальную мoдaльнocть'^ В тюркологии разные аспекты модальности рас­
сматриваются в работах А.Н.Кононова, А.Ализаде, Ф.Р.Зейналова,
Н.Г.Агазаде и др. В башкирском языке М.В.Зайнуллин модальность рас­
сматривает как функционально-семантическую категорию'*.
В
татар­
ском языке проблемы модальности были изучены М.З.Закиевым,
Д.Г.Тумашевой, Р.Г.Сибагатовым, Р.Г.Минниахметовым и др. Значение мо­
дальности выявляется на самых разных уровнях системы языка, и по этому
поводу среди лингвистов нет разногласий. Однако средства выражения мо­
дальности на материале различных языков определяется по-разному.
Обзор имеющейся научной литературы позволяет заключить, что в
теории модальности стало обычным апеллирование к понятиям: 1) фонети­
ки (интонация), 2) лексики (разные группы слов), 3) морфологии (наклоне­
ние, время, лицо), 4) синтаксиса (конструкция предложения, порядок слов,
повторы). Правомерность подведения такого большого многообразия под
одну общую категорию не могла не вызвать возражений. Поэтому начались
поиски «общего знаменателя». Все эти средства выражения модальности
реализуют свои функции на уровне предложения, то есть они, так сказать, синтаксичны.
Во втором разделе описываются способы выражения объективномодальных значений в трансформированных эллиптических предложениях.
Рассматриваемые нами предложения, как и все простые предложения, обла­
дают предикативностью, и обнаруживается это значение в парадигме пред­
ложения. Формы предложения осуществляются грамматическими средст-
'^ Сибагатов Р г Теория предикативности -Саратов, 1984 - С 178
" Татар грнмматикасы в ч томда Т III - Казан, М . 1999 - С. 307.
"' Зайнуллин М В Модальность как функционально-семантическая категория На материале
башкирского языка -Саратов Изд-во Саратовского университета, 1986 -123с
19
вами, предназначенными для выражения объективно-модальных значений синтаксических времен и наклонений. Наклонение - это модальность, вы­
раженная формами глагола'^.
В лингвистике принято делить наклонение на два типа: 1) реальное
наклонение, или по-другому синтаксический индикатив; 2) ирреальное на­
клонение. «В тюркских языках наклонение и время выражается синкретич­
ной формой»'*. Каждое время в татарском языке имеет очевидную и неоче­
видную формы. Как мы знаем, в трансформированных эллиптических кон­
струкциях отсутствует глагольное сказуемое, поэтому в ')тих предложениях
наклонение выражается при помощи вспомогательных глаголов. В рассмат­
риваемых нами конструкциях реальная модальность выражается тремя
формами настоящего, шестью формами прошедшего, тремя формами буду­
щего времени. Например, Сайлаган колэте дэ пар килгэи гаилэдэн
(М.Эмир). Овен янында жыелыш була (М.Вмир). Верещагин кайда
икэн, Шумилин? (Г.Эпсдлэмов). - Мина анда егерме жиде яшь иде
(Р.Мвхэммэдьярова). Э хатларньщ твесе була иде (О.Маликов). Суз почетта булмаган (Э.Атнабай). Бвтен хезмэте халык вчен булды. Гаеп
узендэ булган икэн (Ф. Сафин). Шул сурэте кайда булды икэн аньщ?
(д.Фэйзи). - Иртэгэ щилквнчыгыштан булачак. Су твбендэ бер таш бу­
лыр, таш эчендэ кеше булыр (Р.Мингалим). Бвтен авылнын телендо ул
гына була чак икэн (Э. Фэйзи).
В синтаксисе татарского языка пишется о двенадцати ирреальных
наклонениях. Но из них только четыре названы в морфологии настоящими
наклонениями: сослогательное, условное, желательное, побудительное. Эти
наклонения в трансформированных эллиптических предложениях переда­
ются при помощи вспомогательного глагола бул-. Но в каждом отдельном
случае этот вспомогательный глагол имеет конкретную форму. Если услов­
ное наклонение выражается формой булса, то побудительное при помощи
бул и булсын. Например, Кояш кайгысыиы, уз коятын яида булмаса
(М.Вафин). Пассажирлар арсында врач яисэ фельдшер булса, тизлек
белэн дуртенче вагонга килуен утенэбез. Белэклэрен хэзрэте Галинеке
тесле булсын (д.Фэйзи). Кроме этих четырех наклонений, в татарском
языке выделяются еще восемь наклонений: предположительное, позволи­
тельное, долженствовательное, притворное наклонения, наклонения наме­
рения, возможности, сожаления и удивления. Средством выражения этих
наклонений в рассматриваемых нами конструкциях, в основном, служит
вспомогательный глагол бул-. Но наряду с ним могут участвовать и другие
" Татар грамматикасы в ч томда Т III. - Казан, Москпу. 1999 - Б 242
'* Зяйнуллин М В. Хпзсргс башкорт телендо модаллек катсгорияЬы университеты ношриотс. 1975 - Б. 29
20
Эфе Башкорт
вспомогательные глаголы. Например, позволительное наклонение выража­
ется при помощи булырга ярый, а долженствовательное наклонение - булырга тиеш. Например: Асияга авылда булырга ярый. Канэгатьнец уйлавынча, пл буйлап хэл белсп йвруче Хозыр Ильяс нэкъ менэ шушы Газиз бабасы кебек булырга тиешиде (А.Хэлим).
Как мы уже отметили,, наклонение является средством выражения
объективной модальности. Но нельзя не отметить: что рассмотренные нами
последние восемь форм наклонения в основном выражают различные эмо­
ции, чувства. Например, удивление, сожаление, ирония, неуверенность и
т.д. Тем самым они приближаются к субъективной модальности.
В трансформированных эллиптических предложениях предикат по
офрмлению объективно-модальных значений не отличается от обычного
именного сказуемого, хотя предицируемый член в этих предложениях вы­
ступает не только в основном, но и в косвенных падежах, с послелогами.
Рассматриваемые нами предложения могут иметь полную парадигму объек­
тивно-модальных форм, характерных для именного типа предложений во­
обще.
В третьем разделе рассматриваются субъективно-модальные харак­
теристики предицируемого члена эллиптических конструкций. К субъек­
тивно-модальным значениям относятся те значения, в которых заключено
отношение говорящего к тому, о чем он сообщает. Одна и та же действи­
тельность говорящим может быть представлена как такая, которая вызывает
разное его эмоциональное отношение, с разных сторон оценивается. Субъ­
ективно-модальные значения выражаются самыми разнообразными языко­
выми средствами, вводными словами, обращениями, сочетаниями знамена­
тельных слов с частицами, с междометиями, интонацией, специальными
синтаксическими конструкциями, повторением слов, словопорядком, а так­
же разнообразными комбинациями этих средств.
При помощи вводных слов в трансформированных эллиптических
предложениях выражаются разнообразные модальные значения: уверен­
ность, неуверенность, сравнение, противопоставление, эмоциональное от­
ношение. Например, Бу взелу, бу ераклашу, албэттэ, тыштан гына, тышкы куренештэн гена (Г.ИбраЬимов). Курэсец, хикмэт монда бер Лвйлэ
Жанымда гына тугел (Э.Енпкн). В татарском языке встречаются обраще­
ния, которые по своей семантике очень похожи на вводные слова. Эти об­
ращения выражают эмоционально-экспрессивную оценку говорящего. На­
пример, Ул, ачык авыз, кайда пкэн?Кайда син, бэхетдигэнен?
Междометия в составе трансформированных эллиптических конст­
рукций выражают удивление, восхищение, страх, неприязнь. Например, Йэ,
кызкайнихэлдэ?(Н.Гыйматдинова).
Ай-хай, кеч узендэ! (Э. Фэйзй).
Частицы в разных сочетаниях с теми или другими членами предло­
жений выражают различные субъективно-модальные значения: удивление,
21
сомнение, значение положительной или отрицательной оценки, значение
отрицания, значение эмоционального окрашенного подчеркивания и усиле­
ния и другие. Например, Педагог белемс ич сиядэ (Н.Гыйматдинова).
Уэт кемдд икэн яшьлек! (М.Каримов). Чучканьщ ачык кузендэ тик
мечет манарасы (М. Вафин).
Различные аффиксы в составе слова могут выражать удивление, уве­
ренность и неуверенность Например, Модадамыни хикмэт, кызым
(Н.Гыйматдинова). Ул башка донья кешеседер кебек (Ф. Сафин).
Следует отметить, что универсальным средством выражения субъек­
тивно-модальных значений является интонация. Человек при помощи инто­
нации может передать все свои эмоции, чувства, желания.
В татарском языке встречаются различные комбинации субъективномодальных средств в составе предицируемого члена трансформированных
эллиптических предложений' Инде кала менэ куз алдьтда гына иде
(Г.ИбраЬимов). Бу тавыш, бу мон бары тик Снметбашта гына
(М.МэИдиев). ОрлыгыБохарда тугеллэбаса (Г.ИбраЬимов).
Модальное оформление трансформированных эллиптических конст­
рукций ничем не отличается от обычных предложений. Рассматриваемые
нами предложения благодаря такому модальному оформлению становятся
самостоятельными, самодостаточными предикативными единицами
В четвертой главе «Смысловая организация трансформирован­
ных эллиптических предложений», которая состоит из трех разделов,
изучается смысловая сторона данных конструкций. В первом разделе рас­
крывается взаимосвязь формы и содержания в предложении.
Многие ученые рассматривают семантику предложения, исходя из
его формальной организации. Это направление выдвинуло понятие семан­
тической структуры предложения. «Семантическая структура предложения
- это содержание предложения, представленное в обобщенном, типизиро­
ванном виде с учетом тех элементов смысла, которые сообщает ему форма
предложения»". Основной точкой при анализе, опирающемся на понятие
семантической структуры предложения, является структурная схема пред­
ложения: семантические структуры ищутся в пределах предложений,
оформленных по одной структурной схеме.
Во втором разделе описывается семантическая структура трансфор­
мированных эллиптических конструкций.
Каждая структурная схема предложения предполагает реализацию в
процессе речи определенного набора семантических структур. Структурная
схема кроме общего для всех предложений грамматического значения предикативности имеет, независимо от лексических значений входящих в
предложение слов свою семантику.
'Там же - С 4 8 2
22
Основными семантическими категориями являются субъект и преди­
кат. Эти компоненты предложения выражают предикативные отношения. К
неосновным семантическим категориям относятся всевозможные атрибутивы (приименные и приглагольные). «Предикат - это сообщаемый слушате­
лю признак, т.е. признак, отнесенный в тот или иной временной план. Он
выражается в двухкомпонентных предложениях сказуемым, в однокомпонентных - главным членом»^". Предикативный признак, выраженный суще­
ствительным в косвенном падеже, встречается в языке очень часто. Отсут­
ствие глагольного сказуемого в этих предложениях является нормой. Лек­
сическое значение сказуемого берет на себя существительное в косвенном
падеже, а грамматическое значение выражается глаголом-связкой: Галим
вида. Галим виде идс. Галим вйдэ булыр. и т.д.
Субъект - это носитель предикативного признака: производителя
действия или носителя состояния. В трансформированных эллиптических
предложениях иногда субъектное значение осложняется элементами значе­
ний объектного {Миндэ квчле Байроинар щаны (h. Такташ)), щостранственного (Кай жирлдрдд, балам, сииец каберен (Шдмсеииса Такташева)),
временного {Иртэгэ, сэгать сигезда - ата-аналар жыелышы.).
В трансформированных эллиптических конструкциях первой группы
семантическая структура предложения определяется как отношение между
субъектом и его предикативным признаком - состоянием, свойством или
качеством. В данных предложениях признак выступает либо как свойство,
исходящее от самого субъекта, либо как его состояние или квалификация.
Признак как свойство, исходящее от самого объекта, обозначает, каков
субъект, какими внутренними или внешними свойствами он обладает, чему
подобен, чему соответствует, к чему принадлежит и т.д. Здесь можно выде­
лить следующие более конкретные семантические классы:
1) характеристика по внешним и внутренним свойствам: Ni-Ng: Ул
эле Ьамаида узенед табигый халэтенэ хайта алмый аптыраган хэлдэ иде
(Р.Мвхэммэдиев). Эмма купчелек иляЬи бэетлэр двньяви характерда.
Тубылгылар ямь-яшсл яфракта (Э. Маликов). Э имэниэр Ьаман покыда
(Л.Сэгыйдуллина). N1-N5: Ул костюмная иде (Х.Туфан). Ni-Ni белэн:
Хатлариыц яртысы шигырь белэн (Г.Эисэлэмов). Кошлар да кушы
белой (мэкаль). Ni-Ni турында: Щыры сею 1урыида.
2) характеристика по принадлежности к чему-то или кому-то: Ni-Ni
арасында: Угезнец азгыны бозау арасыида (мэкаль). Ьаж.эр химиятехнология институты яшьлэре арасында.
Татарская грамматика Т III -Казань, 1995 ~ С 292
23
N|-N| ныкы/неке: Мин - бу шэЬэрнеке (Г.Эпсэлвмов). Щаны-тэне
белэнул Минске иде ииде (Н.Гыйматдинова). Ni-Ng: Бу тавыш, бу мои
бары тик Симетбашта гына (М.М.)
3) характеристика по происхождению: по исхождению: N1-N5: Без
свякле затлар твркемненнэн (М.Хайдаров). Сайлаган калоше дэ узенэ
пар килган гаилэдэн (М. Эмир).
4) характеристика по сходству, уподоблению: Ni-N, кебек: Яшь
акыл - вйрэнмэгэн тай кебек (мэкаль). N|-Ni сыман: Бвтен двнья сихри
мои сыман (Э.Атнабай). Nj-Nj тесле: Моцарчы яшэгэн тормыш кояш
жу,1лысына тилмергэн улэн сабагы тесле (Н.Гыйматдинова). Ni-Nj шикелле: У л зур авьш шикелле (Э. Файзи).
Признак как непостоянное состояние или квалификация обозначает:
в каком непостоянном состоянии находится субъект, какую функцию он
выполняет, каково его назначение, чем он вызван, когда и где обнаружива­
ется, куда направляется, кому предназначается; как оценивается, восприни­
мается. Значения, объединенные в эту группу, могут быть разнообразно
распределены по многим более частным классам. Например:
1) характеристика по месту, пространственной соотнесенности: N|Nj: Минем бер аягым хэзер кабер якасында (Э.Фэйзи). Аныц вчен
щирнен кендеге нэкъ шушы Колтамакта иде (А.Хэлим). N1-N5: Синдэ
тизрэк чыгууе мэнгелек йорттан. N1-N3: Ак жэймэлэр йвргэн юлларьща
(С.Рэхмэтулла). Урлэгэн балык - мурдага (мэкаль). Nj-Ni белэн: Э
йврэгем Ьаман алар белэн (Д.Булатова). Ni-N| саен: Этлэр монда Ьэрбер йорт саен (С.Рэхмэтулла). Ni-N, яиында /алдында / тирэсендэ /
астында / башында / арасында: Ьэм менэ ул Ьаж,эр янында
(Г. Эпсэлэмов).
2) характеристика по временной протяженности, по временному при­
знаку: N|-Adv: Уку соныннан. N1-N3 хэтле / тиклем: Иртэнге янгыр твшкэ хэтле.
3) характеристика по цели, по назначению: N|- N3: Щилнеке - давылга (мэкаль). Бу кучтэнэч ~ эниемэ. Ni-N| вчен: Хвкем бит ул яратканнар вчен, яратмаган вчен хвкем юк (Э.Атнабай)
4) характеристика по отношениям зависимости, причины, повода:
N,- N5: Байтирэкнен чайкалуы ж,илдэн (мэкаль). Яцгырлы квн тамчыдан (мэкаль). Ni-Ni белэн: Сыйлы квнен сыер белэн (мэкаль). Бака
рэхдте су белэн (мэкаль). Ni-Ne: Гаилэненныклыгы - бер-беренне анлап
яшаудд.
Хотя трансформированные эллиптические предложения рассматри­
ваются многими лингвистами как номинативные, они отличаются друг от
друга. В назывных предложениях ситуация «субъект - его существование»
вся в целом обозначена как такая, которая либо не имеет своего носителя,
либо представлена в отвлечении от него. В трансформированных эллипти24
ческих предложениях второй фуппы предикативный признак имеет своего
производителя или носителя: Мина кырык нибары (Л.Сэгыйдуллина).
Шушы гармунда эбекэйнец бвтеншатлыгы, бвтенкайгысы (Р.Батулла).
В данных предложениях, распространенных формой с субъектным значени­
ем, семантика «субъект - его существование» преобразуется в значение чье­
го-либо действия, состояния, обладания. В предложении Мицнулла белэн
икебезгэ - бер котелок ботка (Один котелок кашицы для нас с Мнннуллой.). Мы с Миннуллой являются обладателями объекта - котелка каши.
Слияние нескольких значений в одном слове, совмещение в нем двух се­
мантических компонентов встречается в этих предложениях очень часто. И
в этом случае утверждать, что слово является субъектом, предикатом или
местом, очень сложно.
При анализе структурной схемы мы указали, что субъект и предикат
выражаются именем существительным, местоимением или субстантивиро­
ванными частями речи - прилагательным, причастием, числительным, име­
нем действия, наречием. Например, Почет Ьэм хврмэ! - уку алдьшгыларына. Ицзур булэк ai чабышында беренче килучегэ. В этих предложе­
ниях выраженные субстантивированными прилагательными и причастиями
предикаты выражают не конкретный предмет, к которому направлен субъ­
ект, а обозначают носителя какого-то признака, качества. И субъект тоже
может обозначать носителя какого-то признака, свойства. Например, Ашларымныц иц юмлелоре - балаларым очен. Саранныкы - тэлэфкэ. Если
проанализировать с семантической стороны пословицу «Бер яхшыга бер
яман», то получается, что носитель одного свойства (бер яман) принадле­
жит носителю другого признака (бер яхшы). Из этих примеров видно, что и
субъект, и предикат могут совмещать в себе также атрибутивные признаки.
Наверное, здесь уместнее говорить о первичных и вторичных значениях.
Структурная схема и семантическая сторона предложения взаимосвя­
заны между собой. Но это не означает, что одной структурной схеме соот­
ветствует одна семантическая структура или наоборот. Например, семанти­
ка «субъект и его пространственная соотнесенность» включает в себя пять
структурных схем (Ni-Ng; N1-N5; Ni-N, белей; Ni-Ni янында /алдында /
артыида: N i - N3). И наоборот, структурная схема N|- Ne может иметь не­
сколько частных значений. Это может быть и характеристика по внешним
или внутренним свойствам {Ул эле Ьаман ниндщер уйда иде.), и про­
странственная соотнесенность {Буген кич ул вида булыр.), и отношения
причины, зависимости {Минем очен бэхет - якыннарым белэн бергэ булуда.).
В третьем разделе изучается коммуникативное устройство транс­
формированных эллиптических предложений. В смысловой организации
трансформированных эллиптических предложений наряду с их структурносемантическим членением имеет существенное значение актуальное, или
25
коммуникативное, членение, благодаря чему завершается оформление со­
держания синтаксической конструкции, и она в результате реализуется в
виде конкретного высказывания и становится средством общения. Процесс
общения возможен только тогда, когда собеседники сообщают друг другу
что-то новое. Но обычно новое сообщается не само по себе, а на основе уже
известного, очевидного как для говорящего, так и для слушателя. В зависи­
мости от конкретной коммуникативной задачи предложение членится на
две части. «Исходная коммуникативная часть предложения, содержащая
предмет сообщения, называется темой. Главная коммуникативная часть со­
общения, содержащая то, что сообщается о теме, называется ремой. Члене­
ние предложения на тему и рему, определяемое коммуникативной задачей,
существенной для данного контекста или данной речевой ситуации, называ­
ется актуальным членением» ^'.
Первая группа трансформированных эллиптических предложений
имеет в повествовательной письменной речи следующий порядок слов:
субъект - тема, которая имеет форму основного падежа, предшествует ска­
зуемому - реме, выраженному существительным в одном из косвенных па­
дежей. Вторая группа рассматриваемых нами конструкций имеет следую­
щий порядок слов: субъект - тема, выраженный существительным в кос­
венном падеже, предшествует предикату - реме, которая обозначается су­
ществительным в основном падеже. В разговорной речи есть тенденция к
начальному положению ремы, таким образом, проявляется стремление го­
ворящего начать высказывание с наиболее важного компонента. В этом
случае предложение первой группы может трансформироваться в конструк­
цию второй, и наоборот. Если в первой группе рема, выраженное существи­
тельным в косвенном падеже, займет препозицию по отношению к теме, ко­
торая обозначена формой основного падежа, то мы получаем предложение,
которая по структуре соответствует второй группе. Но, несмотря на это; се­
мантика этого предложения будет сходной со значением предложений пер­
вой группы.
Каждое предложение имеет две стороны: формальную и смысло­
вую. Форма и содержание в предложении слиты воедино; их нельзя рас­
сматривать в отдельности друг от друга; они взаимосвязаны, их гармонич­
ное сочетание является основой каждого предложения. При изучении
трансформированных эллиптических предложениях мы рассматривали
структурно-синтаксические модели данных конструкций в сочетании с их
семантикой. Разорванность грамматических связей между словами в транс­
формированных эллиптических конструкциях характеризует эти предложе­
ния как структурно неполных, но их модальное оформление ничем не отли'' Русская грамматика В2-томах ТП - М
Наука, 1980 -С 321
26
чается от обычных полных предложений. Трансформированные эллиптиче­
ские предложения достаточны по смыслу, понятны вне контекста и ситуа­
ции. Следует отметить, в языке даже структурно полные предложения мо­
гут быть в семантическом отношении зависимы от других предложений.
Например, Минем абыемныц ике баласы бар. Улы мэктэптэ укый, кызы
бтпектэ оле. Второе предложение в изолированном от контекста виде ста­
новится в смысловом плане недостаточным. Предложения с местоимениями
в семантическом отношении тоже зависимы от контекста. Например, в
предложении Ул вйдэ. неясно, о ком идет речь. Все предложения и в смы­
словом, и в структурном плане полностью реализуются только в тексте. И
полные, и неполные, и трансформированные эллиптические предложения
полностью выполняют свою коммуникативную функцию в рамках текста.
В заключении излагаются основные выводы исследования.
Основные положения диссертации отражены
в следующих публикациях:
1.Развитие структуры предложения татарского языка: лингвистиче­
ское взаимодействие языков // Сотрудничество и дружба народов Башкор­
тостана- история, современное состояние, перспективы: Материалы Респуб­
ликанской научной конференции. - Уфа, 2004. - С . 171-174.
2.Способы выражения объективно-модальных значений в трансфор­
мированных
эллиптических
предложениях
//
Коммуникативнофункциональное описание языка. Сборник научных статей. Ч. II. - Уфа:
РИО БашГУ, 2004. -С.115-121.
3.Семантическая структура трансформированных эллиптических
предложений // Коммуникативно-функциональное описание языка. Сборник
научных статей. Ч. П. - Уфа: РИО БашГУ, 2004. - С.121-126.
4.Структурно-синтаксические модели трансформированных эллип­
тических предложений // Система языка в статике и динамике: Межвузов­
ский научный сборник.
5.Модели трансформированных эллиптических предложений // Ис­
кусство слова (Суз сэнгате) /Отв. ред.проф. С.Ш.Поварисов. - Уфа: РИО
БашГУ, 2005. - С.52-55.
6.0 принципах выделения и терминологического уточнения понятия
«эллиптическое предложение» Искусство слова (Суз сэнгате) /Отв.
ред.проф. С.Ш.Поварисов. - Уфа: РИО БашГУ, 2005. - С.55-57.
27
Калимуллина Гульсина Улфатовна
ПРОБЛЕМА С Т Р У К Т У Р Н О Й ПОЛНОТЫ ПРЕДЛОЖЕНИЯ
В ТАТАРСКОМ Я З Ы К Е
(на материале трансформированных эллиптических конструкций)
Автореферат
диссертации на соискание ученой степени
кандидата филологических наук
Лицензия на издательскую деятельность
ЛР № 021319 от 05.01.99 г.
Подписано в печать 05.10.2005 г. Бумага офсетная. Формат 60x84/16.
Гарнитура Times. Отпечатано на ризографе.
Усл. печ. л. 1,8. Уч.-изд. л. 1,6. Тираж 100 экз. Заказ 739.
Редакционно-издательский центр
Башкирского государственного университета
450074, РБ. г.Уфа, ул.Фрунзе, 32.
Отпечатано на множительном участке
Башкирского государственного университета
450074, РБ, г. Уфа, ул.Фрунзе, 32.
11218504
РНБ Русский фонд
2006-4
19601
^
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
0
Размер файла
1 457 Кб
Теги
bd000100188
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа