close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

bd000100714

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
ХОХЛОВА ЕЛЕНА АНАТОЛЬЕВНА
КОММУНИКАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ
В СОВРЕМЕННОМ СОЦИОКУЛЬТУРНОМ
ПРОСТРАНСТВЕ
09.00.11 – Социальная философия
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата философских наук
Ставрополь, 2006
Работа выполнена
в Северо-Кавказском государственном техническом университете
Научный руководитель:
доктор философских наук, профессор
Бокачев Иван Афанасьевич
Официальные оппоненты:
доктор философских наук, профессор
Пржиленский Владимир Игоревич
кандидат философских наук, доцент
Санкин Александр Викторович
Ведущая организация:
Пятигорский государственный лингвистический
университет
Защита диссертации состоится «18» декабря 2006 г. в 16.00 на заседании
диссертационного совета Д212.245.04 в Северо-Кавказском государственном техническом
университете по адресу: 355029, г. Ставрополь, пр. Кулакова 2, кафедра философии, ауд.
№ 402а.
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Северо-Кавказского
государственного технического университета.
Автореферат разослан «17» ноября 2006 г.
Ученый секретарь
диссертационного совета
Ю.Н. Соколов
2
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования. К концу XX века, благодаря
развитию научно-технического прогресса, в человеческом обществе
сложилась система массовой коммуникации, которая сочетает в своей
структуре новейшие технические возможности распространения информации
на практически неограниченную аудиторию. Это позволило коммуникации
стать «…доминирующим фактором современной культуры» (В.В. Миронов),
оказывающим влияние на формирование всей системы духовных ценностей
и потребностей человечества.
Возможно, на нынешнем этапе истории осуществляется глобальный
переход к иной культуре, отказывающейся от своих локальных образов и
приближающейся к особому интеграционному образованию. Следует
отметить, что формирующееся интеграционное пространство не только не
теряет связи с традиционными ценностями, но и учитывает новые реалии –
например, связанные с иными средствами коммуникации. Переход от
абсолютизируемых ценностей данного этноса (общества) к ценностям,
общим для всего человечества, подтверждается возрастающим значением в
культуре принципа толерантного отношения, т.е. признания другого в самом
широком смысле.
Прогрессивные информационные и организационно-деятельностные
технологии, причастность широкого круга людей к решению проблем в
различных сферах жизнедеятельности предполагает необходимость
реализации коммуникативных возможностей человека и повышения их
эффективности. На современном этапе общественного развития
формирование коммуникативных способностей имеет глобальное значение,
поскольку человеческая жизнедеятельность немыслима без общения людей
друг с другом, ее качество и результат во многом определяются
соответствующим уровнем отношений в социуме.
Сегодняшнее состояние социального мира, существующие различия
между субъектами общества объективно предполагают столкновение их
интересов самого различного порядка. Если принять во внимание еще и тот
факт, что социокультурные особенности меньше подвержены изменениям,
чем экономические, политические и другие, то становится все более
очевидным, что наряду с экономикой и политикой процессы современной
коммуникации являются одним из важнейших факторов регуляции
взаимоотношений между субъектами социума на всех его уровнях. Можно
сказать и так, что «бархатный занавес» социокультурных отношений в
современном обществе заменил «железный занавес» идеологии, которая
длительное время выступала в качестве главной демаркационной линии в
мире.
В условиях трансформации современного российского общества,
ищущего свою социокультурную идентичность, стремящегося создать
3
эффективную систему социальной организации, потребность в исследовании
проблем межкультурной коммуникации особенно возрастает. В России
проживает более ста этносов и множество этнических групп и народов,
придерживающихся различных вероисповеданий, культурных традиций и
обычаев. Как показал опыт последних лет, проблемы формирования и
функционирования межкультурного общения оказываются не менее
важными, а подчас и более напряженными, чем политические и
экономические. Появляются они и во взаимодействии со странами ближнего
зарубежья,
утверждающими
свою
самобытность,
культурную
специфичность, собственный государственный язык, формирующими
национальную интеллигенцию. Все это требует незамедлительного
осмысления сложившихся отношений средствами языка и науки.
Интеграция России в европейские и общемировые процессы
обусловила проблему освоения культурных особенностей других стран.
Вхождение в общее пространство невозможно без освоения его культурного
контекста, а это требует достижения понимания между носителями
различной культуры. В то же время следует учитывать и тот факт, что
взаимодействие стран и народов приобретает сегодня не только все более
открытый, но и вместе с тем противоречивый характер. Все это расширяет
практические потребности в межкультурной коммуникации, задает
направление новых теоретических поисков, приводит к переосмыслению
традиционных идей и выявлению острой необходимости в формировании
соответствующей научной парадигмы, базирующейся на эвристических
возможностях коммуникации и культуры.
Степень
разработанности
темы
исследования.
Внимание
исследователей к феномену коммуникационных процессов в последнее время
заметно усилилось за счет общественной значимости и актуальности
информационного образования населения. В числе отечественных и
зарубежных авторов, активно изучающих коммуникационные процессы и
механизмы их влияния на социальную среду, в первую очередь следует
назвать таких ученых, как: А.Л. Вербицкий, В.З. Коган, Р.Т. Крейг,
А.Н. Леонтьев, В.В. Миронов, В.Ф. Петренко, Г.А. Станкевич, Ю. Хабермас,
И.П. Яковлев.
Автор также опирался на труды философов, в которых рассматривается
взаимосвязь коммуникации и культуры. Это работы: А.Г. Асмолова,
В.Г. Афанасьева,
М.М. Бахтина,
В.С. Библера,
В.Ю. Бореева,
В.И. Вернадского,
Л.Н. Гумилева,
М. Кастельса,
А.В. Коваленко,
Ю.М. Лотмана, И. Пригожина, Е.А. Седова, П. Сорокина, Е.Ф. Тарасова,
Э. Тофлера, А.Л. Чижевского, А.Е. Чучина-Русова.
В современной социально-философской литературе проблема
идентичности
и
самопрезентации
в
Интернет-коммуникации
анализировалась
авторами
С.С. Андреевым,
О.Н. Арестовой,
И.Л. Аристарховой, Л.П. Бабаниным, О.Е. Баксанским, Е.П. Белинской,
4
А.Е. Войскунским,
Е.Г. Дьяковой,
А.Е. Жичкиной,
Д.В. Ивановым,
В.А. Канке, И.С. Шевченко и др.
Немалое внимание проблеме коммуникационных процессов в обществе
уделяли и зарубежные ученые Р. Арон, Д. Белл, 3. Бжезинский, Дж. Брунер,
Э. Кассирер, Дж. Келли, М. Маклюэн, Г. Маркузе, У. Найсер, Д. Рисмен,
Э. Тоффлер.
Однако, как показывает библиографический анализ, философские
аспекты коммуникационных процессов до сих пор не нашли широкого
отражения в современной литературе. Самостоятельный подход к возникшей
проблеме сквозь призму философского знания обозначился совсем недавно.
Научные исследования коммуникационных процессов с самого начала имели
междисциплинарный характер. Это в значительной мере отразилось как на
заимствовании соответствующих понятий и категорий, так и на методах
исследования.
В последние годы в России успешно развиваются прикладные
коммуникативные специальности (связи с общественностью, реклама,
лингвистика, межкультурная коммуникация), специальности в области массмедиа и др. Во многих российских вузах созданы кафедры
коммуникативного профиля. Межкультурная коммуникация приобрела
статус учебной дисциплины, которая опирается на развивающуюся сеть
научно-исследовательских центров и располагает издательской базой.
Однако практическая институализация этой области научного знания
опережает ее теоретико-методологическое обоснование. Проблема создания
теоретического фундамента остается открытой и соответственно актуальной.
Преодолеть наметившийся разрыв между потребностями практики и теорией
может и должна философия.
Сегодня, когда складываются предпосылки для реализации
комплексных исследований наиболее сложных социокультурных систем и,
когда системный подход позволяет философии построить соответствующую
модель целостного бытия культуры, становится возможным установление
продуктивных связей между отраслями знания, изучающими культуру и
коммуникацию как в синхроническом, так и диахроническом разрезах. Автор
отмечает, что в науке еще не сложилась традиция рассмотрения социальных
трансформаций, связанных с возникновением нового электронного
сообщества. До сих пор традиционно лишь ставился вопрос о том, как
изменяющаяся техника влияет на изменение форм работы с ней. Иными
словами, новая техническая среда порождает новый социальный порядок.
Объектом исследования диссертации являются коммуникационные
процессы, их сущность, содержание и социальная обусловленность.
Предмет исследования – основные тенденции и специфика
воздействия коммуникационных процессов на становление и развитие
единого социокультурного пространства.
5
Цели и задачи диссертационного исследования. Основная цель
работы состоит в определении сущности, природы и характера
коммуникационных процессов, как составной части целостного видения
социокультурной реальности.
В соответствии с поставленной целью в диссертационном
исследовании решаются следующие основные задачи:
− проанализировать теоретико-методологические основания феномена
коммуникационных процессов, исследовать и определить важнейшие зоны
жизнедеятельности человека и общества, в которых функционирует и
развивается процесс коммуникации;
− конкретизировать место и роль коммуникации в современном
социокультурном пространстве;
− раскрыть взаимодействие культуры и коммуникации, коммуникации
и общения, выявить тенденции их взаимосвязей, а также сформулировать
основные принципы межкультурной коммуникации как фактора
социокультурной динамики;
− исследовать роль коммуникации на межличностном уровне,
обосновать межнациональное общение как особый вид дискурса, раскрыть
его смысл, условия и возможности проявления;
− изучить
социокультурные
факторы,
способствующие
и
препятствующие повышению эффективности коммуникации;
− дать анализ личностно-ориентированной коммуникации как
процессу формирования когнитивного пространства;
− раскрыть принципы и социокультурные механизмы коммуникации;
− выявить и обосновать проблемы и противоречия межкультурной
коммуникации, возникающие в процессе межкультурных взаимодействий в
условиях глобализации.
Методологическая и теоретическая основа исследования.
Теоретико-методологическую
основу
диссертации
составляют
общефилософские общенаучные принципы познания общественных явлений
в соединении с системным подходом, диалектическим, историческим и
логическим методами. Работа представляет собой комплексное исследование
феномена коммуникационных процессов в свете ее влияния на социум,
поэтому при ее выполнении использовались методы как социальнофилософской науки, так и данные социологических исследований. На разных
этапах изучения проблемы были использованы методы научного анализа и
синтеза, системный подход, взаимосвязь познавательного и ценностного
отношения, обобщение и экстраполяция, функциональный и интегративный
подход.
Существенным компонентом теоретической основы исследования
явились труды известных отечественных и зарубежных ученых,
6
позволяющих раскрыть многогранность феномена коммуникационных
процессов, структуру и механизмы их функционирования.
В диссертации используются труды отечественных и зарубежных
исследователей по проблемам влияния коммуникационных процессов на
социальную среду. В них большое внимание уделяется социальнофилософскому анализу коммуникации, определению ее места и роли в
социальной реальности, а так же ее влиянию на процесс построения
когнитивного пространства.
Научная новизна исследования заключается в разработке и
обосновании теоретико-методологических и практических проблем
коммуникации и коммуникационных процессов, в раскрытии их
аксиологического смысла в предметно-понятийном поле социальной
философии.
В содержательном плане научная новизна диссертации состоит в
следующем:
− представлена
социально-философская
интерпретация
коммуникологии, развиты и уточнены существующие исследовательские
парадигмы коммуникации;
− конкретизирован категориальный аппарат проблемы в контексте
осмысления коммуникационных процессов как явления социальной
реальности;
− дано авторское обоснование коммуникации как взаимосоотнесения
символических программ мышления, чувствования и поведения людей;
− в рамках системного подхода показана обусловленная природой
культуры дуальность (устойчивость-непредсказуемость) коммуникации,
которая
является
детерминантой
межкультурной
коммуникации,
взаимопроникновения «своего» и «чужого»;
− выявлены особенности влияния коммуникации на культуру,
показана обратная связь культуры и коммуникации в условиях российской
действительности;
− раскрыто содержание «приращения» (обогащения) коммуникации
социокультурными механизмами духовно-нравственного самосознания
личности в социокультурном пространстве;
− изучено поэтапное развитие виртуального пространства за счет
внедрения в общество новых информационных и коммуникационных
технологий.
Основные положения, выносимые на защиту.
1. Коммуникация является одной из основных характеристик
общества, т.к. природа любого социального образования коммуникативна по
существу. Иными словами, содержание коммуникации и ее формы отражают
общественные отношения и исторический опыт людей. В ее основе
доминирующим является коммуникативный аспект, а информационно7
содержательный элемент выполняет лишь вспомогательную функцию. В
осуществлении коммуникации важно знать не только о том, что
используется, но и о том, кто участвует во взаимодействии, как используется
информация, кому адресуется и куда направлены коммуникативные связи.
Очевидно, что коммуникация это сложный многоуровневый и
многоплановый процесс установления контактов между субъектами,
порождаемый потребностями совместной деятельности и включающий в
себя обмен информацией, выработку стратегии взаимодействия, восприятие
и понимание другого субъекта, как представителя «локального» общества,
так и целого национального класса.
2. Социально-философское рассмотрение специфики механизма
воздействия межкультурной коммуникации на социальную среду позволяет
заключить, что культура в контексте коммуникационных процессов
представляет собой, прежде всего язык, включающий в себя компонент
истории. Сегодня межкультурный диалог способствует вовлечению
культуры внутрь единого глобального коммуникационного пространства.
Как правило, диалог ведется вынужденно, по законам и правилам «новых
условий коммуникации», где действуют процессы не адаптации
(толерантности) друг к другу, а подчинения более сильной и агрессивной
среде, мир начинает говорить на языке стран, господствующих в нем.
3. Введение новых информационных и коммуникативных технологий
привело к радикальному преобразованию не только собственно
коммуникационных процессов в обществе, но и типа связи между людьми,
характера материального и духовного производства. Построение совместного
когнитивного пространства – достаточно сложный процесс, поскольку
каждый партнер, руководствуясь собственным образом мира, проецирует
свое видение предмета коммуникации.
4. В информационном обществе все большее значение приобретает
так называемая «экранная культура», которая создается на основе
аудиовизуальной техники, соединения компьютера с видеотехникой и
новейшими средствами связи. Производство, хранение, передача и
потребление информации производится на принципиально иной
технологической основе, что приводит к коренным изменениям в структуре и
содержании межкультурной коммуникации. Компактность новых систем
хранения информации и способность ее надежного и быстрого переноса на
любые расстояния делает возможной радикальную децентрализацию любых
процессов, включая производство, управление, образование и т. д.
5. В условиях становления информационного общества современные
средства массовой информации и информационные системы нарушают
границы, системные свойства пола, класса, этноса, религии, национальности,
субкультуры. Они разрушают прежние социальные институты, которые
формировали идентификационный процесс – многомерный процесс
человеческого становления. В сетевом обществе меняются принципы не
8
только материальной, но и духовной жизни, преобразуются психология,
менталитет, а вслед за ними и прежние философские представления о мире,
времени и пространстве. Современная информационно-технологическая
парадигма развития общества привнесла совершенно новую черту в
общественное развитие – гибкость.
Научно-практическая значимость исследования. Концепция
коммуникационных процессов как социального феномена создает
теоретические предпосылки и основу для анализа источников и механизмов
социокультурных изменений в обществе. Положения и выводы
диссертационного исследования могут быть использованы для решения
практических задач в области межкультурного сотрудничества и
социального образования, а также при создании и чтении спецкурсов,
касающихся методологии гуманитарного знания и лекций по
соответствующим разделам социальной философии.
Апробация работы. Основные положения и выводы диссертации
нашли отражение в семи научных публикациях, общим объемом 1,5 п.л.
По содержанию исследования автором сделаны доклады и научные
сообщения, представлены тезисы выступлений на региональных и
общероссийских научных конференциях: VIII региональной научнотехнической конференции «Вузовская наука – Северо-Кавказскому региону»
(г. Ставрополь); VIII региональной научно-технической конференции
«Вузовская наука – Северо-Кавказскому региону» (г. Ставрополь);
Общероссийской научной конференции «Современные социальнофилософские и психолого-педагогические проблемы» (г. Москва);
опубликованы научные статьи в следующих сборниках: Сборник научных
трудов Северо-Кавказского государственного технического университета.
Серия «Гуманитарные науки». №1 (13). – Ставрополь: СевКавГТУ, 2005;
Современные
социально-философские
и
психолого-педагогические
проблемы: Сборник научных трудов. Выпуск XVIII. – Москва-Ставрополь,
СевКавГТУ, 2005; Сборник научных трудов Северо-Кавказского
государственного технического университета. Серия «Гуманитарные
науки». – Ставрополь: СевКавГТУ, 2006. – №3; Современные социальнофилософские и психолого-педагогические проблемы: Сборник научных
трудов. Выпуск XIX. – Москва-Ставрополь, СевКавГТУ, 2006; Вестник
Северо-Кавказского государственного технического университета, 2006. –
№ 4, а также на заседаниях кафедры философии Северо-Кавказского
государственного технического университета и на аспирантских совещаниях
и семинарах, проводимых с аспирантами университета.
Объем и структура диссертационной работы. Диссертационное
исследование состоит из введения, двух глав, содержащих семь параграфов,
заключения и примечания. В конце работы помещен список литературы,
включающий 203 наименований, в том числе 10 на иностранных языках.
Общий объем работы 168 страниц.
9
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ
Во введении дается обоснование темы диссертационного
исследования, рассматривается степень ее разработанности, формулируются
цель и задачи, указывается новизна исследования, излагаются основные
положения, выносимые на защиту, раскрывается теоретическая и
практическая значимость работы, ее апробация.
Первая глава – «Теоретико-методологические основы анализа
коммуникационных процессов», состоящая из трех параграфов, посвящена
анализу социально-философских концепций и методологических подходов
исследования проблем развития информационных и коммуникационных
технологий, выявлению места и роли коммуникации в современном
социокультурном пространстве.
В первом параграфе «Социально-философский анализ понятия
«коммуникация» дается теоретико-категориальный анализ понятия
«коммуникация», определяются и характеризуются ее важнейшие функции.
В логике социально-философского анализа отмечается, что
сегодняшняя трактовка термина «коммуникация», появившегося еще в
начале двадцатого века, предельно широка. Словарное толкование этого
термина состоит в следующем: «Коммуникация» [лат. Communicatio] –
1) путь сообщения; 2) форма связи; 3) акт общения, связь между двумя или
более индивидами, основанные на взаимопонимании; 4) массовая
коммуникация – процесс сообщения информации с помощью технических
средств – средств массовой коммуникации (печать, радио, телевидение)
численно большим рассредоточенным аудиториям».
В настоящее время существует целый ряд парадигм коммуникации
(социальной, профессиональной, и т. д.), разработкой и изучением которых
занимаются многие ученые. Одни говорят о коммуникации как о сущностной
характеристике общества. Фундаментальной проблемой философии
коммуникации, по их мнению, является «познание другого» (Ж. Дидьер).
Другие трактуют коммуникацию как научно-информационный
комплекс, включающий информационные технологии, научно-техническую
информацию, а также специалистов – носителей компетентных знаний.
Информация рассматривается ими слишком широко и представляется как
основа культуры и всех культурных ценностей (Д. Белл, Л. Тоффлер).
Третьи представляют коммуникацию как действие, «ориентированное
на взаимопонимание», главными критериями которого выступают
понятность, правильность и истинность. Коммуникация у них – это
инструмент реализации практических интересов людей, способ эмансипации,
освобождения от экономических, политических и других влияний
(Ю. Хабермас).
10
Четвертые рассматривают коммуникацию в контексте развития
культурно-цивилизованного комплекса. Они считают, что исторически
коммуникацией было принуждение другого к выполнению того или иного
действия. То есть для коммуникации существенен переход от говорения
одного к действиям другого. Именно ради этого реализуется передача знаний
между двумя разными автономными системами (Г.Г. Почепцов).
Свой взгляд на проблему имеют психологи. У них коммуникация
является непременным условием жизни человека и порядка в обществе. Они
сводят коммуникацию к фундаментальному понятию «влияния», которое
Фихте в своей «Теории права» определил как «воздействие свободы на
другую свободу», что противоположно как насилию, так и безразличию.
В целом же рассмотренные концепции объединяет то, что все они
прямо или косвенно изучают социальные и культурные факторы
коммуникации, способствующие формированию социального знания и
оценочных категорий коммуникации. Иными словами, они выходят на
социальную природу коммуникации.
Далее в параграфе определяются и анализируются социальные
функции коммуникации. По мнению диссертанта, ими являются:
− обеспечение и поддержание взаимосвязей в обществе между его
субъектами, между обществом и природой;
− накопление, сохранение и передача социального и культурного
опыта последующим поколениям.
Социальные функции коммуникации реализуются не только через
экономические и политические механизмы, но и через культурные нормы,
ценности и значения. Культурные атрибуты выступают важным источником
и посредником в формировании системы общественных отношений.
Культурными значениями пронизаны различные сферы жизнедеятельности и
внутриструктурные связи в обществе. Без них чисто экономические и
политические факторы оказываются недостаточными. Культурные нормы и
смыслы оформляют как место каждого социального слоя или группы, так и
дистанцию, разделяющую эти слои. Типы связей между ними
(хозяйственные, статусные и т. д.) имеют не только собственно
экономическое, социальное или профессиональное содержание, но и
символическое, оформляемое через определенные культурные атрибуты и
значения (символы). При этом по мере усложнения социокультурной среды
культурное обеспечение этих связей все более усложняется.
В рамках данного исследования рассмотрена и выделена в качестве
особого онтологического объекта сфера интеракции, то есть сфера
межличностного взаимодействия, в ходе которого осуществляется общение
между индивидами. При этом отмечается, что в ряде работ понятие
«общение» тесно связывается с понятием «коммуникация». Главным образом
это относится к лингвистическим исследованиям, где общение
рассматривается как актуализация коммуникативной функции языка в
11
различных речевых ситуациях.
Существует также точка зрения, согласно которой базовой категорией
является коммуникация, которая протекает между субъектами в форме
общения как обмен знаковыми образованиями (сообщениями). Но имеет
место и противоположная трактовка, в которой основной категорией
считается общение, а в структуре последнего выделяются коммуникация
(обмен информацией), интеракция (организация взаимодействия и
воздействия),
перцепция
(чувственное
восприятие
как
основа
взаимопонимания). При этом коммуникация выступает своего рода
посредником между индивидуальной и общественно значимой информацией.
В обоих случаях, несмотря на внешние различия, основной упор делается на
механизм, который переводит индивидуальный процесс передачи и
восприятия информации в социально значимый процесс персонального и
массового воздействия.
Все это позволило автору заключить, что общение и коммуникация
имеют как общее, так и особенное. Общее – их соотнесенность с процессами
обмена и передачи информации и связь с языком как средством передачи
информации. Особенное – обусловлено различием в объеме содержания этих
понятий (в узком и широком смысле слова). Это связано с аспектуализацией
знания, которое на первый план выдвигает различные аспекты этих понятий.
За общением в основном закрепляются характеристики межличностного
взаимодействия, а за коммуникацией еще и дополнительное значение –
информационный обмен в обществе.
На этом основании общение предлагается рассматривать как социально
обусловленный и социально значимый в структуре коммуникации процесс
обмена идеями и чувствами между индивидумами в различных сферах их
познавательной, трудовой и творческой деятельности, реализуемый с
помощью
вербальных
и
невербальных
средств
коммуникации.
Коммуникация же в этом соотношении рассматривается как социально
институциализированный процесс передачи и восприятия информации, как в
межличностном, так и в массовом общении по разным каналам при помощи
различных коммуникативных средств с целью воздействия на социальные
процессы.
Второй параграф – «Место и роль коммуникации в современном
социокультурном пространстве» – содержит всеобъемлющую социальнофилософскую
интерпретацию
коммуникации
относительно
ее
местоположения в современном социокультурном пространстве.
Речь идет о том, что совместная деятельность людей связана не только
с физическим воздействием на природу и общество, но и с обменом
информацией между людьми (как внутри одного, так и между разными
поколениями), что обеспечивает преемственность между ними. Такой обмен
и хранение информации осуществляются с помощью особой системы знаков
и символов, которые могут представлять собой как обычные предметы,
12
которым придано то или иное культурное и общественное значение, так и их
языковое выражение.
Создание знаков – сугубо человеческая особенность. Существующие у
животных знаки и сигналы связаны лишь с поведением и особенностями
жизни того или иного вида. Они сложились в процессе эволюции вида и
передаются генетически. Человек же осознанно создает свои знаки. Они не
являются для него врожденными, поскольку представляют собой форму
существования человеческой культуры. Однако эта способность человека
одновременно создает проблему понимания и восприятия культуры других
народов.
В процессе исторического развития общества и культуры происходит
сложное взаимодействие традиционных и инновационных программ, в
результате которого формируется их сложная иерархия, представленная
различными кодами (знаковыми системами), непосредственно или
опосредованно управляющими поступками и действиями людей. Они могут
конкретизироваться, видоизменяться, терять степень своей актуальности и,
наоборот, становиться реальными непосредственными регуляторами новых
видов деятельности, поведения и общения, порождая соответствующие
изменения в жизни общества. Современный пример тому – размывание
межэтнических границ, а также демаркационных линий между массовой и
элитарной культурами, субкультурами.
Культура – это открытая система всеобщих принципов
смыслообразования и их продуктов, отражающих, закрепляющих и
передающих социальный опыт как многообразие надбиологических
программ человеческой жизнедеятельности. При таком подходе культура
обязательно нуждается в коммуникации. Это обусловлено тем, что с
изменением реальности и традиций преобразуется вся система.
Далее определяются важнейшие типы коммуникации. Ими, по мнению,
автора, являются: внутрикультурный и межкультурный. Первый тип
коммуникации предстает базовой коммуникативной моделью для
исследования межкультурной коммуникации. Она происходит внутри
системы «культура», и ее возможность уже заложена в этой системе. Но
наряду с возможностью коммуникации существует условие, необходимое
для успешного ее осуществления. Этим условием является наличие кода
(знак, символ), позволяющего зашифровать и дешифровать высказывание
субъектом сознания, находящегося на входе и выходе системы «культура». В
том случае, когда вид культуры пользуется естественным языком, роль
такого кода играют концепты этого языка. Такой тип взаимодействия
подводит автора к понятию межкультурной коммуникации, которое
характеризуется как обмен между двумя или более культурами и продуктами
их деятельности в различных формах и на различных уровнях на основе
устойчивого единства.
13
Межкультурная коммуникация тесно связана не только с теорией
коммуникации, но и затрагивает историю культуры, современную
социокультурную ситуацию. Поэтому в качестве важнейших направлений ее
исследования в параграфе выделяются:
а) философско-социологическое,
осмысливающее
целостность
культуры в ее уникальности и общности;
б) этнопедагогическое
и
культурно-антропологическое,
сфокусированное на проблеме человека как творца и творения культуры;
в) лингвистическое, изучающее коммуникацию через язык, его
инвариантные структуры;
г) культурологическое, ориентированное на анализ культурных
информационно-социальных инфраструктур, а также на проблемы
взаимодействия отечественной культуры с инокультурами.
В заключение параграфа межкультурная коммуникация определяется
как когнитивно-коммуникативная среда. Она эксплицирует наряду с
коммуникативной функцией культуры ее культурно-прагматическую и
аксиологическую функции и открывает возможность выделения
социокультурного пространства как общего и национально-специфического,
воссоздающего картину мира и самого субъекта, принадлежащего к
конкретной культурной общности.
В третьем параграфе «Межкультурная коммуникация в контексте
коммуникационных процессов» – представлен анализ межкультурной
коммуникации, показано влияние культурных факторов на саму возможность
и способ осуществления коммуникации.
Процесс взаимодействия культуры и коммуникации предлагается
рассматривать через две основные тенденции. Первая тенденция связана с
динамикой
внутренних
структур
культуры,
где
межкультурная
коммуникации выступает ее источником. Вторая тенденция обозначается
через влияние внешних факторов на развитие внутренних структур культуры.
Коммуникация при этом тоже не остается пассивной, ибо внешнее влияние
осуществляется через ее различные формы на различных уровнях. Эти
процессы тесно взаимосвязаны. Но сложность не в этом, а в том, что любое
пересечение систем резко увеличивает непредсказуемость дальнейшего его
движения.
Пересечение с другими структурами, выступающими для данной
культуры внешними факторами, осуществляется через разные формы. Для
того, чтобы вторгнуться во внутренний мир культуры, внешние факторы
должны перестать быть «внешними» для данной культуры. Этот процесс так
называемого «вторжения» подчинен законам коммуникации, поскольку
осуществляется при условии превращения «чужой» культуры в «свою».
Подобное превращение в культурной динамике получило название
«переименования». Процесс переименования не проходит бесследно для того
14
содержания, которое получает новое название. Здесь обнаруживается
несколько тенденций.
Первая из них связана с тем, что новое явление, образовавшееся в
результате пересечения «своего» и «чужого», очень часто присваивает себе
наименование одной из столкнувшихся структур, скрывая под старым
фасадом нечто принципиально новое.
В процессе переименования может иметь место и противоположная
тенденция. Вторжение может быть настолько энергичным, что привносится
не отдельный артефакт чужой культуры, а целый пласт (направление, жанр,
стиль), способный либо полностью вытеснить явление, в которое он
вторгается, либо образовывать с ним сложную иерархию. Это ярко
проявляется, в частности, в сфере языка.
Третья тенденция характерна тем, что вторжение может сыграть роль
катализатора: не участвуя непосредственно в процессе, оно может ускорить
его динамику. Такова, в сущности, функция моды, которая предназначена
быть метрономом и катализатором культурного развития.
Важно иметь ввиду, что обогащение культуры не тождественно ее
синтезу. Синтез имеет место в том случае, если система «культура»
осваивает иные достижения в тех сферах, которые оказываются недостаточно
развитыми в ней самой.
Исходя из вышеизложенного, автор формулирует основные принципы
межкультурной коммуникации как фактора культурной динамики:
– культура подчиняется естественным законам саморазвития, она
вступает в различные взаимодействия через определенные материальные
носители;
– межкультурная коммуникация определяет степень зрелости
культуры: с одной стороны, ее способность к восприятию инокультурных
элементов и порождению на основании этого новых для данного
социокультурного организма форм, с другой стороны – ее способность
транслировать свои ценности в другую культуру.
Далее следует вывод о том, что в процессе межкультурной
коммуникации происходит познание «чужой» культуры через «свою», а
«своей» через «чужую», путем интерпретации и адаптации этих культур друг
к другу в условиях принципиального смыслового несовпадения большей
части обеих. Только в этой ситуации культуры взаимообогащают друг друга,
и средством этой коммуникации выступает язык не просто как средство
перебрасывания информации, а как средство межкультурного общения.
Речь о межкультурном общении (со всеми его возможными сбоями и
ошибками) можно вести лишь тогда, когда партнеры по общению осознают
факт «чужеродности» друг друга. В этом смысле под межкультурным
общением понимаются все те отношения, в которых суть поведения,
установок, чувств и понимания коммуникантов определяются осознанием
15
своих собственных характерных черт и черт «чужеродности», идентичности
и «инаковости», привычного и нового.
Одним из главных оснований межкультурной коммуникации на уровне
межкультурного общения является разнообразие этнических идентичностей.
В межкультурной коммуникации культурная идентичность обладает
двойственной функцией. Она позволяет коммуникантам составить
определенное представление друг о друге, взаимно предугадывать поведение
и взгляды собеседников, то есть облегчать коммуникацию. Но в то же время
быстро проявляется ее ограничительный характер, в результате чего в
процессе коммуникации возникают конфронтации и конфликты.
Следовательно, в любой организованной группе взаимодействие людей и их
реакция на внешние стимулы опосредованы культурными значениями,
закрепленными в моральных нормах, убеждениях, ценностях, языке и т. п. И
если не соотносить наблюдаемые действия людей и их потребности с
системой значений, которую они принимают и которой они
руководствуются, то эффективность межкультурного общения может быть
сведена к нулю.
Во второй главе «Специфика взаимодействия коммуникационной
сферы и поликультурной социальной среды в процессе становления
личности», состоящей из четырех параграфов, исследуется личностноориентированная коммуникация как процесс построения когнитивного
пространства, рассматриваются социокультурные механизмы коммуникации
и их влияние на формирование духовно-нравственного самосознания
личности, раскрывается феномен идентификации, а также взаимосвязь
идентификационных структур личности и Интернета.
В первом параграфе «Личностно-ориентированная коммуникация
как процесс построения когнитивного пространства» анализируется
уникальность личности с точки зрения психосемантического подхода, так
как, имея представление о строении внутреннего мира личности, можно
предположить, каким образом происходит процесс построения общего
феноменологического поля в ходе коммуникации.
Анализ многочисленной литературы по данной тематике позволил
автору заключить, что личность, с точки зрения психосемантического
подхода, уникальна, поскольку имеет не только свою собственную картину
мира, репрезентирующую окружающую действительность и свои способы
категоризации мира, выраженные в конструктах, но и различные амплитуды,
гибкость и разнонаправленность поведения как отражение многомерности и
дифференцированности систем конструктов.
При этом конструкт понимается не просто как один из аспектов
описания какого-либо объекта, а универсальный «паттерн», систематически
накладываемый на реальность. Возникнув в ходе дифференцирования одних
объектов, он может быть распространен и на другие, причем не исключено,
16
что в новом контексте позиции исходных объектов в диапазоне конструкта
могут поменяться на противоположные.
Накапливая в течение жизни информацию, каждый индивид формирует
некий информационный тезаурус. Взаимодействие между субъектом и
объектом будет оптимальным, если их тезаурус примерно одинаков. При
этом следует иметь ввиду, что объем и содержание тезауруса субъекта и
объекта не должны совпадать полностью, так как в данном случае отпадает
необходимость в инфовзаимодействии. Оптимальное инфовзаимодействие
означает, что объект не только воспринимает максимум передаваемой
информации, но и испытывает потребность в получении информации именно
от этого субъекта.
Картина мира репрезентирует человеку действительность, служит
основой для ориентации в ней, детерминирует способы поведения.
Операционным аналогом картины мира является индивидуальное
семантическое пространство с размещенными в ней объектами. Основной
семантической формой функционирования значений в картине мира является
конструкт – шкала, параметр для описания в интерпретации жизненной
реальности. Субъектный опыт личности, выраженный в различной
информации о предметах или явлениях, как бы «упаковывается» в
инвариантные категориальные структуры, выраженные в конструктах и
значениях.
Функционирование системы значений под влиянием ситуации и
деятельности приводит к актуализации образа мира. В процессе
коммуникации части образа мира обоих партнеров генерируются навстречу
друг другу в межсубъектное пространство. Основанием для актуализации
определенной части образа мира партнеров по общению и размещении ее в
пространстве между партнерами является предмет коммуникативного
воздействия. Необходимость предмета общения как условия диалоговой
коммуникации обуславливается тем, что он создает пространство, в котором
происходит взаимопроникновение смысловых образований, сужая зону
активности картины мира и тем самым, делая изменения в нем более
глубокими и существенными для личности. Именно поле составляет
специфику диалога, поскольку осмысленной единицей изучения выступают
здесь не партнеры по общению, а «феноменологическое поле их
взаимодействия» (Г.А. Станкевич).
Принимая во внимание различие в образах мира и конструктах
партнеров по общению, автор предполагает, что процесс диалоговой
коммуникации
разворачивается
посредством
построения
общего
когнитивного пространства. По его мнению, чтобы партнеры по общению
поняли друг друга, они должны создать «третий» образ мира относительно
предмета их общения. Только в том случае, если люди думают разное об
одном, приобретает смысл (и вообще становится возможным) продуктивный
диалог между ними. Отсутствие пересечения конструктов приведет
17
фактически к наличию двух различных предметов общения, полное
слияние – к тому, что не появится качественно новое общее смысловое поле.
Общее когнитивное пространство является источником новых
конструктов, ранее не существовавших, которые, в свою очередь, изменяют,
переконструируют семантические структуры в картине мира обоих
партнеров по общению. Это может выразиться в изменении мест объектов,
перестройке шкал конструктов, содержания конструкта и его значения.
Диалог в таком случае является высшим уровнем организации
общения, разворачивающегося в условиях адекватного, когнитивно сложного
отражения позиций и взглядов. Он представляется здесь как средство
личностно-ориентированного образования, как ситуация контакта двух
людей, двух историй, двух личностей и их жизненных позиций. Наличие
двух позиций «Я-Другой», «Я-Ты» создает условия, при которых
осуществляется взаимодействие на уровне смыслового обмена, обмена
значений. В состоянии диалога, в общем когнитивном пространстве
разворачивается творческий процесс взаимораскрытия и взаиморазвития,
создаются условия для саморазвития.
Такое понимание содержательной стороны совместного когнитивного
пространства позволило автору сделать вывод о данном процессе как
развивающем личность, и, следовательно, представить процесс построения
совместного когнитивного пространства как личностно-ориентированную
коммуникацию. А в ситуации, когда предметом диалога выступают
ценности, речь идет не столько о формировании когнитивной сферы, сколько
о личностных изменениях, которые приводят к воспитательным эффектам.
Однако, построение совместного когнитивного пространства – достаточно
сложный процесс, поскольку каждый партнер, руководствуясь собственным
образом мира, проецирует свое видение предмета коммуникации. Другая
проблема построения совместного когнитивного пространства – возможность
интериоризации совместного продукта. Именно тогда, когда «третий образ
мира»,
находящийся
в
межличностном
пространстве
будет
интериоризирован, возможны изменения в образах мира участников диалога.
Во втором параграфе «Социокультурные механизмы коммуникации
и их влияние на формирование духовно-нравственного самосознания
личности» рассматривается процесс формирования духовно-нравственного
самосознания личности под влиянием социокультурных механизмов
коммуникационных процессов.
В параграфе отражено воздействие новых объективированных средств
и способов коммуникации культуры во времени и пространстве на
расширение возможностей человеческой деятельности. Вследствие этого
автор подчеркивает, что складывающийся в «информационном» обществе
принципиально иной тип производства, распространения и хранения
культуры изменяет как структуру, так и содержание социокультурной
коммуникации. К этим изменениям он относит:
18
− появление нового типа коммуникации, изменение исторически
развивающегося коммуникационного типа культуры: от устного к
письменному, от письменного к книжному и, наконец, к аудиовизуальному;
− компактность новых систем хранения информации и способность ее
надежного и быстрого переноса на любые расстояния, что делает возможной
радикальную децентрализацию любых процессов, включая производство,
управление, образование и т. д.;
− децентрализацию коммуникационного пространства, которая
находит свое отражение в расширении частного сектора в сфере культуры;
− важнейшие
принципы
коммуникации
как
основы
функционирования культуры, протекание и содержание духовных процессов,
формы знания и типы мышления;
− возникновение новых коммуникативных форм культуры, которые
сопряжены с технологиями виртуальной реальности, феноменом
интерактивности;
− подмену во все большей степени объективных критериев
реальности критериями правильного исполнения роли, трафаретами моды,
суггестивными
клише,
сформированными
средствами
массовых
коммуникаций и др.
Особое внимание обращается на тот факт, что новые технологии не
только расширили коммуникационное пространство, изменив его структуру,
но и выявили важнейшие негативные аспекты присущей ему
социокультурной системы. Прежде всего, ее манипулятивный характер.
Автор подтверждает сходство своей позиции с канадским социологом
М. Маклюэном, который считает, что технологические достижения
«информационного века» привели к духовному обесцениванию прежней
культуры, ее отстранению от основных сфер общественной жизни – к ущербу
для духовного состояния человека.
Угрозу земной цивилизации несет в себе бурное неконтролируемое
разрастание виртуальной реальности. Это связано с негативным
воздействием не на соматические процессы, а на управляющие регистры
социальной саморегуляции, на закрепленные антропогенезом механизмы
диагностики подлинной реальности, регуляторы межличностных и
социальных взаимодействий, то есть как раз на фундаментальные коды
культуры, которые защищены гораздо слабее в сравнении с генетическими
кодами живых систем. Воздействие виртуальной реальности становится
сверхсильным, темп вызываемых ею изменений превышает адаптивные и
эволюционные возможности управляющих систем на различных уровнях
социальной самоорганизации, возникают сбои и «поломки» в
функционировании фундаментальных кодовых связей.
Современная реальность как бы превзошла в ряде отношений
культурные идеалы, отодвинув большей частью ценности, которые прежде
19
были объектом безумных и напрасных стремлений. Однако значимая
содержательная деятельность, полноценное осуществление внутренних
потребностей становятся доступными относительно небольшому кругу
людей. Основная масса населения отторгается от такого участия и
превращается в пассивную массу. Идеалы превращаются в продукт
массового духовного потребления, но не освоения.
Происходит «материализация» идеалов», их превращение либо в
средство пропаганды, поддержания порядка, либо в повод для досуга. Тем
самым подрывается не только значение стиля прежнего искусства, но и сама
сущность прежней культуры. Традиционные модели производства и
потребления культуры обнаруживают свою недееспособность, резко
изменяется статус отдельных ее жанров. Коммерциализация и глобализация
культуры оказались тесно связанными между собой.
Межкультурная коммуникация представляет собой обогащение одной
культуры элементами другой, равно как и ее подавление другой культурой,
причем не всегда более высокой. Это оказывается возможным благодаря
открытости и непредсказуемости системы «культура». Отсюда отношения
внутри структуры межкультурной коммуникации не только сложны, но
противоречивы и подчас агрессивны. Взаимодействие между элементами
коммуникативной цепи может проходить как в режиме нейтралитета, так и в
форме явной или скрытой борьбы. Современная социокультурная ситуация
являет собой тому подтверждение.
Тенденции к изменению форм потребления массовой культуры
отражают, прежде всего, переход к совершенно иной форме потребления
культуры (индивидуализированной, диверсифицированной, разносторонней),
сопряженной с развитием новейших информационных технологий.
Стремительная модернизация технологического аппарата массовой
культуры, на развитие которого было указано ее теоретиками еще в 20-30-х
годах прошлого века, ведет к нарастанию ее антигуманности, что позволяет
говорить о ее постепенном переходе в новое образование – культуру
индивидуальных миров.
Однако, проблематика межкультурной коммуникации не стоит в
стороне от происходящих изменений. Межкультурное взаимодействие
соединяет и разрушает национальные традиции, создавая новые традиции и
формообразования культуры. Глобализация как феномен современного
развития социокультурного пространства характеризует переход к новому
мировому порядку, новой системе отношений, в корне меняющей веками
складывающуюся упорядоченность общения между людьми.
В третьем параграфе «Философско-исторический анализ феномена
идентификации» автором показана эволюция феномена идентичности в
философско-историческом аспекте, раскрыта сущность массового явления
кризиса идентичности, проявляющегося в различных формах (депрессии и
апатии, бессмысленной жестокости, различных формах зависимости и
20
беспомощности, стремления убежать от реального мира, проявлениях
избыточной властности). Идентичность отражается в рамках изучаемой
проблематики как многомерный процесс человеческого становления,
который может быть описан с помощью различных аспектов. Научная
картина таких аспектов тесно связана с анализом работ, в рамках которых
индивидуальная и коллективная идентичности проявляют себя и
видоизменяются, сохраняя при этом свои исходные архетипические
характеристики.
Процесс становления идентичности, изменения исторических
представлений о ней, взглядов и понимания самоопределения показывают,
что раскрытие проблемы идентичности связано с анализом и интерпретацией
процесса социальной самоорганизации. Автор обращает внимание на
существование соотношения между проблемами информатизации общества,
идентификации и становления новой картины мира, в которой ключевая роль
принадлежит информации, нестабильности, разнообразию. Таким образом,
главной движущей силой становления идентичности личности становится ее
стремление соотнести внутренний мир с внешним в воспроизводящейся
ситуации усложнения, множащегося разнообразия, реализуемого развитием и
распространением систем информации, знания и информационных
технологий.
Изучение эволюции термина идентичности показало, что
заинтересованность феноменом социальной идентификации является
следствием целого комплекса социальных процессов, таких как стремление
сохранить целостность в социально-историческом разнообразии и
одновременно обрести индивидуальность; распространение опосредованного
опыта, знания в связи с развитием информационных технологий. В этой
связи особую актуальность приобретает изучение особенностей
формирования индивидуальной и коллективной идентичности в процессе
становления
информационного
общества,
глобальной
культуры;
соотношения глобализации и локализации, естественного и искусственного
интеллектов.
Обеспечение
интеллектуальной
базы
поиска
собственных
экономических, политических, культурных основ путем осмысления
прошлой исторической судьбы и определения целенаправленности
деятельности может стать условием преодоления фрагментации сознания,
потери ценностей и жизненных ориентиров. Именно научное, гуманитарнорациональное осмысление идентификации и идентичности создает условия
для гуманизации, так как это единственный способ для человека сохранить
свое «Я», определить человека как человека, а не как придатка технологий
власти, иллюзий и мифов массового вещания, неясностей и кризисов
мировой экономики, недоопределенности современного демократического,
правового общества и мозаичной глобальной культуры.
21
Необходимо также учитывать, что в современном, динамично
изменяющемся мире, человек находится под воздействием массовых
технологий, средств массовой информации, под натиском однородной
информации. Через Интернет, СМК он получает готовые мыслительные
штампы,
запрограммированные
решения.
Через
расширение
межчеловеческих связей в глобальном масштабе нивелируется традиционное
культурное наследие. Важно научиться сохранять устойчивость внутреннего
духовного опыта, в результате чего процессы идентичности приобретают
истинно гуманистический смысл.
Четвертый параграф «Интернет и идентификационные структуры
личности» содержит анализ влияния Интернета на идентификационные
структуры личности. В данном параграфе рассматривается сущность таких
понятий как «информация», «виртуальная реальность», «Интернет»,
«гендер». Автор дает анализ «информации» не как знанию, а как процессу
посредством которого приобретаются эти знания. Как жизненная
потребность человека, реализующаяся тем или иным способом на всех этапах
человеческой
истории,
диссертантом
анализируется
процесс
конструирования виртуальных реальностей. Интернет же выступает лишь
как современный вид виртуальной реальности, задаваемой современными
информационными и коммуникационными технологиями. Не без оснований
на то, диссертант замечает, что основные трудности, возникающие при
попытке дать философское обоснование сети Интернет связаны с тем, что
культурное поле сети размыто и неоднородно – оно не порождает в
современной культурной ситуации устойчивых концепций и ассоциаций с
понятиями или метафорами. Эту ситуацию следует принять как данность –
надо учиться выстраивать схемы понимания нелокализуемых сетевых
предметностей. Интернет требует особого «сетевого мышления», поиска
новых образов и языков описаний.
Обобщая и должным образом интерпретируя результаты известных
исследований в области виртуализации современного общества, автор
выделяет наиболее характерные особенности «виртуального» типа общения,
которые становятся все более заметными в современной жизни. Это –
виртуальность, интерактивность, гипертекстуальность, глобальность,
креативность, анонимность, мозаичность. С появлением Интернета была
создана новая социальная среда со своими особенностями, прежде всего,
коммуникативных процессов, которые можно признать основным фактором
развития и существования этой антропогенной среды. Основными
характеристиками
возникшего
социовиртуального
поля
являются
асинхронность общения и коммуникации, наличие бестелесности партнеров
в процессе коммуникации, ограничение возможности самовыражения
содержанием текста, отсутствие возможности статусного общения, а также
анонимность.
22
Новые общественные группы, возникающие в виртуальном
пространстве, значительно увеличивают возможность людей вступать в
различные контакты, становиться членами групп и сообществ. Понятие
«гендер», в таком случае, может быть положено в основу гендерной
идентичности. Важно отметить, что в современной социально-философской
литературе проблема гендерной идентичности и самопрезентации в
Интернет-коммуникации в последнее время получила весьма широкое
представительство. Социальные роли мужчин и женщин в Интернеткоммуникации
различаются
в
соответствии
со
сложившимися
социокультурными гендерными установками, стереотипами, ролями и
ценностями. Именно это и определяет особенности гендерной идентичности
и самопрезентации в Интернет-коммуникации. Интернет в силу
особенностей, а именно анонимности, затрудненности эмоциональных
компонентов и физической непредставленности участников коммуникации,
максимально сглаживает гендерные отличия.
Автор делает вывод о том, что Интернет в своем развитии уже прошел
путь от профессиональной среды общения программистов к среде
свободного общения, которая реализует в себе более широкие личностные
интересы. Развитие новых технологий вызывает изменение во всей системе
общественных отношений: появляются новые отношения собственности, на
их базе – новые социальные страты, а также новые формы политической
власти. В сетевом обществе меняются принципы не только материальной, но
и духовной жизни, преобразуются психология, менталитет, а вслед за ними и
прежние философские представления о мире, времени и пространстве.
Вообще, современная информационно-технологическая парадигма развития
общества привнесла совершенно новую черту в общественное развитие –
гибкость.
Таким образом, средства коммуникации оказывают огромное влияние
на поведение, как частных индивидов, так и социальных групп. Более того,
они влияют на развитие человеческой цивилизации в целом. Качественным
трансформациям современного мира способствует вовлечение все более
широких масс людей в коммуникационную и информационную сферы. Все
это позволило выявить основные особенности социокультурного
пространства. Ими, по мнению автора, являются: интеграция экономической,
политической и духовно-информационной сфер жизни большинства стран
мира, интеркультурные связи, рост различного вида коммуникаций,
формирование особого, открытого
для всех, информационного
подпространства (благодаря всеобщей сети Интернет и компьютеризации
общества) и другие.
В заключении подводятся итоги исследования, намечаются
перспективные пути дальнейшей работы по данному научному направлению.
В сетевом обществе меняются принципы не только материальной, но и
духовной жизни, преобразуются психология, менталитет, а вслед за ними и
23
прежние философские представления о мире, времени и пространстве.
Вообще, современная информационно-технологическая парадигма развития
общества привнесла совершенно новую черту в общественное развитие –
гибкость. Способность к реконфигурации отныне становится важнейшим
требованием для самосохранения и саморазвития общества. Причем это
касается всех сторон общественной жизни: изменяется не только сам социум,
но постоянно трансформируются наши представления о нем. В этих условиях
на первое место неизбежно выдвигаются социальные технологии, а
информационные
и
коммуникационные
технологии
получают
первенствующее значение в их структуре.
Феномен коммуникационных процессов можно рассматривать как
некоторый фокус современных всемирных тенденций развития
(глобализация мира, усиление социальной многомерности и т. д.), в котором,
как в увеличительном стекле, проявляются многие сегодняшние и
завтрашние проблемы социального развития. Таким образом, введение новых
информационных и коммуникативных технологий привело к радикальному
преобразованию не только собственно коммуникационных процессов в
обществе, но и типа связи между людьми, характера материального и
духовного производства.
Философия в определенной мере вновь реализовала свою сущность как
«душа культуры», но уже современной культуры, которая базируется на
неизмеримо более широком коммуникационном пространстве с
одновременной фрагментизацией восприятия культуры отдельным
человеком.
ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ ОПУБЛИКОВАНЫ СЛЕДУЮЩИЕ
РАБОТЫ:
1. Хохлова, Е.А. Понятие коммуникации в гуманитарном знании /
Е.А. Хохлова // Вузовская наука – Северо-Кавказскому региону: Материалы
VIII регион. научн.-техн. конф. / СевКавГТУ. – Ставрополь, 2004. – Т.2.
Гуманитарные науки. – 0,08 п.л.
2. Хохлова, Е.А. Коммуникационные процессы в социокультурном
пространстве / Е.А. Хохлова // Вузовская наука – Северо-Кавказскому
региону: Материалы VIII регион. научн.-техн. конф. / СевКавГТУ. –
Ставрополь, 2004. – Т.2. Гуманитарные науки. – 0,1 п.л.
3. Хохлова, Е.А. Особенности коммуникативных процессов в
реальном и виртуальном мире / Е.А. Хохлова // Научные труды СевКавГТУ.
Гуманитарные науки / СевКавГТУ. – Ставрополь, 2005. – №1 (13). – 0,23 п.л.
4. Хохлова, Е.А. Человек в современном мире коммуникационных
процессов / Е.А. Хохлова // Современные социально-философские и
24
психолого-педагогические проблемы. Вып.XVIII. – М.-Ставрополь, 2005.–
0,26 п.л.
5. Хохлова, Е.А. Интернет как специфическое сообщество людей /
Е.А. Хохлова // Научные труды СевКавГТУ. Гуманитарные науки /
СевКавГТУ. – Ставрополь, 2006. – №3. – 0,22 п.л.
6. Хохлова, Е.А. Общение как обмен информацией / Е.А.Хохлова //
Современные
социально-философские
и
психолого-педагогические
проблемы. Вып. XIX. – М-Ставрополь, 2006.– 0,21 п.л.
7. Хохлова, Е.А. Коммуникационные процессы информационного
общества в контексте социально-философского анализа / Е.А. Хохлова //
Вестник СевКавГТУ, – Ставрополь, 2006. – №4. – 0,4 п.л.
25
Подписано в печать ___.11.2006 г.
Формат 60х84 1/16 Усл. печ. л. – 1,75 Усл.-изд. л. – 1,16
Бумага офсетная. Печать офсетная. Заказ ___ Тираж 100 экз.
ГОУ ВПО «Северо-Кавказский государственный технический университет»
355029 г. Ставрополь, пр. Кулакова, 2
Издательство Северо-Кавказского государственного технического университета
Отпечатано в типографии СевКавГТУ
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
0
Размер файла
219 Кб
Теги
bd000100714
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа