close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

bd000100746

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
ЕРМАЦАНС Ирина Анатольевна
Институализация Русской Православной Церкви
на Дальнем Востоке России во второй половине
XIX – начале ХХ вв.
(на материалах развития Камчатской
и Благовещенской епархий)
Специальность 09.00.13 – религиоведение,
философская антропология, философия культуры.
Автореферат
диссертации на соискание ученой степени
кандидата философских наук
Благовещенск - 2006
Работа выполнена на кафедре религиоведения факультета социальных наук
Амурского государственного университета
Научный руководитель:
Официальные оппоненты:
Ведущая организация:
доктор философских наук,
профессор Забияко Андрей Павлович
доктор философских наук,
профессор Никитин Александр Георгиевич
кандидат исторических наук,
доцент Капранова Елена Анатольевна
Дальневосточный
государственный университет
Защита состоится 15 декабря 2006 года, в 14 часов на заседании
регионального диссертационного Совета ДМ 212.006.01 по защите диссертации
на соискание ученой степени кандидата философских наук при Амурском
государственном университете по адресу: 675027, г. Благовещенск,
Игнатьевское шоссе, 21, АмГУ, 7-й корпус, ауд. № 111.
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке АмГУ
(675027, г. Благовещенск, Игнатьевское шоссе, 21, АмГУ, центральный корпус,
2 этаж, читальный зал).
Автореферат разослан «15» ноября 2006 года
Ученый секретарь
кандидат философских наук,
Диссертационного Совета
доцент С.Э. Аниховский
1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИИ
Актуальность темы. Процессы, происходящие в современном российском
обществе, обращают нас к более глубокому изучению российской истории и
проблемы целостности российской цивилизации. Без истории развития Русской
Православной Церкви (далее РПЦ) научная реконструкция формирования
российской цивилизации не будет полной. Детальное изучение истории РПЦ,
становления церковных институтов на конкретно-историческом материале,
бесспорно, важно и необходимо. С одной стороны, это необходимо для
осознания
интегрированности
культуры
дальневосточного
региона
и
региональной истории РПЦ в историю России, а также целостности российской
цивилизации во всех ее взаимосвязях и локальных частях.
С другой стороны, конкретно-исторический материал всегда служил
основой для анализа, обобщений, теоретических построений в области
религиоведения, социологии, антропологии. Поставленный еще Максом
Вебером вопрос о роли религии в историческом развитии, о связи ее с
социальными изменениями особенно актуален сегодня. Исследования Э.
Дюркгейма, Б. Малиновского, А. Р. Рэдклифф-Брауна, Т. Парсонса поставили и
развили
проблему
институализации
религии,
конституировали
понятия
«институт», «институализация» в современном их значении1. В нашем
исследовании под институализацией (от лат. instituo – сооружать, строить,
учреждать мы будем понимать прежде всего формирование и развитие
нормативных форм
организации;
конкретизируя
далее
этот
термин
применительно к теме исследования, мы определяем институализацию как
формирование и развитие нормативных форм организации РПЦ, то есть ее
институтов. К нормативным формам организации (институтам) РПЦ мы в
контексте исследования относим прежде всего приход, епархию, епископство,
монастырь и другие церковные учреждения, типичные для РПЦ во второй
половине XIX века.
Данное исследование направлено на системное понимание влияния РПЦ и
ее институтов на социально-экономические и политические процессы
в
середине XIX – начале XX веков в данном регионе, то есть на формирование
новой региональной части российской цивилизации. Создание этого локуса
российской цивилизации включало в себя целый комплекс социокультурных
проблем. Особого
внимание требовали
проблемы
заселения
новых
территорий и создание условий для адаптации и укоренения населения.
Исследование степени влияния институтов РПЦ на различные стороны
общественной
жизни
дальневосточного
региона,
анализ
соотношения
«сакрального» и мирского в этнорелигиозном социуме, позволит определить
место и роль РПЦ в обществе, выявить консолидирующую силу ее институтов.
Изучение и осмысление исторического опыта институализации РПЦ
позволит проецировать его культурно-исторические аспекты на современные
условия. Сегодня, как и столетие назад, вновь актуальна проблема укоренения
населения на Дальнем Востоке России. В XIX – начале XX веков она
небезуспешно решалась совместными усилиями государственной власти и РПЦ.
Вскрытие граней и уровней взаимодействия институтов РПЦ с различными
социальными структурами даст возможность глубже проникнуть в сущность
данного процесса, выработать рекомендации по закреплению населения на
территориях, исторически связанных с православием.
Изучение процессов институализации РПЦ на Дальнем Востоке поможет
глубже понять причины, особенности освоения дальневосточных территорий в
XIX – начале XX веков, выявить роль религиозных факторов в адаптации
переселенцев к новым условиям существования и вскрыть причины укоренения
населения
на
Дальнем
Востоке
России.
Очевидно,
что
без
анализа
институализации РПЦ в данном регионе невозможно представить целостную
картину истории РПЦ и панораму российской колонизации Дальнего Востока,
итогом которой стало формирование особого локуса российской цивилизации.
Углубленное исследование нашей темы поднимает, в свою очередь, ряд
актуальных для религиоведения теоретических проблем:
роль религиозных
институтов в социально-экономическом и политическом процессах, социальные
функции религиозных организаций в общественной жизни и т.д.
Степень изученности проблемы. Теоретический опыт религиоведческого
осмысления роли религиозных институтов представлен в трудах зарубежных и
отечественных ученых, таких как М. Вебер, В.И. Гараджа, Э. Дюркгейм, С.Н.
Булгаков, И.Н. Яблоков и др.
Немецкий ученый Макс Вебер внес значительный вклад в разработку на
теоретическом уровне проблем влияния религии на социальные факторы,
институализации религии в контексте динамики социально-экономического и
политического развития. Подход М. Вебера к решению этих проблем породил
научную традицию осмысления процессов влияния религии на социальную
жизнь.
Так, С.Н. Булгаков, восприняв идею Вебера о мотивации внутримирской
аскезы, о влиянии религиозного фактора на экономическое развитие общества,
развил идею о складывании религиозно-нравственного отношения к труду в
обществах с превалированием религиозного мировоззрения. Проецируя это на
Россию, он обращает внимание на огромную роль православных монастырей в
экономическом развитии России на определенном этапе, на роль православных
монастырей России в процессе освоения значительных территорий Севера и
Востока Российского государства.
Пониманию значения институализации РПЦ в контексте изменения
географических границ Российского государства, демографических процессов
посвящены работы таких мыслителей, как В.О. Ключевский, С.В. Бахрушин,
Н.М. Никольский, др.
В.О. Ключевский обратил внимание на роль РПЦ и, прежде всего, ее
важнейшего института – монастыря – на
процесс
колонизации, показал
влияние монастырей в хозяйственном освоении северных территорий России, на
укоренение там русского населения, вскрыл религиозную мотивацию данного
процесса.
Воздействие
старообрядчества
на
экономическое
развитие
российского общества, совершенно отличную от аскетического протестантизма
мотивацию российского торгово-промышленного капитала, взращенного на
почве старообрядчества, отражает С.Н. Никольский в своей работе «История
Русской церкви». Взаимосвязь процессов освоения восточных земель и
распространения православия на восток, генетическую связь православных
традиций Сибири с Русским Севером прослеживает Н.Д. Зольникова.
Мотивация, лежащая в основе
отношения крестьян к храму, священникам,
иконам, раскрыта в коллективном труде «Православная жизнь русских крестьян
XIX - XX вв.», где представлены материалы этнографических исследований
повседневной жизни русских крестьян в XIX-XX вв. Труды дальневосточных
ученых (Ю.В. Аргудяевой, Ф.Ф. Болонева и др.) дают возможность
проанализировать этнографический и религиоведческий аспекты формирования
русской культурной традиции на Дальнем Востоке.
Среди
исторических
трудов
можно
выделить
исследования,
рассматривающие проблемы заселения, освоения данного региона в ХIХ–XX
вв. Это работы М.И. Венюкова, А. В. Кириллова, Г.Е. Грум-Гржимайло,
А. Чарушина, П. Надина, А.В. Саханского, И.Ф. Крюкова, Н. Турчанинова, в
которых прослеживается процесс переселения. Конфессиональный состав
населения
проанализирован
А.В.
Кирилловым,
Г.Е.
Грум-Гржимайло,
П.П. Любимовым, др. авторами.
В советской историографии вопросы переселенческой политики в
Российской империи, периодизации и этапности переселенческого движения,
формы и методы колонизации, причины и ход обратного переселения на
Дальнем Востоке России рассмотрены в трудах И.К. Кольцовой, Н.И. Рябова,
М.Г. Штейна, Н.А. Билим, В.М. Кабузана, А.И. Алексеева, Б.Н. Морозова,
Л.Л. Рыбаковского.
Материалы о миссионерской деятельности церкви в Сибири ввели в
контекст
истории
общероссийской
церкви
такие
церковные
историки
дореволюционного периода, как митрополит Макарий Булгаков, архиепископы
Филарет
Гумилевский,
Амвросий
Орнатский.
Вызывают
интерес
исследования профессоров Е.Е. Голубинского, И.М. Покровского. Так, в работе
Е.Е. Голубинского не только представлена история РПЦ с элементами
критической оценки деятельности высшего церковного духовенства, но и дано
понимание архитектуры храма, его внутреннего устройства, значения икон.
И.М. Покровский прослеживает процесс создания епархий
на территории
России в XVI-XIX вв, включая сибирские епархии, близкие Камчатской
историей освоения, поликонфессиональностью населения, преемственностью
кадров, методами миссионерской работы.
Исследований по теме диссертационного исследования в дореволюционной
историографии
не
существовало.
Первыми
эту
тему
начали
изучать
священнослужители (Иннокентий Вениаминов, протоиерей П.В. Громов),
отражая в своих отчетах строительство церквей и миссионерство в рамках
определенной территории. Сведения об истории Камчатской епархии, открытии
приходов, строительстве церквей, данные о духовенстве, биографический
материал об архиепископе Иннокентии (Вениаминове) содержит труд И.
Барсукова. Данные о времени строительства и наименовании церквей,
оформлении
церковно-административного
устройства,
территориальных
границах епархий, миссионерской деятельности церкви в пределах Камчатской
епархии освещал А.В. Кириллов.
В 1997 году вышел труд И.К. Смолича «История Русской церкви», в
которой автор обратил внимание на роль епископата, приходского духовенства,
характер взаимоотношений разных категорий духовенства; в поле его зрения
оказались и дальневосточные епархии.
На региональном уровне на примере сибирских епархий (Томской,
Енисейской, Иркутской)
в конце прошлого века начали появляться
исследования
и
по
истории
архитектуре
храмового
и
монастырского
строительства А.Г. Туманика, И.В. Калининой, А.Ж. Жалсараева. В этот же
период выходит большая часть работ по истории православия на Дальнем
Востоке России. Освещение истории основания приморских церквей и
монастырей имело место в ряде статей дальневосточных ученых, таких как Э.В.
Ермакова («Приморский край: Краткий энциклопедический справочник»), Н.Г.
Мизь, Г.В. Прозорова, Н.А. Троицкая, др. История православной архитектуры
Дальнего Востока раскрыта в трудах Н.П. Крадина, С.С. Левошко, Ю.В.
Охотниковой. Появились исследования А.И. Костанова,
М.Б. Сердюк, Н.Г.
Мизь
проследить
и
А.М.
Буякова,
благодаря
которым
можно
формирования епархиальной жизни на Дальнем Востоке.
этапы
Празднование в 1997 году 200-летнего юбилея со дня рождения святителя
Иннокентия (Вениаминова) дало мощный толчок новым исследованиям.
Дальневосточные авторы (Г.В Прозорова, Э.В. Ермакова, Н.П. Саблина, др.)
обратились к восстановлению биографий ярких представителей православного
духовенства.
Важными
для
исследователей стали публикации обзоров
архивных материалов и анализа источников А.А. Горчаковой, Т.А. Лесковой,
А.А. Тороповым. Определенный вклад в изучение аспектов деятельности РПЦ
на Дальнем Востоке внесли диссертационные работы С.Э. Аниховского, Е.А.
Капрановой, И.В. Кодола, М.Б. Сердюк, О.П. Федирко, др. Для нашей темы
наиболее значимо исследование Е.А. Капрановой, рассмотревшей процесс
формирования
выявившей
церковно-административного
роль
органов
епархиального
устройства
и
управления,
управления,
епархиального
училищного совета, православных братств и миссионерских обществ в
становлении православной жизни в Камчатской епархии РПЦ.
В диссертации С.Э. Аниховского «Этнорелигиозные отношения на
Дальнем Востоке России во 2-й половине XIX – начале XX вв.», в главе
«Взаимодействие РПЦ с религиозными общинами китайцев и маньчжур»,
исследуется религиозный аспект российско-китайских отношений на Дальнем
Востоке России, затрагиваются вопросы организации на этой территории в XIX
в. регулярной православной миссии.
Непосредственный
интерес
для
данной
диссертации
диссертационные исследования Г. С. Митыповой
представляют
«Православные храмы
западного Забайкалья (XVII-XX вв.)», В.А. Есиповой «Приходское духовенство
Западной Сибири в период реформ и контрреформ второй половины XIX века
(на материалах Томской епархии)».
Одной
деятельности
из последних работ, которая дает анализ миссионерской
РПЦ
в
контексте
этнополитических
взаимоотношений
и
религиозных контактов России и Китая XVII – XIX вв., является коллективная
монография Д.П. Болотина, А.П. Забияко, Т.А. Пан, С.Э. Аниховского
««Маньчжурский клин»: истории, народы, религии».
Православие как интегрирующий фактор неоднородного в социальном и
идейно-психологическом
отношении
этнического
сознания
переселенцев
рассматривает А.П. Забияко в статье «Русские в условиях дальневосточного
фронтира: этнический опыт XVII в.»2.
Таким образом, анализ историографии данного вопроса дает возможность
сделать вывод о том, что формирование основ православия в Камчатской
епархии фрагментарно, в контексте общероссийской истории рассматривалось
как в постсоветский, так и в советский период, а также в дореволюционных
трудах. Однако проблемы реконструкции целостной картины основания
приходов и строительства церквей в пределах Камчатской епархии, определения
влияния институтов РПЦ на процесс колонизации на Дальнем Востоке остались
практически не раскрытыми.
Объект исследования: процесс институализации Русской православной
церкви на осваиваемых Россией территориях Дальнего Востока.
Предмет исследования: деятельность духовенства и мирян РПЦ, а также
органов государственной власти по формированию на Дальнем Востоке России
нормативных
форм
организации
религиозной
жизни;
влияние
данной
деятельности на адаптацию мигрантов к новым условиям и создание локальной
(дальневосточной) части российской цивилизации.
Территориальные рамки исследования охватывают территории,
входившие в состав Камчатской епархии в 1840-1899 годах, Благовещенской – в
1899-1917 годах.
Хронологические рамки исследования охватывают период с середины
XIX в., когда начинается включение территорий современной Амурской области
в единую систему православной культуры России, и 1917 годом, что связанно с
изменением места и роли институтов РПЦ по отношению к государству.
Цели и задачи исследования. Основная цель диссертации – философскорелигиоведческая реконструкция процессов институализации РПЦ на Дальнем
Востоке России. В ходе исследования решались следующие задачи:
* установление исторических этапов и форм институализации РПЦ на
Дальнем Востоке;
*
определение
колонизационный
форм
процесс
и
степени
освоения
влияния
новых
институтов
российских
РПЦ
территорий
на
и
формирование локальной (дальневосточной) части российской цивилизации;
* выявление роли институтов РПЦ в процессе укоренения переселенцев на
осваиваемых территориях, адаптации и аккультурации мигрантов в условиях
Дальнего Востока;
* установление специфики деятельности и функций духовенства в
контексте колонизационного процесса на Дальнем Востоке России;
* реконструкция процесса формирования приходов РПЦ в данном регионе
и определение социокультурной роли приходов в воспроизводстве типичного
этнорелигиозного уклада жизни русского населения;
* реконструкция процесса храмового строительства на Дальнем Востоке,
выявление его региональных особенностей и роли в воспроизводстве в новых
географических условиях типичной этнокультурной модели существования
русского населения.
В качестве методологической
основы
исследования используются
принципы историзма и научной объективности. Принцип историзма позволяет
проанализировать процесс формирования основ православия в конкретноисторических условиях в рамках определенного хронологического периода при
изменяющейся политико-экономической ситуации. Используя принцип научной
объективности,
мы
попытались
проанализировать
данный
процесс
в
совокупности факторов его позитивного и негативного развития. При этом
применялись специальные исторические методы – сравнительно-исторический,
проблемно хронологический. Для реконструкции конкретно-исторических
процессов
использован метод дескрипции, входящий в инструментарий
феноменологии религии. При анализе источников использованы методы
текстологического исследования, герменевтики и др.
Источниковую базу исследования составляют опубликованные и
неопубликованные группы документов.
Во-первых, использованы законодательные акты церковных и светских
властей
в
виде
указов,
узаконений,
циркуляров,
манифестов
и
т.д.,
регламентировавших деятельность Русской Православной церкви в России.
Во-вторых,
проанализированны
документы
светского
характера, раскрывающие направления деятельности
и
духовного
Русской Православной
Церкви в пределах Камчатской епархии (циркуляры светских властей,
протоколы заседаний консистории, приказания консистории, рапорты и
прошения
духовенства
в
консисторию,
церковнослужителей, послужные списки,
личные
дела
священно-
и
метрические книги, клировые
ведомости, рапорты благочинных о состоянии вверенных им благочиннических
участков церквей, путевые журналы благочинных, документы о строительстве
церквей т.д.). Рапорты благочинных содержат материалы об истории того или
иного прихода, характере отношений между настоятелем и прихожанами
(благочинных
Александра
Сизого,
Александра
Протодьяконова,
Иоанна
Коновалова, Льва Конаровского).
В-третьих, изучены материалы личных архивов. К ним относится архив
епископа Гурия (Буртасовского). Данный архив является единственным в своем
роде выделенным архивом духовного деятеля Камчатской епархии, по которому
можно проследить становление его личности от преподавателя духовной
семинарии до архиерея, что было типичным для духовенства высшей степени
иерархии того времени. Архив включает в себя документы разных периодов
жизни
и деятельности епископа, фотофонд (Государственный Архив
Ульяновской области). Значительную ценность представляет архив А.В.
Кириллова (РГИА), который содержит материалы об истории освоения и
заселения Приамурья, о политической, экономической, культурной жизни
данного региона.
В-четвертых, в работе использована центральная и местная периодическая
печать духовного и светского характера (газета «Камчатские епархиальные
ведомости»,
«Амурская
газета»,
«Иркутские
епархиальные
ведомости»,
«Восточное обозрение», др.).
В-пятых,
дневниковые
записи,
мемуары
и
воспоминания
путешественников, чиновников, представителей духовенства, в разные годы
посетивших Амурскую область или живших здесь (архиепископа Иннокентия
(Вениаминова), писателя Д.И. Стахеева, чиновника Б.К. Кукеля, казаков Р.К.
Богданова, Р.С. Иванова, др. авторов.
Научная новизна диссертации. В данном исследовании впервые в
отечественном религиоведении получил освещение и подвергся анализу
процесс формирования основных институтов РПЦ (создание приходов,
благочиний, епархий и др.) на Дальнем Востоке в середине XIX – начале XX вв.
Новизна исследования заключается в следующем:
- дана периодизация формирования институтов РПЦ на Дальнем Востоке,
установлены основные формы институализации;
- определено, что институты РПЦ выступили важным фактором адаптации
и аккультурации мигрантов в условиях Дальнего Востока;
- обозначена адаптационная роль храмового строительства в процессе
колонизации Дальнего Востока России;
- выявлена специфика деятельности всех категорий духовенства в
воспроизводстве типичного этнорелигиозного уклада жизни русского населения
в условиях колонизации Дальнего Востока;
-
на
основе
архивных
документов
раскрыт
процесс
изменения
территориальных границ приходов, благочиний епархии, обусловленный
колонизацией новых земель;
- введен в научный оборот массив источников, содержащий данные об
открытии приходов, благочиний, строительстве церквей.
Положения, выносимые на защиту. По результатам диссертационного
исследования автор выносит на защиту следующие теоретические положения.
1. Территориальное оформление епархий на Дальнем Востоке России
происходило в 1840-1910-х годах и находилось в прямой зависимости как от
внешнеполитической
позиции
государства
по
отношению
к
данным
территориям, так и от разрешения внутриполитических вопросов, в частности
крестьянского. В результате отмены крепостного права свободное крестьянское
население создало основную опору для проведения колонизационной политики
государства на Дальнем Востоке России.
2. Следствием колонизационного процесса в дальневосточном регионе
стала институализация РПЦ. Значительную роль в институализации церкви на
Дальнем Востоке России сыграло государство, опиравшееся в своей политике на
концепцию «симфонии властей».
3. Институты
РПЦ выступили определяющим фактором адаптации и
аккультурации российских мигрантов в условиях Дальнего Востока России.
4. Институализация РПЦ сыграла активную, позитивную
роль в
формировании локальной (дальневосточной) части российской цивилизации.
5. Потенциалом формирования дальневосточного духовенства стали
представители преимущественно сибирского духовенства.
6. Создание институтов РПЦ на Дальнем Востоке включало местное
население в жизнь митрополии, восстанавливало для переселенцев Дальнего
Востока привычный образ жизни с естественным кругом православных
праздников, таинств, способствовало адаптации переселенцев на новом месте.
Апробация
представлялись
работы.
на
Отдельные
научных
положения
конференциях:
данного
«Россия
исследования
и
Китай
на
дальневосточных рубежах» (Благовещенск-Харбин, 2001), Общероссийской
школе молодых ученых «Религии Дальнего Востока» (Благовещенск, сентябрь
2002 г.), Новиковских чтениях (г. Благовещенск, 2000 - 2004); «Амурскому
областному краеведческому музею 110 лет» (Благовещенск, 2002); «80 лет
окончания Гражданской войны и иностранной военной интервенции на Дальнем
Востоке» (Благовещенск, 2002).
Основные положения и выводы были опубликованы в сборниках и
докладах,
выпускаемых
Амурским
областным
краеведческим
музеем
(«Амурский краевед», «Записки Амурского областного краеведческого музея»),
Институтом
истории,
филологии
Российской
академии
наук
и
философии
(«Гуманитарный
Сибирского
ежегодник»),
отделения
в
научно-
теоретическом журнале «Религиоведение».
Результаты исследования стали основой концепции музейной экспозиции
«Епархиальная жизнь Приамурья в середине XIX-XX вв.», ряда выставок
Амурского областного краеведческого музея, посвященных следующим датам:
200-летию со дня рождения святителя Иннокентия (1997), 2000-летию
христианства (2000), 25-летию канонизации святителя Иннокентия (2002) и др.
Практическая
значимость
диссертации
состоит
в
использовании
результатов исследования при разработке лекционных курсов по изучению
исторических и религиоведческих специальностей.
Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав,
заключения, списка использованной литературы, источников, приложений.
2. Основное содержание диссертации
Во Введении обосновывается актуальность избранной темы, определяется
объект и предмет диссертационного исследования, рассматривается степень
научной разработанности проблемы, формулируются цель и задачи работы,
описываются
методологические
основания
и
источники
исследования,
раскрываются научная новизна, теоретическая и практическая значимость
работы.
В первой главе диссертации «Русская Православная Церковь и
колонизация Дальнего Востока России во второй половине XIX-начале XX
вв.» исследуется роль Русской Православной Церкви в процессе колонизации
Дальнего Востока России.
В первом параграфе «Влияние РПЦ на колонизационный процесс в
России. Роль христианских конфессий в освоении Амурской области» в
контексте
работ
В.О.
Ключевского
представлен
начальный
период
институализации РПЦ, соотношение народной и монастырской колонизации
северных территорий России в X-XVI веках, решающая роль монастыря в
колонизационном процессе в XII - XVI веках. Освоение Сибири в XVI - XVII
веках было тесно связано с распространением православия, а укоренение
населения – с упрочением институтов Русской Православной Церкви.
Православные традиции Сибири уходят своими корнями в Русский Север. Но в
отличие от него в Сибири и на Дальнем Востоке монастыри не имели такого
влияния на колонизационный процесс, они появились на уже заселенных
территориях.
Новый этап колонизации можно отнести к началу освоения Приамурья в
середине XIX века. Расселение представителей различных христианских
конфессий в данном регионе происходило с разным уровнем интенсивности
фактически весь период 1857-1917 годов. Первыми территорию Амурской
области заселяли переселенцы из Забайкалья – казаки. Они обживали левый
берег Амура. Амурское казачье войско (1858) составили православные казаки.
Крестьянская колонизация области началась с 1859 года. В числе первых
крестьян-переселенцев были как православные, так и представители других
конфессий (молокане, духоборы). И молокане, и старообрядцы отличались
высокой способностью к адаптации в новых для них природно-климатических и
социально-экономических условиях. Они успешно осваивали совершенно новые
для них виды хозяйственной деятельности, например, рыбную ловлю в
Приморье. Эту способность оценили и использовали в дальнейшем ходе
колонизации государственные структуры на Дальнем Востоке. К концу XIX века
старообрядческое население Приамурья сосредоточилось преимущественно в
Томской, Завитинской, Бельской, Амуро-Зейской волостях Амурской области. В
Приморской
области
старообрядцы
заняли
Уссурийский,
Ольгинский,
Иманский, частично Хабаровский районы. Молокане расселились в Ивановской,
Тамбовской,
Гильчинской,
Краснояровской
волостях
Амурской
области.
Католическое население Приамурья в начале XX века проживало в городах
Благовещенск, Алексеевск, Владивосток, Никольск-Усурийск, Николаевск-наАмуре, Хабаровск, в деревнях Амурской области - Рогачевка, Козловка,
Серебрянка, Зиговка и др., в населенных пунктах Приморья - поселках
Романовский, Новоалександровский, Ивановский, Дальний, Большое Таньо,
Сусуя, Уютный, Корсаковский, Онор, Рыковское, Палево, Михайловка,
с. Красный Яр, Пудяково на Сахалине, ст. Сольская3 и других.
Поликонфиссиональность
населения
на
осваиваемых
территориях,
определившая совершенно различную мотивацию трудовой деятельности, и, как
результат, отношение к труду, особенности эмоционально-психологической
атмосферы, возникавшей в процессе взаимодействия представителей различных
конфессиональных
объединений,
создавало
то
непростое
состояние
религиозности общества, в котором РПЦ пришлось прививать православие в
данном регионе, строить структуры епархиальной жизни. Именно эта
характеристика определила основное направление деятельности РПЦ данного
периода
институализации
–
миссионерство,
первичность
которого
для
Камчатской (с 1899 года Благовещенской) епархии была признана всеми ее
кафедральными архиереями.
Во втором параграфе «Роль епископата в организации православной
жизни на Дальнем Востоке России» представлен анализ деятельности
епископата Камчатской (с 1899 года Благовещенской) епархии.
Институализация нормативных форм организации РПЦ происходила на
Дальнем Востоке России в целом традиционным для русского православия
путем,
однако
особенности
геополитических
условий
предопределяли
появление ряда специфических черт. Прежде всего, специфика институализации
РПЦ на Дальнем Востоке проявлена в значительной роли таких институтов как
епископство
формирование
и
викариатство.
региональной
Помимо
геополитических
условий
на
специфики
институализации
накладывали
заметный отпечаток субъективные факторы и в первую очередь, личность
епископа. Деятельность каждого архиерея, возглавлявшего кафедру, задавала
институализации своеобразное направление.
Епископы, являясь духовными пастырями, осуществляли, прежде всего,
духовное наставничество вверенной им епархии с целью поддержания
православной традиции на осваиваемых территориях. Для этого была
необходима реконструкция православной жизни, привычной для переселенцев.
Первым шагом на этом пути стало формирование профессиональных кадров
духовенства, создание организационных структур Русской Православной
Церкви в форме приходов и благочиний, на территориях, вошедших по
Айгуньскому и Пекинскому договорам 1858-1860 годов в состав Российской
империи. Каждый из епископов совершал ежегодные осмотры епархии.
Зачастую, само появление
представителя высшей церковной иерархии в том или ином отдаленном уголке
епархии оказывало эмоциональное влияние на различные общественные группы
и побуждало действовать. Все епископы вслед за святителем Иннокентии
(Вениаминовым) придавали огромное значение миссионерскому направлению
деятельности,
так
как
для
Камчатской
епархии
был
характерен
поликонфессиональный состав населения, так же как и для епархий в Сибири.
Помимо центральной для всех темы миссионерства, каждому из епископов было
присуще нечто, характерное только для него.
Исследование деятельности каждого епископа позволяет обозначить роль в
целом института епископства в освоении дальневосточных территорий как
консолидирующую.
Во второй главе «Открытие приходов и строительство храмов как
условие укоренения населения на колонизуемых территориях (1850-е –
1917
гг.)»
на
конкретно-историческом
материале
исследуется
процесс
организации приходской жизни для различных категорий населения (горожане,
казаки, приисковые рабочие, крестьяне), роль храма, как важнейшего элемента
прихода, к которому тяготеет вся жизнь прихода, и благодаря которому она
приобретает определенный порядок, объединяя клир и мирян в едином годовом
круге богослужений.
В первом параграфе «Приходы города Благовещенска» реконструирован
процесс становления и организация приходов
Благовещенска. В ходе
колонизационного процесса происходило постоянное увеличение православного
населения за счет прибывавших переселенцев, возрастала потребность в
открытии новых приходов и строительстве церквей в приходах, что было
необходимо
для
налаживания
нормального
уклада
религиозной
жизни
переселенцев. В ходе исследования было установлено, что к началу 20 века в
Благовещенске было создано около 20 церквей примерно на 30 тыс. жителей
города, из них - девять отдельными зданиями, одно - недостроенное здание
нового кафедрального собора. Кроме того, действовали домовые церкви,
часовни. Домовые церкви располагались в учебных заведениях, двух
архиерейских домах (городском и загородном). Как правило, часовни и церкви
строились деревянными, кирпичными были только Покрово-Николаевская,
Вознесенская, Свято-Троицкая церкви и часовня на Вознесенском кладбище.
Городские церкви строились преимущественно по мере возникновения
потребности в них, то есть, когда действовующие церкви не соответствовали
численности населения.
Во втором параграфе «Приходы Амурского казачьего войска»
исследуется процесс открытия
приходов и строительства церквей на
территории Амурского казачьего войска, в основном завершившийся в начале
XX века. Церкви в центрах станичных округов были построенны еще в первые
десятилетия (1858 – 1870-е) переселения казаков в Приамурье. В поселках и
выселках строились преимущественно часовни. В начале XX века в 11
станичных округах Амурского казачьего войска (60
казачьих селениях) по
левому берегу р. Амура (около 1800 вёрст) от посёлка Покровского до выселка
Забеловского (включительно) действовало 18 церквей.
В третьем параграфе «Приходы в крестьянских селениях» представлен
анализ процесса поэтапного основания приходов и строительства храмов в
крестьянских селениях на территории Амурского уезда. Создание первых
приходов относится к 1860-м годам (Черемхово, Александровка, Ивановка). В
1858-1870-х годах на строительство и казачьих, и крестьянских церквей
использовались помимо средств, полученных традиционными способами (по
сборным книгам, пожертвованиями), средства Амурского капитала, заём из
сумм комитета по устройству церквей. Увеличение притока переселенцев в
1880-е годы первоначально способствовало росту приходов, за счет включения в
их состав
новых селений. Со временем в этих селениях открывались свои
приходы. Переселенцы стремились восстановить на новом месте привычную
для себя приходскую жизнь, традиционным центром которой являлся храм. Это
вызвало
появление
нового
способа
получения
средств
на
храмовое
строительство, когда в казну закладывали хлеб от общественной запашки земли,
получая за это деньги (с. Крестовоздвиженское, д. Большая Сазанка и др.). Для
1890-х
годов
характерно
более
активное
включение
государственных
институтов в проблемы переселенцев (образование фонда Алесандра III,
финансировавшего
сибирское
храмостроительство).
Начало
следующего
периода мы относим к 1906 году, что обусловлено значительным притоком
переселенцев, удовлетворить социально-экономические и религиозные нужды
которых, возможно было только в тесном контакте государственных и
религиозных институтов, что было характерной чертой данного этапа. К 1913
году в 158 населённых пунктах действовало 85 церквей, 55 из которых были в
крестьянских селениях.
В четвертом параграфе «Учреждение и развитие приходов горнополицейских
округов»
рассматривается
процесс
открытия
приходов,
строительства церквей на территории горно-полицейских округов Амурской
области. Он был связан с развитием золотопромышленности, освоением и
заселением северных районов Амурской области. Приисковое население
Амурской области в начале XX века составляло 20. 924 душ обоего пола. Одной
из первых на приисках Амурской области была построена церковь на прииске
Васильевском (по реке Джалинде) Верхнеамурской золотопромышленной
компании, открытом в 1866 году. Церковь построили на средства компании в
1873 году и посвятили «Святителю Николаю Мирликийскому, Чудотворцу». К
1890-м годам она была оставлена для эвенков, кочевавших в этих местах.
Церкви строились по мере открытия приисков и роста населения в них,
преимущественно
на
средства
золотопромышленных
компаний
(Верхнеамурской, Ниманской, Амгунской, Ельцова и Левашева) с целью
удовлетворения духовных потребностей, как приискового населения, так и
кочевавших здесь якутов и эвенков. К 1917 году приисковое население
распределялось по восьми приходам на территории трех горно-полицейских
округов (Амурского, Буреинского, Зейского).
В пятом параграфе «Учреждение и развитие приходов по линии
Амурской железной дороги» рассматривается процесс открытия приходов и
строительства церквей по линии Амурской железной дороги. К лету 1910 года
население этой части Амурской железной дороги составляло 1155 домохозяев
(2181-мужчин, 1847- женщин). Амурская железная дорога частично прошла по
землям переселенческих участков, где церкви и школы
строились за счёт
средств Ведомства православного исповедания и пособий из ссудного кредита
Переселенческого
управления.
К
1917
году
приходское
население
сосредоточилось в следующих населенных пунктах: поселках
Гондатти,
Ерофей Павлович, Магдагачи, Рухлово, Талдан, Ушумун, Ульмин, Ольгинском,
Новопокровском, деревне Малиновке, г. Алексевск, с. Суражевка.
В третьей главе «Организация благочиний, деятельность благочинных
и
приходского
духовенства»
рассматривается
процесс
формирования
структуры благочиний, как завершающего этапа создания организационных
основ епархии в ходе колонизации территории.
В первом параграфе «Организация благочиний. Роль благочинных»
представлены этапы формирования благочиний. В параграфе изложен материал
об изменении состава благочиний Камчатской епархии. К 1850 году в ее составе
действовало два благочиния – Камчатское и Охотское (американские церкви
остались без благочинного), в составе которых было 24 церкви (вместе с
американскими).
Рост территорий Камчатской епархии (1852 – Якутская область, в 1855 –
территорий, занятых Амурской экспедицией) привел
к
учрежденнию
Амурского благочиния (1856 г.) в составе
трех
(Николаевской в Николаевском посте, Успенской
Михайло-Архангельской в Михайловском
амурских церквей
в Мариинском посте,
селе), двух - в ведении Ново-
Архангельского духовного правления (Аянской и Удской), двух миссий, которые
должны были открыться, приходы, во вновь основанных казачьих станицах на
Амуре, начиная с его верховьев и до Хабаровки. В 1858 году 16 станиц
составили приход Николаевской церкви г. Благовещенска. В 1859 г. образовано
благочиние Средне-Амурских церквей в составе пяти приходов. К 1880 году в
Камчатской епархии действовало пять благочиннических участков церквей:
Верхне – Амурский, Благовещенский, Нижне-Амурский и Уссурийский,
Приморский, Камчатский. Учреждение в
1899 г. Владивостокской и
Благовещенской епархий повлияло на изменения в структуре благочиний.
Дальнейшие преобразования благочиний были связаны с новым притоком
переселенцев после принятия закона о началах веротерпимости (1905), аграрной
реформы Столыпина (1906) и началом строительства Амурской железной
дороги (1908). В результате к 1918 году благочиния сформировались в пределах
восемнадцати благочиннических участков церквей.
Таким образом, церковно-территориальные изменения, происходившие в
1850-х - 1918 годах на Дальнем Востоке, были тесно связаны с освоением
данных территорий в рассматриваемый хронологический период. Процесс
формирования
Камчатской
(с
1899
года
Благовещенской)
административно-территориальных преобразований,
изменения
епархии,
состава и
границ благочиний были подчинен ходу колонизации.
Во втором параграфе «Деятельность приходского духовенства (середина
1850-х - 1917 годов)» рассматриваются роль приходского духовенства в
организации православной жизни приходов, особенности пастырского служения
в епархиях данного региона,
деятельности.
На
основе
доминирующая
архивных
материалов
роль
миссионерской
изложены
данные
о
деятельности священника Александра Сизого, служение которого стало
характерным для институализации первых лет заселения Приамурья. В
последующие годы деятельность священнослужителей состояла, в большей
степени, в организации жизни своих приходов, характерной для православной
этнорелигиозной традиции. В 1917 г. она сосредоточилась в 170 приходах
Благовещенской епархии.
В третьем параграфе «Значение институализации РПЦ в контексте
миграции населения» раскрывается степень влияния РПЦ на миграционные
процессы, в ходе которых происходило складывание на уровне обыденного
сознания традиции почитания местных икон, святых, формирование идеальных
образцов для подражания.
Переселенцы, прибывающие на новые места
обитания, обязательно везли с собой иконы. Для них икона была наполнена
особым содержанием, отличным от общепринятых в богословских теориях. На
уровне массового сознания икона имела как функциональное значение, так и
практическое приложение. С ее помощью пытались разрешить мелкие
житейские проблемы, такие как
избавление от болезней, помощь в работе,
учебе, путешествиях и т. д. Суровые природно-климатические, сложные
социально-экономические
условия, накопление внутренней эмоционально-
психологической напряженности приводило к потребности в силе, способной
разрешить
любую
жизненную
ситуацию,
стимулировали
появление
чудотворных икон. Так, с основанием в Приамурье в XVII веке Албазинского
острога связано появление чудотворной иконы Албазинской Божией Матери
«Слово
плоть
бысть»,
иеромонахом Гермогеном.
принесенной
из
Усть-Киренского
монастыря
Характерно,
что
спустя
всего
десять
лет
после
официального
присоединения данных территорий к России в 1858 году, переселенцы получили
«свою небесную покровительницу» (1868) – икону Албазинской Божией
Матери,
привезенную
в
Благовещенск
епископом
Вениамином
(Благонравововым). Вокруг иконы начала организовываться традиционная для
православной святыни церковная жизнь:
учрежден общеепархиальный
праздник (9 (22 н. с.) марта), введены ежегодные крестные ходы с иконой (Указ
Святейшего Синода от 1904 года), начали распространяться списки иконы
далеко за пределы Приамурья, что способствовало ее доступности (вторая
половина XIX – начало XX вв.).
Появление «своих» святых – еще одна константа стабильности
православной общины, рассмотренная в параграфе. Например, глубокое
почитание святителя Иннокентия (Кульчицкого), первого епископа Иркутского,
которому в Сибири и на Дальнем Востоке посвящали иконы, храмы, часовни:
благовещенский храм во имя Покрова Пресвятой Богородицы имел придел в
честь этого святого,
в этом же городе ему была посвящена часовня. В начале
XX века в народном сознании складывается образ идеального пастыря,
воплощением которого стал святитель Иннокентий (Вениаминов). Реалии жизни
святителя Иннокентия (Вениаминова), получившие преломление на уровне
обыденного сознания, дали толчок для идеализации его образа, в котором
доминировали искренность проповедника христианства, являвшего всей своей
жизнью пример действительного служения христианству, защитника «бедного
народа» от произвола властителей и т.д.
Таким
образом
деятельность
институтов
РПЦ,
которые
конституировались в XVII – начале XX веков в Сибири и на Дальнем Востоке
обеспечивала в определенной мере те константы стабильности, которые были
необходимы для адаптации к новым условиям жизни, способствовала
формированию ощущения сопричастности к судьбе данного региона и
закреплению населения на осваиваемых территориях.
В Заключении представлены итоги институализации РПЦ на Дальнем
Востоке России, сформулированы общие выводы, намечены направления более
глубокого развития данной проблематики.
Основные публикации по теме диссертации
1. Ермацанс И. А. Преемники святителя Иннокентия (Вениаминова) //
Христианство на Дальнем Востоке: Материалы международной научной
конференции. Ч. I и II. – Владивосток, 2000. – С. 32-38.
2. Ермацанс И.А. Вериги старообрядческие из фондов Амурского
областного краеведческого музея // Старообрядчество Сибири и Дальнего
Востока. История и современность. Местные традиции. Русские и зарубежные
связи: Материалы международной научной конференции – Владивосток, 1997.
С. 32-34.
3. Ермацанс И.А. Из истории православногго храмостроительства в
крестьянских селениях Амурской области // Музеи – центры координации
краеведческой
работы:
Материалы
международной
научно-практической
конференции, состоявшейся 29 августа 2001 г. и посвященной 110-летию
Амурского областного краеведческого музея им. Г.С. Новикова-Даурского. –
Благовещенск, 2001. – С. 126-129.
4. Ермацанс И.А. Становление православной церкви в Приамурье
(середина XIX в.) // Исторический опыт освоения Дальнего Востока:
Этничесике контакты. – Благовещенск: АмГУ,1999. – Вып. 4. – С. 324-328.
5. Ермацанс И.А. Строительство православных храмов в переселенческих
селениях Амурской области в конце XIX-начале XX вв. // Россия и Китай на
дальневосточных рубежах. 3. – Благовещенск: АмГУ, 2002. – С. 635 – 640.
6. Ермацанс И.А. Строительство православных храмов на территории
Амурского казачьего войска (вторая половина XIX – начало XX вв.) //
Гуманитарный ежегодник: Сборник научных трудов аспирантов и соискателей.
Выпуск III. Новосибирск: Новосибирский государственный университет, 2002. –
С. 46-53.
7. Ермацанс И.А. Строительство православных храмов на территории
Амурской области в конце XIX – начале XX вв. // Религиоведение. 2002. № 4.–
С. 171–177 .
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
0
Размер файла
158 Кб
Теги
bd000100746
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа