close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

bd000100825

код для вставкиСкачать
Министерство образования и наз^ки
Российской Федерации
Московский государственный областной университет
На правах рукописи
Горлов Владимир Николаевич
Жилищное строительство в Москве к а к
социокультурная проблема (1953 -1991 гг.)
Специальность 07.00.02. «Отечественная история».
Автореферат
диссертации на соискание ученой степени
доктора исторических наук
Москва - 2005
Работа вьгаолнена на кафедре новейшей истории России факультета истории,
политологии и права Московского государственного областного университе­
та.
Научный консультант:
Доктор исторических наук, профессор Журавлёв Валервй Васильевич
Официальные оппоненты:
доктор исторических наук Доброхотов Леонид Николаевич
доктор исторических наук, профессор Королев Анатолий Акимович
доктор исторических наук, профессор Уткин Анатолий Иванович
Ведущая организация: Российская экономическая академия им. Г. В. Пле­
ханова
« f- » Ag^t/l^ffJi- 2005 г. в / ? часов на заседании
Запщта состоится[ •
га Д.21 ^ 15 5.05.' в Московском государственном обдиссертахщонного совета
ластном университете по адресу: 105005, Москва, ул. Ф. Энгельса, д.21а,
ауд.305.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского госу­
дарственного областного университета по адресу: 105005, ул. Радио, д.Ю-а.
Автореферат разослан « /, » / M ? « W
Учёный секретарь
диссертационного совета,
кандидат исторических наук,
доцент
л
^
^ffV
2005 г
Е.Б. ЕЕикитаева
т-
^^^^^^^
I. Общая характеристика работы
Актуальность темы нсследованвя. Жилищная проблема является одной из
самых сложных социальных проблем, что предопределило неослабевающий
интерес к ней со стороны ученых самого разного профиля - экономистов, со­
циологов, историков, статистиков, демографов, правоведов, философов, спе­
циалистов по вопросам градостроительства, архитектуры, экологии, предста­
вителей многих других наук.
Превращение строительной индустрии за годы Советской власти из
подсобного полукустарного производства в мощн)то отрасль народного хо­
зяйства повышает интерес к этому вопросу, вызывает необходимость рас­
смотрения истории развития отрасли и мотивирует выбор темы исследова­
ния. М ы обращаемся к прошлому, чтобы выявить степень воздействия собы­
тий минувших лет на современность, глубже осмыслить процессы, происхо­
дящие в жилищной сфере сегодня, учесть позитивный и негативный опыт.
Актуальность темы обусловлена необходимостью реабилитации жи­
лой среды, отвечающей постоянно меняющимся запросам жителей и дающей
возможность увеличить комфорт проживания в сложившейся застройке, спо­
собствовать улучшению социального самочувствия горожанина, снижению
социальной напряженности в обществе.
Причины интереса к жилищной сфере состоят в традиционно большой
остроте жилищной проблемы и её социальной значимосга в новых экономи­
ческих условиях. Возросшие потребности городского населения пока обго­
няют реальный рост жилого фонда и материальной базы коммунального об­
служивания. Актуальность избранной темы диссертационного исследования
связана с обострением жилищной проблемы в настоящее время, когда рынок
жилья только складывается, между тем, как уровень социальных гарантий
жилищной обеспеченности снизился, а многие жилищные льготы перестали
действовать. В данном контексте изучение жилищной политики СССР по­
зволяет выяснить, какие именно уроки можно и следует извлечь реформато­
рам из опьгга советского государства. В разработке и реализации жилищной
политики Советский Союз достиг заметных успехов, опередив в некоторых
аспектах социальной защиты ряд индустриально развитых стран Запада.
Данные процессы, взятые в ретроспективе, не могут не вызывать интереса
историков, пытающихся помочь через исследования прошлого найти объяс­
нения современным событиям и заглянуть в будущее. Исследовательский ин­
терес к советской жилищной политике в указанных хронологических рамках
стимулируется и актуализируется поистине «исторического» размаха техно­
логическими, а также социальньши последствиями. Таким образом, актуаль­
ность и дискуссионный характер многих аспектов жилищной проблемы оп­
ределили выбор темы настоящей диссертационной работы.
Степень научной разработанности проблемы. Необходимость осмысле­
ния прошлого и его значения для настоящего, возможность доступа к закры­
тым ранее источникам и в то же время гтпгтугнутац yvce. историческая дисfOC. НАЦИОНАЛЬНА!^
БИВЛИОТЕКА
1
^"^р^Й.!
танцня являются предпосылками для возросшего интереса историков и соЩ10Л0Г0Б к проблемам повседневности на примере советской эпохи.
Для плодотворной разработки жилищных проблем особую роль приоб­
ретает усвоение и теоретическое осмысление важнейших методологических
положений в работах К. Маркса и Ф. Энгельса по вопросам социологии горо­
да и жилища, содержания и путей решения жилищного вопроса. Интере­
сующие нас вопросы под разными углами зрения ставились и решались в ря­
де фундаментальных трудов К. Маркса и Ф. Энгельса (имеется в виду: «Ка­
питал» К. Маркса, «Немецкая идеология» и «Манифест Коммунистической
партии» К. Мгфкса и Ф. Энгельса, работы Ф. Энгельса «Положение рабочего
класса в Англии», «Принципы коммунизма», « К жилищному вопросу», «Ан­
ти-Дюринг», в статьях и переписке), их развития в трудах В. И. Ленина (к
этим вопросам В.И. Ленин обращался в ряде своих работ: «Государство и ре­
волюция», «Карл Маркс», «Удержат ли большевики государственную
власть?», «Как организовать соревнование?», «Великий почин», «О задачах
женского рабочего движения в Советской республике» и др.), а также в связи
с принятием Советской республикой ряда законодательных актов в области
жилищного вопроса.
С середины 30-х гг. жилищный вопрос почти полностью исчезает из
советской литературы. Только после действительно исторического X X съезда
партии в его изучении наметилось некоторое оживление: по данной проблеме
начали появляться газетные и журнальные статьи, отдельные монографии,
диссертации. Выдающуюся роль здесь сыграли постановления X X и X X I
съездов КПСС, ряда пленумов Ц К партии и особенно известное июльское
1957 г. постановление ЦК КПСС и СМ СССР «О развитии жилищного строи­
тельства в СССР»'. В рамках историографической ситуации конца 50-х - на­
чала 60-х гг. историки высказывали ряд дискуссионных положений, стиму­
лирующих дальнейший научный поиск.
История жилищного строительства не получила должной разработки в
советской литературе. Литература о послевоенном развитии строительной
индустрии, обобщающая исторический процесс жилищного строительства,
создания и развития строительной индустрии Москвы, когда в работе этой
отрасли произошли качественные сдвиги, весьма малочисленна. Вопросы
истории отрасли нашли лишь косвенное отражение в работах по экономике
строительства и финансированию капитальных вложений, среди которых на­
до отметить труды М.И. Балихина, В.Ф. Гировского, B.C. Вайнштейиа, П.Д.
Подшиваленко, И.А. Слепова, И.Д. Шера и др. Из исторической литературы
1950-х гг. по жилищному вопросу можно указать на работы В.Л. Кобалевскогo^ Л.И. Николаева^, Б.Р. Рубаненко, Л. Киселевич, И.Рабинович*, Б.Н. Со­
колова^ и др. В этих трудах на большом фактическом материале показывает'
'
'
'
'
Директивы КПСС и Советского 1фавятельства по хозяйстаенвым вопросам. М., 19SS. С. 749 - 764.
Кобалевский В Л . Жилищное строительотво в пятой пятилетке. М., 1954.
Николаев Л.И. Жияипрюв строиклъспо в шестой шпияепе. М., 19S6.
Рубавенко Б. Р., Киселевич Л., Рабинович И. Развитие хилищного строительства в СССР. М., I93S.
Соколов Б.Н. Развитие жшпшшого строительства в СССР \\ Вопросы экономики. 19S4. № 9.
ся борьба советского народа за решение жилищного вопроса в нашей стране.
Несмотря на то, что данные публикации имеют специальное, больше техни­
ческое содержание, в них рассматриваются и социальные стороны жилищно­
го строительства и т.д. № технической литературы, посвященной москов­
скому строительству 50-х - начала 60-х годов, надо выделить работы предсе­
дателя Исполкома Моссовета В.Ф. Промыслова*, А. А. Этмевджияна^, где
имеются ценные сведения об основных принципах застройки столицы, об
индустриализации строительства. Экспериментальному строительству в Мо­
скве посвящены книги К. Л. Овсянникова и Е. Я . Байера*, В. Н. Дыховичного', М. Г. Локпохова"*, Б. Р. Рубаненко".
В 60-х и 70-х гг. появляются публикации Н.Г.Дмитриева, М.Е. Макаренкова, О.М.Михайлова'^ и др. авторов, где приводится фактический мате­
риал об улучшении жилищных условий москвичей. Вместе с тем, указанные
работы не лишены недостатков. Некоторые из них носят описательный ха­
рактер, многие авторы недостаточно использовали источниковую базу. В
данных условиях значительная часть исследований жилищных потребностей
и способов их удовлетворения сводилась к комментированию данных офици­
альной статистики'^. Проблемы жилой застройки бО-х гг. были отражены в
работах Е.М. Блеха'*, Л.Г. Селютиной". О социально-экономическом значе­
нии жилья в монографиях говорилось в чисто информационном аспекте
(приводились данные о темпах жилищного строительства, обеспеченности
жильем на душу населения и т.д.). В экономической литературе не затраги­
вались теоретические аспекты влияния жилья на ход экономического и соци­
ального развития.
Существенный вклад в создание основ жилищной статистики внесли Д.
Л. Бронер, Я.Я. Боярский, B.C. Новиков. Вопросам организации жилищного
строительства, выявлению резервов его роста были посвящены работы, ко­
торые вьппли в 80-е гг.'* В книге Д.Л. Бронера подробно рассмотрены такие
вопросы, как социально-экономические основы эволюции жилья, вклад
' Пр<»1ыслов В.Ф. Индустрия шпация жилищного строигельспа Москвы. М., 1959.
^Эпмкджиян А. А. Укрупнение и спешшлвзаши строительных оргаяизашга и пред1фв)гтий промышленно­
сти строительных ыэтериалов в Москве. М., 1939.
' Овсянникова К Л . , Байера Е.Я. Московский эксперимент. М., 1965.
'Дыховичный B . R Массовое полносборное строительство в Москве. М., 1965.
ЛоЕпохов M X . Наука и жилищное строительство М., 1967.
" Рубаненко Б. Р. 9-а кв^пал. М., 1959.
" Макаревков М.Е. В интересах каждого. М., 1967; Михайлов О. М Цифры рассказывают о Москве
М.,19б7; Промыслов В Ф . Развитие иияустриального строительства в Москве М , 1967, Дмитриев Н.Г Ж и ­
лищный вопрос. Два мира-два подхода. М., 1973.
" Май^> В.Ф. Уровень жизни населения СССР. М., 1977; Саркисян Г. С. Народное благосостояние в СССР
М., 1983; Социализм и народное благосостояние. М., 1976.
" Блек Е.М. Социально-экономическая эффективность реконструкции и модернизации жилищного фонда.
М , 1989.
"Селюпшв Л.Г Меггодические основы выбора и обоснования в^шашов реионгяо-реконструктнвных мерот н п т в й по сборным жилым домов 1 поколения. Л., 1989.
"^Си.: Бровер Д Л . Жилищное строительство и демо1рафические процессы. М., 1980; Галкин И Г. Эковомические методы управления в етроительстве М., 1985; Пудиков Д С . Коо11^)ативное н индивидуальное жи­
лищное строительство. М., 1986.
КПСС и Советского правительства в улучшение жилищных условий трудя­
щихся".
Модель коллективной организации жизни в домах-коммунах получила
свое развитие, начиная с первых послереволюционных лет. Этим человека
лишали возможности самостоятельно создавать себе жилье с индивидуаль­
ной средой, что противоречит психолопш человеческой личности. Эта про­
блема поднималась в ряде научных работ'*, где подчеркивалось, что в чело­
веке заложено подсознательное стремление к индивидуализации своего
«персонального места».
В середине 20-х годов некоторые советские экономисты (М.Г. Диканский, В.В. Островский, Д. Кузовков и др.) высказывали мнение, что главная
роль в разрешении жилшцного вопроса в СССР принадлежит, преяаде всего,
жилищно-строительной кооперации (ЖСК). В доказательство Д. Кузовков,
например, приводил следующее: это освободит государственный аппарат и
государственные средства для выполнения более важных задач; ознакомит
само население с трудностями жилищного строительства; привьет населе­
нию коллективизм; воспитает бережливость в расходовании материальных
средств". Однако, несмотря на известную разумность доводов, сторонники
преобладающей роли Ж С К упускали из виду ряд решающих моментов, а
именно, что кооперация не в состоянии была создать передовую техникоэкономическую базу для жилищного строительства, подготовить квалифици­
рованные кадры строителей.
Несмотря на наличие значительного количества литературы по во1фосам ЖСК, ряд актуальных вопросов не получил еще достаточного разреше­
ния. В научных исследованиях о ЖСК, в основном, довольно подробно раз­
бирались только правовые вопросы^", рассматривались и юридически обос­
новывались правила Примерного устава, различных дополняющих его нор­
мативных актов, разъяснялись правила и обязанности его членов, освещалась
судебная практика по спорам. Вопросам организации ЖСК, их финансирова­
ния и кредитования были посвящены труды И.П. Прокопченко, Д.С. Пудикова, В.А. Крупского, В.А. Боровкова, Г.И. Кулебакина, Ш.Д. Чикашвили, П.Г.
Жук, В.Р. Скрипко и др. В то же время исследований социальных аспектов
кооперативного жилищного строительства почти не проводилось. Историо" Бронер Д Л Современные проблемы жилищного хозяйства. М., 1961.
" Вархия М г. Архитеггура и человек: Проблема градостронпльсгаа будущего. М., 1979; Губервский
Ю Д , Лицкевич R К Жилише для человека. М., 1991.
" См Д Кузовков Предисловие к книге В В Островского «Теория и практика жилищной кооперации» И.
Новгород. 1926.
^ Кулебакин Г И В помощь вступающему в жилищный кооператив. М., 1966; Марткевич И.Б., Скрипко В.Р.
Жилищно-строительные кооперативы М., 1967; Начеший М.А. Жилишно-строигелыше кооперативы. Са­
ратов. 1965, И П Прокопченко Правовое регулирование организация и делгельность жи1П1шяо(дачно>проительной кооперации в СССР М., 196S; И.П. Прокопченко Жилишно-строшепьные кооперативы в
СССР. М., 1965, Прокопченко И.П. Что должен знать член Ж С К . М., 1964; Прокопченко И.П Управление и
использование жилищным фондом в СССР (правовые вопросы). М., 1970; Скрипко В.Р., Мврткевнч И.В
Право на кооперативную квартиру М., 1970; Й.Т. Хламов. Правовые вопросы кооперативного жилищного
етрошельства в СССР Саратов. 1967; Хламов И.Т., Червяков К.П. Право на квартиру в жилшшюм коопера­
тиве. Саратов. 1971; См. Щ Д . Чикващвили. Проблема Ж С К в СССР. М., 1966; Ш Л - Чиквапшнли. Жилищвочтроительная коопераши в СССР. М., 1965.
графия по вотфосам жилищной политики в советском государстве содержит
труды отечественных исследователей, в которых были рассмотрены сущ­
ность, содержание, государственно-правовые основы жилищной политики.
Особую группу работ составляют исследования архитекторов и градострои­
теле}?', а также научных сотрудников сощгологических отделов проектных
институтов .
в исследованиях Н. Б. Лебиной, А.Н. Чистикова, представляющих соЩ1альную историю советского общества, значительное место отводится ана­
лизу жилищной ситуации, обстоятельствам возникновения и организации
повседневной жизни в коммунальной квартире^. Антропология коммуналь­
ной квартиры представлена в исследованиях американского литдзатуроведа
С. Боинг" и современного петербургского этнолога И. Утехина. С. Бойм опи­
сывает коммунальную квартиру как важный элемент советской повседневно­
сти, делает выводы об иллюзорности фаницьт приватного и публичного в
коммунальной квартире и действии механизмов строгого социального кон­
троля через взаимозависимость жильцов и соседское взаимонаблюдение. Ис­
следование И. Утехина^* представляет собой наиболее подробное описание
повседневности современных комА1унальных квартир.
Из трудов западных авторов особенно большую помощь в написании
диссертации оказали весьма содержательные и насьпценные интересными
выкладками, подходами и оценками исследования Дж. Хиггинса" и Б. Медисона^. Наиболее доброжелательно настроенные к нашей стране ученые,
журналисты на Западе не могли не признать открыто успехов и преимуществ
нашего государства в жилищном вопросе. «СССР вправе гордиться своими
социалистическими «чудесами», самым главным из которых является жи­
лищное строительство» писал Майк Дэвидов .
Большим подспорьем при разработке диссертационной темы послужи­
ли работы советских и российских исследователей, содержащие большой
фактический материал, интересные оценки и выводы по ключевым вопросам
жилипоюй политики. Авторы этих работ на основе обобщения практического
опыта выявили и научно обобщили механизм реализации жилищной полити­
ки. В процессе нашего исследования были использованы работы авторов,
занимающихся изучением: а) исторического опыта переустройства быта и
общения на коллективистских началах (М.Я. Гинзбург, Н. Докучаев, Н. Ку­
зин, Ю. Ларин, Н. Остерман, М. Охитович, А.В. Рябушин. Л. Сабсович, В.Э.
^' См.: Бартин М.Г. Архшепура и город: Проблемы развткя советского зодчества. М , 1979; Градов Г.Л.
Г|^д и бит. М., 1968; Днхтер Я. Е. Многоэтажное жилище столицы. М., 1979; Рябушин A.B Проблемы
форнироваяяя ж т о й среян М., 1974; Посохин М В Город для человека. М., 1980.
Си.: Кгфташова К.К. Семы и жилише. - В кн.: Демографические проблемы сап>и. М., 1978; Руяже В Л .
Личность - семья - семейная груши и функции жилой ячейки - В кн. Семья и жилая ячейка (квартира). М.,
1974 и др.
" Левина Н.Б., Чистиков А Н. Обыватель и реформы. Картины повседневной жизнв горожан. СПб., 2003.
" Бойм С. Общие места. Мифологга повседиевной жтяи» М., 2002.
" Утехин И. Очерки коммунального быта. М., 2001.
" Higgins J . States of Wel&re: Comparative Analisys in Social Policy OxfonI, 1981.
" Madison B. Q.Sosial Welfine in the Soviet Union. Stanford Univ. Press. 1968.
" Дэвидов M. Города без кризисов. Пер. с англ. М., 1978. С. 43.
8
Хазанова и др.)^'; б) воздействия различных факторов социальнопространственной городской среды на образ жизни горожан и на их общение
(А.С. Ахиезер, Т.В. Бочкарева, В.В. Владимиров, В.Л. Глазнгаев, А.Г. Левиц­
кая, Е.Н. Лисицын, З.А. Орлова, О.С. Пчелинцев, А.В. Прудник, Н.Ф. Реймерс, О.Е. Трущенко, П.Г. Щедровицкий, О.Н. Яницкий и др.)'"; в) измене­
ния функций соседского общения при переходе к массовому жилищному
строительству (В.Г. Алексеева, А.Б. Баранов, В.А. Гиляровский, Л.А. Гордон,
А.Я. Гуревич, М.В. Демин, И.И. Елисеева, Э.В. Клопов, Л.Б. Коган, Л.Н. Ко­
ган, И.Ю. Родзинская, В Л . Ружже, Н.Я. Соловьев и др.)"Вопросы характера использования жилища, отмеченные глубоким
вниманием к социальной проблематике, затрагивались в работах В.Ю. Дурманова, С.Г. Змеула, К.К. Карташовой, К.В. Кияненко, Ю. Круусвалла,
В.А.Овсянникова, В.Л. Ружже, А.В. Рябушина, В.И. Смотриковского, М.В.
Тимяшевской, М. Хейдметса и др. Участие социологов в разработке актуаль­
ных проблем современного городского жилища и перспектив его развития
выразилось в коллективных монохрафиях ЦНИИЭП жилища^^. Наиболее
полная картина по развитию помещений жилой ячейки в целом представлена
в работе К.К. Карташовой «Формирование архитектурно-планировочной
структуры городского жилища на социально-демографической основе>И^.
Локальные исследования с целью выявления степени удовлетворенности
планировкой квартир были проведены в Москве в Новых Черемушках^^.
Постоянное усложнение процессов развития города вызвали расшире­
ние границ градостроительного знания. Одним из наиболее значимых резуль­
татов этого явилось формирование области исследований, в которой пробле­
мы города и его элементов рассматривались в тесной взаимообусловленности
с процессами жизнедеятельности населения. Большая часть исследований
посвящена анализу социально-пространственных закономерностей поведе­
ния людей в жилой среде (работы А.В. Баранова, В.Г. Вардосанидзе, А.В.
Махровской, М.Н. Межевича, Т. Нийта, Г.Д. Платонова, А.А. Правоторовой,
М.П. Таут, М.П. Туманишвили, М. Хейдметса, З.Н. Янковой и др.). Огром­
ную работу по исследованию взаимосвязи пространственной среды города с
** См.дапр.' Гншбург М . Жшгаше: Опыт пятилетней работы над проблемой жилища. М., 1934; Остерман Н.
О жилшце будущего \\ Архитектура ССХ;Р. 1967. № 6 ; Рябупган A . B . Гумангом советской архшектуры. М.,
1986; Хазанова В.Э. Советская архитектура первой пятилетки. М., )980;ЛаринЮ Жилище и быт. М., 1931;
Сабсович Л М Проблема города \\ Плановое хозяйство. 1929. №7, Докучаев И. Современная архитектура \\
Красная нива. I92S. №14 и др.
"* См., нащ).. Ахиезер А. С Человеческий фактор в социальном воспроизводстве М., 1987; Бочкарева Т.В.
Экологический «джинн» урбанизашш М., 1988; Владимиров B.B. и др Город и ландшафт (проблемы, кон­
структивные задачи и решения) М., 1986; Глазычев В Л . Проблемы формирования городской среды. М.,
1 9 ^ ; Явилхий О. И. Социально-инфориаоионныс аспекты урбанизации. М., 1970 и др,
" См., напр.: Алексеева В. Г. Социальная среда и нравственное воспитание молодежи. М., 1975; Гордон
Л.А., Клопов Э.В К вопросу о типологии свободного времени М , 1970; Родзинская И. Ю , Янкова 3 А.
Проблемы большого города (опыт сопиологического исследования) М., 1982: Ружже В. Л. и др. Сгрупура
и функции семейных групп. М., 1983 и др.
' ' Перспективы развития жилиша в СССР. М , 1981; Жилая ячейка в будушем. Под ред. Б Р. Рубаненко, К.К.
Карташовой. М., 1982.
''Карташова К. К-Формярование архитепурно-планировочяой струмуры городского жияипю на социальводеносрафической основе. М., 1985.
'* Костввди М.К., Слешсо А . Л . Девятый к в ф п ш Новых Черемушек. М., 1970.
его культурными функциями вьтолнила в 1972-78 гг. группа социологиче­
ских проблем ЦНИИГГ градостроительства под руководством Л.Б. Когана".
Вопросы формирования социально-пространственной среды массового жи­
лища и особенностей городского образа жизни были широко освещены в ра­
ботах: И.В. Бестужева-Лады, Ю. Ванагаса, В.Е. Виноградова, А.Э. Гутнова,
Г. 3. Каганова, К.К. Карташовой, Л. Б. Когана, В.Л. Ружже, А.В. Рябушина,
М.П Таут, О.Н. Яницкого, З.Н. Яргиной.
Организация бытовой и досуговой деятельности, анализ противоречий
организации места жительства населения рассмотрены в работах социологов
Л.А. Гордона, Т.И. Заславской, Е.М. Зуйкова, Э.В. Клопова, В.И. Переведенцева, В.З. Роговина, М.Т. Тощенко, архитекторов И.И. Анисимовой, И.Н. Канаевой, В.Л. Ружже, Э. Хейдеметс. Анализ социальных проблем города в це­
лом дополняли исследования по отдельным вопросам условий жизни горо­
жан, развития внепроизводственной сферы жизнедеятельности населения го­
рода. Среди них следует выделить работу З.Я. Янковой и И.Ю. Родзинской,
посвященную проблемам городской семьи^*, целью которой являлся анализ
различных форм социальной активности человека в сфере быта, совершенст­
вования структуры свободного времени, досуга, воспитания детей и подро­
стков по месту жительства, а также исследование бюджета времени населе­
ния города, в том числе и внерабочего времени горожан''. Исследования се­
мьи велись учеными в рамках разных ДИСЦИПЛРШ - демографии, социологии,
экономики, истории. В частности, социологами изз'чались и выявлялись раз­
личия в образе жизни семей'*. Эти различия определялись по разньш крите­
риям (бюджет времени, досуговая деятельность, характер потребления, цен­
ностные ориентации и т.д.). Все исследования объединяет констатация более
развитой, чем заложенная в нормирующий документ по проектированию жи­
лища, у большинства современных семей структуры деятельности (напри­
мер, по составу процессов). Разработке типологии образа жизни отдельных
групп населения и семей посвящено несколько исследований, имеющих оп­
ределенную ценность для формирования типологии жилища. Одни из них
были основаны на бюджете времени (Л.А. Гордон и Э.В. Клопов и др.), дру­
гие - на исследовании видов деятельности ( Ю . Круусвал, М. Лауристип, Т.
Райтвийр и др.), третьи - на ценностных ориентациях, «уровне» и «стиле
жизни» (З.А. Янкова и др.), четвертые - на структуре потребления (Н.И. Римашевская и др.).
Получили развитие исследования социально-функциональньк и куль­
турологических проблем городской среды. Это работы А.С. Ахиезера, Ю.П.
Березина, В.Л. Глазычева, Л.Б. Когана, Г.З. Каганова, А.А. Правоторовой,
" Коган Л.Б. и 1ф. Социально-культурные функшш города и пространстБенвая среда. М., 1982.
" См Янкова 3 А , Родаинская И.Ю. Проблемы большого города (Опыт социологического исследования).
ML, 19S2.
" Си.: Артемов В . А , Балыкова Н.А., Калугина З.И. Ъреия населения города: планирование и использова­
ние. Новосибнрск, 1952
" Баранов А В Социально-пемографическое развитие крупного города. М., 1981; Городская и сельская се­
мья. М , 1987; МашковсшИ М С Социология семьи: Проблемы теории, методологии и методики. М., 1989;
Юркевич Н. Г. Советская семья: функции и условия стабильности, Минск. 1970.
10
М.Е. Привалова, Б.В. Сазонова, А. В. Степанова, О.Н. Яницкого, 3. Н. Яргиной и др,'' На разрешение сложившихся противоречий в жилой среде на­
правлены исследования по выработке глобальных направлений организации
застройки ( K . R Красильннковой, А.П. Ковальчук, Б.М. Мержанова, В.П.
Этенко), по расширеншо функций жилых районов (Е.Г. Костиной, К.В. Каркарьян), благоустройству придомовых территорий (А.А. Кувшинова, Е.Э.
Павловской), привлечению жителей к участию в создании среды обитания
(В.П. Байдакова, А. Пастернак, В.Л. Хаит).
Появились исследования, где рассматривался опыт организации, строи­
тельства и жизнедеятельности молодежных жилых комплексов (МЖК). В
них М Ж К рассматривался как социальный эксперимент, проводимый по мес­
ту жительства населения (исследования А.П. Аулова, М.А. Бедулевой, С.А.
Бшанова, Г.Н. Карелова, А.В. Меренкова, Н.В. Овсянникова, И.А. Приходько, А.С. Радова, А.Н. Силантьева, П.А. Шинкаренко и др.).
Проблемным вопросам архитектуры и типизации жилища в условиях
современного заводского домостроения посвящены труды многих специали­
стов: А.Н. Белоконя, Л.Ю. Бранденбурга, Л.К. Дюбека, Ю.А. Дыховичного,
С.Г. Змеула, Н.Я. Кордо, А.Н. Криппы, Р.В. Крюкова, Д.С. Меерсона, С В .
Николаева, А.Т. Полянского, Б.Р. Рубаненко, А.Г. Рочегова, А.Б. Самсонова,
Д.Б. Хазанова, Д.Н. Яблонского и др. На градостроительном уровне общие
положения преобразования сложившихся районов города изложены в рабо­
тах Ю.П. Бочарова, А.Э. Гутнова, И.Я. Конторович, Н.М. Трубниковой, Б.Р.
Рубаненко, Е.П. Федорова и других авторов. Материалы, посвященные во­
просам эстетики индустриального домостроения, содержатся в работах Б.Р.
Рубаненко, Л.Н. Киселевича, И.Л. Рабиновича, А.В. Иконникова, В.А. Коссаковского, Е.Д. Капустяна и др.
Большой интерес представляет исследование социолога О.Е. Трущенко
о социально-пространственной сегрегации в Москве. Объектом её изучения
явилось население центра Москвы. В своей книге*" социолог делает акцент
на ретроспективе социально-пространственного расслоения в Москве. Пони­
мание необходимости рассматривать жилищную сферу в качестве единого
целостного комплекса, включенного в систему общественного восгфоизводсгва, в отечественной литературе стало складываться лишь с середины 80-х
гг. и наиболее полно представлено в работах О.Э. Бессоновой*', К. К. Карташовой*^, О.С. Пчелинцева"^. Историографическая литература, выходившая с
середины бО-х и до второй половины 80-х гг., вызывает к себе двоякое от­
ношение. На историографию тех лет влиял теоретический уровень историчеСм., напр.: Каганов Г. 3., Степанов А. В. Градопрокгельные проблемы крупного города (городской
центр). М., 1975; Коган Л Б. и др. Социально-культурные функции города и пространственная среда. М.,
1982; Правоторова А. А. Влияние агломерационных сооиально-культурных св<аей на развитие структуры
■фупвейшего города. М., 1979; ЯргняаЗ. И. Эстетика города. М., 1991.
Трущенко О. Е. Престиж центра: городская социальная сегрегация в Москве М , 1995
" Бессонова О. Э Жилье- рьлюк и раздача. Новосибирск. 1993.
^ Карташова К.К. Социальные и демографические аспекты решения жилищной проблемы М , 198S
'" Пчелинцев О. С. Жилищная ситуация н перспепивы инстшуциональных изменений \\ Вопросы экономикн. 1994.)« 10.0.10-15.
11
ОКОЙ науки, соблюдение принципа партийности, требовавшего от исследова­
телей действовать в жестко ограниченных методологических и концептуаль­
ных границах. Отказ историков от целостного рассмотрения периода 1953 1964 гг., обусловленный политико-идеологическими факторами, повлиял на
его историографическое осмысление. Происходила корректировка подходов
по отношению к литературе, опубликованной до 1964 года. При оценке этих
работ, особенно тех, которые были опубликованы до 90-х годов, следует от­
метить идеологическую ангажированность, что нередко затрудняет выявле­
ние их реального вклада в разработку рассматриваемой проблематики. С
другой стороны, нередко работы, написанные на рубеже 80 - 90-х гг., содер­
жали лишь критику советского опыта, зачеркивая все положительное, что
было достигнуто за годы Советской власти. Этот недостаток в значительной
мере преодолен в исследованиях, которые появились в последние годы.
С конца 80-х гг. характерньпи становится стремление по-новому подой­
ти к проблематике изменения общественного сознания в советском обществе,
появляются исследования, в которых анализируются глубинные подвижки в
нравственно-психологическом климате послесталинского периода. В начале
90-х гг. послесталинское время стало рассматриваться в качестве важного
этапа в изменении доминант общественного сознания. Данную проблематику
активно разрабатывали Ю.В. Аксютин, Н.А. Барсуков, М.Р. Зезина, Е.Ю.
Зубкова, B.C. Лельчук, Е.И. Пивовар и др. Они сходились на том, что именно
в это время в «монолите советского общества» обнаружились первые трещи­
ны, оказавшиеся впоследствии разрушительными, началось постепенное раз­
ложение общественной системы. Однако обнаружились расхождения в оцен­
ках деятельности политических деятелей, обществешюй атмосферы, харак­
тера и направленности реформ того времени. В работах Ю. С. Аксенова, Ю.
В. Аксютина, Н. А. Барсукова на первый план выдвигался новый фактиче­
ский материал. М.Р. Зезина сосредоточилась на исследовании крутшых поли­
тических событий 50-х гг. и их влиянии на трансформацию массового созна­
ния, акцентируя внимание на интеллигенции как наиболее конструктивной
части общества. Е.Ю. Зубкова, используя приемы и достижения теоретиче­
ской психологии, обратилась к проблеме противостояния народа и власти.
Определенные познавательные перспективы исследователи увидели в
поиске противоречий, присущих экономическому развитию СССР. В коллек­
тивной монографии «На пороге кризиса: нарастание застойных явлений в
партии и обществе»** Ю.С. Аксенов, И.А. Алуф, В Л . Бондарь, Л.Н. Гордон,
Л.М. Дробижева. В.В. Журавлев, Г.И. Злоказов, Е.Ю. Зубкова, Э.В. Клопов,
В.В. Коротеева, А.Е. Крухмалев, В.М. Курицын, B.C. Лельчук, B.C. Липицкий, А.П. Тюрина констатировали, что после смерти И.В. Сталина советское
общество вступило в новый этап своей истории, содержание и конкретные
формы которого определялись взаимодействием и противоборством двух
тенденций: обновления социализма и консервации существовавшей модели
социалистических преобразовшгай.
* На пороге кризиса: вараставае застойных явлений в партии и обшеспе. М., 1990.
12
Показьшая исключительную значимость исследуемого периода отече­
ственной истории для нашего государства, историки обращали внимание на
противоречия и трудности социально-экономического и политического раз­
вития советского общества в рассматриваемые годы*'. При исследовании
социальной политики представили интерес вышедшие во второй половине
80-х годов работы российских ученых, в которых были предприняты суще­
ственные шаги в изучении механизма действия советского общества, причин,
приведших к «торможению» в социально-политической сфере советской мо­
дели социализма. Необходим был глубокий анализ существа политической
системы, социальной политики государства, имевших значительный истори­
ческий опыт и содержащих как позитивные, так и негативные явления^.
Следует отметить обобщающие коллективные труды, среди которых
особое место занимает работа « X X съезд КПСС и его исторические реальности»"*^. Исследование отличается объективным и глубоким анализом, в работе
содержится анализ проблемы общественной жизни периода 1953 - 1970 годов
(социально-экономическому аспекту уделено особое внимание).
Е. Ю. Зубкова в статье «Опыт и уроки незавершенных поворотов 1956
и 1965 гг.»** высказала интересную мысль, что созданный в сознании людей
образ коммунизма оказывал на социальную политику того времени большее
влияние, нежели анализ тогдашней экономики и её проблем. Особого внима­
ния заслуживает монография Е. Ю. Зубковой «Общество и реформы. 1945 1964.»*', те её разделы, которые посвяп];ены влиянию общественных настрое­
ний на процесс выработки и принятия политических решений, на содержание
и результативность реформ. В своей книге «Послевоенное советское общест­
во: политика и повседневность. 1945-1953»'" Е.Ю. Зубкова рассматривает
политику власти, формирующей повседневное поведение людей и воспри­
ятие ими бытовых проблем. Автор делает вывод, что послевоенный двор во
многом сформировал психолоппо целого поколения, и что соседские связи
часто играли для москвичей даже большую роль, чем связи родственные.
Для изучения социальной политики советского государства в истори­
ческом аспекте - в развитии, динамике — диссертант обращался к изданиям
обобщающего, монографического характера по истории советского общест­
ва. Научную и общественную значимость имеют труды Российского незави­
симого института социальных и национальных проблем, его Центра полити­
ком.: Воронов г От «оттепели» до застоя \\ Известия. 1989 17 ноября Власть и оппозиция \ Подред В.В.
Журавлева. М., 1995; Глотов В.И. О некоторых уроках исторического опыта деятельности КПСС во второй
половине SO-X - первой половине 80-х годов \\ Вопросы истории КПСС 1988. № 4; Разуваева Н.Н. Противо­
речия и трудности социально-экономического развития СССР в 1961 - 1965 годах \\ Страницы истории со­
ветского общества. Факты, проблемы, люди. М , 1989. С 314 - 327; Левада Ю, Шейнис В. 1953 -1964; поче­
му тогда не получилось \\ Московские новости. 1988. № 18
*См.: Гордон Л.А., Клопов Э. В. Чтоэтобыло? М., 1989;Волобуев О.В. Кулешов С. В. Очищение. Исто­
рия и перестройка М., 1989; Механизм торможения. Истоки, действие, пути преодоления М., 1988 и др
" X X съезд КПСС и его исторические реальности. Под общ. рея. В В. Журавлева М., 1991.
* Зубкова Е. Ю Опыт и уроки незавершенных поворотов 1956 и 1965 гг. \\ Страницы истории КПСС: Фак­
ты. Проблены. Уроки. М., 1989.
* Зубкова Е. Ю. Общество и реформы 1945 -1964. М., 1993.
" ^гбхова Б. Ю. Послевоенное советское обшеспо: полвпка и повседневвоеть. 1945 -19S3. М., 2000.
13
ческой и экономической истории России. Привлеченные для анализа труды
следует охарактеризовать как научно объективные, показывающие истинное
положение советского общества, в них сзтцественное место, и это естествен­
но, уделено осмыслению социальной политики государства и правящей пар­
тии. Эти работы, по мнению соискателя, отделены как от элементов прежней
политической заданности исторических исследоваямй, так и от конъюнктуры
научной публицистики переходного этапа в истории общества, очернитель­
ства прежних достижений в социальной сфере, отступления от принципа на­
учной объективности*'.
Научная новизна исследования заключается в следующем:
- в предпринятой впервые попытке обобщить исторический опыт мас­
сового жилищного строительства в его социокультурном аспекте на основе
детального исследования исторических предпосылок, действенных факторов
и причин, оказавших влияние на его ход, а также механизма и логики пред­
принятых в то время преобразований, с учетом противоречий и последствий
этого процесса;
- в целостном видении объекта исследования - до настоящего времени
не было научного труда, в котором отечественное жилищное строительство
послевоенного периода целенаправленно анализировалось бы как своеобраз­
ное, внутренне динамичное явление, в едином контексте интенций культуры
послевоенного времени, функционирования народно-хозяйственного ком­
плекса;
- в привлечении к исследованию значительного количества новых и
малоизвестных материалов (в первую очередь архивных), связанных как с
общими проблемами градостроительства послевоенного периода, так и с
практикой жилищной застройки Москвы;
- в выявлении в качестве одного из главных недостатков массового жи­
лищного строительства отсутствие действенного социально-экономического
механизма обратной связи потребителя с жилищным производством; меха­
низма учета усложняющихся социальных потребностей;
- в раскрытии многоплановости и глубины влияния процесса массового
жилищного строительства па различные стороны жизнедеятельности город­
ского населения и формирования пространственной среды города;
- в исследовании влияния массового жилищного строительства на ха­
рактер соседских взаимоотношений и степень социальной активности насе­
ления по месту жительства;
- в обосновании тезиса о том, что государство не имело объективной
возможности миновать этап строительства зданий относительно низких кон­
диций и временного экстенсивного использования территорий;
- в обосновании роли придомовых пространств как наиболее социально
" См.: История Россия. Советское обшество. 1917-1991 \ Российский независимый институт социальных и
яацновальяьгх проблем Центр политической и экономипеской истории России. Под общ. ред В.В. Журав­
лева. М., 1997; Политическая история России СССР ~ Российской Федерации \ Под. ред. О.В. ЬолОбует,
В.В. Журавлева, С В . Кулешова, В.В. Шелохаева. В 2-х т. М., 1996; Наше Отечество: опыт политической
истории \ Российский гумаитарный университет. В 2-х вып. М., 1992 и др.
14
насыщенных и функционально емких элементов города, а их архитектурной
организации - в одну из наиболее актуальных задач совершенствования мас­
сового жилища Москвы;
- в акцентировании внимания на важность социально-психологического
аспекта рассматриваемой проблемы, так как дискомфортные условия прожи­
вания выражаются не только в отсутствии бытовых удобств, но, что не менее
важно, и в утрате душевного комфорта, когда происходит разлад человека с
окружающим его миром и с самим собой;
- в обосновании вывода о том, что процесс непрерывного совершенст­
вования жилой среды Москвы как динамичной и многофункциональной
структуры должен происходить под комплексным и сбалансированным воз­
действием социально-экономических, функционально-утилитарных, эколо­
гических, природно-климатических, психологических, физиологических,
градостроительных, гигиенических и др. факторов;
- в исследовании социокультурных тенденций, характеризующих изме­
нения в образе жизни москвичей в результате перехода от покомнатного к
поквартирному принципу заселения.
Исходя из актуальности, значимости и степени научной разработки
проблемы, целью диссертации является исследование динамики социокуль­
турных процессов, связанных с жилищным строительством в Москве в 1953
-1991 гг.
Для дос^'ижения данной цели в рамках настоящей работы решались
следующие задачи:
- определить специфические особешюсти жилищного строительства в
Москве и характер его воздействия на различные стороны городской среды и
образа жизни;
- обосновать теоретические основы жилищной политики государства в
рассматриваемый период как важнейшей составной части социальноэкономической политики государства; охарактеризовать её важнейшие прин­
ципы и установки;
- отразить деятельность партийно-государственных органов по преоб­
разованию жилшцно-строительного комплекса;
- проанализировать накопленный опыт экспериментального строитель­
ства в Москве, выявить его положительные и отрицательные стороны;
- оценить социальные результаты улучшения условий проживания на­
селения, благодаря повышению качества жилищ;
- проанализировать опыт создания и функционирования молодежных
жилых комплексов с точки зрения реализации в них коллективной произво­
дительно-потребительной деятельности;
- выявить особешюсти социокультурного и пространственного статуса
городской придомовой среды и раскрыть влияние различных предметнопространственных параметров придомовой территории на её освоение и об­
разное восприятие;
- раскрыть значение соседского общения москвичей и рассмотреть ос­
новные тенденции его изменения в результате массового жилищного строи-
15
тельства;
- изучить факторы, влияющие на количественные и качественные пока­
затели кооперативного жилищного строительства в Москве;
- выявить роль функции обеспечения жильем граждан на уровне пред­
приятий,
- проанализировать изменение образа жизни москвичей в связи с пере­
ходом на поквартирный принцип заселения.
Объектом исследования является жилищное строительство в Москве
в 1953 - 1991 гг. как целостный процесс в единстве его системообразуюпщх
аспектов. Предметом исследования являются социокультурные проблемы,
характеризующие количественные и качественные изменения в обществе в
результате жилищного строительства в Москве в рассматриваемые годы.
Хронологические рамки исследования, обозначенные 1953 - 1991 гг.,
определены особой ролью этого периода в истории страны. Рубеж 1953 г. смена ситуации на вершине власти. В массовом сознании советских граждан
произошла существенная подвижка, связанная с падением ранее непререкае­
мых авторитетов и ценностей. Уход с политической арены в 1953 г. И. В.
Сталина имел знаковый характер для политического и социальноэкономического развития страны, советское общество вступило в новый этап
своей истории. Институциональные преобразования в политической систе­
ме, начавшиеся в этот период, модернизационные процессы в социальноэкономической сфере, изменение нравственно-психологического климата в
обществе, другие важнейшие тенденции и явления позволяют выделить этот
год в потоке отечественной истории. Выбор хронологических рамок работы
обусловлен насыщенностью этого периода событиями первостепенной важноста. В 1953 году процесс вызревания нового качества в градостроительстве
стал уже достаточно очевидным, но еще не приобрел директивного характе­
ра, вытекавшего из партийно-правительственных постановлений в области
архитектуры середины 50-х гг. В 1953 г. имело место совпадение интересов
власти, стремящейся к усилению державного могущества, и ожиданий широ­
ких масс, надеющихся на экономическое продвижение, которого они серьез­
нейшим образом ждали от государства и социалистической системы.
Чтобы выявить место и значение исследуемого периода в общем пото­
ке истории, оценить происходящие изменения, необходимы, по возможности,
глубокие экскурсы в значительно более ранние этапы эволюции жилищного
строительства. В связи с этим, в целях более полного раскрытия проблемы и
показа динамики процессов, исследователь нередко выходил за обозначен­
ные им хронологические рамки. Чтобы показать, на какой почве начиналось
развитие массового жилипщого строительства Москвы, в полемике с кем и
чем оно проходило свой начальный этап, диссертант даёт и главу о послево­
енных годах Москвы. «Нижняя» граница исследуемого периода вьщеляется
ещё более определённо: крушение в 1991г. СССР и всей советской системы
радикально изменило важнейшие механизмы развития общества в целом.
После распада СССР (декабрь 1991 г.), начав либерализацию цен (1992 год),
а затем приватизацию предприятий и жилья. Правительство России в реше-
16
НИИ жилищной проблемы начало ориентироваться на жилищную модель за­
падного типа. Некритически относясь к зарубежному опыту и слепо его ко­
пируя, отбрасывая положительные моменты в опыте собственном, мы только
добавили к своим проблемам новые (некоторые признакиэтогоуже налицо, в
частности, рост числа бездомных, спекуляции недвижимостью в условиях
острого жилищного дефицита и др.).
Территориальные рамки города Москвы были избраны потому, что
процессы в этом наиболее крупном мегаполисе страны, являющимся стерж­
нем СССР, определяли развитие всего союзного государства. Москва, явля­
ясь местом проживания большого количества людей, представляла собой
весьма сложный, многогранный организм и при этом органгом живой, все
время развивающийся и совершенствующийся. Москва сохраняла лидирую­
щие позиции в области научно-технического и промышленного потешщала,
развития социальной структуры, являлась средоточием передовых интеллек­
туальных сил общества, она же стала источником и базой обновления, по­
пыткой прорыва к новым формам общественной жизни. В то же время Моск­
ва в первую очередь была эпицентром проблем и противоречий советской
системы. Именно Москва по своим масштабам, по скорости и степени раз­
вития была главной основой перехода общества из преимущественно «сель­
ского» в «городское» состояние, и без исследования параметров этого со­
стояния как целостного общественного явления нельзя понять ни сущности
общественных сдвигов в 1953 - 1991-е гг., ни истоки крупного обществешюго поворота начала 1990-х гг.
Методологической основой исследования послужил диалектический
метод познания, включаюпдай научные принципы историзма и объективно­
сти в исследовании проблем общественного развития. Принцип историзма
предполагает изучение фактов во взаимосвязи с конкретно-исторической об­
становкой, в контексте своей исторической эпохи, объективный учет всех
конкретно-исторических факторов, определивших характер исследуемых
процессов, их динамику; выделение в них общего и особенного, широкий ох­
ват всех доступных на данный момент исследователю источников и литера­
туры, системный метод в их обработке и группировке, деполитизированный
и деидеологизированный подход в их анализе и использовании. Под научной
объективностью нами понимается видение предмета исследования, каким он
существовал в реальности, вне зависимости от субъективных наслоений, со­
держащихся в источниках, в оценочных суждениях политиков и историков.
Принцип объективности позволяет сосредоточить внимание на внутренней
природе изучаемой реальности, предполагает объективный отбор фактов при
анализе конкретных исторических ситуаций.
В работе над диссертацией применялся исторический метод, который
позволяет рассматривать историю изучения социокультурной проблемы жи­
лищного строительства в развитии, со всеми её общими, особенными и инди­
видуальными чертами. Неразрьтно связаннькй с пришдапом историзма, он
даёт возможность установить во всех деталях генезис изучаемого явления.
Развитие московского жилищного строительства, соответственно, отображе-
17
но в главах по периодам. Внутри каждой главы важнейшие события изложе­
ны в хронологической последовательности. Московское жилипщое строи­
тельство исследуется именно как составное звено столичного хозяйства.
В исследовании применялся цивилизащюнный подход, ориентируемый
на познании гуманистического содержания исторического прошлого. В дис­
сертации также привлекается комплексно-системный подход к анализу изучаела.1х проблем, который предполагает рассматривать социокультурную
проблему жилищного строительства как сложное единое целое, состоящее из
множества компонентов (история изучения государственной жилипщой по­
литики, развития архитектуры, жилой среды, городского общения). Систем­
ный подход предполагает проведение структурно-функционального анализа,
дающего возможность разобраться в динамике внутриструктурных измене­
ний изучаемой проблемы.
В работе над диссертащ1ей были использованы и основные методы ис­
торического познания: историко-гснетический, историко-сравнительный, историко-типологический, историко-системныи и др. Историко-генетическии
метод позволяет определить тенденции формирования государственной по­
литики в сфере жилипщого строительства, охарактеризовать систему её ор­
ганизации на разных этапах исследуемого периода. Историко-сравнительный
метод дает возможность сопоставить социально-политические условия раз­
вития жилищного строительства с точки зрения возрастания глобального
воздействия властных структур на него. Историко-типологический метод по­
зволяет выделить из множества историографических фактов и источников
общие черты, присущие тому или иному этапу жилищного строительства
Москвы, определить различные подходы к формированию государственной
жилищной политики. Для выяснения степени обоснованности позиций ис­
следователя, с учетом возможностей опираться на определенный круг источ­
ников, методологические принципы, теоретические и идеологические уста­
новки, был использован ретроспективный метод. На базе историкотипологического и социально-психологического методов анализировались
взгляды людей с систематизацией и группировкой их воззрений по определенньш признакам, давались неформальные характеристики государствен­
ных и общественных деятелей, принимавших участие в процессе выработки
решений. Обработка источников личьюго происхождения (воспоминаний,
мемуаров, переписки) осуществлялась с опорой на пространственновременной принцип, помогающий выявить подлинность и достоверность из­
ложенных в них фактов. Синхронный метод предполагает изучение различ­
ных событий и явлений, происходящих в обществе в одно время, и был ис­
пользован для воссоздания изучаемой проблемы в конкретные хронологиче­
ские периоды.
В связи с тем, что история изучения жилищного строительства включа­
ет в себя исследования в разных областях гуманитарных наук (история, эко­
номика, социология, культурология, архитектура, демография), при работе
над исследуемой темой применялся междисциплинарный подход.
Исследование проводилось с использованием методов статистического
18
анализа, изучения литературных источников и архивных материалов. Рас­
смотрение центра Москвы в различных отношениях и взаимосвязях с пери­
ферийными районами Москвы потребовало привлечения методов комп^ативного анализа. Культурологически - проблемный метод направлен на вы­
явление социально-культурной обусловленности процессов развития жи­
лищного строительства Москвы, а также специфики решения московскими
архитекторами и строителями конкретных профессиональных задач. В ис­
следовании также активно использовался осваиваемый ньгае отечественной
исторической наукой метод социальной антропологии, который позволяет
проникнуть в психологию человека, понять побудительные мотивы его пове­
дения, воссоздать целостное представление о повседневной жизни людей.
Применение различных методов исследования способствовало получению
достоверных научных знаний об изучаемом объекте, закономерностях и осо­
бенностях его функционирования, позволило провести глубокое и всесто­
роннее рассмотрение и анализ проблем жилищного строительства Москвы.
Источнвковая база исследования. При написании диссертации был
использован широкий круг источников, в которых в той или иной форме и
степени нашли отражение проблемы социальной политики советского госу­
дарства. Очевидно, что политику советского государства во всех сферах, в
том числе и в области социальной политики, невозможно правильно понять
без учета реальной роли КПСС. Поэтом^-, естественно, решая эти задачи, ав­
тор в качестве источников привлекал положения Программы КПСС, решения
съездов партии и пленумов Ц К КПСС. Документы показывают общие на­
правления формирования жилищной политики.
В работе широко использованы постановления ЦК КПСС и Совета
Министров СССР, законодательные и нормативные акты Верховного Совета
СССР по вопросам жилищного строительства, стенограммы пленумов, кон­
ференций, совещаний и заседаний, различные отчеты, докладные записки,
справки, сообщения и т.д. На их основе исследователь стремился понять
действие механизмов функционирования власти и принятия ключевых поли­
тических решений. Важным видом источников являются выступления руко­
водителей партии и Советского государства*^. Несмотря на официальный
х^актер содержания подобного рода материалов, они имеют специфическую
ценность - социально-экономические проблемы в них отражены в личност­
ном аспекте.
Партийные документы, безусловно, служили основой, обеспечивающей
создание определенной исторической картины. Вряд ли можно согласиться с
популярньшЕИ сейчас хфенебрежительными оценками партийных форумов
(прежде всего «утопического» X X I I съезда), либо с замалчиванием немалой
роли, которая принадлежала партийным съездам в СССР. Современные ис" Из приветстаия товарища Сталина в связи с 800-летием Москвы М., 1948. Хрущев Н.С. О широком вне­
дрении индустриальных методов, улучшении качеспа и снижении стоимости строителылаа. Речь иа Все­
союзном совещании строителей 7 декабря 1954 года. М., 19SS; Косыгин А.Н К великой пели \\ Избранные
речи и статьи. М ,1974; Брежнев Л И Об основных вопросах экономической полттпси К П С С на современ­
ном этапе \\ Речи и доклады. М., 1975; Г р т ш г а В. В. Из^кшиые речи и статьи. М., 1979.
19
торики ввели в научный оборот недоступные ранее документы: материалы
Президиума и Политбюро ЦК КПСС, стенограммы пленумов (июньского
1957 г., октябрьского 1964 г. и др.). Имеет место известная недооценка этого
вида источников. Следует учитывать немаловажное обстоятельство: в годы
«оттепели» именно Пленумы ЦК стали играть значительную роль как в вы­
работке по|1итической линии, так и в межличностной борьбе за власть внутри
высшего номенклатурного круга.
Основу источниковой базы для написания диссертации составили ар­
хивные документы. Широкая сеть архивных учреждений создавала возмож­
ность для накапливания разнообразного материала по истории 1953 -1991 гг.
В диссертахщи были использованы материалы Центрального архива общест­
венных движений Москвы (ЦАОДМ)*^, Центрального муниципального ар­
хива Москвы (ЦMAM)^^ Центрального архива документальных коллекций
Москвы (ЦАДКМ)^^, в том числе впервые вводимые автором в научный обо­
рот.
Наибольшую ценность среди материалов Центрального архива обще­
ственных движений Москвы представили стенограммы городских и район­
ных партконференций, пленумов городского и районных комитетов партии,
партийных активов города, а также документы первичных партийных орга­
низаций (фонд 4 - Московский городской комитет КПСС (особенно - Оп. 20.
- Пленумы М Г К В К Щ б ) ; С)п.22. - Совеш[ания в МПС ВКП(б)); фонд 3 - Мос­
ковский областной комитет КПСС; фонд 7267 - материалы парторганизации
Центрального аппарата Главмосстроя; фонд 8695 - коллекция тшсем в адрес
партийных органов и документов по их рассмотрению).
Из архивных материалов, хранящихся в Центральном муниципальном
архиве г. Москвы, были изучены архивы Главмосстроя (фонд 605), Главного
архитектурно-планировочного управления г. Москвы (фонд 534), б. институ­
та «Моспроект» (ф.627), б. управления по строительству и ремонту школ,
больниц и др. культурно-просветительных учреждений Мосгорисполкома
(ф.717), б. управления капитального ремонта жилищных домов Мосгорис­
полкома (ф. 694), Главного управления капитального строительства (фонд
854). Основное внимание было уделено архиву Главмосстроя, которьш со­
держит документы за 1954 - 1960 гг. В этих архивах сосредоточено большое
количество информативно ценных документов о трудовой и творческой дея­
тельности строителей. Протоколы общих собраний строителей, материалы
семинаров, совещаний, конференвд1Й, выступления хозяйственных, партий­
ных и профсоюзных руководителейстроекявляются исключительно важным
материалом для написания истории развития жилищного строительства в
Москве. Изученные архивные источники содержат в совокупности эмпири­
ческий, директивный и статистический материал, позволяющий провести на­
учные исследования достаточно всесторонне. В обобщающих справках и ин" Современное новое название - Центральный архив общественно-политической истории Москвы (ЦАОПИМ).
" Современное навое название - Центральный архив города Москвы ( Ц А Г М ) .
" Совремснпое новое яа:1Вание - Центральный московский архив - музей личных собраний ( Ц М А М Л С )
20
формациях хозяйственных, профсоюзных, партийных органов сосредоточено
много интересных материалов о состоянии и развитии материальнотехнической базы строек, об организации труда строителей и др. При работе
в Центральном архиве документальных коллекций Москвы использован
фонд 92 - переписка с депутатом Верховного совета СССР И. А. Лихачевым.
Архивные материалы явились основной базой для формирования положений
и выводов диссертации.
Ценнейшим источником стали записи личных бесед автора настоящей
диссертации с бывшим первьгал секретарем МПС КПСС Н. Г. Егорычевым,
заслуженным строителем РСФСР М. И. Ивановым, с архитекторами и уче­
ными научно-исследовательских и проектных организаций.
При анализе историко-культурных событий недавнего прошлого необ­
ходимо принять во внимание относительно небольшую величину временной
дистанции, отделяющей нас от изучаемого периода. Однако интенсивность
динамики социокультурных процессов в X X веке делает даже небольшой
срок достаточным для подведения предварительных итогов. Преимущество
настоящего момента состоит в том, что еще живо непосредственное впечат­
ление от недавних событий, участники их еще с нами и могут поделиться
своими воспоминаниями. Кроме того, культура ближайшего исторического
периода нуждается в объективном анализе, который способствовал бы нако­
плению теоретической базы для формирования подходов к сохранению её
наследия.
Ценным источником явились материалы Всесоюзных совещаний по
строительству 1954 и 1958 годов'*. Всесоюзного совещания по градострои­
тельству 1960 г.'' и др. На них всесторонне обсуждались важнейшие пробле­
мы жилищного строительства - создание его высокоиндустриальной матери­
ально-технической базы, необходимость укрупнения и специализации строи­
тельных организаций, вопросы ликвидации излишеств в архитектуре и
строительстве. Важным источником являются также юбилейные сборники по
строительству, выпущенные к 40-й и 50-й годовщинам Советской власти**.
Для реконструкции форм и методов решения москвичами жилищных
проблем источниками служили жалобы, заявления, письма жршьцов в орга­
ны власти. В числе источников использовались письма советских граждан по
социальным вопросам в центральные органы, в частности, гшсьма в газету
«Правда», «Известия», «Труд». Следует помнить, что данная группа источ­
ников позволяет осуществить замер настроений и «температуры» лишь опре­
деленных групп, слоев общества, активно проявляющих себя.
В качестве дополнительного материала использовались свидетельства о
повседневной жизни (воспоминания, литературные произведения, дневники).
Полезные сведения для исследования проблемы содержит мемуарная литера* Всесоюзное совещание построигельстяу 30 ноября-7 декабря 1954 М , 195S ; Всесокпное совещание по
строительству 10 -12 апреля 19S8. М , 19S8.
" Всесоюзное совещание по градостроительству 7-10 июня I960 М , I960
" Всесоюзное совещание по строительству М , 1955; Строительство в СССР 1917-1957. М , 1958; Строи­
тельство в СССР. 1917-1967 гг. М., 1967 и др.
21
тура, составляющая еще одну группу источников. Многие из действующих
лип послесталинской эпохи стремятся оставить о себе след в истории, пред­
лагая свои трактовки происходивших тогда событий. Интервью с партийны­
ми и государственными деятелями, помещенные в периодической печати,
также представляют ценный источник.
Мемуарная литература делится на следующие подгруппы: воспомина­
ния высших должностных лиц страны, которые непосредственно участвова­
ли в выработке и реализации политики советского государства (Н. С. Хру­
щев, А. И. Микоян, В. М. Молотов\в передаче Ф.И. Чуева\, В. В. Гришин, Н.
К. Байбаков, Д. В. Павлов, В.Н. Новиков)^', ученых, представителей корпуса
помощников руководящих партработников, влиятельных лиц из номенклату­
ры. В подгруппе мемуарных источников отражена точка зрения лиц, кото­
рые, обслуживая властные структуры, приншлали то или иное участие в
формировании политического процесса в 50 - 70-е гг. (А. И. Аджубей, Ф. М.
Бурлацкий и др.)*. Мемуары Н.СХрущева уникальны в плане передачи со­
циально-политического фона, на котором развивалось жилищное строитель­
ство у нас в стране, когда общественные цели определяли пути развития жи­
лища, а экономика - возможности.
Мемуары, отражающие сюжеты нашей темы, содержат все сильные и
слабые стороны, присущие данному виду источника. Они способствуют
формированию научньпс представлений о власти и проблемах вьфаботки и
реализации внутренней политики СССР в послесталинские десятилетия. Ме­
муары высветили психологию участников событий тех лет, их групповые
привязанности, личные качества; раскрыли некоторые стороны действитель­
ности, которые ранее или не интересовали историков, или же были им неиз­
вестны. Наличие широкого спектра мемуарной литературы позволяет уви­
деть новые грани, осветить с разных сторон многие странтщы отечественной
истории. Субъективизм мемуаров следует признать не только их слабой, но и
сильной стороной. Именно благодаря личностному взгляду участников и со­
временников событий появляется возможность современному исследовате­
лю и читателю ощутить как духовную атмосферу ушедшей эпохи, так и от­
печаток, который она наложила на память мемуариста.
Большой интерес представляют воспоминания непосредственных уча­
стников строительства (рабочих, инженеров, руководителей строительных
организаций, архитекторов), опубликованные в печати. Оценка решений,
действий, событий конкретньк людей с позиции накопленного жизненного
опыта - во всем состоит значимость и ценность подобного рода источников.
Это своего рода «живой материал», в котором даже статистика «оживает»,
поэтому, с нашей точки зрения, любое историческое исследование без мате­
риала, содержащего информацию от самих участников исторических собы" См. Хрущев Н.С Воспоминания. М. «BaipHyc», 1997, Микоян А.И. Так было. М.: «Вагриус», 1999, Чуев
Ф и Молотов- Полудержавный властелин М , 2000, Гришин В В От Хрушева до Горбачева. Политические
портреты. Мемуары М., 1996; Байбаков Н.К Сорок лет в правительстве М , 1993; Павлов Д. В. Стойкость.
М., 1983. Новиков В.Н. Вгодыруководства Н С Хрушева \\ Вопросы истории. 1989. №№ 1,2.
" См ■ Бурлаокий Ф М Вожди и советники М , 1990; Аджубей А И. Те десять лет. М-, 1989 и др.
22
тий, будет носить сухой и схематический х£фактер.
Специфическую группу источников представляют произведения худо­
жественной литературы того времени. Они заключают в себе отражение ду­
ховного настроя различных слоев общества в переломный период истории
страны, дополняют офи1щальные документы, фиксируя многое официальнопсихологические моменты, которые не нашли отражение в отчетах, докладах,
справках и т.д.
Особую группу источников составляет периодическая печать. В жур­
налах «Строительство и архитектура Москвы», «Жилищное строительство»,
«Архитектура СССР» и в газетах содержится обширный материал по исто­
рии строительной индустрии в послевоенный годы. В данном случае для изу­
чения были мобилизованы, прежде всего, фактические материалы, расщэывающие результаты осуществления социальной политики.
С наибольшей степенью интенсивности использовались научнопублицистические газетные статьи, информации, документы, обзоры, замет­
ки, опубликованные в «Известиях», «Правде», «Труде», «Комсомольской
правде» и т.д., а также информация из журналов «Новый мир», «Знамя»,
«Огонёк» и т.д. Важное значение периодика имела для изучения обществен­
ного мнения в процессе формирования и осуществления социальной полити­
ки. Газетно-журнальные источники позволили заглянуть в прошлое жилищ­
ного строительства, высветить роль отдельных партийных лидеров в форми­
ровании социальной политики.
Документальную основу диссертации составили также статистические
сборники о развитии народного хозяйства СССР, сборники статистических
материалов о развитии хозяйства и культуры г. Москвы, содержащие богатые
обобщения, фактические данные. Из опубликованных статистических мате­
риалов пшроко привлекались сборники «Народное хозяйство СССР» (за 1958
- 1970 гг.) и др. В работе использовались научные труды послевоенного вре­
мени, связанные с исследуемой темой.
Особое значение имеют материалы творческих дискуссий, совещаний,
конференций, где обсуждались наиболее злободневные проблемы жилищно­
го строительства на разных этапах её развития. Здесь исследователь оказы­
вался как бы в гуще событий многолетней давности, мог единовременно «ус­
лышать» разные точки зрения, для чего высвечивалась картина состояния той
или иной проблемы в точечно взятый момент времени. Сам факт её обсужде­
ния - сигнал для особо внимательного к ней отношения.
При изучении исторических источников, в том числе и архивных, авто­
ра интересовали не только творческие идеи архитекторов, нашедшие отраже­
ние в материалах дискуссий, выступлений, научных сессий и т.п., но и то, как
выглядела градостроительная реальность этого времени, с какими проблема­
ми сталкивались архитекторы при попытках осуществить то, что было заду­
мано. Это заставило обратиться к изучению слоя архивных документов, отра­
зивших реальный ход градостроительного процесса - служебной переписки,
протоколов и стенограмм заседаний управленческих органов, докладных за­
писок инспекторов ^хстройконтроля и т.п. Анализ обширного массива но-
23
вых архивных источников дал возможность проследить те смысловые под­
вижки, которые происходили в рассматриваемый период на разных уровнях
работы архитекторов-градостроителей - от целеполагания и творческих за­
мыслов до получения конкретных результатов застройки города и их оценки
самими архитекторами и строителями того времени — в их крайне сложном
переплетении и неоднозначном взаимовлиянии.
Обращение к первичным источникам стало важной составной частью
метода исследования, заюпочающегося в изучении причинно-следственных
связей между отдельными фактами архитектурно-градостроительного про­
цесса и реконструировании на этой основе целостной картины профессио­
нального мышления и деятельности архитекторов-градостроителей в рас­
сматриваемый период.
Ценность каждого из видов источников определена как потребностью в
раскрытии конкретньпс вопросов, так и достоверностью и полнотой предос­
тавляемой ими информации. В процессе работы над всеми группами источ­
ников главньпл условием являлись критическое осмысление, критический
анализ, всестороннее их изучение. Анализируя отдельные документы, дис­
сертант стремился показать суть каждого из них, выявить их влияние на ре­
зультаты тех или иных тенденций в обществе. Находяпдайся в архивах и
опубликованный в печати материал даёт возможность полно и всесторонне
исследовать историю развития жилищного строительства. В результате ис­
пользования всех указанных вьппе источников диссертант стремился разре­
шить поставленные в своем исследовании задачи.
Практическая значимость исследования состоит в том, что резуль­
таты исследования могут быть использованы при составлении общих и спе­
циальных курсов и программ по новейшей истории России, по москвоведению, для разработки учебных курсов истории советской повседневности, в
социально-исторических разделах музейных выставок. Практическая значи­
мость результатов исследования состоит также в том, что содержащийся в
нем материал может быть использован в практической деятельности учреж­
дений, разрабатывающих мероприятия жилищной политики Москвы, в соци­
альном прогнозировании и проектировании, в дальнейших научных исследо­
ваниях жилищной проблемы. Материалы диссертации могут быть полезны
специалистам, занимающимся проблемами реформирования жилипщой сфе­
ры в рыночных условиях, а выводы и рекомендации диссертационного ис­
следования использованы в качестве теоретической базы при обосновании
основных направлений жилищной политики как на федеральном, так и на
региональном уровне.
Апробация работы. Диссертация была обсуждена на кафедре новей­
шей истории России МГОУ. Многие положения работы нашли отражение в
докладах на всероссийских, региональных конференциях: Всероссийской на­
учной конференции «Столица и провинция в отечественной и всемирной ис­
тории» (12 - 15 апреля 2004 г., Тула); П региональной научной конференции
«История городов Московского края» (Москва, МПУ, 14 декабря 2000), Ш
региональной научной конференции «Г^юблемы истории Московского края»
24
(Москва, МПУ, 26 февраля 2002), IV региональной научной конференции
«Гфоблемы истории Московского края» (Москва, МГОУ, 25 февраля 2004).
Положения и выводы диссертации опубликованы в индивидуальной моно­
графии и 20 других научных трудах общим объемом свьппе 46 п.л.
Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, четы­
рех глав, заключения, списка использованных источников и литературы,
приложения.
I I . Основное содержание работы
Во введении обосновывается актуальность проблематики, степень раз­
работанности темы, характеризуется источниковая база исследования, фор­
мулируются основные цели и задачи исследования, отмечается принципи­
альная новизна и возможность практического использования его результатов.
В главе 1 «Коммунальный образ жизни москвичей в послевоенное
десятилеппяе» - реконструируется история возникновения коммунальной
квартиры как тип жилья в контексте трансформации социальной структуры,
анализируется становление и функционирование коммунальной квартиры
как социального института, исследуются стили жизни разных социальных
групп в коммунальной квартире. Поставленная в партийных документах за­
дача создания новых типов массового жилья, способствующих развитию со­
циалистического бьгга, с самого начала находилась в центре внимания архи­
тектурной общественности.
Коммунальная квартира была одной из основных арен, где формирова­
лась и воспроизводилась советская повседневность. Процесс институционализации коммунальных квартир являлся одним из элементов становления со­
ветского общества - его сохщальной структуры и социального порядка. Од­
ной из основных характеристик советской коммунальной квартиры были вы­
нужденное сожительство и взаимозависимость не связанных брачнородственными связями и социально далеких индивидов и семей. Исследова­
ние коммунальной квартиры как социального института имеет большое зна­
чение для понимания функционирования советской социальной структуры на
уровне повседневности.
Стратегия государства была направлена на превращение жилища граж­
дан в подконтрольные госуд^ству пространство и частных интересов. В
коммунальной квартире эта стратегия реализовалась в таких характеристи­
ках, как публичная приватность и соседский контроль. Жизнь коммунальной
квартиры - это предельно рационализированная и регламентированная сис­
тема запретов, предписаний и иерархий. Вокруг коммунальных квартир
сформировалась система институтов, в чьи функции входили контроль, дисциплинирование граждан, разрешение конфликтов, воспитание политической
лояльности. Идея коллективизма, предполагавшая идейное единство, транс­
формировалась в практику коммунализма.
Коммунальная квартира стала самым распространенным типом жилья
в 30-е годы. К середине 30-х годов она сформировалась как сохщальный ин­
ститут, органично встроенный в институциональную систему советского об­
щества и тесно связанный с механизмами социальной стратификации. В
25
коммунальной квартире формировались установки, ценностные ориентации
и образцы поведения, характерные для советского человека как носителя оп­
ределенной системы социальных институтов. На символическом лтовне
коммуналки воплощали <фавенство в нищете», в то время как отдельные
квартиры являлись признаком принадлежности к доминирующему слою.
Сложившиеся в результате самоорганизации жильцов практики были
тактиками совладения с ситуацией вьгаужденного совместного проживания.
Среди них были следующие: практика очередности, вертикального и гори­
зонтального контроля, регуляции соседской коммуникации, справедливого
распределения обязанностей и благ, соседской помощи, защиты приватности
и разграничения и маркирования пространства. Некоторые из этих практик
были кодифицированы: для их осуществления были созданы или использо­
вались институты ответственных квартиросъемщиков, милиции, дворников,
товарищеских судов, комиссий при домоуправлениях. Другой стороной вы­
нужденной взаимозависимости является взаимопомощь совместно прожи­
вающих индивидов и семей. Соседские контакты использовались для реше­
ния проблем материального характера, для помощи в быту и в воспитании
детей, для получения психологической поддержки.
В главе анализируется влияние изменения жилищного стазвдарта в пе­
риод массового жилищного строительства конца 50-х - 60-х годов на статус
и социальный состав коммунальной квартиры. Идеологическая модель жи­
лища в тот период предполагала защищенность от чрезмерного объема ин­
формации и контактов, а также обособленность семьи. Но, несмотря на
идеологическую установку на массовое строительство отдельных квартир и
принцип посемейного заселения, коммунальные квгфтиры воспроизводились
благодаря существуюшлм элементам советской жилищной системы: норми­
рованию жилплощади, административному распределению жилья через сис­
тему ордеров, прописке, государственной собственноага на жилье. До сих
пор коммунальные стандарты и «неизолированное» жилье составляют целый
пласт социальной реальности городского существования.
На послевоенное время приходится расцвет московского двора как со­
циального явления. Анализ показал, что традиционно двор развивался как
часть жилой среды, органичное продолжение жилища, что поддерживалось
определенными предметно-пространственными (в том числе и художествен­
но-образными) параметрами. В главе подробно рассмотрена роль основных
средообразующих элементов двора, их влияние на поведение человека. Са­
модеятельность населения по месту жительства имела важное социокультур­
ное значение: способствовала развитию межличностных контактов, создава­
ла благоприятную среду для воспитания молодого поколения.
Среди причин, вызвавших к жизни феномен дворовой общности, назы­
вают неустроенность бьгга коммунальных квартир того времени; коммуналь­
ная квартира нуждалась во дворе, который стал вынужденно естественным
продолжением дома, тем местом общения, каким раньше являлась для сель­
ского жителя деревенская улица. Такие качества придомовой территории как
максимальная приближенность к жилой ячейке, постоянная физическая и ви-
26
зуальная доступность, возможность реализации различных психофизиологи­
ческих, социокультурных потребностей при условии соответствующего
уровня комфорта делали это место отдыха фактически незаменимым. Про­
странство, расположенное рядом с домом, всегда являлось местом активной
и многосторонней деятельности людей: тихого и активного отдыха, игр детей
и досуга престарелых, соседского общения и воспитания подрастающего по­
коления, хозяйственно-бытовой деятельности и культурно-массовых меро­
приятий. Концентрация этих жизненно необходимых функций в границах
сравнительно небольшого пространства (жилого двора), а также складываю­
щиеся в процессе соседского проживания людей межличностные отношения
и, наконец, архитектура окружающей застройки выступали условием форми­
рования по месту жительства локальной социально-пространственной среды.
Общение в сфере жилой среды становится важнейшим элементом городской
жизни. В придомовых пространствах действовали те первичные социальшле
и функщюнальные процессы, которые формировали в человеке соответст­
вующие ценностные ориентации, навьпси коллективной жизни и поведения в
обществе, опыт хозяйственно-бытовой деятельности. В главе определено
значение системы социально-культурных связей, сферы общения как важно­
го инструмента поддержания структурного единства и пространственной це­
лостности города в процессе его развития и преобразования, появления но­
вых структурных элементов.
Задачи жилшцно-бьггового устройства молодых рабочих требовали в
широких масштабах строительства общежитий, которые приобретали, тем
самьш, большое государственное значение. Постановление Правительства от
19 февраля 1949 г. указало на необходимость создания общежитий, специ­
ально предназначенных для рабочей молодежи, в которьк предусматрива­
лись культурно-бытовые условия жизни проживающих и которые должны
были быть средством коллективного воспитания молодежи. Общежития ра­
бочей молодежи, строительство которых началось в 1949 году, явились но­
вым типом жилища, не имеюпипл истории своего развития в прошлом. Это
ставило в области проектирования и строительства зданий общежитий ряд
проблем, связанных с определением основных качеств общежитий рабочей
молодежи, обусловленных особенностями организации её жизни и быта.
Во второй главе «Переход к массовому жилищному строительству в
Москве в 1950 - 1960-е годы» рассматривалось решение проблемы улучше­
ния жилищных условий, которое являлось одной из самых трудных задач,
осуществляемых в изучаемый период. Жилищному фонду был нанесен зна­
чительный урон. Великая Отечественная война поставила перед строитель­
ной индустрией новые, до того неизвестные градостроительству проблемы.
Выполнение грандиозных задач в области жилищного строительства потре­
бовало создания принципиально иной, индустриальной, специализированной
материально-технической базы, обеспечения армии строителей новыми, про­
грессивными строительными материалами и новейшей строительной техни­
кой.
Для периода с 1945 по 1954 годы было характерно существование двух
27
ЛИНИЙ развития архитектуры, в которые вписывались и жилищные проблемы.
С одной стороны, велись поиски триумфально возвеличивающих Победу ар­
хитектурных решений, художественный образ и выразительность жилой за­
стройки обеспечивались за счет освоения классического наследия, создания
парадньпс композищй, а с другой стороны, велась разработка новых эконо­
мичных типов зданий, подготовка научной и практической базы для перехода
на новый уровень типового проектирования и массового индустриального
жилищного строительства. Внешне представительные тенденщш эстетски
ориентированных поисков оттеснили в профессиональном сознании на зад­
ний план проектирование массовых типов сооружений как работу в творче­
ском плане второстепенную. Концепвдм восстановления городов состояла в
четко сформулированной задаче отразить пафос Победы, вьфазить оптими­
стическое самоощущение народа-победителя. Руководство страны, публично
заявляя о необходимости решения жилищной проблемы, в то же время было
гораздо больше озабочено возведением сооружений, призванных возвеличи­
вать эпоху и её «творца». Очень непросто было увязать проблемы типизации
и индустриализации строительства и проблемы ансамблевой застройки горо­
да, которые делались в послевоенный период.
Хотя высотные дома и то дорогое жилье, которое строилось по инди­
видуальным проектам, не играли большой роли в увеличении жилого фонда
города, но именно им архитектурная критика уделяла наибольшее внимание.
Очевидно это объяснялось тем, что именно эти сооружения наиболее полно
отражали поиск облика многоэтажного жилого дома. В высотных зданиях
Москвы сконденсировались все противоречия послевоенной архитектуры. С
одной стороны, их подчеркнутая представительность шла вразрез с функ­
циональной, конструктивной, экономической логикой; с другой стороны,
создавались грандиозные памятники эпохи, которые «говорили» и продол­
жают «говорить» патетическим, энергичным языком.
К началу 50-х ситуация в архитектуре стала поистине трагической.
Усилившаяся помпезность вступала в острейшее противоречие с главной за­
дачей - дать миллионам людей жилье. Наблюдается сближение двух линий той, что находилась на поверхности, определяя лицо архитектуры, и той, что
подспудно зрела в недрах профессии. Разработки в области типизации, инду­
стриализации и стандартизации вступали в резкий конфликт с «официаль­
ной» архитектурой, поскольку с неизбежностью вели к упрощению форм и
объемно-пространственных решений, а идеологические требования, связан­
ные с созданием «фасада» сверхдержавы, победившей фашизм, исходили из
противоположных устремлений. Назревала кризисная ситуация, закономерно
разрешившаяся широкой критикой, резким осуждением украшательства на
Всесоюзном совещании строителей в 1954 г. Понадобилось изменение соци­
ально-политической ситуации, чтобы помпезная, перегруженная декором ар­
хитектура практически в одночасье, по приказу сверху, была заменена архи-
28
текгурой утилитарной, почти инженерными сооружениями. Противоречия,
зародившиеся внутри профессии, бьши разрешены административным путем.
Уже в начале 1950-хгодовстало ясно, что необходимы коренные изме­
нения в подходе к массовому жилищному строительству. Как показала прак­
тика проектирования и застройки Москвы, 1951 - 1953 гг. были для совет­
ской архитектуры временем, когда готовилась психологическая почва для
перехода к новой системе ценностей в градостроительстве. Возведение жи­
лья индустриальными методами, при всех его трудностях и недостатках, бы­
ло тем единственным путем, осваивая который можно было решить пробле­
му расселения москвичей в отдельные квартиры. Необходимость перехода к
а-отальному типовому проектированию и индустриальному строительству
встала перед страной во весь свой рост. Эта необходимость уже нуждалась в
своем «гуманит^ном» обосновании, сформулированном профессиональным
и общественным сознанием чуть позже, во второй половине 50-х годов.
Кризисная жилищная ситуация потребовала к середине 50-х годов репштельного перевода архитектурно-строительного производства на рельсы
индустриализации. Известные партийные и государственные решения сере­
дины 50-х гг., определяя социальный вектор массового жилищного строи­
тельства на десятилетия вперед, повлекли за собой выработку конк{)етных
задач перед всеми звеньями архитектурно-строительного дела. Развитие
строительной индустрии, создание практически заново промышленности
строительных материалов, потребовали формирования или реконструкции
целых отраслей машиностроения (строительные машины, лифтовое хозяйст­
во и пр.). Новый характер строительно-монтажного процесса предопределил
перестройку профессиональной подготовки строительных рабочих и руково­
дителей строительства. Весь этот процесс не мог не вызвать радикальных из­
менений в характере архитектурного проектирования и, соответственно, пе­
рестройки профессионального мышления.
После смерти И. В. Сталина за официальной государственной кампани­
ей изменения «творческой направленности» советской архитектуры, развер­
нутой в 1954 - 1955 гг, последовало время размывания как функциональных,
так и смысловых границ градостроительной структуры: города как целого - в
городах-спутниках, пригородной зоне; центра - в новых периферийных рай­
онах; улицы - в прилегающих типовых кварталах со «свободной» планиров­
кой. Характер развития градостроительного процесса в послевоенные годы
создал объективные предпосылки к появлению широко известных директив­
ных постановлений середины 50-х годов. Перемены, происшедшие в совет­
ской архитектуре и строительстве в середине 50-х гг., были своевременными
и закономерными и в первую очередь они сказшшсь в массовом жилищном
строительстве. В диссертации выявляются и рассматриваются изменения,
произошедшие в этот период в направленности развития градостроительства
и характере архитектурно-градостроительной деятельности. История строи­
тельного производства в СССР раскрывает его основную тенденцию - посто­
янное повышение уровня индустриализации строительства. Многие важные
вопросы по СОСТОЯ1ПЦО на начало 50-х гг. еще требовали серьезной аналити-
29
ческой разработки, не говоря уже об экспериментальной проверке. Партий­
но-правительственные постановления середины 50-х гг. не были «громом
среди ясного неба»; они застали архитектурный цех в разгар еще далекой от
завершения работы над вопросами индустриализации и типизации строи­
тельства. Но ситуация в стране заставила принять волевое решение. Проек­
тировщикам, в сущности, пришлось выпускать из рук полуфабрикат, кото­
рый начал огромными тиражами сходить с домостроительного конвейера,
породив неисчислимое количество проблем; их решение пока не представля­
ется близким.
С середины 50-х гг. на первый план выходят проблемы, связанные с
типизацией и индустриализацией, все большее и большее значение приобре­
тает градостроительный подход, получающий серьезное теоретическое обос­
нование. Рамки нового периода были жестко обозначены организационными
мерами и официальными постановлениями, имевшими обязательный харак­
тер. Началась атака и на профессиональную идеологию архитекторов, глав­
ной целью которой бьша идея «архитектуры как искусства». Отвергалась её
образность, эстетическая конструктивность, индивидуализация среды; ут­
верждались утилитаризм и стандартная усредненность. Всеобъемлющая
стандартизация и типизащм должны были обеспечить эффективность про­
мышленного производства изделий и его простоту. Архитектура утратила
свое лицо и личностные признаки, а архитектор - право на самовыражение. В
результате последние теряли свой престиж и профессиональные навыки.
Первый шаг в направлении десталинизации советского общества был
сделан, когда Н. С. Хрущев подверг резкой критике одну из главных состав­
ляющих сталинского наследия - социалистический реализм в архитектуре.
Речь на Всесоюзном совещании строителей 7 декабря 1954 г. явилась одним
из важнейших манифестов современной архитектуры. Дав четкий ответ на
со1^альный заказ, стоящий на повестке дня, этот манифест повлек за собой
поразительные изменения всего строительного производства. Речь Н.С.
Хрущева на совещании строителей и архитекторов 1954 г. на многие десяти­
летия предопределила х^актер и направление развития всей советской
стройиндустрии, советской архитектуры в том числе. Поэтому Всесоюзное
совеп^ание строителей, состоявшееся в ноябре-декабре 1954 года, стало нача­
лом нового этапа развития советской архитектуры и, в частности, архитекту­
ры массового жилья.
С середины 50-х гг. главный акцент в интерпретации совокупного со­
циального заказа резко смещается в сторону скорейшего решения насущной
жилищной проблемы. Это было одной из причин, вызвавших известную пе­
рестройку направленности архитектурно-строительного дела, что в свою
очередь потребовало создания мощной строительной индустрии и привело к
формированию нового жилого фонда, во много раз превышающего все, что
было создано за предшествующее столегае. Создание современной матери­
ально-технической базы жилищного строительства началось с интенсивного
развития решающих отраслей промышленности строительных материалов.
Экспериментальная практика внедрения их новых образцов показала, что бу-
30
дущее в строительстве жилищ принадлежит сборному железобетону. Про­
мышленность строительных материалов как крупная отрасль тяжелой инду­
стрии родилась заново. Полносборное домостроение - строительство домов
из крупных элементов заводского гоготовления - в годы семилетки стало
массовым и явилось основным направлением развития индустриального жи­
лищного строительства. Строительство первых крупнопанельных зданий по­
казало, что индустриальное производство даст обществу такое количество
жилищ, которое в короткое время нельзя получить другим способом. Естест­
венно, что подобные аргументы вскоре стали бесспорньпли, а ход индустриализащш - необратимым.
Организационные формы зтфавления строительством в этот период не
отвечали возросшим обьемам и индустриальным методам. Строительные ор­
ганизации были, как правило, универсальными, объекты строились по инди­
видуальным проектам. Для строительства 4-5 этажных домов были разрабо­
таны лрппь трптовые секции. И только с 1953 года началась разработка серий
типовых проектов 4-5 этажных жилых домов.
Необходимо было ликвидировать разобщенность московского строи­
тельства, ведение работ многочисленными, преимущественно мелкими
строительньпйи организациями. Жилищное и культурно-бытовое строитель­
ство в своем росте подошли к качественно новому рубежу, вступив в проти­
воречие со старой организационной структурой его управления. Коренное
изменение этой структуры началось с создания в 1954 г. Главного управле­
ния по жилищному и гражданскому строительству в г. Москве при Мосгорисполкоме как единого органа по руководству жилищным и гражданским
строительством в столице. Первоначально в состав столичного строительно­
го главка вошли 46 трестов, 190 управлений и свыше 550 самостоятельных
производственных предприятий и хозяйств различных министерств и ве­
домств*'.
С созданием Главмосстроя строители получили возможность произво­
дить комплексную застройку крупных жилых районов с широким примене­
нием поточно-скоростных методов. Они использовались в районах Москвы:
в Новых Черемушках, Хорошево-Мневниках, Химки-Ховрине, Новых Кузь­
минках, Волхонке-Зил, Зюзине, Измайлове. В среднем за семилетку 3\4 ново­
го жилого фонда было дано москвичам Главмосстроем.
До середины 50-х гг. около 70% квартир заселялись покомнатно и лишь
около 30% - посемейно. Заселение стали вести по принципу «каждой семье
отдельную квартиру». Экономический аспект проблемы состоял в снижении
стоимости строительства отдельной квартиры до уровня, соответствующего
затратам па расселение семьи при покомнатном заселении ранее строивших­
ся кв^угир. Нормируемая вариантность помещений в периоды «жесткой»
экономии на практике не реализовалась, а однотипные планировочные реше­
ния квартир в силу минимизации их параметров становились по существу
монофункциональными. При решении жилищной проблемы в массовом
'ЦМАМ.Ф.605.О11.1. Д 105.Д I.
31
строительстве усилия были направлены, главным образом, на количество.
Мишгашзация стандартов, ошибочное применение теории усредненных по­
требностей семей, способствовали созданию так называемой средней мини­
мальной квартиры, которая обеспечивала лишь узко утилитарные функции
жилья.
В период массового жилищного строительства поначалу наибольшее
развитие получила среднеэтажная застройка. Экономические факторы яви­
лись ведущими при выборе 5-ти этажного безлифтого дома в качестве основ­
ного и, практически, единственного типа городской жилой застройки, при­
званной решить проблему резкого повышения темпов массового жилищного
строительства, необходимость которого обуславливалась переходом к прак­
тике посемейного заселения квартир. В 50-х гг. в стране еще не было доста­
точно развито производство лифтов и кранов большой грузоподъемности,
рассчитанных на многоэтажное строительство. Это было одной из причин
того, что в массовом жилищном строительстве применялся, в основном, 5-ти
этажный многосекционный тип дома.
Результаты огромной исследовательской и практической работы были
оперативно переведены в нормативные акты. Исходя из общих социальножилищных потребностей и общественных возможностей тех лет, был выбран
основной элемент типизации - жилой дом. Предполагалось снизить стои­
мость жилищного строительства на 20% и за 10 -12 лет покончить в стране с
недостатком жилищ. Проделанная всесторонняя работа позволила значи­
тельно улучшить жилищные условия народа. Но в систему крупнопанельного
домостроения не был заложен социально-экономический механизм обратной
связи с обществом, задача которого - гибкое реагирование на изменение об­
щественных потребностей. В условиях централизации проектирования и
производства при отсутствии этого механизма безгранично нарастала инер­
ция стройиндустрии. Отсутствие социально-экономического механизма об­
ратной связи человека с архитектурой привело к тому, что индустриальное
домостроение в значительной степени стало ориентироваться на внутриве­
домственные критерии. Унылость застройки, инерция, шаблонность подхода
к формированию индустриального массового жилья - порождение этой си­
туации. Интересы потребителя часто оказывались неучтенными.
Партийно-правительственные постановления середины 1950-х гг. за­
крепили полученные результаты и стимулировали их невиданное количест­
венное наращивание. В корне изменился архитектурный облик города, были
заново созданы новые жилые массивы и целые крупные районы Москвы.
Индустриальное строительство - огромное достижение, несомненное соци­
альное завоевание нашего общества - позволило в фантастически короткий
исторический срок приблизиться к решению жилищной проблемы. В то же
время огромные масштабы жилищного строительства привели к неизбежно­
му в таких условиях однообразию застройки. Попытки архитекторов спра­
виться с этим явлением при помощи градостроительных приемов не дали же­
лаемого результата: жилые районы, в основу которых были положены со­
вершенно разные композиционно-градостроительные схемы, тем не менее.
32
производили впечатление одинаковых. Положение усугубляли отсутствие
комплексности застройки, низкое качество благоустройства. Обшше поста­
новлений партии и правительства по вопросам строительства и архитектуры
(с 1954 г. их бьшо более 25) говорит, прежде всего, о стремлении партии и
правительства обеспечить народ жильем, а также свидетельствует о том, что
в организации архитектурно-строительной деятельности еще не был найден
механизм саморегулирования этой деятельности. Жесткие нормативные ог­
раничения того времени диктовали необходимость крайне экономичных пла­
нировок квартир, ибо лишь таким образом можно было решить задачу посе­
мейного расселения без чрезмерных затрат на строительство. Этим же была
обусловлена неизбежность на том этапе экстенсивной застройки территорий
пятиэтажными домами. Пятиэтажки позволили решить важную социальнополитическую задачу - обеспечить массовый переход от покомнатного засе­
ления жилищ к предоставлению больппгаству семей отдельных квартир.
Индустриализация жилищного строительства была неразрывно связана
с типовым проектированием, которое приобрело особо крупные маспггабы
после выхода в свет в июле 1957 года Постановления ЦК КПСС и Совета
Министров СССР «О развитии жилищного строительства в СССР». Приме­
нение типовых проектов в жилищном строительстве достигло к 1963 году
уже 96%.
В 60-х годах сложились также качественно новые отношения между
промьшшетшостью и строительством в связи с созданием домостроительных
комбинатов (ДСК). ДСК, объединив в едином комплексе промыпшенную и
строительную деятельность, создали единый ритмично действующий технологаческий поток. Появление ДСК в столице не случайно приурочено к 60-м
годам, ибо в это время созрели главные предпосылки для массовой застройки
целых районов полносборными домами в результате развития промышленно­
сти строительных материалов и деталей, роста поточного строительства и
накопления опыта возведения крупноблочных и крупнопанельных зданий,
появления районов массовой застройки на присоединенной к городу терри­
тории. Большой интерес представляло предложение коллектива мастерской
№ 7 Моспроекта, руководимого В.П. Лагутенко, о новой конструкции домов,
позволяющей значительно уменьшить расходы металла, бетона и других ма­
териалов, снизить вес дома втрое по сравнению с кирпичными, строить его
вдвое быстрее. Это бьша революция в многовековой практике домостроения.
В конце 50-х гг. на смену мелким кварталам со случайным расположе­
нием отдельньпс обслуживающих учреждений приходят крупные жилые мас­
сивы, микрорайоны, где необходимые общественные здания должны разме­
щаться в непосредственной близости от жилых домов. В главе дается анализ
эволюции понятия жилого микрорайона. Особое внимание уделяется разви­
тию идеи микрорайонирования в СССР, где концепции формирования цело­
стных социально-пространственных комплексов внесли огромный вклад в
развитие мировой архитектуры. В главе анализируются разноплановые про­
блемы социального развития микрорайона, вопросы архитектурнопланировочной струтпуры и аспекты организации нормального функциони-
33
рования микрорайона как своеобразного социального организма, рассматри­
ваются вопросы комплексного обслуживания населения в жилых микрорай­
онах города.
Ведущими показателями, определяющими качество жизни в микрорай­
оне, являлись показатели уровня его обеспеченности предприятиями общест­
венного питания, торговли, коммунально-бытового обслуживания, медицин­
ской помощью, возможностью организационного воспитания детей в дошко­
льных учреждениях и школе, условия быта и отдыха жителей в непосредст­
венной близости от жилья, и удобные транспортные и пешеходные связи с
учреждениями культурно-бытового обслуживания микрорайона и магистра­
лями. Свободное время и организация досуга были показателями культурно­
го и идейно-политического уровня жителей микрорайона.
В целях создания наибольших удобств для населения, обеспечения
массовости, высокого качества и экономичности культурно-бытового обслу­
живался в 1959 г. была разработана ступенчатая система организации куль­
турно-бытового обслуживания населения, которая представляла собой взаи­
модействие жилища и общественных зданий во всех подразделениях города в
возрастающем порядке - от элементарной жилой группы до города и приго­
родной зоны включительно. Принцип ступенчатой организации состоял в
приближении повседневного обслуживания к жилым группам и концентра­
ции учреждений, не связанных с их повседневным пользованием, в более
крупных городских образованиях. Схема была примитивно иерархирована
(жилые группы - микрорайон - жилой район - городской центр), но все же
она носила черты структурной модели, обладала абсолютной простотой и яс­
ностью для понимания, что обеспечило такой схематизации стремительное и
повсеместное распространение.
Причиной активной территориальной экспансии жилой застройки яви­
лось и широкое применение при её организации принципов свободной пла­
нировки. В условиях массовой застройки того периода, с предельно ограни­
ченным набором типовых домов, свободная планировка подменила регуляр­
ное, структурно организованное однообразие монотонньш, мало подчиняю­
щимся законам человеческой логики, хаосом домов и пространств, ориента­
ция в которых оказалась еще более затруднительной.
Градостроители искренне считали, что и при отдельных квартирах об­
щение людей по месту жительства будет быстро развиваться благодаря орга­
низации комплексных микрорайонов. Идиллический микрорайонный коллек­
тив практически не создался, и главный социологический просчет допущен
бьш в недооценке офаниченного бюджета внерабочего времени населения
микрорайона-новостройки. В известной мере сказывался и недостаток микрорайонньк культурных учреждений, спортплощадок, помещений для кол­
лективных встреч.
Строительство новых микрорайонов решало крупные социокультурные
проблемы - обеспечение горожан благоустроенным новым жильем. Но, вме­
сте с этим, потеря своего двора для горожанина означала утрату части мик­
росреды, причем той её части, где 4 ор№"Фв?Й№6^,Д^рвичные связи с окруБИБЛИОТЕКА "' .
СПетсрбург
i
О» МО м г
34
жением, людьми, формы общения. Квартира в новых микрорайонах получала
большой приоритет. Перерасгфеделение социокультурных функций между
квартирой и двором, квартирой и городом произошло тогда, когда двор или
дом перестали быть общепринятой формой существования человека в городе,
когда в основной массе исчезли коммуналки, изменилась психологическая
атмосфера.
В главе дается исторический обзор возникновения и развития жилищ­
но-строительной кооперации (ЖСК) в СССР с первых шагов её становления
до наших дней, поиск путей совершенствования деятельности Ж С К , вифытие основных тенденций их дальнейшего развития, обобщение накопленного
ими опыта в области строительства и эксплуатации.
Для послевоенных лет характерно совершенно незначительные разме­
ры жилищно-кооперативного строительства. Такое положение явилось ре­
зультатом полной отмены государственного кредитования кооперативного
строительства, ликвидации его материально-технической базы в 1937 году.
Хотя после Постановления Совета Министров Союза ССР от 20 марта 1958 г.
в организации Ж С К положение несколько изменилось к лучшему, но право­
вые нормы и экономические условия кооперативного строительства не соз­
давали условия для его успеишого развития.
К началу 1960-х относятся попытки отказа государства от единовласт­
ного владения городским жильем. Была возрождена система жилищных коо­
перативов. Постановление ЦК КПСС и Совета Министров Союза ССР от 1
июня 1962 г. «Об индивидуальном и кооперативном жилищном строительст­
ве» знаменовало собой новый этап в развитии жилищно-строительных коо­
перативов. В результате большой государственной помощи жилищно­
строительным кооперативам эта форма удовлетворения потребностей трудя­
щихся в улучшении жилищных условий получала все большее развитие. Об­
щей тенденцией являлось постоянное увеличение размера льгот, предостав­
ляемых государством населению при строительстве кооперативных жилых
домов. Оказывая столь существенную финансовую помощь при организации
ЖСК, государство исходило из того, что развитие жилищно-строительной
кооперации облегчает решение жилищной проблемы в целом. Жилищная
кооперация была формой участия населения в мобилизации средств для ус­
корения решения жилищного вопроса. Кооперативное строительство, осуще­
ствляемое за счет средств членов-пайщиков, не заменяло государственное
жилищное строительство, а лишь дополняло его. Его роль в решении жи­
лищной проблемы с каждым годом возрастала.
Особенности кооперативного строительства, в частности, требования к
проектным решениям, качеству строительства, его объемам и системе фи­
нансирования во многом предопределялись социально-демографическим со­
ставом членов ЖСК. В организации кооперативного строительства имелось
много недостатков, которые сдерживали его-рост. К ним относились: задерж­
ки в отводе участков под строительство домов, предоставление некачествен­
ной проектной документации, ограниченный выбор в^фнантов проектов,
трудности в привлечении подрядчиков, недостатки в снабжении. В коопера-
35
тивном строительстве не были заинтересованы ни местные Советы народных
депутатов, ни строительные организашш, не получающие в свое распоряже­
ние определенного процента кооперативных квартир.
В главе приведены материалы о создании Зеленограда. Идея создания
«городов-спутников» призвана была снять чрезмерное давление на инфра­
структуру городских центров. К середине 50-хгодовпроблема роста города
перестала быть второстепенной. В главе освещается широкий круг творче­
ских вопросов формирования Зеленограда под Москвой, обращается внима­
ние на прогрессивность градостроительных идей, заложенных в основу
строительства города в благоприятных природных условиях пригородной зо­
ны Москвы, излагаются важнейшие стороны творческого процесса архитек­
торов, приведшего их к несомненно ценным градострорггельным результатам.
В третьей главе «Особенности жилищного строительства в Москве
в 1970 - 1980-е годы» исследованы новые закономерности и характерные
черты развития московского строительства и его органов управления в 70 80-х годах. В новых условиях, при наличии налаженных технологических
методов полносборного домостроения, технические вопросы уступили место
градостроительньпи, социальным и эстетическим, обусловившим и основную
направленность экспериментального строительства.
Количественные достижения были налицо. Качественные же издержки
были во многом неизбежны. Проблема качественных характеристик жилища,
его потребительских свойств выходит на первый план. Выход из сложившей­
ся ситуации виделся в повышении этажности жилых домов. Большинство не­
достатков первого этапа индустриального строительства было возложено на
этажность жилой застройки, Среднеэтажные дома объявлялись мелкомас­
штабными, не способными организовать пространства нового городского
масштаба. В свою очередь, жилой дом повышенной этажности представлялся
символом современности, носителем образа крупного города, воспринимался
материальным воплощением идеи индустриализации и урбанизации. Боль­
шие надежды связывались как с архитектурно-художественными возможно­
стями высотных домов, способных создать выразительный силуэт и повы­
сить артикулированность жилых пространств, так и с плотностными возмож­
ностями такой застройки.
Своими успехами строительство домов повышенной этажности во
многом было обязано предыдущему периоду среднеэтажного жилищного
строительства, который послужил своего рода полигоном по отработке
средств и приемов индустриального домостроения, по совершенствованию
методов типизации, повышению уровня технологичности и качества строи­
тельных процессов. Внедрение зданий повышенной этажности в практику за­
стройки города способствовало повышению плотности массовой застройки,
формированию новых концепций градостроительного характера, связанных с
жилищем и нашедших выражение в генеральном плане развития Москвы
1971года.В главе рассказывается о строительстве экспериментальных жи­
лых районов Чертаново-Северное, Тропарево, Крылатское и др. После не­
предсказуемости хрущевского периода развитие советской архитектуры во-
36
шло в спокойное русло. Отпали многие явно бессмысленные ограничения,
оставив после себя инертный, лишенный мобильности строительный ком­
плекс, надолго закрепилась и система отношений, подчинявшая архитектора
строителю-технологу. Стоимость жилищного строител1лтва продолжала воз­
растать. Главные причины этого - внедрение новых типовых проектов с бо­
лее просторными и комфортгабельнымй квартирами. Жилищное строительст­
во семидесятых годов характерно разработкой и внедрением новых типов
проектов жилых домов с более совершенными квартирами с улучшенной
планировкой, сооруженных на основе Каталога унифицированных строи­
тельных изделий. Строительный комплекс имел мощную индустриальную
инфраструктуру, но архитектура оставалась практически прежней. Система
производства, изначально заложенная в ДСК, обладала трудно преодолевае­
мой инерщюнностью, и даже минимальные трансформации требовали значи­
тельных усилий. А система была рассчитана на огромные тиражи ограничен­
ного числа типов изделий, что и создавало объективные предпосылки моно­
тонности среды.
Принцип абсолютной унификации в свое время возник как выражение
утопии Н.С. Хрущева, обещавшего коммунизм к 1980 г. Утопия имела своей
идеологической основой принцип всеобщего уравнительства. Определенная
инфтность строительного дела приводила к тому, что качественный сдвиг в
удовлетворении потребностей приобретал стадиальный характер, приводя к
периодическому изменению норм и стандартов. Осуществлялся принцип со­
циальной справедливости для всех потребителей. Однако типовые серии, по­
строенные на основе этих обобщенных характеристик пользователей, греши­
ли абстрактностью по отношению к многообразию жизненгагх ситуаций. В
жесткой экономической обстановке это было оправданно. Но расширяющее­
ся многообразие социально-культурных потребностей и рост материальных
возможностей общества требовали усиления связи государственного плано­
вого подхода в массовом жилище с потребительскими особенностями и воз­
можностями.
Архитектура массового жилища, все более срастаясь с индустриальной
технологией производства, находилась на стыке двух тенденций. С одной
стороны, строительная промышленность распгиряла масштабы производства
жилых домов, с другой же, с расширением маспггабов массовой жилой за­
стройки встала проблема повьпиения архитектурно-художественной выразительностаг индустриальных жилых домов. Взаимодействие этих двух тенден­
ций в практике строительства удавалось осуществить далеко не всегда, а их
противопоставление приводило к отрицательным результатам. Строящиеся в
80-е гг. жилые дома обладали более высокими архитектурнохудожественными, эксплуатационными, объемно-планировочными качест­
вами. В связи с этим произошло ощутимое моральное старение жилых домов,
построенных по первым типовым проектам.
В главе раскрываются проблемы ведомственного жилья, раскрываются
тенденции и закономерности эволюции этого сектора жилищной сферы в но­
вых экономических условиях. Ведомственное жилье являлось отечественной
37
спецификой. Ведомственное жилье, как составная часть социальной инфра­
структуры предприятий и патерналистских настроений в обществе, стало од­
ной из проблем во взаимоотношениях предприятий с местными органами
власти. Министерствам и ведомствам было выгоднее, экономичнее, дешевле
строить, развивать производство не где-нибудь, а в столице, не обременяя се­
бя расходами на сооружение дорог, линий связи, развитие инфраструктуры.
В Москве стали концентрировать предприятия, рабочий класс. Не хватало
трудовых ресурсов - брали с перифч)ии, селили в общежитиях семьями, для
чего и понадобилось быстрое строительство квартир.
В послевоенный период численность населения Москвы стабильно
Злвеличивалась, что год от года все в большей мере происходило за счет ме­
ханического прироста, размер которого в основном зависел от централизо­
ванного набора рабочих в Москву по лимитам министерств и ведомств и не­
регулируемой брачной миграции. Поток лимитчиков (увеличившийся в эпо­
ху «правления» в Москве В.В. Гришина) негативно влиял на качественные
хфахтеристики московского населения. Многочисленный слой маргинально­
го населения способствовал умножению и обострению явлений социальной
патологии. Практикующийся ввоз временной рабочей силы («лимитный за­
воз») еще более усилил социальную напряженность и нестабильность жизни
горожан, дегуманизировал социально-пространственную среду крупнейшего
города. Ограничения прописки вызвали ряд негативных последствий - махи­
нации и взятки при найме и обмене квартир, заключение фиктивных браков,
дискриминацию при поступлении в вузы и т.п.
Индустриальные приемы жилищного строительства позволили, резко
повысив темпы возведения зданий, улучшать ежегодно жилипщые условия
огромному числу москвичей. При этом большая доля жилья отводилась лю­
дям, относительно недавно приехавшим в столицу, в том числе после окон­
чания срока работы по лимиту, что тормозило улучшение жшгащных усло­
вий коренных москвичей. В главе показано, что улучшение условий прожи­
вания населения, уменьшение нуждаемости в жилище, прирост показателя
обеспеченности жилой площадью, повышение общего уровня комфорта сни­
жает неорганизованную подвижность населения и закрепляет на предприяти­
ях квалифицированные кадры. Практически все министерства и ведомства
превысили установленные расчетом лимиты численности кадров путем при­
влечения иногородних рабочих и служащих, что привело к увеличению про­
изводственных площадей, размещению дополнительных общежитий, жилого
фонда и учреждений обслуживания, не предусмотренных Генеральным пла­
ном.
Одним из немногих реальных путей решения жилищной проблемы ка­
залось объединение частной инициативы граждан и финансовых ресурсов за­
водов, на которых эти граждане работали. Так родились молодежные жи­
лищные комплексы (МЖК). В главе проведено изучение проблем создания,
опыта проектирования, строительства и эксплуатации молодежных жилищ­
ных комплексов. Анализ показал, что молодежный жилищный комплекс яв­
лялся естественным и логическим развитием некоторых идей домов-коммун
38
20-30-х годов и экспериментальных жилищных комплексов 60-70-х годов в
вопросах организации коллективного обслуживания, принципов самоуправ­
ления и комплексного строительства. Молодежный жилищный комплекс
представлял собой своеобразный тип жилого образования. Он состоял из жи­
лых домов и приближенной к ним системы объектов социально-бытового об­
служивания, объединенных единьш социальным и архитектурнопространственным замыслом и предназначенных для заселения молодежью.
При этом М Ж К создавались по инициативе будущих жителей комплекса,
при их непосредственном трудовом участии.
В М Ж К действовал особый «поотрядный» принцип заселения - члены
одного строительного отряда заселялись в один подъезд дома. Автором дела­
ется вывод о наличии в комплексе специфической социокультурной общно­
сти его жителей, что выступало основным результатом социального экспе­
римента. Критерий сплоченности такой общности - степень удовлетворенно­
сти местом жительства и межличностными отношениями внутри комплекса
(соседским общением). Отличительной особенностью общения в М Ж К явля­
ется его высокая персонифицированность, а значит и более развитый соци­
альный контроль по месту жительства. М Ж К дали прекрасные образцы са­
моорганизации молодых семей, как в период строительства, так и позже, в
период организации социальной жизни дома. На примере М Ж К рассматрива­
лись коллективные формы потребления по месту жительства.
Автор выделяет и противоречивые аспекты развития М Ж К . Особую
тревогу вызывала ведомственная подчиненность объектов соцкультбыта,
расположенных на территории комплекса. Учреждения слабо ориентирова­
лись на потребителя, они административно были подчинены своим ведомст­
венным предприятиям. Опыт М Ж К показал необходимость тесного взаимо­
действия экономики и социальной сферы данной территории. Другая про­
блема в развитии М Ж К - это снижение уровня общественной активности
жителей после заселения в дома. Анализируя эту проблему, автор показывает
её объективный характер, связанный с переориентацией жителей на другие
актуальные для молодой семьи направления деятельности.
М Ж К - сложное и противоречивое явление общественной жизни. Ныне
стали очевидными: недостаточная теоретическая проработка проекта; недос­
тижимость цели эксперимента: «создание коллектива по месту жительства»;
несовершенство принципа предварительного отбора участников эксперимен­
та и «бальной» системы социалистического соревнования; частичная потеря
ими профессиональной квалификации по основному месту работы за период
работы в строительном отряде и др.
В главе были исследованы социально-культурные проблемы в связи с
проблемами градостроительства. Подчеркивался приоритет социальшлх про­
цессов, самой деятельности человека, по отношению к архитектурнопланировочной организации, пространству, города. Фундаментальное значе­
ние приобретало постоянное взаимодействие между «центром» и «перифери­
ей», между центральными и периферийными образцами культуры, поведе­
ния, пространственной среды. Укрепляется общая поляризация городских
39
структур и расселения в целом. Особое место принадлежало социальнокультурной маятниковой подвижности, доля которой в общем объеме пере­
движений населения Москвы росла. В 70-е годы начинается активное фор­
мирование новых крупных массивов на удаленной периферии Москвы, обла­
дающей свободными территориями. Это, в свою очередь, привело к резкому
увеличению радиуса территории города, обострило проблему функциониро­
вания и развития транспортной инфраструктуры, увеличило затраты времени
на пфедвижения населения по его территории. Более половины жителей ста­
рых районов хотела бы получить отдельные квартиры, остальные (пожилые
одиночки) предпочитали не переселяться из «коммунальных» квартир благо­
устроенного центра. Новоселы окраинных районов, довольные отдельными
квгфтирами, наоборот, испытывали недостаток учреждений обслуживания,
благоустройства и транспортного обеспечения. Эта дифференциация мнений
жителей, ставшая результатом интенсивного, но недостаточно комплексного
строительства на свободных территориях, выявила большие социальнотипологические достоинства нового жилищного фонда и одновременно значительные трудности в жизни населения окраинных районов и общем
функционировании города.
Расширение Москвы диктовалось в середине X X века острейшим жи­
лищным голодом: большая часть населения проживала в коммунальных
квартирах, подвалах, браках. Из-за необходимости размещения жилых обра­
зований на свободных территориях характер развития Москвы приобрел рез­
ко экстенсивный характер. Размещение жилых массивов в периферийных
районах на свободных территориях повлекло за собой сильный отток насе­
ления из центральных районов города, изменило хг^актер формирования его
центра, трансформировало его социально-культурную значимость. В ряде
случаев центральные районы города в конце рабочего дня из самой оживлен­
ной его части превращались в пустую.
В работе были выделены заведомо полярные типы городских районов
(центральные и периферийные). Важным аспектом функционирования горо­
да является характер повседневных трудовых связей и предпочтительность
качеств жилого окружения. В поддержании целостности города роль его
различных элементов была далеко не равноценна, ведущую интегрирующую
роль в поддержании единства постоянно рас1пиряющегося городского про­
странства играл центр Москвы. Однако взаимодействие центра и периферии
не носило одностороннего характера. Развитие периферийных структур, их
обратное воздействие на цегггр являлось условием эффективного развития
города в целом.
Кореннылк! образом изменился образ жизни горожан, подчиненный рез­
кой дифференциации социокультурных фунюдий центра и периферии. Ха­
рактерна была и реакция жителей периферийных районов Москвы, выражен­
ная в быстро растущем количестве обменов. При этом было установлено, что
необходимость переселения из центральных районов на периферию — слиш­
ком тяжелое условие для представителей ряда социально-профессиональных
и демографических групп. Такое положение свидетельствовало о нарушени-
40
ЯХ жизненных стереотипов сощтальных фупп в существующей практике го­
родского расселения и заставляло по-новому взглянуть на значение жилой
функщш внутри сложившейся пространственной и социальной среды.
Средства транспортных коммуникаций, как необходимое условие жиз­
неспособности периферийных районов, содействуя экстенсивному росту го­
родских территорий, резко изменили характер восприятия города как целост­
ности. Обособление жилья в структуре современного города жестко диффе­
ренцировали его функциональные зоны на основе однозначно фиксирован­
ной в пространстве схемы «труд-бьгг-отдых». Бурное развитие жилищного
строительства породило ряд проблем, связанных с разделением города на
центр с широким диапазоном и высокой интенсивностью деловой, социо­
культурной и учебной деятельности населения, и на периферийные районы,
занятые преимущественно жилой застройкой, в значительной мере, лишен­
ные городского образа жизни. Усиливалась роль центрального района, его
исторически сложившегося ядра как средоточия разнообразной деятельности
в масштабе города и агломерации в целом.
Новые жилые районы выдвинулись в сторону Подмосковья, но в ipj'довом отношении они тяготели к старому промышленному поясу и цен­
тральному ядру столрщы. В главе рассматривается процесс включения новых
периферийных жилых районов в структуру крупнейшего города. Показыва­
ется, что особую роль в этом процессе играет центральное городское «ядро».
Некомплектность застройки новых жилых массивов во внешнем поясе Моск­
вы усилила внутригородские территориальные различия в обеспеченности
жителей учреждениями сферы обслуживания. Большой город уже не может
быть охвачен как целое актом восприятия, и в нем появляется особая часть,
зона, представляющая в массовом сознании город как пространственную и
социокультурную целостность. Центр является местом «всеобщей коммуни­
кации» горожан, их интеграции в городскую социальную общность. Центр
города создает социокультурные нормы образа жизни, рождает особое «чув­
ство города», включающее в себя и ощущение его истории, и причастность к
сегодняшнему напряженному ритму его жизни.
В четвертой главе «Изменение образа жизни москвичей в связи с
переходом к поквартирному принципу заселения» рассматриваются со­
циокультурные проблемы, связанные с изменением жилой среды и перехо­
дом от покомнатного к поквартирному принципу заселения жителей Москвы.
Социальность поведения, свойственная в большей степени, чем комулибо, советским людям, с началом массового жилищного строительства ста­
ла утрачиваться москвичами, когда, покинув коммуналки, они получили
свои отдельные квартиры.
В работе рассматриваются негативные последствия гипертрофирован­
ного масштаба современных придомовых территорий (трудности обживания,
неконтролируемость). Негативная оценка пенсионерами функциональных и
эстетических качеств современных придомовых территорий вело к их мигра­
ции из этой среды; оставшиеся же пенсионеры, не испытывая в должной ме­
ре чувства идентификации с придомовой средой, «отказывались» контроли-
41
ровать её. Кроме того, в больших пространствах современных дворов кон­
троль фактически был невозможен. В связи с этим в работе рассматривается
проблема вандализма по отношению к придомовой среде.
Излишнее увлечение архитекторов приемами свободной планировки
привело к утрате застройкой таких устойчивых элементов города как улица,
квартал, двор. Проблема утраты человеческого масштаба жилой застройки,
архитектурно-пространственное однообразие жилищ периода застройки 60 80-х гг. связаны, прежде всего, с вопросом организации жизнедеятельности
населения в жилой среде. Увеличение разрывов и потеря ощущения изолиро­
ванности пространства способствовали тому, что двор в новых жилых рай­
онах потерял свою функцию социальной ячейки. Рост этажности жилой за­
стройки и размеров жилых пространств не привел к ожидаемому повышению
уровня социальной эффективности использования жилых территорий, а ско­
рее, способствовал развитию обратного процесса.
Безликость и монотонность жилой застройки новых жилых кварталов,
неблагоустроенность и нечеткость пространственных грашщ придомовой
территории негативно влияли на осуществление в ней различных форм дея­
тельности людей (игр детей, спорта и отдыха подростков, отдыха пожилых и
т.д.). Созданная по отвлеченным от реальной жизнедеяггепьности нормам,
жилая застройка последних десятилетий способствовала углублению процес­
са разобщенности жителей. Утрата категорий двора и дворовой общности
людей породили результаты более глубокие, чем это казалось. Исчезла кон­
тролируемая среда, арена устойчивого поведения, реально ощутимой связи
поколений, ненавязчиво учившей детей самым общим законам жизни. Мик­
рорайон - антитеза коммунального двора - не стал естественным микроми­
ром для его жителей, несмотря на соблюдение санитарньк нормативов, мак­
симальной инсоляции (освещенности солнцем) жилища, озеленения придо­
мовых территорий, оптимального устройства системы внутренних коммуни­
каций.
Повышение благосостояния, образовательного уровня, рост материаль­
ных и духовных потребностей, расширение круга интересов москвичей - все
это способствовало ослаблению и вытеснению соседского общения. С увели­
чением времени поездки на работу, с ростом этажности проживания умень­
шалось количество времени, проводимого в своем дворе, снижалось количе­
ство контактов с соседями по лестнице, дому. Одной из причин исчезновения
чувства «своего» по отношению к месту своего проживания стала практика
перманентных обменов и переездов, приводящая к отсутствию стабильности
жизни, устойчивого ощущения своего родного дома, а не жилплощади вре­
менного пребывания, оставляемой без сожаления ради такой же безликой и
случайной жилой среды, с такой же легкостью разрушаемой. Исчезновение
двора из градостроительной практики не прошло бесследно. С ним мы поте­
ряли важное звено в структурной организации города, не создав иного юамен. Признать за двором как формой организации пространства определен­
ную социальную цешюсть, извлечь позитивное из опыта бытования этой
формы - самое время.
42
Диссертация важное место уделяет исследованию проблем влияния
массового жшгащного строительства на образ жизни горожан. ВоЭдействие
это на образ жизни москвичей неоднозначно. Отрицательные последствия не
поддающегося контролю роста города привели ряд исследователей к выводу
о том, что в новьге условиях отдельные факторы-компоненты (транспорт, об­
служивание, плотность населения, производство и т.д.) изменили свой поря­
док и удельный вес в иерархическом ряду ценностей.
В нашей стране при строительстве массового жилища, рассчитанного
на усредненного анонимного потребителя, учитывались научно обоснован­
ные, но обобщенные принципы функциональной организации жилой ячейки,
которые отражали типичные формы бытовой жизнедеятельности большинст­
ва семей. Такое жилище было способно обеспечить только самые необходи­
мые жизненные функции некой усредненной семьи, поскольку демографиче­
ские параметры семьи (кроме размера семьи), её функционально-бытовые
требования и образ жизни не учитывались и не могли найти своего отраже­
ния в архитектурно-пространственной организации жилшца. Все более глу­
боко стал изучаться демографический состав населения в связи с его жилищ­
ными потребностями. Семья как потребитель жилища, определяющая тип и
степень благоустройства квартир, все чаще становится объектом тщательно­
го исследования в научных работах.
Глава посвящена поискам научно обоснованных путей продления
функциональной пригодности жилища. Автор рассматривает причины, вы­
зывающие изменение отношения к жилищу: социальный подъем и спад,
эмансипация и индивидуализация, рост образовательного зфовня, увеличе­
ние свободного времени, повышение требований к комфорту проживания,
изменение места работы. Рассмотрены способы приспособления домов и
квартир к изменяющимся потребностям. Фактически квартира уже преврати­
лась в пространство учебы, работы, воспитания, самообразования, любитель­
ского творчества массы людей.
Необходимо отметить, что динамика изменения требований к квартире
была существенно выше, чем реальная возможность для семьи переменить
место жительства. Несмотря на грандиозные масштабы жилищнограящанского строительства последних десятилетий, разрыв между потреб­
ностями и состоянием их удовлетворения оставался значительным. Потребности людей все время росли по мере развития общества и роста культуры.
Население Москвы предъявляло требования не только к количеству, но и к
качеству квартир, жилых домов и в целом к градостроительству, как в эсте­
тическом, так и в утилитарном отношении.
За истекшие десятилетия произошел существенный сдвиг в представ­
лениях людей относительно нормальных жилищных стандартов. Если в 50-х
годах получение отдельной квартиры представляло как бы общезначимую
ценность, отдельная квартира (независимо от числа комнат) имела очень вы­
сокую ценность практически для всех типов городских семей, то в 60 - 70-е
годы, по мере достижения этой задачи (заметим, задолго до полной её реали­
зации), жилищные станд^угы изменились и стали ассошшроваться с качест-
43
BOM занимаемой квартиры (наличие коммунальных удобств, телефона). Как
ценности начинают восприниматься уже размер и планировочное решение
отдельной квартиры, её локализация в городе, учитываются район, число,
размер комнат.
Когда квартиры улучшенной планировки начали к середине 70-х годов
составлять значительную долю жилого фонда, они (задолго до возможности
полного удовлетворения потребности в них) стали нормативной ценностью,
более того - стали формировать новую ценность - установку на дальнейшее
улучшение планировочной организации квартир (повышение гибкости их
использования, увеличение подсобных площадей, расширение номенклатуры
встроенного оборудования). В результате разрыв между достигнутой обеспе­
ченностью жильем и уровнем притязаний не только не уменьшился, но и
значительно возрос. Улучшение жилищных условий оставалось одним из самьк мощных материальных стимулов к труду. У нас жилищные условия воз­
действовали на повседневное поведение человека и семьи существенно силь­
нее, чем доход. Улучшение жилищных условий было более важным вопро­
сом, чем повышение заработной платы, расширение ассортимента товаров,
развитие сферы услуг и т.п.
В диссертации на примере средств связи и массовой коммуникации
анализировалась та роль, которую выполняли в ходе урбанизации различного
рода технические инструменты передачи информации. Средства информации
(особенно телеввдение) в огромной мере компенсировали недостаточную
развитость среды в относительно периферийных районах.
Правительственная политика в социальной сфере на рубеже 50-60-х гг.
имела сугубо эгалитаристскую ориентацию. Она расширяла социальные воз­
можности рабочих и служащих в области жилья, потребления более ценных
продуктов питания и предметов домашнего обихода. То, что прежде состав­
ляло привилегии номенклатуры и приближенной к ней «рабочей аристокра­
тии», попало в зону доступности для самьлх широких слоев городского и
сельского населения.
Власть несколько ограничила свою компетентность, свёртывая актив­
ность в контроле над приватной жизнью своих граждан, позволила возник­
нуть домашней политической культуре - дискуссиям на кухне или подле те­
левизора на самые рискованные сюжеты, попытвсам самостоятельных оценок
тех или иных событий, способствовала сужению сферы прямого контроля
над людьми, живущими в своих собственных квартирах; автономности лич­
ности. В признании частных интересов отдельных граждан состоял, быть
может, главный итог всей жилищной политики советского государства. В
этом смысле, отдельные квартиры содержали в себе фермент разложения
системы, которую были призваны ущхпить.
Отдельная квартира в сравнении с покомнатным заселением принципи­
ально меняет качество жилища семьи, общие условия и всю обстановку её
быта, практически целиком перестраивает структуру всей её жизнедеятель­
ности в пространстве квартиры. В такой квартире происходит отделение ин­
тимного быта семьи от вынужденного и постоянного контакта с соседями.
44
возможность определенной изоляции членов семьи. Отдельные квартиры
становятся центром не только семейного, но и внесемейного общения встречи с друзьями, знакомыми. Характерная черта Москвы - постепенное и
стабильное изменение стиля жизни московских семей, год от года все силь­
нее утверждается норма социально-психологической закрытости дома, се­
мьи. Социально-психологический эффект перемещения из коммунальной
квартиры в отдельную состоял в удовлетворении естественной потребности
индивида в эпизодическом обособлении от окружающих как условии снятия
излишнего психического напряжения. Снималась внесенная принудительная
обязательность контактов. Современное жилище приобретало новую функ­
цию «психологического убежища», что особенно было важно в условиях все
возрастающего темпа и напряженности жизни, особенно в таком большом
городе как Москва.
Существующая жилая застройка по своим функциям ориент1ировала
жителей на ршдивидуальную семейно-бытовую деятельность, индивидуаль­
ный досуг. Повьппение роли непосредственной, личной коммуникации, её
избирательности приводит к снижению значимости территориального при­
знака, социальные контакты охватывают все пространство крупнейшего го­
рода. Данные еще раз свидетельствуют о незначительном месте, которое за­
нимают соседские связи в развитой городской среде. Ограниченность сосед­
ских контактов в Москве вызвана не отсутствием реально существующих по­
требностей, а несовершенством организации условий для общения семей по
месту жительства.
При Н. С. Хрущеве людям приподняли значимость их личной жизни и
индивидуальных интересов, нанесли первый серьезный удар по казарменно­
му коллективизму общежитий и укладу коммуналок: хрущевские пятиэтажки
от1фыли новую эру - индивидуального городского быга. Падение прежней
идеолопш легитимизировало ценности индивидуализма, экономического
достатка и материального благополучия. Менялся весь образ жизни; другими
становились отношения между людьми, их мировоззрение, потребности,
нравственные и эстетические идеалы. Сфера семейного существования в от­
дельной квартире оказалась тем заповедным местом, где люди начали вхо­
дить во вкус иной жизни, где с детства признавались уникальность и само­
ценность личности, свобода индивидуального выбора. Это был прорыв в соз­
нании и в образе жизни всего поколения.
Наиболее ярким результатом развития в 50 - 60-е годы стал скачок в
качестве жизни. Его можно охарактеризовать как революцию в потреблении.
Строительство «хрущевок» повлекло за собой развитие производства огром­
ного количества потребительских товаров, - всего, что требовали миллионы
новых квартир. Повышение степени обеспеченности жильем и его качества
способствовали росту потребления других товаров длительного пользования,
что вело к изменению структуры экономики страны.
В Москве демографическая политика имела характерные черты, соот­
ветствующие месту Москвы как столицы, крутшого города, что вызывало
опережающие по сравнению со страной в целом и её регионами проявления
45
тех или ИН1ЛХ демографических процессов и тенденций. Бурный рост в X X
столетии населения Москвы уплотнял застройку территории, и чем плотнее
она становилась, тем сильнее ощущалось давление «искусственной природы»
на природу естественную, следовательно, на человека. Опасности такого раз­
вития не сводились только к экологическим проблемам. Современное густо­
населенное окружение рождало многие другие проблемы, и, в том числе,
проблемы социальные, психологические, заставляя задуматься об экологии
не только природы, но и культуры. Процесс развития московского населения
выявил как общие для страны в целом тенденции, так и особенности, связан­
ные со спецификой Москвы как столицы, что нашло свое вьфажение в опре­
деляющей роли миграций, а также в специфике возрастно-полового, соци­
ального, образовательного уровня населения Москвы.
Предоставление отдельной квартиры создавало такую направленность
перемен во всей структуре жизнедеятельности семьи, что это имело сущест­
венное социальное значение и отражало эволюцию глубинных основ образа
жшни. Трудно переоценить те коренные улучшения, которые вносила новая
квартира в жизнь семьи, её бытовой и гигиенический режим, воспитание де­
тей, организацию отдыха взрослых членов семьи, и как они, в конечном сче­
те, отражались на повышении производительности труда и развитии общест­
венного производства.
Можно назвать группы социальных показателей, отражающих соци­
альную значимость жилища, на которые жилищные условия оказывали непо­
средственное влияние: состояние здоровья населения и уровень его работо­
способности; уровень рождаемости и прочность семейных отношений (уро­
вень брачности и разводимости, психологический климат в семье и т.п.);
структура внерабочего времени (доля его нерациональных затрат, размеры
свободного времени) и степень развития досуга; уровень квалификации тру­
дящихся и степень социализации подростков и молодежи, образовательный и
культурный уровень.
Переход в нашей стране на поквартирную форму заселения ознамено­
вал собой качественный скачок в нормализации демографической структуры
семей и семейных отношений. Поквартирная форма заселения способствова­
ла разделению больших и сложных семей на более простые (нуклеарные),
небольшого численного состава.
В диссертации показано, что с ростом качества жилищ уменьшалось
число дней нетрудоспособности проживающего в них населения, что пред­
ставляло собой главный резерв снижения целодневных потерь рабочего вре­
мени. Улучшение здоровья населения расширяло его способность к трудовой
деятельности, вело к росту его работоспособности и, как следствие, к повы­
шению производительности труда. В диссертации приводятся данные по де­
мографическим аспектам повьппения качества жилищ. Так, наибольшим
уровнем рождаемости отличались семьи, проживающие в отдельных кв£фтирах. Заселение жилищ в соответствии с санитарно-гигиеническими нормами
обеспеченности жилой площадью способствовало решению иметь второго
ребенка. Специально рассмотрена проблема роста населения Москвы и пу-
46
тей расселения москвичей. Исторический опыт демографического развития
столицы настолько богат и ценен, что его учет позволяет лучше разобраться
в современных проблемах социально-демографического развития России как
в плане той роли, что играет Москва в этом развитии, её веса в общероссий­
ском масштабе, так и ввиду опережающей динамики многих демографиче­
ских тенденций.
В заключении подводятся краткие итоги исследования, обобщены его
результаты. Ко второй половине 50-х годов остро назрели социальные задачи
громадной исторической значимости, ос)тцествимость которых во многом
определялась уровнем развития индустриальных методов строительства. По
своему характеру решение жилищной проблемы было задачей политического
значения. Стремление дать каждой семье отдельную квартиру приобрело
статус надаональной политики. Жилые дома этого периода позволили ре­
шить важную социально-политическую задачу - обеспечить массовый пере­
ход от покомнатного заселения квартир к предоставлению большинству се­
мей отдельных квартир. Государство не имело объективной возможности
миновать этап строительства зданий относительно низких кондиций и вре­
менного экстенсивного использования территорий, ибо только таким путем
можно было быстрейшим образом удовлетворить самые животрепещущие
нужды народа. Заменив уклад коммуналок и общежитий, хрущевские пяти­
этажки открыли новую эпоху - эпоху индивидуальных интересов и личной
жизни. Массовое строительство малых и некомфортных, но все же отдель­
ных квартир создало предпосьики становления новой, обособленной сферы
человеческого бытия Речь идет об изменении образа жизни советского чело­
века. В результате массового жилищного строительства впервые в истории
страны отдельная квартира стала основным типом городского семейного жи­
лища, а обитающая в такой квартире нуклеарная, небольшая, но тесно спло­
ченная семья - основным типом городской семьи.
Основные положения диссертации изложены в следующих
публикациях:
1. Жилищное строительство в Москве как социокультурная прюблема.
Монография. М.,2005.- 29п.л.
2. Советские общежития рабочей молодёжи \\ Отечественная история.
2004. №5.-1 П.Л.*
3. Жилищный вопрос как социальная проблема. Из истории создания
ЖСК \\ Социально-гуманитарные знания. 2004. № 1 . - 1 п.л.*
4. Архитектура послевоенной Москвы \\ Социально-гуманитарные
знания. 2005. № 3 . - 1 п.л.*
5. Пятиэтажки как памятник советской эпохи \\ Вестник Московско­
го государственного областного университета. М., 2004. № 1. -1,5 п.л.*
47
6. Жилищная революция Н. С. Хрущева \\ Вестник архивиста. 2004.№
3-5.- 1,5 п л .
7. Сталинская архитектура как общественное явление \\ Вестник архи­
виста. 2005. № 5. - 1,5 П.Л.
8. Социальные проблемы жилищного строительства в Москве в 1950-е
годы \\ Армагеддон. Книга восьмая. М., 2000. - 0,5 п.л.
9. Коммунальная квартира как зеркало советского образа жизни \\
Межвузовский сборник трудов молодых ученых. Вып. 1. М., 2002. - 1
П.Л.
10. Застой, застолье и квартирный вопрос \\ Глава №11 в коллективной
монографрш «Градус Российской истории: от пьяного бюджета до сухого
закона». М., 2005. - 2,5 п л .
11. Московский послевоенный двор как особый элемент в человеческой
общности \\ Наше Отечество. Страницы истории: Сборник науч. статей.
МГОУ. Вып. 4. М., 2005. - 1 п.л.
12. Московский городской совнархоз (1957 - 1964 гг.) \\ Депонирована
в ИНИОН РАН. Новая литература по социальным и гуманитарным наукам.
№ 5.1993. - 1 п.л.
13. Московский областной совнархоз (1957 - 1964 гг.) \\ Депонирована
в ИНИОН РАН. Новая литература по социальным и гуманитарным наукам.
№8. 1993.-1п.л.
14. Проблемы кооперирования московского городского и московского
областного совнархозов (1957-1965 гг.). Депонирована в ИНИОН РАН.
Новая литература по социальным и гуманитарным наукам. №3. 1995. - 1
п.л.
15. Москва. Новые Черёмушки \\ Тезисы доклада на П региональ­
ной научно-практической конференции «История Московского края». М.,
2000. - 0,3 п.л.
16. Рабочие общежития Московской области в 1950-е годы. Тезисы
доклада на III региональной научно-практической конференции «История
Московского края». М., 2002. - 0,3 п.л.
17. Город-спутник у станции Крюково как одна из творческих удач
советского градостроительства \\ Тезисы доклада на I I региональной научнопрактической конференции «История Московского края». М., 2004. - 0,2
П.Л.
18. Лесопарковый защитный пояс Москвы: сложность и противоречи­
вость развития \\ Доклад на Всероссийской научной конференции, посвя­
щенной 100-летшо В.Н. Ашуркова. В 2-х т. Т. 1. Тула. 2004. - 0,4 п.л.
19. Советские студенческие общежития \\ Объединенный научный
журнал. 2005. № 8. - 0,4 п.л.
20. Молодежный жилищный комплекс как один из путей решения
жилищной проблемы \\ Объединенный научный журнал. 2005. № 9.- 0,3 п.л.
21. Дом нового быта - неудачный социальный эксперимент 1960-х гг.
\\ Объединенный научный журнал. 2005. № 10. - 0,3 п.л.
48
• помечены статьи, опубликованные в изданиях, входящих в «Перечень пе­
риодических и научно-технических изданий, выпускаемых в РФ, в которых
рекомендуется публикация основных результатов диссертар;ии на соискание
ученой степени доктора наую>.
Подписано в печать 27.10.2005.
Формат 60x84'/, j . Гарнитура «limes».
Бумага офсетная. Печать офсегаая.
Усл.печ.л. 2,7. Тираж 100 экз. Заказ № 423.
Издательство «Реглант»
115230, Москва, Электролитный проезд, 7А, стр.6.
Тел.: 580-29-71, 580-29-76.
www.maska.su, mfo@maska.su
1«21032
РНБ Русский фонд
2006-4
19684
\г
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
0
Размер файла
3 150 Кб
Теги
bd000100825
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа