close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

bd000100835

код для вставкиСкачать
ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ ИСКУССТВОЗНАНИЯ
На правах рукописи
ЛИЧЕНКО
Светлана Ильинична
НАРОДНОЕ ИСКУССТВО
КАЛУЖСКОГО КРАЯ
Х К - Х Х вв.
Специальность 17.00.04. — изобразительное,
декоративно-прикладное искусство и архитектура
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой стенени
кандидата искусствоведения
МОСКВА - 2005
Работа выполнена в Отделе народной художественной культуры
Государственного института искусствознания
Научный руководитель:
кандидат искусствоведения
Гамзатов* Патпиат Расуловна
Официальные оппоненты:
доктор искусствоведения,
академик А И М
Уваров Внвтор Диитрнсвнч
кандидат искусствоведения
Мамонтова Натальи Николае!
Ведущая организация:
Вссросснйоквй музей
декоративно-прикладного
и народного искусства
Защита диссертации состоится 20 октября 2005 г. в 15 часов
на заседании Диссертационного совета Д 210 004 02
при Государственном институте искусствознания по адресу:
125009, Москва, Козицкий пер., д.5.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке
Государственного института искусствознания по адресу:
125009, Москва, Козицкий пер., д.5
'-^г
Автореферат разослан •/^" e£-ft-n7,'J^^/lxJ'
Ученый се^фетарь
Диссертационного совета,
доктор искусствоведения
2005 г.
Н.Е. Григорович
/f^f^
ОБ1ЦАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА Р А Б О Т Ы
Актуальность исследования. Русское народное искусство становится объек­
том специального исследования с середины X I X века. Именно в этот историче­
ский период можно наблюдать рост интереса к фольклору, особенностям нацио­
нальной культуры. Базовые духовные ценности, связанные с самим характером
человеческого мировосприятия, принципами природного и социального функци­
онирования человека составляют суть содержания народного искусства. Развитие
его определяется сложным диалектическим процессом преемственности тради­
ций и инноваций. Это делает народное искусство частью современной культуры,
ее живым феноменом. Изучение его остается актуальным и в настоящее время.
В современную эпоху роста культурных контактов между странами, динамичных
интефационных процессов возрастает значение народного искусства, возрожда­
ется интерес к его этическим ценностям, к бесконечным глубинам опыта эстети­
ческого освоения мира. Искусство, впитавшее народную философию, основан­
ную на синкретическом восприятии действительности, особом способе образно­
го воплощения мира, оказалось глубоко притягательным, необходимым совре­
менному человеку. В нашей стране народное творчество характеризуется много­
образием локальных традиций, национальных, региональных и краевых школ на­
родного мастерства, свидетельствующих о глубоких исторических корнях. В этой
связи для последовательного развития науки о народном искусстве необходимы­
ми и важными становятся региональные исследования.
Интерес к народной художественной культуре Калужского края возник на ру­
беже X I X - X X вв. В этот период было положено начало формированию художе­
ственно-предметного комплекса калужского народного творчества в музейных
коллекциях, предпринимались первые попытки научного осмысления материала.
В X X столетии изучение отдельных видов калужского народного искусства был
посвящен целый ряд этнофафических и искусствоведческих статей и очерков. В
настоящее время назрела острая необходимость в создании комплексного иссле­
дования народной художественной культуры края. Изучение памятников народ­
ного искусства Калужского края приобретает особую актуальность в условиях
разрушения традиционной культуры, исчезновения художественно-предметного
комплекса, с которым она отождествляется. При этом во многом утрачивается
возможность анализа локальной художественной традиции, необходимого и для
разработки теоретической конструкции изучения фадиционной художественной
культуры X V I I I - X X вв. Ведь многие теоретические и методологические пробле­
мы народного искусства являются предметом дискуссии и в наше время.
В настоящее время в Калужской области создается Свод фадиционных цен­
тров народных художественных промыслов, который должен способствовать под­
держке, развитию и сохранению народного искусства края. В связи с этой профаммой комплексное исследование местны>г, локальных тоадиций мастерства
представляется особенно актуальным
6НБЛИ0ТЕКА
I
Постановка проблемы. Работа посвящена анализу тех видов калужского на­
родного искусства, которые получили особое развитие в данном регионе, и в ко­
торых локальная художественная традиция нашла свое наиболее яркое воплоще­
ние: архитектурной деревянной пропильной резьбе, выщивке, кружеву, игрушке.
Художественно-предметный комплекс этих видов искусства наиболее сохранил­
ся. В собраниях музеев и частных коллекциях сосредоточен разнообразный мате­
риал по калужскому народному искусству. В подавляющем большинстве это вышивка, игрушка, кружево. Материал по фасадной деревянной резьбе был со­
бран автором в 1980-1990-е годы. Произведений других художественных промы­
слов, бытовавших на калужской земле, практически не сохранилось.
В сохранившемся комплексе памятников, разных по времени происхождения
и принципам бытования, художественным достоинствам, используемым матери­
алам и технике исполнения воплощены сущностные характеристики народного
художественного творчества региона, которые можно в целом определить как ло­
кальную художеегасняую традицию. Исследование ее происхождения, фор­
мирования и развития в различных видах калужского народного искусства и со­
ответствующих им художественно-предметных комплексах является основной
научной проблемой настоящей работы.
Степень нзученноеги проблемы. Русскому народному творчеству посвяще­
на обширнейшая литература, а также историографические исследования, кото­
рые обычно в виде вводных глав предваряют труды ученых, посвященных народ­
ному искусству России. В обширном ксфпусе исследований по народному худо­
жественному творчеству выделяются исследования этнографов, искусствоведов и
фольклористов. Труды, созданные в каждом из этих направлений, отличаются
специфическими методами исследования народного искусства.
Начало изучению русского народного искусства было положено во второй по­
ловине X I X века В.В. Стасовым. В разработке теории народного искусства осно­
вополагающее значение имели труды классиков отечественной науки А. И. Не­
красова, B.C. Воронова, А.В. Бакушинского, А.Б. Салтыкова, В.М. Василенко,
Б.А. Рыбакова, Л.А. Динцеса, А.К. Амброза, М.А. Некрасовой и др.
В историографическом обзоре своей работы автор обращается к многочислен­
ным исследованиям, посвященным изучению рассматриваемых в диссертации
видов народного искусства (архитектурной деревянной резьбы, вышивки, круже­
ва, игрушки), позволяющим представить некий горизонтальный срез в изучении
обозначенной проблематики.
Наука о русском народном зодчестве, зародившаяся в последней трети X I X ве­
ка и представленная трудами И.Е. Забелина, Л.В. Даля, А.А. Потапова, Н.В. Сул­
танова, М.В. Красовского, была связана с анализом искусства Древней Руси и
оставила в наследство убеждение в малохудожественности архитектурной пропиль­
ной резьбы. Более того, пропильная резьба второй половины Х1Х-начала X X вв.
рассматривалась учеными как явление, демонстрирующее глубокое падение худо-
жественного качества и ршчего обшего не имеющее с традиционным крестьянским
искусством. Поэтому даже из фундаментального труда А.А. Бобринского "Народ­
ные русские деревянные изделия" ( М . 1910) образцы пропильной резьбы оказыва­
ются декларативно исключенными. Данная научная позиция во многом определи­
ла дальнейшее отношение исследователей к пропильной резьбе. В 1920-е годы
В.С.Воронов в своих работах ограничился анализом сугубо традиционных форм
домовой резьбы и закончил ее рассмотрение серединой X I X века (О крестьянском
искусстве. Избранные труды. М. 1972). А.И. Некрасов приходит к признанию про­
пильной резьбы новым видом декора сельского жилища, но в своих оценках при­
держивается традиционной точки зрения (Русское народное искусство. М. 1935). С
так называемым "ропетовским" стилем и только связывали пропильную резьбу та­
кие известные исследователи русского народного зодчества, как Н.Н. Соболев
(Русская народная резьба и роспись по дереву. М. 1934) и И.В. Маковецкий (Па­
мятники народного зодчества Верхнего Поволжья. М. 1952; Памятники народного
зодчества Среднего Поволжья. М. 1954). И только в 1957годуМ.П. Званцев в сво­
ей работе "Народная резьба". (Горький. 1957) констатировал, что "...в отношении
новой формы в архитектурной дексч^ации деревни - выпиловочной резьбы - иссле­
дование почти не начато, а между тем, она представляет исключительный интерес".
Последовательная зашита художественных достоинств народной пропильной резь­
бы принадлежит Г.К. Вагнеру, который в своих трудах доказывает традиционность
многих ее мотивов и рассматривает домовую резьбу как важный элемент народной
культуры (Древние мотивы в домовой резьбе Ростова Ярославского// С Э , 1962. №
4). В дальнейшем в исследованиях С Б . Рождественской (Русская народная худо­
жественная традиция в современном обществе. М. 1972) и А.И. Скворцова (Рус­
ская народная пропильная резьба. Л. 1984) обосновывается необходимость тща­
тельного изучения архитектурной деревянной пропильной резьбы в целом и ло­
кальных ее вариантов, как характерной части культурного наследия народа.
Вышивка как один из видов народного искусства России становится объектом
специального изучения с середины X I X века. В частности, в трудах В.В. Стасова
впервые была подмечена связь сюжетов северной русской вышивки с дохристи­
анскими верованиями, в которых он видел "изображения древнего славянского
богослужения и праздников русальных". В дальнейшем в советский период в тру­
дах В.А. Городцова, Л.А. Динцеса, А.К. Амброза, Б.А. Рыбакова, М.А. Некрасо­
вой, И.Я. Богуславской развиваются различные направления изучения вышивки.
В частности, статья В.А. Городцова "Дако-сарматские религиозные элементы в
русском народном творчестве ..." ( М . 1926) надолго определила пути исследования
сюжетного орнамента северной вышивки, где наряду с раскрытием смыслового
содержания сложных орнаментальных композиций вышивки были указаны архео­
логические параллели этим сюжетам. В статьях Л.А. Динцеса (Восточные мотивы
в народном искусстве Новгородского края //СЭ, 1946. №3; Дохристианские хра­
мы Древней Руси в свете памятников народного искусства //СЭ, 1947. №2; Мо­
тив московского герба в народном искусстве.. Л . 1947; Изображение змееборца в
русском народном шитье //СЭ, 1948. №4) крестьянская вышивка рассматривает­
ся как явление изменяющееся, в котором наряду с образами, уходящими своими
истоками в глубокую старину, существуют усвоенные и переработанные мотивы
феодального искусства и заимствованные извне. Большое значите для выявления
генезиса и раскрытия семантики древних орнаментальных мотивов русской вы­
шивки имеют исследования Б.А. Рыбакова, А.К. Амброза, М.А. Некрасовой, И.Я.
Богуславской. В советское время в трудах С В . Иванова, В.Н. Чернецова, Г.С. Масловой (Орнамент русской вышивки как историко-этнографический источник. М.
1978) получила развитие концепщо! значимости изучения орнамента русской на­
родной вышивки в качестве исторического источника.
Значительные результаты в области изучения кружевоплетения получены в
исследованиях С.А Давыдовой (Русское плетеное кружево и русские кружевнищл. Спб. 1892; Кружевной промысел Рязанской губернии...Спб. 1888), Л.И.
Свинтковской-Вороновой (Кружевоплетение. Русское народное кружево //Из
научного наследия Л.И. Свинтковской-Вороновой...М. 2001), В.А. Фалеевой
(Русское плетеное кружево. Л. 1983), Н.Т. Климовой (Народный орнамент в ком­
позиции художественных изделий. Цветное коклюшечное кружево. М. 1993). Раз­
нообразный материал о состоянии и развитии кружевного промысла в России со­
держат Труды комиссии по исследованию кустарной промышленности в России
(СПб. 1888) и Труды I I I Всероссийского съезда деятелей по кустарной промы­
шленности в С.-Петербурге (Спб. 1913).
Достаточно сложный круг вопросов встал перед исследователями русской на­
родной игрушки уже с начала X X века. К сохранению и изучению этого вида
творчества призывает в своей работе "Русская народная игрушка" (СПб. 1905) А.
Бснуа. С. Глаголь в статье "Ифушка, ее история и значение" ( М . 1912) связыва­
ет "игрушечные образы" X I X века с национальными особенностями русского бы­
та. Исторический очерк развития игрушечного производства в Западной Европе
и в России представлен в книге Л.Г. Оршанского "Игрушки" ( М . 1923), где ав­
тор, в частности, подчеркивает, что история русской глиняной игрушки наиме­
нее исследована. B.C. Воронов называл игрушку "малой бытовой скульптурой" и
справедливо отмечал, что сами создатели игрушек "часто чувствовали в них го­
раздо большее содержание, чем минутная утеха детства" (О крестьянском искус­
стве. М. 1972). В книге Н. Церетелли "Русская крестьянская игрушка" ( М . 1933),
в которой автор ставит задачу проследить историческое развитие русской кустар­
ной игрушки как одного из видов народного искусства, представлен большой
фактический и иллюстративный материал по истории промыслов. В науке тради­
ционно важным является вопрос о происхождении русской народной ифушки
как особого вида тв<ч5чества. Теория культового происхождения игрушки обос­
новывается в труде Л.А. Динцеса "Русская глиняная игрушка. Происхождение,
путь исторического развития" (М.-Л. 1936). Другим исследователям эволюция
глиняной игрушки, предложенная Л.А. Динцесом, представляется несколько
ограниченной. Так, Б.А. Рыбаков в своих работах выделяет собственно ифушки
и фигурки ритуального назначения. Научная традиция, сложившаяся в исследо­
ваниях о народной глиняной игрушке (труды А.Б. Салтыкова, В.М. Василенко,
М.А. Некрасовой, И.Я. Богуславской) предполагает выделение комплекса памят­
ников с архаическим пластическим элементом и игрушки-скульптуры, адаптиро­
вавшей различного рода влияния.
В обширном корпусе трудов по русскому народному искусству произведения ка­
лужских народных мастеров в редких случаях привлекаются в качестве фавнительного материала. Обычно исследователи ограничиваются лишь упоминанием дан­
ного явления. Так, во вступительной статье к альболсу "Русская глиняная игрушка"
(Л. 1975). И.Я. Богуславская, отмечая архаические черты отдельных пластических
образов русской глиняной игрушки X I X - X X веков, ссылается, в том числе, и на
калужскую. М.А. Некрасова, определяя древние космологические истоки образов
и мотивов народной игрушки, обращается к игрушкам калужской мастершсы М.В.
Самошенковой, указывая на то, что мастерица "создает образы, истоки которых
восходят к мотивам ритуально-магическим", на их генетическую связь с обрядовы­
ми куклами, которые "были распространены в Калужской губернии и связывались
с аграрной магией" (Народное искусство как часть культуры. М. 1983).
Интерес к народной художественной культуре Калужского края возник еще в
дореволюционное время. В Калуге на рубеже X I X - X X вв. появляются различ­
ные краеведческие общества: Губернская ученая архивная комиссия. Церковное
историко-археологическое общество. Общество изучения природы и местного
края. Этнографы и краеведы своими публикациями на страницах региональных
изданий: "Известия Калужской ученой архивной комиссии", "Калужская стари­
на", "Известия Калужского общества изучения природы и местного края", - про­
буждали интерес к местной истории и культуре. В постреволюционное время изу­
чение народной художественной культуры края является составной частью рабо­
ты Калужского общества краеведения. Калужского общества истории и древно­
стей, Калужского общества изучения местного края. Калужского бюро краеведе­
ния. Последовательно развивается собирательство материалов по народному ис­
кусству, закладываются основы создания этнофафических коллекций, появляют­
ся первые публикации. Определяя состояния исследований по калужскому на­
родному искусству в 1920-1930-е годы, следует отметить, что это было время на­
копления материала и начало его научного осмысления.
Формирование науки о народном искусстве в Калужском регионе имело свои
особенности, обусловленные профессиональной подготовкой самих исследовате­
лей. По большей части это были собиратели-практики, краеведы и этнофафы,
тщательно фиксирующие и описывающие материалы по народному искусству.
Их практические наработки в случае попытки теоретического обобщения, как
правило, давались вне научного контекста, в них отсутствовал сравнительный ма­
териал, необходимые типологические сопоставления. Среди первых исследова­
ний о народной художественной культуре Калужского края выделяются работы
М.Е. Шереметевой (1886-1963) и Н.М. Маслова (1890-1967). Они расширили эт-
нографические исследования народной художественной культуры Калужского
края, предпринятые в рамках региональных исследований Н.И. Лебедевой (Эт­
нологическое изучение Калужского Полесья как характерного этнологического
района... 1927), Н.П. Гринковой, Е.Э. Бломквистом.
Этнографический аспект изучения калужской народной вышивки нашел доста­
точную реализацию в трудах М.Е. Шереметевой (Крестьянская одежда Калужской
Гамаюнщины. Калуга. 1925; Женская одежда в бывшем Перемышльском уезде
Калужской губернии. Калуга. 1929) и Н.П. Гринковой (Одежда западной части
Калужской губернии //Материалы по этнографии. Л. 1927), работа которых осу­
ществлялась в русле развернувшегося в 1920-е годы этнографического изучения
народной одежды, особенно южнорусских областей страны. Следует отметить, что
в их исследованиях вышивка рассматривается не как самостоятельный вид народ­
ного искусства, а только в качестве элемента декора народного костюма. 1950-е
годы в серии альбомов, изданных Научно-исследовательским институтом художе­
ственной промышленности и посвященных изучению региональных особенностей
русской народной вышивки, выходит небольшой альбом со вступительной статьей
В.Я. Яковлевой, где дается самое общее описание основных мотивов калужского
народного шитья (Калужская народная вышивка. М. 1959).
На протяжении нескольких десятилетий изучение калужского народного ис­
кусства оставалось на уровне освещения его отдельных аспектов и частных про­
блем в исторических, этнографических и искусствоведческих очерках и статьях.
В 1994 году издается каталог коллекции женской одежды Калужского областно­
го краеведческого музея, который продолжает этнографическое направление в
изучении народного шитья. В 1990-е годы появляется серия статей о калужской
народной вышивке автора данной работы, развивающих искусствоведческие ас­
пекты исследования (см. список авторских публикаций). Проблеме развития на­
родной художественной традиции в современной калужской вышивке посвяще­
на одна из последних публикаций автора (Орнаментальное искусство М.Н. Гумилевской //Вышивка. Художник М. Н. Гумилевская. М. 2005).
Калужская архитеюгурная деревянная пропильная резьба не исследовалась в
трудах ученых. Попытка этнографического изучения деревянных крестьянских
домов в пределах Калужского края была предпринята в 1927 году Е.Э. Бломкви­
стом (Крестьянское жилище Калужской губернии //Материалы по этнографии).
О наличии в Калуге деревянной застройки и только сообщает в своей работе
М.В. Фехнер (Калуга. Архитектура городов СССР. М. 1961). В книге С Б . Рожде­
ственской, посвященной итогам многолетнего этнографического изучения деко­
ра народного жилища, калужская деревянная пропильная резьба упоминается
лишь в качестве сравнительного материала (Русская народная художественная
традиция в современном обществе. М. 1972). Опыт регионального исследования
деревянной пропильной резьбы, где впервые исследуются истоки и пути разви­
тия данного вида калужского народного художественного творчества, предста­
влен в отдельных публикациях автора (см. список авторских публикаций).
Калужское кружево до настоящего времени остается практически неизвестным
специалистам по народному искусству. С.А. Давыдова, одна из первых исследо­
вательниц русского кружева, практически не уделяет внимания калужской тради­
ции. В фундаментальном исследовании о русском плетеном кружеве В.А. Фале­
евой (Русское плетеное кружево. Л. 1983) калужское кружево упоминается лишь
в связи с анализом кружевного промысла в Подольском уезде Московской губер­
нии. Рассматривая орнаментальные мотивы и технические приемы русского кру­
жева, Н.Т. Климова (Народный орнамент в композиции художественных изде­
лий. Цветное коклюшечное кружево. М. 1993) отмечает только факт существо­
вания калужского кружева. Возникновению и развитию кружевоплетения в Ка­
лужской губернии посвящена публикация автора данной работы в Сборнике Ка­
лужского областного художественного музея (1993).
Первые сведения о глиняных игрушках, существовавших в начале X X сто­
летия в Калужской губернии, приводит в своей рукописи "Калужская художе­
ственная керамика" (1941) Н.М. Маслов (Архив калужского областного худо­
жественного музея. Личный фонд Н.М. Маслова). В научный оборот хлудневская игрушка была введена А.Н. Фрумкиным, при непосредственном участии
которого изделия хлудневских мастериц экспонировались на выставке 1987
года "Народное гончарство России. Сохранившиеся центры. Пути возрожде­
ния" (1987). В очерке к каталогу выставки А. Фрумкин рассматривает хлудневскую игрушку только как декоративную скульптуру малых форм, "...не имею­
щую ничего общего ни с культовой скульптурой, ни с детской игрушкой". Пу­
блицистическое направление в историографии хлудневского промысла пред­
ставлено в статьях и очерках Г. Блинова (1974), Е. Борисова (1992), Е. Нестериной (1995), Н. Вяткиной (1995), Д.П. Дундуковой (1992, 1998), описываю­
щих условия жизни и труда, творческие портреты мастериц. Развитию гончар­
ного промысла в Хлудневе посвящен этнографический очерк Н.М. Ведерни­
ковой (Гончарный промысел в д. Хлуднево //Живая культура Российской
провинции. М. 1999). Анализ художественных особенностей хлудневской иг­
рушки был впервые предпринят в одной из публикаций автором данной рабо­
ты (см. список авторских публикаций).
Из последних исследований калужского народного искусства следует отметить
монографию автора (Народное искусство Калужского края X I X - X X веков. Ар­
хитектурная деревянная резьба. Вышивка. Кружево. Игрушка. Очерки. Калуга.
2001), которая представляет собой первый опыт искусствоведческого исследова­
ния народного художественного творчества региона.
Целн и задачн исследования. Цель данной работы - комплексное исследо­
вание основных видов народного творчества Калужского края: архитектурной
деревянной пропильной резьбы, вышивки, кружева, глиняной игрушки, выявле­
ние закономерностей и особенностей развития региональной художественной
традиции.
Для достижения поставленной цели необходимо было последовательное реше­
ние ряда взаимосвязанных задач:
- выявить, обработать и ввести в научный оборот художественно-предметные
комплексы по соответствующим видам калужского народного искусства;
- определить специфику происхождения, генетические основы данных видов
калужского народного искусства;
- составить четкое, по возможности, представление о локализации архитектур­
ной деревянной резьбы, вышивки, кружева, глиняной игрушки (проведение ареальных исследований);
- исследовать стилистические, художественные особенности и технические
принципы обработки материала, характерные для калужской архитектурной де­
ревянной резьбы, вышивки, кружева, игрушки; выявить историческую динамику
стилистических изменений и стилистические взаимовлияния между различными
видами прикладного искусства края;
- проанализировать комплекс используемых сюжетов, образов, орнаменталь­
ных мотивов и схем; в связи с этим: классифицировать типы орнаментов, основ­
ные мотивы, изобразительные образы и сюжеты, определить пути их трансфор­
мации, раскрыть их семантику;
- исследовать анализируемый материал в контексте бытовой культуры и всего
комплекса фольклорных явлений региона;
- определить особенности изменений исторических условий бытования (фор­
мы бытования) калужского народного искусства на протяжении X I X - X X вв.
Метод исследования. В исследовании используется сравнительно-историче­
ский метод, выработанные в искусствоведческой науке принципы анализа на­
родного творчества и декоративно - прикладного искусства. В изучении кон­
кретных памятников автор обращается к комплексной методике, соединяющей
исторический, искусствоведческий, этнографический, культурологический ас­
пекты исследования. Изучение произведений калужского народного искусства
осуществляется на уровне субстанциональном (исследование технологии и мате­
риалов), предметном (анализ изделий), изобразительном (характеристика моти­
вов, сюжетов, образов).
Особое место в диссертации отводится ареальным исследованиям, изучению
географии распространения на территории Калужского края различных видов на­
родного искусства. Зафиксированный материал с его последующей научной об­
работкой позволил применить картографический метод. При сопоставлении ре­
зультатов ареальных исследований с данными искусствоведческого и сравнитель­
но-исторического анализа были выявлены определенные закономерности в ра­
звитии народного искусства калужского региона.
И е т о ч н п ш исследования. Источниковедческую базу исследования составля­
ют музейные и частные коллекции по калужскому народному искусству, архив-
ные материалы, письменные источники, имеющие отношение к развитию народ­
ного искусства Калужского края.
В исследовании используются коллекции по народному искусству Государ­
ственного Русского музея. Научно-исследовательского института художественной
промышленности. Калужского областного художественного музея, Калужского
областного краеведческого музея. Дома мастеров (Калужского музея народного
искусства), Тарусской фабрики художественной вышивки, материалы частных
коллекций. Одним из источников по изучению художественно-предметного ком­
плекса калужского народного искусства явился "Русский фонд этнографических
музеев Москвы и Санкт-Петербурга. 1867-1930" (СПб. 1994), который включает
350 подлинных предметов, собранных с 1907 по 1913 гг. на территории Жиздринского. Козельского, Мещовского, Перемыщльского уездов Калужской губернии.
Большое значение для исследования имеет фотоархив автора (съемки фасад­
ной деревянной резьбы осуществлялись в 1980-е, 1990-е годы в Калуге, Боров­
ске, Тарусе, Козельске) и экспедиционный материал. Экспедиции в Думиничский, Тарусский, Боровский, Козельский районы Калужской области по сбору
вещевого и фольклорного материала с участием автора диссертации проводились
в 1980-е, 1990-е годы, 2001-2002 гг.
К числу письменных источников, имеющих отношение к развитию народного
искусства Калужского края и хранящихся в Госу21арственном архиве Калужской
области и Калужской научной библиотеке имени В.Г. Белинского, относятся пу­
бликации калужских историков, этнографов, археологов в "Известиях Калужской
ученой архивной комиссии" (ИКУАК, 1891-1913). "Калужской старине" ( К С , 19011911), "Известиях Калужского общества изучения природы и местного края" (ИКОИ М П М К , 1912-1919). Разнообразные полезные сведения, почерпнутые из утрачен­
ных исторических источников, содержат церковные описи (1800), писцовые и пе­
реписные книги (1617, 1626, 1687), "Памятные книжки Калужской губернии" (18611918), "Топографическое описание Калужского наместничества" (1785), "Летопись
Калужская от отдаленных времен до 1841 года" (1878), "Геофафический очерк Ка­
лужской губернии" (1908) В.М. Кашкарова, "Опыт истерического путеводителя по
Калуге и главным центрам губернии" (1912) Д.И. Малинина, "Кустарные промыслы
Калужской 1убернии и местная кооперация" (1920). Особый интерес для настояще­
го исследования представляют "Материалы для географии и статистики России. Ка­
лужская губерния" (1864) М. Попроцкого. Отдельные сведения о традициях художе­
ственной обработке дерева, бытовавших на калужской земле, содержат такие пись­
менные источники, как "Записки о Московии" Сигизмунда Герберштейна (СПб.
1908), "Грамота Тверского епископа Нила..." (Акты исторические № 121), приход­
но-расходные книги и описи имущества монастырей, которые воспроизводятся в
трудах С В . Ба^фушина (Научные труды. Т. 1. Акад. Наук СССР. М. 1951). Для вы­
явления имен калужских мастеров-резчиков, тв(Ч>чество которых остается практи­
чески анонимным, автор использовал документы Калужского областного отдела по
делам строительства и архитектуры (отчеты за 1951-1956). Исторические корни ху-
дожественно-предметного комплекса калужского народного искусства помогают
выявить труды по археологии калужского региона.
В диссертации используются многочисленные архивные документы: Россий­
ский Государственный исторический архив (РГИА), ф. 1286; Российский Госу­
дарственный архив древних актов (РГАДА), ф. 1355; Российская национальная
библиотека (РНБ), ф. 54; Государственный архив Ярославской области (ГАЯО),
ф. 56; Государственный архив Калужской области (ГАКО), ф. Р - 437, 3526, ф.
32, 33, 45, 58, 62, 132, 156, 258, 324, 372, 404; научный архив Калужского обла­
стного художественного музея (личные фонды Н.М. Маслова, М.Е. Шеремете­
вой), научный архив Калужского областного краеведческого музея (личные фон­
ды М.В. Фехнер, М.Н. Гумилевской).
Некоторые новые выявленные и проанализированные нами материалы этно­
графических экспедиций и архивные документы представлены в Приложении 1
к данной диссертации.
Назгчная новизна. Настоящая работа представляет собой первый опыт ком­
плексного исследования народного искусства Калужского края X I X - X X вв.,
выявления региональных особенностей русского народного искусства. Задача
конкретно исторических, локальных исследований народной художественной
культуры - одна из самых актуальных в современном этноискусствоведении. На
протяжении X X века калужскому народному искусству посвящались отдельные
статьи, очерки, развивающие в основном этнографическое направление иссле­
дования. В отличие от большинства своих предшественников автор настоящей
работы развивает искусствоведческие аспекты исследования. В частности, авто­
ра, как искусствоведа, интересует художественная природа рассматриваемых яв­
лений и их историческое развитие. Особое внимание уделяется анализу художе­
ственного образа произведений народного искусства. В исследовании впервые
уделяется большое значение проблеме развития традиционных форм народного
творчества, их жизни в современном народном искусстве Калужского края. В
процессе работы над темой автор выявляет, исследует, и вводит в научный обо­
рот обширный художественно-предметный комплекс по архитектурной деревян­
ной пропильной резьбе, вышивке, кружеву, ифушке, а также новые этнографи­
ческие материалы и архивные документы.
Практическая значимость. Результаты исследования могут быть использова­
ны в музейном деле и научной практике для атрибуции памятников народного
искусства Калужского края, при составлении каталогов, для разработки научных
концепций выставок, в лекционных курсах, в дальнейших научных исследова­
ниях и публикациях как специального, так и общетеоретического характера. На­
учные выводы диссертации будут способствовать созданию "Свода традиционных
центров народных художественных промыслов Калужской области" и развитию
творчества мастеров народных художественных промыслов.
Апробация работы. Основные положения диссертации изложены автором
в указанных в автореферате статьях, а также в книге, посвященной калужско10
му народному искусству (Народное искусство Калужского края X I X -XX ве­
ков. Архитектурная деревянная резьба. Вышивка. Кружево. Игрушка. Очерки.
Калуга. 2001).
Отдельные аспекты исследования освещены в докладах на научных конферен­
циях: "Мария Евгеньевна Шереметева (1886-1963) - калужский этнофаф и искус­
ствовед" на X Научных чтениях памяти В.М. Василенко "Наше наследие: класси­
ки и мастера искусствознания". 11-12 февраля 2004. Москва. Всероссийский му­
зей декоративно-прикладного и народного искусства; "Теория и реалии истори­
ческого бытования народного искусства Калужского края" на 6-й Региональной
научно-практической конференции "Состояние и проблемы развития гуманитар­
ной науки в Центральном регионе России", посвященной 10-летию Российского
Гуманитарного научного фонда. 26-29 мая 2004. Калуга. Калужский научный
центр; "Кружевоплетение в Калужской губернии: региональные аспекты исследо­
вания" на научно-практической конференции "Русское кружево: мастера и шко­
лы" 18 октября 2004 Москва. Государственный Республиканский Центр русско­
го фольклора; "Калужская фасадная деревянная резьба" на научно-практическом
семинаре "Традиции и инновации в изобразительном фольклоре и традиционных
художественных ремеслах. Художественная обработка дерева". 28 апреля 2005.
Москва. Государственный Республиканский Центр русского фольклора.
Текст диссертации прошел обсуждение на заседании Отдела народной художе­
ственной культуры Государственного института искусствознания (25 ноября 2004).
Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, четырех глав, за­
ключения, примечаний, библиографии, а также включает список сокращений,
словарь терминов, Приложение 1 (этнографические материалы, собранные авто­
ром и архивные документы, которые впервые вводятся в научный оборот), При­
ложение 2 (альбом иллюстраций фасадной деревянной резьбы, вышивки, круже­
ва, глиняной игрушки с соответствующими аннотациями).
СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ
В о введении формулируется стоящая перед исследователем научная пробле­
ма, дается обоснование актуальности темы исследования, определяются его цели
и задачи, научная новизна и практическая значимость, характеризуется состоя­
ние изученности вопроса. Большое внимание уделяется обзору соответствующей
научной литературы и анализу конкретных публикаций по теме. Здесь же дается
описание использованных источников и обоснование методики исследования.
Глава 1. Калужская народная пропильная резьба. Первая глава диссертации
состоит из двух разделов, в которых рассматривается комплекс проблем, связанных
с возникновением и развитием калужской архитектурной щюпильной резьбы.
11
Раздел 1.1. Происхождение, развитие, формы и мотивы архитектурной де­
ревянной пропилыюй резьбы. В данном разделе прослеживаются истоки и пути
развития, архитектурные формы и орнаментальные мотивы пропильной резьбы.
Зарождение и развитие архитектурной деревянной пропильной резьбы стало
возможным благодаря традиции художественной обработки дерева, издавна быто­
вавшей в Калужском крае. Об этом свидетельствуют как письменные источники,
так и сохранившиеся в этнографических коллекциях деревянные предметы кре­
стьянского обихода. Самые ранние известия о калужских деревянных изделиях от­
носятся к X V I веку. Так, например, в княжение Василия I I I в грамоте тверского
епископа Нила к боярину Василию Андреевичу Коробову, посылавшемуся в Кон­
стантинополь с дарами, находим в перечне подарков "Три ставы калужских". Ка­
лужские деревянные изделия в X V I веке вывозятся в Москву и за границу. В "За­
писках о Московии" Сигизмунда Герберштейна упоминается о производстве де­
ревянной посуды в Калуге: 'Там выделывают искусно вырезанные кубки...и дру­
гие вещи из дерева...отсюда они вывозятся в Москву, Литву и другие окрестные
страны". Калуга в X V I веке вообше славилась своими деревянными изделиями, но
особенно были известны ложки и чаши искусной резьбы. К сожалению, изделия
этого периода не сохранились. В этнографических коллекциях зафиксированы
лишь деревянные предметы крестьянского обихода X I X столетия: рубели, прялки,
пряничные и набойные доски, богато орнаментированные трехгранно-выемчатой
резьбой с солярной, растительной и зооморфной орнаментикой.
Калужская архитектурная пропильная резьба, представленная в сохранивших­
ся памятниках конца X I X - середины X X века, обладает целым комплексом уже
сложившихся характерных признаков. Исходя из данных архивных материалов,
можно предположить, что она прошла путь развития, традиционный для эволю­
ции отечественной домовой резьбы, и имела определенное распространение в гу­
бернии с конца X V I I I века. В это время в технике пропильной резьбы в калуж­
ских селах и городах уже выполнялись подзоры, причелины, полотенца, карни­
зы. Резьба имела преимущественно геометрический характер. В процессе изуче­
ния материала было установлено, что архитектурная пропильная резьба в регио­
не развивалась в контексте определенной жилой конструкции. В самой Калуге и
уездных городах в начале X X века бытовали два типа обывательского жилого до­
ма: 1) деревянные одноэтажные дома в три окна, реже в пять, поставленные тор­
цом по красной линии улицы; 2) дома одноэтажные, отличающиеся более слож­
ной планировкой и размерами, двухэтажные или одноэтажные с полуподвальным
этажом, нередко с каменным низом и деревянным верхом Орнамент деревянно­
го пропильного декора в жилищах первого типа обыкновенно более лаконичен и
сдержан. Пропильной декор домов второго типа чрезвычайно разнообразен: здесь
декорируется большая часть дома - светелки, мезонины, наличники и подзоры,
используются накладные пилястры, фигурные кронштейны.
В ходе исследования были определены основные виды пропиловки, бытовав­
шие на калужской земле: узор по фону, ажур, накладная резьба. Согласно обще12
принятому научному мнению, у истоков искусства пропиловки лежали два типа
деревянной резьбы: резьба по глухому фону и имитация глухой резьбы техникой
профилированной (а позднее гладкой) накладной резьбы. Первый тип восходит
к трехгранно-выемчатой резьбе и прорези деревянных бытовых предметов кре­
стьянского обихода, распространенной в Калужском крае. Появление прорези по
дереву в калужском фасадном декоративном комплексе было обусловлено разви­
тием деревянного гражданского строительства в старом городе и его окрестно­
стях. Согласно источникам ("Памятным книжкам Калужской губернии") и архив­
ным документам, динамика развития деревянного строительства в Калуге пред­
ставляется следующим образом: наиболее активно деревянное строительство раз­
вивалось с 1777 по 1785 гг. - по 45 домов в год и с 1883 по 1892 - по 25 домов в
год; наибольшее количество деревянных домов в Калуге насчитывалось в 1842 го­
ду - 3848; в 1869году в Калуге было 3681 деревянный дом, в 1870 году - 3687, в
1873 году - 2856, в 1883 году - 2.990, в 1892 году - 3.238 деревянных домов. М ы
считаем, что новая пропильная резьба в Калужском крае генетически связана со
старой сквозной, также используемой в архитектурном декоре. Она непосред­
ственно формировалась на основе последней и долго с ней сосуществовала.
Основой происхождения и важным фактором развития плоской накладной ре­
зьбы в калужском архитектурном декоре было искусство деревянных резных ико­
ностасов, наличие развитых навыков создания иконостасной пластики. Данный
вид пропильной резьбы получил распространение преимущественно там, где суще­
ствовали иконописные и иконостасные мастерские. О высоком профессиональном
уровне калужских иконостасников свидетельствуют письменные источники, ар­
хивные материалы и сохранивщиеся в калужских церквах барочные и ампирные
иконостасы. Формирование в конце X I X века калужской пропильной резьбы под
влиянием пластических приемов иконостасной, стилистически близкой глухой ре­
зьбе, щло путем постепенного упрощения пластически более сложномоделированного резного рельефа и придания ему большей четкости контура. На следующем
этапе мастера стали заменять прорезь выпиловкой. Образцы этой резьбы стала рас­
пространяться в губернии в конце X I X - начале X X вв. и многие сохранились до
наших дней. Последовательное упрощение пропиловки привело к использованию
штучного набора, что в настоящее время необычайно затрудняет выявление ло­
кальных художественных форм, закрепившихся на местной почве.
Количество деревянных строений в городе и его окрестностях несомненно влияло
на масштабы фасадного деревянного декора, который существовал в определенном
конструктивно-архитектурном контексте. Разнообразие форм калужского деревянного
пропильного декора изначально связано с планировкой и конструктивными особен­
ностями индивидуального жилища. В диссертации подробно анализируются тради­
ционные архитектурные формы деревянного пропильного декора по их функциональ­
ным и художественным особенностям: наличники, карнизы, светелки, навесы, крыль­
ца, террасы, ворота. Они определяли облик традиционного жилища, с их помощью
обозначалась его утилитарная целесообразность и эстетическая вьфазительность.
13
в чрезвычайно разнообразном по орнаментальным мотивам комплексе калуж­
ской архитектурной деревянной пропильной резьбы преобладают геометрические
и растительные мотивы. Мастера-плотники обращаются также к изображению
птиц и животных, к антропоморфным мотивам. Все это указывает на органиче­
скую связь пропильных узоров с орнаментальным комплексом народного искус­
ства Калужского края в целом и в частности с мотивами народной вышивки, в
которой преобладал аналогичный круг художественных символов. Зачастую - это
солярные знаки и символы плодородия.
В целом развитие орнаментальных мотивов калужской фасадной деревянной
резьбы представляет последовательную трансформацию антропоморфных, орнитоморфных и зооморфных мотивов в растительные. Этот процесс во многом
отразил общие тенденции в развитии декора народного жилища в X X веке. И с ­
пользование новых нетрадиционных мотивов в деревянном пропильном декоре
приводит приблизительно в это же время к изменению техники пропиловки: по­
степенно исчезает прорезь по фону, а ажур и накладная резьба получают даль­
нейшее развитие. Постепенное усиление чисто декоративных качеств отдельных
орнаментальных мотивов калужской деревянной архитектурной резьбы приводит
к новой композиционной системе, в которой превалирует орнаментально-деко­
ративный сплав взаимопроникающих элементов. Эстетике этих композиционных
систем как нельзя лучше соответствует получившая распространение техника
пропильного ажура.
Раздел 1.2. Художественные особенности архитектурной деревянной
пропильной резьбы. В данном разделе пропильной деревянный декор рассма­
тривается как динамичная художественная система, находящаяся во взаимосвязи
с существующим архитектурным контекстом.
В деревянном пропильном декоре калужской фасадной резьбы, использующем­
ся для внешнего убранства жилища, реализуются прежде всего его чисто эстети­
ческие качества. Пропильной декор "работает" как бы на несколько уровней вос­
приятия: издали он впечатляет общим эффектом деревянного кружева, а вблизи
изысканно-мелким узорочьем и композиционной слаженностью орнамента. В ка­
лужской пропильной резьбе используется ярко выраженный принцип "наборности", который лежит в основе разнообразных орнаментальных композиций и об­
условливает их необычайную вариативность. Данный принцип варьирования за­
ранее заготовленных орнаментированных деталей, близкий приемам мозаики или
аппликации, позволял мастерам достичь большой насыщенности декора, его уди­
вительного разнообразия и подлинного орнаментального богатства.
Композиционная цельность пропильного декора достигается за счет его орга­
нической согласованности с архитектурными объемами и конструктивными чле­
нениями дома в целом: пилястры оформляют края фасада, ограничивая его сбо­
ку; резные причелины четко выделяют фронтон кровли, придают ему как архи­
тектурной форме завершенность в пространстве. При общем подчинении компо14
зиционного размещения пропильного орнамента на фасаде принципам замкну­
тости и тектонической устойчивости, характерным для калужской архитектуры,
отдельные его части не производят впечатления статичности. Основные компо­
зиционные построения орнамента пропильнои резьбы потенциально тяготеют к
движению. В них отсутствуют замкнутые схемы, резные орнаментальные формы
"движутся" свободно и динамично. Этот тип композиций украшает подзоры, кар­
низы, фризы, пояса, каемки, бордюры, то есть удлиненные по горизонтали пло­
скости, орнаментированные пропильным узором из отдельных ритмически пов­
торяемых элементов. Ощущение движения заключено в самой повторяемости. Из
этого же принципа проистекает и активная взаимосвязь орнаментальной компо­
зиции фасада в целом с внешним окружением.
Пропильнои декор фасада - не только замкнутая в себе система, но и система,
раскрьггая вовне, формирующая архитектурный облик городской среды Калужско­
го края и находящаяся в тесной стилистической и пространственной взаимосвязи
со всем локальным архитектурным комплексом. Фасадная пропильная декбрация
дома кажется динамичной пространственной композицией, объединяющей отдель­
ные функциональные архитектурные элементы частного дома и устанавливающей
особую систему художественных связей, диалога и перекличек всей архитектурной
застройки города. Б этой связи следует отметить важность существующего общего
архитектурного контекста. На художественные особенности калужской деревянной
фасадной резьбы определенное влияние оказали наиболее характерные для калуж­
ского фадостроительства архитектурные стили: "русский стиль", классицизм, мо­
дерн. Далее рассматриваются художественные особенности калужской домовой ре­
зьбы, сформировавшиеся под влиянием декоративных форм "русского стиля" как
составляющей модерна, ампирных форм декора, стилистики модерна.
Работая с конкретным материалом, убеждаешься в том, что народные мастера в
процессе своей деятельности менее всего думали о "чистоте" того или иного стиля,
на который они ориентировались в своем творчестве. Как правило, усваивались и
перерабатывались те мотивы и формы, которые более всего привлекали. Поэтому в
калужской фасадной деревянной резьбе конца X I X века - середины X X века обыч­
но встречаются такие формы декора, которые представляют собой некий симбиоз
разнородных источников, в частности, традиционных мотивов древней резьбы, клас­
сицизма, "русского стиля" и других направлений модерна. В стилистике калужской
архитектурной пропильнои резьбы нашла свое выражение характерная для конца
X I X века эклектичность, объединяющая самые различные источники. Особенности
местной художественной традиции зачастую соединяются с множеством пришедших
извне стилистических влияний. Особую роль начинают играть законы и механизмы
моды, распространение модных, как правило, столичных образцов домовой резьбы,
которые повторялись ремесленника и были востребованы горожанами.
Пути развития различных видов пропиловки были не одинаковы: в X X столе­
тии постепенно исчезает прорезь по фону, напротив, ажур и накладная резьба
получают дальнейшее развитие.
15
Образный содержательный строй калужской деревянной фасадной резьбы про­
низан мажорным началом, обращенностью к людям. Орнаментика пропильного
декора преисполнена особой благожелательностью, истоки которой уходят к обрядово-ритуальной символике древнего народного творчества. Глубокая внутренняя
связь с традицией прослеживается в многовековом напластовании образов, в
устойчивости отдельных мотивов, сюжетов, композиций орнамента, в стремлении
органично соединить технику резьбы с материалом. Калужская деревянная архи­
тектурная пропильная резьба - своеобразный локальный центр архитектурного
творчества народа. Ее технические и художественные особенности определяют ме­
сто данного явления в пространстве отечественной культуры. Естественна и отча­
сти условная недолговечность деревянного строительства, особенности современ­
ного урбанистического развития, к сожалению, приводят к последовательной утра­
те памятников и художественной практики архитектурной резьбы в Калуге. Сохра­
нение памятников народного зодчества с деревянной пропильной резьбой должно
стать одной из главных задач музейной работы и градостроительной политики.
Глава 2. Калужская народная вьппивка. Вторая глава диссертации состоит
из шести разделов, в которых анализируются старая калужская вышивка середи­
ны X I X - начала X X вв. и современная художественная вышивка Тарусской фаб­
рики (ТФХВ).
В процессе исследования локальной традиции калужской народной вышивки
характеризуется предметный комплекс, украшенный традиционной вышивкой,
техника исполнения и материалы, систематизируются орнаментальные мотивы,
выявляется их семантика, генезис и пути их трансформации, определяется фоль­
клорный контекст традиционного бытования вышивки, особенности ее функ­
ционирования в социальной среде, значение калужского народного шитья для
развития современной художественной вышивки края.
Раздел 2.1. Орнаиентированные предметы в народном бьпу Калужско­
го края. В данном разделе определяется предметный комплекс калужской народ­
ной вышивки.
Этнографические коллекции калужского народного шитья включают не толь­
ко отдельные вышивки, но и предметы народного быта: элементы традиционно­
го народного костюма и праздничные обрядовые полотенца, наиболее полно сох­
ранившие древние сюжеты вышивки. Украшению текстильных бьгговых предме­
тов уделялось большое внимание в крестьянской народной среде Калужской гу­
бернии. Вышивкой украшался традиционный народный костюм. В X I X веке в
обиходе калужской крестьянки было два комплекса одежды: с поневой и с сара­
фаном. В традиционный комплекс входили также холшовая с тканым узором ру­
баха, передник-занавеска, высокая кичка с сорокой. Народные мастерицы выши­
вали рубахи, передники-занавески, поневы, головные уборы (сороки). В зависи­
мости от назначения предмета, формы, размеров, материала, покроя менялись
16
характер вышивки, ее композиция, техника. Далее подробно анализируется вы­
шитый декор различных элементов традиционного женского костюма. Измене­
ние вышитого декора в зависимости от функции предмета можно проследить,
анализируя калужские передники-занавески (вислые и с плечиками): будничные
занавески украшались только небольшой перетычкой (холст, перетканный крас­
ными полосами), праздничные были очень нарядными, они носили название
"добрые" и украшались широкими полосами вышивки.
Вьппивка украшала также полотенца, занимавшие важное место в жизни калуж­
ских крестьян. В этнографических коллекциях сохранились главным образом поло­
тенца ритуального, обрядового назначения, обособившиеся от своего бытового двой­
ника, а потому и украшенные богатой сложной вьппивкой. Орнаментированное по­
лотенце в бьпу калужских крестьян применялось преимушественно в семейной об­
рядности: свадебной, родильной, погребально-поминальной. В ходе различных об­
рядов полотенце выступало как объект почитания, предмет особой важности, без ко­
торого ритуал свадеб, рождения, похорон и поминок был неполон. По этнографиче­
ским материалам Калужской губернии, орнаментированное полотенце в свадебной
обрядности крестьян использовалось необычайно широко. В диссертации подробно
анализируются различные по своей функциональной принадлежности свадебные по­
лотенца (венчальные, дарные, "на вожжи", "на водонос", "пропойные", "стенавые") и
способы их у1фашения вышивкой преимущественно с геометрической орнаменти­
кой. В анализе конкретньк памятников используются фольклорный и этнографиче­
ский материал, связанный с бытовавшими в Калужском крае обычаями и обрядами.
Постепенное забвение основных ритуальных функций полотенца в народном быту
идет параллельно с изменением характера вышивки, а именно с трансформацией ее
в сторону упрощения орнамента и утратой наиболее древних типов композиций.
Раздел 2. 2. Вышивание - домашнее заняггие, ремесло. В данном разделе рас­
сматривается бытование домашней и ремесленной калужской народной вьшшвки.
В калужском народном быту домашняя и ремесленная вышивка были целиком
уделом женщин. При этом крестьянская вышивка в сфере домашнего производ­
ства - для собственных нужд - наиболее устойчиво сохраняла традиционные
приемы в технике и орнаментации. Вышивальное искусство в народном бьггу Ка­
лужской губернии бьшо органично связано с приготовлением приданого, с укра­
шением традиционного костюма и различных предметов, связанных с обычаями
и обрядами, бытовавшими в крестьянской среде.
Превращение вышивания из домашнего занятия в ремесло или промысел, что
определялось экономическими и социальными причинами, характерными для
быта русских крестьян X I X века, на калужской почве практически не имело ме­
ста. В Калужской губернии традиционная народная вышивка перевитью, со сво­
ей веками сложившейся орнаментикой, бытовала и практически не изменялась в
условиях почти натурального хозяйства в первую очередь в селах Гамаюнщины и
Монастырщины, менее других затронутых влиянием города. Народные мастери17
цы бережно относились к традиции, что нашло свое выражение не только в вы­
шивке орнаментов традиционного костюма, но и в разнообразных декоративных
дополнениях к нему.
Бытование ремесленной вышивки в Калужской губернии имело свои особен­
ности: она выполнялась мастерицами на дому и была рассчитана в основном на
крестьян окрестных сел, т.е. на узкий круг потребителей, и поэтому своими кор­
нями она глубоко уходила в местное искусство. Но чем шире становился рынок
сбыта вышивки, тем более упрощались орнамент и техника, увеличивался разрыв
с местными художественными традициями. Этот процесс хорошо иллюстрирует
анализ промысла художественной вышивки, созданного в 1894 году в селе Ахлебинине И.Я. Коншиной. Традиционного местного орнамента и перевити в изде­
лиях промысла не было, мастерицы ориентировались на вкусы и моду городско­
го потребителя, и не случайно вышивка ахлебининских мастериц обыкновенно
сбывалась в Москву, Петербург. В ахлебининском промысле были свои тради­
ции, создавался свой стиль вышивки: вышивали по холсту льняными нитками,
шелком и серебром по рисункам самой И.Я. Коншиной или журнальным иллю­
страциям; использовались мотивы преимушественно растительного характера.
По результатам проведенного исследования можно сделать вывод, что тради­
ционная калужская вышивка оставалась фактом крестьянской повседневной бы­
товой культуры и не приобрела характера ремесленного промысла. Распростра­
ненная в качестве домашнего занятия, вышивка вплоть до первых десятилетий
X X века сохраняла свою самобытность в технике и орнаментации.
Раздел 2.3. Материал и техгапи калужской народной вышнвки. В дан­
ном разделе рассматриваются материал и технические особенности калужской
народной вышивки.
Материалом вышивки служит основа, на которой она выполняется, и нитки
различного происхождения. Основой традиционной крестьянской вышивки Ка­
лужской губернии служил холст. Холст использовался для собственных нужд кре­
стьянской семьи и лишь отчасти шел на продажу. Для праздничной одежды ча­
ще всего использовался тонкий отбеленный холст, вытканный из льна, а в слу­
чае неурожая льна ткалась грубая "замашная" холстина из пеньки. Особенно тон­
кий холст использовался для обрядовых полотенец. В Калужской губернии холст
был как продуктом домашнего производства, так и фабричного. Очаги ткацкого
промысла с 1830-х годов были сосредоточены в Малоярославецком, Тарусском,
Боровском, Перемышльском уездах, в результате чего в крестьянский обиход гу­
бернии стали входить хлопчатобумажные ткани. Большой популярностью поль­
зовался кумач, китайка (темно-синяя ткань), миткаль, сатин, ситец. В изготовле­
нии мужской и женской одежды в Калужской губернии вплоть до начала X X ве­
ка домотканым холстом в основном пользовались крестьяне районов Гамаюнщины и Монастырщины, где долго сохранялись условия натурального хозяйства. В
других уездах к началу X X столетия в обиход широко входили фабричные и из18
готовленные в кустарных заведениях ткани, в частности, кумач, который шел на
изготовление одежды, концов полотенец и занавесок. Кумач, иногда ситец ис­
пользовали как дополнение к вышивке, а иногда и заменяли ее. Для золотошвей­
ных изделий (прошвы понев, элементы головного убора) выбирался бархат, шел­
ковая ткань. Из ситца, сатина, атласа ярких цветов (красного, малинового), ко­
торые были в основном покупными, шили праздничные сарафаны, в отдельных
случаях украшенные вышивкой крестом.
Материалом для вышивания в Калужской губернии издавна служили льняные,
шерстяные, полушерстяные нити. Следует отметить, что вышивание шерстяны­
ми нитями было присуще главным образом южнорусским губерниям. Для выши-вания брали сканную (сученую) шерстяную пряжу. Шерстяные нити были до­
машнего изготовления и окраски (шленка), а также кустарного или фабричного
производства (гарус). Льняные нити были отбеленные или окрашенные преиму­
щественно в красный цвет. С конца X I X века в калужскую вышивку активно вхо­
дят хлопчатобумажные нити красного цвета (кумак). В калужской народной вы­
шивке устойчиво сохранялось основное цветовое сочетание: красный, желтый,
синий, зеленый (и их оттенки). При этом основной цвет здесь - красный. Слово
"красный" в русском языке обозначает также красивый, прекрасный, лучший.
Отсюда видно то особое значение, которое придавалось красному цвету выши­
вальщицами. Золотное шитье в губернии было монастырского происхождения,
выполнялось пряденой золотой или серебряной ниткой рельефным швом. В гу­
бернии отмечается распространение шитья бисером для украшения головных
уборов, иногда бисер дополнял вышивку рубахи. В декор женского костюма ка­
лужских крестьянок входил так называемый "нашейник", (местное название - ги­
тан) - кумачовый воротник, вышитый бисером, к нему пришивалась спускаю­
щаяся на грудь, низанная бисером полоска.
По основным способам вышивания калужская народная вышивка, относится
к счетной технике, выполняемой по счету нитей по разреженной ткани, так на­
зываемая перевить. Местное ее название - "вырезы". Шьют их следующим обра­
зом: выдергиваются нитки утка (поперечные) и основы (продольные), в образо­
вавшейся сетке тонкими льняными, хлопчатобумажными нитками вышивают
узор, незашитую часть основы перевивают красными нитками (цветная перевить)
или белыми (белая перевить). Орнаментальные мотивы в вырезах вышивались
штопкой или настилом цветной или белой нитью. Мнения исследователей в во­
просе появления перевити в народной вышивке разделяются: одни утверждают,
что Древняя Русь не знала вышивки по разреженному холсту и что она появи­
лась лишь в X V i n веке (В.А. Фалеева), другие придерживаются мнения, что ши­
тье по перевити древняя традиция, как и шитье двусторонним швом (В.В. Ста­
сов). Очевидно, возникновение этой техники и ее распространение по регионам
России проходило по-разному. Для смежных губерний южнорусского региона Орловской, Тульской части Рязанской, Смоленской и Калужской - перевить яв­
ляется одной из распространенных, известных издавна техник вышивания. В са19
мой Калужской губернии перевить была наиболее распространена в Перемышльском. Калужском, Медынском, Тарусском, Козельском уездах. В юго-западной
части края она встречалась реже, здесь предпочтение отдавалось плотной вышив­
ке - "бранье", имитирующей бранное ткачество. С конца X I X века в отдельных
уездах губернии в крестьянском быту широкое распространение получают вы­
шивки крестиком, выполняющиеся обычно красными и черными нитками. В
конце X I X - нач. X X вв., оставляя шитье перевитью, калужские крестьянки ста­
ли переходить на вышивку крестом по канве, отчасти крестом по счету нитей.
Узоры брали из "вышивальных книжек", приложений к журналу "Нива", с оберток..дешевого мыла Ралле и Брокар. Эти вышивки проникали в селения, наибо­
лее связанные с городом, вытесняя местную традиционную перевить.
Калужская вышивка украшала текстильные предметы часто в сочетании с тка­
ными узорами, выполненными бранной или закладной техникой. Дополнение к
выштым узорам составляли разноцветные ленты, кружево, бахрома, кумачовые
вставки, разноцветная тесьма, полосы парчи, галун, блестки. По мнению иссле­
дователей "...сочетание вышивки с полосами тканей, особенно с кумачом, круже­
вом, отличает русские вышитые изделия от вышивок других народов, включая ук­
раинцев и белорусов. Сочетание вышивки с кумачом, полосками тесьмы и позу­
мента составляет общую черту с вышивками народов Поволжья" (Г.С. Маслова).
Раздел 2.4. Сюжеты и мотивы орнамента калужской народной вынпшки. в данном разделе осуществляется тематическая классификация орнаменталь­
ных мотивов, рассматривается их семантика и типология.
Применяя к орнаменту калужского народного шитья тематическую классифи­
кацию, мы учитываем условность данного принципа систематизации материала,
так как существуют смешанные и переходные группы орнаментов. В одной ор­
наментальной группе могут объединяться разнохарактерные мотивы, различные
по времени и месту происхождения.
Узоры калужского народного шитья довольно разнообразны. Сюжеты и моти­
вы в отдельных случаях совпадают друг с другом. Но сюжет может охватывать и
более широкий круг образов и часто, в сложных композициях состоит из нес­
кольких мотивов. Мотив, в зависимости от конфигурации поверхности и кон­
струкции украшаемой вещи, может существовать, как единичное изображение,
либо составлять раппорт узора.
Орнаментальный комплекс калужской народной вышивки включает в себя
геометрические, зооморфные, орнитоморфные, растительные, антропоморфные
мотивы. В этих группах, в свою очередь, выделяются более древние пласты ор­
наментики и мотивы, распространившиеся в конце X I X - начале X X вв.
Геометрическая орнаментика (солярные знаки и символы плодородия) полу­
чила наибольшее распространение в калужской народной вышивке. Этнографы
зафиксировали ее бытование практически во веех уездах губернии в X I X - X X вв.
Особой приверженностью к геометрическим мотивам отличается вышивка райо20
на Гамаюнщины и Перемыщльского уезда. Именно в памятниках, локализован­
ных в данной местности, прослеживается более древний орнаментальный пласт,
имеющий большое количество параллелей в широком археологическом и в част­
ности славянском материале, что позволяет говорить о семантической значимо­
сти рассматриваемых орнаментальных образов. Орнитоморфные мотивы ("уточ­
ки", "петухи", "павы") особенно распространены были в вышивке Перемыщль­
ского уезда и района Монастырщины. По результатам анализа конкретных па­
мятников выделяются два основных вида иконографии данного образа: 1) пава с
распущенными перьями хвоста. С помощью ромбовидных или круглых завитков
на концах перьев схематически обозначается характерный признак перьев пав­
линьего хвоста - яркий круглый "глазок"; 2) изображение павы с поднятым кры­
лом и хвостом в виде большого пера или двух перьев. По своим очертаниям она
больше напоминает петуха. По мнению исследователей (Sirelius U.T. Die Vogelund Pferdemotive in karelischen und ingermanlandischen Broderien. Helsingforsiae.
1925; Г.С. Маслова. Орнамент русской народной вышивки. М. 1978), первому об­
разу павы с распущенными перьями хвоста можно найти множество параллелей,
начиная с эпохи средневековья в искусстве народов Европы от Средиземноморья
до Скандинавии, второй вид характерен для России и в частности для южнорус­
ского региона, который включает калужскую народную вышивку.
Основные зооморфные мотивы в калужской народной вышивке - это кони и бар­
сы. Обращение к образу коня в калужской народной вьшшвке вплоть до начала X X
века было связано с фольклорными представлениями о благопожелательных функ­
циях данного образа. Благожелательно-апотропейное значение приобретает в народ­
ном шитье Калужского края изображение барсов-медведей. Типологически оно вос­
ходит к северо-восточному орнаментальному комплексу и наиболее часто встречает­
ся в вышивках Ярославской, Костромской, Вологодской областей. Но в контексте
калужской вышивки смысловая связь с прототипом уже утрачена, и мотив получает
навое название "медведи". В изображении медведя, помимо проанализированных в
диссертации местных поверий, косвенно сказались общерусские мифопоэтические
представления о присущих этому животному пророческих качествах и его способно­
сти отвращать злые силы, что является, как считают ученые, отголоском древнего
почитания медведей в Восточной Европе. (Н.Н. Воронин. Медвежий культ в Верх­
нем Поволжье в X I веке // Краеведческие записки. Ярославль. 1960; Дуйчев И.С. К
вопросу о языческих жертвоприношениях в Древней Руси...М. 1976).
Растительные мотивы в калужской народной вышивке, несомненно, более поз­
днего происхождения, что отразилось и в названиях: орнамент, в котором исполь­
зуются мотивы деревьев, типологически восходящий к архаическому "древу жизни",
носит название "сады"; узор, составленный из мотивов цветов в вазонах, именуется
"банки"; розетка с узорными очертаниями - "кудрями"; разнообразные растительные
композиции - "виноградом". Нередко растительным мотивам придаются антропо­
морфные очертания. Антропоморфные мотивы (женская фигура и мужская в виде
всадника) в орнаментике калужского народного шитья встречаются, как правило, в
21
обрамлении геометрических и растительных мотивов. Их трактовка соответствует
как более архаическим принципам изображения женской фигуры со всадниками,
типологически восходящим к изображению Великой Богини с прибогами в древ­
нем орнаментальном комплексе, так и более "бытовому" способу художественного
прочтения данного изображения. На степень развития бытового, связанного с реа­
лиями повседневной крестьянской культуры начала в антропоморфных изображе­
ниях калужского народного шитья указывают и их названия в народной среде: "ба­
бы", "куколки". Далее в диссертации подробно проанализирована семантика орна­
ментальных мотивов с привлечением калужского фольклорного и этнографическо­
го материала. В частности, бытование на калужской почве обычаев сжигания соло­
менной куклы и "вождение кобылки" на масленицу, вождения медведя, "закликание весны", старинных свадебных ритуалов во многом объясняет укорененность
традиционных мотивов в калужской народной вышивке. Но подобно тому, как в
обрядах X I X - начала X X вв. прослеживается постепенное исчезновение магическо­
го аграрно-продуцирующего содержания и превращение их в игровые действа, так
и в вышивке видно изменение стилистики и семантики древних мотивов: трансфор­
мация древнего орнаментального извода и преобладание эстетической функции ор­
намента. В поисках генетических корней некоторых орнаментальных мотивов ка­
лужской народной вышивки автор выбирает отдельные характерные примеры и вы­
являет их опосредованную связь с некоторыми классическими композициями, ха­
рактерными для архаических форм искусства, как античного, так и древневосточ­
ного происхождения и представленными в средневековом искусстве. Некоторые,
проанализированные нами архаические мотивы, вероятно, больше связанны со сла­
вянскими древностями и уже через них - с древними цивилизациями Востока. В
народной вышивке они представляют скорее реликтовое явление, но таким обра­
зом локальное художественные явления обретают свою "родословную", как и "бро­
дячие сюжеты" в фольклоре (И.И. Толстой. Статьи о фольклоре).
Раздел 2.5. Стилистическая разработка и трансформация орнаменталь­
ных мотивов в калужской народной вьппивке. В данном разделе исследуют­
ся традиционные мотивы вышивки и их видоизменения, прослеживаются основ­
ные тенденции и направления трансформации древних композиций в орнаменте
памятников калужского народного шитья.
Опираясь на анализ особенностей стилистической разработки орнаментальных
мотивов в декоре конкретных памятников калужской народной вышивки, можно
судить о степени и характере трансформации традиционного орнамента, говорить
об отходе от стилистики образцов архаического типа. Изучение этнографических
коллекций калужского народного шитья позволило выделить определенный круг
памятников, орнаментированных сложными композициями, построенными по­
средством соединения антропоморфных, растительных и зооморфных мотивов и
обрамленными геометрическим орнаментом. В разнообразии орнаментов этих вы­
шивок прослеживаются три основные тенденции трансформации древних моти-
22
BOB, что позволяет выделить и три фуппы произведений. В первой группе, орна­
мент вышивки еще сохраняет художественную форму древнего извода и тради­
ционную иконографию сюжета, развиваясь, не порывая с архаической традици­
ей. Во второй группе, целостная композиция разрушается, при этом геометриче­
ские, растительные, антропоморфные и зооморфные элементы используются как
самостоятельные мотивы. В третьей группе памятников, в традиционных компо­
зициях появляются изобразительные элементы бытового характера. При этом
происходит изменение содержательных основ этого вида творчества: утрачивают­
ся ритуальная, магическая семантика. Параллельно в них актуализируются смы­
слы бытовой культуры, повседневной крестьянской жизни.
Развитие этих тенденций подробно рассматривается на примере одного из из­
вестных древних сюжетов: изображение стоящей женской фигуры (по мнению
исследователей, олицетворяющей Великую Богиню жизни) с обращенными к ней
всадниками, конями или птицами - прибогами, олицетворяющими природные
стихии. Определяются три основных направления, по которым сложные орна­
ментальные композиции калужской народной вышивки X I X века, сохраняющие
связь с сюжетами древнего извода, претерпевают определенную трансформацию:
1) Усиление орнаментальности при сохранении традиционной трехчастной
композиции с наиболее древней иконографией сюжета происходило внутри этой
схемы и было связано с постепенной десимволизацией архаического сюжета.
2) Орнаментальное начало становилось самодовлеющим. Оно проявлялось в
нарушении цельности традиционных композиций и разрушении трехчастности; в
отдельных случаях - в нарастании узорочья, в совмещении элементов различных
изображений в одном орнаментальном ряду мотивов; иногда - в полной утрате
сюжетно-изобразительного характера основных фигур древних композиций и
превращении их в элементы геометрического или растительного орнамента.
3) Развивалась сюжетно-изобразительная сторона древних мотивов, но уже на
новой основе современного им толкования композиций. Это сказывалось и в де­
талях, и в живой непосредственности жанровой сценки, заимствованной из жиз­
ни и сохранившей от древних мотивов лишь внешнюю композиционную схему.
Все три направления трансформации древних мотивов существуют в орнамен­
те калужской народной вышивки и прослеживаются по материалам художествен­
но-предметного комплекса X I X века.
Раздел 2.6. Народная художественная традиция в современной калуж­
ской вышивке. В данном разделе определяется значение калужского народного
шитья для развития современной художественной вышивки края.
Проблема развития традиций калужской народной вышивки в современном вы­
шивальном искусстве может быть предметом отдельного исследования. Однако, об­
ращение к ней в самых общих положениях в контексте данной работы представля­
ется необходимым. Традиции народного ш т ъ я сохраняются и развиваются в совре­
менной художественной вышивке Калужского края, в частности в творческой дея23
тельности художников и мастеров Тарусской фабрики художественной вышивки
имени М.Н. Гумилевской. В 1924 году в Тарусе при непосредственном участии Н.Я.
Давьщовой и М.Ф. Якунчиковой была основана артель вышивальщиц. Возникнове­
ние и развитие артели по времени совпало с аналогичными процессами в других рос­
сийских регионах. В 1920-е - 1930-е годы повсеместно на территории России проис­
ходит становление артелей, строительство первых общественных мастерских. Далее
подробно рассматривается деятельность артели, которая в 1964 году преобразуется в
Тарусскую фабрику художественной вышивки (ТФХВ). Деятельность фабрики была
связана с творчеством М.Н. Гумилевской (1895-1985), которая с 1924 по 1967 гг. яв­
лялась главным художником фабрики, принимала активное участие в ее создании.
Анализ творческого наследия художницы с точки зрения развития традиций калуж­
ской народной вышивки позволяет сделать определенные выводы. Орнаментальное
искусство Гумилевской - искусство нового времени, но сформировалось оно в кру­
гу народного искусства, и непосредственно продолжило его традиции, вьывило и
развило его устойчивые тенденции. Отсюда - органичность образов, созданных М.Н.
Гумилевской. В творчестве художницы мы наблюдаем творческое использование
традиционных мотивов калужского народного шитья в новых декоративных компо­
зициях, создаваемых на основе преемственности и развития техники цветной и бе­
лой перевити. В лучших гфоизведениях М.Н. Гумилевской традиционное не проти­
востоит авторскому. Индивидуальное творческое начало подкрепляется опытом кол­
лективной художестве1шой традиции. Обращаясь к традиционным мотивам калуж­
ской народной вышивки, подчиняя их стилистику художественным задачам нового
произведения с четкой ориентацией на технику цветной перевити, фактуру ткани,
ниток, художница создает своеобразную орнаментальную структуру поверхности
оформляемого конкретного изделия. Внимательное, бережное отношение к местной
народной художественной традиции помогло М.Н. Гумилевской постичь основы на­
родного мастерства и выработать свою систему образной структуры вьшшвки, реа­
лизовать собственные принципы создания орнаментальной композиции, в которых
связь с прошлым и современность органично сосуществуют.
Творчество М.Н. Гумилевской во многом определило художественные приори­
теты в деятельности Т Ф Х В , которое рассматривается в диссертации как местное
традиционное художественное производство. С 1980-х годов творческий коллек­
тив фабрики последовательно развивает традицию создания богато украшенных
перевитью выставочных полотенец, а также разрабатывает модели женского ко­
стюма - повседневного и праздничного, в декоре которого используется тради­
ционная калужская вышивка. Традиционная калужская перевить, украшающая
современную одежду, получила известность во многих странах под названием
"тарусская вышивка". Профессиональный коллектив модельеров, художников,
мастеров фабрики бережно относится к традиции, понимая ее как живое разви­
вающееся явление и, видоизменяя, сохраняет ее лучшие стороны. Именно это и
создает основу полноценной деятельности подобных предприятий в системе на­
родной художественной культуры. Фольклорная традиция синтезируется здесь с
24
творческим потенциалом профессионального искусства и продолжает свое разви­
тие в новых социальных условиях.
Глава 3. Кружевоплетение в Калужской губернии. В третьей главе диссер­
тации рассматривается комплекс вопросов, связанных с возникновением и ра­
звитием кружевоплетения в Калужской губернии.
Зарождение и развитие кружевоплетения в Калужском крае рассматривается в
контексте истории русского кружева вообще. По историческим источникам круже­
воплетение в Калужской губернии появляется в первой половине XIX века. Его ра­
звитие в Чубаровской волости Боровского уезда связано с приездом в эти места та­
лантливой крепостной кружевницы Марии Маркоткиной, сосланной помещиком из
Подольского уезда Московской губернии в Калужскую. Развитие кружевного про­
мысла в Тарутинской волости Боровского уезда по историческим и архивным мате­
риалам объясняется деятельностью помещиц Челищевых, создавших в селе Чернышине мастерскую по обучению кружевоплетению. Другим центром кружевного про­
мысла в губернии был Лихвинский уезд, где в деревнях Князищеве и Аниковке пле­
тение кружев занимались преимущественно безземельные крестьяне, семьи бывших
дворовых, для которых промысел бьи главным источников пропитания. В 1894 году
в селе Ахлебршине Калужского уезда при активном участии местной помещицы И.Я.
Коншиной организуется кружевной промысел, совершенно отличный от местных
традиционных. Кружево ахлебиниских мастериц представляло собой своеобразную
разновидность игольного шитого кружева, технически очень близкого ришелье. Вы­
шивали по холсту не только льняными нитками, но также шелком и серебром. В ор­
наментальном отношении ахлебининское кружево являлось достаточно изящной
стилизацией, использующей позднерокайльные мотивы. Работы выполнялись чаще
всего по рисункам самой И.Я. Коншиной. Архивные материалы содержат сведения
о том, что ахлебининское кружево экспонировалось на выставках в России и за ру­
бежом, в частности, на одной из Брюссельских выставок.
По архивным материалам кружевоплетение в Калужской губернии локализуется
преимущественно Жиздринским, Козельским, Тарусским, Боровским и Лихвинским уездами. Естественно, что в деревнях и других уездов плели кружево отдельные
мастерицы, но это была работа "для себя", для собственных нужд: крестьянки выпле­
тали льняное кружево численным способом, обусловившим в основном геометриче­
ский характер узоров. В городах и монастырях губернии, в частности в Шамординском женском монастыре, также работали отдельные мастерицы-кружевницы. Но
как промысел кружевничество значительное развитие получило лишь в Боровском и
Лихвинском уездах. К концу X I X века кружевоплетением в Боровском уезде было
заняты 1.682 кружевницы. Промысел прижился и охватил почти все селения Чуба­
ровской и Тарутинской волостей. Чистый заработок некоторых крестьянских дворов
достигал семидесяти рублей в год. В среднем одна кружевница вырабатывала до 180ти аршин кружев в год. Мастерицы плели кружево в виде непрерывной полосы лю­
бой длины с повторяющимся рисунком, т. н. мерное кружево. В 1910-е годы 1фужев25
ной промысел в губернии стал постепенно приходить в упадок. Анализ экономиче­
ского состояния кружевоплетения позволил конкретизировать причины данного яв­
ления. Упадок кружевного промысла в Калужской губернии во многом отражал об­
щую картину состояния данного производства в России. Русское кружево в начале
X X века располагало хорошей сырьевой базой (наличием местного материала), та­
лантливыми мастерицами, сложившимся национальным стилем произведений. Оно
вышло на мировой рынок, но для его сохранения и развития была необходима ко­
ренная перестройка всей системы его производства.
Как художественное явление калужское кружево развивалось по двум напра­
влениям; крестьянское, создаваемое для домашнего употребления и промысло­
вое, которое в основном сбывалось в белошвейные мастерские Москвы. Достоя­
нием крестьян было кружево, плетенное из льна, что соответствовало тем тканям
(холсту, крашенине, пестряди), которые оно украшало. В крестьянской одежде
оно служило для отделки, и имело чаще всего форму края, реже - прошвы. Ч и ­
сленный способ плетения обусловил простоту узоров и их геометрический харак­
тер. По большей части - это ромбические вариации. Стилистически данные узо­
ры (по сути, это косая клетка из цепочек скани с разным заполнением) напоми­
нают "старорусский калязинский", сеггатый, чисто геометрический орнамент.
Данные мотивы близки традиционным крестьянским узорам типа "поля в шаш­
ку" из квадратиков полотнянки, они как бы продолжают традицию "численных
рисунков". Отдельные элементы в калужском крестьянском кружеве несут на се­
бе отпечаток прямых заимствований. В частности, во второй половине X I X века
калужские кружевницы перенимают своеобразное изобретение Михайловских ма­
стериц - красивый крупный зубец "балалайка". Пути заимствования в данном
случае проследить не удалось. Можно лишь отметить широкое распространение
Михайловского кружева по другим российским регионам и традиционное влия­
ние отхожих промыслов. Более поздние изделия, относящиеся к первым десяти­
летиям X X столетия, вязались крючком. Параллельные цепи ромбов образованы
в них сканью, внутри ромбы заполнены поочередно решеткой или фигурной ро­
зеткой. Эти мотивы похожи на словно перевернутые элементы рязанского узора
- "корабли". Технически это уже кружево, вязаное крючком. По мнению В.А. Ф а ­
леевой, подобные изделия не являются уже собственно кружевом, а представля­
ют собой особый технический вид - вязку, частично и в определенной мере гру­
бо имитирующий плетение (В.А. Фалеева Русское плетеное кружево. Л. 1983).
Промысловое кружево в Калужской губернии производилось в Боровском и
Лихвинском уездах. Это было мерное многопарное кружево в форме прошвы и
края. Штучное кружево производилось чрезвычайно редко. По своим художе­
ственным и техническим особенностям калужское промысловое кружево, в част­
ности боровское, было очень близко кружеву подольскому. Это кружево много­
парное, с цветочными рисунками, со сканью обводов. И техника, прежде всего
обводка сканью всех контуров узора, и орнаментальные мотивы растительного
характера происходят из одного источника - европейского легкого кружева типа
26
"малин". Калужское промысловое кружево характеризует особая тонкость, явное
предпочтение тюлевого фона, легкие растительные узоры.
Кружево калужских мастериц особенно ценилось за легкость и изящество, поль­
зовалось большим спросом в белошвейных мастерских Москвы. Искусно выпол­
ненные работы калужских кружевниц были удостоены дипломов на Всероссийской
кустарно-промышленной выставке в Петербурге в 1901 году, о чем свидетельствую
архивные документы. На протяжении своего существования калужское кружево
сложилось в самостоятельную отрасль декоративно-прикладного искусства края.
Объем производства, охват кружевным промыслом крупных уездов губернии и
большого количества мастериц позволяют считать эту отрасль достаточно значи­
тельной в общей системе художественных промыслов Калужского края.
ч
Глава 4. Хлудневскяя игрушка. Четвертая глава диссертации состоит из двух
разделов, в которых анализируется калужская глиняная игрушка, получившая
название "хлудневская" по месту своего происхождения и производства (деревня
Хлуднево).
Раздел 4.1. Истоки русской глиняной игрушки: исторические корни ло­
кальной художественной традиции. В данном разделе автором предпринята
попытка обозначить исторические корни калужской глиняной игрушки с привле­
чением сравнительного археологического материала.
Истоки русской глиняной ифушки невозможно проследить исключительно на
локальном археологическом материале, для этого он слишком невелик и фраг­
ментарен. Нельзя исключать и присутствие изделий мастеров иных регионов.
Разнообразные находки, относящиеся к древнерусскому периоду, происходящие
из различных русских земель, позволяют представить общую типологию глиня­
ной ифушки, ставшую предметом разностороннего изучения. Среди находок
присутствуют фрагменты обобщенно решенных пластических изображений жи­
вотных, птиц, людей, причем чаще всего - воина-всадника на коне. В частности,
фрагменты изображения воина-всадника были обнаружены в результате археоло­
гических раскопок в Киеве, Дорогочине, Воине, Изяславле, Галиче, Волковынске, Серенске (древнее городище в Калужской области).
Глиняная мужская фигурка воина была обнаружена в 1986 году при раскопках
посада древнего Серенска (Калужская область). Игрушка находилась в слое, ко­
торый датируется второй половиной XHI-XIV вв., По общей типологии и функ­
циональному назначению ифушка из Серенска может быть включена в ряд упо­
мянутых выше уже известных образцов древнерусской коропластики с изображе­
нием воина. Из других калужских археологических находок обращают на себя
внимание глиняные ифушки с городища Воротынск, которые по основному ар­
хеологическому материалу (в первую очередь, фрагментам глиняной посуды) да­
тируются XIV-XVI вв. Благодаря обследованию городища Воротынск были полу­
чены материалы, которые дают дополнительную информацию о давности суще-
27
ствования ставшего традиционным для Калужского края гончарного промысла,
его технологических приемах и используемом сырье. Комплекс найденных в Воротынске игрушек состоит из фигурок лошадок и медведей, птицы, игрального
шарика и погремушек. Образы лошадки и медведя - наиболее часто встречаются
в Воротынских фигурках и свистульках, а также в глиняных игрушках, фрагмен­
ты которых обнаружены в случайных находках в самой Калуге. Типологически
находки из Калуги сходны, как считают археологи, с изделиями, датируемыми
X V I - X V I I веками. Исследователи предполагают, что лепились они с помощью
одного и того же пластического приема: тянуты из единого куска глины. Види­
мо, именно этот технологический прием изготовления глиняных игрушек и сви­
стулек был наиболее распространен в те времена в Калуге. Он же в дальнейшем
будет использоваться и хлудневскими мастерами. По художественно-пластиче­
скому решению воротынские и калужские фигурки медведей похожи. Идентич­
ны и технологические приемы изготовления их из целого куска глины. Из архео­
логического комплекса древнего Воротынска происходит и серомореная сви­
стулька в виде птички, выполненная в технике "дутыша", также используемой
хлудневскими мастерицами. Птички - свистульки имели широчайшее распро­
странение в русских игрушечных промыслах Х1Х-ХХвв. вообще и в Хлуднево, в
частности. Образ птицы традиционен для калужского орнаментального комплек­
са: это "птица-пава" или "тетерев", которые часто встречаются в калужской на­
родной вышивке и фасадной деревянной резьбе.
Предпринятая попытка обозначить исторические корни локальной художе­
ственной традиции, по мнению автора, получит дальнейшее развитие и уточнение
по мере накопления сравнительного материала археологического происхождения.
Раздел 4.2. Хлуднсвская игрушка: типология, символика, бытование. В
данном разделе хлудневская игрушка рассматривается как художественное явле­
ние, развивающееся по двум направлениям: традиционного пластического при­
митива и адаптации стилистических приемов малой скульптуры
Устная народная традиция связывает изготовление глиняной игрушки в дерев­
не Хлуднево Калужской губернии с появлением здесь в первой половине X I X ве­
ка нескольких крестьянских семей, выигранных местным помещиком в карты.
Согласно местному поверью, они и принесли в Хлуднево гончарное ремесло, бы­
стро привившееся здесь, благодаря запасам хорошей глины. Калужский краевед
Н.М. Маслов, оставивший описание хлудневской игрушки, изготовленной в кон­
це X I X - начале X X вв., и не сохранившейся до наших дней, связывает производ­
ство игрушки с древними народными праздниками "ярилками", широко распро­
страненными в Калужском |фае. Приуроченность хлудневской ифушки к древ­
нему празднику, посвященному языческому богу Яриле, который постепенно
трансформировался из календарного народного обряда весенне-летнего цикла в
ярмарочные гулянья, равно как и неоднородный, разнохарактерный состав игру­
шек, свидетельствуют о различных этапах ее собственного становления, о ее свя28
зи с культурными пластами разновременного происхожцения. Среди хлудневских
игрушек лишь грематухи и свистульки, производившиеся в X I X - начале X X вв.,
обладали непосредственной игровой функцией, вероятно, сохранившейся издре­
вле. Фигурки же и композиции, создаваемые с 1970-х годов, когда промысел по­
лучил свое второе рождение, утратили свое утилитарное назначение, свою функ­
циональность, но при этом возросла эстетическая роль хлудневской ифушки. На
древних корнях родилось новое самобытное искусство. Постепенно изделия
хлудневских мастериц утрачивали свои древние значения, связанные с обрядовой
и праздничной культурой и обретали характер малой народной скульптуры, в ко­
торой, с одной стороны, все более возрастала декоративность, с другой, проис­
ходило обогащение новыми сюжетами и образами, почерпнутыми из реальной
жизни.
Новые условия бытования, изменение функций и технические новшества по­
влекли изменение форм и типов хлудневской игрушки. По качествам своего изо­
бразительного языка и особенностям пластического решения хлудневская игруш­
ка тяготеет как бы к двум направлениям. Так, относительно первого направле­
ния, можно говорить о чертах примитива в пластическом решении изображений.
Им присущи компактность формы, предельная обобщенность образов-символов.
По преимуществу, это "архаичное" изображение "бабы" или традиционные хлудневские свистульки в виде коников, собачек, козочек, петухов. Они, как прави­
ло, статичны, пластические формы мало расчленены. Простоте и обобщенности
лепки (игрушки словно "вырастают" из одного цельного куска глины) соответ­
ствует неяркая, чаще в два цвета роспись, в орнаменте которой преобладают со­
лярные знаки и символы плодородия. Ко второму стилевому направлению при­
надлежат игрушки-скульптуры. Слово "игрушка" к ним применимо, скорее, по
традиции, чем по существу. Они сделаны, как правило, по специальному заказу
для музейных собраний и частных коллекционеров. Их формы и композиции
рассчитаны не на ифу, а на экспозиционное существование с предполагаемым
круговым просмотром, с характерным изображением персонажей в движении и
с подчеркнутой декоративностью силуэтов. Основная масса объема сопровожда­
ется обилием лепных деталей. Традиционная универсализация типических черт в
разработке образов сочетается с большей индивидуализацией образа. Колористи­
ческая гамма - достаточно яркая, построенная на сочетаниях красных, зеленых,
желтых цветов. Роспись отличается ярко выраженной декоративностью.
На фоне продукции других русских игрушечных промыслов хлудневские гли­
няные фигурки имеют отличительные стилевые признаки: обобщенность форм,
но без излишней схематизации, элементы сказочности даже в бытовых сюжетах,
грубоватая декоративность росписи с ярко выраженным фафическим элементом.
В трактовке образа чувствуется традиции народного добродушия и смеховой
культуры. Здесь свой подход и свое видение мира, того, который нас окружает и
который создан творческим воображением. Художественная форма, далекая от
натурализма, провоцирует ее эмоциональное, поэтическое восприятие.
29
Пришщпы воплощения образа в хлудневской игрушке достаточно разнообраз­
ны. Наряду с общими для народного искусства поэтичностью, сочетанием были и
вымысла, образным уподоблением природным формам в хлудневской глиняной
пластике присутствуют гипербола и гротеск. Так последовательно сложился свое­
образный мир хлудневской игрушки и ее самобытный художественный строй,
сформировались условные выразительные средства, выработались приемы мастер­
ства, профессиональные нормы лепки и росписи. Каждый мастер интерпретирует
эти нормы в меру своих способностей и творческой индивидуальности. Это искус­
ство народное по существу выраженного в нем мировоззрения. Типичные родовые
признаки глиняной ифушки как вида народного искусства: лаконизм и обобщен­
ность лепки, изображение фитур в фас или профиль, состояние "движения в по­
кое", наличие собирательных образов-типов, в которых живые наблюдения сли­
лись с поэтической фантазией, - приобрели в хлудневской игрушке самобытные
местные формы выражения. Хлудневская глиняная игрушка - это развивающееся
художественное явление. На калужской почве имеются большие попгенциальные
возможности для развития пластической культуры хлудневских мастериц.
Зшлюченне содержит основные выводы работы по народному искусству Ка­
лужского края.
Комплексное исследование народного искусства Калужского края XIX-XX вв.
позволило выявить локальные особенности архитектурной деревянной пропильной резьбы, вышивки, кружевоплетения, глиняной игрушки и определить специ­
фику происхождения, бытования, художественные особенности данных видов ка­
лужского народного творчества. В исследовании выявлены, изучены и введены в
научный оборот обширные художественно-предметные комплексы по указанным
видам народного художественного творчества региона. Анализируя произведения
народного искусства, автор исходил из принятого в искусствоведении определе­
ния народного творчества, критерием которого является владение мастером на­
родной художественной традицией как системой образно-сюжетного, компози­
ционно-колористического строя и технических приемов обработки соответствую­
щих материалов. При этом традиция понимается как явление диалектическое,
содержание которой связывается не только с отработанными технологиями,
варьированием постоянных сюжетов и образов, но и с историческим развитием
культуры, с трансформахшей народного мировоззрения.
Результаты исследования позволяют рассматривать калужское народное искус­
ство как своеобразную художественную систему со своими специфическими за­
конами строения и развития, в которой "одна и та же идея часто выражается в
различных видах народного искусства" (П.Г. Богатырев). В различных видах на­
родного искусства зачастую варьируются не только те или иные идеи - образы,
но и характерные орнаментальные композиции и формы. Для народного творче­
ства Калужского края локальные особенности орнамента характеризуются прео­
бладанием геометрических и орнитоморфных мотивов. С удивительным постоян-
30
ством они сохранились в изделиях народных мастеров - вышивке, ткачестве, де­
ревянной резьбе, глиняной игрушке. По мнению исследователей, орнамент явля­
ется доминантной чертой в создании художественного образа произведений на­
родного искусства (А.Б. Салтыков). Именно анализ художественного образа со­
ставил один из главных аспектов исследования. В связи с этим в работе осущест­
влена тематическая классификащ1я орнаментальных мотивов, проанализирована
их трансформация и реализация в определенном предметном контексте. Орна­
мент рассматривается не только как явление декоративного, эстетического по­
рядка, но и с точки зрения семантики и типологии сюжетов. В отдельных видах
калужского народного искусства вьщелены более архаические пласты орнамента,
истоки которого восходят к древним космогоническим, мифологическим пред­
ставлениям, и комплексы памятников, которые в орнаментальном отношении
представляют некий симбиоз различных влияний. Намеченные парадигмы ра­
скрываются через анализ вещественного материала и привлечение сравнительных
данных этнофафии, археологии, фольклора, письменных источников.
В процессе изучения в обширном комплексе памятников калужского народно­
го искусства, разных по времени происхождения, особенностям бытования, ху­
дожественным достоинствам, материалам и технике исполнения, были выявлены
важнейшие характеристики народного художественного творчества региона, ко­
торые можно определить как локальную художественную традицию. Ее проис­
хождение, формирование и развитие с учетом разнообразных внешних и вну­
тренних связей, было рассмотрено на примере различных видов калужского на­
родного искусства.
Проведенные арсальные исследования позволили составить достаточно четкое
представление о локализации вышивки, кружева, фасадной деревянной резьбы,
глиняной игрушки и представить общую картину особенностей их развития и
распространения. В частности, в сохранившихся деревянных строениях конца
X I X - середины X X вв. архитектурная пропильная резьба представлена с целым
комплексом уже сложившихся характерных признаков. Ее зарождение и развитие
стало возможным благодаря традиции художественной обработки дерева, издав­
на бытовавшей в Калужском крае. По архивным данным и письменным источ­
никам фасадная деревянная резьба появляется в губернии с конца XVIH века, на­
ибольшее распространение получает со второй половины X I X в. в самой Калуге
и более крупных уездных городах таких, как Медынь, Боровск, Таруса, Мосальск, Мещовск, Козельск. Архитектурная деревянная резьба была тесно связа­
на с развитием деревянного строительства в калужском регионе и существовала
в контексте определенной жилой конструкции. Фасадная деревянная резьба - на­
иболее гибкий, адаптирующий разнообразные стилевые влияния виц народного
художественного творчества региона. В калужском фасадном деревянном декоре
пропильная резьба часто применяется в сочетании с другими формами декора­
тивной обработки дерева: топорной теской, плоскорельефной, выемчатой резь­
бой, точением, насечкой. Но остается ведущей, подчиняет все остальные формы.
31
придавая им черты определенного художественного единства. Исчезновение фа­
садной деревянной резьбы из калужского архитектурного контекста связано с
разрушением традиционной практики городского деревянного строительства и
уничтожением старой деревянной застройки в течение двадцатого столетия.
Результаты ареальных исследований калужской народной вышивки в сопоста­
влении с данными сравнительно-исторического анализа позволили составить до­
статочно цельную картину ее бытования. В юго-западной части края предпочте­
ние отдавали плотной вышивке - "бранье", имитирующей бранное ткачество. С
начала X X века особенно в северо-восточной части края (Боровский, Малоярославецкий, Мосальский уезды), где было более сильное влияние городского бы­
та, заметное распространение получила вышивка крестом, выполнявшаяся обыч­
но красными и черными нитками. Традиционная калужская вышивка, выпол­
ненная в технике цветной перевита, была наиболее распространена в Перемышльском, Калужском. Медьлнском, Тарусском и Козельском уездах. Ареальные исследования позволили не только локализовать вышивку по определенным
уездам губернии, но и очертить фаницы распространения орнаментальных моти­
вов. Вначале X X века традиционная калужская перевить с геометрическими и орнитоморфными мотивами, типологически восходящими к орнаментике древнего
извода, сохраняется только в Перемышльском, Калужском, Лихвинском уездах,
на территории, которая получила местное название Гамаюнщины и Монастыршины. В юго-западной части края перевить встречалась реже, в ней преобладал
геометрический орнамент. На остальной территории губернии, особенно в ее се­
веро-восточной части, распространилась вышивка крестом, в ней преобладал ра­
стительный орнамент. Узоры вышивок крестом были распространены во многих
селах и городах России и, как правило, почти не несли в себе своеобразных черт
местной народной художественной культуры.
Традиционная калужская перевить в X X столетии получила свое развитие
лишь в Тарусском районе в современной художественной вышивке Тарусской
фабрики ( Т Ф Х В ) , которая в исследовании рассматривается как местное тради­
ционное художественное производство.
Кружевоплетение в Калужской губернии развивается с первой половины X I X
века. В зависимости от способа производства калужское кружево подразделяется
на традиционное крестьянское, создаваемое исключительно для собственных
нужд отдельными мастерицами по разньлм деревням губернии, и промысловое,
которое сбывалось, как правило, оптом в белошвейные мастерские Москвы. Про­
мысловое кружево значительное распространение получило лишь в Лихвинском и
Боровском уездах, где к концу X I X века кружевоплетением было занято 1.682 кру­
жевницы. Исчезновение кружевного промысла в Калужской губернии в 1910-е го­
ды во многом отражало общую картину состояния данного производства в Рос­
сии. С 1920-х годов традиционное калужское коклюшечное кружево не произво­
дится, отдельные мастерицы для реализации собственных потребностей выплета­
ют кружево крючком, что скорее можно отнести к области домашнего рукоделия.
32
Изготовление глиняной игрушки по сохранившимся памятникам и письмен­
ным источникам прежде всего связывается с Жиздринским, Козельским, Перемышльским, Тарусским уездами губернии. Традиционная хлудневская игрушка
со второй половины X I X века производилась только в Жиздринском уезде. С
1930-х годов хлудневская игрушка развивается как бы по двум направлениям:
традиционного пластического примитива и адаптации художественных приемов
малой скульптуры. Но с 1990-х годов, игрушка практически утрачивает архаиче­
ский пластический элемент и в связи с миграцией мастеров в Калугу, все более
адаптирует стилистические приемы скульптуры малых форм.
Исследование основных видов калужского народного искусства позволило вы­
делить основные формы его бытования. В ходе исторического развития калужское
народное искусство проходит четыре формы бытования, которые соответствуют
определенным историческим слоям культурной традиции. К первой, исторически
более древней, форме можно отнести народное искусство, не вычлененное из сво­
ей этнографической среды и связанное с породившим его социальным укладом.
Это, в первую очередь, традиционная калужская вышивка-перевить, и калужское
крестьянское кружево, создаваемые для внутреннего употребления, практически в
условиях натурального хозяйства, где сохранялась бытовая необходимость в соз­
даваемых вещах. Народное искусство в первой форме бытования развивает насле­
дуемое мастерство, эта привилегия родовая, и связано оно с традиционной народ­
ной культурой. Здесь формально-содержательные особенности каждого произве­
дения, его принципы и каноны формировались веками.
Творчество единичных народных мастеров, со^фаняющих коллективный худо­
жественный опыт традиции, но работающих как для удовлетворения своих вну­
тренних потребностей, так и на рынок, представляет вторую форму бытования ка­
лужского народного искусства. Она функционирует в деревянной фасадной резьбе
и хлудневской глиняной игрушке. Произведения калужских мастеров-плотников и
хлудневских мастериц оказываются наиболее восприимчивыми к различного рода
влиянием и заимствованиям. Работая в рамках определенных традиций, мастера
адаптируют новые мотивы, со?фаняя локальные художественные особенности.
Примечательно, что само творчество отдельного мастера всегда несет возмож­
ность найти преемников. При таких условиях и зарождается калужское промы­
словое кружево, которое представляет третью форму бытования народного искус­
ства Калужского края. Эта форма тесно связана со второй, так как народное
творчество начинается с инициативы одного или нескольких мастеров, но в даль­
нейшем последовательно формируется определенная "школа". На примере ка­
лужских кружевных промыслов была предпринята попытка проследить сложную
диалектику соединения новых светских тенденций, общеевропейской стилисти­
ки и народного мастерства.
Деятельность Тарусской фабрики художественной вышивки представляет че­
твертую форму бытования калужского няропногр ис.кусстя уяк промысла, орга­
низованного в мастерские с производственны») Л^хЦ^ййЭД'УЙЙнй^ацией подСПекрбэуг
J
О» ЭОО к г
.
собных работ, с участием профессионально подготовленных художников. В про­
дукции Тарусской фабрики художественной вышивки используются традицион­
ные материалы и технология, сохраняется общность традиционных стилевых
принципов выпускаемых изделий, а процесс творчества определяется коллектив­
ной основой, общей художественно-производственной системой. В данной си­
туации промышленная система планирования, опирающаяся на количественный
показатель, распространяемая на традиционные промыслы, вступает в противо­
речие с ручным трудом и коллективностью творчества в народном искусстве, в
котором художественный образ реализуется в многочисленных вариациях, а не в
копировании на уровне эталона. В поддержании и сохранении творческой осно­
вы производства вышивки велика и значительна роль ведущих художников, как
то было на Тарусской фабрике художественной вышивки в период деятельности
М.Н. Гумилевской. Вступая в творческое содружество с народным мастером, ху­
дожник принимает школу народного мастерства. Но соединение коллективной
традиции и индивидуального профессионального творчества чрезвычайно слож­
ный и многообразный процесс. Художники, развивающие в своем работах тради­
ции калужского народного искусства, должны всегда помнить о доминанте кол­
лективного начала в народном творчестве, которое проявляется очень многогран­
но: и в том, как создается народное произведение, и в самих принципах творче­
ства как процесса, и в структуре художественного образа как результата.
Комплексное исследование калужского народного искусства, предпринятое в
настоящей работе, предполагает введение данного художественного явления в об­
щий контекст народного творчества России.
Приложение 1 объединяет этнографические материалы, собранные автором и
архивные документы, которые впервые вводятся в научный оборот. Все они в той
или иной степени касаются вопросов развития народного искусства Калужского
края и расширяют проблематику данной работы.
Приложение 2 содержит альбом иллюстраций фасадной деревянной резьбы,
вышивки, кружева, глиняной игрушки с соответствующими аннотациями.
34
По теме диссертации опубликованы следуюпще рабо1ы:
1. Личенко С И . Орнамент калужской народной вышивки как историко-этнографический источник //Вопросы археологии и истории Верхнего Поочья. Тези­
сы. Калуга. 1989. С. 59-62.
2. Личенко С И . Орнамент калужской народной вышивки //Пятая краеведче­
ская конференция Калужской области. Тезисы докладов. Обнинск. 1990. С. 204207.
3. Личенко С И . Развитие кустарных промыслов в Боровском уезде Калуж­
ской губернии //Боровский краевед. Материалы историко-краеведческих чтений.
Боровск. 1990. С. 72-81.
4. Личенко С И . Происхождение, семантика и трансформация орнаменталь­
ных мотивов в народном искусстве Калужского края //Вопросы археологии и ис­
тории Верхнего Поочья. Тезисы докладов. Калуга. 1991. С. 26-29.
5. Личенко С И . Калужская архитектурная пропильная резьба: истоки и пути
развития // Сборник Калужского художественного музея. Вып. 1, часть 2. Калу­
га. 1993. С. 194-206.
6. Личенко С И . Кружевоплетение в Калужской губернии //Сборник Калуж­
ского художественного музея. Вып. 1, часть 2. Калуга. 1993. С. 207-215.
7. Личенко С И . Калужские традиционные обычаи и обряды //Вопросы архео­
логии и истории Верхнего Поочья. Тезисы докладов 5-й историко-этнографической конферен1щи. Калуга. 1993. С. 86-87.
8. Личенко С И . Орнаментированное полотенце в народном быту Калужского
края //Родная старина. Материалы 1-й научно-практической конференции по
проблемам сохранения и развития фольклора Калужской области. Калуга. 1995.
С. 45-52.
9. Личенко С И . Пути развития калужского народного искусства //Песоченский историко-археологический сборник. Киров. 1997. С. 45-50.
Ю.Личенко С И . Научное наследие М.Е. Шереметевой //Калуга в шести веках.
Материалы 1-й городской краеведческой конференции, посвященной 625-летию
г. Калуги. Калуга. 1997. С. 189-191.
И.Личенко С И . Народная вышивка Калужской Гамаюнщины //Калуга в ше­
сти веках. Материалы П-й городской краеведческой конференции. Калуга. 1999.
С. 103-111.
12.Личенко С И . Народное искусство Калужской губернии X I X - X X вв.: ар­
хитектурная деревянная резьба, народная вышивка, кружево, художественная ке­
рамика //Труды регионального конкурса научных проектов в области гуманитар­
ных наук. Калуга. 2000. С. 218-226.
13.Личенко С И . Народное искусство Калужского края: истоки и пути разви­
тия, состояние исследований //Состояние и проблемы развития гуманитарной
науки в Центральном регионе России. Труды 2-й региональной научно-практи­
ческой конференции. Калуга. 2000. С. 105-111.
35
14.Личенко С И . Гумилевская Маргарита Николаевна //Калужская энцикло­
педия. Каиуга. 2000. С. 145-146.
15.Личенко С И . Народное искусство Калужского края XIX- X X веков. Архи­
тектурная деревянная резьба. Вышивка. Кружево. Игрушка. Очерки. Калуга.
2001. 120 с.
16.Личенко С И . Комплексное изучение предметов этнографии Калужской
области //Труды регионального конкурса научных проектов в области гуманитар­
ных наук. Вып. 2. Калуга. 2001. С. 74-85.
П.Личенко С И . Народное искусство калужского края // Историко-краеведческий альманах "Калужская застава". Калуга. 2001. С. 113-124.
18.Личенко С И . Калужская народная вышивка: типология, символика, быто­
вание //Родная старина. Материалы I I и I I I научно-практических конференций
по проблемам сохранения и развития фольклора. Калуга. 2002. С. 111-117.
19.Личенко С И . Хлудневская игрушка //Родная старина. Материалы П и I I I
научно-практических конференций по проблемам сохранения и развития фоль­
клора. Калуга. 2002. С. 139-152.
20.Личенко С И . Народное искусство и художественные промыслы Калужско­
го края. Буклет. Калуга. 2002.
21.Личенко С И . Вышивка, кружево, игрушка: народное искусство Калужско­
го края //Атлас Калужской области. Калуга. 2002. С 144-145; 160-161.
22.Личенко С И . Мария Евгеньевна Шереметева (1886-1963) - калужский эт­
нограф и искусствовед //Десятые научные чтения памяти В.М. Василенко. Сбор­
ник статей научной конференции "Наше наследие: классики и мастера искус­
ствознания". 11-12 февраля 2004. Всероссийский музей декоративно-прикладно­
го и народного искусства. М., (в печати).
23.Личенко С И . Кружевоплетение в Калужской губернии: региональные ас­
пекты исследования // Русское кружево: мастера и школы. Сборник материалов
научно-практической конференции. 18 октября 2004. Государственный Респу­
бликанский Центр русского фольклора. М., (в печати).
24.Личенко С И . Теория и реалии исторического бытования народного искус­
ства Калужского края //Сборник трудов 6-й Региональной научно-практической
конференции "Состояние и проблемы развития гуманитарной науки в Централь­
ном регионе России", посвященной 10-летиюРоссийского Гуманитарного науч­
ного фонда. 26-29 мая 2004 Калуга. Калуга. 2005. С. 141-148.
25.Личенко С И . Калужская фасадная деревянная резьба // Традиции и инно­
вации в изобразительном фольклоре и традиционных художественных ремеслах.
Художественная обработка дерева. Сборник материалов научно-практического
семинара. 28 апреля 2005. Государственный Республиканский Центр русского
фольклора. М., (в печати).
26.Личенко С И . Орнаментальное искусство М.Н. Гумилевской //Вышивка.
Художник М. Н. Гумилевская. М. 2005. С. 14-37.
36
Подписано в печать 06.09 2005
Формат 148x210. Объем -10 усл.п.л
Заказ № Л-4955 Тираж 100 экз.
Отпечатано типофафией
«ФЭа-ПРИНТ»
г. Калуга, ул. Первомайская, 21,
тел.: (0842) 57-43-37, 59-17-81
If15305
РНБ Русский фонд
2006-4
19694
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
1
Размер файла
2 404 Кб
Теги
bd000100835
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа