close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

bd000100857

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
Лемещенко
Петр Сергеевич
РАЗВИТИЕ ПРЕДМЕТА И МЕТОДОЛОГИИ
ЭКОНОМИЧЕСКОЙ НАУКИ В КОНТЕКСТЕ СОВРЕМЕННЫХ
ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫХ ИЗМЕНЕНИЙ
Автореферат
диссертации на соискание ученой степени
доктора экономических наук
Специальность 08. 00. 01(1) - общая экономическая теория
Москва-2005
Работа выполнена на кафедре экономической теории факультета
государственного управления Московского государственного
университета имени М.В. Ломоносова
Научный консультант доктор экономически.х наук, профессор
Иван Игнатьевич Столяров
Официальные оппоненты: доктор экономических наук,
профессор Муза Аркадьевна Сажина;
доктор экономических наук,
профессор Всеволод Всеволодович Куликов;
доктор экономических наук,
профессор Михаил Иванович Плотницкий
BedyufOH организация Институт экономики Российской академии наук
Заитта состоится «/9 » о*Г£-&уВ^
2005 г. в « /S^» часов на заседа­
нии диссертационного совета Д. 501 001.12 при Московском государственном
универстете имени М.В. Ломоносова по адресу: 119992, г. Москва, Ленинские
юры, ГСП-2, МГУ, 1-й корпус гуманитарных факультетов в ауд. Л'а У££.
С диссертацией можно ознакоми-^ься в библиотеке 1-го корпуса гуманитлрных факультетов МГУ им. М.В. Ломоносова.
Автореферат разослан « ^ ^ » cfjWS^fe^OS г.
Ученый секрет^ь
диссертационного совета Д 501.00!. i 2
профессор
Ф.М. Волков
^■^^^GS^
A^^AG
О Б Щ А Я ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Постановка проблемы. "В настоящее время люди особенно ждут более
глубокого диагноза, особенно готовы принять его и испробовать на деле все,
что будет казаться имеющим хоть какие-нибудь шансы на успех. Но даже и по­
мимо этого современного умонастроения, идеи экономистов и политических
мыслителей — и когда они правы, и когда ошибаются — имеют гораздо боль­
шее значение, чем принято думать. В действительности только они и правят
миром. Люди-практики, которые считают себя совершенно неподверженными
интеллектуальным влияниям, обычно являются рабами какого-нибудь эконо­
миста прошлого"'. Эти слова актуальны и для нашего периода, характеризую­
щегося критическим положением дел в реальной политико-экономической сис­
теме, неопределенностью будущего. Причем, занятые своими внутренними
проблемами, мы не замечаем, что жесткая оценка нынешней ситуации в полной
мере относится не только к так называемым постсоциалистическим государст­
вам, но и к тем, которые сегодня считаются благополучными и "образцовыми".
Дело в том, что глубокие и стремительные перемены, заявившие о себе еще в
конце бО-х годов X X века в разных регионах мира, в очередной раз испытыва­
ют на прочность способность людей нового тысячелетия внести коррективы в
свои мысли (науку), желания и действия, чтобы обеспечить поступательное и
устойчивое развитие общества в гармонии со средой обитания.
Если учесть непредсказуемость происходящих перемен, крайне низкую ре­
зультативность реформы на протяжении достаточно большого промежутка
времени буквально во всех постсоциалистических странах, неопределенность и
пессимизм в оценке не только будущего, но и исторического прошлого, то все
это выступает серьезным основанием для критики экономической науки, кото­
рая в той или иной мере перестала справляться с присущими ей функциями.
Можно однозначно сказать, что наше реальное экономическое положение, име­
нуемое без особого осмысления "кризисом", есть всего лишь следствие пара-
дигмального кризиса экономической науки. Следовательно, от того, каким и в
какой степени мы владеем методологическим и категориальным аппаратом
экономической науки, как он используется для анализа реальных процессов хо­
зяйственной жизни, а также от того, как и кем востребовано это новое знание,
в полной мере зависит наше настоящее и будущее.
' Кейис Дж. М Избранные произведении. - М , 1993 - С. }18
3
РОС НАЦИдНЛЛЬНАЯ
БИБЛИОТЕКА
J
Cfle
ОЭ
■■
I ип> J *
Экономическая наука представляет не только определенный набор идей,
постулатов, готовых схем, рецептов. Наука так же, как и практика, — явление
развивающееся, готовое неискушенному исследователю преподнести сюрприз в
виде модного, но лжеоткрытия либо в виде искаженного представления о ре­
альной действительности, полученных через призму упрощенных подходов и
экономических понятий, опровергаемых самой историей. Парадокс и трагедия
текущей ситуации состоит в том, что реформирующиеся государства попали в
"трансформационную ловушку". Воодушевленные идеей романтического ре­
формизма эти страны начали разрушение старой системы раньше, чем были
сделаны серьезные и прагматичные теоретические разработки А поскольку в
бывших социалистических странах не оказалось ни политического, ни идеоло­
гического, ни экономического, ни других институтов-стабилизаторов, придаю­
щих устойчивость любой социально-экономической системе, то трансакционные издержки реформ значительно превышают их полезный эффект.
В методологии, аналитическом инструментарии в теории неоклассиков, к
сожалению, не учитывается более сложный и более длинный информационный
путь, который предстает перед экономистом-исследователем. Игнорируются
также институциональные рамки, которые тем или иным образом регламенти­
руют, организовывают и регулируют поведение людей. Современные неоклас­
сики, акцентируя внимание на позитивном и нормативном анализе, обедняют
свою исследовательскую программу, что формирует неполное, фрагментарное
и статичное знание. Российские и белорусские исследователи лишь преимуще­
ственно интерпретируют предмет науки экономики, в лучшем случае допол­
няя его местным фактическим материалом.
В силу острых проблем хозяйственной практики и логических противоре­
чий теории об экономике выдвинут ряд новых направлений и подходов к эконо­
мике в частности и обществу в целом. Одним из них оказалась научная теория,
в которой в качестве главной единицы исследования избраны институты. Ин­
ституты не только направляют усилия людей, устанавливая на формальном и
неформальном уровнях систему норм и офаничений, но и формируют их инте­
ресы, определяют параметры отношений и взаимодействий внутри фирм, меж­
ду фирмами и организациями, между субъектами хозяйствования и государст­
вом.
Период же системных трансформаций, названный переходньш, настоя­
тельно требует переосмысления добьггых знаний, интуиции, опыта по институ­
циональным йзмекёйиям', их проектированию и планированию. Современная
экономика существенно изменилась по сравнению с прошлым столетием, когда
формировался предмет экономической теории под влиянием функциональноаналитических идей неоклассической теории, представители которой взяли у
классической политэкономии именно явленческую, феноменологическую сто­
рону, дополнив ее субъективированными утилитаристскими оценками. Поли­
тическая, этическая, идеологическая и другие составляющие, равно как и сущ­
ностная ориентация классической политэкономии, в экономической теории
(Экономиксе) попали в разряд "прочих равных". Но в силу проблем в переход­
ных и развивающихся странах, изменений в индустриально развитых странах
обращается внимание именно на эту сторону знаний об экономике, политике и
обществе в целом, как менее известное и научно воспроизведенное целостное,
интегрированное знание, которое крайне необходимо в условиях складываю­
щейся глобализации. Экономическая рациональность, таким образом, от перво­
го своего уровня, на котором индивид разумно поступает, признавая объектив­
ные экономические законы, выходит на четвертый уровень, когда для мотиви­
рованных поступков необходимо признавать уже влияние субъективированной
"рациональности" других субъектов, организаций и институтов.
Важно понимать не просто узко утилитарные экономические проблемы, а
видеть тенденции геополитического и политико-экономического развития на
разных уровнях Поэтому задача экономической науки сегодня более значимая,
чем
обычно
себе
представляют.
Она
закладывает
основы
политико-
экономического существования граждан и стран в мире Но объем информа­
ции, требующийся для научно освоенных рациональных поступков, значитель­
но возрастает. Поэтому в большей степени требуется овладение методологией,
методами
и методиками использования быстро меняющейся информации о
динамичном и противоречивом экономическом мире. Сегодня правят миром и
страной те, которые получили экономическое образование вчера. Завтра будут
править те, которые получают образование сегодня. Л . Мизес, отстаивая идею
праксиологии, писал: " В нынешних обстоятельствах нет ничего более важного
для каждого мыслящего человека, чем экономическая наука. На карту постав­
лены его собственная судьба и судьба его детей. ... Экономическое знание
представляет собой существенный элемент в структуре человеческой цивили­
зации; оно является фундаментом, на котором стоит современный индустриа­
лизм. Оно оставляет на усмотрение людей, воспользуются ли они должным об­
разом богатством этого знания или оставят его неиспользованным. Но если им
не удастся извлечь из него выгоду и они пренебрегут его учениями и преду-
преждениями, то они не только аннулируют экономику; они истребят наше об­
щество и род людской"^.
Актуальность темы исследования. С критического анализа и формиро­
вания новых исследовательских подходов начинается этап реальных и позитив­
ных социально-экономических трансформаций. Современный уровень мирово­
го социально-экономического развития представляет собой противоречивый
итог как научно освоенных действий хозяйствующих субъектов, так и стихий­
ного начала функционирования сложной многоуровневой политикоэкономической системы. Анализ теории и хозяйственной практики как единого
целого позволяет заключить, что между ними образовалась устойчивая и про­
тиворечивая дихотомия, в результате чего экономическая наука утратила
внутренне присущие ей методологические и эвристические свойства, приклад­
ные функции, а хозяйственные процессы приобрели глобально неустойчивый и
непредсказуемый характер. В силу этого возрастает значение теоретических
методов исследования, в частности логической абстракции, сочетающей исто­
рическую обусловленность с эволюцией категориального аппарата науки.
Острота дискуссий после системных преобразований приобретает особую
актуальность, поскольку переходный период затянулся, а его результаты оказа­
лись крайне скромными по сравнению с ожиданиями большинства населения
постсоциалистических государств. Рубеж нового века представляет именно та­
кую ситуацию, когда накопленная критическая масса практических и теорети­
ческих изменений предполагает не только активизацию исследовательской ра­
боты с ее легкой модификацией, но и активное формирование новой, более
плодотворной теории о сложной полицентричной современной хозяйственной
деятельности, имеющей дискретный и нелинейный характер эволюции. Одна­
ко полного утверждения новой парадигмы до сих пор не наступило, что делает
внутренний предмет экономической науки крайне размытым, а мирохозяйст­
венные тенденции неопределенными.
Степень научной разработанности проблемы. В зависимости от степени
пересмотра парадигмы неоклассической теории в 80-х годах возникли многие
не совсем связанные между собой, но пересекающиеся новые направления и
теории: новая политическая экономия (А. Алесина, Дж. Бьюкенен, М. Олсон, У.
Райкер, Г. Таллок, Н. Шофилд, У. Нисканен, К. Эрроу, А. Сен, Дж. Стиглиц),
теория развития (Р. Буайе, С. Винтер, К. Боулдинг, Р. Нельсон), теория консти­
туционной экономики (Дж. Бьюкенен, В. Ванберг), геоэкономика (К. Жан, П.
' Мизес Л Человечески деательностъ Тристэт по экономической теории. - М , 2000 - С 824, 830
6
Савонна), теория контрактов (Е. Фуроботн, Р. Рихтер, Й. Макнил, М. Аоки, Б.
Клейн), экономика соглашений (Л. Тевено, А. Орлеан, О. Фавро), теория при­
нятия решений (Г. Саймон), теория прав собственности (А. Алчиан, Д. Бромли,
X. Демсетц, Р. Коуз, А. Опоре, Р. Познер, С. Пейович), экономика организаций
(О. Уильямсон, К. Менар), новая теория фирмы (А. Алчиан, М. Аоки, X Дем­
сетц), теория трансакционных издержек (Р. Коуз, Дж. Уоллис), экономическая
теория информации (Дж. Стиглер, Дж. Акерлоф, М. Спенс), новая экономиче­
ская история (Д. Норт, Дж. Уоллис, Р. Познер), теория регуляций (Р. Буайе, М.
Англьетга, Ж.- Бенасси, Г. Бернис), биоэкономика (Дж. Хиршлейфер, М. Гизелин, Р. Докинс), экспериментальная экономика (Д. Канеман, В. Смит), бинарная
экономика (Лу Келсо). В этом широком наборе отдельных теорий можно ви­
деть количественное и качественное накопление всей исследовательской базы
современной экономической теории для перехода на иные парадигмальные и
методологические подходы, принципы познания, применяемые к самым раз­
ным областям человеческой деятельности.
В российской экономической литературе наблюдается хотя и противоречи­
вый, однако, настойчивый поиск путей самоопределения своей школы, обу­
словленной трансформационными процессами переходного периода и специ­
фикой русской истории. В частности, можно назвать следуюшие фамилии: B.C.
Автономов, О.И. Ананьин, А.В. Бузгалин, С Ю . Глазьев, А.Д. Демин, В.Л. Ино­
земцев, А.И. Колганов, Г.Б. Клейнер, Р.И. Капелюшников, Э.Г. Кочетов, Д.С.
Львов, А.Н. Нестеренко, А.И. Неклесса, С П . Макаров, С В . Малахов, В.Т. Ря­
занов, В.Л. Тамбовцев, А.Н. Олейник, Ю.Я. Ольсевич, Ю.М. Осипов, В.М. Полтерович, А.А. Пороховский, И.И. Столяров, К.А. Хубиев, А.Е. Шаститко, Ю.В.
Яковец. По сути, утвердились теория переходной экономики и компаративи­
стика, формируются в разных исследовательских традициях теория институ­
циональной экономики и глобалистика (геоэкономика), теория хозяйства и ин­
формационная экономика, теория развития и макрогенераций, институцио­
нальная теория фирмы и прав собственности Эти и другие направления науки
начали входить в вузовские учебные планы и программы, учебные пособия по
"экономической теории"^, используются в прикладных исследованиях.
В Белоруссии в русле расширительных подходов к предмету и новых
направлений анализа работают И.М. Абрамов, В.Ф. Байнев, П.Г. Никитенко,
Л-Н. Нехорошева, Е.К. Медведев, СА. Пелих и другие исследователи.
' Термин "зкононическаа теория" мы будем использовать как рабочий, отражаюпшй особую сферу научнотеоретического освоенна реальных хоэайствениых процессов Вместе с тем отметки, что он никак не фиксирует
специфику сложиатегос* какого-либо предмета в определенном методологическом подходе, заданной одно­
значно воспринимаемой парадигме и общепринятой системе понятийно-категориального аппарата
.", :,
.
"
'
'-l■.^
V
..ателр Противоречия
нынешней реформы, однако, если и подтолкнули к активизации исследований
по отдельным позициям, все же до сих пор не обеспечили целостной и всесто­
ронней критической переработки существующих научно-практических про­
блем. История науки и практики подтверждает, что позитивная рефлексия
имеющегося знания является болезненным, но все-таки первичным условием
выхода на качественно иную траекторию развития любой теории, включая
экономическую.
Цель диссертационной работы заключается в том, чтобы раскрыть зако­
номерности и условия изменения предмета науки экономики, ее методологиче­
ских рамок, когнитивных преимуществ и ограничений, возникающих в процес­
се эволюции реальной хозяйственной системы и понятийно-категориального
аппарата.
•
В соответствии с целью в работе поставлены следующие задачи:
определить общие характеристики и структурные тенденции современно­
го мирового хозяйства, отдельных региональных образований (экономик Рос­
сийской Федерации, Республики Беларусь), выявив взаимодействие и внутрен­
ние противоречия между наукой и экономической реальностью. Трансформи­
рующиеся экономики рассмотреть не в обособленном политико-экономическом
пространстве, а через призму мир-экономики, ее институтов, устанавливающих
рамки поведения для национальных экономик. Раскрыть когнитивные ограни­
чения теории, а также причины, порождающие мозаичное, фрагментарное и
"абстрактное", лишенное эвристической функции и практического смысла зна­
ние;
•
выполнить ретроспективное метаисследование эволюции основных науч­
ных направлений, обратившись к таким классическим атрибутам, как "объект",
"предмет", "методология", "факт", "исследовательская программа", "теоретиче­
ская парадигма", "историческая обусловленность теории", "уровни анализа" и
пр. Раскрыть онтологические изменения функционирующей хозяйственной
системы в связи с формированием "новой экономики" и соответствующей ме­
тодологии, категориального аппарата;
•
с позиции целостности знания, обусловленного системными свойствами
современной
экономики,
отразить
логико-содержательную,
историко-
эволюционную, пространственно-временную и предметно-дисциплинарную
структуру, сложившуюся на текущий период развития экономической науки;
•
на основе логико-исторического анализа мэинстрима науки осуществить
переход к использованию в современных условиях теоретической экономики
Раскрыть основные атрибуты и особенности предмета институциональной эко­
номики, установив преемственность последней с другими школами, а также
использовать ее в исследовании ряда актуальных конкретных проблем, имею­
щих важное общенаучное и практическое значение. В сложившихся условиях
неопределенности и риска раскрыть проблему выбора стратегии социально-
экономической эволюции и диапазона институциональных возможностей;
•
проблемы институционализации, характерные для переходных ситуаций,
предполагают использование категорий институционально-эволюционной эко­
номики для выяснения природы, противоречий и этапов переходного периода,
особенностей формирования экономической политики;
• учитывая, что современная рыночная реформа опирается на активное ис­
пользование стоимостных форм, установить в категориях стоимости, денег,
капитала институциональные свойства, позволяющие эффективно управлять
рыночными преобразованиями; вычленить институциональные конфликты и
трансформационные ловушки, которые возникают в проводимой экономиче­
ской политике реформ.
Объектом исследования выступают общие тенденции реальной политикоэкономической динамики и сложившиеся теории, исследовательские профаммы формирующихся школ, представляющих современную экономическую нау­
ку и апияющих на хозяйственную систему.
Предметом исследования является совокупность понятий, категорий, по­
стулатов, отражающих гносеологические свойства и особенности науки эконо­
мики, закономерности ее эволюции, принципы построения (процесс) идеальных
(теоретических) конструкций, институциональных рамок и норм практического
поведения хозяйствующих субъектов.
Гипотеза. Заложено предположение, что экономическая наука в конкрет­
ном теоретическом оформлении имеет пространственные и временные рамки.
Мирохозяйственная система и национальные экономики уже длительное время
имеют признаки затянувшегося системного гистерезиса и нуждаются в теоре­
тическом обобщении. Выдвигается следующее: а) негативные социальноэкономические проявления есть следствие в том числе неверных подходов,
просчетов и заблуждений экономической науки, неправильно проведенной
процедуры исследования; б) во взаимосвязи науки об экономике с самой прак­
тикой всегда имеется противоречие ограниченного знания, которое в этих двух
сторонах человеческой деятельности накапливает "случайные погрешности",
создавая возможности для кризисов; в) накопившиеся практические проблемы
офаничивают возможности использования теории мэйнстрима; г) предметная
наука расширяется за пределы "чистой экономики" вместе с усложнением хо­
зяйственных связей, социализацией отношений и возникновением качественно
новых технологий, организационных и институциональных форм.
Методология и методы проведения исследования.
Достижение поставленных цели и задач потребовало использования меж­
дисциплинарного подхода, включающего достижения современной философии
экономики, совокупность методов и инструментов познания собственно эконо­
мической науки, истории, социологии, психологии, технологии, математики. В
данной работе используется совокупность общенаучных методов (абстрагиро­
вание, анализ и синтез, индукция и дедукция, обобщение и аналогия), адапти­
рованных теоретико-экономических методов (сочетание логического и истори­
ческого, идеализации и формализации, восхождение от абстрактного к кон­
кретному,
моделирование),
методы
эмпирического
и
конкретно-
экономического анализа (наблюдение и измерение, сравнение и группировки,
таблично-графический анализ и экспертные оценки). Избранная предметная
область исследования и задача по рефлексии экономики потребовали использо­
вания методологии институционально-социологического эволюционизма, ком­
паративистики и структурно-морфологического анализа.
В качестве информационной базы использован фактологический материал
по экономической истории, статистические данные, аналитические обзоры на­
учно-исследовательских учреждений, нормативно-правовые документы, работы
отдельных авторов по экономической психологии и социологии, данные, со­
держащиеся в научной и справочной литературе, средствах массовой информа­
ции.
Научная новизна и значимость
полученных результатов.
онной работе раскрыты теоретико-практические
В диссертаци­
тенденции мирохозяйствен­
ных процессов, а также характерное для нынешнего этапа развития острое ког­
нитивное противоречие межг1у современной хозяйственной практикой и ос­
новным течением "экономической теории". Затянувшийся процесс выбора эф­
фективной
стратегии
по
системному
реформированию
политико-
экономического устройства постсоциалистических государств рассматривается
в период образовавшегося "дефекта знания", аналитико-институционального
вакуума, что позволяет зафиксировать эволюционную ограниченность домини10
рующих позитивно-нормативных методов исследования и утерю
экономиче­
ской наукой эвристическо-прогнозной функции.
Более конкретно значимость и новизна выполненного исследования заклю­
чается в следующем:
В области метаисследоваиия •
как целостная хозяйственная форма и аналитическая единица современ­
ная мир-экономика определяется не только результатом следствия объективных
стихийных движущих сил хозяйственной системы, но и результатом идей нау­
ки, образа мышления, активного поведения людей. Поэтому неустойчивую ми­
ровую экономическую динамику предлагается увязывать
с циклическими коле­
баниями развития экономической теории, накоплением случайных и "осознан­
ных" ошибок, характерных для псевдо- или антинауки,
•
современная экономическая наука, включая белорусскую, находится в
переходном состоянии теоретической самоидентификации. На этапе смены парадигмальных основ мировой экономической наукой и экстенсивного освоения
ее результатов теорией отечественной выделяются интуитивно-эмпирические и
другие особые переходные свойства последней,
•
в новых условиях вьщеляется специфика научной экономической сферы
по отношению к фактам, гипотезе, методологии, предмету, процедуре исследо­
вания и пр. Возникновение нетрадиционных секторов экономики, глобализация
и виртуализация обусловили расширение "экономического поля", что, в свою
очередь, видоизменяет и предмет науки за счет социально-психологических и
институциональных свойств. В силу этих обстоятельств, а также под влиянием
финансов и информатизации в диссертации отмечается новое феноменальное
свойство теории - возможность
зиции интерпретативной
•
репродуцировать "факты", оценивая их с по­
рациональности,
выполнена структуризация
экономического знания через призму науч­
ных школ и направлений с обоснованием общей тенденции по формированию
интегральной дисциплины, имеющей разные названия, но отражающей целост­
ность мир-экономики;
В рамках истории экономического анализа становления и развития науки
позволили автору выявить: а) их общую техническую, социокультурную, поли­
тико-правовую, организационную и экономическую основу; б) понятийносодержательную структуру; в) усилившуюся во второй половине прошлого ве­
ка научную специализацию и возросшую расчлененность, "диффузию" эконо­
мического знания; г) причины формализации экономической науки и утерю из-
за этого своей объектно-предметной области; д) взаимосвязь (методологиче­
скую, инструментальную и пр.) и преемственность между различными тече­
ниями экономической мысли и причину их развития; е) предметную и логикоисторическую структуру научного аппарата различных школ; ж) п^адигмальные свойства, особенности и изменения основных теорий; з) условия норма­
тивно-императивной методологии исследований текущего переходного перио­
да; и) предпосылки превращения науки в псевдонауку (паранауку, гетеронауку,
антинауку).
В
области
онтологических и гносеологических изменений фиксируется
формирование сектора "новой экономики", а в связи с этим отмечаются новые
элементы, отношения, связи, изменяющие методологию и аналитический аппа­
рат науки об экономике. Информация получает характеристику особого ресур­
са, имеющего специфические ценностные и потребительские
свойства, видо­
изменяющие подходы к критериям обмена, оценке производственных отноше­
ний, формированию ценовых пропорций, содержанию собственности, специ­
фикации ее прав и защите, измерению богатства, инвестиционному процессу,
новой норме регламентации поведения хозяйствующих субъектов и координа­
ции целостности всей системы.
В области теории и понятийно-категориального аппарата •
существующие теории получают временное и пространственное раз­
мещение, которое накладывает отпечаток на особенности их исследовательских
программ. Речь идет об этическом начале английской политэкономии, кон­
ституционно-правовой основе американской теории, франко-германской науке
с ее историко-культурными корнями, о патриархально-самодержавной базе
экономической науки восточноевропейского региона; выделяется четыре уров­
ня рациональности, которые были приняты в качестве исходной аксиоматиче­
ской установки основными течениями экономической науки: классический, не­
оклассический, постклассический (кейнсианский) и модернистский (постмо­
дернистский);
•
делается вывод о преодолении "дефекта знания" через конвергенцию или
синтез существующих теорий и формирование новой науки о современной хо­
зяйственной деятельности (в нашей интерпретации "теоретической экономи­
ки"), вырабатывающей расширительные контуры предмета, междисциплинар­
ную методологию, доминирующий в исследовании социально-психологический
понятийный аналитический аппарат;
12
•
в условиях формирования модели рыночной экономики стержневые по­
нятия рынка "стоимость", "деньги", "капитал" получают институциональную
интерпретацию. Качество этих категорий дополняе/ися иерархией сложившихся
ценностей и степенью доверия при минимальных трансакционных издержках
заключать соглашения по реализации интересов субъектов хозяйствования;
•
через понятия "институционального, социального и общественного ка­
питала" в рамках сложившейся мировой специализации данное явление нахо­
дит отражение
в пространстве
является системообразующим
и во времени "Интеллектуальный
и кумулятивным
источником
капитал"
общественного
развития, как ранее (в индустриальную эпоху) производительный капитал. В
современных условиях (постиндустриализма) капитал представлен различными
видами начиная от вещной и заканчивая нематериальными активами в форме
интеллектуальной собственности, экономических и социальных связей, норм и
отношений. "Интеллектуальная
рента"
выступает формой дохода этих видов
капитала, а норма прибыли предприятий высокотехнологичных отраслей явля­
ется базовым параметром для государственного регулирования экономики;
•
уточняется и вводится в научный оборот ряд категорий: "дефект зна­
ния", "плотность экономического поля", "институциональная матрица", "инсти­
туциональный конфликт", "переходный институт", "метаинститут", "институ­
циональный капитал", "экономический рост и развитие", "институциональная
ценность", "трансформационная рента", "теоретическая экономика", "информа­
ционный цикл", "институциональное развитие";
•
делается вывод о расширенных когнитивных свойствах в современных
условиях теории институционализма,
раскрываются ее предпосылки, эволю­
ция, структура во взаимосвязи с классической политэкономией, теорией не­
оклассики и отдельными более частными теориями; раскрывается роль и со­
держание институтов идеологии и собственности,
образующих основу эконо­
мической системы и определяющих генетическую инерционность ее траекто­
рии эволюции. Стабилизационная политика дополняется
равновесием с формализацией его в соответствующей
подход
к
категории
собственности
институциональным
матрице. Трехмерный
(общеэкономический,
политико-
экономический и институциональный) обогащает выбор эффективных форм ре­
гулирования отношений собственности в разных сферах экономики.
В прикладном анализе процесса институционализации •
данная проблема позволяет вычленить новые характеристики понятия
"переходный период", включающий институциональное неравновесие и транс-
формационную ренту В качестве общественно-экономических стабилизаторов
выдвигаются метаинституты
тируют
и
одновременно
и переходные институты, которые регламен­
ориентируют
на
изменение
политико-
экономического поведения фаждан по вновь избранной стратегии. Определя­
ются источники и критерии институциональных изменений;
•
впервые обосновываются условия возникновения институциональньа
"пустот", конфликтов, "ловушек" с предложением институционального пла­
нирования (проектирования) как формы исследования и инструмента реформи­
рования; трансформационная и политическая рента получают предметные ха­
рактеристики экономической науки переходного периода, формируемые вслед­
ствие несовершенства институциональной среды и конкурентного перераспре­
деления властных отношений, прав собственности, проведения специфической
переходной экономической политики, отличающейся увеличением целей при
минимуме средств для их достижения. Критерием выбора стратегии конфликт­
ной экономической политики формирования институционального капитала вы­
ступает отношение трансакционных издержек к выгодам;
• анализ банковско-финансовой системы переходного периода высветил
ее спекулятивную основу и вытекающее отсюда разрушительно-созидательное
значение в осуществлении современной экономической реформы. Инвестици­
онный процесс в силу этого получает более широкое и системное толкование,
включает различные этапы и институциональные условия;
• в диссертации затрагивается глубинная составляющая процесса полити­
ко-экономического реформирования - экономический образ мышления и других
институтов, находящихся в остром противоречии. На основании анализа ре­
альных экономических процессов в республике и за рубежом, изучения суще­
ствующего опыта экономического образования в республике, БГУ и в других
странах выдвигаются основные критерии формирования современной страте­
гии и содержания экономического образования.
Практическая (экономическая, социальная) значимость полученных ре­
зультатов состоит в критическом переосмыслении гносеологических возмож­
ностей ортодоксального направления экономической науки, обосновании пре­
имуществ
теоретического знания, использовании
институционально-
эволюционной теории в исследовании современной экономики. Положения и
выводы о закономерностях эволюции экономической науки могут бьггь исполь­
зованы' а) в методологических и понятийно-категориальных основах формиро­
вания направления науки, преодолевающей известную в гуманитарной сфере
узко предметную определенность и функциональную направленность, усили­
вающей когнитивный синергетический эффект; б) в раскрытии политикоэкономических, технико-экономических, социальных тенденций мировой и на­
циональной экономических систем, выработке конкретной стратегии, факторов
и институциональных форм развития страны; в) в определении исходных норм
и правил координации (формальных и неформальных) экономического поведе­
ния субъектов хозяйствования, руководителей, политиков, отвечающих сло­
жившимся современным геополитическим, природным и социальным пробле­
мам; г) в анализе, критической оценке, формулировке теоретико-прикладных
проблем более частного порядка, накопивщихся к началу нового века в эконо­
мической науке; д) в исследовании трансформационных процессов современно­
го переходного периода и формирования адекватной национальной экономиче­
ской политики, упреждающей и разрешающей институциональные конфликты.
То есть имеют прикладное значение.
Расширение диапазона политико-экономического и институциональносоциологического знания среди руководителей, экономических агентов, насе­
ления создает эффект социальной координации и согласованности, способст­
вуя тем самым снижению трансформационных издержек при проведении ре­
формы, повышению социальной полезности общественного капитала.
Философско-методологические и теоретические положения, обобщения,
понятия и категории легли в основу курсов и спецкурсов "Институциональная
экономика", "Институциональный анализ", "Экономика организаций", "Обще­
ственный сектор в экономике", "Теория экономического развития", "Новая по­
литическая экономия", "Экономическая политика", "Институциональная теория
фирмы", "Институциональное равновесие и экономика эволюционных измене­
ний", разработанных и читаемых для студентов, магистрантов и аспирантов
Белгосуниверситета, используются в учебных планах и программах, тематике
диссертационных работ, дипломных заданий, курсовых, методических реко­
мендациях. Материалы исследования бьши использованы при разработке об­
щеобразовательного стандарта подготовки специалистов по "Экономической
теории", в проекте магистерской программы, а также в отчетах по научноисследовательским темам, выполняемым в рамках кафедры ("Макроэкономиче­
ское регулирование", "Экономика Беларуси и мирохозяйственные процессы"),
НИ ЭИ Минэкономики РБ ("Генеральная концепция управления национальной
экономикой", "Разработка стратегии формирования институциональной среды в
условиях трансформации экономики РБ"), научно-практических рекомендациях
проводимых конференций, семинаров, симпозиумов, включая ЦОН при МГУ
им. М.В. Ломоносова.
Кроме этого, научные результаты исследования могут быть использованы в
системе повышения квалификации и переподготовки как преподавателей, так и
специалистов, работающих на предприятиях и в организациях.
Основные положения диссертации, выносимые на заи^иту.
1. Современная мир-экономика представляет собой сложную и многоуров­
невую структуру, в которой происходят хаотические и противоречивые коли­
чественные и качественные сдвиги. В ней воплотились не только стихийные
начала эволюционного процесса, но субъективированное знание, действия по­
литиков, менеджеров. Признание необходимости изменить сложившийся миро­
вой экономический порядок означает признание необходимости парадигмально-методологической реконструкции доминирующих теорий экономической
науки. История эволюции науки свидетельствует, что инерция существующего
экономического мышления оказывается сильнее инерции реальной экономики.
С опозданием циклическую траекторию повторяет в развитой и наука об эко­
номике, создавая ограниченным, неполным и несвоевременным знанием пред­
посылку для каждого последующего цикла.
2. Утилитарно-функциональный подход, специализация науки об экономи­
ке, математическая формализация и абстрактное моделирование породили ста­
тичность, фрагментарность и "дефект знания". Суть последнего состоит в том,
что частные фрагменты (теории) не воссоздают целостной и органичной карти­
ны сложного образа экономического мира действительноста. Таким образом,
ситуация переходности проявляется и на идеальном уровне.
3. В любой теоретической доктрине по экономике присутствуют культуро­
логические, нравственно-этические, правовые, политические и другие начала,
которые определяют способ экономического мышления и тип (форму) хозяйст­
венной деятельности человека. Их признание в разном сочетании лежит в осно­
ве типологии и классификации научных школ и направлений. Из политэконо­
мии, которая оформилась в самостоятельное и цельное учение о законах разви­
тия человеческого общения, в начале прошлого века под воздействием процес­
са научной специализации выделяются собственно теория экономики, полито­
логия, социология, менеджмент. Кардинальные и стремительные изменения,
произошедшие во второй половине X X и в начале X X I века, под воздействием
"новой экономики" актуализировали необходимость теоретического знания как
целостного, системного и развивающегося знания о мирохозяйственном уст16
ройстве, значимости международных и национальных политико-экономических
образований, интересов в поведении фирм, индивидов.
4. Сравнительный анализ парадигм основных экономических школ фикси­
рует: а) существование в рамках одной парадигмы нескольких научных направ­
лений, чего нет в других областях знания; б) мир материального богатства
классической политэкономии; целостный и развивающийся социальноэкономический мир богатства Маркса; мир хозяйственной национальной куль­
туры исторической школы; мир хозяйствующего субъекта неоклассиков; хао­
тично-неопределенный образ мэйнстрима; в) четыре уровня рациональности,
которые сменялись в методологических подходах основных теорий.
5. Интегрирующие начала проявляются не только в реальной хозяйствен­
ной системе, но и в новой формирующейся науке (в нашей интерпретации "тео­
ретической экономике"). В диссертационной работе дается сравнительная ха­
рактеристика парадигмы данной теории, ее объектно-предметная определен­
ность, методология, цель, единица измерения, детерминированность и другие
свойства. Сложившееся международное разделение труда соответствует про­
странственному размещению теорий, которые накладывают отпечаток своими
особенностями на'практическую хозяйственную жизнь. "Островная" теория с ее
этическим началом доминирует в Великобритании, конституционно-правовая
основа - в американской теории, историко-культурные корни проникли в за­
падноевропейскую науку, на патриархально-самодержавной базе формируются
начала теории и жизни восточнославянского региона.
6. Возрастание институционально-социальных начал в экономическом раз­
витии предопределили актуализацию институциональной теории, имеющей
свои предпосылки, эволюцию, структуру, генетическую взаимосвязь с класси­
ческой политэкономией, теорией неоклассики и отдельными более частными
теориями. Механические изменения в объектно-субъектных отношениях собст­
венности без закрепления последних в адекватных институциональных формах
ведут к росту трансакционных издержек и присвоению отдельными инициато­
рами трансформационной ренты без увеличения общей эффективности и созда­
ния условий для развития. Современные мировые и национальные проблемы
актуализируют значение категорий "развитие" и "рост". Институциональные
инновации расширяют границы производственных возможностей для социаль­
но-экономического развития и роста.
7. Применительно к текущему переходному периоду особое значение при­
обретает проблема институционализации. Институциональное неравновесие 17
главная характеристика "переходного периода". Его содержание также раскры­
вается в рассогласовании формальных и неформальных норм и правил, согла­
шений и форм координации, низкой "плотности экономическдГо поля". В каче­
стве общественно-экономических стабилизаторов, необходимых для трансфор­
мационного периода, выдвигаются метаинституты и переходные институты
Для этого периода характерно извлечение трансформационной и политической
ренты за счет несовершенства институциональной среды и конкурентное пере­
распределение властных отношений, прав собственности. Определяются на­
правления и критерии институциональных изменений, специфика исследования
и проведения в переходный период особой экономической политики, умно­
жающей цели при снижающихся средствах.
8. Для решения институциональных конфликтов и трансформационных
ловушек в процессе осуществления реформ возрастает роль институционально­
го планирования и проектирования как форм исследования и рационального
проведения политики реформ. Этому же могут способствовать институцио­
нальные свойства стоимости, денег и капитала. "Институциональный капитал"
представляет собой устойчивую совокупность формальных и неформальных
норм, обеспечивающих основу равновесного состояния системы с накоплением
(или уменьшением) потенциала для ее развития. В "общественном капитале"
фиксируется определенная иерархия взаимосвязей отдельных капиталов, про­
низывающих всю остальную его структуру в пространстве и во времени. В со­
временных условиях постиндустриализма капитал предста1лен различными
формами начиная от вещной и заканчивая нематериальными активами в форме
интеллектуальной собственности, экономических и социальных связей, инсти­
туциональных отношений. "Интеллектуальная рента" выступает формой дохода
этих видов капитала, а норма прибыли предприятий вьюоких технологий явля­
ется базовым п^аметром для государственного регулирования экономики.
9. Банковско-финансовые системы по своей природе имеют спекулятивную
основу и разрушительно-созидательное значение в достижении целей эконо­
мической реформы. Процесс эффективной институционализации зависит от со­
циокультурной структуры, изменения экономического мыилления (института
идеологии, теории), которые, в свою очередь, зависят от стратегии, содержания,
организации учебной деятельности, учета других институтов.
Достоверность и обоснованность полученных результатов обеспечива­
ются критически переработанными фундаментальными методологическими по­
зициями, межпредметной научно-теоретической и системной информационной
IS
базой исследования, фактологическими историческими данными, оперативным
анализом, материалами статистики, выводами социологии.
Апробация и внедрение результатов исследования. Основные положения
диссертационного исследования нашли отражение в монографиях, научных
статьях, учебно-методических пособиях, руководящих документах, научных
отчетах, выполненных в рамках Госуд^ственных программ фундаментальных
исследований, плана НИР Министерства образования Республики Беларусь,
Белорусского государственного университета, ЦОН при МГУ имени М.В. Ло­
моносова, в выступлениях на международных конференциях и симпозиумах в
Республике Беларусь, России, Украине, Германии, Польше, на научнометодических семинарах-дискуссиях экономического факультета, кафедры в
БГУ, апробированы на совещаниях и заседаниях методических комиссий, учеб­
но-методических объединений.
Структура и объем диссертации. Диссертационная работа состоит из
общей характеристики работы, пяти глав, заключения, 5 приложений. Общий
объем диссертации составляет 340 страниц. Объем, занимаемый 34 таблицами,
36 рисунками, 5 приложениями, составляет 60 страниц. Список использован­
ных источников включает 628 наименований.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ Р А Б О Т Ы
Учитывая остроту противоречий мирового хозяйства и его доминирующе­
го влияния на выбор приоритетов развития национальных экономик, в первой
главе "Хозяйственная пра1сгика и экономическая наука как объекты тео­
ретической рефлексии" автор раскрывает общую динамику и тенденции ми­
ровой экономики. В ракурсе взаимодействия с практикой анализируются внеш­
ние противоречия и гносеологические ограничения экономической науки,
общие результаты и проблемы национальной экономики рассматриваются в ас­
пекте поиска отечественных исследований по выходу из затянувшейся соци­
ально-экономической депрессии.
Позитивный анализ свидетельствует прежде всего о том, что, во-первых,
динамика экономического развития крайне неустойчива и имеет нестабильные
темпы экономического роста без тенденции к развитию. Во-вторых, резкие ко­
лебания конъюнктуры наблюдаются и в системе мирохозяйственных связей.
Торговля имеет тенденцию к сокращению в общей структуре трансакционных
сделок, что подрывает мотивы инновационного развития производительного
капитала как ее основы. Мировая финансовая система превратилась, по суще19
ству, в глобальный самостоятельный спекулятивный конгломерат - квазиэко­
номику, функционирующую не в интересах развития национальных экономик и
роста уровня жизни людей планеты. В-третьих, мировая экономика как целое
(мир-экономика) опирается сегодня на гигантскую пирамиду^ долгов не только
бедньгх, но и богатых стран. Парадоксально то, что сама кризисность мира
обеспечивает внушительную глобальную ренту финансовому капиталу, кото­
рый проводит рискованные операции на фондовых и валютник рынках. Ситуа­
ция на уровне глобальных финансов усложняется тем, что возрастает риск не­
управляемости, неконтролируемости и, следовательно, очередного всеобщего
кризиса. В-четвертых, колебания валютных курсов, ценных бумаг объясняют­
ся в первую очередь внедрением в хозяйственную деятельность спекулятивного
мотива ("казино-экономика").
Значительных различий в факторах краткосрочного роста по странам в по­
следние годы не наблюдалось. Почти повсеместно источниками роста были
личное потребление и приращение товарных запасов. Экспорт способствовал
росту В В П в Германии, Италии, Великобритании, Канаде и тормозил его в
США, Японии и Франции. Везде наибольший вклад в краткосрочный рост вно­
сило увеличение конечного потребления.
Неустойчивость экономического роста с низкими показателями сопровож­
дается десинхронизацией региональных экономических циклов; влияющих на на­
циональные циклы. Экспорт (в том числе и институциональный), который стал
главным источником роста, выступает и главным фактором в конкурентной
борьбе, на которую, в свою очередь, влияют немонетарные факторы. Политика
международных институтов направлена на сознательное снижение твердости
национальных валют, влияющих на внешнеэкономическую политику.
В-пятых, на сегодняшний день в мире происходит очевидный демофафический и экономический перекос. В-шестых, в конце X X века возникло нера­
венство еще более глубокое, чем неравенство по уровню бедности и потребле­
ния. Суть его состоит в том, что глобальная сеть, созданная информационнокомпьютерными технологиями, зафиксировала и неравенство стран, людей в
доступе к информационному ресурсу. Кроме снижения в силу этого возможно­
сти преодолеть материальную бедность возникла острая социальнонравственная проблема информационной дискриминации, которая, в свою оче­
редь, разлагает общественный капитал и тем самым нарушает хрупкое ин­
ституциональное равновесие мира В-седьмых, современная мир-экономика со
своими характеристиками уже давно не вписывается в предмет сложившейся
20
теории. Мировое хозяйство функционирующей модели при тенденции к глоба­
лизации обнаруживает свой предел к потенциальному развитию. Это проявля­
ется в разделении мировой экономики на части, которые иногда называют ве­
ликими мировыми разломами. Противоречие между ipyAOM и капиталом, дру­
гими классами и группами переходит в плоскость более глубокого противоре­
чия между логикой развития капиталов и культурными ценностями человече■k
ского бытия, логикой спекулятивной экономики и избранными в эпоху класси­
цизма ценностями демократическими. Объектом жесткой конкуренции явля­
ется распределение функций и ролей государств по участию в мировом управ­
лении со всеми его атрибутами.
Оценивая с позиции мировых тенденций уровень достижений экономиче­
ской науки, следует отметить, что ее предмет стал неопределенным, а инстру­
менты мало применимыми. Инвентаризация идей теории показывает ее зацик-
ленность на идеологических свойствах "рынка", статичности, фрагментарности
и самом общем наборе принципов функционирования этой абстрактной модели
без философского, исторического, политического и социального устройства.
Однако общие фундаментальные проблемы, а также острые противоречия, с
которыми столкнулось человечество, называемые "кризисным синдромом все­
мирного развития" или цивилизационным кризисом, остаются без внимания.
Наука об экономике, традиционно базировавшаяся на соответствующих
стоимостных категориях, дополненных субъективно-ценностным характери­
стиками, по существу, утратила во многом свою историко-логическую эври-
стичность, самостоятельность, цельность и практичность. Проявлением циви-
лизационного кризиса выступило возникновение параэкономики и гетероэкономики как своей противоположности, переходящую в теневую, а потом и в
антиэкономику. Начали возникать в связи с этим и лжетеории, "объясняющие"
эти новые явления в заданном русле. Им сопутствует возникновение сфер вир-
"хуальной экономики. Монетизация и финансизация изменили сам методологи­
ческий подход в экономической науке, ее инструментам, оценкам результатов
исследования, рекомендациям.
В Белоруссии, как и других постсоциалистических государствах, уже сле­
довало бы говорить о накопленном опыте, который включает теоретически
осмысленную практику экономического поведения хозяйствующих субъектов
и политических институтов. К сожалению, этот опыт мало концентрируется в
положительных тенденциях, дополнительных знаниях и умениях работников,
фирм, менеджеров, политиков, а имеет пока лишь разноречивую и пеструю ко21
личественную интерпретацию политико-экономических реалий. Отсутствие
обобщенного опыта делает крайне ограниченное применение моделей и инст­
рументов позитивной и нормативной экономической теории. Если в мире "рас­
члененность" знания и осознание отрицательных когнитивных эффектов ориен­
тирует на поиск новых теоретических подходов, то у нас в республике наблю­
дается оживление социальных наук и экономической в частности на неопозити­
вистской основе, которая уже нуждается в обновлении или замене. Хозяйствен­
ная деятельность последних лет — не постсоциалистическая, но и не капитали­
стическая, рыночная, а есть следствие некой (??) другой теории, если о послед­
ней можно говорить вообще, поскольку нерациональная практика способствует
лишь эмпирическим обобщениям.
Поэтому во второй главе "Наука экономика: классические традиции и
гносеологические изменения" выясняются исходные базовые свойства тео­
рии, которая модифицировалась в процессе эволюции под влиянием конкрет­
ных внешних и внутренних условий, наполняя многие категории науки новым
содержанием. Но логическая конструкция, обособленная от реальной хозяйст­
венной практики, может развиваться самостоятельно лишь на основе выдвину­
тых исходных постулатов и принятом наборе аксиом. Общим результатом тако­
го "развития" может оказаться ситуация не всегда очевидногр несоответствия
практики самой теории, сторонники которой будут постоянно навязывать свои
t
рекомендации поведения реальному существующему порядку.
Определяя свой предмет и соответствующий подход к анализу экономики,
любой исследователь находится в зависимости от внешних условий прожива­
ния, обучения, социальной среды и пр. На понимание предмета экономической
науки, на диалог в процессе рационального поиска оказывает влияние герме­
невтический фактор. Предмет теории экономики вышел сегодня за привычные
рамки обмена, который часто отождествляют с рынком и рыночной эконо­
микой. Причем рынок как хозяйственная система включает в себя не только
все фазы воспроизводства, которые были в центре внимания К. Маркса, Дж. Ст.
Милля, Й. Шумпетера, В. Леонтьева, Л. Мизеса, П. Сраффа, но и офомный
пласт чсгго^ркко-институциональных условий (Б Гильдебрант, Г. Шмоллер, В.
Ойкен, В. Ванберг). Если обратиться к истории развития логики науки об эко­
номике, то она указывает на расширение своего предмета, а также изменение
методологии, которая, как правило, сопровождается соответствующим набором
понятийного аппарата, алгоритмом исследования Сюда входит еще социальнофилософская составляющая науки в целом и самого исследователя в частности.
22
в рамках канонических традиций логики развития экономической науки,
можно выделить предмет теории меркантилизма и физиократов. Предмет по­
литической экономии позволяет классифицировать ее как классическую науку
о развитии богатства и законах его распределения. Ресурсы (производительные
силы) и соответствующие им формы (производственные отношения) являются
предметом политэкономии Маркса.
Работы Л. Вальраса, У. Джевонса, В. Парето, А. Маршалла и др. дают на­
чало оформления нового предмета науки экономики. Она, с одной стороны,
представляет собой исследование богатства, а с другой — образует часть ис­
следований человека, но без институтов. Таким образом, термин "экономике"
вошел во всеобщее употребление, начиная с первых лет X X столетия, заменив
прежнюю политическую экономию, для обозначения размытой определяемой
отрасли общественной науки о поведении (Л. Робине). Изменение названия от­
ражало изменение в самой дисциплине, которая распалась на ряд специально­
стей Отделилась "чистая" наука об экономике от проблем государственной и
социальной политики, социологии, истории, менеджмента.
Макроэкономический функциональный анализ, сделанный Дж. Кейнсом и
его последователями главным образом в области динамики и роста, значитель­
но обогатил ЭКОНОМИКС, основанный на экзотерическом описательном методе.
Также денежные и финансовые теории следует отнести к прикладным и част­
ным концепциям. Выходящие на поверхность современные хозяйственные
проблемы и сложившийся уровень теоретических наработок позволяют на те­
кущий момент выделить в предмете экономической науки, во-первых, офор­
мившееся целостное международное институционально-экономическое и со­
циокультурное пространство. Во-вторых, в силу особой значимости в научном
освоении является доминирующая задача эволюционного политикоэкономического развития, где функциональные связи требуют дополнения те­
леологическим подходом. В-третьих, можно и следует уже вести речь о геоэко­
номике, обеспечивающей прогноз и планирование различных субъектнообъектных отношений в геопространстве. В-четвертых, область принятия ре­
шений также не может игнорироваться научным экономическим анализом. Впятых, повседневные задачи утилитарного характера усиливают прикладную
значимость проблем функционирования экономики, которые во многом не ре­
шаются такими сложившимися дисциплинами, как микро- и макроэкономика.
Употребляя такие понятия, как "экономическая наука", "экономическая тео­
рия", "политическая экономия", "теоретическая экономика", "теория хозяйст23
ва", необходимо видеть разный смысл и назначение, которые они несут. Общим
в каждом из этих понятий является определенный срез экономики. Но, как сви­
детельствует история эволюции науки, каждое из этих понятий фиксирует свой
предмет и свой уровень отражения социально-экономической системы. Разви­
тие реальной экономики и весь круг уже отраженных в науке проблем на сего­
дняшний день позволяют заключить, что наиболее точным понятием, впиты­
вающим и онтологию, и гносеологию экономики, является понятие "теоретиче­
ская экономика", поскольку данный термин отражает через аксиоматическую
систему дедуктивных умозаключений целостную экономическую картину мира
на современном этапе его развития. Этот предмет не просто фиксирует прак­
тику, а осуществляет это в ракурсе саморефлексии стихийных и осознанных
процессов развивающейся экономической системы.
Характер взаимодействия между теорией и непосредственным наблюдени­
ем только кажется ясным и простым. Однако, как свидетельствует история эко­
номического анализа, возникшие и существующие теории, имеют тенденцию к
замкнутости и обособленности от "неудобных фактов", которые подрывают ос­
новы самой теории. Так было с неоклассической теорией, представители кото­
рой долгое время игнорировали очевидные, казалось бы, факты безработицы и
экономического развития, увлекаясь фактами статики экономической системы.
В марксизме же наиболее существенным фактом выступает человек как сово­
купность отраженных от внешнего бытия атрибутов. Опредмеченное
реальностью, выступающей исходной основой анализа в его теории,
принимается не просто труд, а товар.
Фактической базой анализа неоклассики стала фирма в субъективных
оценках ее экономического поведения. Аксиоматическими фактами признаются
факт существования совершенной конкуренции, способность рыночной систе­
мы к самоорганизации, нейтральность денег. Если же сравнить неоклассиче­
скую и кейнсианскую позиции в части признания некоторых установок, то в
известных терминах макроэкономики их отличие при общности некоторых по­
стулатов заключается в иной интерпретации функциональной взаимосвязи от­
дельных агрегатных категорий.
Для институционализма факты хозяйственной жизни выходят за пределы
жономического поля, В котором якобы осуществляет свою деятельность homo
oeconomicus. Понятие "институции" определяет исходную фактологическую
базу для представителей данного направления экономической науки. Но науч­
ный метод имеет первостепенное значение перед фактами рациональности и
24
даже перед отде. ьными открытиями. Именно он задает направление и способ
исследования, поиск фактов, отражаемых в определенных категориях, опреде­
ляет результаты i в конечном счете право экономики считаться наукой.
Необходимс подчеркнуть, что в выборе метода или частных методик эко­
номических исслэдованийдолжно быть, во-первых, обращение к экономике как
устройству, имеющему конституирующие начала, во-вторых, закладывать в ней
эволюционные >ггановки и способность к самоорганизации и порядку. А втретьих, теорети 1еская экономика в своем фундаментальном понимании обес­
печит эвристичес кую функцию лишь при условии заложенной а priori гумани­
стической позки 1и. Такое утверждение позволительно по той причине, что
экономическая н^ука — это прежде всего наука о человеке, его будущем. Такой
она возникла в Сэоем классическом варианте. Обращение же к ее основам необ­
ходимо, чтобы зафиксировать сложившиеся нарушения в логике и, естественно,
в выводах.
История лс '•ики экономических исследований показывает, что первая цело­
стная картина .жономической реальности принадлежит классической полити­
ческой экономии Мир богатства
выступил предметным миром науки, а объ­
ективные законы-тенденции стали эвристической целью и главной функцией
экономической науки того периода. "Стержнем" общей экономической картины
мира было движение, или кругооборот, общественного продукта с его состав­
ляющими элементами. Классиками выясняются причинно-следственные и
функциональные взаимосвязи между главными источниками богатства, его
формами и законами распределения доходов. В движении богатства классики
искали универсальные закономерности и законы экономии, стремясь объяснить
и предвидеть тен генции экономического развития.
Используемая парадигма марксизма позволяет считать это учение продол­
жением эволюции классической школы. Конкретный мир на теоретическом
уровне воспроизбодится Марксом как совокупность противоречиво развиваю­
щихся производственных отношений между трудом и капиталом, внутри раз­
личных видов капитала, между исторически сложившимися институтами (част­
ной собственностью, государством, религией, морадью, семьей и пр.) и новыми
институционадьными изменениями (демократической моралью, буржуазным
правом, новой ролью банков, капиталистической и акционерной собственно­
стью, производственной кооперацией на уровне капиталов, монополистическим
объединением). В исследовательской программе Маркса диалектическая пози­
ция воплощалас! непосредственно через метод восхождения от абстрактного к
25
конкретному, дополняемая принципом единства логического и исторического.
И в этом новизна методологии марксистской политэкономии. Как бы приняв
вызов исторической школы, Маркс делает дедуктивные заключения об эволю­
ции общества в целом и экономике в частности как естествекно-историческом
процессе, в котором товар как элементарная форма общественного богатства
фиксирует в себе начала истории и логики.
Историческая школа не восприняла парадигму классической политической
экономии, что создало научный конфликт. Но формирование исторической
школы в противовес классической было фактом огромного значения для разви­
тия методологии социальной экономии, поскольку впервые в истории науки от­
четливо и критически осознанно была сформулирована сама проблема метода
экономического исследования. Представители исторических традиций в эконо­
мике своими работами дали возможность зафиксировать национальное само­
сознание европейских стран, для которых понимание экономики связано с ос­
воением культуры.
Следующий значимый парадигмальный сдвиг в теории экономики был
связан с австрийской школой и в целом с маржиналистами. Объективная кар­
тина экономического мира сменилась субъективным восприятием экономиче­
ского агента. Здесь предельно чувственное каждого из них все-таки выводилось
из некого абстрактного субъекта, который наделялся теми или иными чертами
Реальная же картина экономического мира уже интерпретируется как образ
этого субъекта. Маржиналисты своими теориями обратили внимание на то, что
экономическая реальность сама рождается в процессе активной деятельности
субъекта. Итак, эволюция экономической науки выкристаллизовала четыре
главные картины сложного и динамичного реального хозяйственного мира.
Это, во-первых, мир богатства и модель развития классической политической
экономии и политэкономии Маркса; во-вторых, хозяйственная картина всей
культуры национальной экономики, к чему в своих исследованиях обращаются
представители историко-институционального направления; в-третьих, мир хо­
зяйствующего субъекта маржиналистов; в-четвертых активный деятельный мир
Кейнса. В кажаом из этих подходов осуществляется, в свою очередь, и интер­
претация рациональности, к которой обращаются экономисты.
Анализ методологии экономической науки в X X веке не позволяет за по­
следнее столетие в развитии экономической мысли обнаружить каких-либо но­
вых парадигм теории. Для эволюции практически всех сложившихся направле­
ний и школ экономической науки характерно использование плюралистических
2«
парадигм Вероятнее всего, плюрализм экономической теории в XX веке вполне
соответствует
усложнившейся реальности мировой экономики, в развитии
которой преобладают интеграционно-хаотические процессы не только на уров­
не политико-экономических, но и на уровне хозяйственно-психологических
связей. Он не только включает в себя параметры, вьггекающие из традицион­
ной экономики, но и впитывают
глубинные аналогии меж;ду забыванием про­
шлой истории и актуализацией будущего, психологическим временем и наслед­
ственным процессом психологического забывания, наследственной и социаль­
ной обусловленностью поведения людей, психологической оценкой денеж:ных
явлений с постепенным затуханием во времени и эффектом запаздывания ре­
гулятивных политико-экономических мероприятий.
Интегрированный анализ истории, философии, права, собственно эконо­
мики, природно-региональных особенностей обнаруживает этическое начало
английской политэкономии, конституционно-правовую основу американской
теории, историко-культурные
хально-самодержавные
корни западноевропейской науки и патриар­
элементы
экономической
науки
Россиийско-
Белорусско-Украинского региона. Эти особенности теории четко проявляются
в реальных политико-экономических моделях со всеми очевидными и неизвест­
ными последствиями.
В
третьей
главе "Историко-логическая преемственность, парадиг-
мальные изменения и структура современной экономической науки" рас­
крываются наиболее важные изменения в теории, обусловленные в том числе
влиянием новой экономики. Формирование новой экономики соответственно
связано с циклами технологических укладов, структурой производственных от­
ношений хозяйственных связей и форм. Свойственные для новой экономики
проявления стали доминирующими как в общей стратегии развития, так и в тра­
диционных отраслях и отношениях, л<ето^ологм« познания.
Прежде всего теория новой экономики должна строиться на методологи­
ческом подходе, когда принимаются во внимание три принципиально иных по
сравнению с предшествующим гносеологическим достижением компонента.
Первый - признание в познавательном объекте активного сознательного начала,
уже владеющего в какой-то степени информацией и располагающего комплек­
сом психологических свойств, адекватных современному экономическому со­
циуму, позволяющих последнему реагировать и влиять конкурентную среду.
Второй аспект теории отражает то, что экономисты игнорировали до самого
последнего времени, - это признание в людях свойств и целей, выходящих за
27
узкие утилитарные пределы, которыми традиционно экономисты ограничивают
свои аналитические конструкции, и включение активных рефлексивных моде­
лей сначала в познавательную деятельность, а потом и в управленческие реше­
ния. Третий - влияние возникшей новой нормы, не только регламентирующей
поведение хозяйствующих субъектов, но и придающей целостность современ­
ной экономической системе - это мышление категориями "информационной
экономики" и норма прибыли высокотехнологичных отраслей, определяющая
критерий равновесности и эффективности системы. Информация, информаци­
онные технологии делают предметом не только труда, но и экономической
науки сознание человека, проявляющееся в различных общественных формах,
что, следовательно, попадает и в предмет науки. Теоретическая экономика это формулировка общих законов институционального устройства и развития
мирохозяйственной системы, выработка оптимальных хозяйственных "поряд­
ков", определение норм, принципов и форм координации взаимоотношения
людей, социальных групп, классов, реализующих в процессе своей деятельно­
сти определенные цели и интересы.
Если учесть многие эпистемологические дискуссии, то парадигма совре­
менной науки об экономике будет иметь несколько уровней и "сеток": онтоло­
гический, языковый, риторический и методологический
Современный этап
развития экономической науки, вышедший на четвертый
уровень рациональ­
ности, требует уже переосмысления самой теории, реализованной непосредст­
венно в политико-экономической системе, ориентируемой на эзотерический
метод
Речь идет о том, насколько нынешний мирохозяйственный порядок от­
вечает экономической цели - развитию человека, который в традициях про­
шлых исследований предполагался всего лишь как фактор.
Что же касается сравнительных характеристик методов, к которым обра­
щается теоретическая экономика и ее другие составные части, то они получают
краткое и обобщенное определение в таблице:
Характеристики методов экономического исследования
Структурные
характеристики
метода
1
Методы
Эзотерический,
сущностный
Экзотерический,
явленческий
2
3
2S
Целостный 330экзотерический
(сущностноявленческий)
4
1
Парадигма
2
Интуитавная, предполагает
эгоистические начала с
основанием культурных
ценностей
Социальнополитическая
детерминиро­
ванность
Технологическая
детерминирован­
ность
Ор^зиизационная
детерминирован­
ность
Присутствует в качестве
объективньрс предпосылок,
связей и отношений
Простая кооперация, нануфа1лура, фабрика
Огсутствует, земля, труд,
капитал - глиные факторы
производства
Абстрактная фирма,
"черный яшик"
Предмет
исследования
Внутренние, устойчивые
связи и отношения
Внешние и спорадические
связи и взаимодействия
Характер связей,
Прич инно-следственные,
субстанциональные
Функциональные, отра­
жающие потоки движения
доходов, расходов
Цель
метода
Эвристическая, раскрыть
политико-экономическую
природу общества (почему
работает система?)
Диалектический
(по преимушеству)
Позитивистская, ответить
на вопрос, как работает сис­
тема, чтобы достичь
эконом ическ(мч> эффекта
Национальногосударсгаеиные,
долгосрочный период
Преобладание общегосу­
дарственных интересов
Не определяются в исход­
ном, краткосрочный,
текущий период
Утилитарно-частная рацио­
нальность, человек средстто, ресурс
Фрагментарная, функцио­
нальная, ;шскретная на­
правленность, экономиче­
ское равновесие
Менеджеры, политики в
определенных рамках и
сферах
Полезность - ценность,
превращенные категории
В рамках производитель­
ных сип
отношения
Характер
метода
Пространственновременные рамки
Уровень рациональ­
ности
Отражение
целостности,
равновесности
Стремление к общей
погоггико-экономической
картине, равновесию
Пользователь
исследования
Правящая элита
государства
Ьдиница
измерения
Стоимость, стоимостные
категории
3
Априори оговоренная, ра­
циональные предпочтения
при полной информации и
нулевых трансакционных
издержках
Не присутствует по причи­
не признания экзогснности
этой среды к экономике
4
Плюралистическая, реали­
зация принципа целостно­
сти системы
Позитивистский
Институциональная де­
терминированность, соз­
дающая рамки экономиче­
ского развития
Экономика - открытая
система, имеющая ограни­
ченный потенциал
Осознанно сформирован­
ная организация (фирма,
государство,
мир-экономика)
Органически целостное,
сложное структурное
образование
Многоуровневая система
свией, отражающих раз­
ные аспекты
мир-экономики
Теоретическая, аксиологи­
ческая (как обеспечить
устойчивое развитие'')
Синтетический (единство
диалектического и позити­
вистского методов)
Мировые, межнациональ­
ные, сочетание времени
Наднациональные, соци­
альные интересы,
человек ' цель
М1ф-экономика, глобаль­
ная система, институцио­
нальное равновесие
Правящая мировая элита.
менеджеры, политики
разного уровня
Институ ционал ьная
ценность, субъективиро­
ванные категории
в четвертой главе "Экономика, институты и особенности теории ин­
ститутов" рассматриваются когнитивные возможности институционального
направления, объект
и предмет которого
выходит
за рамки "ресурсы-
результаты", включающим понятие причинности, развития и пр. Институты как
эндогенные свойства здесь выступают главной единицей анализа, а принцип хо­
лизма позволяет характеристики индивидуумов выводить из характеристик ин­
ститутов,
а
не
наоборот,
как
это
делают
неоклассики.
Индуктивно-
описательный метод позволяет преодолеть интуитивно-описательный эмпи29
ризм, преобладающий в исследованиях переходных экономик, абстрактный
формализм мэйнстрима. Синтез наук привлекает абстрактно-логические мето­
ды к взаимосвязанным фактам, благодаря чему и выводы делаются от частного
к общему в ракурсе историко-генетических тенденций, чем усиливается эври­
стические возможности экономических исследований. История здесь — это не
только следствие экономического развития, но и предпосылка начала теории.
Систему же институтов составляет целостное и сложное образование взаимо­
связанных между собой правил и норм, традиций и законов, действующих в
мире и в странах. В зависимости от избранного критерия эту систему можно
подразделить на формальные и неформальные институты, системообразующие
и второстепенные, первичные и производные (метаинституты, вторичные, тре­
тичные и пр.), международные и национальные, экономические и политические
институты, базовые и переходные. Институциональная программа исследова­
ний обращается также к кумулятивному началу общества, как целого, так и
различных его частей. Институционализм осваивает новые "мертвые зоны" ре­
альной хозяйственной практики, которые не попадали в привычное русло эко­
номического анализа неоклассиков: неформальные отнощения и формальные
нормы, правила и отношения. Новая информация, таким образом, требует к се­
бе внимания как со стороны политиков, законодателей, практиков, так и со
стороны широкой общественности. Внимание к острым проблемам хозяйствен­
ного бытия, с одной стороны, и включение для их анадиза методологии и инст­
рументов других наук, с другой, приводит к возникновению целой системы со­
временного институционализма. Авторский подход к имеющимся политикоэкономическим
и
институционадьно-социологическим
обобщить и включить
в их структуру
теориям
позволил
теорию капитала Маркса, социад-
демократические теории, теории индустриализма, конвергенции, геоэкономики,
теорию структурных накоплений, теорию развития.
Теоретический синтез закладывает основы для определения многоуровне­
вой природы таких базовых институтов, как собственность
и идеология, фик­
сируя в них общеэкономические свойства, политико-экономическое содержа­
ние и общественно-правовые формы. Для собственности такой подход обога­
щает выбор эффективных политико-экономических
и
инстшуциональных
форм ее реализации собственности применительно к разным природным, тех­
нико-экономическим, правовым и социадьным условиям хозяйствования, кото­
рыми отличаются страны. Определение же верной "формулы" экономической
идеологии для этих условий является крайне важной теоретической и практи30
ческой проблемой, замыкающей различные стороны человеческой деятельно­
сти на неформальном и формальном уровнях, обеспечивающей повышение
конкурентоспособности экономик стран.
Однако собственность кроме субъектно-объектного и идеологического
выражения имеет еще стоимостные,
на которых основывается
денежные, капитальные и иные формы,
современная экономика, но которые приобретают
разную доминанту влияния Как общественный норматив, регламентирующий
социально-экономическое поведение индивидов, стоимость
закрепляется и
усиливается в денежном феномене социально-психологическими свойствами,
которыми наделяют этот феномен люди и разного рода институты. Информа­
ция в настоящее время эквивалентна деньгам, а деньги — синтетической ин­
формации. Собственно "банки" как хранилища универсального общественного
богатства срослись с "банками данных". Возможным такое сращивание оказа­
лось благодаря новой информационной функции денег, которую они стали вы­
полнять при переходе от этапа бумажных записей и на счетах к электронному
виду. Банки по отнощению к вкладчикам всегда располагают большей инфор­
мацией, что обусловливает их оппортунистическое поведение и выигрыш, ос­
нованный на манипулировании (через теории в том числе) нормой доверия
держателей денежных средств, чем и определяется ценность денег
Если обратиться к современной практике и теории, то капитал как кате­
гория отражает одновременно и как вещную субстанцию, и как деньги, и как
процесс, как отношение (связь) и как производство, которые имеют определен­
ные фазы кругооборота. Важно заметить то, что в силу сложившегося разделе­
ния труда и капиталов на севере работает рынок ценных бумаг, где "делают"
деньги, извлекая глобальную ренту непосредственно из денег и информации.
Западные агенты в силу своей специализации предпочитают пока использовать
рынки физических капиталов и труда. Восточные же отдают предпочтения
рынкам товаров, а южные сориентированы на непосредственное производство
серийных
потребительских
благ.
ТНК
-
главная
организационно-
институциональная форма существования современного капитала; устанавли­
ваются связи между его различными видами в пространственном и временном
размещении.
Но анализ показывает, что финансовый капитал вступил в противоречие с
капиталом как экономическим феноменом, основанным на частной собствен­
ности и производительной норме поведения (классическая политэкономия) Это
порождает условия для общей мировой нестабильности, что трудно восприми-
мается людьми, выросшими на этой экономической основе. В свою очередь,
сложившаяся на этой основе система отношений вступила в противоречие с
человеком как видом и как социумом. Еще меньше заметен в условиях глобали­
зации переход власти от денег и государства как политического института к
знанию и информации и их организационным формам, теории.
В системных преобразованиях в постсоциалистических странах с создани­
ем коммерческих банков была разрушена прежняя финансовая система и одно­
временно заложена основа дестимулирования, поскольку перераспределение
прав собственности не носило экономического характера и обусловило значи­
тельное отклонение от известного равновесия по Парето. Законы распределе­
ния, на которые повлияла кредитно-денежная система в первую очередь, всту­
пили в противоречие с законами собственно производства, которые более
инерционны из-за специфичности используемых активов и технологий, а еще
более с законами воспроизводства. Следствием изменения прежнего механизма
распределения ресурсов с его существенным влиянием на дифференциацию до­
ходов населения явилось снижение производительности труда, что обусловило
снижение объемов ВВП в целом и душевого дохода в частности. Праздная
жизнь (Т. Веблен) как вторая сторона экономик рыночного типа небольшого
числа богатьге государств оказалась ближе, чем жизнь производительная. Есте­
ственно, это бьш основательный шаг на подрыв доверия к республиканской ва­
люте, банковской системе, к реформе в целом. Как переходный институт бан­
ки на первых этапах своего возникновения заложили спекулятивную норму по­
ведения экономических агентов. Создание новых банков за счет оборотньге
средств предприятий нарушило воспроизводственный цикл в целом. Банки это
усугубляли задержкой расчетов, высокими процентами за кредиты, рискован­
ными кредитными операциями. Из-за "ликвидной ловушки" не срабатывают
механизмы регулирования денежного, инвестиционного и товарного рынков.
Есть противоречие и в моделях построения финансовых институтов республи­
ки, которые механически импортируются из других стран.
Особую сферу исследования в условиях системных трансформаций пред­
ставляет процесс институционализации как наиболее характерный для пере­
ходного периода, что и раскрывается в пятой главе "Направления и про­
блемы теоретического анализа трансформационных процессов ". Переход­
ный период отражает рассогласованность формальных и неформальных норм,
правил координации, характеризуется образованием трансформационных "пус­
тот" и "ловушек". Институционализация же представляет собой политику созtt
32
дания непротиворечивой целостной системы,
обусловленной историческими
тенденциями и традициями, геополитическим положением страны. Выдвиже­
ние переходного периода в качестве самостоятельной эпохи, с одной стороны,
отражает теоретическую слабость, поскольку все процессы оказались непред­
сказуемыми, а люди, таким образом, неготовыми принимать рациональные
действия в политико-экономическом вакууме. Для переходного периода харак­
терна и переходная экономическая теория, которая отражает смену не только
парадигмальной оболочки, но и ее основы, т.е. "жесткого ядра". Переходный
период следует определить как период смены базовых, системообразующих ин­
ститутов общества, уже позволяющих выделить ряд этапов этого процесса
Следовательно, дтя него характерно прежде всего институциональное неравно­
весие, в преодолении которого с разной степенью активности принимают уча­
стие разные социальные слои и классы, профессиональные группы. Импорт ге­
терогенных институтов усиливает этот дисбаланс. Критерием смены одних ин­
ститутов другими выступает соотношение затрат и выгод, общественной поль­
зы от институциональных инноваций. Переходные институты
в эпоху систем­
ных трансформаций играют роль общественно-экономических
стабилизато­
ров, а посему должны занять в экономической политике особую значимость.
Экономическая политика приобретает на данном этапе решающее значе­
ние для результатов системных трансформаций, поскольку ее главной целью
является создание не просто иной, а более эффективной
институциональной
системы. Для переходных стран данная проблема усугубляется, во-первых, ос­
воением "новой теории рыночной экономики" в традициях неоклассики со все­
ми вытекающими гносеологическими ограничениями. Сами ученые отказали в
праве на существование предмету и методу политэкономии. К тому же реаль­
ность пока еще не преодолела энтропию и даже еще не приблизилась к состоя­
нию функционирующей системы. Естественно, такое аморфное политическое,
экономическое и социальное образование затрудняет адекватность своего тео­
ретического отражения, что, безусловно, накладывает отпечаток на политиче­
ские решения. Закономерностью экономической политики для переходных
стран стало и то, что целей выдвигается значительно больше, чем инструмен­
тов, которых формируемый и слабый институт государства может предложить.
Цели политики являются производными от предпочтений населения и
политических
деятелей.
Но
в
странах,
меняющих
свою
политико-
экономическую модель, цели политиков навязываются всей конституирующей
системе страны с ее традициями и иугеребами. При моделировании и анализе
РОС НАЦИеНАЛЬНАк
33 ВИ6ЛНОТЕКА
i
СЯстеИург
(
09 Ю$ шп
I
**"
III >»Л
экономической политики требуется обращать внимание на следующие пробле­
мы: 1) есть ли информация и степень ее доступности; 2) существуют ли из­
держки приобретения информации; 3) политические и экономические авторы
экономят на редкой информации, формулируя упрощенные м'одели; 4) возмож­
ности и способности политиков по усвоению и обработке и(^формации - офаничены; 5) степень доступности информации до широкой публики и правильно.сть ее понимания относительно проводимого курса. Эти и другие проблемы
входят составной частью в теорию и практику экономической политики Ин­
ституциональный срез дополняет теорию экономической политики значимо­
стью институтов, издержками информации.
В социалистических странах противоречие, вызванное процессом отчуж­
дения работника не только от средств производства, но и от результатов своего
труда, от контрольно-распорядительных функций, выплеснулось в столкнове­
ние власти, монополизировавшей многоуровневое отношение собственности, с
населением или с "хозяином собственности", имевшим крайне ограниченные и
к тому же размьггые "права собственности" даже на фонд заработной платы.
Ваучерная приватизация способствовала созданию институционального кон­
фликта, в котором спецификация прав собственности стала более размытой, а
следовательно, не создающей условий для экономической активизации трудо­
вой деятельности как новых собственников, так и менеджеров и тем более лиц
наемного труда. Из анализа теории и практики вытекает, что Ьолитика привати­
зации-национализации является единой политикой с двумя рычагами управле­
ния, в ходе которого на практике достигается относительно лучший набор от­
ношений по институциональному закреплению прав собственности, реали­
зующих преимущества ресурса.
i
Для стимулирования переходных экономик надо исходить не из учетной
ставки банковского процента как некой нормы поведения экономических аген­
тов, а из общей стратегии планирования нормы прибыли на затраты и обнов­
ление промышленного капитала. Сегодня норма доходности предприятий вы­
сокотехнологичных отраслей служит критерием эффективности и ориентиром
для цен на другие товары, заработную плату, налоги, трансферты и пр. Истори­
чески складывающиеся тенденции технологических способов производства
экономики Беларуси, профессионально-квалификационный уровень обусловли­
вают выдвижение на первый план именно этот критерий, равно как и то, что
отрасли высоких технологий обеспечивают в современном мире реализацию
конкурентных преимуществ! С 'ййституциональной точки зрения, мы должны
р
.-!. •
...-».;-- »-
1
,
учитывать, что в, России и Белоруссии монетарная мотивация с соответствую­
щим поведением и организацией общества не является доминирующей страте­
гией.
Эволюция неформальных и формальных правил, их использования напря­
мую связана с изменением экономического образа мышления, с которого и на­
чинается действигельная реформа. Ведь каждая историческая эпоха отличается
друг от друга содержанием и методиками преподавания как теории, так и всех
экономических дисциплин. Ситуацию в экономическом образовании можно
охарактеризовать как смену одной схоластической теории — ортодоксального
марксизма на другую — ортодоксию неоклассики. За пределами экономиче­
ских образовательных программ оказался философский и социальный факторы.
Экономическое Образование, институционализирующее поведение всех хозяй­
ствующих агентов, должно строиться на базе современных достижений эконо­
мической науки, тенденций развития мирового хозяйства и имеющихся конку­
рентных преимуществ вузов. Анализ учебных планов, профамм по экономиче­
ским дисциплинам показывает, что произощла элементарная экспансия не­
оклассической теории экономики, что не улучшило подготовку специалистов.
Схема университетской
подготовки предполагает выдвижение на первое место
научных исследований, активно вовлекающих сюда и студентов. Это ориенти­
рует на получение приращенного знания, которое в процессе преподавания в
других высших учебных заведениях получит широкое распространение и тира­
жирование. Соответственной предлагается и система учебных дисциплин, ко­
торые отражают различные институциональные нормы устройства и динамиче­
ские тенденции политико-экономического развития, а также принципы функ­
ционирования современной мир-экономики, ее отдельных частей и сфер.
В современной реформе имеется еще противоречие, суть которого состоит
в том, что возрождаемые нормы религии, другие институты
рыночным
противоречат
коммерческим принципам, создавая условия для общественно-
экономической дестабилизации, которая не обеспечивает мотивацию работни­
ков и синхронность воспроизводства в целом. В разных странах данное проти­
воречие имело свою специфику разрешения и поэтому также требует особого
внимания и отражения в экономической науке, политике государств.
Институционально-эволюционная теория своей методологией и аналити­
ческим инструментарием восполняет гносеологический пробел ортодоксальной
экономической теории, обращаясь к острой проблеме современности всех стран
- проблеме социально-экономического развития и роста, их источникам и ус-
!
ловиям. Не всякий рост в нынешних условиях является оправданным с позиции
многих составляющих. Институциональная среда может как ограничивать, так
и расширять границы производственных возможностей за счет формирования
социального капитала. Общим его результатом является расширение
такой
кооперации и обмена, при которых не увеличиваются совокупные и индивиду­
альные трансакционные издержки при перераспределении, закреплении и испо;ц>зовании прав собственности.
Всякие реформы связаны прежде всего с институциональными
ниями. Последние имеют дискретную траекторию
измене­
эволюции и сопровождают­
ся неравномерным распределением издержек на создание новых
институтов,
извлечением и присвоением инициаторами реформ разного рода
трансформа­
ционной ренты. Изменение величины издержек и рентных доходов между чле­
нами обшества создает условия для поддержки или же торможения проводи­
мых политико-экономических мероприятий. Как показывает анализ истории и
теории реформ, любая институциональная система имеет свой предел положи­
тельной отдачи от своего функционирования, поскольку затраты на ее под­
держание в прежнем качестве будут превышать общий полезный эффект. По­
этому крайне важно заниматься институциональным планированием и проек­
тированием, выявляя историческую обусловленность и предпочтения стран в
возможном выборе своих правил и норм координации, определяя путь и меха­
низмы закрепления неформальных отношений формальными эффективно дей­
ствующими институтами. Институциональное планирование является прерога­
тивой не только государства, но и общественных органов, чтобы исключить
присвоение институциональной ренты государством или частными лицами. В
качестве инструмента анализа и реальной экономической формы предлагается
соответствующая матрица, структурирующая разнородные "старые", уходящие
и вновь формируемые инсппугы.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
1. Экономическая наука и практика всегда испытывали и испытывают кор­
ректирующее взаимодействие. В реальности этот процесс противоречив и сло­
жен. Нелинейность и дискретность
в тенденциях развития, противоречивое
соотношение монополизации и деконцентрации, обособление фаз и нарушение
воспроизводственного процесса, навязывание финансовым сектором спекуля­
тивных мотивов всем экономическим субъектам, включая политику, создание
валютно-финансового риска и нестабильнос1и мировой экономической систе­
мы, обострение глобальных проблем, рост информационной эксплуатации на36
I
селения и стран, — вот неполный перечень основных характеристик современ­
ной мир-экономики. Нет адекватности в взаимодействии политики и эконо­
мики, экономики и социальной сферы, социальной сферы и культуры, культуры
и природы. Цивилпзациоиный кризис подчинил другие кризисы, охватив практи­
чески все страны К началу третьего тысячелетия накопился ряд "случайных
величин", обусловленных и фактором науки, что придало специфику современ­
ному мировому циклу. Но если на этапе становления науки экономики главной
задачей являлось познание окружающей практики, что в последующем пере­
росло в цель изменить экономический мир, то сегодня первоочередной задачей
выступает оценка самой теории в сопоставлении с устроенным ныне хозяйст­
венным порядком в ракурсе развития экономики и общества в будущем. Фраг­
ментарность и калейдоскопичность, статичность и формализованная абстракт­
ность, функционализм и универсализм знания усиливают необходимость оцен­
ки науки экономики.
Системные трансформации еще более противоречиво проявили себя как в
отечественной хозяйственной практике, так и в науке. Время и институцио­
нальные измененья позволяют определить уже не постсоциалистическое насле­
дие, а результаты неопределенного переходного экономического мышления.
Также пока нет изменений парадигмального, методологического и инструмен­
тального содерж- ния политико-экономической теории. В научно-учебной сфе­
ре наблюдается интуитивно-эмпирическая методология в исследованиях и схо­
ластическая интерпретация категорий вводного уровня экономике. Серьезной
формой проявлегая противоречий, складывающихся в национальной экономи­
ческой науке, выступила философско-методологическая неопределенность и
организационная разобщенность научных сил. Нарушились классическая про­
цедура и алгоритм научных исследований, в которых доминируют трендовый
анализ и императивные выводы, новые догмы и мифы, не подкрепленные исто­
рическим контекстом.
2. Под развитием экономической науки следует понимать те изменения,
которые позволяют глубже, объемнее и всесторонне отражать реальный хозяй­
ственный мир. Как идеальная конструкция экономическая наука может созда­
вать лишь видимость (символо-графическую, математическую или словесную)
развития. Решающим в познавательной способности экономической науки яв­
ляется ее основание, парадигма. История науки об экономике свидетельствует,
что такого рода основания теории являются синтезом истории, права, филосо­
фии, собственно экономики, технологий. Эволюция экономической науки мо37
жег идти как через изменение парадигмы, так и через понятийный аппарат, ис­
пользуемый разными школами в рамках одной теоретической основы. В этом
особенность развития науки об экономике. Традиции теории, сложившиеся на
основе изучения линейно-функциональных зависимостей, перестали отражать
отношения, связи, технологии, хозяйственные формы и порядки (институты)
современной экономики. В X X веке частные теории имели больший успех, чем
фy^^дaмeнтaльнaя часть науки об экономике, что привело к проблеме выбора
стратегии и источников развития.
3. Верхний срез и внутреннюю основу современной экономики представ­
ляет "новая экономика", где традиционные отрасли уходят в "основание" сис­
темы. Начала "новой экономики" задают и гносеологический ориентир позна­
ния всей экономической реальности. Б настоящее время отражение этой реаль­
ности в силу "смешанности" укладов, способов производства, связей может
быть выполнено лишь через использование всего понятийно-категориального
аппарата современной науки. Понятия "неоклассический синтез", "мэйнстрим",
"новая политэкономия", "экономическая теория" и пр. подтверждают интегра­
цию науки. Современная наука об экономике (теоретическая экономика) осваи­
вает и формирует новую парадигму, методологию и понятийный аппарат.
Процесс развития теории сопровождался разделением предмета политэко­
номии и специализацией ряда частных наук и знания. История экономического
исследования (политэкономического и аналитического) фиксируется рядом парадигмальных оснований, которые использовались крупными школами и на­
правлениями экономической науки. Но особенность экономической науки со­
стоит в том, что параллельно могло существовать несколько школ, имеющих
одну парадигму, чего нет в науках естественных. Структуризация науки по
предмету, логическому содержанию, историко-экономической эволюции фик­
сирует отличительные особенности различных школ, методологическую
трансформацию, категориальную преемственность.
4. Институциональная теория предметом, методологией и прочими науч­
ными атрибутами восстанавливает целостный и кумулятивный подход к соци­
ально-экономическим явлениям. Обращение к институтам позволяет зафикси­
ровать как главные "несущие" элементы системы, так и внутренние причинноследственные связи между экономическими и внеэкономическими факторами,
что очень важно для отражения современной политико-экономической эпохи,
ее дальнейшей эволюции. Изменения в институте собственности исключают
существующее представление о том, что эффективная ее реализация возможна
38
'
лишь на уровне формальной приватизации-национализации. Закрепление или
перераспределение прав собственности сопровождается ростом трансакционных издержек с непропорциональным распределением их источников покрытия
и рентных доходов. Распределение выгод и издержек при приватизации осуще­
ствляется непропорционально между индивидами. Сами по себе частная или
общественная собственность еще не порождают развития. Но их преобразова­
ния порождают на практике институциональные конфликты, проявления кото­
рых многообразны. Однако самый глубокий его след обнаруживается в исполь­
зовании экономических форм хозяйствования, основанных на альянсе политики
и денег, что порождает деиндустриализацию переходных экономик. Поиск эф­
фективных форм собственности лежит в плоскости субъектно-объектных от­
ношений, общественных форм организации и управления.
Исторически и практически экономика содержит в себе идеологический
компонент, который аккумулирует имеющийся потенциал страны, объединяя
на идейном, мировоззренческом, политико-экономическом уровне интересы
различных социальных групп и классов. Переход к новой идеологии подталки­
вает к изменению всей социально-экономической системы, обеспечивающей
преимущества развития. Социально-экономическое развитие генерируется ин­
ституциональными факторами мирового, регионального, национального, меж­
отраслевого, отраслевого, внутрифирменного и межличностного уровней, соз­
давая "общественный капитал". Социально-экономическое развитие - есть пре­
жде всего отбор, селекция эффективных и перспективных институтов.
В
институциональных изменениях наблюдается зависимость от исторической
обусловленности и импорта институтов. Соотношение затрат и выгод от инсти­
туциональных преобразований - главный критерий эффективности
реформ.
Но распределяются затраты/выгоды неодинаково межцу странами, членами
общества, социальными слоями и классами, что порожцает сопротивление ре­
формам, конфликты.
Экономический рост является частью общей проблемы развития. Но не
всякий рост является благом, поэтому необходимо достигать тождества равно­
весного, гарантированного и натурального видов экономического роста.
5. Любая реформа предполагает прежде всего институциональные измене­
ния. Субстанцией переходного периода является институциональное неравно­
весие. Суть его сводится к противоречию или рассогласованности различных
норм поведения: экономического, нравственно-этического, технологического,
социального, политического и других уровней человеческой деятельности. В
39
политике переходного периода важно прогнозировать возможные институцио­
нальные "ловушки" и образовавшиеся "пустоты". Институциональное плани­
рование - тот экономический феномен, который позволяет выбрать оптималь­
ные пути решения проблем переходного периода.
В постсоциалистических странах произошло нарушение оптимума Парето:
небольшая часть населения обогатилась за счет другой части, не вложив в экона/^ику собственного ресурса для роста национального дохода. Нарушение
"этики Парето" создало дестимулирующий эффект для проведения реформ на
рациональной основе, где велика склонность к потреблению и низкая склон­
ность к накоплению. Прямой жестко детерминированной связи инвестиции рост - развитие не существует. В нашей общественной системе произошло на­
рушение законов институционального равновесия с законами денеж:ной эконо­
мики и реального производственного сектора, в результате чего нарушился це­
лостный воспроизводственный цикл.
6. Высокая степень интефации мировой экономики, проявляющаяся по
многим направлениям и частью которой является экономика Белоруссии, объ­
ективно ограничивает национальный суверенитет. Фактом является то, что ис­
точники экономического развития и роста находятся уже не на границах между
государствами, а на политико-экономической кооперации государств, фирм и
индивидов в мировом экономическом пространстве. Ведь современная мирэкономика представляет собой сложную нелинейную адаптивную систему, в
которой велико значение разного рода связей и отношений.
Крайне неопределёнен и противоречив в условиях переходности политиче­
ский процесс, содержание и инструменты экономической политики. Борьба его
участников чаще всего сводится к извлечению политической ренты, превы­
шающей факторные доходы. В этом случае для стабильности особую значи­
мость приобретают переходные институты, не позволяющие разрушать сло­
жившуюся систему до запредельных состояний, когда восстановление потребу­
ет значительно больших затрат, чем получили выгод от переустройства сло­
жившейся в прошлом системы. "Разрушение" системы создает условия для экс­
тремальной нерациональной экономической политики, когда вьщвигается мно­
го приоритетных задач, целей, решение которых невозможно без активного
привлечения, например, сил государства и других политических институтов.
Это значительно сужает диапазон возможностей любой власти независимо от
ее политической и философской ориентации.
40
7. Монетарный угол зрения не воспроизводит в полной мере все происхо­
дящие социально-экономические процессы, характеризующиеся трансформа­
цией базовых институтов экономики и общества. Поэтому их проектирование и
политика по развитию в равной степени создавали бы условия для выгодного
поведения всем хозяйствующим субъектам, а не только лицам денежнокредитной и финансовой сфер. Разрешать глобальные проблемы мировой эко­
номики в целом и национальных в частности из-за образовавшейся дихотомии
между реальным и финансовым секторами, накопившегося риска глобального
кризиса можно вначале пониманием производности денег и сдержанной эконо­
мической политикой в спекулятивных операциях.
Стабилизация национальных валют является частью институционального
развития. Но кредитно-денежная система в силу специфики активов подверже­
на естественным спекулятивным колебаниям мирового финансового сообщест­
ва. Сам процесс ее формирования в странах породил основу для финансовой
нестабильности и роста трансакционного сектора. Из этого вытекает то, что
кредитно-денежная политика должна быть органически встроена в общую на­
циональную экономическую политику.
8. Различные функциональные формы капитала имеют разное значение,
одновременно создавая внутренние силы для саморазвития и нарушения равно­
весия. В Белоруссии и других государствах нет капитала как развитого явления,
отношений, обеспечивающих экономическое преимущество использования ре­
сурсов. Стратегии "вперед к капиталу" и "назад к капиталу" имеют принципи­
альные отличия по многим своим признакам и практическому осуществлению.
Капитал Белоруссии, России - это пока капитал физических лиц, потому что
даже собственники фирм накапливают личную собственность, а не капиталь­
ную, размывая утилитарным интересом национальное богатство. Развитию
функциональных отношений капитала противостоит капитал-собственность,
интерес которого преобладает. Еще больше противостоит крупный капитал ма­
лому и среднему бизнесу. Свою действительную генетику капитал проявляет
лишь в теневой экономике, которая подавляется формальными институтами.
"Европейского образца законы" тормозят экономические неформальные нормы
поведения хозяйствующих субъектов, создавая условия для затянувшейся де­
прессии и теневого капитала. Современный финансовый капитал еще больше
ограничивает капитал как экономический феномен, реализующий себя в про­
изводительном секторе экономики. Разрешение этих противоречий в пользу
будущего стратегического развития может быть через использование в госу41
дарственном регулировании нормы прибыли (отношение прибыли к затратам
капитала) в высокотехнологичных отраслях.
9. Вектор, нормы поведения людей, которые сегодня выступают, если не
основным, то важным капиталом нации, государства, зависят от того, какое
экономическое мышление им закладывается через различные формы общест­
венного сознания. Его основы - уровень и тенденции развития самой экономи­
ки, включая ее национальный сектор, достижения современной экономической
науки, а также конкурентные преимущества (или специализация) учебного за­
ведения. То, что преподается в учебных заведениях, как это преподается и на
каком методическом материале с учетом выработки практических навыков,
сегодня нуждается в качественном обновлении у нас и в целом в мире. В поли­
тике реформ важно выдерживать институциональное соответствие в отношении
исторической генетики и конгруэнтность в строительстве новых правил и ра­
мочных норм. Возрождая, например, религию, для достижения стабилизации
экономики и общества, не обращают внимание на огромное противоречие меж­
ду целями реформы и христианскими ценностями, традициями культуры, что
отражается в экономической политике реформы.
Таким образом, выводы, полученные в ходе диссертационного исследова­
ния, подтверпкдают выдвинутую гипотезу, достижение поставленной цели и
решение сформулированньгх задач.
По результатам исследования опубликовано более 90 работ общим объемом
около 1400 стр., в том числе: 3 монофафии, 10 глав в книгах, 1 руководящий
документ РБ, 33 статьи в журналах и сборниках, 25 тезисов конференций, 6
брошюр, 8 учебно-методических пособий, 4 рецензии (88 п л)
СПИСОК о с н о в н ы х ОПУБЛИКОВАННЫХ РАБОТ
Монографии, разделы в книгах, брошюры
1. Лемещенко П.С. Теоретическая экономика: структура, классические тра­
диции, новые тенденции. - Минск: БГУ, 2001. - 299 с. (18,7 п. л.).
2. Лемещенко П.С. Проблемы развития современной экономической науки.
Институциональная экономика // Современная политическая экономия /
Под общей ред. П.С. Лемещенко. - Мн: Книжный Дом, 2005. - С. 3-7, 7398, 384-467 (7,1 п. д.).
42
3. Лемещенко П.С. Проблемы развития современной экономической науки
// Очерки политической экономии / Под общ. ред. П.С. Лемещенко. Минск: БГУ, 1999. - С. 3-7; 78-105 (2,1 п. л.).
4. Лемещенко П.С. Неоэкономика: онтологические изменения и теоретиче­
ские начала // Экономическая теория на пороге X X I века - 7 / Под ред.
Ю.М. Осипова, Е.С. Зотовой. - М.: МГУ, 2003. - С. 136-148 (0,75 п. л.).
5. Лемещенко П.С. Теоретическая экономика: истоки, предмет, методоло­
гия. - Минск: БГУ, 2002. - 19 с. (1,8 п. л.).
6. Лемещенко П.С. Институциональная теория современной экономической
реформы // Выбраньи навуковыя працы БДУ: У 7 т. - Т. 3 / Адк. рэд. В.
М. Гадуноу. - Минск: БДУ, 2001. - С. 211-231 (1,4 п. л.).
7. Лемещенко П.С. Наука политэкономия: прошлое, настоящее, будущее //
Политическая экономия современной экономической политики Беларуси
/ Отв. ред. П.С. Лемещенко. - Минск: БГУ, 2003. - С. 3-14 (0,7 п. л.).
8. Лемещенко П.С. Метаморфозы современной экономики: опыт теории и
отечественной практики // Национальная экономика Беларуси в ьонгексте
глобальных политико-экономических тенденций / Отв. ред. П.С. Леме­
щенко. - Минск: БГУ, 2002. - С. 26-45 (1,3 п. л.).
9. Лемещенко П.С. Проблемы и противоречия развития современной эко­
номической науки // Преодоление Маркса. - М.: МГУ, 1998. - С. 207-218
(0,75 п. л.).
10.Лемещенко П.С. Кредитно-банковская система в институциональном из­
мерении // Экономическая теория на пороге X X I века - 5 / Под ред. Ю.М.
Осипова, Е.С. Зотовой. - М.: МГУ, 2001. - С. 342-352 (0,7 п. л.).
11.Лемещенко П.С. Сло5'Н1к катэгорый эканам!чнай тэоры! // Слоун1к катэгорый эканам!чнай тэоры! / Навук. рэд. С.Я. Янчанка, П.Г. Н!к1ценка. Минск: Право и экономика, 1999. - 288 с. (58 с. авторск., 3,6 п. л.).
12.Лемещенко П.С. - руководитель, Новикова И.В., Клюня В Л . , Воскресен­
ский В.И. Руководящий документ РБ. Образовательный стандарт по спе­
циальности Э. 01. 01. 00 - Экономическая теория. - Минск: БГУ, 2000. 40 с. (2,5 п. л.).
Статьи в журналах, сборниках научных трудов
13.Лемещенко П.С. Современная мир-система и проблемы теории неоимпе­
риализма // Философия хозяйства. - М.: МГУ, 2005. - № 2. - С. 53-73 (1,4
п. л.).
43
14.Лемещенко П.С. Институциональные противоречия и ловушки переход­
ного периода // Экономический вестник Ростовского государственного
университета. - 2005. - Т. 3. - № 1. - С. 82 - 93 (0,8 п. л.).
15.Лемещенко П.С. Институциональный аспект современной теории денег //
Науч. труды ДНТУ. - Сер. экон. - 2005. - Вып. 89-2. - С. 62-68 (0,5 п. л.).
16.Лемещенко П.С. Глобализация: между мифами и реальностью // Филосо, фия хозяйства. - М.: МГУ, 2004. - № 3. - С. 21-29 (0,6 п. л.).
П.Лемещенко П.С. Институты и распределение глобальной ренты // Что да­
ет Беларуси глобализация? / Минск: БГУ, 2004. - С. 55-74 (1,3 п. л.).
18.Лемещенко П.С. Институциональная составляющая идеологии в эконо­
мике и науке // Институциональные закономерности устройства и эволю­
ции социально-экономической системы Беларуси: Матер, и докл. науч.
конф. / Отв. ред. П.С. Лемещенко. - В 2 ч. - Минск: Бестпринт, 2004. - Ч.
1.-С. 3-30 (1,8 п. л.).
19.Лемещенко П.С. Институциональная экономика: история значима // Со­
циология. - Минск: БГУ, 2003. - № 1. - С. 33-43 (0,7 п. л.).
20.Лемещенко П.С. X X I век и проблемы парадигмального обновления эко­
номической науки // BecHJK Беларускага дзяржа^нага эканам{чнага
ушверс1тэта. - 2003. - X» 3. - С. 19-24; - № 4. - С. 32-39 (0,5 п. л.).
21.Лемещенко П.С. Переходный период в институционально-эволюционной
теории // Известия Гомельского гос. ун-та им. Ф. Скорины. - 2003. - № 3
(17).-С. 68-76 (0,6 п. л.).
22.Лемещенко П.С. Институциональные закономерности и тенденции функ­
ционирования денежно-кредитной системы Беларуси // Белорусский эко­
номический журнал.-2001.-№ 1.-С. 21-31 (0,7 п. л.).
23.Лемещенко П.С. Информационная экономика и электронная торговля:
политико-экономическая оценка // Весн1к БДУ. Сер. 3. - 2001. - № 3. - С.
93-97 (0,4 п. л.).
24.Лемещенко П.С. Новая экономика и теория: закономерности эволюции //
Беларусь и Россия: императивы общественного развития. - Минск:
ИСПИ, 2002. - С. 78-95 (1,2 п. л.).
25.Лемещенко П.С. Переходный период в контексте институциональноэволюционной теории // Философия хозяйства. - М.: МГУ, 2002. - № 3. С. 179-193(1 п. л.).
44
26.Лемещенко П.С. Неоэкономика: онтологические изменения и теоретиче­
ские начала // Философия хозяйства. - М.: МГУ, 2002. - № 4. - С. 108-123
(1п.л.).
27.Лемещенко П.С. Национальная экономическая наука: от кризиса к рацио­
нальным практическим решениям // Управление капиталом. - 1997. - №
4.-С. 8-16 (0,6 п. л.).
28.Лемещенко П.С. Становление науки политэкономии: ретроспективный
взгляд // BecHiK БДУ. Сер. 3. - 1999. - № 1. - С. 50-53 , (0,5 п. л.).
29.Лемещенко П.С. Неополитэкономия или тенденции развития современ­
ной экономической науки // Весн1К БДУ. Сер. 3. - 1998. - № 2. - С. 37-43
(0,5 п. л.).
ЗО.Лемещенко П.С. Институциональная теория современной экономической
реформы // Вестник Ассоциации белорусских банков. - 2001. - № 4!. - С.
32-46 (1 п. л.).
31.Лемещенко П.С. Институциональный аспект функционирования денеж­
но-финансовой системы Беларуси // Вестник Ассоциации белорусских
банков.-2000.-№ 16.-С. 15-33 (1,2 п. л.).
32.Лемещенко П.С. Современная экономическая наука (содержание и тен­
денции) // Альманах. - М.: МГУ, 1998. - № 9. - С. 112-123 (0,8 п. л.).
ЗЗ.Лемещенко П.С. Электронная торговля в контексте фундаментальной
экономики // Электронная торговля в СНГ и восточноевропейских стра­
нах: вместе в X X I век / Отв ред. Б. И. Паньшин. - Минск: БГУ, 2001. - С.
126-130 (0,5 п. л.).
34.Лемещенко П.С. Слагаемые экономического роста // Финансы. Учет. Ау­
дит. - 1997. - № 2. - С. 11-15; - № 3. - С. 16-18; - № 4. - С. 10-13 (2 п. л.).
35.Лемещенко П.С. Белорусская экономическая наука в лабиринтах поиска //
Гуманитарно-экономический вестник. - 1997. - № 2. - С. 97-102 (0,5
п. л.).
Зб.Лемещенко П.С. Неополитэкономия как теоретический императив по­
стиндустриального развития // Философия хозяйства. - М.: МГУ, 2000. № 2 . - С . 68-89 (1,4 п. л.).
37.Лемещенко П.С. Теория и практика радикальной реформы // Политиче­
ская экономия. - Минск: Университетское, 1989. - № 17. - С. 3-15 (0,9 п.
л.).
38.Лемещенко 'П.С. Приватизация: способы разные, цель - одна // Плюсминус. - Минск: БГЭУ, 1993. - № 1-2. - С. 73-80 (0,6 п. л.).
45
39.Лемещенко П.С. Экономическая наука, образование и праюика в Белару­
си // Беларусь и Россия на пути в X X I век: Сборник науч. труд. - Минск:
ИСПИ, 1998. - С. 120-132 (0,9 п. л.).
Тезисы докладов и выступлений
40.Лемещенко П.С. Институциональный конфликт монетарной политики
переходного периода // Актуальные аспекты денежно-кредитной полити­
ки: Материалы междунар. науч.-практ. конф. - Минск: БГЭУ, 2004. - С.
41-43 (0,2 п. д.).
41.Лемещенко
П.С.
Переходный
период
как
институционально-
эволюционное явление: Материалы российско-белор>сского научного
симпозиума. - Ярославль, 2003. - С. 67-84 (1,2 п. л.).
42.Лемешенко П.С. Институциональное планирование как стратегическая
форма разрешения противоречий экономического развития // Проблемы
управления экономическим потенциалом экологодестабилизированного
региона: Материалы междунар. науч.-практ. конф. - Гомель: ГТУ, 2002. С. 24-31 (0,5 п. л.).
43.Ле.мещенко П.С. Христианские традиции и новая экономическая рефор­
ма: противоречивый диалог // Христианские ценности в современной
культуре: Материалы науч.-практ. конф. - Минск: БГУ, 2001. - Ч. П. - С.
48-51(03 п. л.).
44.Лемещенко П.С. Основные составляющие университетского экономиче­
ского образования // БГУ: университетское образование в условиях сме­
ны образовательных парадигм: Материалы науч.-практ. конф. - Минск:
БГУ, 1997.-С. 145-148 (0,3 п. л.).
45.Лемещенко П.С. Национальная экономическая наука: о" кризиса к новой
парадигме // Высшему экономическому образованию -75: Матер, рес-
публ. науч.-прает. конф. - Минск: БГЭУ, 1997. - С. 99-101(0,2 п. л.).
46.Лемещенко П.С. Проблема переходности в контексте теории общего эко­
номического развития // Переходные формы производственных отноше­
ний в условиях трансформации экономических систем: Материалы меж­
дунар. науч. конф. / Отв. ред. П.С. Лемещенко. - Минск: БГУ, 17-18 фев­
раля 1999. - С. 56-58 (0.2 п. л.).
47.Лемещенко П.С. Проблема научного обеспечения системной реформы в
Беларуси // Проблемы реформирования предприятий. Материалы науч.-
пракг. конф. - Минск: БГЭУ, 1999. - Ч. I. - С. 2-5 (0,3 п. i.).
46
48.Лемещенко П.С. Политико-экономические основания современной бело­
русской государственности // Идеология белоруской государственности:
теория и практика: Материалы науч. конф. - Минск: ИСПИ, 1998. - С. 6973 (0,4 п. л.).
49.Лемещенко П.С. К вопросу о парадигме политической экономии // На пу­
ти к рыночной экономике: Сб. - Минск: БГИНХ, 1991. - С. 14-16 (0,3 п.
л.).
50.Лемещенко П.С. О предмете современной теории экономики // Стратегия
устойчивого развития и перспективы цивилизационной динамики на ру­
беже веков: Материалы меяодунар. науч. конф. - Минск: БГУ, 1998. - Ч. I.
- С . 112-114 (0,2 п. д.).
Главы, разделы в учебных пособиях, методические пособия
51.Лемещенко П.С, Мельникова Н.А Институциональная теория фирмы:
Учебное пособие.- Минск: БГУ, 2005. - 128 с. (авторских - 64 с, 4 п. л,).
52.Лемещенко П.С. Программа государственного экзамена по экономиче­
ской теории. - Минск: БГУ, 1998. - 24 с. (1,5 п. л.).
53.Лемещенко П.С. Актуальные проблемы политической экономии / Прак­
тикум. - Минск, 1989. - 20 с. (1,3 п. л.).
54.Лемещенко П.С. Практикум для проведения семинарских занятий по кур­
су "Политическая экономия". - Минск- БГУ, 1989. - 76 с. (4,8 п. л.).
55.Лемещенко П.С. Программа по общей экономической теории для студен­
тов гуманитарных факультетов. - Минск- БГУ, 1996. - 12 с. (1 п. л.).
56.Лемещенко П.С, Шухно В.М. Активизация работы студентов // Эконо­
мические науки. - 1988. - Х° 12. - С. 126-128 (0,5 п. л.).
РНБ Русский фонд
2006-4
19716
Подпиеано в печать 29.08.2005. Формат 60x84/16.
Бума! а офсетная. Печать офсетная. Гарнитура Тайме.
Уел 2 6 Уч.-изд. 2.2. Тираж 100 экз. Заказ № 804.
Издательство «Интефаиия»
12''022, г. Москва, Прокудинский пер., 3/18
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
1
Размер файла
2 381 Кб
Теги
bd000100857
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа