close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

bd000100867

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
Caoiu^/!'
Е Ф И М О В А Светлана Сергеевна
ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ОБУЧЕНИЯ Ч Т Е Н И Ю
В ИНОСТРАННОЙ АУДИТОРИИ
(на материале рародяй)
Специальность 13.00.02 - теория и методика обучения и воспитания
(русский язык как иностранный)
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата педагогических наук
Москва 2005
Работа выполнена на кафедре теории и практики преподавания
русского языка как иностранного Государственного института русского языка
им. А.С. Пушкина.
Научный руководитель:
Игнатченко Ирина Родионовна
кандидат филологических наук,
доцент
Официальные оппоненты:
Аннушкин Владимир Иванович
доктор филологических наук,
профессор
Иванова Анна Сергеевна
кандидат педагогических наук,
доцент
Ведущая организация:
Московский государственный
университет им. М.В. Ломоносова
^jO
Защита состоится «^Л
/^
200^7. в <Д> ч. в зале
Ученого совета на заседании диссертационного совета К 212.047.01
Государственного институга русского языка имени А.С. Пушкина по
адресу: 117485, Москва, ул. Академика Волгина, 6.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Гос. ИРЯ
им. А.С. Пушкина.
Автореферат разослан ((££у>
Ученый секретарь
диссертационного совета,
доктор педагогических наук,
профессор
^ "
200 ^т.
В.В. Молчановский
"Ь^^^-Ч
'
л J \ Uo
^l7^^coz.
Общая характеристика работы
Реферируемое исследование посвящено проблеме обучения чтению,
которое основывается на учете лийгвокультурологических особенностей
текста пародии.
В
процессе
межкультурной
коммуникации
знания
собственно
вербального кода (т.е. языка) и правил его использования оказывается
недостаточно для успешного общения с носителем языка, необходимо еще
овладеть
внекодовыми
знаниями
культуры
того
лингвокультурного
сообщества, которое обслуживается данным языком.
Исследователи современного дискурса доказывают, что «текст вообще
становится многомерным, многопространственным, часто состоит целиком из
иноконтекстных или видоизмененных цитат, характеризуясь наслоением
смыслов и предполагая активное соучастие читателя в их расшифровке»
[Костомаров, Бурвикова2001: 10]. «Многомерность» создается логоэпистемами, которые требуют осмысления на двух уровнях: на уровне языка и на
уровне культуры. При языковой доступности эти тексты весьма сложны в
смысловом отношении даже для иностранцев с высоким уровнем владения
русским языком. Безусловно, превратить иностранца в русского невозможно,
поэтому задача преподавателя русского язьпса как иностранного - знакомить
инофона с русским «взглядом на мир».
Другой причиной, мешающей пониманию, являются изменения в
активном словоупотреблении, происходящие под влиянием социальнополитических, экономических, культурных процессов и в связи с появлением
нового в представлении об эталоне хорошей речи (отталкивание от прежнего
пафоса и официоза). Некоторые из этих новаций могут привести даже к
нарушению
норм,
коммуникативной
особенно
стилистических,
целесообразности
и
др.
т.е.
Эти
и
норм
уместности,
другие
«болезни»
современного словоупотребления находят отражение в разнообразных жанрах
и типах литературного пародирования.
. \^^ нАцивнлльнАЯ
БИБЛИОТЕКА
Необходимо отметить тот факт, что к концу X X столетия пародия, по
замечанию проф. В.И. Новикова, вообще растворилась в «серьезньпс» жанрах,
став доминантой или особым сюжетным пластом в творчестве современных
поэтов и писателей. [Новиков 2000: 11].
Сказанное приводит к выводу о том, что пародии могут стать одним из
средств обучения пониманию текстов, содержащих, с одной стороны,
нарушения литературного языка, с другой - культурно значимые единицы,
требующие «расшифровки».
Необходимость
обращения к пародиям как учебному материалу
обусловливается тем, что они представляют собой тексты, содержащие
совокупность лингвострановедческих сведений в «концентрированном» виде,
понимание которых невозможно без расшифровки скрытой информации.
Формирование
умения
выделять
в
тексте
имплицитно
выраженные
компоненты является частью работы, направленной на повышение уровня
лингвострановедческой компетенции. Вследствие этого возникает вопрос о
необходимости проведения в рамках обучения чтению художественных
произведений
специальной
работы, которая устранила
бы указанные
трудности. Этим объясняется актуальность данной работы.
Наше исследование вносит определенный вклад в разработку методики
обучения чтению, а также позволяет использовать национально-культурный
потенциал пародийных текстов в обучении русскому языку как иностранному.
Объектом исследования в предлагаемой работе является процесс
обучения иностранных учащихся извлечению имплицитной информации из
текста и ее интерпретации с учетом лингвокультурологических особенностей
парощй.
Предмет исследования - методика обучения чтению художественньк
произведений.
Цель
исследования
-
теоретическое
обоснование
использования
пародии в качестве учебного материала при формировании умения извлечения
имплицитного смысла в процессе обучения чтению.
В качестве гипотезы исследования выдвинуто предположение о том, что
использование текстов пародий в качестве учебного материала при обучении
чтению
способствует
формированию
умения
извлекать
из
текста
имплицитные смыслы и интерпретировать с учетом культурной информации,
заложенной
в
них.
Настоящая
гипотеза
проверяется
теоретической
проработкой и апробацией материалов в иностранной аудитории.
В
соответствии с гипотезой были поставлены следующие задачи
исследования:
- охарактеризовать пародию как литературный жанр, выявить основные
признаки, представить классификацию пародий в методических целях;
- рассмотреть понятие имплицитной информации, охарактеризовать ее
виды (фоновые знания, подтекст, вертикальный контекст, прецедентные
феномены и их разновидности, коды культуры);
- обосновать целесообразность выбора пародии в качестве учебного текста,
обозначить аудиторию, в которой предлагается читать пародийные
тексты;
- проанализировать пародии с целью выявления лингвокультурологических
особенностей и создания методических разработок к урокам обучения
чтению;
- определить цели обучения чтению пародий, критерии их отбора;
- разработать систему работы по обучению чтению некоторых видов
пародии: литературных пародий, пародий на социальные явления;
- систематизировать «сигналы» п^одийной информации в тексте пародии
и показать систему работы с ними;
- создать методические разработки для уроков чтения пародий.
Для решения поставленных задач в исследовании
использовались
следующие методы:
- изучение дидактической и психологической литературы, ее теоретическая
обработка, обобщение и систематизация данных;
- анализ
современных
формирования
учебников
умения
и
извлечения
учебных
и
пособий
на
интерпретации
предмет
имплицитной
информации при обучении чтению художественных текстов;
- систематизация и обобщение опыта использования художественного текста
на уроках русского языка;
- сопоставительный анализ пародий с целью выявления кодов культуры и
построения с учетом этого системы заданий и упражнений для обучения
чтению.
Научная
новизна
исследования
и
его
теоретическое
значение
заключаются в том, что процесс обучения чтению иностранцев, учитывающий
лингвокультурологические
особенности
текста, строится
на материале
пародий.
Практическая значимость исследования состоит в разработке системы
занятий по обучению чтению пародий и методических рекомендаций по их
использованию в учебном процессе.
Материалом для исследования послужили пародии разного типа из
сборника «Литературные пародии. Антология Сатиры и Юмора России X X
века. Т. 9. Науч. консультант - докт. филол. наук, проф. В.И. Новиков» (М.,
2000). Отдельные пародии извлечены из работ, посвященных проблемам
языковой игры, современному состоянию русского языка.
На защиту выносятся следующие положения:
1. Пародия
представляет
собой' лингвокультурологический
феномен,
понимание которого определяется степенью сформированности умения
извлечения имплицитных смыслов.
2. Принципы отбора текстов для занятий по русскому языку определяются
лингвокулыурными особенностями типа пародии, кодами культуры.
3. В тексте коды культуры могут иметь формально выраженные сигналы
пародийности.
Апробация. Отдельные положения диссертации излагались на кафедре
теории
и
практики
преподавания русского
языка
как
иностранного
Государственного института им. А.С. Пушкина, на научных конференциях:
международных (Санкт-Петербург, 2004, 2005; Москва, 2004), межвузовской
(Москва,
2005). Практический
материал был апробирован в
группах
иностранных студентов разного профиля обучения и уровня владения языком
на Летних курсах (МГУ ЦМО, август 2005; Гос. И Р Я им. А.С. Пушкина, июль,
август 2005), а также в группах иностранных студентов 2 курса гуманитарного
профиля (РУДН, 2005).
Цели и задачи исследования определили его структуру. Диссертация
состоит из введения, двух глав, заключения, библиографии и двух
приложений.
Основное содержание работы
Во введении обосновывается актуальность исследования, определяется
его объект, предмет, цели и задачи, раскрывается научная новизна,
теоретическая 'и
практическая
значимость,
а
также
перечисляются
используемые методы исследования и выносимые на защиту положения.
В
первой
главе
«Характеристика
пародии
как
жанра
текста,
насыщенного имплицитной информацией», состоящей из трех разделов,
представлены характеристика пародии как жанра, приемы и спедства создания
пародии, даны определение понятия «имплицитная информация», ее виды,
рассмотрены такие лингвокультурологические явления, как фоновые знания,
прецедентные феномены, коды культуры, которые имплицитно присутствуют
в тех или иных видах пародии.
Проблеме обучения чтению художественных произведений посвящено
значительное
количество
методических
исследований
(Н.В. Кулибина,
М.И. Гореликова, Д.М. Магомедова, Н.И. Молчановская, О.Ф. Васильева и
др.). Результаты их исследований послужили основой для теоретической
разработки и практической реализации уроков обучения чтению на материале
текстов пародий.
Проблема
литературного
пародирования
изучалась
и
продолжает
изучаться многими ученьвга в разных аспектах (Ю.Н. Тынянов, М.М. Бахтин,
Д.С. Лихачев,
В.В. Виноградов,
А.А. Морозов,
Б. Бегак.
Н.К. Кравцов,
П.Н. Берков, Р.А. Будагов, М.В. Вербицкая, Г.С. Салова, И.В. Арнольд и др.).
Слово «пародия» (от греч. para (против) и ode (песнь); дословно
«перепеснь») - песня на песню, часто ее еще называют «кривым зеркалом»
[Турумова 1975: 51]. Существует множество определений пародий (см. об
этом: [Морозов 1960: 52-56; Вербицкая 1987: 5-12; Кобылина 1988: 2-3;
Лушникова 2002: 92-94; др.).
Пародия как жанр неоднородна, поскольку существуют разные ее типы,
каждый из которых характеризуется своими специфическими чертами. Среди
признаков пародии вьзделяются:
1) наличие «второго плана» (т.е. произведения или произведений словеснохудожественного
творчества);
несамостоятельность,
вторичность
[Морозов 1960; Вербицкая 1987];
2) «вертикальный
контекст»,
под
которым
понимают
культурно-
исторические, политические факты, реалии данной страны и эпохи,
общий историко-филологический фон и литературно-общественную
борьбу эпохи [Вербицкая 1981; Ахманова, Гюббенет 1977];
3) субъективно-критическое отношение автора к изображаемому;
4) актуальность изображаемого в произведении [Морозов 1960].
Пародия возникает как жанровое явление при наличии совокупности ее
признаков. В
качестве
рабочего
определения используем следующее:
пародия - это критико-сатирическое произведение словесно-художественного
творчества, в основе которого лежит другое (другие) произведения или
ситуации, известные широкому кругу читателей (зрителей, слушателей) и не
утратившие своей актуальности.
В целях обучения чтению мы используем классификацию, в которой
выделяется пять типов пародии в зависимости от объекта пародирования
[Лушникова 2002].
Во-первых, литературные пародии, представляющие собой пародии на
отдельное произведение (например, пародии В. Дабужского «Мать (Новая
версия)», «На деревню дедушке, или Письмо Ваньки Жукова из Израиля»);
стиль автора в целом (в качестве примера можно привести пародию на
И. Бунина «Пироги с груздями» А. Куприна); литературный жанр (например,
пародия Е. Венского на жанр хожений Б. Зайцева «Аграфена»); литературное
направление (яркий пример этой разновидности литературной пародии «Свадьба (в освещении различных «школ»)» Фитцхена).
Во-вторых, с методической точки зрения интересны пародии на
социальные явления, подвергающие пародийному осмеянию социальнополитические
институты,
традиции,
обычаи,
ритуалы,
особенности
национального менталитета. В качестве примера можно привести пародии
В. Высоцкого на детективов, на религию индусов («Песня о переселении
Душ»), пародии А. Курляндского, А. Хаита на репортажи и др.
Другие
виды
- речевые
пародии,
пародии
на
определенный
функциональный стиль, пародии на другие виды искусства - в рамках
ограниченного времени нами не исследуются.
При чтении и интерпретации пародии необходимо зачитывать и то, что
она создается
с помощью
специальных
приемов
(дублирования или
трансформации) и язьпсовых средств. Пародийный эффект достигается путем
создания и разрушения иллюзии сходства между пародией и оригиналом.
10
Методический интерес к пародии как средству обучения извлечению
скрытого смьгсла объясняется тем, что
без понимания имплицитной
информациии невозможно понимание пародии в целом. Под имплицитностью
понимаем
скрытый,
не
явно
вьфаженный
смысл
[Ахманова
1966].
Имплицитную информацию содержат, прежде всего, «фоновые знания
культурного наследия» [Верещагин, Костомаров 1990], носителями которых
выступают
разные
прецедентные
феномены:
прецедентный
текст,
прецедентное высказывание, прецедентное имя, прецедентная ситуация.
По определению Д. Гудкова, прецедентным является текст, хорошо
знакомый
любому
среднему
члену
лингво-культуриого
сообщества,
обращение к которому многократно возобновляется в процессе коммуникации
через связанные с этим текстом высказывания и символы [Гудков 2003: 106].
В
текстах пародий, предлагаемых нами для чтения иностранцам,
прецедентными являются отрывок из поэмы А.С. Пушкина «Руслан и
Людмила», роман «Мать» А.М. Горького, рассказ «Ванька» А.П. Чехова и др.
Рассмотрим пример, где в качестве прецедентного текста выступает
песня. В пародии на роман М. Горького «Мать» Михаил Власов напевал:
«Мой адрес — не дом и не улица, мой адрес - Советский Союз,>.
Знание содержания всей песни не является обязательным условием,
достаточно
пародийный
понять
значение
имплицитный
приведенной
смысл
заложен
фразы.
в
В
данном
случае
характеристике
голоса
М. Власова: «глухим голосом, наводящим тоску, выл песню». Песня о родине,
слова из которой цитируются в пародии, должна исполняться с чувством
гордости, здесь же - с помощью приема энантиосемии создается пародийный
эффект: герой воет (не поет!) песню патриотического характера так, что
наводит тоску. В этой пародии возмЬжен имплицитный смысл «у М. Власова
нет гордости за то, что он живет в Советском Союзе, граждане брошены своим
государством».
Прецедентное
речемыслительной
высказывание
деятельности,
-
репродуцируемый
сложный
знак,
продукт
неоднократно
воспроизводимый в речи носителей русского языка, сумма значений
компонентов которого не равна его смыслу [Гудков 2003: 107].
К числу прецедентных высказываний принадлежат и цитаты, которыми
«наполнена» пародия М. Розовского на школьные сочинения. Приведем
пример: «Товарищ, верь! Взойдет оно!» - писал на обломках самовластья
великий русский поэт
Пушкин». Это
трансформированная
цитата из
стихотворения поэта: «Товарищ, верь\ Взойдет она, / Звезда пленительного
счастья, / Россия вспрянет ото сна I М на обломках самовластья I Напишут
наши имена».
Прецедентная ситуация - некая «эталонная», «идеальная» ситуация с
определенными коннотациями, в когнитивную
базу входит набор ее
дифференциальных признаков [Гудков 2003: 107-108].
Например, в пародии на М. Горького прецедентной является следующая
ситуация: «Студент
испуганно протянул ему (Спирьке) мелочь и весь
съежился. Спирька под Шестое Ребро пренебрежительно взял деньги и хотел
швырнуть их в морду буржуазии, но посмотрел на жалкого городского
человека и плюнул. Студент ж:алостно запросил его:
- Голубчик! Отдай мне мои деньги. Понимаешь, жена вдова, детей
семеро, хозяйство. А ты все одно пропьешь. Право, голубчик.
Спирька с отвращением посмотрел на пего и бросил ему в лицо десять
копеек... И зашагал к Маньке.
Вдруг камень, пущенный мстительным интеллигентом, угодил ему в
голову, и Спирька под Шестое Ребро как подкошенный упал на желтый
песок. Над ним склонился студент и отнимал у него свои деньги».
При чтении этого эпизода вспоминаются горьковские персонажи,
Челкаш и Гаврила, сцена, когда они делят деньги, полученные в результате
«операции». Перед читателем возникает картина: Гаврила, деревенский
12
парень, стремящийся к свободе, которую он мог получить на собственной
земле, готов совершить убийство ради денег. Челкаш, как независимый
человек, свободный от социальных ограничений, никому не нужный, жаждет
мести от отчаяния, не желает зависеть от денег и других материальных благ.
Прецедентным именем называют индивидуальное имя, связанное или
1) с широко известным текстом, относящимся, как правило, к числу
прецедентных (напр.. Обломов, Тарас Бульба), или 2) с ситуацией, широко
известной носителям языка и выступающей как прецедентная (напр., Иван
Сусанин, Колумб), или 3) имя-символ, указывающее на некоторую эталонную
совокупность определенных качеств (Моцарт, Ломоносов) [Гудков 2003: 108].
Все названные феномены тесно взаимосвязаны. При актуализации
одного из них может происходить актуализация сразу нескольких остальных.
Поскольку прецедентные феномены в тексте пародии закодированы, т.е.
скрыты, мы, сосредоточив свое внимание на системе кодов культуры,
получаем ключ к пониманию того, как, какими средствами автор передает
смысл
пародии
через
имплицитную
информацию
и
национально-
специфическое представление о том, что является предметом повествования,
описания и размышления.
Код
культуры
- «сетка», которую
культура
«набрасывает»
на
окружающий мир, членит, категоризует, структурирует и оценивает его.
В.В. Красных выделяет шесть базовых культурных кодов, между которыми
тем
не
менее
нет
пространственный;
жестких
3)
границ:
1) соматический
временной; 4) предметный;
5)
(телесный); 2)
биоморфный; 6)
духовный [Красных 2002: 244].
В соматическом (телесном) коде особое место занимают символьные
функции
различных
частей
тела.
Рассмотрим
несколько
примеров
соматического кода в пародиях.
«Нос».
фразеологизм
В
одноименной
оставить
пародии
В. Дабужского
с носом, означающий
использован
«провести, обмануть».
13
Пародийный эффект в приведенном примере достигается «формально»:
Ковалев, не обнаруживший свой нос, остался с носом.
«Живот». А. Куприн, пародируя И. Бунина, его болезненное восприятие
перемен, убеждение в том, что старое, помещичье, лучше нового, советского,
пишет: «От чего у меня болит живот?
живот»
Кто знает?» Выражение «болит
может быть воспринято в значении «человек страдает от болей в
животе». Общий смысл пародии наталкивает на то, что слово «живот»
употреблено в значении «жизнь». И. Бунин резко отрицательно воспринял
революции начала X X века, утверждая духовное превосходство старой,
крепостнической России. Переменами, пришедшими с установлением новой
власти, вероятно, объясняются «болезни», опасения за собственную жизнь.
Пространственный код связан с членением пространства. Собственно
пространственный код трудно развести с соматическим кодом культуры в той
части, которая касается устройства мира, поскольку многие антропоморфные
метафоры (изначально принадлежавшие коду соматическому) «обслуживают»
пространственный
код,
свидетельствуя
об
определенном
членении
пространства [Красных 2002: 245].
В текстах пародий пространственный код необходим автору, например,
для актуализации смысла здесь («свое») - там («чужое»). В пародии на
М. Горького противопоставляются берег —море, здесь - там (Кубань, Кавказ).
В первом случае символ «море» ассоциируется со свободой (заметим, что это
традиционное представление, ср., напр.: М. Лермонтов «Парус»), «берег» - со
скованностью, зависимостью от кого-, чего-либо. Для понимания этой
пародии необходимо привлечение национально-культурных фоновых знаний.
Исторически на территориях, где принимали всех, кто «бежит» от кого-, чеголибо, образовывались казачьи поселения. Вот почему жажда свободы
горьковских героев тянула на Кавказ, Кубань.
Временной код культуры фиксирует членение временной оси, отражает
движение
человека
по временной
оси, кодирует
быгие человека в
14
материальном и нематериальном мире, проявляется (в том числе) в отношении
человека ко времени [Красных 2002: 246]. Так, в пародии В. Высоцкого
«Песня о переселении Душ» рассказывается о религии индусов, согласно
которой душа человека после смерти не погибает, а переселяется в другого
человека, животное, насекомое, дерево, предметы и др. Отметим, что «жизнь»
дана в метаморфозных превращениях. Выражение «при этой жизни» называет
настоящее время, настоящую жизнь, при этом употребляются глаголы
несовершенного вида. Значение «новая жизнь» передают словосочетания
«другая жизнь», «родишься вновь» и глаголы совершенного вида. На этом
цикл человеческой жизни не заканчивается, о чем сигнализирует авторское «а
после...».
С семой «жизнь» связано понятие «вею>. Век у каждого свой: у
человека- 100 лет, у баобаба - 1000 лет, у гадюки - «длинный век». Кем
лучше бьпъ? Сколько лет лучше жить? На эти вопросы мы находим ответы в
песне:
... Если туп, как дерево -родишься баобабом
И будешь баобабом тыщу лет, пока помрешь.
Досадно попугаем жить.
Гадюкой с длинным веком, Не лучше ли при жизни быть
Приличным человеком?
Предметный код культуры относится к миру Действительное и связан с
предметами, заполняющими пространство и принадлежащими окружающему
миру [Красных 2002: 247]. Предметный код пародии на Б. Зайцева составляет
национальная цветовая символика. Описывая духовное состояние богомолицы
Аграфены, автор использует такие цвета, как алый, розовый, голубой, золотой,
зеленый. В
языковом сознании носителей эти цвета ассоциируются с
состоянием гармонии, спокойствия, благополучия.
и
Достаточно часто предметный код составляют прецедентные тексты и
прецедентные имена. Например, в пародии В. Высоцкого «Песнь о Вещем
Олеге» дается открытая отсьшка к прототексту прецедентным именами Вещий
Олег, волхвы и др. Без знания произведения оригинала невозможно
расшифровать культурный предметный код данной пародии.
Биоморфный код культуры связан с живыми существами, населяющими
окружающий мир. Данный код культуры отражает представления человека о
мире животных, о растительном и о мире бестиариев, который находится в
пограничной зоне, пересекаясь с двумя указанными мирами. Этот код
культуры связан в первую очередь с бытующими стереотипами [Красных
2002: 248].
Рассмотрим, как расшифровывается биоморфный код культуры в
пародиях. Возьмем в качестве примера героев упомянутой «Песни о Вещем
Олеге» В. Высоцкого.
«Конь». В данной пародии образ коня связывается со смертью: змея,
выползшая из черепа коня, убивает героя. Издревле использовался как
основное
транспортное
животное, в
силу
чего
воплощает
связи
с
потусторонним миром, воспринимается как проводник на тот свет.
«Змея». В системе представлений русского человека о животном мире
змея
- неоднозначный персонаж: она ядовита и целебна. В пародии
В. Высоцкого о Вещем Олеге змея представляется как нечистая тварь,
источник зла [Красных 2002: 249-251].
Духовный код культуры составляют нравственные ценности и эталоны и
связанные с ними базовые оппозиций культуры, такие, как, например:
«добро - зло», «хорошо - плохо», «плюс - минус», «верх - низ», Этот код
изначально аксиологичен [Красных 2002: 251].
Расшифровку духовного кода в пародии можно проиллюстрировать на
следующем примере. Средствами пародии В. Высоцкий в песне «Лукоморья
больше нет» с тоской в душе говорит о морально-нравственных качествах
16
современников: природное богатство, духовные основы люди погубили
(порубили вековые дубы, сожгли избушку на курьих ножках, егеря побили
всю дичь), люди стали грубыми (Черномор), равнодушными, заботящимися
только о себе (33 богатыря, Кот), в безвыходной ситуации оказались женщины
(русалка с ребенком вьппла замуж, как в тюрьму пошла), изменились
отношения в семье (леший, лешачиха).
Духовный культурный код выступает на первый план в пародии на жанр
хожений Б. Зайцева. Понять пародию можно, зная о возникновении в середине
X I X века теории о разделении людей на «низших» и «высших», нашедшей
художественное отражение в романе Ф.М. Достоевского «Преступление и
наказание». О Боге-сверхчеловеке говорится в пародии «Аграфена». Героиня
приходит к мысли о том, что все Боги умерли: раньше она молилась Небу,
Богоматери, теперь - Ваняткиному сапогу, Марьиному чулку и т.д.
Таким образом, сосредоточив свое внимание на системе культурных
кодов, мы получаем ключ к пониманию того, как, какими средствами передает
автор пародии имплицитную информацию и национально-специфическое
представление о том, что является предметом повествования, описания и
размышления.
Чтение пародии на уроке русского языка в иностранной аудитории
должен предварять лингвокультурологический анализ пародий, который
предполагает: 1) семантический анализ, который предполагает анализ единиц
текста
с
точки
зрения
их
культурной
семантики;
2)
структурно-
функциональный, рассматривающий возможности различных единиц текста
на разных структурных уровнях передавать культурный, страноведческий
смысл. Лингвокультурологический анализ пародии проводит преподаватель с
целью определения уровня национально-культурной сложности (наличия
культурных кодов, прецедентных феноменов, степень их семантической
доступности, объем фоновый знаний, необходимых для адекватного
понимания пародии), лексико-грамматических и др. трудностей..
17
Во второй главе «Методика обучения чтению иностранцев (на материале
пародии)» представлена система работы при обучении чтению пародий, а
также обозначены цели, критерии отбора материала.
Целями обучения чтению пародий являются, во-первых, понимание
пародии
как
особого
жаНра
литературного
творчества,
во-вторых,
использование пародии как средства формирования умения извлекать и
интерпретировать имплицитную информацию.
Читать
пародии необходимо, прежде всего, в
филологической
аудитории, поскольку такая работа способствует повышению уровня их
коммуникативной компетенции, пополняя фоновые знания.
В процессе апробации методических материалов было выяснено, что
иностранцы
с
высоким
профессиональной
уровнем
ориентации
владения
желают
языком
читать,
по
независимо
их
от
выражению,
«интересные тексты». В таком случае им предлагались пародии, которые
удовлетворяли их интерес и то же время расширяли знания (как
лингвистические, так и культурологические).
В
учебном процессе чтение пародий не входит в программу
госстандарта, но может быть организовано на элективных курсах. Например,
изучение пародий на занятиях по русскому языку заинтересует тех, кто
занимается вопросами пародирования, хочет научиться читать и понимать
пародийные тексты. Считаем, что чтение пародий, преследующее указанные
выше цели, необходимо для людей, работающих в области рекламы,
поскольку «в рекламном тексте значение далеко не всегда выражено
эксплицитно (по ряду этических, юридических и прочих причин). Очень
часто в рекламном объявлении мы имеем дело с имплицитным ожиданием и
предположением» [Базанова2001: 80].
Выбор пародий в качестве учебного материала также мотивирован
желанием учащихся научиться понимать современные художественные
IS
произведения и тексты средств массовой информации, которые, как правило,
содержат скрытые смыслы.
Для
обучения
чтению
отбираются
пародии,
сохранившие
до
настоящего времени свою «читабельность» и представляющие творчество
наиболее
заметных
В. Высоцкого,
пародистов
В. Дабужского,
уходящего
столетия:
А. Курляндского,
А. Куприна,
А. Хаита,
Фритцхена,
М. Розовского, Е. Венского, М. Задорнова и др.
Отбор
пародий
осзш;ествляется
в
зависимости
от
степени
насыщенности текстов лингвокультурной информацией. Для начального
этапа работы при обучении чтению пародий отбираются тексты, в которых
наблюдается преобладание «сигналов» одного культурного кода. Например,
пародии на социальные явления, требующие привлечения незначительного
количества лингвокультурных знаний, в силу меньшей степени трудности
могут быть использованы при обучении чтению иностранцев среднего
уровня владения языком.
Следующий шаг - чтение пародий, содержащих большое количество
единиц информации разных культурных
содержащие
сказочные,
художественное
кодов. Например, пародии,
мифологические
мотивы,
произведение, индивидуальную
манеру
пародии
на
писателя, на
литературное направление или функциональный стиль.
Методика обучения чтению пародий состоит из двух частей: методика
обучения пониманию пародий на социальные явления и методика обучения
пониманию литературных пародий.
Различия
в
указанных
методиках
определяются,
во-первых,
культурным кодом, заложенным в пародии. Это, скорее, сигнал для
обучающего. Преподаватель, предварительно проанализировав пародию на
предмет наличия кодов в том или ином тексте, принимает решение, на каком
этапе целесообразно читать его в конкретной иностранной аудитории.
19
Меньшим
набором культурных
смыслов обладают пародии на
социальные явления, в них преобладают общепонятные, универсальные
явления, информация о которых попучена учащимися по самым разным
каналам: посредством кино, художественных произведений, телевидения.
Например, в пародиях на детективов встречаются прецедентные имена
{агент 007, Джеймс Бонд, Иуда), прецедентные ситуации (те, в которые
обычно попадают иностранные агенты: «дурачат разведки», «умеют
стрелять из пистолета, зажигалки, авторучки» и д.т.).
Тексты, предлагаемые для чтения во вторую очередь, предполагают
умения учащихся извлекать и анализировать явления разного характера. Так,
пародия В. Высоцкого «Лукоморья больше нет» содержит, во-первых,
биоморфный код, он является здесь доминирующим. Сигналами правильной
интерпретации текста выступают, например, культурно значимые лексические
единицы - бестиарии: леший, русалка, ведьма, колдун, кот, невиданные звери;
оценка говорящего персонажам. Во-вторых, в этой пародии В. Высоцкого
требует понимания предметный код. Читателю необходимо интерпретировать
безэквивалентную лексику в данном контексте: коверный самолет, дом на
куриных на ногах; имена собственные: Людмила, Черномор и другие языковые
факты. Большое значение в «Лукоморье...» приобретает осознание смысла
духовного кода. Используя сказочных персонажей А. Пушкина, В. Высоцкий
размьппляет над современной действительностью. Автор тоскует о прежнем
«сказочном» времени, говорит о том, что люди сейчас стали грубее,
отношения в семье, к сожалению, изменились не в лучшую сторону. Эти
смыслы учащемуся поможет выявить сравнение текста пародии с оригиналом.
Высокой степенью трудности обладают пародии на художественное
произведение, индивидуальную
манеру писателя. Например, пародия
А. Куприна «Пироги с груздями» на И. Бунина чрезвычайно сложна для
понимания иностранцами в силу того, что отражает разные коды культуры.
Например, рассказ А. Куприна «Пироги с груздями» отражает предметный
20
культурный код (дом, ветер, дорогой английский плед, июрохи, книга
дворянских родов, садовник, не снимающий шапки, крепостные души),
временной (1000 лет назад, прежнее время, ночь, прекрасное время пирогов с
груздями), пространственный (бесконечная даль, край поля, здесь - в доме,
там - за окном), биоморфный (старый, бельмистый седомордый, шелудивый
кобель, индюк, антоновские яблоки, мочала, прошлогодняя), телесный и
духовный (болит живот, тоска сокимает сердце, глаза, грусть на душе).
Как
видим,
в
этом
типе
пародии
преобладают
предметный,
пространственный и временной коды культуры.
Иное
соотношение
кодов,
которые
необходимо
расшифровать
иностранцу при чтении, в пародиях на художественные произведения со
сказочно-мифологическим сюжетом (на первый план выступает биоморфный
тип культуры и предметный), пародиях на конкретное произведение
(преобладает предметный ряд культурных феноменов). Если перед нами
пародия на социальные явления, то в первую очередь расшифровке подлежат
предметные, духовные коды.
Таким образом, критерием отбора текстов пародий для чтения служит
наличие культурных кодов. Необходимо отметить, что, с методической точки
зрения, наибольший интерес представляют тексты, включающие большой
объем различных культурно значимых единиц. Они в «концентрированном»
виде
содержат
лингвокультурную
информацию,
поэтому
требуют
применения различных стратегий, техник, операций и приемов в процессе
интерпретации, расшифровки кодов.
Второе отличие в представленных в настоящем диссертационном
исследовании методиках обучения чтению заключается в содержании пред-,
при- и послетекстовой работы.
Кратко рассмотрим пример работы с текстом пародии на социальные
явления «Шайбу! Шайбу!» А. Курляндского, А. Хаита.
21
Предтекстовые задания направлены на моделирование фоновых
знаний, необходимых и достаточных для восприятия конкретного текста, на
устранение смысловых и языковых трудностей его понимания [Методика
1988: 141]. Проводя предтекстовую работу, в зависимости от уровня
владения языком учащихся, рисуем на доске поле, где проводят спортивные
соревнования, спрашиваем, как называется этот человек, этот предмет и т.д.
На данном этапе необходимо актуализировать (или ввести) тот лексический и
грамматический материал, который может вызвать затруднения при
восприятии текста: команда, ворота, вратарь, первый, первенство мира,
судья, зона, шайба, противник; войти, ворваться в зону противника,
бросить ишйбу, бросок по воротам и т.д.
Прйтекстовая
работа
направлена
на
овладение
умением
самостоятельного понимания пародий с использованием техник, операций и
приемов понимания. Чтение пародии предваряет вопрос: Почему это
спортивный репортаж с любого первенства мира?
Далее анализ пародии проводится по абзацам: Кто играет сегодня?
Почему и как наша команда вышла в финал? Это вопросы, на которые
иноатранцы отвечают без каких-либо затруднений. Обращаем внимание
учащихся на следующую фразу: «...чтобы стать
чемпионом мира, нашим
спортсменам нужна была только победа... только победа шведов над
чехами». Поскольку в тексте скрыта другая информация, задаем вопросы,
направленные на извлечение имплицитного пародийного смысла: Почему
уже в начале игры комментатор называет свою команду чемпионом мира?
Команда СССР была самой сильной, поэтому вышла в финал? Вспомните
рассказы
комментаторов, которые
вы
слышали. Уверены ли
были
спортивные комментаторы в победе своей команды?
Возьмем другой пример из текста пародии, для понимания которого
необходимо извлечь имплицитный смысл: «Вот и сейчас судья ни за что
удаляет Рагулина на две минуты. Рагулин ему что-то объясняет... Судья
22
снова встает
и удаляет Рагулина до конца встречи». Задаем учащимся
следующие вопросы: Комментатор говорит, что «необъективное судейство
на этом чемпионате». В ы согласны? Почему судья снова встает? «Рагулин
что-то ему объясняет...» Стоит многоточие. Как вы думаете, что произопшо?
Почему судья сначала хотел удалить Рагулина на две минуты, а потом
удалил до конца встречи? В данном случае мы номинируем смысл при
помощи релевантных единиц языка - используем технику распредмечивания,
операцию категоризации, приемы - прогнозирование, догадка по контексту.
На примере этого спортивного репортажа можно показать, как
абсурдные, на первый взгляд, комментарии репортера позволяют выявить
скрытые смыслы, понять метафору произведения в целом. Отвечая на вопрос
«Какие комментарии вам кажутся абсурдными, неуместными?», учащиеся,
применив навыки классификации, приводят примеры из текста пародии. Вот
один из них: рассказ об игроке Мишакове; «Замечательный спортсмен, его
очень любят в нашей команде. Он умеет все: и сварить суп, и починить
ботинки, и я верю, что скоро Мишаков научится бросать по воротам».
Сказанные замечания не относятся к хоккею, они не подтверждают, что
Мишаков специалист своего дела. Более того, последняя фраза позволяет
сделать вывод, что он плохой хоккеист. Но комментатор утверждает
мастерство своих спортсменов.
Послетекстовые задания предназначены для проверки глубины и
точности понимания прочитанного, они подводят учащихся к выводам,
формируют целостное представление смысла произведения, его жанра
[Журавлева, Зиновьева 1984: 19]. Работая над пародией «Шайбу! Шайбу!»
после анализа текста спрашиваем: Какое слово часто повторяется в тексте?
Почему? Прочитайте еще раз название текста. Скажите, почему это репортаж
с любого первенства мира?
Методика работы с литературными пародиями достаточно сложна.
Ограничимся лишь некоторьпйи замечаниями. При чтении таких пародий
23
необходимо
обращение
к
тексту-оригиналу
(в
некоторых
случаях
предварительное изучение). Этим объясняется большое количество вопросов
и заданий сравнительного характера (Что изменилось...? Чем отличается...?
и
др.). Литературные пародии насыщены лингвокультурологическими
явлениями, поэтому при чтении таких текстов необходимо проводить
тщательную предтекстовуго работу, направленную на актуализацию знаний,
усвоение грамматических форм, развитие языковой догадки и др.
Что касается техник, операций и приемов, используемых при чтении
пародий, то следует отметить, что для понимания пародий ведущими
являются техники распредмечивания, наращивания смысла, растягивание
смысла, индивидуация; ведущими операциями - сравнение, представление,
выведение.
Имплицитно представленные п^одийные смысловые единицы имеют в
тексте
формально
констатировать
выраженные
наличие
лингвистические
«вторичных
знаки,
смыслов». При
позволяющие
чтении пародии
иностранцев следует, прежде всего, обучать видению так называемых
«сигналов». В диссертации предлагается таблица таких маркеров, на основе
которой преподаватель может формулировать вопросы, задания при работе с
пародиями в иностранной аудитории. Например, в прсдтекстовой работе мы
обращаем внимание на название пародии. Очень часто в нем дается указание
на источник, текст-оригинал, или жанр. Если в пародии скрытый смысл можно
обнаружить в нарушении логики повествования, преподаватель задает
соответствующий
вопрос, затем решается, какое значение несет это
отступление от норм построения текста.
В заключении представлены выводы проведённого исследования и
намечены пути их дидактической реализации.
Приложения представляют собой методические разработки уроков
обучения чтению, а также тексты пародий к ним. Обучение чтению в
иностранной аудитории проводится на материале пародий, сгруппированных
^16460
тематически: «Приключения иностранных агенток п Pnrriraw «Р*>ГТППТАП1.Т И
репортажи»,
«Пародии
на
художеств
спланированы традиционно: с разделение\
г п о ryc-L
пред-, при- и послетекстовую работу.
и цю
ООО^л
Основные положения диссертации отрг
ПУ6Л.К.™™™,
д
Л.
^ ^
19726
1. Ефимова С.С. Пародия как средство
пониманию прецедентных текстов
(на материале песни В. Высоцкого
«Лукоморья больше нет») // Язык, культура, менталитет: проблемы изучения в
иностранной аудитории. Ш Междунар. науч.-практ. конф. (28-30 апреля
2004г.). - СПб.: Гос. пед. ун-т им. А.И. Герцена, 2004. - С.58-60.
2. Ефимова С.С. Ох, эти детективы! (урок на материале стихотворения
В. Высоцкого «Пародия на плохой детектив» в группе иностранных студентов
продвинутого уровня) // Международное образование: итоги и перспективы.
Материалы Междунар. науч.-практ. конф., посвящ. 50-летнему юбилею
Центра Международного образования М Г У им. М.В. Ломоносова (22-24
ноября 2004г). В 3 т. Том 3. - М.: Ред.Изд. Совет МОЦ М Г , 2004. - С. 160-163.
3. Ефимова С.С. Пародии как средство обучения студентов-иностранцев
пониманию имплицитной информации // Русский язык как иностранный и
методика его преподавания: X X I век. Сб. материалов науч.-практ. конф. (2-3
февраля 2005г.). - М.: МПГУ, 2005. - С. 44-46.
4. Ефимова С.С. Обучение пониманию имплицитной информации (на
материале пародии) // Лингвистические и методические аспекты системных
отношений единиц языка и речи: Материалы X юбилейной междунар. науч.
конф. «Пушкинские
чтения»
(6
июня 2005г.) / Сост.
Н.Е. Синичкина. - СПб.: САГА, 2005. - С. 123-125.
ГосИРЯП
Зак. Н^шир
J^20o£.
и
отв. ред.
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
0
Размер файла
965 Кб
Теги
bd000100867
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа