close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

bd000100900

код для вставкиСкачать
Ф Е Д Е Р А Л Ь Н О Е А Г Е Н Т С Т В О ПО ЗДРАВООХРАНЕНИЮ
И СОЦИАЛЬНОМУ РАЗВИТИЮ
НОВОСИБИРСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ
МЕДИЦИНСКАЯ АКАДЕМИЯ
На правах рукописи
УМАНСКИЙ
Аркадий Валентинович
ТЕНДЕРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ КЛИНИКИ,
ПСИХОПАТОЛОГИИ И Д И Н А М И К И
Ш И З О Т И П И Ч Е С К О Г О РАССТРОЙСТВА
Специальность 14. 00.18 - Психиатрия
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата медицинских наук
Н О В О С И Б И Р С К , - 2005 г.
Работа выполнена на кафедре психиатрии Красноярской госу­
дарственной медицинской академии
Научный руководитель:
доктор медицинских наук
Официальные оппоненты:
доктор медицинских наук, профессор
кандидат медицинских наук, доцент
Сумароков
Андрей Алексеевич
Дресвянников
Владимир Леонидович
Овчинников
Анатолий Александрович
Ведущая организация: НИИ психического здоровья Томского
научного центра СО РАМН.
Защита состоится «
» декабря 2005 г. в
часов на заседании
специализированного совета К 208.022.01 при Новосибирской
государственной медицинской академии Министерства здравоохранения
и социального развития по адресу: 630091, г. Новосибирск, Красш>1Й
проспект, 52.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке
Новосибирской государственной медицинской академии.
Автореферат разослан « »
Ученый секретарь
Диссертационного совета
доктор медицинских наук
2005 г.
Грибачева И.А.
^ ^
f{^^^S^o
Актуальность проблемы. Клинические аспекты гендерных различий
стали привлекать внимание благодаря широкому внедрению в практику МРТ
и ЯМР, что позволило обнаружить морфологические отличия между муж­
ским и женским мозгом. Это явилось катализатором в исследованиях тендер­
ного влияния на клинико-динамические показатели при расстройствах ши­
зофренического спектра.
На современном этапе разрабатываются различные концепции, на­
правленные на объяснение гендерных различий клиники и динамики эндо­
генных заболеваний. В рамках концепции нейроразвития рассматриваются
тендерные различия в восприимчивости к отдельным формам пгазофрении,
указывается на более выраженные структурные аномалии мозга у мужчин:
большее соотношение объема желудочков к объему мозга, значительно более
выраженное расширение желудочков мозга по сравнению с женщинами
(Flaum М., Arndt S., Andreasen N.C., 1990). Посмертные исследования боль­
ных шизофренией выявили два невропатологических типа (Johnstone Е.С.,
Crow Т. J . 1994): при первом из них уменьшение размера мозга коррелирова­
ло с бедным преморбидным функционированием, ограниченной успеваемо­
стью в учебе, обилием негативных симптомов и выраженным нейрокогнетивньв! дефшщтом; при втором - более часто встречающимся у женщин - ха­
рактерным было наличие глиоза и фокальных мозговых изменений.
Частота возникновения расстройств шизофренического спектра у
мужчин и женщин по данным исследований не имеет достоверных различий
(На&ег Н., Van der Heiner W., 1997; Каплан Г.И., Сэдок Б.Дж., 1999; Попов
Ю.В., Вид В.Д., 2001; Вид В.Д, 2002). Выявлены отличия, связанные лишь с
возрастом дебюта заболевания: мужчины на 3-4 года заболевают раньше, чем
женщины, и имеют ниже уровень преморбидного функционирования в срав­
нении с последними (Shtasel D.L., Giir R.E., Gallacher F. Et al., 1992; Gur R.E.,
Petty R.G. 1996; Hafiier H., Nowotny В., 1995), a также и более низкий уровень
нейрокогнитивното функционирования, меньший эффект от терапии нейро­
лептиками (Flor-Henry Р., 1978,1990; Gittelman-Klein R., 1969).
Вопрос о различиях в клинике и динамике расстройств шизофрениче­
ского спектра у мужчин и женщин является не столь однозначным. Ряд ис­
следователей (Angermeyer М.С, Goldstein J.M. 1989, 1990; Crow Т.J., 1994),
проведя лонгитудинальные наблюдения, не обнаружили существенных отли­
чий в течении и исходе этих состояний в зависимости от пола.
M.V. Seeman (1986), ранее выражавшая мнение о более тяжелом тече­
нии эндогенных заболеваний и менее благоприятном прогнозе у мужчин,
пришла к вьгооду об отсутствии достоверных различий в течении этих рас­
стройств в зависимости от пола (Seeman M.V., Lang М., 1990). Другие иссле­
дователи считают, что отличия расстройств шизофренического спектра, свя­
занные с тендерным фактором, относятся только к первому десятилетию от
начала заболевания, протекающего в этот период более «мягко» у женщин, а
с возрастом степень протредиентности нарастает, в то время как у мужчин в
первые десятилетия болезнь протекает менее благоприятно, а с возрастом
степень протредиентности снижается и ЧШ^П~наегя1ают--усхойнивые ремис1
I
ВИБЛНОТВКА
I
С.П«ч>Ьг|1Г йл Л
\ _ О» t^.^.fj
сии, особенно это касается формы с малой прогредиентностью процесса (Salokangas R.K.R., Stengard Е., 1990). Некоторые авторы связывают такую ди­
намику с возрастным уменьшением серотониновых и дофаминовых рецепто­
ров у мужчин (Wong D.F., Wagner H.N., 1984).
Для понимания причинно-следственных связей между полом и психи­
ческими расстройствами - в частности шизофренического спектра - необхо­
димо подойти к гфоблеме с позиций многоосевой диагностики, учитываю­
щей как биологический, так и психосоциальный уровень нарушений. (Вид
В.Д., 1994; Воловик В.М., 1980; Днепровская С В . , Бурковский Г.В., 1991;
Кашкаров В.И., Короленко Ц.П., 2004; Сумароков А.А., 2002).
В отличие от биологической концепции, объясняющей тендерные
особенности клиники и динамики расстройств шизофренического спектра
различиями морфофункциональной организации мозга, существует и иная
точка зрения, отражающая психосоциальную направленность этих различий
(Watt D.S., Katz К., Shepherd М., 1983).
Тенденцию к социально-положительному поведению и быстрому дос­
тижению комплайнса у женщин и социально более негативному поведению в
период болезни у мужчин (запущенность, злоупотребление психоактивными
веществами) можно объяснить с позиции нарушения половой идентичности
и половой роли. Учитьзая, что требования социальной среды к формирова­
нию мужской идентичности выше, чем к женской, пациенту мужского пола
значительно труднее соответствовать социально-ролевым стандартам маску­
линности, что приводит к формированию непродуктивных, инфантильных и
дезадаптивньк механизмов психологической защиты. Маскулинность рас­
сматривается как фактор опосредования поведенческих проблем, вследствие
чего субъект с низкой маскулинностью подвержен более широкому спектру
адаптационных нарушений (Ткачено А.А., 1999).
Это затрудняет социально-психологическую адаптацию и является
риском усиления негативных расстройств, что способствует развитию пато­
логических, компенсаторных форм поведения (социально-негативному с за­
пущенностью и злоупотреблением психоактивньш(и веществами) (Haas G.L.,
1990; Goldstein J . M . , Kreisman D., 1988).
Исследование шизотипического расстройства в тендерном аспекте яв­
ляется попыткой индуктивного подхода в раскрытии ряда психологических
механизмов патогенеза эндогенных заболеваний с «мягкой» прогредиентно­
стью процесса, а также позволяет более четко обозначить границы и нозоло­
гическую принадлежность данных расстройств с учетом спорности и неодно­
значности трактовки этой нозологической категории в классификаторах
МКБ-10иО8М-4.
Цель исследования: доказать гендерные различия клиники, психопа­
тологии и динамики расстройств шизофренического спектра, раскрыть ряд
существенных патогенетических механизмов данных расстройств для после­
дующего использования этих исследований в разработке рекомендаций пси­
хопрофилактической направленности, а также для проведения более кор­
ректных и дифференцированных психотерапевтических вмешательств.
Задачи исследования:
1. Изучить тендерные особенности симптомообразования у пациен­
тов с шизотипическим расстройством.
2. Провести комплексную психопатологическую оценку гендерных
различий с использованием шкалы P A N S S .
3. Описать клинические особенности ремиссий при шизотипическом
расстройстве с выделением типологических вариантов и оценкой негативных
симптомов с использованием шкалы качественной и количественной оценки
негативных расстройств в ремиссиях с учетом гендерного фактора.
4. Сравнить степень выраженности неврологических нарушений и их
корреляцию со степенью вьфаженности негативных симптомов у мужчин и
женщин с шизотипическим расстройством.
5. Провести исследования нарушений гендерной идентичности и их
влияния на развитие негативных симптомов у мужчин и женщин с шизоти­
пическим расстройством.
Научная новизна. Впервые проведено комплексное исследование
клиники и динамики шизотипического расстройства с учетом гендерного
фактора, доказаны гендерные различия клиники и психопатологии при рас­
стройствах шизофренического спектра, выделены и описаны типологические
варианты ремиссий с качественной и количественной оценкой негативных
симптомов; изучено влияние минимальной мозговой дисфункции на развитие
и степень выраженности негативных симптомов; проведена оценка наруше­
ний гендерной идентичности, которые являются ранним индикатором преддиспозиции к расстройствам шизофренического спектра, что позволяет ис­
пользовать их для диагностики данной нозологической категории. Подтвер­
ждено положение о роли социально-психологических факторов в генезе
«мягко» протекающих эндогенно-процессуальных расстройств и их непо­
средственное влияние на формирование нарушений гендерной идентичности,
которые являются предикторами развития и утяжеления негативных симхггомов и адаптационных нарушений, что дает возможность на ранних этапах
психического онтогенеза разрабатывать и планировать психопрофилактиче­
ские и психогигиенические пособия, а также проводить более корректную и
дифференцированную психотерапию данной группе пациентов.
Практическая значимость работы. Полученные результаты указы­
вают на динамичность данной нозологической категории в зависимости от
влияния психологических и социальных факторов. При действии неблагоприятньпс факторов данное расстройство смещается к полюсу эндогенных
заболеваний с малой степенью прогредиентности, а при более благоприятном
влиянии социально-психологических факторов переходит в стабильное со­
стояние, которое больше характеризуется как категория личностных рас­
стройств. Доказана связь гендерных различий клиники, психопатолопш и
динамики с социально-психологическими факторами, а также непосредст­
венное участие последних в генезе негативных симптомов, что является ос­
нованием для разработки рекомендаций социально-психологической направ-
ленности, способных уменьшить тяжесть расстройства и расширить адапта­
ционные рамки пациента с достижением качественной и устойчивой ремис­
сии при «мягко» протекающих формах шизофрении.
Внедрение результатов в практику. Разработаны и внедрены в
Красноярском крае учебно-методические рекомендации для психиатров,
психотерапевтов, психологов и сексологов «Гендерные особенности клиники
психопатологии и динамики расстройств шизофренического спектра», кото­
рые используются на кафедре психиатрии Красноярской государственной
медицинской академии для врачей - слушателей факультета ПДО.
Положения, выносимые на защиту:
1. При шизотшшческом расстройстве имеются статистически досто­
верные гендерные особенности клиники и психопатологии с преобладанием
у мужчин негативного профиля, а у женщин продуктивного.
2. При шизотипическом расстройстве имеются гендерные особенно­
сти типологии ремиссий с преобладанием у мужчин негативных расстройств
количественного порядка, а у женщин - менее выраженных негативных рас­
стройств качественного порядка.
3. Отсутствие корреляции между степенью выраженности «мягкой»
мозговой дисфункции и негативными симптомами ставит под сомнение ее
роль в генезе негативных расстройств при энодогенно-процессуальных забо­
леваниях.
4. Нарушение гендерной идентичности является ранним маркером
эндогенно-процессуальных заболеваний.
5. Имеется корреляция между степенью выраженности нар)тпений
половой идентичности и степенью выраженности негативных расстройств
преимущественно в группе мужчин, что указывает на социальнопсихологические механизмы развития негативных симптомов.
Публикации я апробация работы. По теме диссертации опублико­
вано 7 работ. Основные результаты исследований представлены в докладе на
международной конференции «Шизофрения - X X I век» (Томск, 2004г.);
межрегиональной научно-практической конференции с международным з^астием «Психическое здоровье в X X I веке» (Новосибирск, 2005 г.); межрегио­
нальной научно-практической конференции «Психическое здоровье детей и
подростков: междисциплинарное взаимодействие, эпидемиологические, клинико-терапевтические и реабилитационные аспекты» (Барнаул, 2005 г.).
Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения,
шести глав, заключения, вьшодов, списка литературы из 328 источников (164
отечественных и 164 иностранных) и приложения. Работа изложена на 182
страницах машинописного текста, включает 32 таблицы и 1 рисунок.
МАТЕРИАЛЫ, МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ
В исследование включены 108 пациентов с шизотипическим рас­
стройством по критериям МКБ-10 (52 мужчины и 56 женщин) в возрасте от
17 до 60 лет. Критерии расстройства постоянно или периодически обнаружи­
вались на протяжении как минимум двух лет.
Распределение по возрасту в исследуемых группах: от 17 до 30 лет
- 19 мужчин (36,6%) и 6 женщин (10,7%) (р<0,05); от 31 до 50 лег - 20 муж­
чин (38,4%) и 18 женщин (32,1%) (р<0,05); от 51 до 65 лет - 13 мужчин (25%)
и 32 женщины (57,2%) (р<0,05).
Распределение по длительности заболевания: 5-8 лет - 10 мужчин
(19,3%) и 22 женщины (39,3%) (р<0,05); 6-10 лет - 30 мужчин (57,7%) и 19
женщин (34%) (р<0,05); более 10 лет - 12 мужчин (23%) и 15 женщин
(26,7%) (р>0,05).
Распределение по образовательному уровню: среднее образование
у 20 мужчин (38,4%)) и у 9 женщин (16%) (р<0,05); среднеспециальное обра­
зование у 22 мужчин (42,3%) и у 26 женщин (46,5%) (р>0,05); высшее обра­
зование у 10 мужчин (19,3%) и у 21 женщины (37,5%) (р<0,05).
Количество госпитализаций: не более 1 госпитализации у 6 мужчин
(11,6%) и у 16 женщин (28,6%)) (р<0,05); от 2 до 4 госпитализащга у 34 муж­
чин (65,4%) и у 25 женщин (44,7%) (р<0,05); более 4 госпитализащ1Й у 12
мужчин (23%) и у 15 женпдан (26,7%) (р>0,05).
Семейное положение: пащ1енты, состоящие в браке, - И мужчин
(21,1%) и 18 женшлн (32,1%) (р<0,05); пащ1енты, не состоящие в браке, - 18
мужчин (34,7%) и 7 женщин (12,5%) (р<0,05); павд1енты, состоящие в разво­
де, - 23 мужчины (44,2%) и 31 женщина (55,4%)) (р<0,05).
Характеристика методов исследования
Клинико-психопатологический метод
Данный метод включал интервьюирование пациентов с определением
круга психопатологических жалоб, подробный сбор анамнеза жизни, наслед­
ственной отягощенности, описание психического статуса. Все данные зано­
сились в специально разработанную регистрационную карту. В последую­
щем проводилась оценка тендерных особенностей симптомо- и синдромообразования при шизотипическом расстройстве.
Ш к а л а позитивных и негативных синдромов ( P A N S S )
Шкала разработана группой исследователей под руководством S.R.
Кау. За основу взяты 18 валидизированных симптомов B P R S и 12 наиболее
независимых признаков из программы психопатологической оценки. Шкала
P A N S S состоит из трех подшкал, включающих по 7 симптомов для оценки
позитивной и негативной симптоматики и 16 симптомов шкалы общей пси­
хопатологии.
Ш к а л а негативных симптомов ( S A N S )
Данная шкала использовалась для количественной оценки негативных
симптомов у мужчин и женщин с параллельньпл исследованием неврологи­
ческого статуса и оценкой степени вьфаженности нарушений половой иден­
тичности с целью установления корреляционных зависимостей между этими
показателями. Шкала SANS содержит 30 негативных симптомов, разбитых
на 5 разделов (подшкалы): уплощение, бедность речевой продукции, абулияапатия, ангедония, социальная отгороженность и нарушение функции внима­
ния. Симптомы шкалы оценивались по шести градациям: 0-признак отсутст­
вует; 1-сомнительный; 2-слабо выраженный; 3-средней тяжести; 4-отчетливо
8
выраженный; 5-сильно выраженный. После заполнения бланка исследования
подсчитывалась сумма баллов по каждой из подшкал и общий суммарный
балл, который отражал степень выраженности базисных симптомов.
Ш к а л а оценки негативных расстройств у больных шизофренией
в ремиссиях (Г.В. Логвинович с соавторами, 1990)
Шкала оценки негативных расстройств у больных шизофренией в ре­
миссиях использовалась для оценки профиля и психопатологической струк­
туры ремиссий у мужчин и женщин с шизотипическим расстройством. Про­
водилось определение степени выраженности симптомов искажения и выпа­
дения в эмоциональной, волевой и ассоциативной сфере психического функ­
ционирования.
Оценки расстройств половой идентичности (А.А. Ткаченко 1999)
Для выявления и оценки психического дизонтогенеза использовалась
шкала расстройств половой идентичности, с помощью которой оценивались
основные этапы психического развития с последующим поиском корреляци­
онных зависимостей между негативными, неврологическими симптомами и
расстройствами половой идентичности.
Неврологическое обследование
Оценка неврологических отклонений осуществлялась ассистентом
кафедры неврологии к.м.н. Н.В. Хало с помощью шкалы неврологического
статуса, отражающей в баллах выраженность минимальной мозговой дис­
функции (синдром нарушения внимания и гиперактивности); каждый сим­
птом оценивается от О до 1 балла, после проведенного обследования подсчитывается общая сумма баллов, отражающая суммарный показатель 14 сим­
птомов неврологического статуса.
Статистическая обработка данных
М - среднее арифметическое, ш - средняя ошибка средней арифмети­
ческой, р - доверительный интервал, td - коэффициент достоверности; вы­
числялись в интегрированной системе STATISTIC А - 5.
РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ
Тендерные особенности симптомо- и синдромообразования
Анергический синдром выявлялся у 20 мужчин (38,3%) и у 27 жен­
щин (48,1%) (р>0,05). Больные предъявляли жалобы на повышенную физи­
ческую и психическую утомляемость, истощаемость, слабость, нерезко вы­
раженную тоску с ощущением потери жизненного тонуса и активности.
Гипобулический синдром наблюдался у 29 мужчин (55,8%) у 13
женщин (23,1%) (р<0,05). Больные жаловались на чувство безразличия, поте­
рю интереса к жизни, работе, семье, снижение побуждений к деятельности и
эмоционального резонанса, ощущение слабости, вялости, физическое бесси­
лие, снижение воли (гипокинезия), сонливость днем, сниженный фон на­
строения с улучшением самочувствия в вечернее и ночное время.
Обсессивно-фобический синдром встречался у 12 мужчин (23,0%); у
27 женщин (48,1%) (р<0,01). Больные жаловались на навязчивые мысли,
страхи, испытывали тягостные явления душевного дискомфорта, эмоцио-
9
нального напряжения; расстройство чаще всего начиналось с монофобий, ко­
торые в динамике имели тенденцию к усложнению.
Сенесто-ипохондрический синдром выявился у 15 мужчин (28,9%) и
у 36 женщин (67,9%) (р<0,05). Больные предъявляли жалобы на «тягостные»,
неприятные ощущения в различных частях тела, проявляющиеся алгиями,
ч>'вством жара, жжения, сверления, переливания, давления, распирания с
наиболее частой локализащ1ей в области головы и верхних конечностей, с
фиксацией на малейших отклонениях в состоянии здоровья, подозрениях о
наличии тяжелого заболевания, могзтцего привести к необратимым послед­
ствиям - эти мысли принимали характер навязчивых и сверхценных идей.
Паранойяльный синдром определялся у 10 мужчин (19,1%); у 7 жен­
щин (12,6%) (р>0,05), данный синдром носил эмоционально заряженный
характер и проявлялся сверхценными, ипохондрическими, дисморфоманическими и сенситивными идеями отношения, а также транзиторными бредовы­
ми идеями ревности и реформаторства.
Деперсонализационно-дереализацнонный синдром определялся в
структуре шизотипического расстройства у 17 мужчин (32,7%) и у 23 жен­
щин (41,0%) (р>0,05). Данный синдром проявлялся явлениями аялопсихической и аутопсихической дереализации и деперсонализации. При аллопсихической деперсонализации у больных отмечалось чувство утраты активности
и единства «Я», больные ощущали, что в них как бы существует две проти­
воположных личности, данные расстройства сопровождались навязчивыми
мыслями, самоанализом и бесконечным самокопанием. При аутопсихической
деперсонализации больные предъявляли жалобы на чувство внутренней измененности, утрату прежней индивидуальности, интеллектуальное и духов­
ное оскудение, потерю эмоций, «нет ни радости, ни печали».
Гистрионический синдром выявился у 11 мужчин (21,0%)) и у 41
женщины (73,1%)) (р<0,05). Данный синдром в структуре шизотипического
расстройства был наиболее полиморфным в сравнении с другими синдрома­
ми, больные проявляли чрезмерный эгоизм, эгоцентризм, инфантильность,
демонстративность, театральность, большое количество всевозможных рас­
стройств конверсионного характера: спазмы в горле, сердце, ком в горле,
чувство нехватки воздуха, задержка мочеиспускания, запоры, метеоризм, ла­
бильность артериального давления, тахикардия, головокружение, обмороки,
колебания температуры, онемение конечностей по типу «перчаток», «нос­
ков», «колготок», снижение слуха и зрения, различные ощущения в виде гипостезии или гиперстезии, цефалгаи, артральгии, цисталгии и кардиалгии
(таблица 1).
10
Особенности синдромальной с т р у к т у р ы
Таблица 1
шизотипического расстройства в зависимости от пола
Мужчины
Женшииы
Р
Абс.
Абс.
%
%
36.6
48,1
р>0,05
Анергвческий
18
27
Гвпобулический
23,1
р<0,05
25
48
13
19,1
48,1
р<0,01
Обсессивно-фобический
10
27
12
1 23
67,9
р<0,01
Сенесто-ипохоядрический
38
Паранойяльный
19,1
12,6
р>0,05
10
7
Деперсонализационно41
14
27
р>0,05
23
дереа.1юадвовный
73,1
р<0,01
Гистрионвческий
19,1
10
41
Синдромы
Варианты шизотипического расстройства в зависимости от пола
Псевдоневротический вариант шизотипического расстройства диагно­
стировался у 32 мужчин (61,6%) и у 41 женщины (73,1%) (р>0,05); псевдо­
психопатический вариант встречался у 10 мужчин (19,1%) и у 15 женщин
(26,8%) (р>0,05), а «бедный симптомами» вариант диагностировался только у
10 мужчин (19,1%) (р<0,05).
Интрапсихическая атаксия диагностировалась у 42 мужчин (80,1 % )
и у 37 женщин (66,1%), клинически проявлялась змбитендентностью и амби­
валентностью у 36 мужчин (69,1%) и у 34 женщин (60,1%) (р>0,05); неясно­
стью мьппления у 47 мужчин (90,1%) и у 38 женщин (67,9%) (р<0,05); ассо­
циативными расстройствами у 44 мужчин (84,7%) и у 40 женщин (71,3%)
(р>0,05), симптомом «дерева и стекла» у 28 мужчин (53,1%) и у 36 женщин
(64,1%) (р>0,05); паратимией у 45 мужчин (86,6%) и у 33 женщин (59,0%)
(р<0,05); ипохондрической растерянностью у 26 мужчин (50,0%) и у 37 жен­
щин (66,1%) (р<0,01); алло - и аутопсихической деперсонализацией у 17
мужчин (32,7%) и у 23 женщин (41,0%) (р>0,05); аутизмом у 49 мужчин
(94,1%) и у 44 женщин (78,6%) (р<0,05).
Коммуникативные нарушения: аффективная блокада диагност1фовалась у 49 мужчин (94,1%) и у 44 женщин (78,6%) (р<0,05); снижение эмо­
циональной откликаемости - у 44 мужчин (84,7%) и у 35 женщин (62,5%)
(р<0,01); монологовая речь у 36 мужчин (69,1%) и у 31 женщины (55,2%)
(р>0,05); отсутствие чувства юмора - у 38 мужчин (73,1%) и у 44 женщин
(78,6%) (р>0,05); ролевая несостоятельность у 47 мужчин (90,2%) и у 38
женщин (67,9%) (р<0,05), регрессивная синтонность - у 5 мужчин (9,7%) и у
12 женщин (21,3%) (р>0,05), расстройства мимики - у 46 мужчин (88,3%) и у
47 женпщн (84,0%) (р>0,05); странности в поведении - у 35 мужчин (67,2%) и
у 42 женщин (75,0%) (р>0,05).
Патология чувственной сферы: психическая гипостезия диагности­
ровалась у 10 мужчин (19,1%) и у 15 женщин (26,8%) (р>0,05); гиперестезия
у 8 мужчин (15,2%) и у 11 женщин (19,7%>) (р>0,05); сенестопатии поли­
морфного характера ощущались больными преимущественно в области голо­
вы, верхних и нижних конечностей, в области сердца и половых органов,
и
возникало чувство жжения, жара, горения, распирания, сжатия, перекатыва­
ния, давления, скручивания, щемления, переливания, «пронзительная боль».
Данные симптомы определялись у 15 мужчин (28,9%) и у 36 женщин (67,9%)
и носили мигрирующий характер (р<0,01).
Психосенсорные расстройства: метаморфопсии с изменением раз­
меров и формы предметов у 4 мужчин (7,7%) и у 2 женщин (3,6%) (р>0,05);
нарушение схемы тела у 3 мужчин (5,8%) и у 9 женщин (16,1%) (р>0,05);
больные сообщали, что у них изменилась длина конечностей, размер головы,
«кожа стала толстой и морщинистой». У 26 мужчин (50%) и 18 женщин
(32%) (р>0,05) определялись элементарные обманы восприятия: зрительные фотопсии (искры, круги, мушки, линии); вербальные - акоазмы (шаги, шоро­
хи, скрип) и фонемы (оклики, слоги, местоимения).
Исследование памяти выявило у 43 мужчин (82,7%) и у 31 жениданы
(55,2%) (р<0,05) негрубые расстройства в виде анэкфории как начального
проявления гипомнезии.
Патология мышления: навязчивые мысли контрастного содержания,
бесплодное мудрствование, навязчивая музьпса, книжные фразы или стихо­
творения носили тягостный навязчивый характер и не зависели от воли боль­
ного, в ряде случаев воспринимаясь как чуждые, навязанные со стороны.
Часто обсессии сочетались с фобиями: нозофобии, пространственные фобии,
социофобии, навязчивые влечения, навязчивые действия. Данные расстрой­
ства выявлялись у 12 мужчин (23,0%) и у 27 женщин (48,1%) (р<0,05); у 34
мужчин (65,2%) и у 42 женщин (75,0%) (р>0,05) выявлялись сверхценные
идеи дисморфофобического, ипохондрического, эротического, сексуального
содержания и сверхценные идеи греховности, виновности, самоуничижения
и кверулянского характера.
Бредовые идеи с пониженной самооценкой, бред ревности, ипохонд­
рический, дисморфоманический и наиболее часто сенситивный бред отноше­
ния выявлялись у 17 мужчин (32,7%) и у 14 женщин (25,0%) (р>0,05). Рас­
стройства ассоциативного процесса мьппления в виде нарушения подвижно­
сти мышления: ускорения, замедления - у 37 мужчин (71,0%) и у 20 женщин
(35,8%) (р<0,05); нарушение целенаправленности мышления: детализация,
обстоятельность, вязкость - у 21 мужчины (40,3%) и у 18 женщин (32,0%)
(р>0,05); витиеватость, соскальзывание, резонерство, разноплановость,
аморфность, речевые стереотипии и элементы разорванности у 46 мужчин
(88,3%) и у 35 женщин (62,5%) (р>0,05); обеднение мышления, проявляю­
щееся алогией у 29 мужчин (55,8%) и у 13 женхцин (23,1%) (р<0,05).
Патология аффективной сферы: гипотимия с чувством тоски, тре­
воги, страха, растерянности у 49 мужчин (94,2%) и у 55 женщин (98,2%)
(р>0,05); паратимии у 45 мужчин (86,6%) и у 33 женщин (59,0%i), которые
включали в свою структуру амбивалентность, эмоциональную неадекват­
ность, симптом «стекла и дерева» (р<0,05); эмоциональную лабильность у 34
мужчин (65,2%) и у 43 женщин (76,8%) (р>0,05); сужение эмоционального
резонанса у 47 мужчин (90,2%) и у 31 женщины (55,2%) (р<0,05); эмоцио­
нальная нивелировка у 51 мужчины (98,0%) и у 39 женщин (69,7%) (р<0,05).
12
Патология волевой сферы: анорексия у 19 мужчин (36,6%) и у 36
женщин (64,1%) (р<0,05); снижение либидо у 47 мужчин (90,3%) и у 42 жен­
щин (75,0%) (р>0,05); гипобулия у 49 мужчин (94,2%) и у 32 женщин (57,0%)
(р<0,05); булимия у 5 мужчин (9,7%) и у 13 женщин (23,1%) (р<0,05); гипер­
сексуальность у 2 мужчин (3,9%) и у 4 жен1Щ1н (7,l%i); гипербулия у 3 муж­
чин (5,8%) и у 7 женщин (12,5%) (р>0,05); сексуальные перверсии у 14 муж­
чин (30,0%) и у 5 женщин (9,0%) (р<0,05); навязчивые влечения у 12 мужчин
(23,0%) и у 11 женщин (19,7%) (р>0,05); компульсивные влечения у 23 муж­
чин (44,1%) и у 12 женшлн (21,3%) (р<0,05); импульсивные влечения у 9
мужчин (17,2%) и у 3 женщин (5,2%) (р<0,05); амбитендентность у 42 муж­
чин (80,1%) и у 37 женщин (66,1%) (р>0,05); гипокинезия у 48 мужчин
(92,2%) и у 30 женщин (53,6%) (р<0,05); гипомимия у 46 мужчин (88,3%) и у
47 женщин (84,0%) (р>0,05); вычурность, манерность у 21 мужчины (40,2%)
и у 41 женщины (73,1%)) (р<0,05); негативизм у 37 мужчин (71,0 % ) и у 19
женщин (34,0%) (р<0,05).
Оценка продуктивных и негативных синдромов с использованием
ш к а л ы P A N S S при шизотипическом расстройстве у мужчин и женщин
Оценка продуктивных симптомов
У мужчин среднее значение по Т- баллам (45-55) определялось у 13
человек (25,0%); незначительно ниже среднего по Т- баллам (40-44) у 9 чело­
век (17,2%); ниже среднего значения по Т- баллам (35-39) у 21 человека
(40,2%|); существенно ниже среднего по Т- баллам (30-34) у 9 человек
(17,2%).
У женщин выше среднего значения по Т-баллам (61-65) у 3 человек
(5,2%); среднее значение по Т-баллам (45-55) у 25 человек (44,7%); незначи­
тельно ниже среднего по Т-баллам (40-44) у 6 человек (10,8%); ниже средне­
го по Т-баллам (35-39) у 15 человек (26,8%>); существенно ниже среднего по
Т-баолам (30-34) у 7 человек (12,5%).
Оценка негативных симптомов
У мз'жчин существенно выше среднего значенрм по Т-баллам (66-70)
у 12 человек (23,2%); вьпие среднего значения по Т-баллам (61-65) у 10 чело­
век (19,2%); незначительно выше среднего значения по Т-баллам (56-60) у 9
человек (17,3%)); среднее значение по Т-баллам (45-55) у 21 человека (40,3%)).
У женщин вьппе среднего значения по Т-баллам (61-65) у 5 человек (9,0%);
незначительно выше среднего значения по Т-баллам (56-60) у 7 человек
(12,5%); среднее значение по Т-баллам (45-55) у 21 человека (37,5%)); незна­
чительно ниже среднего значения по Т-баллам (40-44) у 8 человек (14,1%);
ниже среднего значения по Т-баллам (35-39) у 9 человек (16,1%); существен­
но ниже среднего значения по Т-баллам (30-34) у 6 человек (10,8%).
Оценка шкалы обшей психопатологии
У мужчин существенно вьппе среднего значения по Т-баллам (66-70)
у 4 человек (7,8%); незначительно выше среднего значения по Т-баллам (5660) у 17 человек (32,7%); среднее значение по Т-баллам (45-55) у 22 человек
(42,3%)); незначительно ниже среднего значения по Т-баллам (40-44) у 9 че-
13
ловек (17,2%). Женщины существенно выще среднего значения по Т-баллам
(66-70) у 9 человек (16,1%); выше среднего значения по Т-баллам (61-65) у 3
человек (5,2%); незначительно выше среднего значения по Т-баллам (56-60) у
4 человек (7,2%); среднее значение по Т-баллам (45-55) у 11 человек (19,8%);
незначительно ниже среднего значения по Т- баллам (40-44) у 8 человек (14,2
% ) ; ниже среднего значения по Т-баллам (35-39) у 12 человек (21,4%); суще­
ственно ниже среднего значения по Т-баллам (30-34) у 9 человек (16,1%).
Оценка анергии
У мужчин выше среднего значения по Т-баллам (61-65) у 28 человек
(53,9%); незначительно выше среднего значения по Т-баллам (56-60) у 10 че­
ловек (19,2%); среднее значение по Т-баллам (45-55) у 10 человек (19,2%);
незначительно ниже среднего значения по Т-баллам (40-44) у 4 человек
(7,7%)).У женщин существенно выше среднего значения по Т-баллам (66-70)
у 2 человек (3,6%); выше среднего значения по Т-баллам (61-65) у 14 человек
(25,0%); незначительно вьшхе среднего значения по Т-баллам (56-60) у 11 че­
ловек (19,7%); среднее значение по Т-баллам (45-55) у 18 человек (32,1%);
незначительно ниже среднего значения по Т-баллам (40-44) у 5 человек
(9,0%); ниже среднего значения по Т-баллам (35-39) у 3 человек (5,3%); су­
щественно ниже среднего значения по Т-баллам (30-34) у 3 человек (5,3%).
Оценка нарушений мышления
У мужчин среднее значение по Т-баллам (45-55) у 9 человек (17,3%);
незначительно ниже среднего значения по Т-баллам (40-44) у 26 человек
(50,0%); ниже среднего значения по Т-баллам (35-39) у 13 человек (25,0%);
очень сильно ниже среднего значения по Т-баллам (меньше 30) у 4 человек
{1,1%). У женщин среднее значение по Т-баллам (45-55) у 22 человек
(39,2%); незначительно ниже среднего значения по Т-баллам (40-44) у 20 че­
ловек (35,8%); ниже среднего значения по Т-баллам (35-39) у И человек
(19,7%); существенно ниже среднего значения по Т-баллам (30-34) у 3 чело­
век (5,3%).
Оценка возбуждения
У мужчин очень сильно выше среднего значения по Т-баллам (больше
70) у 4 человек (7,7%>); выше среднего значения по Т-баллам (61-65) у 13 че­
ловек (25,0%); незначительно выше среднего значения по Т-баллам (56-60) у
8 человек (15,3%); среднее значение по Т-баллам (45-55) у 27 человек
(52,0%). У женщин: очень сильно выше среднего значения по Т-баллам
(больше 70) у 11 человек (19,7%)); существенно вьппе среднего значения по
Т-баллам (66-70) у 3 человек (5,2%); выше среднего значения по Т-баллам
(61-65) у 7 человек (12,5%); незначительно вьппе среднего значения по Т баллам (56-60) у И человек (19,7%); среднее значение по Т-баллам (45-55) у
24 человек (42,9%).
Оценка параноидного поведения
У мужчин выше среднего значения по Т-баллам (61-65) у 4 человек
(7,7%)); незначительно вьппе среднего значения по Т-баллам (56-60) у 14 че­
ловек (27,0%); среднее значение по Т-баллам (45-55) у 21 человека (40,3%);
незначительно ниже среднего значения по Т-баллам (40-44) у 9 человек
14
(17,3%); ниже среднего значения по Т-баллам (35-59) у 4 человек (7,7%). У
женщин выше среднего значения по Т-баллам (61-65) у 3 человек (5,2%); не­
значительно выше среднего значения по Т-баллам (56-60) у 3 человек (5,2%);
среднее значение по Т-баллам (45-55) у 36 человек (64,9%); незначительно
ниже среднего значения по Т-баллам (40-44) у 3 человек (5,2%); ниже сред­
него значения по Т-баллам (35-59) у 11 человек (19,5%).
Оценка депрессии
У мужчин: очень сильно выше среднего значения по Т-баллам (боль­
ше 70) у 8 человек (15,3%); существенно выше среднего значения по Тбаллам (66-70) у 4 человек (7,7%); выше среднего значения по Т-баллам (6165) у 17 человек (32,8%); незначительно выше среднего значения по Тбаллам (56-60) у 6 человек (11,6%); среднее значение по Т-баллам (45-55) у
И человек (21,0%); незначительно ниже среднего значения по Т-баллам (4044) у 6 человек (11,6%). У женщин: очень сильно выше среднего значения по
Т -баллам (свыше 70) у 19 человек (34,1%); существенно выше среднего зна­
чения по Т-баллам (66-70) у 25 человек (44,8%); выше среднего значения по
Т -баллам (61-65) у 6 человек (10,7 % ) ; незначительно выше среднего значе­
ния по Т-баллам (56-60) у 3 человек (5,2%); среднее значение по Т-баллам
(45-55) у 3 человек (5,2%) (см. рисунок 1).
Расу^оре l.^шйтf^mm^*^9VBW^^»^^^^^я^»■iяшчяя
ер«дв«х,зв«з)С^|1<1Л1ДК<*зател«й по F A N S S у
iiiyK4HB.K^fjfciaa(B сшизотдяяческвм. ' . -1^?:^-л,~.А.;.%1^»«^^^Л^.-%,-:8Q
15
Ремиссии при шизотипическом расстройстве: зависимость клинических
особенностей от тендерного фактора
Эмоциональная сфера
В эмоциональной сфере у 6 мужчин (18,2%) с шизотипическим рас­
стройством выявились слабо выраженные симптомы «искажения», у женщин
данный показатель был достоверно выше и составил 20 человек (50%)
(р<0,01). Умеренно выраженные симптомы «искажения» определялись у 21
мужчины (63,3%), у женщин показатель составил 20 человек (50%) (р>0,05).
Отчетливо вьфаженные симптомы «искажения» выявились только у 6 муж­
чин (18,2%). Симптомы «вьшадения» распределились следующим образом:
слабо выраженные у 3 мужчин (9,1%) и у 8 женщин (20%) (р>0,05); умеренно
выраженные симптомы «выпадения» выявились у 30 мужчин (90,9%) и у 22
женщин (55,0%) (р<0,01); отчетливо выраженные симптомы «выпадения» от­
сутствовали в обергх исследуемых группах.
Волевая сфера
В волевой сфере слабо выраженные симптомы «искажения» опреде­
лены у 18 мужчин (54,4%) и 28 женщин (70%) (р>0,05); умеренно выражен­
ные симптомы «искажения» выявлялись у 15 мужчин (45,5%) и у 16 женщин
(40%) (р>0,05). При данной степени выраженности негативных симптомов в
клинической картине доминировали несвойственные ранее формы двига­
тельной активности, обусловленные увеличением, уменьшением или искаже­
нием различного рода потребностей, побуждений и влечений, проявляясь в
виде необычных способов приема пищи, в уменьщении или увеличении перверзных форм сексуального влечения, в уменьшении охранительной потреб­
ности организма при любых или некоторых видах двигательно-волевой ак­
тивности (гиперстенический, «неистощаемый вариант») либо, наоборот, в
увеличении такой потребности (вариант ограниченной двигательно-волевой
активности, в том числе ипохондрически-ограниченный вариант двигатель­
ной активности); появлением новых форм макросоциального поведения
(включая различного рода увлечения, хобби), созданием нового образа жиз­
ни, а также признаки нарушения моторики (нарушение пластики, двигатель­
ные стереотипы, элементы манерности). Отчетливо выраженные симптомы
«искажения» в исследуемых группах не выявлены.
Симптомы «выпадения» слабо вьфаженной степени были обнаружены
в волевой сфере у 18 мужчин (54,4%) и у 34 женщин (85%) (р<0,01); умерен­
но вьфаженные симптомы «вьшадения» выявлялись у 15 мужчин (45,5%) и у
6 женщин (15,0%) (р<0,01). Отчетливо выраженные симптомы вьшадения не
вьивлены ни в первой, ни во второй группе.
Ассоциативная сфера
В ассоциативной сфере слабо выраженные симптомы «искажения»
выявлялись у 12 мужчин (36,4%) и 20 женщин (50%) (р>0,05); умеренно вы­
раженные симптомы «искажения» выявлялись у 21 мужчины (63,3%) и у 14
женщин (35,0%) (р<0,01). Отчетливо выраженные симптомы не определялись
в обеих исследуемых группах.
16
Слабовьфаженные симптомы «выпадения» у 15 мужчин (45,5%i) и у
32 женщин (80%) (р<0,01); зтиеренно вьфаженные симптомы «вьшадения» в
ассоциативной сфере выявлены у 18 мужчин (54,5%>) и 8 женщин (20%.)
(р<0,01). Отчетливо выраженные симптомы не определялись в обеих иссле­
дуемых группах.
Оценка гендерной идентичности у мужчин и женщин
с шизотипическим расстройством
На этапе формирования полового самосознания такие расстройства,
как предпочтение игровой деятельности в группе противоположного пола,
диагностировалось у 20 мужчин (38,4%) и у 23 женщин (41%) (р>0,05); сме­
шанный характер игровой деятельности (предметно-инструментальный или
эмоционально-экспрессивный) у 42 мужчин (80,7%)) и у 28 женщин (50%)
(р<0,05); отождествление с персонажами противоположного пола у 13 муж­
чин (25%) и И женщин (19,7%) (р>0,05); предпочтение внешних атрибутов
противоположного пола определялось только у 11 женщин (19,7%) (р<0,05);
негативное восприятие собственного телесного облика выявлялось у 20 щгжчин (38,4%) и у 26 женщин (46,4%) (р>0,05).
На этапе формирования полоролевого поведения выявлялись сле­
дующие девиации психосексуального развития: переживание психологиче­
ского дискомфорта и непонимания сверстников своего пола у 49 мужчин
(94,2 % ) и 34 женщин (60,8%) (р<0,05); предпочтение интересов и увлечений
в данной культзфе более свойственных противоположному полу у 9 мужчин
(17,3%) и 18 женщин (32,1%>) (р<0,05); элементы гиперролевого (гипермаску­
линного) поведения (увлечение силовыми видами спорта, стремление приоб­
рести маскулинную фигуру, раннее курение, промискуитет) у 46 мужчин
(88,4%) и 20 женщин (35,8%>) (р<0,05); стремление физически походить на
противоположный пол или фобия этого у 29 мужчин (55,8 %) и у 17 женщин
(30,3%) (р<0,05).
Этап формирования психосексуальных ориентащ1Й характеризовался
следующими отклонениями психосексуального развития: генерализованное
негативное или амбивалентное отношение к противоположному полу с со­
существованием разнонаправленных (негативных и позитивных) эмоцио­
нальных установок диагностировалось у 29 мужчин (55,8%) и у 15 женщин
(26,8%) (р<0,05); предпочтение общения с женщинами у 20 мужчин (38,4%>);
предпочтение общения с мужчинами у 11 женщин (19,7%) (р<0,05); психоло­
гическая неудовлетворенность в сексологических контактах с партнером
противоположного пола (несмотря на возможность физиологических реак­
ций) выявилась у 46 мужчин (88,4%) и у 18 женщин (32,1%) (р<0,05); выбор
сексуальной роли, более характерной для противоположного пола (предос­
тавление инициативы женщине, пассивная роль или элементы деперсонификации во время сексуальных контактов) у 16 мужчин (30,7%)) и 3 женщин
(5,3%) (р<0,05); функциональные сексуальные интермитгирующие расстрой­
ства (в гетеросексуальных контактах) диагностировались у 10 мужчин
(19,2%) и у 8 женщин (14,2%) (р<0,05).
17
Интегрированная оценка степени статической
и динамической выраженности расстройств половой идентичности
Статическая выраженность нарушений половой идентичности
Низкая степень диагностировалась у 4 мужчин (7,7%) и у 14 женщин
(25%) (р<0,05); средняя степень выраженности диагностировалась у 22 муж­
чин (42,3%) и у 35 женщин (62,5%) (р<0,05); вьфаженная степень рас­
стройств половой идентичности определялась у 26 мужчин (50%) и 7 жен­
щин (12,5%) (р<0,05).
Динамическая выраженность нарушений половой идентичности.
Низкая степень вьфаженности диагностировалась у 9 мужчин (17,3%)
и 18 женщины (32%) (р<0,05); средняя степень выраженности у 36 мужчин
(69,2%) и 18 женщины (17,3%) (р<0,05); вьфаженная степень диагностирова­
лась у 7 мужчин (13,4%) (р<0,05).
Оценка корреляции негативных симптомов
и статически выраженных расстройств половой идентичности
Низкая степень нарушений половой идентичности сочеталась со слабо
вьфаженньпчи негативными расстройствами у 8 женщин (14,3%) и у 4 муж­
чин (7,7%) (р>0,05); низкая степень расстройств половой идентичности соче­
талась с умеренно вьфаженной степенью негативных расстройств у 4 жен­
щин (7,1%); низкая степень расстройств половой идентичности сочеталась с
выраженной негативной симптоматикой у 2 женщин (3,6%).
Средняя степень вьфаженности расстройств половой идентичности
сочеталась со слабо выраженными негативными расстройствами у 20 жен­
щин (35,8%) (р<0,05); сочетание средневьфаженных расстройств половой
идентичности с умеренно вьфаженными негативными расстройствами диаг­
ностировалось у 10 мужчины (30,8%) и у 11 женщин (19,7%) (р>0,05); средне
выраженные расстройства половой идентичности и выраженные негативные
расстройства диагностировались у 12 мужчин (23%) и у 4 женщин (7,1%)
(р<0,05); выраженные расстройства половой идентичности в сочетании с
умеренными негативными расстройствами определялись у 12 мужчин (23%)
и у 4 женщин (7,1%) (р<0,05); вьфаженные нарушения половой идентично­
сти сочетались со слабо вьфаженными негативными симптомами у 3 женщин
(5,3%); вьфаженные нарушения половой идентичности сочетались с умерен­
но вьфаженными негативными симптомами у 9 мужчин (13,4%) и 4 женщин
(7,1%)) (р<0,05); вьфаженные расстройства половой идентичности сочетались
с выраженными негативными симптомами у 17 мужчин (32,8) (р<0,05) (таб­
лица 2, 3).
18
Таблица 2
Корреляции между степенью статической выраженности расстройств
половой идентичности и негативных симптомов у мужчин
Оценка степени статической
выраженности
Низкая
Средняя
Выраженная
М у ж ч и н ы (1»=52)
Выраженность негативных симптомов
выраженная
слабая
умеренная
абс.
абс.
абс.
%
%
%
4
7,7
12
10
30,8
23
9
13
17
32,8
-
Таблица 3
Корреляции между степенью статической выраженности расстройств
половой идентичности и негативных симптомов у женщин
Оценка степени статической
выраженности
Низкая
Средняя
Выраженная
Женщины (п=56)
Выраженность негативных симптомов
умеренная
Слабая
выраженная
абс.
абс.
абс.
%
%
%
4
14,3
2
3,6
7,1
$
11
19,7
4
20
35,8
7,1
4
3
5,3
7,1
-
Оценка корреляции негативных симптомов
и динамически выраженных расстройств половой идентичности
Сочетание низкой степени расстройств половой идентичности со сла­
бо выраженными негативными симптомами диагностировалось у 6 мужчин
(11,6%). Низкая степень расстройств половой идентичности сочеталась с
умеренно выраженной степенью негативных расстройств у 3 мужчин (5,8%)
и 12 женщин (21,4%) (р>0,01); низкая степень расстройств половой идентич­
ности сочеталась с выраженной негативной симптоматикой у 6 женщин
(10,8%).
Средняя степень выраженности расстройств половой идентичности
сочеталась со слабо выраженными негативными расстройствами у 18 жен­
щин (32,1%); сочетание средне вьфаженных расстройств половой идентич­
ности с умеренно вьфаженными негативными расстройствами диагностиро­
валось у 16 мужчин (30,8%) и у 14 женщин (25%) (р>0,05); средне выражен­
ные расстройства половой идентичности и выраженные негативные рас­
стройства диагностировались у 20 мужчин (30,8%) и у 6 женщин (10,8%)
(р<0,01); выраженная степень расстройств половой идентичности определя­
лась в сочетании с умеренно вьфаженными негативньага расстройствами у 4
мужчин (7,7%); вьфаженные расстройства половой идентичности сочетались
с вьфаженными негативными симптомами у 3 (5,8%) (таблица 4, 5)
19
Таблица 4
Корреляция между степенью динамической выраженности
расстройств половой идентичности и негативных симптомов у мужчин
Оценка степени
динамической выраженности
Низкая
Средняя
Выраженная
М у ж ч и н ы (п=:52)
Выраженность негативных симптомов
умеренная
выраженная
слабая
абс.
6
-
%
11,6
-
абс.
3
16
4
%
5,8
30,8
7,7
абс.
-
20
3
1
%
-
38,3
5,8
Таблица 5
Корреляция между степенью динамической выраженности
расстройств половой идентичности и негативных симптомов у женщин
Оценка степени
динамической выраженности
Низкая
Средняя
Выраженная
Женщины (п=56)
Выраженность негативных симптомов
слабая
умеренная
выраженная
абс.
-
18
-
%
-
32,1
-
абс.
12
14
-
%
21,4
25
-
абс.
6
б
-
%
10,8
10,8
-
Оценка степени выраженности и взаимоотношения
негативных в «мягких» неврологических симптомов
у мужчин и женщин с шизотипяческим расстройством.
Исследование негативных симптомов
Среди негативных симптомов слабо выраженные расстройства по
пжале S A N S диагностировались у 6 мужчин (11,6%) и 18 женщин (32,1%)
(р<0,05); умеренно выраженные у 28 мужчин (53,9%) и 27 женщин (48,2%)
(р>0,05); вьфаженные у 18 мужчин (34,7%) и 11 женщин (19,7%) (р>0,05).
Исследование неврологического статуса
Асимметрия глазных щелей (глазодвигательный нерв) диагностирова­
лась у 9 мужчин (17,3%) и 9 женщин (16,8%) (р>0,05); нарушение реакции
зрачков на свет (зрительный и глазодвигательный нерв) у 47 мужчин (90,3%)
и 43 женщин (76,8%) (р>0,05); нистагм (мозжечковые расстройства и пора­
жение) определялся у 19 мужчин (36,7%) и у 9 женщин (16,8%) (р>0,05);
асимметрия лица диагностировалась у 13 мужчин (25%) и 8 женшин (15,3%)
(р>0,05); девиация языка (подъязычный нерв) определялась у 22 мужчин
(45,9%) и у 32 женщины (61,6%) (р>0,05); рефлексы орального автоматизма
(различные расстройства стволовых структур) выявлялись у 23 мужчин
(44,2%) и у 51 женщины (91%) (р<0,05); неравномерность мьппечного тонуса
определялась у 17 мужчин (32,7%) и 12 женщин (21,4%) (р>0,05); симптом
Маринеску-Родовичи (стволовые структуры, языкоглоточный, блуждающий
и подъязычный нервы) выявлялся у 19 мужчин (36,6) и 17 женщин (30,3%)
(р>0,05); рефлексы Бабршского, Россолимо диагностировались у 4 мужчин
20
( 7 , 7 % ) и 2 ж е н щ и н ( 3 , 6 % ) ; неустойчивость в позе Ромберга
определялась у
21 м у ж ч и н ы ( 4 0 , 3 % ) и 19 ж е н щ и н ( 3 4 % ) (р>0,05); несимметричность сухо­
жильных рефлексов диагностировалась у 17 м у ж ч и н ( 3 2 , 7 % ) и у 9 ж е н щ и н
( 1 6 % ) (р<0,05); эндокринные нарушения (стрии, ожирение, евнухоидные
пропорции тела) определялись у 6 м у ж ч и н ( 1 1 , 6 % ) и 11 ж е н щ и н ( 1 9 , 7 % )
(р>0,05).
О ц е н к а н е в р о л о г и ч е с к и х с и м п т о м о в по с т е п е н и в ы р а ж е н н о с т и
Неврологические
симптомы
распределились
следующим
образом:
низкая степень выраженности диагностировалась у 30 м у ж ч и н ( 6 2 , 6 % ) и 42
женшин ( 8 0 , 8 % ) (р<0,05); умеренная степень выраженности определялась у
16 м у ж ч и н ( 3 3 , 3 % ) и 10 ж е н щ и н ( 1 9 , 2 % ) (р>0,05); выраженная степень н е в ­
рологических нарушений не выявилась в исследуемых группах.
Оценка корреляции негативных и неврологических симптомов
Слабо выраженные негативные и неврологические с и м п т о м ы сочета­
лись у 5 м у ж ч и н ( 9 , 7 % ) и 18 ж е н щ и н ( 3 2 , 1 % ) (р<0,01); умеренно в ь ф а ж е н н ы е
негативные с и м п т о м ы сочетались со слабо в ы р а ж е н н ы м и неврологическими
симптомами у 23 м у ж ч и н ( 4 4 , 2 % ) и у 17 ж е н п щ н ( 3 0 , 3 % ) (р>0,05); умеренно
выраженные негативные симптомы сочетались с умеренно
вьфаженными
неврологическими симптомами у 4 м у ж ч и н ( 7 , 7 % ) ; выраженные негативные
симптомы сочетались с умеренно в ы р а ж е н н ы м и неврологическими у 18
м у ж ч и н (34,7%)); вьфаженные негативные с и м п т о м ы сочетались со слабо в ы ­
раженными неврологическими симптомами у 10 ж е н щ и н ( 1 7 , 9 % ) (таблица 6).
Таблица 6
Оценка корреляции негативных и неврологических симптомов
Степени выраженно­
сти негативных сим­
птомов
Слабо выраженные
Умеренно
вьфаженные
Выраженные
Мужчины (п=52)
1
Женщины (п=5б)
Степень выраженность неврологических симптомов
умеренная
слабая
умеренная
слабая
абс.
абс.
абс.
абс.
%
%
%
%
32,1
5
9,7
18
23
44,2
-
-
4
7,7
18
34,7
17
30,3
-
-
10
17,9
-
-
вьшоды
1. в ходе клинико-психопатологического и психометрического ис­
следования у мужчин с шизотипическим расстройством достоверно чаще ди­
агностировался негативный профиль, а у женщин - продуктивный, что отра­
жает более прогредиентное течение расстройств шизофренического спектра
у лиц мужского пола.
2. При шизотипическом расстройстве в ремиссии у мужчин досто­
верно чаще диагностировались негативные симптомы «выпадения», а у жен­
щин симптомы «искажения», которые указывают на более неблагоприятную
динамику расстройств шизофренического континуума у мужчин.
3. Различия в клинике, психопатологии и динамике, связанные с тен­
дерным фактором, обусловлены не только биологическими, но и не в мень-
21
шей степени социально-психологическими факторами, которые во многом
связаны с полоролевыми нарушениями.
4. Наличие корреляции между степенью вьфаженности нарушений
половой идентичности и степенью выраженности негативных расстройств преимущественно в группе мужчин - указывает на социальнопсихологические механизмы развития негативньпс симптомов.
5. Отсутствие корреляции между степенью выраженности «мягкой»
мозговой дисфункции и негативными симптомами ставит под сомнение ее
роль в генезе негативньпс расстройств при эндогенных заболеваниях.
СПИСОК ПУБЛИКАЦИЙ ПО Т Е М Е ДИССЕРТАЦИИ
1. Кучина, Л. А. О ранних маркерах эндогенно-процессуальных рас­
стройств / А. А . Сумароков, А.В. Уманский // Психическое здоровье детей и
подростков: междисциплинарное взаимодействие, эпидемиологические, клинико-терапевтические и реабилитационные аспекты: Сб. тр. регион, науч.практ. конф. - Барнаул, 2005. - С. 146-150.
2. Кучина, Л. А. Оценка степени выраженности и взаимоотношения
негативных и «мягких» неврологических симптомов у мужчин и женщин с
шизотипическим расстройством // А. А. Сумароков, А. В. Уманский // Пси­
хическое здоровье в X X I веке: Сб. тр. регион, науч.- практ. конф. - Ново­
сибирск, 2005. - С. 111-118.
3. Овчаренко, Е. О. Тендерные особенности симптомообразования
при шизотипическом расстройстве / А. А. Сумароков, А. В. Уманский // Си­
бирский вестн. психиатрии и наркол. - 2004. - №3. - С. 27-31.
4. Сумароков, А. А. Тендерное влияние на показатели негативной
симптоматики у больньпс с шизотипическим расстройством в ремиссиях / А.
А. Сумароков, А. В. Уманский // Сибирский вестн. психиатрии и наркол. 2005.-№2.-С. 34-38.
5. Винник, Ю. Ю. К вопросу о половых различиях нарушений поло­
вой идентичности при шизотипическом расстройстве / Ю.Ю. Винник, А.В.
Уманский // Журн. сексология и сексопатология. - 2005. - }к2. - С.29-31.
6. Тендерные особенности клиники и психопатологии расстройств
шизофренического спектра: Метод, рекоменд. / А. В. Уманский. - Красно­
ярск, К р Г М А , 2005. -16 с.
Г Г Ш К К "Сибирь", 3. 3360, тир. 100 экз., тел. 22-21-70
05-22125
/--s
РНБ Русский фонд
2006-4
19759
Г,
\ ;
у
/
Г У
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
0
Размер файла
1 168 Кб
Теги
bd000100900
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа