close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

bd000101095

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
ФРЕИДИНА Елена Леонидовна
Р И Т О Р И Ч Е С К А Я Ф У Н К Ц И Я ПРОСОДИИ
(па материале британской академической публичной речи)
Специальность 10.02.04 - германские языки
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
доктора филологических паук
Москва - 2005
Работа выполнена на кафедре грамматики английского языка
факультета иностранных языков
Московского педагогического государственного университета
Научный консультант -
доктор филологических наук, профессор
БЛОХ Марк Яковлевич
Официальные оппоненты - доктор филологических наук, профессор
ДУБОВСКИЙ Юрий Александрович
доктор филологических наук, гфофессор
МТШАЕВА Людмила Владимировна
доктор филологических наук, профессор
ШЕВЧЕНКО Татьяна Ивановна
Ведущая организация -
Ивановский государственный университет
Защита состоится « 'J » ^/^*-Л^ 2005 года в
часов на
заседании диссертационного совета Д 212.154.16 при Московском
педагогическом государственном университете по адресу: 117571, Москва,
проспект Вернадского, д.88, ауд.602.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского
педагогического государственного университета по адресу: 119992, Москва,
ул. Малая Пироговская, д.1.
Автореферат разослан « S
» HOASOJI
2005 года.
Ученый секретарь
диссертационного совета
Мурадова Л.А.
5^^::^
з^^^^^н
' ^^'двТ-бЬ
Общая характеристика работы
Изучение просодии звучащего текста является в настоящее время одним
из актуальных направлений современной фонетики. Перемещение интересов
исследователей с фразовой просодии на просодию связного текста позволило
по-новому осветить целый ряд вопросов теории интонации и сформировать
представление о функционировании просодических единиц в различных
формах и видах дискурса. Однако, в связи со сложностью,
полисемантичностью и полифункциональностью просодии как предмета
исследования и относительной молодостью теории интонации как области
научного знания дискуссионными остаются многие проблемы, в том числе
функциональный аспект текстовой просодии. Разработке этих проблем
посвящена настоящая работа, в которой рассматривается функционирование
просодических единиц в публичной речи. Просодия звучащего текста
изучается в контексте риторики публичной речи, что, с одной стороны, дает
большие возможности для обобщения и осмысления просодических
процессов в звучащем тексте, а с другой стороны, позволяет установить роль
просодии в реализации публичной речи как риторического произведения.
Публичная речь является традиционным объектом риторики и в ее узком
понимании как комплексной дисциплины, изучающей ораторскую речь, и в
широком понимании, согласно которому в сферу ее научньк интересов
включаются все формы воздействующей или убеждающей коммуникации.
Это и определило выбор риторического подхода к изучению просодической
составляющей звучащего публичного монолога.
Для риторики и в теоретическом, и прикладном аспекте существенное
значение имеют замысел речи и ее результат. С замыслом и результатом
(или предполагаемым результатом) соотносится языковое воплощение
риторического произведения как в процессе создания и реализации речи, так
и в ее научном анализе. Риторический подход к изучению звучащего текста
предполагает, что его просодия рассматривается как одно из средств
реализации замысла оратора и обеспечения эффективности риторического
дискурса. Из этого вытекают два важных принципа настоящего
исследоватм: признание активного характера риторического дискурса и
антропоцентризм. В риторике как «персоналистической философии слова»
(А.А.Волков) «человекговорящий»традиционно находится в центре всех
научных
построений. Антропоцентризм
парадигмы риторического
исследования обуславливает значимость анализа социо-культурного аспекта
риторического дискурса, а также особый интерес к его творческо1йу аспекту.
Публичная речь является, с одаюй стороны, социально и культурно
обусловленной ритуализованной формой общения, регламентированной
правилами и предписаниями многовековой риторической традиции, с другой
стороны, это всегда новое и неповторимое «риторическое событие», в
котором отражены самобытность автора и рчнталйпоета^ уяякр^^ ситуации
РОС НАЦИОНАЛЬНА)!
общения.
БИБЛИОТЕКА
I ■■■■
M l . .
■
■■■■■■■«■д.л»
\
т
Современная риторика лингвоцентрична, она характеризуется особым
вниманием к вопросам использования языковых средств для обеспечения
эффективности риторического дискурса. Однако и классическая, и
современная риторика несколько формально подходят к фонетическому
аспекту публичной речи. Декларируя важность «изглашения», риторика
ограничивается лишь перечислением требований к фонетическому
поведению оратора, делая особый акцент на сопоставлении «правильного и
неправильного»,
«уместного
и
неуместного»,
«эффективного
и
неэффективного» в фонетическом оформлении публичной речи. Все, что
относится к исполнению публичной речи, т.е. к ее фонетической
составляющей, рассматривается как отдельный уровень, не соотнесенный Т1и
с замыслом оратора, ни с жанровой принадлежностью, ни с семантикосинтаксическими особенностями публичной речи. В связи с этим данное
исследование, направленное на выявление риторической функции просодии,
может представлять интерес и для современной риторики.
Таким образом, актуальносгь диссертационнохо исследования состоит в
том, что функциональный аспект текстовой просодии изучается в рамках
риторики публичной речи, что должно позволить создать целостное
представление о просодическом строе звучащего текста в контексте его
риторического статуса. Актуальность рассматриваемой проблематики
определяется, с одной стороны, интересом современной лингвистики к
изучению риторического дискурса, а, с другой стороны, необходимостью
дальнейшей разработки проблемы просодо-семантической вариативности
устно речевого дискурса с учетом социо-культурного контекста его
порождения и восприятия. В рамках многоаспектного и многоуровнего
исследования риторики публичной речи рассматриваются такие актуальные
вопросы современной лингвистики, как взаимодействие просодических и
лексико-грамматических средств в реализации связного текста, жанровые,
функционально-стилистические и фоностилистические характеристики
риторического дискурса, роль единиц языка в реализации риторической
аргументации, национально-специфические особенности
британской
культуры речевого общения. Анализ и систематизация просодических
средств, участвующих в реализации публичного выступления представляет
интерес и для риторической теории и практики.
Объектом диссертационного исследования является современная
британская академическая публичная речь как традиционный риторический
жанр.
Предметом исследования является текстовая просодия, которая изучается
с функциональной точки зрения и рассматривается как одно из средств
формирования строя публичной речи как риторического хфоизведения.
Цель настоящего диссертационного исследования состоит в выявлении
риторической функции просодии в звучащем тексте публичной речи на
основе обо§1цения рс^х фушщйй просодических единиц и комплексного
анализа фактордв} алияюцщх на ях реализацию.
п -i,
т».
в соответствии с поставленной целью были сформулированы следующие
задачи:
- выявить особенности публичной речи как риторического текста дискурса;
- определить жанровые и функционально-стилевые характеристики
современной британской академической публичной речи;
- установить
факторы,
определяющие
характер
стилизации
академической публичной речи;
- рассмотреть особенности строя академической публичной речи в
контексте ее риторической ориентированности;
- выявить роль просодии в реализации экспрессивного аспекта
публичной речи и ее риторической направленности;
- систематизировать дискурсивные стратегии оратора и интонационные
техники, их реализующие;
- установить роль просодии в формировании референтного и
метареферентного уровней звучащего текста и реализации
риторической аргументации;
- определить фоностилистический статус академической публичной
речи;
- установить
роль
просодических
единиц
в
формировании
индивидуального стиля оратора;
- выявить корреляционные связи между просодо-семантическими
особенностями звучащего текста и социо-культурным контекстом его
порождения и восприятия; определить инвариантные и вариативные
просодо-семантические характеристики академического дискурса.
Материалом для исследования
послужили звучащие тексты
академических публичных выступлений на гуманитарные темы в исполнении
преподавателей
университетов
Великобритании,
записанные
непосредственно в момент их реализации перед слушателями. Общее время
звучания составило приблизительно 30 часов.
Теоретической основой диссертации послужили теория диктемной
структуры текста, разработанная М.Я.Блохом, а также исследования в
области риторики
(М.М.Бахтин, Ю.М.Лотман, Ю.В .Рождественский,
А.А.Волков, Н.А.Безменова, А.К.Михальская, Е.Н.Зарецкая, А.К.Авеличев,
У.Эко, Ж.Дюбуа, Х.Перельман, Т.Слоан и др.), лингвистики текста и
дискурсивного анализа (Т.ван Дейк, Е.С.Кубрякова,
В.В.Красных,
Л.Г.Лузина и др.), фонетики (теории интонации) (Т.М.Николаева,
И.М.Магидова,
М.А.Соколова,
Ю.А.
Дубовский,
Р.К.Потапова,
СВ.Кодзасов, D.Brazil, A.Cruttenden, D.Crystal, P.Roach и др.). Следует
отметить особое место риторики в ряду других научных дисциплин. С одной
стороны, юшссическая риторика заложила основы для дальнейшего
формирования и развития стилистики, лингвистики текста, прагматики,
герменевтики и т.д. С другой стороны, современная риторика естественньпл
образом инкорпорировала целый ряд положений этих дисциплин, а также
социальных наук, психолингвистики, семиотики, теории коммуникации. В
связи с этим в настоящей работе наряду с категориями и понятиями риторики
используются и научные разработки в области прагмалингвистики,
психолингвистики, социолингвистики.
Методы исследования. В соответствии с поставленными целью и
задачами
в работе применен комплексный метод исследования,
включающий методы риторико-семантического и фонетического анализа.
Риторико-семантический анализ проводился с использованием метода
диктемного анализа текста, а также методик
интерпретационного
лингвофилологического, аргументативного и прагматико-дискурсивного
анализа. Б ходе фонетического исследования использовались методы
аудитивного и электронноакустического
анализа с последующей
лингвистической интерпретацией.
На защиту выносятся следующие положения:
1. Риторический подход к изучению просодии публичной речи оптимален
для создания целостного представления о функциях просодических единиц в
звучащем тексте в рамках модели: система языка - этос (оратор - аудитория социо-культурный контекст) - риторический текст-дискурс.
2. Этос (в широком и узком понимании) является нормативно-регулятивным
фактором,
определяющим
характер
взаимодействия
участников
риторического дискурса и выбор говорящим дискурсивных стратегий и
языковых средств, их реализующих, в процессе риторической коммуникации,
направленной на воздействие через убеждение. Влияние этоса на язык
публичной речи реализуется через принципы уместности и целесообразности
речи.
3. В контексте современной философии дискурса и в соответствии с нормами
этоса
взаимодействие
оратора
с
аудиторией,
основанное
на
коммуникативном сотрудничестве, является необходимьш условием
эффективности публичной речи.
4. В звучащем тексте публичной речи все функции просодии являются
многоаспектной
реализагщей
риторической
функции.
Вьшолняя
риторическую функцию, просодические единицы во взаимодействии с
лексико-грамматическими единицами создают законченное риторическое
произведение.
5. Основная функция академической публичной речи состоит в убеждающем
информировании и реализуется посредством риторической аргументации.
Процедура аргументации носит универсальный характер, однако выбор
аргументативных стратегий, видов аргументации, а также ее воплощение
средствами языка обусловлены требованиями этоса.
6. Характерными особенностями строя британской академической публичной
речи являются: риторическая направленность, которая реализуется
посредством персонализации (авторизация и индивидуальный стиль оратора)
и идентификации (адресация и диалогизация); экспрессивность; широкое
использование юмора и иронии как неотъемлемой части британской
риторической культуры.
7. Современная британская академическая публичная речь отличается
стилевой неоднородностью в результате присутствия в ней маркеров
разговорной тональности.
8. Просодический строй академической публичной речи складывается как
многоаспектная реализация следующих функций просодических единиц:
- в результате использования оратором определетгаых интонационньк
техник в рамках дискурсивных стратегий информирующего и
интеракционального типов просодия реализует смысловую структуру
текста, формируя его референтный и метареферентный уровни за счет
просодического выделения одних единиц текста на фоне других;
- просодия обеспечивает реализацию риторической аргументации в
звучащем тексте, маркируя доминантное положение тезиса, несущего
коммуникативно значимую информацию, и подчиненное положение
аргумента, несущего дополнительную, фоновую информацию; на
стыке между высказыванием-тезисом и высказыванием-аргументом
возникает эффект просодического контраста;
- просодия повышает экспрессивность звучащего текста за счет
рекуррентности просодических структур, с одной стороны, и
просодического контраста, с другой;
- просодия является средством реализации этоса: она является маркером
тональности общения, участвует в установлении и поддержании
коммуникативного
контакта,
эксплицирует
социальные,
профессиональные, риторические и индивидуальные характеристики
оратора, участвует в формировании индивидуального стиля оратора;
- просодические контрасты различного рода и функциональной
направленности
увеличивают
воздействующий
потенциал
риторического устно речевого дискурса.
9. Диктема как единица строя звучащего текста представляет собой
лингвистически значимую просодическую единицу, макропросодему.
10. Риторическая функция просодии реализуется как в инвариантных, так и
вариативных просодических характеристиках звучащего текста. Выделяются
три группы факторов, определяющих особенности просодо-семантического
варьирования в риторическом дискурсе. Первая группа факторов связана с
реализацией принципа целесообразности (сфера воздействия), вторая - с
реализацией принципа уместности (сфера взаимодействия участников
дискурса), третья с самовыражением оратора. Под влиянием этих факторов
формируется просодический строй публичной речи как риторического
произведения.
Научная новизна диссертационной работы состоит, во-первых, в том, что
в ней используется риторический подход к описанию, систематизации и
интерпретации просодических явлений в устной монологической речи. Вовторых, в работе установлена риторическая функция просодических единиц в
звучащем тексте на основании комплексного многоуровнего исследования, в
котором просодический строй текста рассматривается в контексте
совокупности социо-культурных факторов, объединенных в категории этоса.
В-третьих, обосновано положение о том, что вариативные просодические
признаки риторически значимы и установлены факторы, лежащие в основе
просодо-семантического варьирования. В-четвертых,
показано, что
диктемный анализ может быть успешно использован применительно к
звучащему тексту. В пятых, дано системное описание строя современной
британской академической публичной речи и выявлены ее культурноспецифические особенности. В-шестых, введено понятие «убеждающее
информирование» и установлена роль просодических средств (во
взаимодействии с лексико-грамматическими) в его реализации.
Теоретическая значимость диссертационного исследования состоит в
том, что в нем развиваются принципы функционального подхода к изучению
единиц язьпса и разрабатываются актуальные проблемы теории текстовой
интонации. Рассмотрение просодо-семантического варьирования в устно
речевом дискурсе с привлечением идей риторики и лингвистики текста
позволяет
дать
функционально-семантическую
и
риторическую
интерпретацию просодических явлений и уточнить научные представления о
факторах, регулирующих использование просодических средств в рамках
целого текста вообще и определенного жанра публичной речи, в частности. В
то же время, освещение роли просодии в обеспечении эффективности
публичной речи открывает определенные перспективы для развития теории
риторики. Кроме того, представленный в диссертации анализ строя
британской академической публичной речи с учетом ее национальнокультурных особенностей может быть полезен для развития теории речевых
жанров и лингвокультурологии.
Практическое значение работы заключается в том, что в настоящее время
риторическая компетенция рассматривается как важнейшая составляющая
коммуникативной компетенции и общей культуры речи на иностранном
языке. Риторика академической речи пепосредственно связана с языковой
практикой, поскольку она отражает те тенденции, которые присущи
современной британской культуре речевого общения. Основные положехщя
и результаты исследования могут быть полезны для формирования навыков
эффективной коммуникации и овладения иноязычным произношением,
соответствующим орфоэпической норме. Представленные в работе
наблюдения,
касающиеся
национально-специфических
особенностей
британской публичной речи, могут быть использованы в курсах
лингвокультурологии и страноведения. Практическая ценность полученных
результатов и материалов исследования состоит также в том, что они могут
быть включены в курсы практической и теоретической фонетики, риторики,
стилистики.
Апробация материалов исследования. Основные результаты исследования
были представлены в докладах и сообщениях на международных научных и
научно-практических конференциях: «Интегральные процессы образования и
роль иностранных языков», 2000г.; «Реформировние школьного и вузовского
образования и новые тенденции в преподавании иностранных языков»,
2002г.; «Риторика в системе хуманитарного знания», 2003г.; «Фонетика
сегодня: актуальные проблемы и университетское образование», 2003;
Латеум, 2003г.; «Полифония образования и англистика в мультикультурпом
мире», 2003г.; «Лингвистика и лингвистическое образование в современном
мире», 2004г., «Стилистика и теория языковой коммуникации», 2005, а
также на научных сессиях МИГУ по итогам научно исследовательской
работы за 2000,2001,2003 гг.
Объем и структура работы. Диссертация состоит из введения, 5 глав,
заключения, библиографии и 2 приложений.
Содержание и основные результаты исследования
В главе 1 «Публичная речь в контексте современной риторики и
лингвистики» объект исследования рассматривается с позиций теории
риторики и теории текста, определяются базовые категории исследования и
формулируются его принципы.
Публичная речь, т.е. устное монологическое выступление одного человека
перед группой людей, характеризующееся наличием замысла, структурнокомпозиционной и содержательной завершенностью, целенаправленностью и
установкой на воздействие, остается одной из наиболее обществешго
значимых форм человеческого общения с античных времен и до наших дней.
Наиболее целостная парадигма знания о публичной речи содержится в
риторике, в рамках которой, описан весь цикл ее создания и разработаны
необходимые для этого стратегии и техники. Прескриптивный характер
риторического канона определяет ритуальный аспект публичной речи,
которая представляет собой прецедентный феномен, хорошо известный всем
членам лингво-культурного сообщества и постоянно воспроизводимый в их
речевой деятельности. В то же время каждое публичное выступление
является актом речевого творчества, уникальным и неповторимым
риторическим событием. Таким образом, риторический дискурс
рассматривается в контексте оппозиции,таких категорий как «традиция»,
«ритуал», «стереотип», с одной стороны, и «творчество», «отклонения от
стереотипа», с другой. Представляется, что публичная речь реализуется как
диалектическое единство традиционного и нового, стереотипа и творчества,
поскольку она опосредована традицией и в то же время каждый раз поновому
актуализуется в процессе взаимодействия между оратором и
аудиторией (Ю.М.Лотман, У.Эко),
Для реализации цели публичного выступления, состоящей в убеждении,
риторика предлагает оратору три вида риторических доказательств - этос,
пафос и логос.
Центральной категорией риторики, основополагающей для данного
исследования, является категория этоса, в рамках которой рассматривается
социо-культурный контекст дискурса.
Под «этосом» мы пониманием
совокупность социо-культурных и этических норм, вырабатываемых в
рамках определенного общественно-исторического уклада, отраженных в
языке риторического произведения. Одновременная соотнесенность этоса с
общественными условиями порождения и восприятия речи и реальным
взаимодействием оратора и аудитории в конкретной ситуации общения,
реализуется в том, что этос в его широком понимании определяет требования
к
этосу определенного риторического дискурса. Этос выступает как
нормативно-регулятивный фактор, влияющий на выбор дискурсивных
стратегий и языковых средств в процессе риторической деятельности.
Современное понимание этоса отражает глубинные системные изменения
в риторической теории, произошедшие в X X веке и явившиеся результатом
целого ряда социально-политических сдвигов и развития гуманитарного
знания. Центральными для риторики становятся вопросы, связанные с
восприятием и интерпретацией речи, а ее смысловое ядро составляют такие
понятия как общение, сотрудничество, диалог, взаимопо1гамание. Целый ряд
выдающихся мыслителей X X века (М.Бубер, Г.Маркузе, О.РозенштокХюсси, М.М.Бахтин) считали диалог между людьми единственным способом
преодоления цивилизациопных и культурных барьеров. Краеугольным
камнем современной философии дискурса становится признание роли
«другого», получателя сообщения, читателя, слушающего (К.Берк, М.Бахтин,
У.Эко, Ю.М.Лотман, А.А.Брудный, Ю.В.Рождественский и др.). Модель
дискурса, в котором одновременно присутствуют «я» и «другие», превращает
этос в сотрудничество, при котором аудитория приобретает статус
равноправного участника, приоритет отдается этической самореализации и
коммуникатщи, имеющей двусторонний характер.
Именно через сферу этоса реализуется взаимовлияние речи и общества,
поэтому не только изучение отражения этоса в словесности, но и его
формирование может рассматриваться как одна из задач риторической
теории и практики (А.К.Авсличев, Ю.В.Рождественский, Т.Слоан).
Влияние этоса на язык риторического произведения реализуется
посредством двух принципов, регулирующих риторическую деятельность принципов уместности и целесообразности. Уместность связывается с
оптимизацией воздействующего потенциала публичной речи путем
регуляции
взаимодействия
между
оратором
и
аудиторией, а
целесообразность предполагает соответствие речи риторическим задачам с
учетом конкретной ситуации общения. При этом уместность связана как с
требованиями «этоса в широком смьюле», т.е. со сложной гаммой социо­
культурных и этических отношений, так и с конкретной риторической
ситуацией («этос в узком понимании»). Категория уместности является
связугопщм звеном между этими двумя уровнями этоса: действительно,
уместным для данного оратора, выступающего на данную тему перед данной
аудиторией, будет то, что считается уместным в данную эпоху для данной
языковой и социальной общности людей. Целесообразность же обусловлена
9
требованиями конкретной риторической ситуахщи. В соответствии с
принципами уместности и целесообразности оратор осуществляет выбор
дискурсивных стратегий и языковых средств.
Носителями этоса в риторической коммуникации являются оратор и
аудитория. Персонализм риторического дискурса выдвигает на первый план
изучение проявлений личности автора в риторическом произведении, при
этом реальное «я» создателя текста и тот образ, который он продуцирует
через текст, не отождествляются. Образ складывается на основе
индивидуально-личностных качеств оратора, реализуемых в процессе
риторической деятельности, и оценки аудитории в соответствии с
представлением о «риторическом» идеале, сформированном в рамках
определенной национальной риторической традиции. Сравнительный анализ
представлений об эффективном ораторе в британской, американской и
отечественной риторике демонстрирует значительную разних^у в
содержании, которое вкладывается в это понятие. В отечественной риторике
к числу главных достоинств оратора относят стремление к истине и
нравственное начало, для американской риторики характерна установка на
взаимовыгодный характер общения, национально-специфические черты
британской публичной речи включают стремление избегать догматизма,
иронию и самоиронию и т.д. Оратор, с одной стороны, соблюдает социо­
культурные нормы и следует риторическому канону, с другой стороны,
реализует уникальные черты своей личности, в результате чего формируются
стереотипный и творческий аспекты риторического дискурса.
Оратор, как и любой субъект коммуникации, предстает как языковая,
речевая и коммуникативная личность (Ю.Н.Караулов, В.П.Конецкая,
В.В .Красных). Поскольку когнитивные и мотивационные параметры
коммуникативной личности реализуются в процессе речевой коммуникации,
а риторическая комм)шикация является одним из ее видов правомерно, на
наш взгляд,
ввести понятие «риторическая личность», отражающее
проявления личности оратора в риторическом дискурсе.
Фактор аудитории приобрел особое значение в рамках современного
понимания этоса публичной речи, в основе которого лежит установка па
двустороннюю коммуникацию и признание активной роли слушателей в
риторической деятельности. Исходя из этого, в настоящем исследовании
рассмотрение проблем взаимодействия участников риторического дискурса
предшествует анализу способов реализации риторического воздействия.
Принципы и механизмы обеспечения эффективного взаимодействия между
участниками риторического дискурса разработаны в психолингвистике
(теория «опредмечивания потребностей», «теория контакта» - (Ю.Ф.Тарасов,
Ю.А.Сорокин, А.Е.Войскунский и др.), риторике («новая риторика» Х.Перельман, Л.Ольбрехт-Тытека, концепция «гармонизирующего диалога»
- А.К.Михальская), теории информации (фасцинативный компонент общения
- Ю.В.Кнорозов, Ю.А.Шрейдер), прагматике (коммуникативный кодекс Х.Грайс, максимы межличностного общения - Дж.Лич). Одной из
10
определяющих идей современной риторгаси является
концепция
«идентификации» К.Берка, в рамках которой разработаны
механизмы
оптимизации взаимодействия между оратором и аудиторией за счет поиска
«общего языка» общения при сохранении собственной идентичности
каждого из участников коммуникации.
Взаимодействие оратора и аудитории осуществляется в сфере
коммуникативного контакта. Специфика коммуникативного контакта в
публичной речи заключается в том, что его наличие является необходимым
условием реализации риторического воздействия (убеждения), а контактная
функция приобретает прагматическую направленность. В публичной речи
можно выделить два уровня реализации коммуникативного контакта: к
первому относятся разнообразные специализированные приемы и средства
контакта, непосредственно предназначенные для обеспечения работы канала
связи и характеризующиеся рекуррентностью, избыточностью, изолятивнокоммупикативным положением по отношению к окружению, высокой
степенью фасцинативности; ко второму относятся те риторические и
языковые элементы, которые, помимо контактной, вьпюлняют и другие
функции
(четкая логико-композиционная
структура, убедительная
аргументация, экспрессивность увеличивают контактный потенциал
публичной речи).
Ориентация публичной речи на аудиторию реализуется как на уровне
межличностного
общения
(принципы
сотрудничества,
уважения,
вежливости), так и на уровне самого текста (ясность, логичность,
последовательность, выразительность). В этой сфере ярко проявляется
взаимопроникновение идей риторики и прагматики: с одной стороны,
прагматические принципы эффективного взаимодействия участников
дискурса развивают идеи классической риторики, с другой стороны, они
сами стали частью современной риторической теории.
На основании анализа отечественных и зарубежных исследований в
области
теории
риторики
(Ю.В.Рождественский,
А.А.Волков,
А.К.Михальская, Е.Н.Зарецкая, Н.А.Безменова, У.Эко, Т.Слоан и другие) в
были сформулированы следующие принципы реализации публичной речи в
соответствии с требованиями современного этоса: аудитория является
равноправш.ш участником риторической коммуникации; оратор соотносит
свои риторические задачи с интересами и потребностями аудитории;
риторический дискурс представляет собой развернутую беседу оратора с
аудиторией, основанную на принципах сотрудничества и вежливых
доброжелательных отношениях; оратор поддерживает контакт с аудиторией,
отслеживает обратную связь и модифицирует свое выступление в
зависимости от реакции слушателей.
Основной целью риторического дискурса является убеждение, которое
рассматривается нами как форма воздействия. Воздействие представляет
собой комплексный феномен, который включает влияние на поведение
человека и его сознание и обусловлен социо-культурными и
11
психологическими факторами. В риторическом дискурсе воздействие имеет
целенаправленный характер и реализуется в контексте требований этоса. В
соответствии с требованиями этоса убеждение в современной публичной
речи носит ненасильственный характер и направлено на достижение
консенсуса, т.е. добровольного присоединения аудитории к точке зрения
оратора. Механизм убеждения основан на различных формах воздействия
звучащего текста на сознание слушателей.
Убеждение реализуется, 1фежде всего, в сфере логоса. В широком
толковании логос отождествляется с совокупностью языковых средств,
используемых для реализации замысла, в узком толковании логос связывают
со средствами рационального воздействия, аргументацией. Логичность
публичной речи предполагает четкость композиционной и структурной
организации, последовательность и непротиворечивость изложения, наличие
логических переходов между отдельными частями речи.
Аргументация является основньпй способом рационального воздействия.
Реализованная средствами языка, аргументация используется для
формирования определенных убеждений аудитории в процессе риторической
деятельности, в которой аудитория играет важную роль. Аргументация
рассматривается как социальная, интеллектуальная и языковая деятельность.
В X X веке сложилась теория аргументации, в основе которой лежали
наблюдения над живой человеческой речью (Х.Перельман, Л.ОльбрехтТытека, С.Тулмин и др.), расширивп1ая представления о соотношении
логического и риторического компонентов аргументации и выявившая
механизмы и стратегии аргументативного дискурса.
Методология
аргументации, основанная на логико-когнитивных процедурах, носит
универсальный характер, однако выбор способов аргументации и ее
языковое воплощение детерминированы требованиями этоса.
Публичная речь изучается сегодня и в парадигме риторики, и в парадигме
лингвистики текста, причем оба эти подхода не только не противоречат друг
другу, но дают возможность наиболее полно осветить как риторические, так
и языковые особенности этого речевого произведения. С точки зрения
современной теории текста публичную речь можно рассматривать как
«риторический дискурс» и «риторический текст». Для данной работы
теоретические рассуждения по поводу статуса понятий «текст» и «дискурс»
в современной науке не представляются существенными. Как риторический
дискурс публичная речь отличается целенаправленным и активным
характером (вовлеченностью коммуникантов в дискурсивную деятельность);
обусловленностью требованиями этоса; динамичностью и интерактивностью,
т.е. способностью видоизменяться в процессе риторической деятельности. В
то же время публичная речь - это текст, являющийся продуктом
риторической деятельности. Как и любой текст, она является автономным
речевым построением, обладающим тематическим, структурным и
коммуникативным единством. Как риторический текст публичная речь
характеризуется наличием замысла, установкой на воздействие, сочетанием
12
стереотипного (прототипического) и творческого компонентов. В
соответствии с концепцией М.Я.Блоха мы рассматриваем публичную речь
как «языковой текст-дискурс», т.е. тематически организованную речь,
В работе сделана попытка комплексного анализа публичной речи как
риторического события, языкового текста-дискурса, звучащего текста в
рамках модели: система языка - этос («человек говорящий», «человек
слушающий», социо-культурный контекст) - риторический текст-дискурс.
Оптимальной единицей анализа текста является диктема, в которой
проявляются
важнейшие
функционально-языковые
аспекты
речи.
Исследование проводится в русле теории диктемной структуры текста.
Данная работа принадлежит к функциональному ттаправлснию
лингвистических исследований, что обусловлено и ее целью - установить
риторическую функцию просодических единиц язьпса, и самим объектом
изучения. Антропоцентризм как принцип исследования определяет его
ориентированность на установление закономерностей в том, как человек
использует язык и предполагает особый интерес к функциональному аспекту
языка.
Во второй главе диссертации «Функциональный аспект публичной
речи» на основе сопоставительного анализа различных классификаций
функций языка и речи в рамках полифункционального (Пражский
лингвистический кружок, А.Мартине, Э.Сепир, А.А.Леонтьев, В.А.Аврорин
и др.), монофункщюнального (Л.Блумфилд, Н.И.Жинкин, Г.В.Колшанский) и
неофункционального (К.Бюлер, Р.Якобсон, Д.Хаймс) направлений, а также,
исследований, посвященных функциональному аспекту риторического
дискурса (М.Ю.Лотман, У.Эко, группа «Мю», А.А.Р1вин) были установлены
те функции, которые специфически хфисущи публичной речи как виду
риторического дискурса: риторическая, функция воздействия, контактная,
экспрессивная, когнитивная, функция памяти
(сохранения этоса).
Принципиальное значение для данной работы имеет концепция группы
«Мю» [Ж.Дюбуа и др., 1986], пересмотревших классическую модель
языковых функций Р.Якобсона и выдвинувших идею об обобщающем
характере самого сообщения (текста), несущего информацию о всех
экстралингвистических
оттюшениях, и
о
примате
риторической
(поэтической, эстетической) функции как функции присущей самому
сообщению.
Вопрос о выделении и разработке классификации функций просодии
относится к числу наиболее дискуссионных, что объясняется и
полифункциональностью самой просодии, и сложностью разграничения ее
функций в речевой цепи, и различиями подходов научных школ к
определению просодии и интонации. В разделе 2.2. были рассмотрены
классификации функций интонации ведущих отечественных (А.М.Антипова,
Ю.А.Дубовский,
СВ.Кодзасов,
Т.М.Николева,
Н.Д.Светозарова,
М.А.Соколова, Н.В.Черемисина и др.) и зарубежньк (А,Гимсон,Д.Брезил,
Д.Кристал, П.Роач, М.Шубигер и др.) специалистов, демонстрирующие
13
полифонию подходов и взглядов. Поскольку данное исследование
направлено на установление функций просодических единиц в звучащем
риторическом тексте, мы считаем правомерным применить идею о
главенствующем положении риторической функции к функциональному
аспекту просодии.
Просодия публичной речи есть материализованное в звучащем тексте
воплощение всех ее функций. Риторическая функция просодических единиц
состоит в том, что просодия реализует звучащий текст как законченное
риторическое произведение и включает его в социально-культурный
контекст. Риторическая функция является, таким образом, связующим
звеном между звучащим текстом и теми факторами, которые лежат за его
пределами, т.е. этосом. В публичной речи все функции просодии могут
рассматриваться как многоаспектная реализация риторической функции как
обобщающей по отношению к пим. Представляется, что такой ракурс
исследования позволяет создать целостное представление о просодии
звучащего текста, дать функциональную интерпретацию просодосемантического варьирования и соотнести особенности просодического
строя текста с социо-культурньпи контекстом его порождения и восприятия.
Установление риторической функции просодии предполагает комплексное
изучение роли просодических единиц в реализации риторического текстадискурса.
Глава 3 «Публичная речь как звучащий текст» посвящена
фонетической реализации риторического текста-дискурса. Публичная речь
как риторическое произведение существует в форме звучащего текста,
поэтому и классическая, и современная риторика декларируют важность
эффективного изглашения. Изучение фонетргаеского аспекта ораторской
деятельности в рамках риторики позволило на основе эмпирических
наблюдений сформировать представление о роли различных просодических
параметров в реализации публичной речи. Как показывает представленный в
разделе 3.1. анализ подходов классической и современной риторики к
фонетической составляющей публичной речи, вклад риторики состоит в том,
что она осознала и оценила роль фонетических средств в обеспечении
ясности, выразительности и воздейственности публичной речи и выработала
практические рекомендации, позволяющие оратору эффективно их
использовать. В теоретическом плане важными представляются выдвинутые
риторикой принципы, регулирующие выбор просодического оформления
публичной речи: принцип разнообразия просодического репертуара и
принцип уместности выбора просодических средств.
Накопленные риторикой практические знания о просодии текста получили
теоретическое осмысление в современных фонетических исследованиях.
Проблемы текстовой просодии разрабатываются в рамках нескольких
научных
направлений
(прагмафонетического,
фоностилистического,
риторического), предлагающих различные подходы к анализу и осмыслению
просодических
процессов в связном тексте. В данной работе
14
предпринимается попытка совместить некоторые идеи и принципы риторики
и достижения современной теории текстовой просодии с тем, чтобы создать
целостное представление о просодии звучащего текста и выявить те интра- и
экстралингвистические факторы, которые в своей совокупности определяют
особенности просодического строя публичной речи. В основу риторического
подхода к исследованию
просодии публичной речи, который мы
использовали, заложены следующие принципы: антропоцентризм, т.е.
включение в сферу научного анализа «человека говорящего» и «человека
слушающего»; учет активного и динамичного характера риторического
дискурса; соотнесение текстовой просодии с
непофедственным
экстралингвистическим и экзистенциальным
контекстом; изучение
просодических вариантов на фоне инвариантов; изучение функционального
аспекта просодии звучащего текста в контексте его риторического
своеобразия; изучение просодических средств во взаимодействии с лексикограмматическими; соотнесение просодического строя всего текста и
просодической реализации его единиц; создание модели просодического
строя звучащего текста на основании анализа диктсматической просодии.
6 главе 4 «Современная британская академическая публичная речь
как риторическое событие» представлены результаты исследования
особенностей строя одного из жанров ораторского красноречия.
Основным объектом исследования является академическая публичная речь,
которая рассматривается как устойчивый жанр ораторского красноречия.
Выбор именно академической публичной речи как одного из видов
риторического дискурса в качестве основного объекта анализа объясняется
следуюпщм: во-первых, это традиционный вид профессионального
красноречия, в котором наиболее ярко проявляется связь с этосом; вовторьпс, академический дискурс - это образец современной британской
культуры речевого общения и нормативного произношетшя; в-третьих, в
отличие от некоторых других видов дискурса в академической публичной
речи
отсутствует воздействие, основанное на манипулировании; вчетвертых, в академической публичной речи сочетаются характеристики
научного и педагогического дискурсов, что расширяет сферу исследования.
Академическое красноречие как одна из древнейших сфер человеческой
деятельности и языкового творчества является не только средством передачи
знаний, общественно-исторического и культурного опыта, но и средством
сохранения и порождения этоса. Академическая публичная речь лежит на
пересечении сфер научного и педагогического общения и может быть
идентифицирована и как научный, и как педагогаческий дискурс. В
исследованиях, посвященных научной речи, было принято рассматривать
функцию сообщения как базовую и разграничивать
и даже
противопоставлять функции сообщения и воздействия. Однако в
академической публичной речи информация обладает воздействующим
потенциалом, а информирование является способом реализации воздействия.
Таким образом, мы рассматриваем убеждение как основную форму
15
воздействия, в то время как информирование является одним из способов
реализации убеждения. В связи с этим в работе вводится понятие
«убеждающее информирование».
Помимо основной цели выделяются
сопутствующие, которые варьируются в зависимости от особенностей
участников риторического дискурса. Сверхзадачей всех публичных
выступлений, вошедших в корпус исследования (учебная лекция, научнопопулярная лекция и доклад на научно-практической конференции), является
обучение.
В работе дается характеристика автора академической публичной речи (с
учетом социальных, профессиональных, индивидуально - личностных
качеств и национально-специфических
особенностей). Выявляются
национально-специфические черты британского оратора: индивидуализм,
сдержанность, уважение личного пространства собеседника, вежливость,
некатегоричность, ироничность. Выступая как компетентный специалист в
своей области, он избегает догматизма и назидательности. Критичность,
интеллектуальная гибкость, самоирония в сочетании с достоинством и
уверенностью в своем профессионализме реализуются в британской лекции,
представляющей собой процесс совместного творчества, обмен научными
идеями. Важно подчеркнуть, что профессия преподавателя относится к числу
профессий с повьппешгой речевой ответственностью, что предполагает
высокий уровень владения словом как инструментом воздействия.
Выделяются различные типы ораторов в соответствии с их темпераментом,
отношением к сообщению (степень вовлеченности), отношетгаем к
слушателям (контактность-дистантность).
«Портрет аудитории» академических публичньпс выступлений, вошедших в
корпус исследования, моделируется на основании ее анализа по следующим
параметрам: количественный состав, социально-статусные, этно-культурные,
когнитивные (объем знашгй, степень подготовленности), психологические
(заинтересованность, мотивация) характеристики.
Тематика анализируемых выступлений лежит в области гуманитарного
знания, что в значительной степени влияет на структурпо-содержательную
организацию текста.
Помимо
описанных
выше
экстралингвистических
факторов
рассматриваются такие факторы как тональность общения, отражающая
характер взаимоотношений участников дискурса, которые могут быть
оценены
как
официальные-неофициальные,
доброжелательныенедоброжелательные и способ исполнения (method of delivery):
неподготовленное выступление (экспромт), чтение по рукописи (скриптное
чтение), изложение заученного текста наизусть, метод свободного
изложения.
Жанровое своеобразие и функционально-стилистические особенности
академической публичной речи (АПР) определяются ее особьп^!
риторическим статусом, который характеризуется двойственностью,
складывающейся из следующих факторов:
16
1. А П Р лежит на пересечении сфер научной и педагогической
коммуникащ1и. Научное знание как объект отражения приобретает
субъективизированный
характер
и
включается
в
контекст
межличностных отношений между оратором и аудиторией.
2. А П Р реализуется на основе письменного текста, предназначенного для
устного изглашения. Степень различий между письменной основой и
устной формой реализащ1И может существенно варьироваться.
3. А П Р совмещает в себе конвенциональные черты публичной речи и
научного текста.
4. А П Р представляет собой монологический текст, однако, реализуясь как
«развернутая беседа» оратора и аудитории, она приобретает черты
диалогизированности.
5. А П Р базируется на заранее подготовленном тексте, однако оратор
намеренно создает эффект спонтанности либо за счет включения
соответствующих элементов в скрихгг речи, либо за счет выбора
импровизационного способа изложения.
6. А П Р характеризуется тональной неоднородностью (многослойпостью);
функциональная тональность научного дискурса сочетается с
разговорной тональностью.
В
соответствии с типологией видов стилизации, разработанной
М.Я.Блохом,
академическую публичную речь можно охарактеризовать
следующим образом. Это устная подготовленная речь с элементами
спонтанной.
Специальная
стилизация,
обусловленная
тематикой
выступления и институциопалып.1м характером академического дискурса,
сочетается с общей. В публичной речи сосутцествуют фактуальпая
стилизация (сфера научного дискурса) и образная (сфера риторического
дискурса). Степень экспрессивности и эмоциональности публичной речи
зависит от индивидуальных особенностей оратора, его темперамента, опыта
и мастерства. Эффективная публичная речь характеризуется экспликативной
стилизацией, однако, она может быть и гипер-экспликативной, например, в
тех случаях, когда аудитория недостаточно подготовлена или многословие
является особенностью индивидуального стиля оратора.
Все
представленные
выше
особенности
риторического
статуса
академической публичтгой речи находят свое выражение в строе текста и в
его просодической реализации. Особенности структурной организации
звучащего
публичного
монолога
определяются
риторическими,
семантическими и когнитивными (законы распределения информации)
факторами, Важнейшим аспектом структурной организации публичной речи
является чередование выделенной и фоновой информации, обеспечивающее
динамику риторического дискурса и способствующее формированию
информационной структуры текста. Как правило, в выделенную позицию
попадают те участки текста, которые относятся к основной тематической
линии, смысловому стержтпо текста, в то время как дополняющие,
поясняютцие, иллюстрртрующие элементы образуют фоновую часть.
17
Прогнозируя восприятие текста слушателями, оратор располагает его
сегменты в такой последовательности, которая была бы наиболее
целесообразной и уместной. Оратор имеет определенную свободу выбора, на
который, однако, накладываются ограничения в связи с прототипичиостью
структуры текста в рамках определенного жанра.
В соответствии со стандартной схемой, по которой строятся публичные
выступления, академический дискурс состоит из вступления, основной части
и заключения. Репертуар возможных риторических стратегий в рамках
каждого компонента, имеющего свои функции, достаточно широк, а их
выбор в значительной степени определяется индивидуальной манерой
оратора. Как показало исследование, во вступлении преимущественно
используются следующие стратегии; оратор представляется слушателям,
включая тему выступления в контекст своей профессиональной
деятельности, связьгоает предмет выступления с общественно значимыми
событиями или проблемами, имеющими значение для слушателей,
апеллирует к ситуации общения, используя юмор, знакомит слушателей со
структурой предстоящего выступления. В основной части последовательно
излагается содержание публичной речи, выдвигаются и аргументируются
тезисы, реализуется замысел оратора. В зависимости от индивидуальных
предпочтений
оратора
используется
различная
комбинаторика
функционально-смысловых типов речи, рассуждения, повествования и
описания, при превалировании рассуждения. Индуктивное логико-речевое
построение сочетается с индуктивно-дедуктивным. На основании анализа
различных моделей и типологий аргументов (С.Тулмин, С.ТиркконенКондит, Д.Брайант и К.Уоллас, А.А.Волков, А.А.Ивин) и текстов
исследовательского корпуса были выявлены виды аргументов, наиболее
часто используемых в академическом дискурсе: частный случай (пример,
иллюстрация), фактическая информация, объяснение, контраст, аргументы
причины следствия и другие. Помимо этих универсальных аргументов, в
академической публичной речи широко используются неуниверсальные
(контекстуальные) способы убеждения: апелляция к человеку, апелляция к
публике и др. Гетерогенный характер аргументации усиливает убеждающий
потенциал публичной речи. Выбор риторических сфатегий, используемых в
заключении, которое включает два структурно-смысловых сегмента - резюме
и
завершение, определяется продолжительностью
и сложностью
выступления, характером взаимоотношений участников дискурса и
индивидуальным репертуаром оратора. В британской академической
публичной речи часто используется тактика «открытого окончания»,
побуждающая слушателей к рефлексии и подчеркивающая открытый
характер риторического дискурса.
Имманентным свойством публичной речи является ее риторическая
ориентированность, которая реализуется в сфере персонализации
(самовьфажение оратора) и идентификации. Сфера самовыражения оратора
включает средства авторизации и индивидуальный стиль оратора. В
18
академической публичной речи, в которой создатель текста предстает
одновременно как оратор, ученый и учитель, личная позиция подразумевает
не только отношение к предмету речи, но и научную позицию, которая
является производной от принадлежности к определенной научной школе,
специфики научных интересов, опыта, места в научном сообществе. Таким
образом, персонализация приобретает комплексный характер, одновременно
реализуя социальный и индивидуально-личностный компоненты, научную
позицию и собственно ораторскую функцию говорящего. На основании
аншшза текстов исследовательского корпуса были выявлены следующие
риторически значимые формы авторизации: самопредставление и
самоидентификация оратора на примерах из личного опыта, организация
изложения (метакоммуникация), выражение личной позиции и оценки.
Отличительной особенностью современной британской академической
публичной речи является так называемое «открытое я» оратора, что придаст
неформальный
характер
межличностным
отношениям
участников
риторического дискурса и способствует реализации коммуникативного
контакта. Выбор стратегий персонализации определяется психо­
физиологическими характеристиками оратора и степенью его риторической
компетентности.
Просодия является важнейшим средством персонализации, поскольку
именно в звучащей речи высказывание приобретает свой истинный смысл,
реализуя все многообразие социальных и индивидуальных оттенков и
коннотаций. Исходя из того, что в широком смысле весь интонационный
репертуар оратора можно рассматривать как средство персонализации, мы
подразделили просодические средства персонализации на социальностатусные и индивидуальные. Как показало исследование, социальная
индикация ораторов в аспекте социо-экономического, социометрического и
ролевого планов статуса очень близка, что проявляется в реализации
стереотипных правил фонетического поведения оратора. Риторически
значимыми являются и те просодические средства, которые реализуют
индивидуально-личностные качества оратора и являются частью его/ее
индивидуального стиля (раздел 5.5).
Идентификация осуществляется с помощью средств адресации и
диалогазации. В работе выявлены и систематизированы средства адресации
и диалогизации, используемые в академической публичной речи (апелляции
к знаниям и опыту слушателей, вовлечение аудитории в совместную
речемыслительную деятельность, вопросно-ответный ход, риторический
вопрос, прямой вопрос к аудитории). Диктемы, непосредственно
реализующие взаимодействие оратора и аудитории, являются носителями
разговорной тональности, в формировании которой участвует просодия.
Специфика риторического дискурса, направлеттого на воздействие и
сочетающего в себе стереотипный и творческий аспекты, определяет
необходимость включения в сферу анализа категории экспрессивности,
отражающую воздействующую силу высказывания и его творческий
19
характер. В академической публичной речи преобладает интеллектуальная
выразительность
(аргументированность
и
стройность
изложения).
Экспрессивность академической публичной речи обеспечивается такими
риторическими фигурами, как антитеза, различные виды повторов, период.
Роль просодии в формировании экспрессивности звучащего текста не
офаничивается ее участием в реализации риторических фигур, просодия
выступает
и как
самостоятельное средство
выразительности.
Экспрессивность академической публичной речи формируется за счет
действия двух противоположных тендетдий, характеризующих ее
просодическое оформление - рекуррентности (например, интонационные
повторы, период) и контраста (контрастное просодическое оформление
отрезков текста при смене тональности, контраст компонентов текста,
несущих рационально-воздействующую и эмоционально-воздействующую
информацию).
Важнейшим
средством
выразительности
является
эмфатическая (риторическая) пауза, маркирующая наиболее значимые
участки текста.
К числу наиболее часто употребляемых средств выразительности
относятся юмор и ирония, поскольку оба эти феномена как реализация
особого лингво-культурного кода являются неотъемлемой частью
британской риторической традиции. Текстовые фрагменты, содержащие
юмор и иронию, характеризуются маркированным просодическим
оформлением. Интонация выступает в звучащем тексте как «знак иронии»;
как правило, ирония реализуется за счет некоторой просодической
утрированности (пословное акцентирование, скользящая шкала, перцептивно
яркие терминальные тоны, расширение тонального диапазона, выраженное
изменение скорости или громкости). Иронические высказывания могут
приобретать и характер дополнительного комментария, при этом отмечается
снижение тонального уровня, сужение тонального диапазона, понижение
уровня громкости, увеличение скорости речи.
It's amazingi at^this'time of the^earl when we are "running "up to the'big
Christmas\spending^pree|'1iow the^ost extr&rclinary^hings|are being^vertised|
as*absolutely es\ential|for our"*'daily^life||^ow we*ever si^'ived without ^hem| I
■*can't4hink|||
vP.oyal^scotlgets'featured inTkll^ewspapers| because>ladies5eo there as,rnuch to
show'off theu-^ats[ as to"*look at^orses|| In^factyiorses are incidental to the
.exerciselll
В публичных выступлениях, вощедших в корпус исследования, юмор
выполняет несколько функций: он является средством контакта, создавая
смеховую разрядку и настраивая слушателей на прием сообщения,
способствует формированию образа оратора и подкрепляет аргументацию,
делая ее более яркой и запоминающейся. Уместное использование юмора
придает динамику риторическому дискурсу и увеличивает его
воздействующий потенциал.
20
What l'*liked aboutTrance| is that>they| I^lived in Lipn|''kissed you on ^oth
^cheeksl which iXhoughtl for E*shy^Englishman| was a veiy^friendly Hhing to^do||.
"*One,daj^rVent to^aris| and I'^eeted my'friend irtTaris( and Pldssed her on'both
4;heeks| and she responded as if shefeomehow'wantedsmoreH. It's?true| thartn^aris|
they\iss you>four times||. And I was'^'fascinated by^his|[ J'wice in Lipn/ibur'times
in'^arisll^Vhat'happens in Dyon?|| Is i t ^ e e times['five|'Six'Ttimes?|||
Обобщая эту часть исследования, необходимо отметить, что все
компоненты строя академической публичной речи складываются под
воздействием двух тенденций: первая связана с использованием единиц
язьпса для реализации убеждения в рамках прототипической модели
риторического дискурса определенного жанра; вторая отражает стремление
оратора к оптимальному самовыражению в процессе взаимодействия со
слушателями. В результате формируются стереотипный и творческий
аспекты публичного выступления.
В главе 5 «Просодический портрет» академической публичной речи»
представлены результаты фонетического анализа британской академической
публичной речи. Избранный нами подход к изучению текстовой просодии
предполагает,
что
особенности
просодического
строя
текста
рассматриваются в риторическом контексте, т.е. их функциональносемантическая интерпретация дается с учетом таких риторических категорий
как замысел речи и ее результат. Особую актуальность в этой связи
приобретает изучение роли просодических единиц в реализахщи речевой
позиции говорящего (сфера самовыражения оратора) и обеспечении
адекватного восприятия сообщения слушающими (сфера воздействия, сфера
взаимодействия оратора и аудитории). Такой подход позволяет отразить
влияние зтоса (социо-культурного контекста) на просодическую реализацию
публичной речи, иптеракциональную динамику звучащего текста, а также
включить в сферу рассмотрения не только инвариантные, но и вариативные
просодические признаки и установить причины просодо-семантического
варьирования.
Просодический строй звучащего текста складывается в процессе
риторической деятельности, регулируемой принципами целесообразности и
уместности. Исходя из этих принципов, оратор использует в риторической
деятельности
две
группы
дискурсивньк
стратегий:
стратегии
информирующего типа, направленные па реализацию убеждающего
информирования, и стратегии интеракционального типа, обеспечивающ^1е
его взаимодействие со слушателями.
Большая часть дискурсивных стратегий оратора направлена на реализацию
его главной задачи - сообщение новых знаний, что предполагает активную
вовлеченность в процесс коммуникации и самого говорящего, и слушающих.
Высокая информационная насыщенность сообщения и его риторическая
ориентированность
обеспечиваются
следующими
интонационными
техниками:
21
1. Пословное и послоговое акцентирование в высказываниях, содержащих
важную в контексте всего выступления информацию:
?Bu^ince the "middle of thexentury|4ve have b^ome a conbumer society] |
'TEverybody'reads4hrillers||
2. Резкое изменение темпа, увеличение длительности пауз. Подобная техника
особенно характерна для тех случаев, когда сообщается нечто неожиданное,
необычное:
^Englishjhas been ajstress-timed^languagelH Urtliljiowll
Подчеркивая важность сообщения, содержащего парадоксальный и
неожиданный факт, меняющий представления слушателей о ритмической
организации английской речи, оратор существенно замедляет темп в первом
высказывании и предваряет второе сверхдлинной паузой, которая
приобретает статус риторической.
Маркированное увеличение длительности паузы внутри высказывания
может способствовать выделению наиболее значимого элемента:
vProse||I is supfjosed to be the'simplest4hing||
3.
Контрастивное
использование
тона
в
сопоставлениях
и
противопоставлениях. При сообщении новых знаний ораторы используют
метод сопоставления объектов и явлений, что активизирует мыслительную
деятельность слушателей и вовлекает их в риторическую коммуникацию:
And youHian't'pile up^dverbs| in t h ^ a y you can'pile up,^jectives||
Высокий восходящий тон широкого диапазона, сопровождаемый
увеличением громкости, контрастирует с низким нисходящим тоном.
4. Прерывание шкалы с резким повышением тонального уровня (accidental
rise):
'Personally! I've always "taught literature in the fold ^ay||
Графики частотного контура показывают резкое повьппение частотного
уровня на слове "old", что указывает на особую семантическую значимость
этой единицы в рамках информации, передаваемой в высказывании.
5. Контрастивное просодическое оформление высказывания, содержащего
важную информацию. Данная техника широко используется для обеспечения
доминантного положения в звучащем тексте высказываний, образующих
логико-содержательную основу всего выступления (главный тезис, тезисы в
рамках аргументативного акта). Такие высказывания часто выдвигаются в
позицию «широкого фокуса» (немаркированная позиция фразового
ударения), в результате чего все высказывание воспринимается как несущее
новую информацию. Эффект просодической выделенности высказывания
создается за счет контрастного просодического оформления фокусного
высказывания на фоне последующих или предыдущих. Так, главный тезис в
лекции о современной литературе формулируется следующим образом:
^Thriller is a'genuinely*popular£enre||
It's maybe a aominant||\genre| of our>time||
Фокусная позиция в обоих случаях реализуется за счет расширения
тонального диапазона, замедления темпа на фокусной единице с
22
последующим его ускорением в фоновой части, длительных пауз до и после
фокусной единицы, пословного акцентирования.
6. Маркированное расположение фразового ударения.
Перенос фразового ударения с конечно-фокусной в маркированную
позицию относится к числу наиболее распространенных интонационных
техник. Как правило, она используется при сообщении фактических или
численных данных.
^Five hundred/nillioni is^robablyliiore than you4ieed,^ctually||
Интеракциональные стратегии оратора, направленные на обеспечение
эффективного взаимодействия участников риторического дискурса,
реализуются с использованием следующих интонационных техник:
просодическое выделение текстовых единиц с эмоционально- модальной и
оценочной нагрузкой (вьфажение позшдаи автора); просодическое выделение
метакоммуникативных единиц; выделение просодически маркированных
функциональных слов в отдельную интонащюнную группу (организация
информации и оптимизация ее восприятия слушающими); просодическая
затушеванность единиц контакта и метакоммуникации, подчеркивающая их
избыточность.
> And|"what voufmd|4nterestinglvl with just abouf*any^corpus|| is that^nearlythalf
of the'number of.words| I mean>different meanings of words||'^early'TiaIfl ос'Йиг
чопсещ
В приведенной диктеме представлены несколько типичных техник,
реализующих интеракциональные стратегии. Следует отметить, что
текстовые единицы, обеспечивающие взаимодействие оратора и аудитории,
воспринимаются как риторические сигналы либо за счет их просодической
выделенности, либо, наоборот, за счет просодической сглаженности
(уменьшение тонального уровня, сужение тонального диапазона,
уменьшение громкости, увеличение скорости речи) на фоне окружения.
В результате использования указанных интонационных техник в звучащем
тексте образуются просодически маркированные единицы референтного и
метареферентного уровней. Просодически маркированные единицы
референтного уровня (слова, словосочетания, иногда целые высказывания)
образуют информационный «костяю> публичной речи. Просодически
маркированные единицы метареферентного уровня (риторические сигналы)
реализуют авторизацию, адресацию, метакоммуникацию и контакт, во
многих случаях одновременно. Выделение одних единиц текста на фоне
других обеспечивает динамику риторического дискурса как в плане
реализации его информационной составляющей, так и в плане обеспечения
взаимодействия между его участниками. Характерно, что степень
просодической выделенности метареферентных единиц может быть выше,
чем степень выделенности единиц, относящихся к референтному плану
(например, у темпераментных ораторов, или в тех случаях, когда оратор
осуществляет борьбу за контакт).
23
Важной функцией просодии в академической публичной речи является ее
участие в реализации аргументации. Как показало исследование, основная
тенденция, отражающая характер просодической организации акта
аргументации, состоит в том, что высказывание-тезис, содержащее важную
информацию, маркируется просодическим выделением по отношению к
высказываниям аргументам, что обеспечивает доминантное положение
тезиса.
^rosejll is sui)i)Osed to be the'simplest! \hing||-AVhen yoii'say?that|4ometMng in
Mife is pr(^aic| you areHalking about its simpHcity in a^ense||>Em||
Просодическое выделение тезиса и сглаженное просодическое оформление
аргумента, реализованного
в разговорной тональности, создают
просодический контраст по тону (уровневый и диапазональный перепад),
скорости речи и фомкости. Присутствие хотя бы одной просодически
маркированной интонационной группы может служить гфизнаком выделения
всего высказывания тезиса. Отклонения от этой тенденции, при которых
объективно значимые элементы могут отодвигаться в фон, связаны с
индивидуальными особенностями оратора. Фактор индивидуального стиля
оратора настолько весом, что аргументация может иметь более яркое
просодическое оформление, чем тезис, особенно, когда в качестве
аргументов используются примеры из личного опыта, иллюстративные
примеры, апелляции к аудитории.
Представленные выше просодические характеристики академической
публичной речи являются в значительной степени проекцией принципа
целесообразности риторического дискурса. С реализацией принципа
уместности связана такая особенность публичной речи как стилевая, или
тональная неоднородность, что проявляется и на просодическом уровне. Под
воздействием риторических факторов, представленных вьппе, академическая
публичная речь приобретает особую стилизацию и наряду с просодическими
маркерами академического (научного) стиля в тексте присутствуют и
маркеры разговорного стиля. В звучащем тексте сложно однозначно
разграничить специфические черты отдельных фонетических стилей: их
взаимопротпсновение может носить диффузный характер и создавать
впечатление стилевой многослойности. Однако общая тендешщя состоит в
том, что в современной академической публичной речи наблюдается
«смешение стилей»: в ней могут присутствовать элементы разговорного,
информационного, художественного и публицистического стилей
(в
соответствии с тршологией, разработанной коллективом авторов кафедры
фонетики английского язьпса МПГУ под руководством М.А.Соколовой). В
связи с этим академическая публичная речь не вписывается в традиционные
рамки фоностилистики, предлагающей заданный набор просодических
параметров для каждого стиля речи. Динамика риторического дискурса
приводит к значительному варьированию просодических характеристик и
фоностилистической неоднородности звучащего текста.
24
Индикаторами стилевой неоднородности являются следующие параметры:
членение текста на единицы разной размерности, варьирование темпа речи,
присутствие пауз хезитации и т.д. Следует отметить полифункциональность
пауз хезитации в британском риторическом дискурсе: они используются в
ходе речевого планирования и могут свидетельствовать о психо­
физиологическом состоянии оратора. Однако, неправомерно, на наш взгляд,
связывать их с неподготовленностью оратора, поскольку во многих случаях
они используются как средство формирования доброжелательной,
неформальной тональности общения и средство контакта, создавая
ощущение спонтанности речепорождения.
So|er|the future of English is the theme now||.
Стилевая неоднородность проявляется также в некоторых особенностях
мелодики. В тексте присутствуют диктемы, мелодическое оформление
которых позволяет рассматривать их как реализацию спонтанной
разговорной речи: узкий и средний тональный диапазон, ровный средний и
низкий нисходящий терминальный тоны, ровный тон в предъядерной части,
ровный терминальный тон в повторах. Количество подобных «разговорных
вкраплений» зависит от темы выступления, степени формальности ситуации
и индивидуальных предпочтений оратора.
bused to^avc афох by the^ioor| and instead o^№rowing aWay all my junk mail|
I used to»put it into th©box|?eri so it could^o into the^corpus|||
В рамках исследований фоностилистическо! о направления были
выделены интонационные структуры (контуры), специфически присущие
британской академической публичной речи (М.А.Соколова, И.М.Магидова,
М.В.Давыдов) и реализующие ее главную цель. Как показало исследование,
выделение фиксированного набора интонационных структур, типич1шх для
академического стиля речи, позволяет создать лишь усредненную модель,
которая не учитывает многообразных модификаций, возникающих в
звучащем тексте в связи с риторической природой дискурса. В частности, ни
одна из традиционных классификаций не учитывает те интонационные
структуры, которые реализуют сопутствующие задачи и обеспечивают
эффективное взаимодействие оратора и слушателей. Так, например, по
нашим наблюдениям, одним из наиболее частотных терминальных тонов
является средний ровный тон как индикатор неформальности общения
(А.Краттенден)
разговорной
тональности.
Ддя
того,
чтобы
систематизировать полученные в ходе нашего исследования данные все
наиболее частотные интонационные структуры были объединены в две
группы в соответствии с их риторической направленностью: интонационные
структуры, решшзующие риторическое давление и способствующие
осуществлению
убеждающего
информирования, и интонационные
структуры, обеспечивающие коммуникативное сотрудничество между
участниками риторического дискурса. В первую фуппу вошли следующие
структуры: терминальные тоны - нисходящие (высокий, средний, низкий),
восходяще-нисходящий в позиции незавершенности, низкий нисходящий в
25
позиции незавершенности, восходяще-нисходящий-восходящий, цепочка
нисходящих тонов различного диапазона и угла падения; предъядерная часть
- высокая ровная шкала, скользящая шкала, падающая шкала, падающая
шкала с внезапным прерыванияем. Коммуникативное сотрудничество
реализуется такими структурами: терминальные тоны - средний ровный,
низкий нисходящий, нисходяще-восходящий; предъядерная часть - средняя
ровная шкала, низкая ровная, падающая шкала.
Обобщая наблюдения, полученные в ходе исследования, следует отметить,
что просодические контрасты разного рода и различной функциональной
направленности являются отличительной особенностью просодического
строя звучащего
публичного монолога. Просодические контрасты
способствуют увеличению воздействующего потенциала риторического
дискурса. В лингвистическом плане систематизация просодических
контрастов и установление их функциональной нагрузки
позволяет
приблизиться к созданию обобщенной модели просодической организации
публичной речи и показать семиологическую релевантность самих
просодических единиц, реализующих эти контрасты. Как известно, именно
контрастное противопоставление позволяет установить лингвистическую
значимость и функциональную нагрузку просодической единицы и
отдельных просодических признаков. За основу нами было взято вьщвинутое
Ю.А.Дубовским положение о том, что для
просодических контрастов
общего порядка, важных для целей коммуникации, необходимо «широкое
поле деятельности - от ритмогруппы до текста в целом» [Дубовский, 1983]. В
связи с тем, что целью исследования является создание целостного
представления о просодии публичной речи, особое значение приобретает
рассмотрение просодических контрастов, которые реализуются на уровне
высказывания, диктемы и целого текста.
На основании результатов исследования по функциональному признаку
были выделены следующие типы просодических контрастов: контраст
просодических единиц, основанный на степени информационной
значимости; контраст просодических единиц по стилизации; контраст
просодических единиц, реализующих ратщональное и эмоциональное
воздействие.
Контрасты первого типа и способы их формирования рассмотрены выше.
Они реализуются путем просодического выделения одних единиц текста на
фоне других за счет многообразной комбинаторики различных компонентов
просодии. Эти контрасты выявляются в рамках интонационной группы,
фразы и диктемы и, интегрируясь в целом тексте, образуют информационноструктурную основу текста и выражают его тематическую линию.
Фоностилистический контраст реализуется в рамках диктемы. Модель
просодической
единицы,
реализующей
академический
стиль,
характеризуется следующей структурой:
Мелодический компонент:
26
1. Тональный диапазон значительно варьируется (от 7 до 25 пт), преобладает
средний и широкий диапазон.
2. Ядро смысловых центров оформляется следующими терминалып,1ми
тонами: высокий и средний нисходящие, нисходяще-восходящий,
восходяще-нисходя1Щ1й-восходящий, низкий восходящий и низкий
нисходящий в нефинальных синтагмах.
3. Предъядерпая часть оформляется высокой ровной, падающей,
скользящей, ступенчатой и восходящей шкалами.
Динамический компонент:
Громкость произнесения варьируется от средней до повышенной (от 0.7
до 1 отн.ед.). Пики громкости отмечаются на смысловых центрах, особенно
на смысловых центрах, занимающих начальпое положение во фразе или в
диктеме.
Темпоральный компонент:
1. Скорость речи варьируется от средней до медленной ( 185 - 250 мсек).
Отмечается замедление скорости на наиболее значимых единицах
текста.
2. Длительность синтаксических пауз колеблется от коротких до
сверхдлительных
в
пределах
240-1400мсек.
Длительность
эмфатических пауз варьируется в пределах от 200 до 1600 мсек.
Количество пауз хезитации незначительное.
Модель просодической единицы, реализующей разговорную стилизацию,
имеет следующую структуру:
Мелодический компонент:
1. Тональный диапазон варьируется от узкого до среднего в пределах 4 18 пт.
2. Ядро смысловых центров маркируется следующими терминальными
тонами: средний и низкий нисходящие, средний ровный, низкий
восходящий, реже высокий нисходящий и нисходяще-восходящий.
3. К числу наиболее распространенных шкал в предъядерной части
относятся: низкая и средняя ровная, падающая, скользящая.
Динамический компонент:
Уровень громкости варьируется от средней до повышенной (0,7 - 1
отн.ед.)
Темпоральный компонент:
1. Скорость речи варьируется от быстрой до средней в пределах от 125 до
200 мсек., при некотором преобладании быс1рой.
2. Длительность синтаксических пауз варьируется от сверхкоротких до
средних в пределах 230-бООмсек. Продолжительность эмфатических
пауз - 250 - 800 мсек. Отмечается значительное количество пауз
хезитации (как вокализованных, так и нсвокализованных),
длительность которых варьируется в пределах 200 - 1600 мсек.
Отметим, что отсутствие различий в динамическом компоненте
объясняется тем, что громкость произнесения в публичном выступлении
27
зависит от размера аудитории и индивидуальных особенностей оратора и в
меньшей степени подвержена стилевому варьированию, чем другие
компоненты просодии.
Обе эти модели, реализованные в звучащем тексте в том или ином
сочетании
и
пропорциональном
соотношении,
формируют
его
фоностилистическое своеобразие.
Третья фуппа включает просодические контрасты, возникающие в связи с
реализацией рационального и эмоционального воздействия в публичной
речи. При безусловном преобладании рационального воздействия (логос) в
академическом дискурсе присутствует и эмоциональное воздействие (пафос),
причем эмоционально маркированный компонент текста имеет четко
выраженные просодические особенности.
В академической публичной речи эмоциональное воздействие реализуется
за счет следующих просодических параметров: существенное расширение
тонального диапазона, использование перцептивно ярких терминальных
тонов (прежде всего, высокого нисходящего), уменьшение или увеличение
крутизны терминального тона, использование перцептивно ярких шкал
(скользящая,
скандентная), увеличение
громкости, использование
эмфатических пауз большой длительности. Эмоциональную окрашенность
может иметь целая диктема (особенно в иллюстративных примерах и
апелляциях к опыту аудитории). Однако более типична ситуация, при
которой рационально и эмоционально воздействующие единицы
присутствуют в рамках одной диктемы. Более того, в связи со спецификой
риторического дискурса эти компоненты не всегда можно однозначно
разграничить, поскольку эмоциональность оратора во многих случаях
отражает его интерес к обсуждаемой проблеме и активную вовлеченность в
дискурсивную деятельность.
В
результате эмоциональную окрашенность и соответствующее
просодическое оформление приобретают те текстовые единицы, которые
имеют и особую информационную значимость. Таким образом,
эмоциональный и рациональный компоненты воздействия могут быть
реализованы одновременно.
The first thing that happens| is that you haye to give up your ownership of it.|||
Everybody has to|]| When a language becomes a world language| it belongs to
everybodyill and therefore belongs to no one||| This lesson goes down very hard] in
Britainl as you could imagine|||
В риторическом ракурсе просодические контрасты обладают большой
функциональной нагрузкой. Во-первых, они являюхся одним из самых
эффективных средств выразительности. Контрастное вьщеление наиболее
значимых в логико-композиционном и содержательном отношении
элементов текста обеспечивает его интеллектуальную (понятийную)
выразительность.
Воздействующий
потенциал
звучащего
текста
увеличивается также за счет контраста просодических единиц при смене
текстовой тональности (гиперпрагматизация), а также контраста
28
просодических единиц, реализующих рациональное и эмоциональное
воздействие. Кроме того, просодический контраст используется ораторами
как средство контакта. Резкое изменение звукового сигнала (увеличение или
уменьшение громкости или скорости, расширение или сужение тонального
диапазона) активизирует внимание слушателей. Просодические контрасты
также ифают заметную роль в обеспечении динамики риторического
дискурса.
Важно подчеркнуть, что систематизация просодических контрастов в
звучащем тексте показывает, что диктема как единица строя звучащего
текста, представляет собой лингвистически значимую просодическую
единицу,
или
макропросодему,
в
структурно-содержательном,
фоностилистическом и эмоциопально-модальном аспектах.
Как мы уже отмечали, одним из важных направлений данного
исследования является изучение проявлений авторской индивидуальности в
риторическом
дискурсе.
Сверхсегментные
фонетические
средства
предоставляют обширные возможности для реализации риторической
личности оратора. Как показал сравнительный анализ образцов звучащих
текстов, индикаторами индивидуального ораторского стиля могут служить
следующие просодические параметры: средний тональный уровень, степень
варьирования
тонального
диапазона,
особенности
акцентуации,
предпочтение определенных интонационных структур в позициях
завершенности, незавершенности, разнообразие мелодического репертуара,
особенности темно-ритмической
организации, использование
пауз
хезитации, эмфатических и риторических пауз, степень варьирования
громкости. Индивидуальный стиль складывается из речеголосовых свойств и
определенной комбинаторики просодических
параметров, которые
формируют неповторимую манеру речи. Разнообразие просодического
репертуара оратора и его соответствие риторическим задачам повьппают
аксиологическую оценку публичного выступления слушателями.
Все выявленные в ходе исследования особенности просодического строя
академической публичной речи представляют собой многоаспектную
реализацию риторической функции просодии. Обобщая наблюдения,
сделанные в ходе фонетического исследования, необходимо отметить, что
нами бьши рассмотрены следующие функции просодических единиц:
организующая (реализация смысловой и логико-композиционной структуры
текста), функция воздействия, контактная функция, экспрессивная,
эмоционально-модальная,
стилеобразующая
функции,
а
также
социокультурная и идентифицирующая. Как мы уже отмечали,
разграничение отдельных функций носит достаточно условный характер,
поскольку один и тот же набор просодических параметров может
одновременно способствовать реализации ряда функций. Это подтверждает
необходимость выделения риторической функции просодии как
обобщающей по отношению ко всем ее функциям и обеспечивающей
существование публичной речи как риторического произведения.
29
В
Заключении
подводятся итоги комплексного исследования
современной британской академической публичной речи как риторического
события, вида риторического дискурса, звучащего текста.
Исследование показало значимость просодии в контекстной семантике,
обусловленную ее способностью выражать коннотативные значетшя,
отражающие как непосредственный экстралингвистический, так и
экзистенциальный контекст порождения и восприятия звучащего текста.
Именно просодия выражает ту сложную гамму смысловых и эмоциональномодальных оттенков, которые порождаются социо-культурными условиями
(этосом в его широком и узком понимании). В то же время изучение
просодической составляющей публичной речи позволяет извлечь из
звучащего текста информацию о «человеке говорящем» и «человеке
слушающем» как носителях этоса, характере их взаимодействия,
особенностях национальной риторической традиции и культуры речевого
общения.
Таким образом, риторический подход к изучению просодии звучащего
текста позволил, с одной стороны, рассмотреть и систематизировать
многообразные функции просодических единиц, а с другой стороны,
расширить представления о самом риторическом дискурсе и его участниках.
В соответствии с избранным подходом просодическая организация
публичного монолога рассматривалась в контексте риторического
своеобразия публичной речи, с одной стороны, и как составляющая общего
строя текста-дискурса, с другой. В работе представлено системное описание
строя совремешгой британской академической публичной речи и выявлены
ее культурно-специфические особенности. Исследование функсщонального
аспекта текстовой просодии в рамках риторики публичной речи позволило
выявить закономерности в просодической организации звучащего текста и
установить корреляционные связи между особенностями просодического
строя текста и социо-культурным контекстом его порождения и восприятия.
В ходе многоаспекпюго и многоуровнего анализа риторики публичной речи
было обосновано положение о том, что вариативные просодические признаки
риторически значимы и установлены факторы, лежаище в основе просодосемантического варьирования. Было показано, что диктемный анализ может
быть успешно использован применительно к звучащему тексту.
В
перспективе продолжение и развитие данного направления
исследований может быть связано с анализом других риторических жанров и
других видов звучащего текста, сравнительным анализом риторического
дискурса в рамках разных национальных риторических традиций. В
прикладном аспекте теория и практика академической публичной речи
является одним из необходимых аспектов профессиональной подготовки
специалистов в области филологии и преподавания иностратшых языков.
30
Основные положения диссертации
автора:
отражены в следующих публикациях
Монографии и учебные пособия
1. Фрейдина Е.Л. Публичная речь и ее просодия. - М.: Прометей, 2005.
- 191с.(12 п.л.)
2. Фрейдина Е.Л. Основы публичной речи. Учебное пособие для вузов.
- М.: Владос, 2000. - 95с. (6 п.л.) (в соавторстве с Т.С.Самохиной,
И.С.Тихоновой, Л.Б.Ковалевой, А.В.Михайловой, авторский вклад
30%)
Научные статьи и тезисы докладов
3. Фрейдина Е.Л. Интонация как «знак иронии» // Вестник МГЛУ.
Выпуск 507. Проблемы современной фонетики. - М.:МГЛУ, 2005. С. 194-204. (0,7 п.л.)
4. Фрейдина Е.Л. Индивидуальный стиль оратора и его просодическая
составляющая в британской академической публичной речи //
Культура как текст. - Москва - Смоленск: Институт языкознания
РАН, Смоленский гуманитарный университет, 2005. - С.187-193. (0,5
п.л.)
5. Фрейдина Е.Л. Просодические маркеры стилевой неоднородности
академической публичной речи // Стилистика и теория языковой
коммуникации. Тезисы докладов международной конференции,
посвященной
100-летию И.Р.Гальперина. - М.: МГЛУ, 2005. С.367-368.(0,2п)
6. Фрейдина Е.Л. Голос оратора и «голос» текста // Лингвистика и
лингвистическое образование в современном мире. Материалы
международной конференции, посвященной 100-летию В.Д.Аракина.
- М.: Прометей, 2004. ~ С.297-300. (0,3 п.л.)
7. Фрейдина Е.Л. Современная публичная речь: стереотипы и
творчество // Актуальные проблемы английской лингвистики и
лингводидактики. Сборник научных трудов. Вып.З. - М.: Прометей,
2004.-С.225-231. (0,5 П.Л.)
8. Фрейдина Е.Л. Функции языка и их реализация в риторическом
дискурсе // Актуальные проблемы английской лингвистики и
лингводидактики. Сборник научных трудов. Вып.4. - М.; Прометей,
2005.-С.230-236. (0,5 п.л.)
9. Фрейдина Е.Л. Средства авторизации в современной британской
публичной речи // Актуальные проблемы германистики и
романистики. Сборник статей по материалам межвузовской научной
конференции. Вып.7. - Смоленск: СПГУ, 2004. - С.229-235. (0,5 п.л.)
10. Фрейдина
Е.Л.
Просодическая
составляющая
некоторых
дискурсивных стратегий оратора в академической публичной речи //
31
Актуальные проблемы английской лингвистики и лингводидактики.
Сборник научных трудов. Вып.4. - М.: Прометей, 2005. - С.236-241.
(0,4 п.л.)
11. Фрейдина Е.Л. Prosodic markers of speaker-audience relationship in
public speaking // Полифония образования и англистика в
мультикультурном мире. Тезисы 1-ой международной конференции
англоведов. - М . : М Г Л У , 2004. - С.78-79. (0,1 п.л.)
12. Фрейдина Е.Л. Некоторые просодические индикаторы «стилевой
многослойности» академической публичной речи // Актуальные
проблемы английской лингвистики и лингводидактики. Сборник
научных трудов. Вып.З. - М.: Прометей, 2004. - С.231-237. (0,5 п.л., в
соавторстве с И.В.Полюшкиной, авторский вклад - 50%)
13.Фрейдина Е.Л. Риторика и фонетика: теоретические и прикладные
проблемы // Риторика в системе гуманитарного знания. Тезисы
международной конференции. - М.: Государственный институт
русского языка им. А.С.Пушкина, 2003. - С.344-347. (0,3)
14.Фрейдина Е.Л. Роль просодии в формировании экспрессивпости
академической публичной речи // Обновление содержания обучения
иностранным языкам в школе и вузе. - М.: М И О О , M i l l V , 2004. С.85-90. (0,5 п.л.)
15.Фрейдина Е.Л. Академическая публичная речь как звучащий текст //
Научные труды M i l l У. Серия «Гуманитарные науки». - М.:
Прометей, 2004. - С.400-403. (0,3 п.л.)
16.Фрейдина Е.Л. Некоторые просодические особенности публичной
речи в контексте риторической теории и практики // Фонетика
сегодня: актуальные проблемы и университетское образование.
Тезисы докладов 4-ой международной научной конференции. - М.:
Институт русского языка им. В.В.Виноградова Р А Н , 2003. - С.ЮЗ105.(0,2)
17. Фрейдина Е.Л. Text prosody as а reflection of rhetorical ethos //
Материалы 7-ой международной конференции Л А Т Е У М "Towards
Interactive Teaching: E L Teaching and E L Learning" - M.: М Г У им.
Ломоносова, 2003. lateumnewsletter(g!mtu-net.ru (0,1 п.л.)
18. Фрейдина Е.Л. Ирония в академической публичной речи,
риторический и просодический аспекты // Задачи языкового
образования на современном этапе. - М.; М П Г У , 2004. - С.42-45. (0,4
п.л.)
19. Фрейдина
Е.Л.
Некоторые
жанровые
и
функциональностилистические особенности современной академической публичной
речи // Семантика. Функционирование. Текст. Межвузовский сборник
научных трудов. -Киров: В я т Г Г У , 2004. - С.180-183. (0,3 п.л.)
20. Фрейдина Е.Л. Просодия как средство обеспечения з^естности и
целесообразности публичной речи // Актуальные проблемы
32
английской лингвистики и лингводидактики. Сборник научных
трудов. Вып.2 - М.; Прометей, 2003. - С. 175-179. (0,4 п.л.)
21.Фрейдина Е.Л. Обучение академической публичной речи в курсе
практической фонетики / /Научные труды МПГУ. Серия
«Гуманитарные науки». - М: Прометей, 2003. - С.236-238. (0,2 п.л.)
22. Фрейдина Е.Л. Воздействие, убеждение, консенсус как риторические
понятия // Актуальные проблемы английской лингвистики и
лингводидактики. Сборник научных трудов. Вып.1. - М.; Прометей,
2002.-С.168-170. (0,2п.л.)
23. Фрейдина Е.Л. О риторическом подходе к описанию звучащего
текста // Актуальные проблемы английской филологии. Сборник
научных трудов. Вып.1 - М.: Прометей, 2002. - С. 130-133. (0,3 п.л.)
24. Фрейдина
Е.Л.
Групповая
дискуссия:
коммуникативный,
риторический, методологический аспекты // Актуальные проблемы
английской филологии. Сборник научных трудов. Вып.1. - С.93-99.
(0,6 п.л.) (в соавторстве с А.В.Савватеевой, авторский вклад - 50%)
25.Фрейдина Е.Л. Диалог-дискуссия в контексте риторики, лингвистики,
методики // Реформирование школьного и вузовского образования и
новые тенденции в преподавании иностранных языков. Тезисы
международной научно-практической конференции. - М.: МПГУ,
2002.-С.125-128. (0,3 п.л.)
26.Фрейдина Е.Л. О фонетической составляющей коммуникативного
контакта в публичной речи // Иностранные языки: лингвистика и
методика. Сборник научных трудов. - М: Прометей, 2001. - С.58-62.
(0,4 п.л.)
27.Фрейдина Е.Л. О национально-специфических особенностях
коммуникативной компетенции // Научные труды МПГУ. Серия:
«Гуманитарные науки». - М . : Прометей, 2001. - С.163-165. (0,3 п.л.)
28.Фрейдина Е.Л. О риторической компетенции учителя иностранных
языков // Интеграционные процессы в образовании и роль
иностранного языка в подготовке учителя. Тезисы всероссийской
научно-практической конференции. - М.; Прометей, 2001. - С.204207. (0,3 п.л.)
29,Фрейдина Е.Л. О фонетической составляющей риторической
эффективности // Сборник научных трудов «Аракинские чтения». М.: Школьная книга, 2000. - С.59-63. (0,4 п.л.)
ЗО.Фрейдина Е.Л. К
вопросу о просодической реализации
контакгоустанавливающей функции в побудительных диалогах //
Прагматическая функция просодии. Межвузовский сборник научных
трудов. - М.: МГПИ, 1987. - С. 116-132. (0,75 п.л.)
31.Фрейдина Е.Л. Просодия как средство речевого контакта и речевого
воздействия // Функциональный анализ фонетических единиц язьпса.
Межвузовский сборник научных трудов. - М.: МГПИ, 1988. - С.142154. (0,5 п.л.)
33
32.Фрейдина Е.Л. О средствах реализации речевого контакта в
диалогическом общении // Деятельностные аспекты текста и
типологические приемы описания. Тезисы докладов. - М.: Институт
язьпсознания РАН, 1986. - С.79-80. (0,1 п.л.)
ЗЗ.Фрейдина Е.Л. The mode of discourse and its pragmalinguistic status //
Тезисы международной конференции ЛАТЕУМ-МААЛ. - М., 1992, С.23.(0,1п.л.)
34.Фрейдина Е.Л. О звучащем материале к курсу практической
фонетики и фоностилистики // Актуальные проблемы использования
аудио-визуальных средств для обучения иностранным языкам. - М.:
Макс Пресс, 2000. - С.72-73. (0,1)
i
щ
к
^
i
roC. НАЦИОНАЛЬНА/1 |
БИБЛИОТЕКА
{
C.nmiHS(K
J
V
*» Ш ия
I
Подл, к пет. 19.10.2005
Объем 2 п.л.
Заказ №. 384
Типография МПГУ
Тир 100 экз.
IIS21408
РЫБ Русский фонд
2006-4
20034
^
/i
(*
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
0
Размер файла
2 055 Кб
Теги
bd000101095
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа