close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

bd000101131

код для вставкиСкачать
на правах рукописи
Ог^/
Рыжковская Елена Анатольевна
СДЕЛКИ К А К ОСНОВАНИЯ
П Е Р Е М Е Н Ы ЛИЦ В ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕ
Специальность 12.00.03 - гражданское право; предпринимательское право;
семейное право; международное частное право
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кавдидата юридических наук
Екатеринбург 2005
Диссертация выполнена на кафедре гражданского права
Государственного образовательного учреждения
высшего профессионального образования
«Уральская государственная юридическая академия»
Н а у ч н ы й руководитель:
кандидат юридических наук, профессор
Кириллова М а р и я Яковлевна
Официальные
оппоненты:
- доктор юридических наук, профессор
Крашенинников Павел Владимирович
- кандидат юридических наук, допепт
Кузнецов Александр Геннадьевич
Ведущая организация:
Защита
состоихся
У р а л ь с к а я академия государственной службы
«22»
декабря
2005
г.
в
13
часов
на
заседании
Диссертационного совета Д.212.282 01 в Уральской государе хвенной юридической
академии по адресу: 620066, г. Екатеринбург, ул. Комсомольская, 21, зал заседаний
Совета.
С
диссертацией
можно
ознакомиться
в
библиотеке
Уральской
государственной юридической академии.
Автореферат разослан «2» ноября 2005 г
Ученый секретарь Диссертационного совета
доктор юридических паук, профессор
- 1
U
В.И Леупшн
Актуальность
темы
исследования. Подобно
всем иным
современным
законодательствам, законодательство России содержит юридические конструкции,
позволяющие обеспечивать такую насущную потребность современной экономики,
как циркуляция требований и долгов. Они объединены в двух параграфах главы 24
Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - Г К Р Ф ) . Тем не менее
современные ученые не без оснований отмечают
традтщонную скупость и
недостаточную четкость норм этой главы.
Классический институт' перемены лиц в обязательстве, особенно в части
сингулярного правопреемства, происходящего в результате волевых юридических
действий субъектов гражданского права,
в последние годы стал в нашей стране
весьма востребован. Его применение заметно в целом ряде важных экономических
областей:
жилищное
строительство,
обеспечение
возврата
кредитов,
профессиональная деятельность по взысканию долгов с целью нейтрализации
неплатежей, компенсация отсутствия свободных денежных средств путем продажи
отсроченных требований и пр. Такая «новая жизнь» указанных правовых явлений
имеет вполне понятные и закономерные причины. Право никогда не выступало
ценностью само по себе, оно значимо для общества в качестве органичного
регулятора постоянно развивающихся и обновляющихся общественных отношений,
среди которых едва ли не главную роль играют отношения в сфере экономики.
Больптинство авторов, исследующих вопросы перемены лиц в обязательстве в
результате сделок, высказывая суждения о расширении практического применения
норм
этого
института,
указывают
в
качестве
причины
развитие
рыночных
отношений, вызвавшее необходимость оборота идеальных объектов (в частности,
имущественных
прав),
создания
рынка
до]иовых
обязательств,
появления
дополнительных юридических возможностей для достижения коммерческих целей
С
другой
стороны,
очевидно
стремление
ряда
хозяйствующргх
субъектов
использовать эти правовые конструкции в негативных целях: сокрытие движения
своих денежных средств, зтслонение от уплаты налогов, скупка чужих долгов для
достижения контроля над конкретными предприятиями и их группами, увод активов
в преддверии банкротства и т.п. Таким образом, распространенность практического
применения изучаемых правовых явлений очевидна.
Но
очевидной
представляется
и
полярность
суждений
цивилистов
относительно правовой сущности исследуемых институтов и ряда их ключевьгх
моментов. Судьи и современные ученые обращают внимание на приобретение
особой актуальности уступки требования и перевода долга для судебной практики,
подчеркивают спорность, противоречивость и необходимость обобщения последней
в целях единообразия.
Вьппеуказанные проблемы в базовой отрасли частно-правовой сферы создают
сложности в другргх правовых отраслях, в чф-щойИк ниивидят—к-затруднению
БИБЛИОТЕКА
1
^"I^C^fl
налогообложения, бухгалтерского учета соответствующих операций, обращения
взыскания на права (требования) организаций-должников в рамках исполнительного
производства.
Нельзя
также
не
упомянуть
об
интересе
проявляемом на международном уровне.
к
изучаемым
проблемам,
Задачу унификации норм об уступке
требования выполняют Конвенция о международном факторинге, подготовленная
Международным институтом унификации частного права и принятая 28 мая 1988 г.
в Оттаве, а также Конвенция О О Н об уступке дебиторской задолженности в
международной
торговле,
подготовленная
Комиссией
ООН
по
праву
международной торговли и принятая в декабре 2001 г. в Нью-Йорке.
Представляется,
законоположений
и
что
научное
вьфаботка
исследование,
предложений
по
анализ
их
действующих
совершенствованию,
формирование единого подхода в судебной практике к предмету настоящего
исследования будут
защите
их
способствовать уверенности хозяйствующих
гражданских
прав
и
в
конечном
итоге
субъектов
нормальному
в
развитию
экономических отношений.
Степень
научной
исследования.
Среди
разработанности
проблемы
фундаментальных
и
теоретическая
исследований,
база
посвященных
непосредственно сделкам уступки требования и перевода долга, следует назвать, в
частности,
работы
М.М.
Ахаркова
(«Перевод
долга»,
1923),
В.Л.
Белова
(«Сингуляртюе правопреемство в обязательстве», 2000), Л.А. Новоселовой («Сделки
уступки права (требования) в коммерческой гфактике. Факгоринг», 2003). В то же
время нельзя игнорировать недостач очную разработанность конструкций уступки
требования и перевода долга в нашей юридической науке. В
цивилистической
классической
литературе подчеркивалось, что изменение правоотноптения,
возможное, в частности, по линии его субъектов, является наиболее сложным
моментом его движения. Отмечались отсутствие должного внимания общим и
частным вопросам преемства в правах и обязанностях в советской литературе по
гражданскому праву, недостаючность русскоязычных монох-рафических работ по
вопросам сингулярного преемства и их традиционное фрагментарное изложение в
монографиях
и
учебниках,
слабая
изученность
этих
проблем
за рубежом,
Справедливости ради нужно упомянуть о значительном повышении интереса в
современной
юридической
литературе
в
особенности
к
вопросам
уступки
требования, что отнюдь не привело к полному исчерпанию теоретических и
практических проблем в этой сфере. Исследований же, посвященных переводу
долга, крайне мало.
Теоретической
основой
исследования
являются
труды
таких
ученых-
цивилистов, как С.С. Алексеев, М.М. Агарков, М.И. Брагинский, В А Белов, В.В.
Витрянский, Л . Ю . Василевская, А . В . Вошатко, Б.М. Гонгало, А.А. Гузина, В А.
Дозорцев, B.C. Е м , Л.Г. Ефимова, Т.И. Илларионова, О.С. Иоффе, М.Ф. Казанцев,
М.Я. Кириллова, О.А. Колесников, Е.Г. Комиссарова, О.А. Красавчиков, Е.А.
Крашенинников, М.В. Кротов, О.Г. Ломидзе, Л.А. Лунц, А.А. Маковская, Д.В.
Мурзин, И.Б. Новицкий, Л.А. Новоселова, А.Л. Новоселов, И.А
ТТолуяхтов, А . Л .
Попов, В В. Почуйкин, О.М. Свириденко, К.И. Скловский, Е.А. Суханов, Ю.Б.
Фогельсон, Б.Б. Черепахин, Л.Р. Юлдашбаева и др. В
работе использованы
достижения дореволюционной цивилистики, изложенные в трудах Д.И. Мейера,
Н.О Нерсесова, К.П. Победоносцева, И.А. Покровского, Г.Ф. Шершеневича и др.
Сравнительное исследование опирается на труды Е. Годэмэ, X , Кетца, К. Цвайгерта,
S. Scott.
Цель и задачи исследования. Основной целью работы является изучение
теоретических
обязательстве
и
практических
на
проблем, возникающих
основании
сделок,
и
при перемене лиц
разработка
рекомендаций
в
по
совершенствованию правового регулирования.
Названная цель предопределяет следующие задачи исследования:
- проанализировать основания перехода прав кредитора и
обязанностей
должника к другому лицу;
- выделить
перечень
предусмотренных
гражданским
законодательством
сделок, способных служить таким основанием, и дать им общую характеристику;
- исследовать возможность применимости категории права собственности для
целей обслуживания оборота прав требования и долгов;
- определить содержание категорий «уступка права требования» и «перевод
долга» и правовую квалификацию соответствующих явлений;
-
установить
юридические
факты,
обусловливающие
переход
права
требования (долга) в рамках уступки требования и перевода долга;
- исследовать возможность выступления уступки требования в качестве
способа передачи прав по ценным бумагам;
- обобщить требования к объектам уступки требования и перевода долга;
- раскрыть субъектный состав сделок уступки требования и перевода долга и
выявить его ограничения;
- исследовать форму сделок уступки требования и перевода долга, а также
последствия ее несоблюдения;
- исследовать содержание сделок уступки требования и перевода долга.
В то же время из-за ограниченности объема в работе не исследуются, в
частности, вопросы допустимости уступки различных требований (связанных с
личностью кредитора, при ограничении уступки прав законом или договором и пр.),
а также
проблемы объема передаваемых прав требования, касающиеся перехода
прав,
обеспечивающих
исполнение
обязательства,
и
других
связанных
с
требованием прав.
Методологическая
использованием
как
основа
общих
формально-логического,
исследования. Исследование проводилось
методов
анализа,
научного
синтеза,
познания
индукции,
с
(диалектического,
дедукции,
обобщения,
классификации, аналогии и др.), так и специальных методов правовой науки (в т.ч.
исторического, системного, сравнительно-правового).
Предметом исследования является комплекс проблем теоретического и
практического характера, связанных с правовым регулированием перемены лиц в
обязательстве на основании сделок.
Эмпирической
базой
исследования
послужили
источники
правового
регулирования отношений, возникающих при перемене кредитора или должника в
обязательстве на основании сделок, в т.ч. федеральные законы, материалы судебной
практики Высшего Арбитражного Суда Р Ф , Верховного Суда Р Ф , всех федеральных
арбитражных судов округов. Арбитражных судов Свердловской и Новосибирской
областей. В общей сложности в работе использованы судебные акты по более чем
ПО судебным делам, 13 обзоров и обобщений практики судов различного уровня.
Кроме того, были изучены международно-правовые акты, законодательные акты и
практический опыт ряда иностранных государств по теме исследования.
Н а у ч н а я новизна исследования заключается в следующих положениях,
выносимых на защиту:
1. Существование в праве институтов перехода прав кредитора и обязанностей
должника к другому лицу на основании сделки, а также на основании закона,
обусловлено
разными
экономическими
оттшшсниями
и
интересами.
Первый
означает поощрение законодателем свободы субъектов гражданского оборота в
распоряжении правами и обязанностями в
своем интересе по
собственному
усмотрегапо. Второй порождается необходимостью упорядочения экономических
отношений с целью защиты прав и интересов разных лиц при наступлении
определенных событий, недопущения неблагоприятных или вредных для общества
последствий.
Название § 2 главы 24 Г К Р Ф предлагается изменить на следующее «Переход
обязанностей
должника
к
другому
лицу».
Обосновано
также
предложение
дополнить § 2 главы 24 Г К Р Ф статьей 390.1 «Основания перехода обязанностей
должника к другому лицу» следующего содержания: « 1 . Обязанность должника,
возникшая из обязательства (долг), может быть передана им другому лицу по сделке
(перевод долга) или перейти к другому лицу на основании закона. 2. Обязанности
должника по обязательству переходят к другому лицу на основании закона и
наступления указанных в нем обстоятельств: в результате универсального преемства
в обязанностях должника; при переходе прав на застрахованное имущество от лица.
в интересах которого был заключен договор страхования, к другому лицу; в других
случаях, предусмотренных законом».
2. Основанием перехода прав кредитора (обязанностей должника) к другому
лицу выступает всякий гражданско-правовой договор: 1) из которого возникает
обязаппость передать право требования (принять на себя чужой долг) либо 2)
заключение которого обусловлено передачей такого права (принятием чужого
долга) либо 3) в содержание которого входит условие о переходе права требования
(долга) при отсутствии волевых действий сторон по его передаче (принятию), в
результате совершения иных действий или наступления срока (события).
Выделены
следующие
поимепова1гаые
в
ПС
РФ
договоры,
способные
выступать основанием перехода прав кредитора: купли-продажи, в т.ч. продажи
предприятия; мены; даретгая; финансирования под уступку денежного требования;
новации; комиссии; агентский договор, построенный по модели договора комиссии;
перенайма; учредительный договор общества с ограниченной ответственностью; о
создании акционерного общества; аренды предприятия; об отступном. Среди
поименованных договоров, способных служить основанием перехода обязанностей
должника,
выделены
следующие:
комиссии;
агентский
договор,
дарения;
построенный
продажи
по
предприятия;
модели
договора
новации;
комиссии;
перепайма; аретщы предприятия; об отступном. Основанием перехода к другому
лицу прав кредитора или обязанностей должника могут выступать также любые
И1п.1е
удовлетворяющие
указанным
выше
признакам
сделки,
прямо
не
предусмотреппые законом, но ему не противоречащие.
3. Содержанием категорий «уступка права требования» и «перевод долга»
охватываются любые сделки, направленные непосредственно на отчуждение права
кредитора (обязанности должника) другому лицу (в частности, договоры куплипродажи, мены, дарения обязательственных прав; договоры дарения в форме
освобождения от долга перед третьим лицом; перепайма; соглашения о передаче
прав требования и долгов, заключаемые в рамках исполнения договора комиссии;
иные направленные на отчуждение прав кредитора или обязанностей должника
сделки, прямо не предусмотренные законом, но ему не противоречащие). Цель
объединения таких сделок под едиными собирательными понятиями - обособление
особых норм, распространяющихся на них в силу специфики объекта.
Предложено дополнить п. 1 ст. 382 Г К Р Ф абзацем вторым следующего
содержания: «Под уступкой требования понимается любая сделка, предусмотренная
законом, а также не предусмотренная законом, но не противоречащая ему,
направленная непосредстветпю на отчуждение права требования другому лицу (в
т.ч сделка купли-продажи, дарения, мены права требования)». Имеющийся абз. 2 п
1 ст. 382 ПС Р Ф считать абзапем третьим. Также предлагается дополнить § 2 главы
24 ПС Р Ф статьей 390.2 «Перевод долга» следующего содержания; «Под переводом
долга
понимается
предусмотренная
любая
сделка,
законом,
но
предусмотренная
не
законом,
протрпзоречащая
ему,
а
также
не
направлетпшя
пепосредствспно на отчуждение обязанности должника (долга) другому лицу».
4. Переход права требования к другому лицу может быть результатом: 1)
совершения единственной сделки, т.е. одного юридического факта; 2) юридического
состава, состоящего либо а) из двух сделок - основной и вспомогательной, либо б)
из сделки и иного юридического факта.
Для перехода долга к другому лицу всегда необходим юридический состав.
Первыми элементами этого состава выс1упают либо: 1) одна сделка; либо 2) две
сделки - основная и вспомогательная; либо 3) сделка и иной юридический факт.
Вторым необходимым элементом такого состава является односторонняя сделка согласие кредитора на перевод долга.
5. Уступаемое право должно быть, как npaBHJro, обязательственным, а также
передаваемым правом; возможна замена активного субъекта как в договорных, так и
во внедо! оворных обязательсгвах; допустима уступка требований из взаимных
договоров без перевода обязанностей, при ншшчии неисполненной обязанности
цедента перед должником;
возможна уступка части требования при делимости
предмета обязательства, в т.ч. из длящихся договоров; наряду с уступкой прав
требования с наступившим
требования
с
сроком исполнения допустима уступка как прав
ненаступившим
сроком
исполнения,
так
и
возникаюгцих
из
обязательства, которым стороны будут связаны в будущем. Аналогичные выводы
сделаны в отношении объекта правоотношения перевода долга
Уступка
права требования является универсальным
способом
передачи
обязательс!венных прав. Объектом уступки права требования может выступать
неделимая совокупность прав, удостоверенных любой ценной бумагой. В этом
случае посредством цессии передаются и вещные права, ecim таковые удостоверены
ценной бумагой.
6. Существуют особые ограничения субъектного состава сделок уступки права
требования и перевода долга: 1) -гребования к субъектному составу таких сделок
устанавливаются
нормами
о
конкретных
видах
договоров,
выступающих
основанием для перехода прав кредитора (обязанностей должника); 2) безвозмездно
уступать права требования (заключать сделки по безвозмездному принятию на себя
чужого долга) между собой не вправе коммерческие организации, индивидуальные
предприниматели;
предпринимательской
некоммерческие
деятельностью,
организации,
и
публи1шо-правовые
занимающиеся
образования
(в
отношении уступок прав требования и принятия чужих долгов, возникших в
результате ведения предпринимательской деятельности); 3) если для осуществления
действий, составляюпщх содержание передаваемого права требования (долга).
необходимо наличие лицензии, то такое право требования (долг) могут быть
переданы только лицу, имеющему соответствующую лицензию.
7. Обоснована необходимость совершения сделок уступки права требования
(и перевода долга) в форме не менее строгой, чем простая письменная. В связи с
этим предложено п. 1 ст. 389 ПС Р Ф изложить в новой редакции: « 1 . Уступка
требования должна быть совершена в письментгой форме. Усгупка требования,
основанного
на
сделке, совершенной
в
нотариальной
форме, должна
быть
совершена в нотариальной форме».
8. Аргументировано предложение дополнить ст. 390 ПС Р Ф частью второй
следующего содержания: «Требование признается недействительпым, если цедент
не обладал правом на его передачу по любым основаниям, в т.ч. если требование
было уступлено ранее другому лицу, либо если должник имеет (будет иметь)
возражения, дающие право это требование не исполнять, или право па зачет».
9. Обосновано предложение допо:шить Г К Р Ф статьей 391.2 «Обязатюсти
первоначального должника» следующего содержания; «Должник, переводящий долг
на другое лицо, обязан передать ему документы, удостоверяющие долг, и сообпщть
сведения, имеющие значение для исполнения обязанности (долга)».
Практическая значимость результатов исследовапия заключается в том,
что
предложения и
использованы-
в
выводы, сформулированные
правотворческой
в диссертации, могут
деятельности,
быть
направленной
на
совершенствование соответствующего законодагельства; в правоприменительной
деятельности для ее зтгафикации; в процессе преподавания гражданского права и
специального курса по ценным бумагам.
Апробапия
результатов
исследования.
Диссертация
подготовлена
на
кафедре гражданского права Уральской государственной юридической академии,
I де проведено ее рецензирование и обсуждение. Основные положения диссертации
нашли свое отражение в научных публикациях автора, а также используются им при
чтении лекций и проведении семинарских занятий по курсу «Гражданское право» и
специальном)' курсу «Правовое регулирование рьгака ценных бумаг» в Уральском
институте экономики, управления и права.
Структура
работы
Диссертация
состоит
из
введения,
трех
глав,
объединяющих десять параграфов, и библиографического списка.
СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ
В о введении обосновывается актуальность темы, определяются предмет, цели
задачи
исследования,
приводятся
методологическая,
теоретическая
и
эмпирическая основы работы, показываются научная новизна и практическая
значимость диссертации, формулируются положения, вьшосимые на защиту.
Первая глава «Переход прав кредитора и обязанностей должника
другому
лицу»
посвящена
исследованию
оснований
перемены кредитора
к
и
должника в обязательстве, а также определению перечня и общей характеристике
предусмотренных гражданским законодательством сделок, лежащих в основании
перехода прав кредитора и обязанностей должника к другому лицу.
В первом параграфе «Основания перехода прав кредитора и обязанностей
должника
к другому
лицу»
исследуются основания перемены кредитора и
должника в обязательстве.
В
работе аргументируется, что С5тдествует два основания перехода прав
кредитора и обязанностей должника к другому лицу: сделка и закон. Судебное
решение не является самостоятельным основанием перемены лиц в обязательстве.
Обосновывается
недопустимость
смешения
категорий
«уступка
требования
(цессия)» и «переход прав кредитора к другому лицу». Подчеркивается, что об
уступке требования (переводе долга) можно говорить, только когда основанием
перехода прав кредитора (обязанностей должника) является сделка.
Т.к. замена должника в обязательстве может произойти и без заключения
сделки, предлагается: 1) название § 2 гл. 24 ПС Р Ф
изменить на «Переход
обязанностей должника к другому лицу»; 2) дополнить § 2 гл. 24 ПС Р Ф статьей
390.1 «Основания перехода обязанностей должника к другому лицу» следующего
содержания: « 1 . Обязанность должника, возникшая из обязательства (долг), может
быть передана им дру1 ому лицу по сделке (перевод долга) или перейти к другому
лицу на основании закона. 2. Обязанности должника по обязательству переходят к
другому лицу на основании закона и наступления указанных в нем обстоятельств: в
результате ртиверсального преемства в обязанностях должника; при переходе прав
на застрахованное имущество от лица, в интересах которого был заключен договор
страхования, к другому лицу; в других случаях, предусмотренных законом».
В
резу;п.та1е
анализа
терминов, встречающихся
в
законодательстве
и
цивилистической литературе и обозначающих переход прав кредитора на основании
сделки, сформулирован ряд следующих выводов. Допустимо использование таких
словосочетаний, как
«уступка требования», «уступка права требования»
(его
вариант «уступка права (требования)»), «цессия» (и производных от «цессия» слов).
Употребление понятия «уступка права» целесообразно лишь в контексте, из
которого ясно вытекает, что речь идет об уступке именно обязательственного права.
Использование
термина
«переуступка
10
требования»
оправдано
в
значении
«последующей»
уступки, словосочетания
«перевод прав»
- для
обозначения
перевода прав по решению суда.
Прослеживается формирование и развитие институтов уступки требования и
перевода долга в римском и российском праве.
Показано, что существование таких юридических явлений, как переход прав
кредитора
(обязанностей
должника)
к
другому
лицу
на
основании
закона,
обусловлено экономическими отношениями и интересами иного рода, чем те,
которые порождают необходимость правового регулирования уступки требования
(перевода долга). Правовая регламентация перехода
сделке означает
поощрение
законодателем
прав требования (долгов) по
свободы
субъектов
гражданского
оборота в распоряжетти своими правами (обязанностями) в своем интересе по
собственному усмотрению. Правовое регулирование перехода прав требования
(долгов)
па
основании
закона
порождается
необходимостью
известного
упорядочения экономических отношений с целью защиты прав и интересов разных
лиц при наступлении определенных событий, недопущения неблагоприятных или
вредных для общества последствий. Например, в целях защиты прав кредиторов при
реорганизации юридического лица; родственников и иных наследников в случае
смерти гражданина;
поручителя, залогодержателя в
случае
исполнения
ими
обязательства за должника; недопутцения превращения страхования в источник
неосновательного обогащения и пр.
Второй
параграф
«Сделки,
лежащие
в
основании
перехода
прав
кредитора и обязанностей должника к другому лицу» посвящен определению
перечня поименованных сделок, способных служить основанием для перехода прав
требования (долгов) к другому лицу, и их общей характеристике.
Передача права требования цедентом может преследовать разные цели
(получить денежный эквивалент, одарить и пр.)
первоначального должника всегда одна
Цель же передачи долга у
и та же - освободиться от исполнения
обязанности перед кредитором. Поэтому интерес представляет не цель передачи
долга, а цель принятия чужого долга другим лицом, ведь именно последняя может
быть разной, В основании передачи (перехода) права требования (долга) лежит
договор между цедентом и цессионарием (старьпл и новым должниками), объектом
которого выступает право требования (долг). Этот договор может быть как
предусмотренным законом, так и не предусмотренным, но не противоречащим ему,
возмездным или безвозмездным и т.п. Показана ошибочность рассмотрения в
качестве основания передачи обязательственных прав «особых» договоров уступки
требования, т.е. выделения их в
самостоятельный
вид
гражданско-правовых
договоров (наряду с куплей-продажей, дарением и пр.). Этот вывод обусловливает
необходимость внесения изменений в абз. 2 п. 1 ст. 8 Федерального закона № 152Ф З от 11.11.2003 г. «Об ипотечных ценных бумагах», который устанавливает:
11
«Требования по кредитам (займам), обеспеченньпм ипотекой, и (или) закладные
могут быть приобретены ипотечным агентом на основании договора куплипродажи, мены, цессии (уступки требования), иной сделки об отчуждении этого
имущества...». Слова «цессии (уступки требования),» необходимо исключить.
Обосновано,
что
основанием
перехода
прав
кредитора
(обязанностей
должника) к другому лицу выступает всякий гражданско-правовой договор: 1) из
которого возникает обязанность передать право требования (принять на себя чужой
долг) либо 2) заключение которого обусловлено передачей такого права (принятием
чужого долга) либо 3) в содержание которого входит условие о переходе права
требования (долга) при отсутствии волевых действий сторон по его передаче
(принятию), в результате совершения иных действий или наступления срока
(события).
Самым распространенным основанием перехода прав требования является
договор
их
купли-продажи.
Договор
продажи
предприятия
также
всегда
сопровождается уступкой требований продавца предприятия покупателю. Проблема
допустимости выступления прав требования (а также долгов) в качестве объектов
права
собственности
обладателем таких
исследуется
благ
в
через
призму
возможности
отношении последних
осуществления
традиционных
правомочий
(владения, пользования и распоряжения), а та1сже применения норм, регулирующих
и защищающих вещные права, к правам из обязательств. Делается вывод, что на
данном этапе развития цивилистической науки традиционная категория права
собственности для целей обслуживания оборота требований и долгов может
применяться
«условно»,
для
обозначения
исключительной,
абсолютной
принадлежности таких благ конкретному лицу, отражения наличия предпосылки
для возможности
современному
их
отчуждения. Такие условные
законодателю
и
науке,
например,
категории уже
известны
«интеллектуальнаю>
и
«промышленная собственность».
Далее обосновывается, что обязательственное право может перейти к другому
лицу также в рамках следующих договоров: мены, дарения прав требования;
финансирования под уступку денежного требования; новации (например, при
замене обязательства
из договора
займа
обязательством
по
передаче
права
требования); комиссии; агентского договора, построенного по модели договора
комиссии; перенайма; договора о создании акционерного общества, учредительного
договора общества с ограниченной ответственностью (при передаче учредителями в
уставный капитал общества прав требования к третьим лицам); договора аренды
предприятия; об отступном (в частности, при прекращении обязательства заемщика
по кредитному договору предоставлением взамен исполнения отступного в форме
передачи права требования). Чужой долг может быть принят в рамках таких
договоров, как: дарения (в форме освобождения от обязанности перед третьим
12
лицом); продажи предприятия; новации (в частности, при замене обязательства из
договора займа обязательством принять долг заимодавца); комиссии; агентского
договора, построенного
по
модели
договора
комиссии;
перенайма;
аренды
предприятия; об отступном (например, при прекращении обязательства заемщика по
кредитному договору предоставлением взамен исполнения отступного в форме
принятия долга заимодавца). Указанньпм сделкам дается общая характеристика.
Показывается, что основанием перехода к другому лицу прав требования (долгов)
могут выступать также любые итште удовлетворяющие указанным выше признакам
сделки, прямо не предусмотренные законом, но ему не противоречащие
частности,
лицо
принимает
на
себя
чужой
долг
за
встречное
(в
денежное
предоставление).
Во
второй главе «Уступка
права требования» исследуются правовая
природа уступки права требования, а также основные элементы этого явления
(объект, субъектный состав, форма и содержание)
Первый
параграф
«Правовая
природа
уступки
права
требования»
посвящен изучению содержания категории «уступка права требования», правовой
сущности уведомления должника о переходе прав, анализу проблем абстрактпости
и возмездности уступки требования. Здесь также определяются юридические
факты, обусловливающие переход права требования.
Первонача1и.но
приводятся
основные
позиции
цивилистов
касательно
правовой сущности уступки требования. Ряд авторов подразумевает под уступкой
требования сделку между первоначальным и новым кредиторами, результатом
которой является переход права требования. Эту распорядительную сделку, не
создающую обязательственных правоотношений, предлагается строго отличать от
обязательственной сделки, лежащей в основании ее совершения (в этом смысле
цессия является самостоятельной сделкой). Вторая позиция сводится к понимапию
под цессией опирающейся на разные договоры-основания передачи (перехода)
права к дру1 ому лицу в силу сделки или даже па основании закона. Наконец, цессию
относят и к юридическим поступкам.
Далее обозначается авторская позиция. «Уступка требования» представляет
собой собирательную категорию для обозначения любых сделок, направленных
непосредственно
на
отчуждение
обязательственного
права
другому
лицу,
предусмотренных гражданским законодательством, либо не предусмотренных, но не
противоречащих ему. Речь идет о договорах купли-продажи, мены, дарения прав
требования; перенайма; финансирования под уступку денежного требования; об
отступном (при прекращении обязательства передачей взамен исполнения права
требования) и др. Цель объединения таких сделок под единым понятием обособление особых норм, распространяющихся на них в силу специфики объекта.
в
подтверждение
вытекающих
из
изложенной
точки
отечественной
зрения
приводится
цивилистической
ряд
доктрины,
аргументов,
действующего
гражданского законодательства и судебной практики. В частности, подчеркивается,
что российский гражданский правопорядок не знает пршщипа разъединения, на
котором
в
германской
обязательственной
системе
сделки от
гражданского
права
сделки, направленной
покоится
па
само
отделение
исполнепие, и
рассматривает динамику правоотношения как неразрывный процесс. Отмечается
отсутствие в § 1 гл. 24 Г К Р Ф указаний на конкретные основания передачи прав
кредитора, но упоминание там же о существовании между цедентом и цессионарием
именно
обязательственных
ответственность
цедента).
отношений
Приводится
(права
ряд
и
обязанности
примеров,
когда
сторон,
в
рамках
консенсуальной сделки по отчуждению права кредитора акт передачи права
требования (вспомогательная сделка)' вообще не совершается в силу прямого
указания закона или специфики взаимоотношений сюрон. Показывается, что
судебная практика отождествляет договор уступки требования с договорами куплипродажи и иными договорами, направленными на отчуждение обязательственных
прав.
Авторская
позиция
обосновывается
и
иными
доводами.
В
свете
вышеизложенных заключе£шй предлагается дополнить п. 1 ст. 382 Г К Р Ф абзацем
вторым следующего содержания: «Под уступкой требования понимается любая
сделка, предусмотренная законом, а также не предусмотренная законом, но не
противоречащая
ему,
направленная
непосредственно
на
отчуждение
права
хребования другому лицу (в т.ч. сделка купли-продажи, дарения, мены права
требования)». Имеющийся абз. 2 п. 1 ст. 382 Г К Р Ф считать абзацем третьим.
Обосновывается, что уступка требования является, как правило, сделкой
двз«сторонней. Показывается, что переход права требования к другому лицу может
быть результатом: 1) совершения единствешюй сделки, т.е. одного юридического
факта (реальный
юридического
договор
состава,
дарения
состоящего
права
либо
требования
а)
к
из двух
третьему
сделок -
лицу);
основной
2)
и
BcnoMOiaiejibHofi (основной договор купли-продажи обязательственного права и
вс1Юмогательная
сделка
по
передаче
права), либо
б)
из
сделки
и
иного
юридического факта (договор купли-продажи обязательственного права с условием
о переходе права при нас1уплении определенного срока).
Далее исследуется уведомление должника о переходе прав с точки зрения его
формы, содержания, субъекта обязанности уведомления, последствий отсутствия
уведомления,
правовой
природы,
влияния
на
действительность
уступки.
Автор счел возможным опираться в своих рассуждениях на ле1ение сделок на основные и вспомогательные,
введенное еще Е А Флей]пиц, считающей, что «вспомогательные сделки всегда совершаются для реаличации другого,
уже ранее существующею между сторонами праноо гнощения, для исполнения обязательств, возникающих из
ранее совершенной сделки» Цит по Алексеев С С Односторонние сделки в механизме фажданско-правового
регулирования / А1ГГ0Л0ГИЯ уральской цивилистики 1925-1989 Сборник статей М «Статут», 2001 С 67
14
Доказывается,
что
уведомление
должника
является
правом
и
цедента,
и
цессионария. Действие по уведомлению как правомерный односторонний волевой
акт, направленный на обязывание должника состоявшейся цессией, снятие риска
неблагоприятных
последствий
для
нового
кредитора,
квалифицируется
как
односторонняя сделка. Она создает обязанности не для лица, ее совершившего, а для
другого лица (должника), и не влияет на действительность цессии.
Квалификация
уступки
требования
как
собирательной
категории,
объединяющей любые сделки, направленные на отчуждение прав кредитора (такие,
как купля-продажа, дарение и пр.), приводит к выводу о ее, по общему правилу,
каузальности. Абстрактный характер носит такой вид уступки требования, как
индоссамент. Подчеркивается, что отсутствие в законе прямого указания на
абстрактность
цессии
и
существование
в
российском
праве
презумпции
возмездности всякого гражданско-правового договора также не позволяют отнести
договор
уступки
требования
к
абстрактным
сделкам.
Показьшается,
что
недействительность договора-основания передачи права между прежним и новым
кредитором не может повлечь для добросовестного должника, пе являющегося
стороной такого договора, негативные последствия в виде двойного исполнения не в
силу абстрактности акта передачи права, а в соответствии с нормами ст. 312, п. 1 ст.
382, п. 1 ст. 385 ПС Р Ф .
Лицо, ссылающееся на безвозмездность договора цессии, должно доказать
отсутствие какой-либо причинной обусловленности уступки. При этом у должника
отсутствует материальное и процессуальное требование о признании договора
цессии ничтожным
(в
т.ч. по
мотиву
его
безвозмездаюсти)
и
применении
последствий его недействительности.
В о втором параграфе «Объект уступки права требовапня» обобщаются
требования к «материальному объекту» (терминология профессора О С. Иоффе)
правоотношения уступки требования, исследуется возможность выступления цессии
в качестве способа передачи прав по ценным бумагам.
Обосновывается, что уступаемое право должно быть обязательственным и
передаваемым, т.е. таким, в отношении перехода которого к другому лицу
законодательство
и
соглашение
сторон
не
устанавливают
ограничений.
Показьгвается возможность замены активного субъекта как в договорных, так и во
внедоговорных обязательствах. Приводятся доводы в пользу допустимости (наряду
с уступкой прав требования с наступившим сроком исполнения) уступки как прав
требования
с
обязательства,
ненаступившим
которым
сроком
стороны
будут
испадшения,
связаны
в
так
и
возникающих
будущем; уступки
из
части
требования при делимости предмета обязательства, в т.ч. из длящихся договоров';
' При этом, по общему правилу, право первоначально! о кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на
тех условиях, которые существовали к моменту перехода права.
15
уступки требований из взаимных договоров без перевода обязанностей, при наличии
неисполненной обязанности цедента перед должником В частности, возможность
уступки в последнем слз^ае обосповьтается с помопгыо разграничехгая понятий
«договор»
и
«обязательство»,
поддержки
выделения
условных
категорий
обязательства в узком и широком смысле. Дается квалификация отношений сторон,
складывающихся в резу/штате уступки части требования, а также уступки из
взаимного договора без перевода долга. Например, при передаче части требования
возникает множественность лиц на активной стороне обязательства.
В работе обосновывается, что вопрос о применении уступки требования как
способа передачи хфав по ценным бумагам нужно ставить широко. Ценные бумаги
чаще всего удосюверянэт обязательственные права, а закон предусматривает только
два основания для перехода обязательственных прав: сделку (уступку требования) и
закон. Т.е. если речь идет о волевом действии управомоченного по ценной бумаге
субъекта, заключающемся в передаче прав из бумаги другому лицу, такое действие
должно быть совершено посредством уступки требования. В подтверждение этою
вывода анализируются положения ст. 146, п. 3 ст. 389 Г К Р Ф . В то же время
показываются разли^шя в правовом режиме цессии, совершаемой в целях передачи
прав по различным видам ценных бумаг. В итоге делается заключение, что уступка
права требования является универсальным способом передачи обязательственных
прав. Объектом уступки требования может выступать неделимая совокупность прав,
удостоверенных любой ценной бумагой. В
этом случае посредством цессии
передаются и вещные права, если таковые удостоверены ценной бумагой.
В третьем параграфе «Субъектный состав уступки права требования»
исследуются субъектный состав таких сделок и его ограничения. Проблема
субъектного состава уступки требования разделена на несколько составляющих: 1)
все ли субъекты гражданского права могут выступать стороной искомой сделки; 2)
кто из них и в каких случаях не вправе совершать безвозмездную уступку
требований; 3) как специальный субъектный состав договора, из которого возникло
уступаемое право иребования, влияет на возможность его отчуждения.
В диссертации отмечаехся, что стороной сделки уступки требования могут
выступать любые субъекты гражданского права с учетом общих ограничений
(например, ограниченная
дееспособность
гражданина)
Особые
требования
к
субъектному составу таких сделок могут устанавливаться нормами о конкретных
видах
договоров,
выступающих
основанием
для
перехода
прав
кредитора
(например, о договорах финансирования под уступку денежного требования;
продажи и аренды предприятия). Безвозмездно уступать права требования между
собой не вправе коммерческие организации, индивидуальные предприниматели;
кроме того, некоммерческие организации, занимагопщсся предпринимательской
деятельностью, и публично-правовые образования (в отношении уступок прав
16
требования, возникших в результате ведения предпринимательской деятельности)
Такой вывод следует из анализа норм подл. 4 ст. 575, п. 1 ст. 23, ст. 124 Г К Р Ф , а
также из цели установления соответствующей нормы о запрещении дарения,
состоящей в обеспечении коммерческого эффекта от ведения предпринимательской
деятельности и пресечения возможных злоупотреблений со стороны ведущих ее
субъектов, действующих
на
свой
риск.
Т.е. эта
норма
толкуется
автором
расширительно. Кроме того, если для осуществления действий, составляющих
содержание
передаваемого
обяза1ельственного
права,
необходимо
на:шчие
лицензии, то такое право требования может быть уступлено только лицу, имеющему
соответствующую
лицензию.
В
частности,
право
требования
передачи
в
собственность специальных технических средств, предназначенных для негласного
получения информации, вытекающее из договора их поставки, может
быть
уступлено покупателем только лицу, имеющему лицензию на их приобретение.
В результате исследования возможности уступки банком права требования
возврата заемгщтком кредита лицу, не являющемуся кредитной организацией,
делается вывод о допустимости такой уступки.
Параграф
четвертый
«Форма
уступки
права
требования»
посвящен
анализу требований к форме уступки требования и последствий их несоблюдения.
Показывается, что требования к форме сделки уступки (например, в виде
купли-продажи)
прав
требования,
возникших
из
простой
письменной
или
нотариальной сделки либо из сделки, требующей государствешюй регистрации,
определяются ст. 389 Г К Р Ф . Ecjra же по сделке цессии передается требование,
возникшее из устной сделки, либо не из сделки, а из иного юридического факта, то
применяются общие нормы о форме сделок (п.п. 1 и 2 ст. 159, ст. 161, п. 2 ст. 163 Г К
РФ).
При
необходимос1и
совершения
в
рамках
исполнения
основной
консенсуальной сделки цессии вспомогательной сделки по передаче права форма
последней сделки определяется п. 3 ст. 159 Г К Р Ф .
Вслед за рядом дореволюционных и современных ученых приводятся доводы
в поддержку теории гшсьменносш цессии. В результате анализа норм ст.ст. 572,
574, 578, 389 Г К Р Ф делается заключение о том, ч ю действующее законодательство
тте требует письменной формы для совершения договора, по которому юридическое
лицо безвозмездно передаст
гражданину право требования к другому
лицу,
вытекающее из причинения вреда имуществу цедента, при значительной сумме
требования (свыше десяти минимальных размеров оплаты труда). Такой вывод не
соответствует потребностям нормального экономического оборота. Кроме того,
показывается, что
должником
требуемая
порождает
законом легитимация
естественную
необходимость
нового
кредитора
совершать
перед
цессию
в
письменной форме. В связи с вышеизложенным предлагаегся п. 1 ст. 389 Г К Р Ф
изложить в новой редакции: « 1 . Уступка требования должна быть совершена в
17
письменной форме. Уступка требования, основанного на сделке, совершенной в
нотариальной форме, должна быть совершена в нотариальной форме».
Подвергается критике мнение о том, что несоблюдение простой письменной
формы уступки требования влечет ее недействительность. Доказывается, что ]шца,
не облекшие в простую письменную форму свое соглашение о цессии при
предъявлении законом такого к нему требования, как правило, в случае спора не
могут ссылаться в подтверждение сделки уступки требования и ее условий на
свидетельские показапия, но могут приводить письменные и другие доказательства.
О таком последствии, как недействительность цессии, должно быть прямо указагго в
соглашении сторон или законе. Обосновывается также, что если сделка цессии
подлежит государственной регистрации, но не зарегистрирована, то в любом случае
такая сделка не будет считаться заключенной до момента ее регистрации. Иные
1юследствия (т.е. недействительность сделки уступки требования) должны быть
прямо предусмотрены законом.
В
параграфе пятом «Содержание сделки уступки права требования»
исследуются существенные условия сделки цессии, права и обязанности ее сторон,
а также вопросы ответственности цедента перед цессионарием.
При
рассмотрении
содержания
договора
как
юридического
факта
анализируется такое существенное условие договора уступки требования, как
субъективное обязательственное право кредитора, подчеркивается необходимость
его четкого указания в договоре. Показывается, что последствием недостижения
соглашения по этому вопросу будет являться именно незаключенность договора.
При анализе содержания правоотношения, возникающего из договора уступки
требования, рассматриваются
определяются нормами
§
те права
и
1 гл. 24 ПС
обязанности
РФ.
При
его
этом
сторон, которые
наиболее
детально
анализируются обязанности кредитора, уступившего требование другому лицу,
передать ему документы, удостоверяющие право требования, и сообщить сведения,
имеющие
значение
для
осуществления
требования.
Подчеркивается,
что
неисполнение этих обязанностей не является основанием для признания договора
цессии недействительным или незаключенным, а свидетельствует о существенном
нарушении договорных обязательств.
Отмечается,
что
в
силу
императивности
современной
нормы
об
ответственности цедента перед цессионарием за недействительность переданного
требования сторотп,! сделки цессии своим соглашением такую ответственность
цедента по общему правилу исключить
не могут. Подчеркивается, что нет
оснований для применения подхода, изложенного в п. 2 ст 827 ПС Р Ф в отношении
критериев действительности денежных требований, уступаемых в рамках договора
факторинга, к переходу требований в рамках любых иных договоров цессии.
Содержание этих критериев освобождает цедента от ответственности, если ему в
18
момент уступки не были известны обстоятельства, вследствие которых должник
вправе требование не исполнять (так называемые «скрытые» возражения). Наиболее
приемлемым представляется подход, сложившийся на международном уровне,
когда риск стфЫтых возражений возлагается на цедента, т.к. исполнение договора
между цедентом и должником зависит прежде всего от цедента, и если оно было
надлежащим, то возражений у должника не возникнет. В результате предлагается
дополнить ст. 390 ПС Р Ф частью второй следующего содержания: «Требование
признается недействительным, если цедент не обладал правом на его передачу по
любым основаниям, в т.ч. если требование было уступлено ранее другому лицу,
либо если должник имеет (будет иметь) возражения, дающие право это требование
не исполнять, или право на зачет». Далее анализируются вопросы ответственности
цедента перед цессионарием за неисполнение требования должником.
Третья глава «Перевод долга» посвягцена исследованию правовой природы
перевода долга, а также основных элементов этого явления (объекта, субъскттюго
состава, формы и содержания).
В перво.м параграфе «Правовая природа перевода долга» анализируются
содержание категории «перевод долга», сущность и значение согласия кредитора на
перевод долга, проблемы абстрактности и возмсздности перевода долга. Здесь также
определяю гея юридические факты, обусловливающие переход долга.
Отмечается, что
современный
российский
ГК
регулирует
привативный
перевод долга (наряду с которым выделяется внутренний и кумулятивный перевод).
В
первую очередь излагаются основные точки зрения ученых
правовой
сущности
перевода
долга.
Одни
авторы
иод
относительно
переводом
долга
подразумевают результат договора между старым и новым должниками. При э ю м
подчеркивается,
что
перевод
долга
следует
отличать
от
обязательственных
отношений, служащих ему основанием, а согласие кредитора относится только к
самому переводу долга, другие отношения между должниками его не касаются.
Вторая позиция сводится к тому, что перевод долга считают юридико-техническим
средством, посредством которого применительно к договору дарения, например,
даритель вьшолняет действия, составляющие его предмет.
Далее формулируется позиция диссертанта. «Перевод долга» представляет
собой собирательную категорию для обозначения любых сделок, направленных
непосредственно
на
отчуждение
обязанности
должника
другому
лицу,
предусмотренных гражданским законодательством, либо не предусмотренных, но не
противоречашдх ему. Речь идет о таких сделках, как договор дарения (в форме
освобождения от обязашюсти перед третьим лицом); перенайма; соглашение о
передаче дожов, заключаемое в рамках исполнения договора комиссии и др. Цель
объединения таких сделок под единым понятием - обособление особых норм,
19
распространяющихся на них в силу специфики объекта. В подтверждение этой
точки зрения приводится ряд аргументов, вытекающих из отечественной
цивилистической доктрины, действующего гражданского законодательства и
судебной практики. В частности, подчеркивается, что российский гражданский
правопорядок не знает принципа разъединения, на котором в германской системе
гражданского права покоится отделение обязательственной сделки от сделки,
направленной на само исполнение, и рассматривает динамику правоотношения как
неразрывный процесс. Отмечается отсутствие в § 2 гл. 24 Г К Р Ф указаний на
конкретные основания принятия чужих обязанностей. Приводится ряд примеров,
когда в рамках консенсуальной сделки по отчуждению долга акт передачи долга
(вспомогательная сделка) вообще не совершается в силу специфики
взаимоотношений сторон. Подчеркивается и сходство частного преемства в долгах и
требованиях и единство практических целей уступки требования и перевода долга.
Авторская позиция обосновывается и иными аргументами. В связи с
вышеизложенным предлагается дополнить § 2 гл. 24 Г К Р Ф статьей 390.2 «Перевод
долга» следующего содержания: «Иод переводом долга понимается любая сделка,
предусмотренная законом, а также не предусмотренная законом, но не
противоречащая ему, направленная непосредственно на отчуждение обязанности
должника (доша) другому лицу».
Обосновывается, что
перевод долга является договором между
первоначальным и новым должниками и требует согласия кредитора как
односторонней сделки. Подчеркивается невозможность заключения договора
перевода долга между кредитором и старым должником без участия нового
должника, а также без участ-ия старого должника, доказывается необоснованность
взгляда на перевод долга как на трехстороннюю сделку с участием старого, нового
должников и кредитора.
Далее исследуется согласие кредитора на перевод долга. Обосновывается
квалификация такого согласия как односторонней сделки, т.к. оно представляет
собой правомерное волевое действие, которым кредитор освобождает от долга
прежнего должника и признает должника нового, т.е. возникает право кредитора
■фебовать исполнения обязательства от нового должника и обязанность кредитора
не требовать исполнения от старого должника. Критикуется взгляд на договор
перевода долга как на частный случай договора в пользу третьего лица (кредитора),
а также на осложнение договора перевода долга отлагательным условием
(согласием кредитора). Подчеркивается, что при отсутствии согласия кредитора на
замену должника отношения между старым и новым должниками ограничатся
возложением старым должником исполнения своего обязательства на нового
должника, исполнение ог которого кредитор обязан принять (п. 1 ст. 313 Г К РФ).
Перемены должника в обязательстве в последнем случае не произойдет, конечная
20
цель сделки перевода долга не будет достихнута (поэтому наименование стороны
договора - «новый должник» - здесь носит условный характер).
Показано, что для перехода долга к другому лицу всегда необходим
юридический состав. Первыми элементами этого состава выступают либо: 1) одна
сделка (реальный договор дарепия в форме освобождения от долга перед трегьим
липом) либо 2) две сделки - основная и вспомогательная (основной консенсуальный
договор дарения в
форме освобождения от долга перед третьим лицом и
вспомогательная сделка по передаче долга) либо 3) сделка и иной юридический
факт (консенсуальный договор дарения в форме освобождения от долга перед
третьим лицом с условием о переходе долга при наступлении онределенно! о срока).
Вторым необходимым элементом такого состава является односторонняя сделка согласие кредитора на перевод дол1 а.
Отмечается, что независимость прав и обязанностей обоих должников от
согласия кредитора на перевод долга обусловливается не абстрактностью договора
перевода долга (как подчеркивается в цивилистической литературе), а тем, что
кредитор не является стороной этой сделки. Квалификация перевода долга как
собирательной
категории,
объединяющей
любые
сделки,
направленные
на
отчуждение обязанностей должника к друг ому лицу (такие, как дарение, перенаем,
соглашения о новации, об отступном и пр.), приводит к заключению о том, что
такие сделки каузальны. Подчеркивается, ч ю отсутствие в законе прямого указания
на абстрактность перевода долга и существование в российском праве презумпции
возмездиости всякого гражданско-правового договора также не позволяют отнести
договор перевода долга к абстрактным сделкам. Отмечается, что и из судебной
практики не явствует абстрактность перевода долга.
Показьгеается,
что
проблема
возмездиости
перевода
долга
решается
апалогично проблеме возмездиости уступки требования.
В о втором параграфе «Объект, субъектный состав и форма перевода
долга»
обобщаются
требования
к
«материальному
объекту»
(терминология
профессора О.С. Иоффе) правоотношения перевода долга, исследуются субъектный
состав таких сделок и его ограничения, анализируются требования к форме перевода
долга и последствия их несоблюдения.
В
договора
отношений «материального объекта» правоотношения, возникающего из
перевода
долга,
сделаны
выводы,
аналогичные
тем,
что
были
сформулированы в отношении объекта уступки требования, на основахши той же
аргументации.
А
именно,
объектом
перевода
долга
является
конкретная
юридическая обязанность, входящая в содержание обязательственного отношения.
Возможен перевод долгов, вытекающих как из договорных, так и внедоговорных
обязательств. Допустим как перевод долга из взаимных договоров без уступки
требования
из
тгих, так
и
перевод
21
части
долга
при
делимости
предмета
обязательства, в т.ч. части долга из длящихся договоров. Перевод долга в части
видится возможным с возникновением множественности на пассивной стороне
обязательства.
Отмечается, что стороной сделки перевода долга могут выступать любые
субъекты
гражданского
права
с
учетом
общих
ограничений
(например,
недееспособность гражданина). Особые требования к субъектному составу таких
сделок
могут
устанавливаться
нормами
о
конкретных
видах
договоров,
выступающих основанием для перехода долгов (например, о договорах продажи и
аренды предприятия)
Заключать сделки по безвозмездному принятию на себя
чужого долга на вправе между собой коммерческие организации, индивидуальные
предприниматели;
кроме
предпринимательской
отношении
того,
некоммерческие
деятельностью,
принятия
чужих
и
организации,
публично-правовые
долгов,
возникших
в
занимающиеся
образования
результате
(в
ведения
предпринимательской деятельности). Кроме того, если для осуществления действий,
составляющих содержание передаваемого долга (обязанности), необходимо наличие
лицензии, то такой долг может быть переведен только на лицо, имеющее
соответствующую лицензию.
В отношении требований к форме сделки перевода долга, а также последствий
их несоблюдения сделаны выводы, аналогичные тем, которые относились к форме
уступки требования, на основании той же аргументации. Также поддерживается
необходимость внесения изменений в законодательсхво, касающихся совершения
сделок перевода долга в форме не менее стро: ой, чем простая письменная. Отдельно
исследуется форма согласия кредитора на перевод до;п а.
Третий
параграф
«Содержание
сделки
перевода
долга»
посвящен
исследованию прав и обязанностей сторон, присущих любой сделке перевода долга.
Т.к. § 2 гл 24 Г К Р Ф прямо не предусматривает никаких обязанностей старого
должника, таковые выводягся по аналогии с обязанностями сторон договора
уступки требования, а также из существа перевода долга. Отмечается, что старый
должник
обязан
передать
новому
должнику
документы,
подтверждающие
переводимый долг, и сообщить ему сведения, имеющие значение для исполнения
обязаштости (долга). Эти сведения могут стать основаниями для возражений нового
должника против требования кредитора. Поэтому сформулировано предложение
дополнить § 2 гл. 24 Г К
РФ
статьей 391.2 «Обязанности
первоначального
должника» следующего содержания: «Должник, переводящий долг на другое лицо,
обязан передать ему документы, удостоверяющие долг, и сообщить сведения,
имеющие значетте для исиолнения обязанности (долга)».
Показывается,
должником,
что
состоящую
новый
в
должник
удовлетворении
имеет
обязанность
требования
перед
кредитора.
старым
Но
эта
обязатгаость прекращается при условии выражения кредитором согласия на перевод
22
до]П'а,
если
таковое
будет
дано.
Тогда
происходит
перемена
должника
в
обязательстве, тем самым кредитором нового должника в отношении указанной
обязанности становится теперь уже бывший кредитор старого должника.
По теме диссертации опубликованы следующие статьи:
1. К вопросу о переводе долга // Стратегия развития Российской Федерапии в
период рыночньгч реформ: правовой и экономический аспекты. Материалы научнопрактической конференции (апрель, 2002 г.). Часть 1. Екатеринбург. 2002. - 0,2 п.л.
2. Право
требования
и
юридическая
обязанность
(долг)
как
объекты
гражданских прав // Правовые, экономические и социальные аспекты развития
России начала X X I века. Материалы наушо-практической конференции (апрель,
2004). Часть 1. Екатеринбург: Изда1ельс1во Уральского университета, 2004 - 0,3
п.л.
3. Правовая природа уступки требования // Российский юридический журнал.
2004. № 4. - 0,6 п.л.
4. Сделки, лсжаш,ие в основании перехода прав кредитора и обязанностей
должника к другому лицу // Российский юридический журнал. 2005. № 3. - 0,7 п.л.
Подписано в печать 31.10.2005.
Формат 60x84/16. Бума! а офсетная. Ризография
Усл. печ. л. 1,4. Тираж 150 экз.
Редакционно-издательский отдел Г О У В П О У Г Т У - У П И
620002, г. Екатеринбург, ул. Мира, 19
23
^^2 и 7%
РИБ Русский фонд
2006-4
20070
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
0
Размер файла
1 297 Кб
Теги
bd000101131
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа