close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

bd000101170

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
Ш Е В Ч У К Оксана Павловна
ЦВЕТООБОЗНАЧЕНИЯ КИТАЙСКОГО ЯЗЫКА,
И Х ОСОБЕННОСТИ
И НАЦИОНАЛЬНО-КУЛЬТУРНАЯ С П Е Ц И Ф И К А
Специальность:
10.02.22 - Язьпси народов зарубежных стран
Европы, Азии, Африки, аборигенов Америки и Австралии
(китайский)
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата филологических наук
Москва, 2005
Работа вьтолнена на кафедре китайского язьпса Уссурийского
государственного педагогического института
Научный руководитель
доктор филологических наук
А.Л.Семенас
Официальные оппоненты
доктор филологических наук
Ю.А. Сорокин
кандидат филологических наук
Л.Ш. Рахимбекова
Ведущая организация
Иркутский государственный
лингвистический университет
Защита состоится «^> A<r^<^j--- 2005 г. в //
часов
на заседании диссертационного совета Д.002.042.05 при
Институте востоковедения РАН по адресу: 101000, Москва,
ул. Рождественка, 12.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института
востоковедения РАН.
Автореферат разослан «^^» ^^^^Д^г^с^ 2005 г.
"^
Ученый секретарь
диссертационного совета
кандидат филологических наук
С.А. Бурлак
Институт востоковедения РАН, 2005 г.
Z^^'^
'Z о/vO'
Um^b'i
Актуальность темы исследоваття. Человек живет в цветовом мире,
поэтому интерес к цвету неслучаен. Всё, что мы видим, мы видим при
помощи цвета и благодаря цвету. Проблемами цвета в настоящее время
занимается целый ряд наук и научных дисциплин, каждая из которых
изучает цвет с интересующей её стороны. Физику, прежде всего,
интересует энергетическая природа
цвета; физиологию - процесс
восприятия цвета человеческим глазом и превращения его в цвет;
психологию - проблема восприятия цвета и воздействия его на психику,
способность вызывать различные эмоции; живопись и художественную
литературу - эстетическая функция цвета.
Высокая частопгость употребления лексики цветообозначения, её
явная
национально-культурная
семантика
и
значимость
для
конструирования фрагмента языковой картины мира, а также отсутствие
системных исследований цветообозначений китайского языка с точки
зрения их структурных и семантических типов определяют актуальность
темы диссертационной работы.
Степень разработанности темы. Лексическая группа цветообозначений
является объектом пристального внимания лингвистов. Насчитываются
сотни работ, посвященных цветообозначениям в различных языках мира,
в том числе и в экзотических. Объясняя такой интерес, А.А.Уфимцева
констатирует: ^Система обозначений цвета настолько закрыта и
структурно четко организована в силу относительного
характера
значений ее членов, что служит ньгае классическим примером строгой
структурной организации^'. Дтя описания этой системы достаточно
минимального числа семантических признаков, что характерно еще
только для одной группы слов - терминов родства.
На фоне популярности цветообозначений выглядит удивительным
практическое отсутствие специальных исследований цветонаименований
китайского языка. За последние двадцать лет в Китае по данной теме были
изданы 2 монофзфии и опубликованы 14 научных статей. В указанных
публикациях рассматриваются следующие частные вопросы: история
развития цветообозначений китайского языка, их стилистические
функции, место в китайскоязычной картине мира, особенности в языках
народов Китая, сопоставление с другими языками, и т.д.
Ещё меньшее количество работ о китайских цветообозначениях
представлено на русском языке, и они также в большинстве своем
принадлежат китайским авторам. Если не принимать во внимание
исследования символики простых цветообозначений китайского языка,
которые не могут быть признанны собственно лингвистическими, то
существует только 2 диссертации и 2 статьи, затрагивающие отдельные
аспекты обозначенной нами темы: Чэнь Си рассматривает переносные
значения слов-цветообозначений в составе китайских фразеологизмов
(1991); Гао Хайянь
проводит сопоставительный анализ русских и
китайских словосочетаний, в состав которых входит название того или
1 УфимцеваАА Слово в лексико-семат-[^бШйЧАИЛЙМАЛ*НА* .Наука, 1968 -С 19
БИБЛИОТЕКА
С. Пел
|
^^fS«:
иного цвета (1999); В.А.Богушевская исследует синкретизм китайских
цветообозначений W Ц^Щ и ^ cSng (1999); Сюй Гаоюй сравнивает
способы образования сложньлс цветонаименований в русском и китайском
языках (1992).
В некоторых общих работах по китайскому языкознанию можно
найти материалы, касающиеся структуры (Лу Чживзй, 1957) и семантики
(Семенас А.Л., 2000) цветообозначений китайского языка, но эти
разрозненные материалы не могут претендовать на всеобъемлемость
изложения.
Цель работы - выявление общих и национально-культурных
особенностей
цветообозначений
китайского
языка
в
рамках
существования и реализации их формальных и семантических моделей.
Задачи исследования:
1. проанализировать имеющиеся работы о цветообозначениях китайского
языка и их возможных классификациях;
2. отобрать лексику цветообозначения для проведения структурносемантического анализа;
3. предложить формально-структурную классификацию прилагательных
цвета китайского языка;
4. рассмотреть возможность отражения национальной культуры в
семантической структуре номинативных языковых единиц;
5. выявить ассоциативное поле китайских прилагательных гшета;
6. составить словарь производных
цветообозначений китайского
языка, образованных по названию предметов, в качестве приложения к
диссертационной работе.
Прикладной
задачей
настоящей
работы,
как
и
любого
лингвистического исследования, является содействие в обучении
иностранному языку.
Теоретической базой работы послужили труды по общему и частному
языкознанию
таких
ученых
как
А.П.Василевич,
А.А.Брагина,
Р.В.Алимпиева, В.Г.Гак, Л.В.Жданова, Р.М.Фрумкина, В.Г.Кульпина,
А.Вежбицкая,
Д.О.Добровольский, Б.А.Серебренников,
С.Г.ТерМинасова, Э.Сепир, Г.Глисон, Б.Берлин, П.Кей и многих других. Для
написания диссертации были привлечены работы по китайскому
языкознанию
отечественных
и
китайских
ученых-лингвистов
А.Л.Семенас,
В.И.Горелова,
Ю.А.Сорокина,
А.М.Карапетьянца,
М.В.Софронова, Ю.А.Горгониева, А.А.Хаматовой, Лу Чживэя, Сюй
Гаоюя, Е Цзюнь, Ван Тао, Гао Хайяня, Чэнь Си и других.
Материалы исследования. В качестве источников материала для
исследования были использованы словари различного типа, в том числе
двуязычные,
толковые,
этимологические, частотный,
а
также
«Колористический справочник» ('fe^-^FE'feS^, 2000) и «Словарь
цветообозначений» ('^ШШ'ЩШШ, 1988). Работа с цветообозначениями
китайского языка проводилась только на уровне самостоятельных
лексических единиц, к изучению не привлекались словосочетания со
значением цвета, такие как B§^^-fe|^ ]йё dai zTse de 'лиловатый' (доел,
«содержащий немного фиолетового цвета») или ЙЖ^2Й1 bai IT tdu hong
'кровь с молоком' (доел, «в белом проскальзывает красное»), а также не
рассматривались слова-диалектизмы, например, Ш^
qiqTng 'темнозеленый', ЖШ wuldn 'небесно-синий' и др.
Научная новизна работы определяется предметом изучения. В
диссертации впервые проводится комплексное исследование способов
обозначения цвета в китайском языке,
детально
анализируется
система
словообразования
и семантическая структура китайских
прилагательных цвета, описывается ассоциативное поле наименований
оттенков традиционно-основных китайских цветов, образованных от
названий различных предметов, а также выделяются общие и
национально-специфические особенности цветообозначений китайского
язьгеа.
Практическая значимость работы.
О практической значимости
работы позволяют говорить делающиеся в ней выводы о составе и
структуре китайских прилагательных цвета, а также о неразрывной связи
области национальной культуры с лексико-семантической фуппой
цветообозначений Результаты исследования могут быть непосредственно
использованы в преподавании китайского языка, при подготовке
лекционных курсов лексикологии и лингвокультурологии, в теории и
практике перевода, а также при составлении китайско-русского словаря
цветообозначений. Основные выводы и положения диссертации могут
служить базой для дальнейших научных исследований цветообозначений
китайского языка.
Методика исследования. В
работе использовались структурносемантический анализ, компонентный анализ, этимологический анализ,
элементы сопоставительного и статистического методов, описательный
метод.
Апробация работы. Основные положения диссертационной работы
докладывались и обсуждались на межвузовской конференции «Язык и
культура на пороге третьего тысячелетия» (г. Уссурийск, 6 апреля 2000 г.),
Ш международной конференции студентов, аспирантов и молодых
преподавателей «Актуальные проблемы языков, истории, культуры и
образования стран АТР» (г.Владивосток, 16-17 апреля 2003 г.), на I
международной научно-методической конференции «Изучение
и
преподавание иностранных языков в аспекте взаимодействия культур»
(г.Уссурийск. 6 апреля 2004 г.). Отдельные положения диссертации были
обсуждены во время стажировки в ИСАА М Г У (осень 2002 г.) с
профессором Тань Аошуан. В процессе оформления окончательного
варианта диссертационной работы были учтены замечания д.ф.н.
Е.И.Шутовой и к.ф.н. А.А.Хаматовой.
Структура работы. Последовательность и логика поставленных задач
определяют структуру диссертационной работы, которая состоит из
введения, трех глав, заключения, списка литературы и приложений. В ней
содержится 159 страниц машинописного текста, 6 схем и 13 таблиц.
Первая глава
посвящена вопросу об отражении национальной
культуры в семантической структуре лексических единиц. Здесь же дается
обзор основных исследований в области прилагательных цвета не только
китайского языка, но и других языков мира, а также рассматривается
предыстория вопроса в китайской филологии.
Говоря об особенностях некоего предмета, мы как бы изначально
предполагаем, что ему будут присущи отличительные черты, характерные
только для него и отсутствующие у других предметов. Применительно к
цветообозначениям выявление особенностей означает поиск отличий
данной лексико-семантической группы одного языка от аналогичных
групп других языков.
В
современной филологической
науке
принято
объяснять
межъязыковые различия в лексике несхожестью культур разных народов.
Впервые к рассмотрению данной проблемы обратился В.фон Гумбольдт в
самом начале X I X столетия. По Гумбольдту язык универсален по своей
основе и национален по своим способам выражения. Многие языки - это
не многие обозначения одного предмета, но разное рассмотрение его.
Строение языков у человеческого рода различно потому, что различными
являются духовные особенности народов. Таким образом, языки всегда
имеют
национальную
форму,
которая фиксирует
особенности
национального миропонимания.
Язык выражает и эксплицирует различные картины мира, присущие
человеку (научную, религиозную, эстетическую, пространственную и др.),
которые через посредство лексики входят в язык, привнося в него черты
самого человека, его культуры. Путь от реального мира к понятию и
далее к словесному выражению различен у разных народов, что
определяется различиями истории, географии, особенностями жизни этих
народов и, соответственно, различиями развития их общественного
сознания.
Различия в окружающей человека действительности, которая дана ему
в виде природы и культуры, отражаются в лексической семантике.
Понятия объективной действительности имеют общечеловеческий
характер, но реализуются они в словах, имеющих национальную
специфику, т.е. значения слов есть национальные категории, а понятия вненациональные. Кроме того, любое понятие может вьфажаться через
различные признаки. Иногда то или иное слово своей внутренней формой,
структурой указывает на признак, легший в основу названия как
характерный гфизнак предмета или понятия. Именно в выборе этого
признака и проявляется национальное своеобразие того или иного слова и
его значений.
Д.О.Добровольский (1997) отмечает, что в лингвистике существует
два принципиально различных понимания национальной специфики. В
первом случае специфика некоторого явления одного языка выявляется
относительно аналогичного явления какого-либо другого языка. Во
втором случае важным являются представления собственно носителей
языка о национальной маркированности языковых единиц
вне
сопоставления с другими языками. Д.О.Добровольский проводит
разфаничение двух терминов. Он употребляет понятие культурная
специфика применительно к кругу явлений в рамках сравнительного
подхода и понятие национальная специфика применительно к
рштроспективному подходу.
Аналогичной точки зрения придерживается В.Г.Гак (1999). Он
добавляет, что национальная специфика обуславливается двумя
факторами - объективным и субъективным. Объективный заключается в
природных и культурных реальностях, свойственных жизни данного
народа и не существующих в жизни другого. Субъективный фактор
состоит в произвольной избирательности, когда слова, отражающие одни
и те же реальности, представлены различно в разных языках.
Это справедливо, прежде всего, для фразеологии, которая уже по
своему определению национально специфична. Но если говорить о гругше
цветообозначений, на примере которой часто доказывается национальнокультурная специфика языкового сознания, то понятие объективного
фактора исключается в силу постоянного состава и универсальности
денотатов, а на первый план выступает субъективный фактор,
неотделимый от культуры в широком смысле. Таким образом, разделять
понятия национальная специфшса и культурная специфика не всегда
целесообразно. Как следствие, многие лингвисты по-прежнему оперируют
термином «национально-культурная специфика», подразумевая под ним
экстралингвистическое содержание номинативных языковых единиц.
Как отмечает Н.С.Трифонова (1986), к экстралингвистическим
факторам,
определяющим
объем
деривационного
потенциала
цветообозначений - объекта нашего исследования - относятся факторы
лингвострановедческого характера: история, традиции, географическое
положение (значимое для цветовой гамтлы ландшафта, а, следовательно, и
для распространения тех или иных пветотерминов), социальный и
культурный уровень развития каждой страны. Сюда же включаются
лингвистически релевантные черты образа жизни, быта населения,
привычный статус и отношения вещей. Формирование цветообозначений,
их жизнь в языке тесно увязаны с жизнью общества и людей: с
особенностями быта, торговли, с развитием ремесел, техники, со сменой
верований, обычаев, вкуса и моды.
В 30-ые гг. X X в. в теории лингвистической относительности,
известной также как гипотеза Сепира-Уорфа, был выдвинут частный тезис
о том, что восприятие цветового пространства зависит от особенностей
языка данной общности людей. Следует отметить, что многочисленные
эксперименты не смогли предоставить неоспоримых доказательств
гипотезы Сепира-Уорфа. P.M. Фрумюша (1984) высказала мнение, что в
существующих ныне формулировках данная гипотеза вообще не является
экспериментально проверяемой.
Сам факт существенных различий языков по составу (в особенности,
количественному) лексики цветовыражения сомнению не подлежит.
Однако было бы неверным утверждать, что носители тех языков, где
отсутствуют те
или
иные
цветообозначения, физически
не
различают
соответствующих цветов. Научно было доказано, что
представители любого народа видят все доступные человеческому глазу
оттенки цвета и при необходимости могут вьфазить то, что они видят,
словами, пусть даже описательно. Но в некоторых культурах просто
отсутствует необходимость создания тех или иных колористических
терминов.
Проиллюстрировать данное положение можно на примере китайского
пpилaraтeльнoгo#qing. Возникнув еще до нашей эры, данная лексическая
единица стала употребляться в трех цветовых значениях - «синий»,
«зеленый»,
«черный». Китайские ученые объясняют подобную
диффузность
отсутствием
практического
значения
разделения
прилагательного Wqlng на несколько имен цвета. В сущности, считают
они, в цвете индиго есть черный, в свою очередь, черный цвет, так или
иначе, отливает зеленью или синевой. В современном же китайском языке
существует три различных цветообозначения - Ш \Ап «синий», Щ. Ш
«зеленый», Щ hei «черный».
Расхождения в выделении одних цветов и умолчании других могут
быть объяснены, прежде всего, различиями условий жизни и труда разных
народов, и, соответстветю, необходимостью более детализированного
или, наоборот, более обобщенного отражения действительности в их
языках. Существует и другое объяснение межъязыковых различий в
составе цветообозначений, предложенное Б.Берлином и П.Кеем в конце
60-х гг. X X столетия. Анализируя материалы 98 языков различных групп
и семей, они пришли к выводу о наличии 11 универсальных понятийных
категорий цвета (colour categories), которые любой язык приобретает в
строго определенной последовательности:
первая стадия - белый, черный;
четвертая стадия - синий;
вторая стадия - красный;
пятая стадия - коричневый;
третья стадия - желтый, зеленый;
шестая стадия - розовый, серый,
оранжевый, фиолетовый.
Версия
зависимости
количества
и
состава
основных
цветообозначений в конкретном языке от стадии его развития широко
обсуждается вот уже несколько десятилетий. В
последующих
исследованиях цветообозначений есть как горячие сторонники теории
Берлина-Кея, которые продолжают и углубляют ее, и, наоборот, авторы,
которые обобщают негативную критику. К последним принадлежит
китайский ученый
Ван Тао (1996). Исследуя наиболее ранние
цветообозначения китайского языка, найденные в гадательных надписях
на костях животных периода Шан (XVII-XI вв. до н.э.), он выделяет
следующую оппозицию: Й b^i белый (или неокрашенный) - Oj] wii
цветной. Это не то же самое, что оппозиция «белый» - «черный» в
концепции Берлина-Кея. Кроме того, в указанный период в Китае уже
существовали следующие цветообозначения; ^ сЫ красный, Ш hei
черный, Й hu^ng ( ^ Jul) желтый, Ш уби ( ^ хийп) темно-красный, Щ xing
красно-желтый (оранжевый), вЁ zhl коричневый. Таким образом,
китайский язык изначально оказывается на пятой-шестой стадии развития
и при этом не имеет названий синего и зеленого цветов. Известный нам
иероглиф Wqlng, подчеркивает Ван Тао, в надписях эпохи Шан ни разу не
употреблялся в качестве колористического термина и до династии
Чжоу использовался только в значении togrow(^)pacwM.
Несмотря на всю критику указанной теории, в мире можно найти
примеры языков, представляющих любую из шести стадий развития, а все
развитые индоевропейские языки находятся на последней из них. Поэтому
многие лингвисты в своих исследованиях придерживаются универсальных
цветовых категорий, выделенных Б.Берлином и П.Кеем. У некоторых
авторов, работающих с понятием «цветообозначения» (прежде всего в
славянских языках), встречается не 11, а 12 основных категорий цвета.
Они учитывают голубой отрезок спектра, поскольку Б.Берлин и П.Кей
писали и мыслили по-английски, а, как известно, в английском языке
одним словом blue обозначаются и синий, и голубой цвета.
Область исследования цветообозначений распространяется на состав
данной лексической группы в каждом конкрептом языке, историю
возникновения цветонаименований, переносные, символические и
фразеологические значения отдельных прилагательных цвета. Не менее
важньш для рассмотрения в лингвистике является словообразовательная
структура цветообозначений, в которой сокрьгго множество важной
информации о концептуализации мира.
Структурные
особенности
китайских
цветообозначений
рассматривались преимущественно китайскими лингвистами. Так, Сюй
Гаоюй (1992) выделил общие для русского и китайского языков
компоненты, образующие сложные цветонаименования:
A. Специальные цветовые обозначения (СЦО), которые делятся на
основные (ОЦ): Щ. 1U, сине- и т.д.; и остальные (ОСЦО): ^ zha,
рыже-, и др.
Б. Метафорические обозначения цвета (МОЦ): ШЩ- kafei, Ш qian,
кирпично-, снежно-, и т.п.
B. Уточняющие прилагательные (УП): ^shen, ШйЬп, ярко-, блестящий, и
т.п.
Указанные компоненты в составе китайских цветообозначений могут
сочетаться следующим образом:
1. ОЦ+ОЦ: & & h6ngh6ng;
5. МОЦ+СЦО: f Й caohuung;
2. ОЦ+ОСЦО: ШШ heizhe;
6. СЦО+МОЦ: ^LMM h6ngshanhu;
3. ОСЦО+ОЦ: ^ Й canghuang:
7. УП+СЦО: Х^ d^h6ng;
4. ОСЦО+ОСЦО: ^^Щ. zhuyan;
8. УП+МОЦ: ШШЩ shenkalei.
Кроме того, для китайского языка характерны так называемые
конечные элементы (КЭ), которые позволяют говорить еще о двух
структурных типах сложных прилагательных цвета:
9. ОЦ+КЭ: а Ш ! ^ h6ngt6ngtong; 10. МОЦ+КЭ: ±ШЛ} jmcSnc^n.
Признавая в целом справедливость подобной классификации,
нельзя не заметить, что предложенные Сюй Гаоюем модели никак не
учитывают обязательную в ряде случаев для цветообозначений
китайского языка морфему "fe se цвет(а). В частности, без нее не могут
употребляться приводимые данным лингвистом примеры на шестую и
восьмую из перечисленных групп.
Другую структурную классификацию предлагает Е Цзюнь (2001). Она
называет шесть способов образования сложных цветонаименований
китайского языка:
1. сложение двух компонентов, каждый из которых является простым
цветообозначением (без деления последних на основные и неосновные):
ШЖ ЙпЬш, Ш^ ziji^g;
2. сложение двух компонентов, первый из которых называет предмет
реального мира, а второй- цвет: ЩШАоЬ6п%, ЩШ t6nglu;
3. сложение компонента, называющего предмет реального мира с уже
упомянутой морфемой й se: Й'Й гбизё, Й Ш ^ meiguise;
4. сложение двух компонентов, второй из которых называет цвет, а первый
указывает на его характеристику (уточняющее прилагательное по
классификации Сюй Гаоюя): Щ& xianhong, ЩМ mfnghuteg;
5. сложение компонента со значением характеристики цвета с морфемой
fe se: Шё. shense, fu^L diaisb;
6. сложение простого цветообозначения с морфемой fe se: #"&. qmgse,
Ш'& gknst.
В этой классификации вызьгеает удивление пятая группа, к которой
автор относит слова Ш'& qiSnse светлый (цвет), ^ " Ё . chunse чистый
(цвет),
^ f e li^ngse
блестящий (цвет) и др. Скорее всего он
придерживается точки зрения западных ученых - Л.Хеллера и
Дж.Макриса. Однако вышеприведенные примеры не называют цвет, а
только указывают на его некое свойство, поэтому мы считаем выделение
категории под номером пять не правомерной. Здесь мы согласны с
Р.М.Фрумкиной, которая утверждает, что нет таких имен цвета, которые
бы содержали информацию о яркости или насыщенности без указания о
цвете (тоне). Светлым, чистым, блестящим и т.п могут быть и красный, и
черный, и другие цвета, все они входят в четвертую группу.
Семантическая структура цветообозначений китайского языка
до настоящего времени практически не рассматривалась. Только
А.Л.Семенас (2000) в рамках атрибутивной модели словосложения
выделяет общую реляцию «обладающий цветом». В лексических
комплексах, относящихся к описываемому типу, второй компонент
выражает оттенок цвета, обозначенный первым компонентом, например'
'Щ^Щ. саоШ трава + зеленый —> цвет хаки, защитный цвет.
8
Данная реляция весьма продуктивна. Она соотносится со второй
структурной группой в классификации Е Цзюнь. Это производные
цветообозначения, которые
обязаны
своим
происхождением
устойчивой, характерной окраске соответствующих предметов, которые
не были окрашены самим человеком - небо, земля, растения и т.д., и
поэтому их значение легко выводится из самой структуры.
В первой главе диссертации также рассматриваются традиционные
китайские представления о цвете.
А.В.Подосинов указывает, что
китайская
система
цветообозначений
«представляется
наиболее
разработанной и универсальной; она охватывала все сферы жизни
древних китайцев - от построения космологических моделей мира до
обозначения
территориально-административных
и
политических
образований...»'.
Основными в Китае традиционно считались пять цветов. В вопросе о
том, какие это цвета, у исследователей нет единства. В разных источниках
называются обязательно красный, желтый, белый, черный цвета, а затем
синий или зеленый. Путаница происходит вследствие неоднозначного
толкования иероглифа # qmg, который в своем первом значении
объединяет оба цвета - синий и зеленый. Не представляется возможным
установить, какое из двух значений возникло раньте. Поэтому авторы
работ по этой теме, как правило, не обосновывают свой выбор в пользу
синей или зеленой краски.
Л.В.Жданова отмечает связь иероглифа # qmg, который она трактует
как зеленый, с практикой получения красителя из индигоносного расте1шя
Ш Idn: «В "Сюнь-цзы" (ок. 313 - ок.328 гг. до н.э.) в главе "Наставления к
учебе" говорится: Получают его из 'лань' и он [этот цвет] зеленый как
'лань'». Старое написание иероглифа Mlin «синий» полностью совпадает
с написанием иероглифа Ш. 1йп «горец красильный»^.
А.Ф.Троцевич (1996) также пользуется понятием «зелено-синие
цвета». Таким образом, мы выдвигаем предположение, что в древнем
Китае цветом # qing назьшался не чисто синий, и не чисто зеленый цвет,
а сине-зеленый, бирюзовый.
Немаловажную
роль
для
осмысления
значений
основных цветообозначений китайского языка играют традищюннокитайские представления о символике цвета. Ассоциации, чувства,
эмоции, связанные с тем или иным цветом, у разньга народов различны,
так как восприятие цвета человеком обусловлено не только физической
характеристикой излучения света и её влиянием на физическую систему
зрительного восприятия индивидуума, но и культурным слоем комплексом социальных условий, обычаев, привычек данного общества.
1 Подосинов А в Ех oriente lux' Ориентация по странам света в архаических культурах
Евразии. - М . Языки русской культуры, 1999 - С. 530.
2 Жданова Л В Цвет в стихотворении Ли Кюбо «Воспеваю хризантемы» // Вестник Центра
корейского языка и культуры (выпуск 2) - СПб. Санкт-Петербургский государственный
университет, 1997 - С 105
Цвета-символы образуют систему знаков, интерпретация которых
принадлежит культуре в целом.
Вопросом символики цвета в китайском языке занимались Чэнь Си
(1992), Шан Цзинь (1999-2001), Чжао Гочжи (2000), Л.П.Сычев,
В.Л.Сычев (1975), Ю.А.Сорокин, И.Ю.Марковина (1988) и многие другие.
Однако следует отметить, что в основном исследования в этой области
носят культуроведческий характер и в малой степени затрагивают язык.
Красный цвет в Китае ассоциируется с чувством радости. Он
традиционно сопутствует всем основным праздникам: свадьбе, Новому
году, дням рождения и т.д. Как следствие, в современном китайском языке
cjonecTByeT слово Ш'& fuse «счастливый цвет», соответствующий
темно-красному.
Чэнь Си (1992) выдвигает предположение, что источником такой
символики красного цвета послужила одна из трех основных религий
Китая - даосизм, когда на основе киновари монахи пытались изготовить
лекарство долголетия 'дань'. Несмотря на невозможность проверить
эффект данного лекарства, его цветовой признак завоевал равнозначную
репутацию с самим лекарством и стал ассоциироваться с жизнью святых,
бессмертных, с жизнью в раю, со счастьем вообще.
Предположение Чэнь Си кажется достоверным, однако следует
заметить, что в Китае становле1ше традиции религиозного даосизма
приходится на рубеж нового и старого времени, а символика некоторых
основных цветов, в том числе красного, была представлена еще в
канонической «Книге перемен», которая датируется VIII-VII вв. до н.э.
Таким образом, даосские опыты могли лишь развить уже существовавшее
символическое значение прилагательного «красный». А исходная
символика вызвана, пожалуй, тем, что красный - это цвет жизненно
важных реалий окружающей действительности, цвет, создающий
зрительные образы огня, солнца, восхода и заката.
Очень ярко культура Китая проявляется в жёлтом цвете. Жёлтый
цвет - это цвет, представляющий китайскую нацию. В системе
космологических представлений древних китайцев жблтый цвет
соотносится с центром. По этой причине он стал главным в сравнении с
другими четырьмя цветами. Китайцы верили, что в центре Земли
находится Китай Ф Ш Zh6nggu6 - «Срединное государство». Верховным
правителем центра был мифический Хуан-ди - «Желтый владыка», общий
предок людей и богов. Начиная с Цинь Шихуана, правителей Китая
называли созвучным словом ^^ huungdi - «великий император». А в
трактате китайского философа Дун Чжуншу «Чуньцю фаньлу» жёлтый
цвет возникает в этимологии более раннего титула государя Т wdng.
Белый цвет в Китае изначально рассматривался как отсутствие цвета
вообще, белой была
неокрашенная ткань. Белый цвет
выступает
символом скорби, это знак отказа от всех цветов, вкупе олицетворяющих
жизнь. При династии Цинь он становится цветом траура и до сих пор
преобладает в погребальных обрядах. А выражение «быть в трауре»
10
звучит по-китайски дословно как «надеть белое» - ^ Й chuan bui.
Черный цвет можно рассматривать как условное обозначение зимы самого темного времени года. Или как условное обозначение всего, что
вызьгеает страх. В последнем случае китайские представления о
символике черного цвета будут совпадать с европейскими. Чжао Гочжи
отмечает: «Черный цвет - несчастливый цвет, символизирует тьму,
молчание, ад...»'.
Цвет W qiiig соотносится с весной, рождением, молодостью. Это
цвет молодых всходов и развернувшейся листвы, а также чистого неба и
спокойного моря. Это цвет самой жизни. В современной трактовке
и зеленые, и синие оттенки выражают спокойствие, безопасность,
мудрость, глубину.
Итак, формирование представлений о цвете в Китае происходило не
столько на основе окраски предметов реального мира - голубое небо,
зеленая листва, белый рис и т.д., сколько в рамках философскорелигиозных представлений о космологическом устройстве мира красное счастье, белый запад, черная зима... Таким образом, китайские
названия основных цветов оказываются
организованными как
мировоззренческие категории.
Говоря о специфике традиционных китайских представлений о цвете,
нельзя не отметить, что в то время как в русском языке в антонимические
отношения вступают фактически значения только двух слов - 'черный' и
'белый'^, в китайском языке возможны различные варианты, а основную
оппозицию составляют цветообозначения 'красный' и 'белый', что
официально зафиксировано
в словаре г1тоттов5.%ЩЩШ:
Fanyici
cldian. Показателен в этом отношении фразеологизм Й ^ Й Й Й h6ng b^i
xiang wen доел, «красное и белое чередуются» в значении: «счастье и
несчастье сменяют друг друга».
Китайская символика других цветов, входящих в число двенадцати
утшверсальных цветовых категорий, как хфавило, не рассматривается. Это
связано с тем, что цвета, не являющиеся основными, считались
нечистыми. Исключение составляет фиолетовый (пурпурный) цвет 'Ш z\торжественный цвет одежды избранных, который являлся символом
правящих классов в Китае, а также использовался в даосской религии для
причисления к лику блаженных, святых и т.д. Кроме того, фиолетовый
традиционно служил обозначением всего величественного.
Вторая глава диссертационной работы посвящена исследованию
структурно-семантической организации цветообозначений китайского
языка. По утверждению Е.С.Кубряковой, за структурными связями
1. e f f l * = ^ШЩЙ,- Чжао Гочжи Структура цвета - Шэньян- изд Ляонин мэйшу
чубаньше,2000.-С. 36
2 Названия белых и черных тонов признаны языковой универсалией, поскольку связаны,
прежде всего, с понятием света и тьмы и присутствуют даже в тех языках, где всего два
термина цвета как. например, в языке яланджин (Австралия)
И
классов лексики стоят глубокие содержательные связи, имеющие
непосредственное отношение к языковой картине мрфа. Она также
подчерк1геает: «Цель разных классификаций лексикона заключается не
только и не столько в упорядочении лексики, сколько в воздействии этих
классификаций на сами процессы наречения реалий действительности, а,
следовательно, на подведение обозначаемого в этом процессе под одну из
рубрик имеющихся классификаций. Категоризация словарного состава
имеет тем самым хотя и опосредованное, но от этого не менее важное
отношение к восприятию мира через призму устоявшихся категорий и
понятий»'.
Словообразование сложных слов в китайском языке описано такими
учеными как Ван Ли, Люй Шусян, Жэнь Сюелян, Чжан Шоукан, Лу
Чживэй и др., а также отечественными синологами - В.М.Солнцевым,
Н.Н.Коротковьпй, Ю.В.Рождественским, В.И.Гореловым, А.А.Хаматовой,
О.П.Фроловой и др. Большинство исследователей придерживается пяти
установленных моделей словосложения, основанных, в свою очередь, на
типах синтаксической связи между компонентами лексических
комплексов. Для анализа цветообозначений китайского язьпса мы
воспользовались буквенно-цифровыми обозначениями, предложенными
А.Л.Семенас в монографическом исследовании по лексикологии
китайского языка (1992): N - субстантивный компонент, А - адаективный
компонент, V - вербальный компонент; 1 - атрибутивный тип связи, 2 копулятивный тип связи, 3 - глагольно-объектный тип связи, 4 глагольно-результативный тип связи, 5 - субъектно-предикативный тип
связи между компонентами лексического комплекса.
Цветообозначения китайского языка на лексическом уровне
представлены
группой
простых
и
группой
производных
гхветообозначений. Простые цветообозначения, в свою очередь, делятся
на основные и неосновные.
Основные цвета - это наиболее абстрактные образования, на
синхронном уровне наименее мотивированные, выступающие в
отношении неосновных цветов (оттенков, тонов или полутонов) как
гиперонимы. Основные и неосновные цвета значительно различаются по
частотности
употребления.
Основные
цвета
являются
самой
высокоупотребительной частью терминов цвета. Все остальные цвета
распределяются в зависимости от близости/удаленности от основных
цветов.
Н.Б.Бахилина (1975) определяет основные цветообозначения как
обобщенные, поскольку они обладают способностью выражать самым
обобщенным образом определенную цветовую субстанцию, самое важное,
самое основное представление о цвете. Они также могут называть любой
оттенок данного цвета.
Насчитывается не менее десяти условий, необходимых для включения
1 Кубрякова Е.С Роль словообразования в формировании языковой картины мира //
Роль человеческого фактора в языке' язык и картина мира - М ■ Наука, 1988 - С 149
12
слова в фуппу основных цветонаименований:
1. слово должно быть непроизводным и не относиться к сложным словам;
2. его значение не должно быть уже значения другого названия цвета,
указывающего на какой-либо близкий опенок;
3. слово должно обладать широкой сочетаемостью;
4. слово должно быть «психологически выделенным», значимым для
носителей данного языка;
5. основное
цветообозначение
должно
принадлежать
основному
словарному фонду языка;
6. цветовое значение слова должно определяться независимо от значения
других цветообозначений;
7. при развитой многозначности должна быть первичность цветового
значения;
8. слово должно характеризоваться стилистической нейтральностью;
9. слово должно входить в состав фразеологизмов и обладать
приоритетом по сравнению с другими цветообозначениями;
10. должна существовать возможность образования от данных
цветообозначений различных сложных, производных слов, а также
способность образовьгеать степени сравнения и некоторые другие
лексико-грамматические формы.
На основании этих критериев мы ограничиваем группу основных
цветообозначений современного китайского языка набором из восьми
слов: fi Ьй! белый, Ш hei черный, Ж huT серый, Й hong красный, Ш
hudng желтый, Ш Itl зеленый, Ш Ian синий, ^ zl фиолетовый. При этом
мы не учитывали шестое из условий, необходимых для включения
цветообозначения в число основных, иначе бы пришли к традиционным
китайским представлениям о пятеричности всего мироздания и о пяти
основных цветах.
Неосновные цветобозначения китайского языка включают в себя
односложные прилагательные, возникшие еще в языке вэньяня и
дошедшие до наших дней. Они фиксируются современными словарями,
хотя
имеют
ограниченную
сочетаемость
и
преимущественно
употребляются в составе сложных слов и устойчивых вьфажений. По
данным различных словарей количество неосновных цветообозначений
37: |& fen белый; розовый; ^- chi красный; ^ zhu ярко-красный; ^ cui
ярко-зеленый, изумрудный; Ш Ы лазурный, бирюзовый, изумрудный; Ш
сНйп темно-синий, цвет индиго; '^ xudn черный; ^ cang синий, голубой,
зеленый, серый, сизый; и др.
Исходя
из
грамматической
характеристики
составляющих
компонентов и семантических отношений между ними, можно выделить
восемь основных (с подтипами внутри) и,
как минимум, десять
дополнительных структурно-семантических
вариантов
производных
цветообозначений китайского языка.
Двусоставные цветообозначения представляют собой сочетание в
одной лексической единице двух простых цветообозначений. Существует
13
два типа двусоставных цветообозначений с точки зрения их структуры.
Компоненты двусоставных цветообозначений первого типа находятся в
подчинительном отношении. Прилагательные строятся по атрибутивной
модели А(1)А—*А и вьфажают всевозможные оттенки цветов, при этом
основной тон передает вторая часть сложения, а первая часть указывает
именно на оттенок.
Возможны
следующие
сочетания
компонентов
в
составе
двусоставных цветообозначений:
• первая часть лексического комплекса - неосновное цветообозначение,
вторая часть - основное, например: Ш&. zheh6ng красно-бурый +
красный —♦ кирпично-красный;
• первая часть лексического комплекса - основное цветообозначение,
вторая часть - неосновное (как правило, в качестве второго
компонента выступает одно из двух прилагательных, наиболее
приближенных к группе основных цветообозначений, - W qing или Щ
he): M W heiqlng черный + синий -♦ темно-синий;
• обе
части
лексического
комплекса
являются
основными
цветообозначениями: ШМ \Шш синий + серый —» цвет электрик,
синевато-серый;
• обе части лексического комплекса являются неосновными
цветообозначениями: ^Щ- cangcui сизый + изумрудный —» темнозеленый.
Двусоставные цветообозначения первого типа связьгеают между
собой группы прилагательных, объединенных по цветовому тону,
например группы желтого и зеленого, красного и желтого, синего и
черного, других цветов. Другими словами, они указывают на плавный
переход от одного цвета к другому и отражают непрерывность спектра.
Двусоставные цветообозначения второго типа строятся по
копулягивной модели А(2)А—>А и представляют собой сочетание
основного и неосновного или сочетание двух неосновных прилагательных
цвета. При этом может происходить:
• дублирование компонентов с усилением цветового признака
в
результате сложения, например: ^<& chihong красный + красный -♦
темно-красный;
• дублирование компонентов с переосмыслением результата сложения:
ШШ Ifliei черный + черный —»смуглый;
• поглощение семантики одного из компонентов: Ш'Й di^nqing темносиний + синий -+ темно-синий;
• суммирование компонентов лексического комплекса: Wffi qmgldn
зеленый + синий —> бирюзовв^.
Особый случай гфедставляет двусоставное цветообозначение Щ Й
heiMi «черно-белый». Лексемы, входящие в его состав, находятся в
антонимических отношениях, являясь при этом равноценными,
равноправными. Их несмешанность в составе рассматриваемого
14
прилагательного позволяет отличать данную лексическую единицу от
промежуточного ахроматического цвета - серого.
Ведущую позицию среди производных цветообозначений китайского
языка занимают цветообозначения сравнительного типа. Они имеют в
качестве второго компонента одно из простых цветообозначений
китайского языка, а их первый компонент называет некий предмет
реальной действительности, окраска которого
соответствует цвету,
выражаемому данной лексической единицей. На русский язык такие
цветообозначения обычно переводятся субстантивно-адъективными
прилагательными или при помощи прямого сравнения с предметами
посредством компаративного союза «как». Словообразовательная модель N(1)A—А.
Можно
выделить
две
разновидности
цветообозначений
сравнительного типа. В первой разновидности цвет предмета,
используемого в качестве начального компонента
сложного
цветообозначения, совпадает с цветом, обозначаемым последующим
прилагательным. Более того, данный предмет является типичным
носителем окраски, представленной вторым компонентом и выступает в
качестве своеобразного эталона цвета в рассматриваемой к>'льтурной
общности, например: ШМ jianghudng имбирь + желтый —» имбириожелтый.
Но чаше всего предметы реального мира имеют не одну, а несколько
типичных окрасок, которые меняются в зависимости от условий места и
времени, внешних воздействий, видов или структуры самого предмета, и
т.д. Поэтому в цветообозначениях сравнительного типа второй
разновидности основную роль играет не первый компонент сложения, а
второй - он указывает на конкретное проявление цвета предмета,
называемого в первой части. Таким образом, одни и те же предметы
неоднородной или изменяющейся окраски могут участвовать в
образовании двух, трех и более цветообозначений сравнительного типа:
lE уй яшма -^ Д Ы[ белый —» яшмово-белый (цвета белой яшмы); 31 уй
яшма t- Ж Ian синий -^ яшмово-синий (цвета голубой яшмы); i уй яшма
+ ^ Ш зеленый -♦ яшмово-зеленый (цвета зеленой яшмы).
Лексема со значением предметности в первой части сложения
может быть односложной или двусложной. В последнем случае она
относится, как правило, к этимологически неделимым словам или
является фонетическим заимствованием. А также в первой части может не
только называться предмет сравнения, но и производиться его
идентификация - указываться отнесенность предмета к некоему классу.
Словообразовательная структура таких цветообозначений реализуется
в рамках расширенной модели (N1N)1 А—»А или, реже, (АШ)1А--+А. Эти
единицы обладают большей образностью и конкретностью, чем основная
масса прилагательных цвета указанного типа: ЩШ'Й yadunqlng утка ь
яйцо + синий —► голубоватый, цвета утиного яйца, ^ШШ shengcuilu
сырой + овощи + зеленый —► цвета зеленых овощей, и т.д.
15
Сложные цветообозначения описательного типа также основаны на
сравнении с предметами. Они заканчиваются обязательной для них
лексемой fe sb «цвет», таким образом, словообразовательная модель N(1)N—»N. В русском языке цветообозначениям описательного типа
соответствуют аналитические словосочетания - «предметного цвета» или
«цвета предмета», например: вишневого цвета, изумрудного цвета, цвета
морской волны, и т. д. Как и в случае цветообозначений фавнительного
типа, предмет в первой части лексического комплекса может быть
односложным или многосложным: Ж ' б mise рис + цвет —► вдета риса,
бежевый; Й И ^ kafSise кофе + цвет -^ кофейного цвета.
Некоторое количество цветообозначений описательного типа в своей
первой части назьшает как предмет, так и признак этого предмета,
вьфажая, таким образом, ббльшую точность цвета. В качестве признака
предмета может опять выступать цвет: W ^ f e qmglidnse черный + лотос •)цвет —► цвета черного лотоса, пурпурный.
Цветообозначения суммирующего типа строятся по модели
N(2)A—►А. Цвет, обозначаемый подобными лексическими единицами,
образуется из типичной окраски предмета, называемого в первой части
слова, и простого цветообозначения в его второй части. В этом случае
основа существительного, которым является первый компонент
лексического комплекса, приближается к основе прилагательного: Ш'Й
dunqing (белый как) яйцо + синий —► молочно-белый с голубизной; ШШ
bTngiU (голубой как) лед + зеленый —♦ голубовато-зеленый.
Частный
случай
суммирующего
типа
представляют
цветообозначения, имеющие в своем составе лексемы ^ jm «золото» и
Щ. yin «серебро». Последние сочетаясь
с названиями
основных
цветов, привносят в них золотистый и серебристый оттенки
соответственно: ^ ^ " Ё . jincuise золотисто-изумрудный; Ш.Ш'^ yinluse
серебристо-зеленый.
Цветообозначения уточняющего типа реализуются
в рамках
словообразовательной модели N(1)A—►А. Предмет, называемый в первой
части таких цветообозначений, указывает на внешние условия,
сопутствующие цвету, выражаемому лексической единицей. Таким
образом, уточнение цвета происходит через привлечение дополнительной
информации, а причастность к рассматриваемому типу устанавливается за
пределами лексического комплекса.
Цветообозначения уточняющего типа представлены несколькими
семантическими реляциями, каждая из которых в отдельности не является
продуктивной:
1. начальный компонент производного цветообозначения выражает
особую характеристику цвета в отношении зрительного восприятия:
УЙЩ y6uhei глянцево-черный.
2. предмет, называемый в первой части цветообозначения, имеет значение
среды, в которой зарождается цвет, передаваемый во второй части
16
лексической единицы: ^ ^ yaoh6Dg обжигательная печь + красный —»■
кирпичный.
3, предмет, называемый в первой части лексической единицы, является
причиной возникновения цвета, обозначаемого ее вторым компонентом:
ШШ yanhudng дым + желтый -^ желтый от копоти.
4. предмет, называемый в первой части, передает отрезок времени с
характерными для него атмосферными, температурными и другими
условиями, в том числе цветовыми: Щ^1 shuh6ng рассвет + красный ->
цвета неба на рассвете, окрашенного лучами восходящего солнца.
Группа цветообозначений контекстуального типа очень тесно
связана с речевой ситуацией. Она ограничивается названиями нескольких
оттенков красного цвета. Действие, представленное в первой части
лексического комплекса, раскрывает обстоятельства возникновения
окраски, выраженной прилагательным iL h6ng в его второй части. По
структуре цветообозначения контекстуального типа представляют собой
глагольно-результативный тип, то есть образуются по модели V(4)A—>А,
например: Ш& nuhdng гневаться + красный —► красный от гнева.
К
указательному
типу
мы
относим
цветообозначения,
построенные по модели N(1)A-*A, первый компонент которых является
именем собственным. Чаще всего, это географическое название указание на местность, где по каким-либо причинам распространен
обозначаемый цвет, или где добывают соответствующий минеральный
краситель, например; ^#ztogqmg Тибет + синий —» тибетский темносиний.
Следует заметить, что топонимику в цветообозначениях китайского
языка нельзя назвать распространенным явлением. Кроме того,
большинство китайских цветообозначений, включающих в свой состав
геофафические имена собственные, являются заимствованными,
например ЙУ:^^! gSnggud h6ng «конговский красный» зафиксировано в
английском языке - congo red.
Количество
антропонимов,
участвующих
в
создании
цветообозначений китайского языка, еще меньше. Нам удалось найти
только три примера: ЙЙ^ feihdng светло-красный, цвета одежд Ян
Гуйфэй; J E l ^ ^ f e nlpudunse цвет Нептуна, насыщенный сине-зеленый;
ft^W f6t6uqmg «ультрамариновый», доел, «синий цвет головы Будды».
Особый тип представляют цветообозначения с модификаторами.
Модификаторы по отношению к цвету означают сохранение цветового
тона в производном от основного цветообозначений, но различную
степень его насыщенности, яркости, светлоты. Сами модификаторы не
выражают цвет, они только привносят в него тот или иной оттенок.
Количество модификаторов, также как и их состав, меняется от языка
к языку. На лексическом уровне модификаторы китайского языка
представляют собой односложные слова, присоединяющиеся в
препозиции как к простым, так и производным цветонаименованиям.
17
Один из модификаторов Й1 chim имеет значение «чистый» и передает
основной цветовой тон. Остальные лексические модификаторы создают
те или иные цветовые оттенки, при этом преобладают лексемы со
значением «яркость», «насыщенность». Общее количество лексических
модификаторов китайского языка - 2 1 .
К наиболее употребительньпи модификаторам относятся j ^ qian
светлый, Ш dun бледный, Ш shen темный (гл>'бокий), Ш n6ng темный
(густой), Щ йп темный, Ш пёп нежный, Щ xiSn яркий.
Первые
три модификатора являются универсальными, они
сочетаются в препозиции с цветообозначениями любого типа. Остальные
лексические модификаторы имеют
ограниченную
сочетаемость.
Количество цветообозначений, образуемых каждым из них, не превышает
восьми, поскольку данные модификаторы присоединяются только к
непроизводным и, как правило, основным прилагательным цвета.
Необходимо отметить, что слова «черный» и «белый» являются
полярными в упорядоченном цветовом ряду и в русском языке
практически не допускают сочетания со словами-интенсификаторами во
избежание смысловой нелогичности. Так
как
светлота
есть
приближенность к белому цвету, а черный цвет выступает синонимом
слова «темнота», то абсурдны понятия «темно-белый» или «светлочерный». Что касается китайского
языка, то здесь возможно
употреблетте цветообозначений S
hei и D bai с некоторыми
лексическими модификаторами: ШШ shen hei иссиня-черный; Ш f^ dan M i
бледный, и т.д.
На основании параметров, применимых для дифференциации
оттенков одного цветового тона, мы считаем целесообразным следующее
противопоставление лексических модификаторов китайского языка:
с точки зрения яркости: 1^ xian, ffiy^n, пп pm — Щ^ hun;
с точки зрения насыщенности:
Ш shen, Ш zhan, В| йп — ^ qian, Ш сап, Щ ming, t^li^g;
с точки зрения светлоты:
Ш ndng, ^ Шо, ^ шао, Хба,Ш que, Ш5Ы — Ш d^n, Ш ndn, Ш jiao.
Особенностью цветообозначений китайского языка является то, что
здесь можно выделить не только лексические, но и морфологические
модификаторы. Они представляют собой продублированные лексемы,
которые присоединяются в постпозиции к основным цветообозначениям.
Воспользовавшись
классификациями
слов-редупликатов,
предложенными в разное время Ю.А.Горгониевым
(1980) и
Н.Н.Воропаевым (2002), мы на основе анализа совокупности
морфологических модификаторов китайского языка можем выделить их
следующие семантические разновидности;
• редуплицированные компоненты, значение которых логически близко
семантике слова-основы; в их качестве выступают собственно
цветонаименования китайского языка или лексемы с переносно18
метафорическим значением цвета: tl^^ff h6ngchTchT красный + 2 х
алый —> ярко-красный; ЖШШ huSngchengcheng желтый+ 2 х апельсин
= оранжевый -♦ желтый-прежелтый.
•
редуплицированные компоненты, значение
которых
логически
расширяет содержание слова-основы и позволяет интенсифицировать
степень цветового признака: MM^l^nweiwei синий + 2 х густой —►
насыщенно-синий.
•
редуплицированные компоненты, значение которых совершенно
отдалено от семантического поля слова-основы; к ним относя гея
звукоподражания и междометия, вьшолняющие роль фонетического
наполнителя, создающие
своеобразный ритм образующейся
лексической единицы: Й11ЙЙ hdngdudii красный + ду-ду (гудок) —►
алый.
«> редуплицированные компоненты, указываюшле на конкретный
предмет или абстрактное понятие, для которого характерна окраска,
обозначаемая образующейся в результате лексической единицей:
Ш-^Ш luymyln зеленый + 2 х ковер (из растительности) -♦ сочнозеленый.
•
редуплшшрованные компоненты, значение которых указывает на
блеск или сияние: ШЩ\Ц Idnshanshan синий + 2 х сверкать —>
блестящий синий.
•
редуплицированные
компоненты,
значение которых
требует
переосмысления: Й Й 1 Е
baihuahua белый + 2 х красивый -^
ослепительно-белый.
В
китайском
языке
насчитывается
77
морфологических
модификаторов. Они различны для каждого из основных прилагательных
цвета, и их количество возрастает от 2 (для цветообозначения Ш zT) до
22
(для цветообозначения
^
hei). Повторяются только 15
морфологических Л1одификаторов: ШШ. dengdeng (chengcheng) «чистый»,
«отфильтрованный», f^j?: m5ngmang «безбрежный», «расплывчатый»;
: i ^ shengsheng «необработанный»; ЩЩ hflhu «очень», «чрезвычайно»; и
др.
Прилагательное # qmg, которое не относится к числу основных,
принимает после себя морфологические модификаторы соответствующих
ему современных эквивалентов Щ. 1U, Ш l&i, Ш hei. Формы с
морфологическими
модификаторами
образуют
и
некоторые
лексические единицы, называющие в своем первом значении предмет, но
превратившиеся в процессе семантического развития в метафорические
цветообозначения, например: А?ЙУЙ wflyouyou ворона + 2 х масло —»
черный и блестящий, цвета вороньего крыла.
Девять
описанных
выше
структурно-семантических типов
(включая простые цветообозначения) не охватывают всю совокупность
китайских цветообозначений. Но количество единиц, построенных по
19
другим словообразовательным моделям, достаточно невелико.
В третьей главе диссертационной работы производится предметнотематическая классификация цветообозначений китайского языка, а также
их анализ с точки зрения способов отражения национальной культуры во
внутренней форме. Очень часто в исследованиях имен цвета во главу угла
ставятся классификации, основой которых является соотнесение с
объективно существующим в неязыковой реальности спектром с ущербом
для описания слов как лексических единиц. Но слова-цветообозначения не
существуют как простое отражение точно зафиксированных в природе
отрезков спектра. А для функционирования цветообозначений как слов
языка важно не столько то, какой физически реальный цвет описывается,
сколько исторически обусловленное отражение данного отрезка спектра в
сознании говорящих. За основу в этом разделе работы взят
гносеологический подход, когда акт наречения рассматривается
безотносительно
к
коммуникативно-функциональном)'
аспект>'
наименования.
В
современной психолингвистике тфинято считать, что в
сознании носителей языка существует набор представлений о цветовых
признаках, при этом каждое представление о цвете, являющееся
«эталоном», соотнесено с представлением об определенном звуковом
комплексе. Эти «эталонные» представления формируются на основе
ассоциаций, вызываемых признаками таких предметов, которые хорошо
известны носителям языка, причем эти признаки должны быть, более или
менее устойчивыми, постоянными для данного предмета. Все цвета
имеют прототипические эталоны, созданные пли самой внутренней
формой слова (вишневый цвет - «цвет вишни»), или заданные вне слова
(красный - «цвет кровю/).
Анализ шести основных прилагательных цвета китайского языка в
сопоставлении с соответствующими им русскими эквивалентами
показывает, что понятия цветов совпадают в двух языках, но различаются
их значения - они выражаются через различные признаки. Такое
несовпадение объясняется, в первую очередь, различием культур. В
ассоциативных признаках того или иного цвета находят свое отражение
природно-географические условия и климат страны, религиознофилософские представления и особенности быта носителей язьпса.
Другими словами, цветовосприятие имеет национальный характер, оно
неразрывно связано с другими сторонами жизни и является частью единой
картины мира - концептуальной и языковой.
Для примера можно рассмотреть структуру значения прилагательного
цвета i£ h6ng «красный». В то время как в русском языке красный цвет
рассматривается только через один признак - «кровь», в китайской
трактовке красного ивета обозначена связь с растительностью - «цветки
граната». Это связано с тем, что Китай вплоть до начала реформ в 1978
году бьш преимущественно афарной страной. А ведущей отраслью
20
сельского хозяйства здесь традандаонно выступало растениеводство. И
сейчас по разнообразию возделываемых культур Китай занимает одно из
первых мест в мире. Как следствие, из 187 предметов, участвующих в
образовании сложных названий цвета в китайском языке, почти третья
часть (32,6%) - слова-ботанизмы.
Анализ почти 600 производных прилагательных цвета китайского
языка позволяет поделить предметы, участвующие в их создании, на 23
классообразующие группы:
1. предметы и явления неживой природы
14. организм человека
2. природные ископаемые
или животного
3. минералы, драгоценные камни
15. группы людей, имеющих
4. металлы
форменную одежду
5. цветы
16. негативное влияние
6. деревья
окружающей среды
7. злаки, зерновые
17. предметы обихода
8. овощи
18. пищевые продукты
9. фрукты, шюды растений
19. напитки
10. растения, травы
20. красители
11. птицы
21. строительные материалы
12. рыбы
22. имена собственные
13. животные, их покровы
23. слова иной этимологии
Среди предметов, входящих в состав той или иной категории,
можно найти уникальные, характерные только для китайского языка.
Цветообозначения, созданные на их основе, обладают национальной
спецификой: ^i^iL ]izhlh6ng бордовый (цвета спелых плодов личжи);
fk^M songhuahudng нежно-желтый (цвета яиц, консервированных в
извести); ШМ zonghu^ng желтый с зеленоватым оттенком (цвета
цзунцзев); jjc^fe shuun6se черный (цвета изображения на рисунке,
выполненном тушью) и др.
Некоторые цветообозначения китайского языка образуются от
названий предметов, являющихся «универсальными», но, поскольку гакие
цветообозначения не имеют аналогов в русском языке, мы можем
говорить об их культурной специфике: ® Й 1 xTngh6ng багрово-красный
(цвета крови орангутанга); '^ШШ bajiSolU темно-зеленый (цвета листьев
бананового дерева); ШШ daohuung желтый (цвета рисовой половы); 3^ U
ydbdi белый (цвета зубной эмали) и др.
Часть цветообозначений китайского языка происходит от тех
же источников, что и в русском языке, особенно это справедливо по
отношению к прилагательным цвета описательного типа, например:
Ш Й Й hupdse янтарный цвет; Ш^ Йозё персиковый цвет; ^ S ^ G
zhenzhubdi жемчужно-белый, и т. д.
Другие же цветообозначения, указывая на соответствующие отрезки
спектра, имеют иную, чем в русском языке, мотивацию. Приведем
21
несколько npmfepoB. Русское прилагательное «бордовый» образуется от
названия вина, производимого во французской провинции Бордо. В
словарях оно переводится на китайский язык цветообозначением с
модификатором
Ш^
shenh6ng дословно
«темно-красный».
Прилагательное «лиловый» в русском языке восходит к названию цветка,
в то время как его китайский эквивалент Ш # xueqTng буквально означает
«снежно-синий».
Прилагательное
«малиновый»
этимологически
обусловлено названием ягоды - малина. В китайском языке этому цвету
соответствует двусоставное цветообозначение Ш^ zih6ng «фиолетовокрасный».
Универсальными предметными категориями, участвующими в
образовании названий оттенков всех восьми основных цветов, являются
природные явления, птицы, металлы и предметы обихода. Наименьшее
количество производных цветообозначений китайского языка образуется
от названий предметов, попадающих в категории рыбы и строительные
материалы.
Помимо универсальных категорий в цветообозначений можно
выделить «универсальные» предметы, которые встречаются в сочетании
практически со всеми основными цветами китайского языка, это ^ jIn
золото, Ш. yin серебро, й/ wu ворона, 7jc shul вода.
Двенадцать предметов, которые образуют наибольшее количество
производных цветонаименований, отличаются разнообразием
и
озатьшают восемь категорий: металлы, напитки, природные явления,
птицы, цветы, негативное влияние окружающей среды, пищевые
продукты, предметы обихода.
Особенностью образования цветообозначений по названию предметов
в китайском языке является разнообразие лексики обозначения оттенков
хроматических цветов - желтого, красного, зеленого, синего, на долю
которых приходится в общей сложности 67,1 % производных единиц, по
сравнению с цветами ахроматическими - 25,9 % . К последним примыкает
фиолетовый цвет, который по продуктивности близок к черному (7 % ) .
Сштистический анализ показьшает, что количество производных
цветонаименований
распределяется
по
основным
цветам
пропорционально той роли, какую играл тот или иной цвет в системе
древнекитайских метафизических представлений об устройстве мира.
Иначе
говоря,
словообразовательная
активность
простого
цветообозначения напрямую зависит от степени развернутости его
символического значения. По количественному критерию рядом
находятся исторически неразличимые «цвета жизни» - зеленый и синий,
им предшествует красный - «цвет радости», за ними располагается белый
- «цвет скорби», цвет, «представляющий китайскую нацию» 'желтый'
находится на первом месте, а «страшный цвет» "черный' - на последнем.
Мы также проанализировали каждую из лексических групп,
объединенных семами основных цветов, в отношении количества
лексических единиц, отвечающих дифференциальным признакам
22
«яркость», «насыщенность», «светлота», и результате пришли к выводу о
влиянии традиционного видения хроматических цветов носителями
китайского языка на способы словесного выражения их оттенков.
Красный цвет в Китае - цвет радости, и чтобы вьиывать
соответствующие ощущения он должен быть ярким, насыщенным.
Р.В.Алимпиева (1986) отмечает, что красный, становясь более светлым,
ощущается как менее торжественный, а атрибутом народного праздника
является именно алый цвет. Как следствие, количество производных
названий красного цвета ярких тонов в китайском языке превышает
количество названий его как темных, так и светлых оттенков.
Поскольку желтый цвет был символом императорской власти в
древнем Китае, а на светлом лике Сына Неба не должно было быть
«темных пятен», тем более 'гго «если в своем чистом и светлом состоянии
желтый цвет приятен и радует нас, а в своей полной силе отличается
ясностью и благородством, то он крайне чувствителен и производит
весьма неприятное действие, загрязняясь...»', то, соответственно,
количество предметов светлой и яркой окраски среди обозначений
желтого цвета в современном китайском языке примерно одинаковое и по
отдельности превышает количество предметов темно-желтых оттенков.
Что касается
фиолетового
цвета,
то
символическое
значение приписывается, прежде всего, его пурпурной тональности как
знаку могущества, власти, величия. Пурп^фный цвет - это темно-багровый
или темно-красный с фиолетовым оттенком. Таким образом, среди
совокупности всех оттенков фиолетового цвета, включая сиреневый,
лиловый, nypnj'pHb^ и другие, преобладают темные тона.
На основании зависимости между символикой цвета и составом
группы
соответствующих
цветообозначений
мы
изначально
предположили, что среди «предметных» обозначений синих и зеленых
оттенков будут преобладать названия светлых тонов, поскольку цвет
#qiDg в Китае отвечает весне - времени, когда земля окрашивается в
нежные цвета. Однако, это положение справедливо только для синего
цвета, что может рассматриваться как косвенное подтверждение тому, что
цвет Wqing - это все-таки синий, а не зеленый. Для последнего, напротив,
преобладают темные краски.
В заключении диссертационной работы содержатся наиболее общие
выводы, которые позволяют обозначить национально-культурные
особенности китайских прилагательных цвета.
Цветообозначения
отражают
универсальные
свойства
разноструктурных языков
(системная оргащ1зация) и национальную
специфику, связанную с экстралингвистическими (типичность цвета),
языковыми (структурные и лексико-грамматические особенности,
способы выражения), ассоциативньми причинами.
1 Гёте И -В Учение о цвете // Термины по цвету и не только Книга 2 - М
2003 - С 203.
23
Репроцентр М,
в вопросе об особенностях цветообозначений китайского языка, мы,
прежде всего, ориентировались на способы образования прилагательных
цвета. Были выделены девять основных и десять дополнительных
структурно-семантических типов китайских цветообозначений. Ббльшая
часть производных цветообозначений строится по одной из двух моделей атрибутивной или копулятивной. Еще некоторое количество названий
цвета содержит в себе каузативные отношения и отвечает глагольнорезультативной модели словосложения.
Национально-культурная специфика цветообозначений китайского
языка проявляется в выборе предметов, участвуюпшх в их создании.
Среди таких предметов можно выделить китайские реалии, которые
определяют уникальность соответствующих терминов цвета. Анализ
остальных предметов позволяет найти в двух языках безэквивалентные
единицы, а также выявить различия в мотивации названий некоторых
цветовых оттенков, что обусловлено особенностями культурноисторического развития народов-носителей языка.
Из процесса культурно-исторического развития страны во внутренней
форме прилагательньпс цвета китайского языка наибольшее отражение
нашли условия окружающей среды и формы хозяйственной деятельности.
Наименее затронутыми, несмотря на длительный характер существования
китайской щшилизацни, оказались артефакты Возможно, данный факт
восходит к даосским этическим
нормам, согласно которым под
«гармонией мира» понимав гея слияние человека с природой.
Таким образом, цветообозначения китайского языка обладают
выраженной национально-культурной спецификой и являются значимыми
элементами для конструирования фрагмента национальной картш1Ы мира
соответствующей лингвокультурной общности.
Диссертационная работа имеет приложение, основную часть которого
занимает составленный автором словарь производных цветообозначений
китайского языка. Словарь включает в себя 398 лексических едршиц.
По теме диссертации опубликованы следующие работы:
1. Специфика традиционных китайских представлений о цвете. // Язык и
культура на пороге третьего тысячелетия. - Уссурийск, 2001. - С. 1923.
2. Китайский язык и символика цвета. // Россия и Китай на рубеже веков.
4.3.-Благовещенск, 2002.- С. 169-172.
3. Некоторые особенности китайских цветообозначений с обязательным
вторым ко.мпонентом se. // Россия и Китай на дальневосточных
рубежах. Вып.4. - Благовещенск, 2002. - С. 111-115.
4. Структурные особенности цветообозначений в китайском языке. // Мир
китайского языка. - 2003. - № 1 . - С. 3-14.
5. О «предметных» цветообозначениях китайского языка. // Актуальные
проблемы языков, истории, культуры и образования стран АТР. -
24
Владивосток, 2003. - с.286-288.
6. Национальные особенности цветовосприятия (на примере китайских
прилагательных цвета). // Общество и государство в Китае. - М.:
Восточная литература РАН, 2004. - С. 212-217,
7. Особенности образования цветообозначений по названию предметов в
китайском языке. // Актуальные проблемы языков, истории, культуры и
образования стран АТР. - Владивосток, 2004. - С. 174-180.
8. Выражение насыщенности и светлоты цвета в китайском языке. //
Изучение
и преподавание иностранных языков в аспекте
взаимодействия культур. - Уссурийск, 2004. - С. 112-116.
«2089 f
РПБ Русский фонд
2006-4
20110
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
0
Размер файла
1 557 Кб
Теги
bd000101170
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа