close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

bd000101448

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
У Д К 803.0-087
ЧЕМАНОВА Татьяна Викторовна
АКТУАЛИЗАЦИЯ КОГНИТИВНО-РЕЧЕВОГО
ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ КОММУНИКАНТОВ
В ДИАЛОГИЧЕСКИХ И
УСЛОВНО-ДИАЛОГИЧЕСКИХ ТЕКСТАХ
10.02.04 - германские языки
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата филологических наук
^^g^,A^^.4^t^'>e>^^^^-
Санкт-Петербург
2005
Работа выполнена на кафедре германской филологии
ГОСУДАРСТВЕННОГО ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО У Ч Р Е Ж Д Е Н И Я
В Ы С Ш Е Г О ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ
Российский государственный педагогический университет
имени А . И . Герцена
Научный руководитель:
доктор филологических наук, профессор
Гончарова Евгения Александровна
Официальные о п п о н е т ы :
доктор филологических наук, профессор
Баева Галина Андреевна
кандидат филологических наук, доцент
Сыроватская Елена Федоровна
Ведущая организация:
кафедра немецкой филологии
Российского государственного
университета им. Иммануила Канта
Защита состоится " 7 " декабря 2005 г. в 11.30 на заседании
Диссертационного Совета Д 212.199.05 по защите диссертаций на
соискание ученой степени доктора наук в Российском государственном
педагогическом университете имени А . И . Герцена по адресу: 191186,
Санкт-Петербург, наб. р. Мойки, д. 48, корп. 14, ауд. 314.
С диссертацией можно ознакомиться в фундаментальной библиотеке
Российского государственного педагогического университета имени
А . И . Герцена
Автореферат разослан «1» ноября 2005 года
Ученый секретарь
диссертационного совета
V ^ .
Г. Гурочкина
JW_C'Y
JtOjT'/i^
llOUW
Общая характеристика работы
Реферируемое диссертационное исследование посвящено изучению
средств достижения и оптимизации когнитивно-речевого взаимодействия
коммуникантов
в немецкоязычных
диалогических
и условнодиалогических текстах.
Проблематика
исследования
предполагает
использование
когнитивного подхода в качестве основного исследовательского
принципа, который утвердился в языкознании в течение последних
десятилетий как один из ведущих подходов к изучению языковых
явлений. Суть когнитивного подхода к изучению отдельных
лингвистических феноменов заключается в признании того факта, что
языковая форма является адекватным отражением когнитивных структур
и что между ними и структурами языка существует вполне определенные
корреляции: вербальная коммуникация, дискурс в определенной степени
соотносятся
с мыслительной деятельностью, а текст считается
материальным выражением фрагмента концептуальной системы
носителей языка.
Как следует из работ последних лет, выполненных в русле
когнитивной лингвистики (Н.Н. Болдырев, Л. Вежбицкая, В.З.Демьянков,
А. А. Залевская, А. Е. Кибрик, Е. С. Кубрякова, Дж. Лакофф,
М.В.Никитин и др.), языку принадлежит исключительная роль в
интеллектуальном освоении мира, построении различных картин мира, и
мы по сути не располагаем другим, кроме языка, средством объяснения
нашего познания и понимания мира, поэтому главной задачей
большинства современных лингвистических исследований является
анализ сложных, многомерных взаимосвязей между мыслью, языком и
действительностью, выявление всего многообразия функций языка в
процессе человеческого познания, освоения мира и коммуникации,
раскрытие роли языка в построении определенной «картины мира».
Когнитивная ориентация лингвистических исследований нашла
отражение и в методах изучения языковых явлений, в которых стали
вскрываться глубинные когнитивные структуры, стоящие за языковыми
явлениями смыслы и концепты. Проблематика анализа языковых
структур и явлений таким образом погружается в проблематику анализа
концептуальных систем носителей языка, а также их взаимоотношений
друг с другом и с объективной действительностью. При таком подходе
человек - носитель языка рассматривается как активный субъект
познания, обладающий индивидуальным и социальным опытом,
системой представлений о мире, на основе которой он осуществляет
коммуникацию с другими носителями языка.
Взгляд на языковой материал как на выражение различных типов
знаний - языковых и внеязыковых - ставит в центр внимания
лингвистических исследований прагматику коммуникации, отношения и
установки ее участников, оценку ими экстралингвистических условий
коммуникации и отдельных, значимых для данного момента
коммуникации,
фрагментов
i^JIbH^I'f^™^""''
ЦПиПЛЛВПЛ)! 1
БИБЛИОТЕКА
;ЛИОТЕКЛ
cnt
09
}
"^ПЩ
пользователями языка из своих фоновых знаний. Когнитивный подход,
таким образом, неотделим от коммуникативно-прагматического подхода,
в основе которого лежит понимание языка как механизма для
осуществления человеком определенных целей в познании и описании
человеком окружающего мира Главной задачей коммуникативнопрагматической лингвистики является изучение речевого общения как
особого вида деятельности, направленного на формирование мнений и
убеждений и моделирование социального и индивидуального поведения
людей. Текст как способ представления различных типов знания
получает статус не только уровневой единицы системы языка, но и
единицы коммуникации.
Для современного лингвистического анализа представляет интерес
описание закономерностей трансформации смыслов и концептов в
процессах создания и понимания текстов, когда «коммуникативную
ответственность» несет не только отправитель сообщения, но и адресат,
так как суть коммуникации при таком подходе состоит в построении в
когнитивной системе реципиента таких структур знания, которые
соотносятся с подобными структурами отправителя информации.
Данное исследование посвящено изучению роли диалога в
оптимизации процессов создания и понимания текста. В первую очередь,
диалог рассматривается в широком аспекте: как форма существования
языка и как универсальное свойство человеческого сознания и
мышления. Такой подход не противоречит традиционному пониманию
диалога в «узком» смысле как особой формы речевого взаимодействия
(общения) двух или нескольких субъектов, а переосмысливает и
расширяет это понятие.
Выделение наряду с диалогическими текстами особой фуппы
условно-диалогических текстов
- попытка по-новому взглянуть на
проблему диалогизации монологической речи, на проблему поиска
автором оптимальной стратегии по созданию особых структур
порождаемого текста, вовлекающих читателя в его поле действия дискуссию, полемику, рассуждение - и способствующих сокращению
дистанции между автором и потенциальным читателем. В связи с этим
особую
значимость
приобретает
понятие
когнитивно-речевого
взаимодействия,
сомыитения,
коммуникантов,
обеспечивающего
развитие двустороннего речевого потока, так как при передаче
информации происходит диалогическое взаимодействие речевых
субъектов, а «событие текста» осуществляется на «рубеже двух
сознаний» [Бахтин, 1986: 432].
Актуальность данного исследования определяется обращением
именно к когнитивному аспекту взаимодействия участников в
коммуникационном процессе, то есть к таким проблемам современной
лингвистики как исследование когнитивной и прагматической основ
коммуникативного акта в их синтезе, отражение языковой формой
когнитивных структур, концептуальной системы носителя языка,
оптимизация процесса коммуникации через диалог сознаний, выработку
общего для автора и реципиента смысла.
Объектом исследования являются немецкоязычные диалогические
тексты публицистического дискурса (интервью и дискуссии) и условнодиалогические тексты политического и научного дискурса (политические
речи, научные дискуссионные статьи и доклады, рецензии).
Предмет исследования составляют языковые единицы (слово,
словосочетание, особые лексико-грамматические и стилистические
средства), которые приобретают значение средств концептуализации
высказывания, адаптируя свое значение к конкретным условиям
дискурса, и обозначают фрагмент действительности, который автор
вьщеляет из своих фоновых знаний как способ и инструмент достижения
когнитивно-речевого взаимодействия с партнером по коммуникации, а
также метакоммуникативные единицы, способствующие регуляции
внешнего коммуникативного поведения партнера и самого процесса
коммуникации.
Теоретическую основу работы составили исследования в области
когнитивной лингвистики, представленные в трудах Н. Н. Болдырева,
А.Вежбицкой, В. 3. Демьянкова, Т. А. ван Дейка, А. А. Залевской,
Е.С.Кубряковой, Дж. Лакоффа, М. В. Никитина, Е. В, Падучевой,
Ю.С.Степанова и др.; исследования Т. М. Дридзе, Н. И. Жинкина,
И.А.Зимней, А. А. Леонтьева, Ю. А. Сорокина, Е. Ф. Тарасова и др. в
области психолингвистики; исследования в области прагмалингвистики,
представленные работами таких ученых как Н. Д. Арутюнова,
В.В.Богданов, Г. Грайс, Дж. Лич, А. А. Романов, Дж. Серль, И. П. Сусов,
С. А. Сухих и др., работы таких ученых как П. Ватцлавик, В. Д. Девкин,
Г. Г. Почепцов, Р. Рат, И. Руиш, Б. Техтмайер и др. в области
метакоммуникации.
Целью исследования является анализ речевых
механизмов
установления взаимопонимания коммуникантов в диалогических и
условно-диалогических текстах, анализ средств языка, которые призваны
оптимизировать когнитивно-речевое взаимодействие общающихся,
понимаемое нами в первую очередь как сомышление, то есть сближение
смысловых позиций участников коммуникации.
Поставленная цель требует решения следующих задач:
1) определить содержательные и формальные параметры представления
ситуации когнитивного взаимодействия коммуникантов в диалогических
и условно-диалогических текстах естественной коммуникации;
2) выявить разноуровневые лингвистические средства «репрезентации»
сомышления участников коммуникации в тексте;
3) изучить специфику актуализации сомышления в зависимости от
коммуникативного
статуса
участника
общения
(адресант/автор/говорящий - адресат/слушающий/читатель);
4) установить взаимозависимость достижения сомышления с реализацией
таких текстовых категорий как диалогичность, адресованность,
цельность, эмотивность;
5)
сопоставить
функционирование
призыва
к
когнитивному
взаимодействию и средства его языковой реализации в диалогических
текстах интервью, дискуссии и условно-диалогических тексгах
политической речи, научного доклада, научной дискуссионной статьи и
рецензии.
В качестве основных методов исследования использовались метод
контекстуально-интерпретациошюго
анализа, метод дедуктивного
выявления коммуникативных стратегий и метод анализа словарных
дефиниций.
Материалом исследования послужили тексты интервью и
дискуссий, опубликованные в 1995-2003 годах в немецкоязычных
журналах „Spiegel", „Fokus" и „Deutschland" (общим объемом 220
печатных страниц), тексты политических речей, произнесенных на
съездах партий СвДП, СДПГ, НДС, партии «Зеленых», ХДС и ХСС в
2001-2002 годах (общим объемом 124 печатные страницы), тексты
научных статей из раздела «К дискуссии» („Zur Diskussion")
немецкоязычного научного журнала „Mitteilungen des Deutschen
Gennanistenverbandes" за 2000-2002 годы и из раздела «Обсуждения»
(„Besprechungen") журнала „Zeitschrift fur Padagogik" за 2002-2003 годы
(общим объемом 218 печатных страниц).
На защиту выносятся следующие положения:
1) Когнитивно-речевое взаимодействие, сомышление, участников
коммуникации
является
основой
коммуникативного
процесса,
необходимым условием успешной коммуникации и средством
оптимизации процесса общения. Сомышление представляет собой
сближение смысловых позиций общающихся, «диалог сознаний», то есть
обмен в процессе коммуникации неким объемом информации, влияющим
на формирование концептуальных систем участников коммуникации, в
идеале - создание единого концептуального пространства, общего для
адресанта и адресата, что в наибольшей степени способствует
адекватному восприятию последним всей совокупности содержащейся в
тексте информации; появление своеобразной «точки соприкосновения»
когнитивных систем говорящего и реципиента, через которую говорящий
может успешно проводить дальнейшую активизацию ментального
пространства
реципиента
для
обеспечения
эффективности
коммуникативного акта и возможной регуляции посткоммуникативного
поведения реципиента.
2) Практически все значимые единицы текста (слово,
словосочетание, лексико-грамматические и стилистические средства,
синтаксические конструкции) могут приобрести в тексте значение
средств концептуализации высказывания, служить инструментом
конструирования, расширения и социализации концептуальных систем,
то есть рассматриваться как средства достижения когнитивно-речевого
взаимодействия участников коммуникации.
3) В
свете актуализации в тексте когнитивно-речевого
взаимодействия автора и реципиента диалог выступает как имплицитный
механизм оптимизации этого взаимодействия. Понимание диалога в
широком смысле позволяет считать, что каждый текст по своей сути
диалогичен, так как в его основе за;южены диалогичпость сознания и
речемыслительного процесса, социальность и коммуникативность языка.
4) Наряду с диалогическими текстами, основу которых составляют
языковые средства, наиболее явно реализующие диа1югические
отношения, возможно выделение особой группы условно-диалогических
текстов, к которой, в частности, относятся научная дискуссионная статья,
научный доклад или лекция, политическое выступление, то есть тексты,
имеющие все формальные признаки монолога, но содержащие в своей
структуре отдельные значимые для реализации прагматического задания
данного текста языковые сигналы ориентации на адресата. Диалог и
условный диалог- особая авторская стратегия по созданию специальных
структур гекста, вовлекающих реципиента в текстовое пространство и
формирующих единое поле для совместной когнитивной деятельности.
Научная новизна данной работы определяется тем, что впервые за
основу анализа текстовых структур
принимается когнитивная
составляющая речевого взаимодействия коммуникантов, а когнитивноречевое взаимодействие участников коммуникации рассматривается как
основа коммуникативного процесса, как необходимое условие успешного
общения. Данные многочисленных исследований диалогических текстов
впервые дополняются на материале немецкого языка комплексным
исследованием
средств
когнитивно-речевого
взаимодействия
коммуникантов в условно-диалогических текстах.
Теоретическая значимость диссертации заключается в научном
обосновании
принципиального
значения
когнитивно-речевого
взаимодействия
коммуникантов
для
оптимизации
процесса
коммуникации, в системном описании конкретных языковых средств
реализации призыва к сомышлению и экспликации когнитивно-речевого
взаимодействия участников коммуникации в текстах публицистического,
научного и политического дискурса. Исследование вносит вклад в
разработку актуальных проблем теории текста, типологии текстов;
полученные в работе результаты служат углублению знаний и
представлений о закономерностях и механизмах речевого и неречевого
общения и тем самым способствуют развитию общей теории
коммуникации и теории речевой деятельности.
Практическая значимость исследования состоит в том, что его
основные положения, выводы и языковой материал могут быть
использованы в лекциях и семинарах по стилистике и лингвистике
текста, на практических занятиях по немецкому языку и аналитическому
чтению, для проведения спецкурсов по риторике, прагмалингвистике,
социолингвистике, теории коммуникации. Кроме того, результаты
исследования могут применяться в качестве практических рекомендаций
по оптимизации общения, осмысленному использованию языка в
обыденной, общественно-политической и научной коммуникации.
Рекомендации
по
использованию
результатов
диссертационного исследования. Результаты и материал настоящего
исследования могут быть использованы в выше перечисленных учебных
курсах. Собранный языковой материал может применяться при
написании курсовых и дипломных работ по германистике, в научноисследовательской деятельности студентов и аспирантов.
Апробация материалов диссертации проводилась на конференции
«Герценовские чтения» в РГПУ им. А. И. Герцена (2003 г.), тема и
результаты исследования обсуждались на заседаниях кафедры
германской филологии РГПУ им. А. И. Герцена. Основные положения
диссертационного исследования отражены в четырех публикациях.
Объем и структура работы: диссертация состоит из введения,
трех глав и заключения. К
основному тексту
прилагается
библиографический список, включаюншй 237 наименований, в том числе
47 на иностранных языках, а также список использованных источников и
принятых сокращений. Общий объем работы составляет 205 страниц.
Основное содержание работы
Во введении обосновывается выбор темы, раскрываются
актуальность исследования, теоретическая и практическая значимость
работы, формулируются цели и задачи исследования, описываются
материал научного анализа и структура работы.
В
первой
главе
«Когнитивно-речевое
взаимодействие
коммуникантов
как
основа
коммуникативного
процесса»
рассматриваются принципиально важные для данного исследования
понятия диалога, диалогичности, условно-диалогического текста и
когнитивного
диалога;
освещается
специфика
актуализации
диалогичности текста в зависимости от сферы функционирования текста;
описывается
проблематика
создания
и
понимания
текста;
рассматриваются основные понятия теории коммуникации, такие как
«внешнее» и «внутреннее» коммуникативное поведение, кооперативная
языковая личность, метакоммуникация.
Возникновение речевой деятельности связано с объективной
необходимостью
общения между
отдельными
представителями
определенного социума, обусловленной развитием разноплановых
общественных отношений. В коммуникации общественные отношения
индивидуализируются,
приобретая
личностно-психологическую
конкретизацию.
Общение
представляет
собой
комплексную
интерактивную деятельность, ориентированную, с одной стороны, на
передачу определенной информации (собственно коммуникация), а с
другой, на когнитивное и социальное взаимодействие людей. Общение
пронизывает человеческую жизнь, в нем и с его помощью индивидуум
реализует собственные когнитивные и коммуникативно-прагматические
задачи, а также осуществляет важные социальные контакты с другими
личностями.
Общение по своей сути диалогично, диалогичность в связи с этим
является неотъемлемой чертой коммуникации как таковой, а диалог
можно расценивать как исходную и наиболее естественную форму
коммуникации. Идея диалогичности языка, разрабатываемая в
функциональной лингвистике, психо- и социолингвистике, прагматике,
восходит к концепциям В. Гумбольдта, Ч. Пирса, Ч. Морриса, в
отечественном языкознании - Л. П. Якубинского, Л. В. Щербы,
М.М.Бахтина, Г. О. Винокура, В. В. Виноградова и др. Основным
принципом идеи диалогичности служит представление о том, что
социальносгь
и
коммуникативность
являются
неотъемлемыми
характеристиками язь[ка, выступающего как функционирующая сисгема.
Такой подход к языку делает необходимым признание диалогичное! и в
качестве одного из непреложных законов рече- и текстообразования. М.
М. Бахтин писал; «Язык живет только в диалогическом общении
пользующихся им. Диалогическое общение и есть подлинная сфера
жизни языка. Вся жизнь языка в любой области его употребления...
пронизана диалогическими отношениями» [Бахтин, 1972: 212].
Диалогическую речь нередко отождествляю! с разговорной,
естественной, живой речью, а монологическая речь приобретает статус
литературной, искусственной формы. В естественной речи, как правило,
монолога, то есть неадресованной речи, не бывает. Возможен либо
разговор с самим собой (аутодиалог): говорящий сам себе задаёт
вопросы, сам на них отвечает, сам себе возражает и т. д., либо
воспроизведение им диалога в лицах примерно в том же виде, как эти
реплики были произнесены реальными партнёрами, либо пространное
продолжительное высказывание, но обязательно предназначенное
конкретному слушателю и, как правило, этим слушателем прерываемое
для переспроса, оценки и попутных суждений. Структура такого
построения речи больших различий с нормальным диалогом не
обнаруживает.
Среди наиболее «чистых» видов диалогического текста обычно
называют устный диалог (разговор, дискуссия, интервью) и сценический
диалог. Такие типы устной и письменной речи как доклад,
приветственная речь, лекция, агитация, политическая речь, политический
лозунг, рекламный текст, научная рецензия не являются диалогическими
текстами, но и не могут быть отнесены к чистым видам монологических
текстов, так как монолог - это речь, обращенная прежде всего к самому
себе, не рассчитанная на непосредственную реакцию собеседника.
Логичнее бьшо бы отнести эти типы текстов к условно-диалогическим,
так как такие тексты имеют смысл только при наличии партнёра по
коммуникации (слушатель, читатель, целевая аудитория), которому они
адресованы и на чьё поведение они должны повлиять.
Диалогичность свойственна практически всем видам речевой
деятельности, хотя се реализация в различных сферах жизнедеятельности
человека
несет
функционально-стилистический
отпечаток.
Диалогичность научного текста (лекции, доклада, дискуссионной статьи)
проявляется не только посредством открытой направленности автора на
читателя и не только посредством авторской апелляции к мнениям, идеям
и концепциям других ученых или своим собственным более ранним
идеям, но и к своим собственным размышлениям в этом конкретном
тексте. Таким образом, важнейшей и неотъемлемой чертой научного
текста становится диалог компонентов старого и нового знания.
Спецификой построения диалога в текстах массовой коммуникации
является ориентированность этих текстов именно на массового
реципиента.
Если
научный
текст
обращен
исключительно
«преднамеренному»
реципиенту,
то
есть
адресат
отличается
релевантными для конкретного случая предварительными знаниями и
интересом к теме, а значит имеет определенные предпосылки для
оптимального восприятия предложенного текста, то средства массовой
коммуникации должны учитывать большую вероятность участия в
коммуникативном процессе «случайного» реципиента. Так возникает
определенная когнитивная дилемма в плане понятности текста для
реципиента, выражающаяся в оппозиции «порога сложности» и «порога
банальности».
Публицистический жанр интервью представляет собой достаточно
специфический дискурс. Диалогичность интервью формируется вокруг
«треугольника» отношений между журналистом, интервьюируемым - это
так называемые активные коммуниканты, составляющие первичный круг
интеракции, - и реципиентом/читателем - так называемым пассивным
коммуникантом, входящим во вторичный круг интеракции Если
учитывать исходную (скрытую или явную) диалогичность любого
дискурса, это деление коммуникативного пространства интервью на
активную и пассивную стороны носит условный характер, поскольку в
формировании этого пространства участвуют все три стороны. Кроме
того активные коммуниканты дискурса интервью могут использовать
дополнительные средства диалогизации, например, привлечь в дискурс
третьих лиц посредством цитирования. Диалогический рисунок интервью
осложняется ещё и тем, что активные коммуниканты, даже поддерживая
видимость существования коммуникации только на одном уровне:
журналист - интервьюируемый, вуалируя взаимодействие этого уровня с
чигателем, создают в ткани интеракции определенные «утолщения»
информативного и межличностного, оценочно-интерпретационного
характера, отличающиеся более четкой нацеленностью на читателя, а не
на непосредственного собеседника. Ведя дискуссию, журналист и
интервьюируемый
всегда должны учитывать тот факт, что
потенциальный читатель может иметь свое собственное представление
об обсуждаемой проблеме, свое собственное мнение, отличное от мнения
журналиста или интервьюируемого.
Политический
дискурс
суггестивен
и
персуазивен,
интенциональность его текстов состоит во внушении слушателю или
читателю мыслей, необходимых автору и побуждении реципиента к
определенному, в том числе и неречевому, действию. Диалогичность и
диалогизация публичного политического выступления являются
зачастую лишь инструментом подчинения аудитории, управления и
манипуляции массовой общественностью, взаимодействие подменяется
воздействием.
Речевое
воздействие
связано
с
перестройкой
индивидуального сознания, смысловой сферы личности, или, иными
словами, с изменением картины мира реципиента таким образом, как это
выгодно автору.
Взгляд на язык как на речемыслительный диалог сознаний
позволяет в
рамках общего понятия диалога выделить две его
разновидности - коммуникативный диалог и когнитивный диалог.
Первая разновидность ~ коммуникативный диалог - внешний, открытый
диалог,
целенаправленно
выстраиваемый
говорящим
как
эксплицированное взаимодействие его позиции с позицией партнера по
10
коммуникации Вторая разновидность - когнитивный диалог - связана с
отражением в тексте дискурсивного переплетения меняющихся
познавательно-смысловых позиций самого говорящего, тем самым
когнитивный диалог отражает динамику внутреннего, скрытого
речемыслительного диалога.
Когнитивный
диалог можно представить как единство двух
взаимосвязанных авторских интеллектуальных действий: во-первых,
автор / говорящий, выступая как создатель предлагаемого нового знания
о действительности, стремится выразить в тексте это знание, воплотить
его в слове, чтобы оно, получив с помощью текстовой оболочки
возможность быть увиденным и услышанным, перешло в разряд
социально значимого знания, было включено в концептуальную картину
мира собеседника; во-вторых, сама возможность передачи или
социализации знания зависит от того, насколько понятно для партнера по
коммуникации говорящий изложит в тексте свою позицию и разрушит
возникающий у собеседника психологический барьер при восприятии
новой информации, будет ли достигнуто сомышление коммуникантов.
Таким образом, сомышление является не только залогом эффективной
коммуникации, успешного взаимодействия партнеров, но и когнитивным
стимулом коммуникации, сама идея сомышления является важнейшим
связующим звеном между «внутренним», когнитивным, и «внешним»,
коммуникативным, планами диалога.
При осмыслении коммутгикации под знаком диалогичности особого
вниматшя заслуживает не изолированный говорящий и не изолированный
слушатель, а их сотрудничество, взаимодействие на всех уровнях
деятельности, а также закономерности построения диалогических
отношений, которые, в свою очередь, определяют индивидуальную и
социальную эволюцию отдельных личностей и их различных
объединений. В связи с этим особую актуальность приобретают понятие
когнитивно-речевой кооперации коммуникантов и комплексный подход к
вопросам оптимального (с точки зрения ментального и речевого
сотрудничества коммуникантов) оформления дискурса, в основе
которого лежат процессы порождения и восприятия текста.
Порождение и восприятие текста в исследованиях последних
десятилетий понимаются как процессы, в итоге которых возникает и
оформляется системное образование с целым рядом качественных
характеристик, не имеющих аналогов в исходной системе язьпса. Процесс
создания и понимания текста обусловлен в основных своих
характеристиках системными свойствами мышления и памяти, так как
именно владение необходимыми структурами знания позволяет
создателю текста формировать контекстные ожидания, прогнозировать
определенные рсчемыслительные действия, необходимые для успешного
обмена информацией.
В процессе восприятия и понимания текста очень важен тот факт,
что адресат выступает не только как объект, воспринимающий
высказывание; партнер автора текста по коммуникации не пассивен, он
выполняет роль оппонента, равноправного субъекта совместной
деятельности, оценивающего текущий процесс коммуникации со своих
И
собственных позиций и определяющего наряду с инициатором обшения
его содержание и дальнейший ход. Споря, сомневаясь, утверждая
определенное содержание или тему общения, субъект может при
определенных условиях прервать коммуникацию и направить ее в
неожиданное русло. Смена говорящего рассматривается как норма
межличностного контакта. Это приводит к тому, что важным вопросом
анализа любого текста, а тем более диалогического и условнодиалогического, становятся вытекающие из смены ролей говорящего
проблемы организации диалога, управления коммуникацией, роль
языковой личности в этих процессах.
Хотя информативная сторона и составляет суть коммуникативного
акта, параллельно с этим оказывается важным и другое - внешняя
сторона - обеспечение самого процесса передачи и приёма речи
собеседниками, то есть метакоммуникативный компонент общения.
Метакоммуникация - это вербализация, обсуждение «техники» ведения
беседы, коммуникация о коммуникации, на когнитивном уровне - способ
выражения мысли, форма изложения, отношение собеседника к
избираемому оформлению мысли. Как известно, общий смысл
высказываний может осложняться и за счёт ассоциаций, примысливаний,
подтекста, иногда «утечка» смысла происходит по недоразумению,
невнимательности, неподготовленности. Возникающие недоразумения в
связи с неясностью текста обычно разрешаются постановкой
дополнительных вопросов, требованием разъяснений, повторения,
перефразирования. Но метакоммуникативный компонент текста несет
большую смысловую и прагматическую нафузку вне зависимости от
того, какими средствами он воплощен в данном тексте, краткая ли это
вводная конструкция, обширный комментарий или общая смысловая
установка текста. Важно то, что метакоммуникация является
выразителем таких понятий, как партнерство, сотрудничество,
сомышлеиие, языковое сознание, самосознание, самомодслирование.
Во
второй
главе
«Использование
языковых
средств
концептуализации высказывания для достижения когнитивно-речевого
взаимодействия коммуникантов» даются классификация и анализ
языковых средств достижения сомыщления участников коммуникации в
диалогических
и
условно-диалогических
текстах,
которые
рассматриваются в работе как средства концептуализации высказывания.
Под концептуализацией высказывания понимается инте1щия автора
акцентировать специально отобранными для этой цели языковыми
средствами определенный фрагмент системы своих мнений и знаний о
мире, отражающих его познавательный опыт, с тем чтобы сформировать
в сознании реципиента коррелирующую с его (автора) концептуальной
системой структуру знания.
Эти средства распределяются в работе по трем группам, исходя из
их условной классификации: 1) средства самоконтроля со стороны
говорящего, направленные на уточнение смысла и углубление
содержания собственного высказывания; 2) языковые средства
концептуализации
высказывания
как
часть
интерпретационной
12
программы для слушателя или читателя; 3) средства концептуализации
высказывания в репликах адресата.
С помощью средств самоконтроля со стороны говорящего,
направленных
на углубление
смысла, уточнение
содержания
собственного высказывания, осуществляются пояснения, толкования,
интерпретации
наиболее
важных
концептов,
способствующих
когнитивно-речевому
взаимодействию коммуникантов, для чего
говорящий может использовать языковые и контекстуальные синонимы,
антонимы, конкретизацию, метафорику и сравнения. В следующем
примере показано использование антонимии для пояснения концепта:
Ich will, dass es ein Wahlkampf der Kompetenz wird, des Ringens um die
bessere Losung. Es darf nicht nur ein Medienkampf and vor allem kein
Diffamierungswahlkampf wcrden... Fur mich sind das die Methoden von
gestem, sich nicht sachlich auseinander zu setzen, sondcrn pers6nlich
difTamierend zu werden. (Sp 3-2002, S. 30)
Говорящий - Э. Штойбер, председатель партии ХСС, - вводит
новый концепт ein Wahlkampf der Kompetenz (как он понимает
«компетентную
предвыборную
борьбу») и подбирает точное,
контрастное пояснение на базе контекстуальных антонимов с
отрицанием.
Наиболее интересной в плане репрезентации концепта является
индивидуальная номинация, при которой лексическая единица участвует
в формировании смысла высказывания, необходимого говорящему.
Индивидуальные номинации указывают
путь к когнитивным
структурам, предопределившим выбор значения, которое в дискурсе
начинает соотноситься с новым понятийным содержанием. Так, свою
статью, открывающую дискуссию о методах преподавания эпических
произведений на уроках литературы, автор назвал „Schnipseldidaktik".
Новообразование „Schnipseldidaktik" отражает и суть самого явления
(замена чтения полного текста объемного классического произведения
штудированием адаптированного, сокращенного варианта этого
произведения), и негативное отношение автора к этому явлению.
К средствам концептуализации собственного высказывания
относятся также синтаксис предложения, отображающий процесс
формирования концепта, логику рассуждения автора, вербализация
ментальных процессов и эмоционально-экспрессивный компонент
высказывания.
Вторая группа средств концептуализации высказывания отражает
ориентацию автора текста на партнера по коммуникации и
эксплицирована в структуре текста целой системой средств, среди
которых:
1) Средства привлечения внимания партнера по коммуникации (через
метакоммуникативные формулы, курсив, ввод концепта на иностранном
языке, игру слов, повтор). Например, Г. Шредер в своей речи на
открытии внеочередного съезда СДПГ 02.06.2002 в Берлине использует
для привлечения внимания аудитории ифу слов'
Der Untcrschied rwischen uns und den anderen lasst sich auf eine ganz
einfache Forme! bringen: W i r starken das System, wo es Schwachen hat.
Die anderen schwachen das System, wo es seine Starken hat.
Данный хиазм является не только украшением речи, но и акцентирует
внимание
слушателей
на
таком
ярком
образном
способе
концептуализации оппозиционных отношений в политике.
2) Экспликация отношений партнерства между говорящим и
реципиентом (через употребление местоимения «мы» или средства
дополнительной диалогизации). В качестве примера использования в
этой функции местоимения «Mbi»/wir можно привести фрагмент
интервью с епископом Майнцским Карлом Леманном (I), когда на упрёк
журналиста (J) в том, что служители церкви не могут обладать
достаточной компетенцией в вопросах семьи, поскольку сами семьи не
имеют, Карл Леманн обращается к общему для собеседников и для всей
потенциальной читательской аудитории практическому опыту, приводит
понятную всем аналогию, прибегая к самоидентификации себя с
другими:
J : ...иЬег die Abtreibung befinden in dieser Kirche nur Manner, die selber
nicht verheiratet sind und selber iteinerlei Verantwortung fiir Familie und
Geburtenpianung tragen.
1: ...Ich bin im iibrigen der Meinung, dass ich in den genannten Dingen nicht
weniger weiss als der verheiratete Mann... Dem Arzt nehmen wir auch seine
Diagnose und seine Therapie ab, er muss nicht selbst alle Krankheiten gehabt
haben.(Spl5-1996, S. 82)
Бесспорно, что обращение к такому аргументу из близкого каждому
повседневного опыта помогает убедить читательскую аудиторию в
правоте говорящего.
3) Ввод дополнительного комментария как вспомогательное средство
достижения сомышления коммуникантов, например, с помощью
редакторской
вставки,
пояснения
реалии
журналистом
или
интервьюируемым.
Третья группа - средства концептуализации высказывания в
репликах адресата, например, экспликация согласия/несогласия, желание
лучше сориентироваться в системе мнений и оценок говорящего,
наиболее однозначно отражают ментальное и речевое взаимодействие
коммуникантов,
так
как
дают
возможность
говорящему
проконтролировать эффективность воздействия, увидев ответную
реакцию партнера по коммуникации.
В третье!! главе «Метакоммуникативные средства регуляции
внешнего коммуникативного поведения партнера по коммуникации и
самого процесса коммуникации» onHcatibi вспомогательные средства,
14
направленные на активизацию процесса сомышления через регуляцию
речевого поведения адресата информации. Метакоммуникация, таким
образом,
понимается
не только
как
механизм обеспечения
бесперебой Н010
течения речевого взаимодействия или проверка
тождественности кодов, используемых коммуникантами, а как система
средств,
служащих
для
организации
когнитивно-речевого
взаимодействия
и необходимых
говорящему для обеспечения
возможности управления ментальной деятельностью собеседника.
Если во второй главе анализировались средства когнитивноречевого
взаимодействия
между
участниками
коммуникации,
направленные на регуляцию их внутреннего коммуникативного
поведения, то в третьей главе исследовательский фокус смещается на
уровень речевого взаимодействия, на те фрагменты коммуникации, когда
ее участники оговаривают условия взаимодействия, корректируют
внешнее коммуникативное поведение партнера или течение самого
коммуникативного процесса. Здесь важен фактор выхода использования
специальных средств достижения сомышления во «внешнюю» речь.
Анализ собранного языкового материала позволил выделить
следующие группы метакоммуникативных единиц регуляции внешнего
коммуникативного поведения партнера и процесса коммуникации,
причем первые три фуппы средств ориентированы на регулировку
внешнего коммуникативного поведения партнера, а четвертая группа
соотносится с организацией самого процесса коммуникации, его
тематическим оформлением:
1) корректировка вербального и невербального поведения партнера
по коммуникации.
В процесс общения каждый человек вступает со своей собственной
«картиной мира», он не только демонстрирует определенное отношение к
теме разговора, к
партнеру по общению, но и индивидуальное
представление о том, как должна протекать коммуникация. Поэтому
часто в общении на метакоммуникативном уровне один участник
коммуникации пытается скорректировать поведение, и в первую очередь,
вербальное поведение, другого участника в соответствии со своим
привычным стилем общения и прагматическим заданием. Принципы
кооперации требуют делать это максимально вежливо, избегая излишней
директивности. Так, в следующем примере говорящий - федеральный
министр по вопросам экологии К. Тёпфер - пытается корректировать
выбор формулировок своей собеседницы - министра по вопросам
экологии
земли Нижняя Саксония М. Грифан, но использует не
императив, а конъюнктив:
Griefahn:...Aber dass KabinettskoUege Gunther Krause mit einem zweistellig
gewachsenen Etat operieren kann, zeigt, wie ernst die Bundesregierung den
Umweltschutz nimmt.
Topfer: Wenn ich aus Niedersachsen kSme, ware ich sehr vorsichtig mit
solchen
Aussagen. Bis heute haben Sie keine ausreichenden
Verbrennungsanlagen fiir industrielle Abfalle. (Sp 36-1992, S. 99)
IS
За попыткой скорректировать вербальную сторону коммуникации
стоит имплицированное несогласие говорящего не столько с выбором
средства выражения своей мысли партнером по коммуникации, сколько
несогласие с мнением партнера, противоречие их позиций, а задача
метакоммуникативных единиц регуляции внешнего коммуникативного
поведения - смягчить эти противоречия, направить течение
коммуникации по кооперативному сценарию.
Лидер в общении пытается контролировать всё пространство
коммуникативной ситуации, включая и невербальное поведение адресата.
Подобная позиция лидерства характерна для оратора, выступающего
перед
большой
аудиторией,
когда
полный
контроль
над
коммуникативной ситуацией является залогом успеха выступления:
Aber - ich bitte jetzt auch zu klatschen - auch diejenigen, liebc Genossinnen
und Genossen, die Modernisierung nur als Gerede abtun, verteidigen in
Wahrheit nicht den Sozialstaat, sondem setzen ihn, wenn auch ungewollt, aufs
Spiel. (Отрывок из речи Г. Шредера на открытии внеочередного съезда
СДПГ 02.06.2002 в Берлине)
2) Вторая группа метакоммуникативных средств помогает
установке и поддержанию речевого контакта, который определяет
характер речевого взаимодействия. Так, комплимент
создает
определенный настрой в отношениях коммуникантов, в восприятии темы
общения:
Ich mochte Euch sagen, Ihr wart groBartig auf dicsem Parteitag. Ihr wart
wirklich groBartig. (BeifaD) (пример из речи Й. Фишера «Справедливая
глобализация и европейская демократия»)
Комплимент, адресованный всей аудитории, усилен повтором и
частицей wirklich, текст этой речи зафиксировал для нас и
положительную эмоциональную реакцию аудитории на этот комплимент
(Beifall), таким образом, мы можем сделать вывод об эффективности
использования этой технологии.
3) Третья фуппа средств ориентирована на захват и удержание
коммуникативной инициативы. Эти метакоммуникативные средства, как
правило, являются эксплицитными указаниями на то, что далее в реплике
говорящего последует достаточно продолжительное высказывание или
что сообщение ещё не закончено и включают в себя слова типа einerseits,
erstens, zunlichst,... Воспринимая эти сигналы, собеседник знает, что за
einerseits или erstens должен ещё прозвучать значительный фрагмент
речи, включающий в себя несколько частей, структурированных таким
образом говорящим. Например:
I: Aber ich nenne Ihnen drei Prioritaten. Erstens die Marktfuhrerschaft im
deutschsprachigen Kerngeschaft, also bci denZeitungen und Zeitschriften. [...]
16
J : Und Ziel Nummer zwei?
I: Wir miissen unser Printgeschaft, schon uin von der deutschen Konjuni<tur
unabhangiger zu werden, weiter international isicren, vor allem in West- und
Osteuropa. Mindestens so wichtig ist allerdings auch die Obertragung unserer
Marken und Inhalte auf digitale Vertriebswege - unsere dritte Priorit2t. (Sp
2-2002, S. 91)
Интервьюируемому (I) действительно удалось захватить
и
удерживать значительное время коммуникативную инициативу, реплика
журналиста (J) (Und Ziel Nummer zwei?) не является перехватом
инициативы, а лишь сигналом слушающего. Журналист перехватил
коммуникативную инициативу только после того, как говорящий
маркировал окончание своей реплики: unsere dritte Prioritat. С помощью
средств захвата и сохранения роли говорящего обеспечивается наряду с
передачей сообщения возможность вербализировать и тем самым сделать
достоянием собеседника какой-то важный фрагмент собственной
концептуальной системы. Благодаря этому обеспечивается также
связность и цельность тестового высказывания.
4) тематическое структурирование коммуникации, то есть
использование метакоммуникативных средств и особых речевых
технологий для организации тематической связности текста. Наиболее
распространенным
средством
управления
тематической
направленностью
коммуникативного
процесса
является
запрос
информации в высказываниях типа: Erklaren Sie uns doch mal,.- (Sp 22002, S. 94), Ich warte immer noch drauf, dass Sie mal etwas zum Thema
...sagen.(Sp 36-1992,8.98).
Очевидно,
метакоммуникативные
средства,
имеющие
эксплицитный характер, применяются активнее в ситуациях, когда
речевые действия партнера не соответствуют ожиданиям говорящего.
Например, если собеседник не реагирует на поставленный вопрос или его
высказывание нельзя расценивать как ответ, говорящий
может
откорректировать ход коммуникации.
Структурные
метакоммуникативы
не только организуют
информативную сторону дискурса, но и параллельно влияют на
взаимопонимание коммуникантов: намечая цели коммуникации и пути
их достижения, упорядочивая темы для обсуждения, устанавливая
очередность их обсуждения, участники коммуникации с помощью
метакоммуиикативов выражают приоритеты в своих системах ценностей,
проявляют своё отношение к приоритетам собеседника.
В заключении подводятся итоги диссертационного исследования и
указываются перспективы дальнейшего изучения проблемы когнитивноречевого взаимодействия коммуникантов.
17
Заключение
В результате диссертационного исследования были сделаны
следующие выводы:
Речевая коммуникация является неотъемлемым
свойством
человеческого мышления, одной из форм реализации потребностей
человеческого интеллекта. Язык прокладывает путь от мысли к
действительности так, чтобы партнеры по коммуникации смогли перейти
от субъективного восприятия действительности к объективному, то есть
равнозначному, взаимно соотносимому, пониманию мира. Таким
образом, объективное восприятие действительности, понимание
действительного "положения дел", социализация личного когнитивного
опыта возможны только при совместных усилиях адресанта и адресата
текста.
Когнитивно-речевое взаимодействие, сомышлеиие, участников
коммуникации
является
основой
коммуникативного
процесса,
необходимым требованием успешного общения и движения смыслов
текста и обеспечивает реализацию прагматики коммуникативного акта.
Диалогичность является неотъемлемой чертой коммуникации как
таковой, а диалог - исходная и наиболее естественная форма
коммуникации. Диалогичность свойственна практически всем видам
речевой деятельности, хотя ее реализация в различных сферах
жизнедеятельности несет функционально-стилистический отпечаток, что
доказывает
сопоставление
актуализации
когнитивно-речевого
взаимодействия в диалогических и условно-диалогических текстах,
принадлежащих различным функциональным сферам (публицистика,
научный и политический дискурс).
Система средств регуляции когнитивгю-речсвого взаимодействия
охватывает все языковые уровни, подчиняет себе и внутреннее, и
внешние коммуникативное поведение всех участников общения,
определяет эффективность и успешность самого процесса коммуникации
и обеспечивает реализацию прагматики коммуникативного акта. Все
уровни языка интегрируются для оптимизации процесса когнитивного
взаимодействия участников коммуникации, для того, чтобы по
возможности точнее определить языковыми средствами фрагмент
действительности, ставший сначала конструктом сознания, концептом,
затем предметом высказывания.
Актуализация сомышления коммуникантов
непосредственно
связана с реализацией таких текстовых категорий как диалогичность,
адресованность, цельность, эмотивность.
Исследование феномена сомышления, проведенное в настоящей
работе, безусловно, не исчерпывает всего круга проблем, связанных с
данным явлением. Перспективными аспектами дальнейшего изучения
лингвистикой когнитивно-речевого взаимодействия коммуникантов
можно считать следующие: во-первых, детальный сравнительный анализ
языковых средств и техник достижения сомышления в других типах
дискурса (бытовом, деловом, судебном и т. д.); во-вторых, компаративное
исследование
средств
когнитивно-речевого
взаимодействия
в
18
немецкоязычной, русскоязычной
KOMwytiHKaTHBHHX условиях.
и
иных
культурах
Основные положения диссертации отражены
публикациях:
в
сходных
в следующих
1. Чеманова
Т.В.
К
вопросу
изучения
когнитивно-речевого
взаимодействия коммуникантов в диалогической речи // Актуальные
проблемы германистики и романистики: Сб. ст. по мат-лам междунар.
научн. конференции (Смоленск, 3-4 декабря 2002 г.). Вып. 6, ч. 1.
Смоленск: СГПУ, 2002. - С . 161-164 (0,2 п.л.).
2. Чеманова
Т.В.
Роль
когнитивно-речевого
взаимодействия
коммуникантов в процессе диалогизации монолога // Иностранные
языки: Герценовские чтения: Мат-лы конференции 15-17 апреля 2003 г.
СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 2003. - С. 51-52 (0,1 п.л.).
3. Чеманова Т.В, Реализация призыва к сомышлению в контексте
высказывания
мнения// Studia Linguistica X I I . Перспективные
направления современной лингвистики. СПб.: Изд-во РГПУ им.
А.И.Герцена, 2003. - С. 531-534 (0,2 п.л.).
4. Чеманова Т.В. Средства концептуализации высказывания как особая
составляющая метакоммуникативного процесса // Художественный текст
и текст в массовой коммуникации. Сб. ст. по мат-лам междунар. научн.
конференции. Смоленск: СГПУ, 2005. - С. 13-16 (ОД п.л.).
/
i
9217 р
РНБ Русский фонд
2006-4
20547
Подписано в печать 28.10.2005
Печать офсет. Бумага офсет.
Формат бумаги 60x84/16. Объем 1,25 п.л.
Тираж 100 экз. Заказ № 1237.
Отпечатано в типографии Г1ТУ ИОВ РАО,
191180, Санкт-Петербург, наб. р. Фонтанки, 78
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
0
Размер файла
1 064 Кб
Теги
bd000101448
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа