close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

bd000101703

код для вставкиСкачать
Министерство образования Российской Федерации
Костромской государственный университет им. Н. А. Некрасова
На правах рукописи
У Д К 002 2: 61
Симонова Вера Михайловна
Послание « К вельможе» в процессе становления и развития
творчества А. С. Пушкина 1830-х годов
Специальность 10.01.01 - русская литература
Автореферат
диссертации на соискание учёной степени
кандидата филологических наук
Кострома - 2005
историзма
Диссертация
выполнена
на
кафедре
литературы
Костромского
государственного университета им. Н. А. Некрасова.
Научный руководитель:
доктор филологических наук,
профессор Лебедев Юрий Владимирович
Официальные оппоненты:
доктор филологических наук,
профессор Овчинина Ирина Алексеевна
кандидат филологических наук, доцент
Ермолаева Нина Леонидовна
Ведущая организация - Институт русской литературы
(Пушкинский Дом) РАН (г. Санкт-Петербург)
Защита состоится <d.» декабря 2005 г. в «Ш> часов на заседании Специа­
лизированного совета Д 212. 062. 04 по защите диссертаций на соискание учёной
степени кандидата филологических наук при Ивановском университете по адресу:
153025, Иваново, ул. Ермака, 39, аудит. 459.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке университета.
Автореферат разослан «P.SI октября 2005 г.
Учёный секретарь диссертационного совета, кандидат
филологических наук, доцент c^^jp^
Е. М, Тюленева
S'
^'^ ^^«
3
Одним из шедевров пушкинской лирики 1830-х годов является послание
«К вельможе», адресованное высокому государственному деятелю, сановнику,
меценату и коллекционеру князю Николаю Борисовичу Юсупову (1751-1831).
Опубликованное на страницах «Литературной газеты» 26 мая 1830 года
(№ 30), оно вызвало бурный отклик современников, который не оставил равно­
душным ни Пушкина, ни князя Н. Б. Юсупова. Однако, нападки на автора «По­
слания к К. Н. Б. Ю...» - под этим названием стихотворение впервые и появи­
лось в печати - вскоре затихают и только в 1843 году высокую оценку ему даёт
В. Г. Белинский.
А. Прахов, работая с юсуповским фамильным архивом в начале 20 века,
обнаружил ранее неизвестный вариант автографа и опубликовал его с разреше­
ния владельцев в журнале «Художественные сокровища России» за 1907 год. В
этом же номере журнала появилась обстоятельная историческая справка Б. Л.
Модзалевского о послании, на протяжении многих лет являвшаяся самым пол­
ным монографическим исследованием его.
О художественной стороне пушкинского послания в своих трудах писа­
ли исследователи П. В. Анненков, Л. П. Гроссман, Г. А. Гуковский, Б. П. Горо­
децкий, Б. В. Томашевский, Д. Д. Благой, И. М. Тойбин, Е. И. Купреянова, В. Э.
Вацуро и др. Имена столь авторитетных пушкинистов, казалось бы, гарантируют
завершённость и полноту исследования. Однако, реалии послания, как нам уда­
лось установить, требуют новых, более уточнённых и ранее неизвестных (в силу
тех или иных причин) комментариев. А эти комментарии, в свою очередь, проли­
вают новый свет как на само содержание стихотворения, сыгравшего ключевую
роль в начавшемся у Пушкина 1830-х годов процессе переосмысления роли рус­
ского родовитого дворянства в судьбах отечественной истории, так и на пере­
оценку Пушкиным исторической значимости культуры западноевропейского и
русского Просвещения эпохи Х У Ш века. По авторитетному суждению Д. Д. Бла­
гого, творчество Пушкина 1830-х годов ещё мало изучено, реализм Пушкина на
втором, высшем этапе не получил достойного освещения, перед исследователями
всё ещё стоит множество важных и во многом не разработанных и не решённых
проблем. Об этом же неоднократно напоминал в 1970-80-е годы Г. П. Макогоненко, подтверждая актуальность предпринятого нами исследования.
Объект исследования - становление и развитие художественного историзма в
творчестве Пушкина 1830-х годов.
Предмет исследования - послание «К вельможе» как произведение, сыгравшее
важную роль в формировании художественной специфики пушкинского реали­
стического историзма 1830-х годов.
Цель исследования - выявление особенностей поэтической обработки Пушки­
ным фактов реальной биографрш князя Н. Б. Юсупова во время его путешествий
А»С. ИЛЦНОЙАДЬНЛЯ
ИЛЦНОЙАДЬНЛЯ}j
•ИБЛИМККА
1
>——имш
I
II
fc.1»
т
4
по Западной Европе в период царствования и под опекой Екатерины I I . Из этой
цели вытекают следующие задачи:
изучить с максимальной степенью подробности родословной князя
Юсупова и его культурную миссию в период путешествий по Запад­
ной Европе;
проследить характер поэтической работы Пушкргаа с документаль­
ными материалами в процессе создания реалистического художест­
венного образа вельможи, принадлежащего к
аристократической
прослойке русского общества 18 века;
выяснить, как открытые Пушкиным в послании «К вельможе» худо­
жественные принципы реалистического историзма развиваются в его
творчестве 1830-х годов.
Материалом исследования послужили новые архивные документы, су­
щественно обогащающие реальный комментарий к стихотворному посланию
Пушкина; впервые введённые в научный оборот и затерянные в старых публика­
циях биографические материалы о жизни князя Б. Н. Юсупова; тексты художест­
венных произведений Пушкина и его современников.
Методологической базой работы явилось сочетание разных исследова­
тельских подходов: во-первых, историко-генетического, используемого для выяв­
ления фактографических реалий, положенных в основу создания Пушкиным об­
раза вельможи; во-вторых, сравнительно-тршологического, помогающего выяс­
нить своеобразие реалистического историзма Пушкина в сравнении с его совре­
менниками - Н. М. Карамзиным, Ф. Н. Глинкой, К. Н. Батюшковьпи, Е. А. Бара­
тынским, А. С. Грибоедовым, П. А. Вяземским, В. Ф. Одоевским, Н. А. Полевым,
А. Мицкевичем, П. Я . Чаадаевым; в-третьих, герменевтического, позволяющего
проникнуть в творческую лабораторию художественного историзма Пушкина и
проследить его эволюцию в период 1830-х годов. Применение этих методов обес­
печило достоверность результатов исследования.
Автор видит новизну полученных результатов в том, что:
впервые в пушкиноведении дан объёмный и полный, основанный на
новых архивных и иных источниках реальный комментарий к стихо­
творному посланию Пушкина «К вельможе»;
на основе этого комментария выявлен характер работы Пушкина с
историческими фактами и документами, показано своеобразие его
художественного историзма;
на примере поэтического изображения вельможи, близкого к импера­
торскому двору екатерининского времени, выяснена специфика ос­
воения Пушкиным историко-культурного наследия эпохи русского и
западноевропейского Просвещения;
5
на фоне отношения к этому наследию Н. М. Карамзина, Ф. Н. Глин­
ки, К. Н. Батюшкова, Е. А. Баратынского и других современников
поэта установлено своеобразие пушкинского историзма, сохранив­
шего связь веков и времён и удержавшего оптимистический взгляд
на движение исторического процесса;
в ходе исследования отголосков пушкинского послания «К вельмо­
же» в творчестве поэта 1830-х годов подмечены новые штрроси в эво­
люции историзма Пушкина.
Теоретическая значимость исследования заключается в том, что полу­
ченные результаты свидетельствуют об особом соотношении лирики и эпоса в
творчестве Пушкина 1830-х годов. Именно в лирических стихотворениях («К
вельможе», «Моя родословная» и др.) вызревают зёрна художественного исто­
ризма, которые дадут свои всходы потом - в «Медном всаднике», «Пиковой да­
ме», «Капитанской дочке». Последовавшая затем в русской литературе «поэтиче­
ская эпоха» 1850-х годов, вьфастившая ёмкие художественные синтезы для бу­
дущего расцвета русского романа, подтверждает открытую нами на материале
творчества Пушкина 1830-х годов закономерность взаимодействия лирики и эпо­
са, поэзии и прозы.
Результаты исследования могут найти практическое применение при
подготовке нового академического собрания сочинений Пушкина, существенно
обогатив и расширив реальный комментарий к посланию «К вельможе», повестям
«Пиковая дама», «Дубровский» и другим произведениям 1830-х годов. Материа­
лы диссертации могут быть использованы в вузовских и школьных курсах исто­
рии русской литературы X I X века, в спецкурсах, посвященных проблемам исто­
ризма творчества Пушкина 1830-х годов.
Апробация работы осуществлялась на конференциях:
«Пушкин и архивы» /РГАДА/ по теме: «А. С. Пушкин - И. Б. Юсу­
пов» декабрь 1998 года;
«На перекрёстке судеб». Историко-литературная конференция /К
225-летию Горного института и 200-летию А. С. Пушкина/ по теме:
«А. С. Пушкин - Юсуповы» 3-4 июня 1999 года;
«Два владельца усадьбы» /К 250-летию со дня рождения кн. И. А.
Голицына и кн. Н. Б. Юсупова /ГМУ «Архангельское»/ по теме: «Пу­
тешествие по Европе графов Северных и роль князя Н. Б. Юсупова
как «знатока искусств и древностей» 2-3 октября 2000 года;
X X X I V Випперовские чтения /ГМИИ имени А. С. Пушкина/ по те­
ме: «Князь Н. Б. Юсупов как «знаток искусств и древностей». К во­
просу формирования художественного вкуса» 16 октября 2001 года;
Доклад по теме: «Князь Н. Б. Юсупов и его роль в развитии отечест­
венной художественной промышленности и формировании импера-
6
торской коллекции» сдан для готовящегося к печати сборника материа­
лов X I Царскосельской научной конференции «Хранители», которая
проводится 28-30 ноября 2005 года.
Концепция диссертации и основные её положения были изложены на за­
седании кафедры литературы Костромского государственного универси­
тета и отражены в публикациях, список которых указан в конце авторе­
ферата.
Основные положения, выносимые на защиту.
1. Исследование родословной князей Юсуповых, а также истории путешствий
князя Н. Б. Юсупова по Западной Европе с образовательными целями наглядно
подтверждает закономерность появления послания Пушкина «К вельможе». Ж и ­
вой интерес Пушкина к личности Н. Б. Юсупова связан с представлениями поэта
об особой роли родовитого дворянства в исторических судьбах России. Причис­
ляя себя самого к этой культурной прослойке, Пушкин вступает в полемику с ме­
щанским духом послереволюционной Европы, прошпсающим и в Россию. Посла­
нием «К вельможе» поэт открьгаает полемику и с так назьгеаемой «торговой жур­
налистикой» Н. И. Греча и Ф. В. Булгарина, а также с романтическим историзмом
Н. А. Полевого и Н. И. Надеждина. На примере поэтического изображения вель­
можи, близкого к императорскому двору екатерининского времени, Пушкин ут­
верждает свой идеал просвещённого абсолютизма, ключевую роль в существова­
нии которого он отводит родовитому культурному дворянству, являющемуся
опорой государственности и хранителем отечественной культурной традиции.
2.
Сопоставление выявленных нами новых фактов биографии князя Н. Б.
Юсупова с художественным изображением вельможи в пушкинском послании
показывает, что историзм Пушкина не замыкается в локальном осмыслении свя­
зей героя со своим временем. Пушкин включает просветительскую деятельность
вельможи в движущуюся историю, сопрягая в своём послании разные времена,
схватывая изображением ход времён от прошлого через настоящее к будущему.
3.
Установленная Пушкиным «связь времён» противостоит историческим
концепциям русских романтиков, осмысляющих реалии современного буржуаз­
ного «железного века» как конец истории, как стадию её стагнации и смерти.
Только Пушкин сохранил в постдекабристские 1830-е годы оптимистический
взгляд на ход истории, в процессе которого возникающие противоречия не засты­
вают, а в противоборстве порождают ситуацию синтеза, перехода к более совер­
шенным общественным отношениям.
4.
В повествовательном строе послания автор и герой не сливаются
друг с другом: воспоминания вельможи диалогически корректируются ав­
тором, изображающим их. Отсюда - оттенок лёгкой пушкинской иронии,
стилистической игры при описании путешествия вельможи, отсюда же стилистический диалог, на который не обращали внимания исследователи
послания. Вслед за Г. А. Гуковским пушкинисты фиксировали исторически
(и стилистически) достоверную передачу Пушкиным характера героя екате­
рининского времени. Но к их суждениям о том, что «18 век присутствует в
стихах Пушкина не как образец, а как стиль, дух эпохи, характеристика те­
мы, колорит её и как историческое определение характера самого героя»,
следует добавить и другое. Авторская позиция в послании, включающая
иные временные параметры, иные культурные миры, объективирует стиль
18 века элементами разговорного языка дружеского послания и философскоисторической элегии. Стилистический диалог, определяющий новаторство
Пушкина в жанре послания, одновременно несёт в себе глубокое историче­
ское содержание. В этом диалоге тоже по-своему проявляется связь разных
времён, отражается движущаяся история.
5.
Настзтгавший к середине 1830-х годов кризис надежд Пушкина на
просвещённый абсолютизм и особую роль дворянской аристократии (ср.
рассмотренную нами в диссертации полемику поэта со своим посланием «К
вельможе» в «Медном всаднике», «Пиковой даме» и «Дубровском») «не за­
стыл», как полагают многие пушкинисты, на уровне неразрешимого проти­
воречия между дворянством и крестьянством. М ы пытаемся доказать, что
разочарование Пушкина в просвещённом абсолютизме и дворянской ари­
стократии выводило национального поэта к иным горизонтам исторического
мышления, к необходимости ограничения государственного самовластия не
законом, как диктовала европейская просветительская традиция, а восста­
новлением прерванными петровскими преобразованиями «симфоническимго> отношениями между духовной и светской властью. Русские перспекти­
вы Пушкин видит теперь не в законотворчестве, а в духовно-нравственном
просвещении двух основных сословий русского общества - дворянства и
крестьянства. Опираясь на труды современных пушкиноведов (В. С. Непом­
нящего, Н. Н. Скатова и др.), анализируя «Историю Пугачева» и особенно
«Капитанскую дочку», мы приходим к выводу: Пушкин находит выход из
кризиса в убеждении, что «греческое вероисповедание, отличное от всех
прочих, даёт нам особенный национальный характер» (VIII, 130). Этот на­
циональный характер вносит существенные коррективы в «формулу» про-
8
свещбнного абсолютгома, ставя на место боготворимого там «закона» православ­
но-христианское милосердие и Благодать. Поздний Пущкин, полагающий, что
«лучшие и прочнейшие изменения суть те, которые происходят от одного улуч­
шения нравов, без насильственных потрясений политических страшных для чело­
вечества» ( V m , 291-292), всё чаще и настойчивее обращается в своём творчестве
к духовной проблематике, начиная под этим углом зрения рассматривать как кре­
стьянские, так и дворянские судьбы. Именно общность духовно-нравственной
основы в характерах дворянина Гринёва и бунтовщика Пугачева способствует
преодолению непримиримой вражды между ними. Акцентируя своё внимание на
социальном аспекте в реалистическом историзме позднего Пушкина, игнорируя
духовную проблематику, советские пушкиноведы, по нашему мнению, склонны
бьши абсолютизировать классовый антагонизм между дворянством и народом в
сознании Пушкина и говорить о безысходном мировоззренческом кризисе поэта.
Структура диссертации. Работа состоит из введения, трёх глав, за­
ключения, примечаний, списка использованной литературы, включающего 278
наименований, и приложения.
Во введении обосновывается актуальность исследования и новизна
избранной темы, определяются объект, предмет, цели и задачи исследования, ме­
тодологическая база и научная новизна его, формулируются основные результа­
ты, выносимые на защиту.
Первая глава «История литературной полемики. Отзывы совре­
менников, литературных критиков, пушкиноведов о послании А. С. П у ш к и ­
на « К вельможе» посвящается аналитическому обзору критических откликов и
литературоведческих разборов пушкинского послания. Уточняется дата его напи­
сания (не 1830 г., как принято во всех научных изданиях сочинений Пушкина, а
23 апреля 1829 г.). Выясняются причины «всенародного проклятия» (Пушкин),
которым бьшо встречено это стихотворение. Оно возникло в полемике Пушкина с
«торговым направлением» в русской журналистике и с романтической позицией в
оценке века Просвещения в литературных кругах, близких к Н. А. Полевому. В
издаваемом Н. А. Полевым «Московском телеграфе» с горечью отмечалось, что
прежний Пушкин - «задумчивый и грозный, сильный и пламенный выразитель
дум и мечтаний своих ровесников» - превратился в «нарядного, блестящего и
умного светского человека», что послание «К вельможе» - одно из тех выступле­
ний, которые в наибольшей мере повредили его славе. Образ, созданный поэтом,
для многих, искавших только реальных соответствий известному вельможе, не
укладывался в их представления о «неисправимом человеке времён Регентства» и
защитнике «продажи крепостных танцовщиш>. Ближе и понятнее был другой его
образ, запёчатлённый А. С. Грибоедовым в комедии «Горе от ума».
9
Бурно вспыхнув, полемика вскоре погасла, и о послании Пушкина
забыли, ишь в 1843 году в статье о стихотворениях Державина о нём заговорил
В. Г. Белинский. По его мнению, «все вместе взятые сочинения Державина не
вьфажают с такой полнотой русский 18 век, как послание «К вельможе» Пушки­
на». Через год, разбирая сочинения поэта, Белинский остановился и на послании
«К вельможе»: «Это полная, дивными красками написанная картина русского 18
века. Некоторые крикливые глупцы, не поняв этого стихотворения, осмеливались
в своих полемических выходках бросать тень на характер великого поэта, думая
видеть лесть там, где должно видеть только в высшей степени художественное
постижение и изображение целой эпохи в лице одного из замечательнейших её
представителей. Стихи этой пьесы - само совершенство, и вообще вся пьеса одно из лучших созданий Пушкина» (Белинский В. Г. Поли. собр. соч.: в 13 т. М.,
1955. Т.6. С. 620).
Созданный и успешно укоренившийся в литературе стереотип «вельмо­
жи», старого волокиты, покровителя молодых дам, был привычен и понятен.
Отступление Пушкина от выработанного «канона» моментально вызвало и бур­
ный протест демократически-буржуазного крыла литераторов, недоумение его
сторонников и недовольство света. М ы анализируем в диссертации весь ход ли­
тературной полемики и, опираясь на мнение В. Э. Вацуро, приходим к выводу,
что современники превратно поняли смысл пушкинского послания не случайно.
Пушкин противопоставил своего Юсупова традиционному типу «вельможи»,
парадоксально переместив акцент. Даже старость Юсупова символизирует у него
не деградацию, но исторический опыт. Самым же основным бьшо то, что через
Юсупова он дал апологию «века Екатерины». Всё это он сделал, отгалкиваясь от
существовавшей литературной традиции. Для этого ему пришлось произвести
отбор и обобщение реального материала, пересмотр его под определённь»! углом
зрения. Но каким реальнь»! материалом располагал Пушкин и под каким углом
зрения он его рассмотрел? На эти вопросы нет ответа в пушкиноведении.
В изучение послания весомый вклад внесли Г. А. Гуковский, Б. В. Томашевский, Д. Д. Благой, Б. П. Городецкий и др. Анализируя их труды, мы прихо­
дим к выводу, что все исследователи делают акцент на мастерстве, с которым
воссоздаётся образ навсегда ушедшей в прошлое эпохи. Создаётся впечатление,
что Пушкин написал это послание с одной целью - продемонстрировать свой
протеизм, своё искусство перевоплощения. А между тем творчество Пушкина, по
справедливому суждению
И. М. Тойбина, никогда не ограничивалось изобра­
жением прошлого ради него самого, но всегда устремлялось в будущее. Пушки­
ну-художнику чужд голый документализм. Пушкин обычно лишь отталкивается
от документа, но затем становится на путь творческого преображения, художест­
венного вымысла.
10
Характер работы Пушкина над посланием «К вельможе» может быть раскрыт с
должной убедительностью только при изучении фактов реальной биографии ад­
ресата, что, к сожалению, до сих пор никем из пушкинистов не сделано.
Во второй главе нашей работы «Князь Николай Борисович Юсупов
(1751-1831) - адресат послания «К вельможе» А. С. Пушкина» мы пытаемся уст­
ранить этот досадный пробел. Опираясь на архивные материалы и другие источ­
ники, мы восстанавливаем родословное древо князей Юсуповых, показываем дав­
ний интерес русских писателей к этому «дворянскому гнезду», начиная с М. М.
Хераскова, продолжая Г. Р. Державиньпи, - вплоть до современника Пушкина С.
Н. Глинки. Этот интерес был связан с тем, что Юсуповы внесли существенный
вклад в историю и культуру России. Н. Б. Юсупов успешно продолжал славные
родовые традиции. Его путешествия по Западной Европе с культурнопросветительскими целями явились одним из самых ярких событий в истории
екатерининской эпохи.
На основе анализа документальных источников и «Камер-фурьерских»
журналов за 1772-1774 годы нам удалось внести ясность в важные вехи биогра­
фии Н. Б. Юсупова до поездки за границу. В частности, мы показываем ключе­
вую роль князя в развитии русского театрального искусства, деятельную любовь к
которому он унаследовал от отца Б. Г. Юсупова - известного театрального орга­
низатора и замечательного педагога, директора Кадетского корпуса. Благодаря
широкой образованности отца, его знанию европейских языков, реформированию
методов воспитания и обучения, его сын получил блестящее образование и стал
одним из достойнейших представителей своего отечества.
В 1755 году Николай Борисович Юсупов по существующей семейной
традиции вступил в корнеты, в 1761 году произведен конной гвардией поручи­
ком. С 1772 года князь Н. Б. Юсупов назначен камер-юнкером Высочайшего Дво­
ра. 19-го августа 1772 года он присутствовал на представлении в Царскосельском
Дворце комедии «Бригадир». В том же 1772 году «по высочайшему дозволению»
причислен к Коллегии иностранных дел под руководство автора «Бригадира» Де­
ниса Ивановича Фонвизина. Полтора года «упражняясь по приобретению знаний
по Части дел иностранных», князь обращается с просьбой к Всемилостивейшей
государыне об увольнении на четьфе года, как для обучения в Лейдене, так и для
путешествия. Императрица с одобрением отнеслась к желанию Н. Б. Юсупова
получить образование в Лейденском университете и путешествовать по Европе,
обозревая дворы заграничных государств. Как нам удалось установить, это путе­
шествие длилось в пределах четырёх лет (1774-1778).
В диссертации даётся подробное описание первого заграничного путешест­
вия, свидетельствующего об энциклопедической образованности князя, попол­
нявшего знания под руководством выдающихся учёных и философов эпохи Про­
свещения. Раскрываются и уточняются реалии дружеских встреч князя
11
с Бомарше, Дидро, Вольтером и др.
Высочайшая образованность, глубокие знания и безупречный вкус Юсу­
пова снискали уважение и восхищение не только европейских знаменитостей, но
и монархов. Положительные отзывы Вольтера, академика Виллуазона, профес­
соров Лейденского университета, дружба с Бомарше и эллинистом Фалькенаром,
который состоял с Николаем Борисовичем в переписке (Письма Н. Б. Юсупова к
Фалькенару хранятся в архиве Лейденского университета), знакомство с худож­
никами, заказы картин и покупка на аукционах произведений искусства для им­
ператрицы и собственного собрания художественных сокровищ - все это свиде­
тельствовало о глубочайшей образованности, о безупречном вкусе и «чутье
коллекционера».
М ы вносим существенные уточнения в содержание и маршруты путеше­
ствий Н. Б. Юсупова. И внук его, писавший историографию семьи, и А. Прахов,
изучавший происхождение художественных сокровищ Юсуповых, не опираясь
на указанные в работе эпистолярные источники и фамильные бумаги, невольно
изменяли годы путешествия князя, вносили тем самым неточность в маршруты
путешествий, в задачи того или иного пребывания князя в Европе.. Благодаря
успеху первого европейского путешествия стало реальным ещё одно, уже в сви­
те великого князя Павла Петровича и великой княгини Марии Федоровны в сен­
тябре 1781- ноябре 1782 годов.
М ы полагаем, что Пушкин в своём послании «К вельможе» воскрешает
по рассказам князя Н. Б. Юсупова незабываемые впечатления второго путешест­
вия. Екатерина Великая «отдала самые строгие приказания, дабы не щадить де­
нег, чтобы сделать эту прогулку по Европе столь же блистательной, сколь инте­
ресной». По маршруту путешествия свиту приветствуют и сопровождают поль­
ский король Станислав-Август, австрийский император Иосиф I I , в Венеции её
встречают прокуроры республики Пезаро и Гримани. В трёх милях от Неаполя, в
Скамбие, гостей встречали король и королева Неаполитанские Фердинанд III и
Мария Каролина, сестра императора Иосифа П. После обозрения Рима была сто­
лица Тосканского герцогства - Флоренция. Далее путь лежал в Ливорно, Парму и
Милан. Затем через Дижон путешественники направились в Париж, который
являлся главной целью поездки. Здесь они были представлены Людовику X V I и
Марии-Антуанетте. Далее были Голландия, Германия, Швейцария...
Впечатления, вынесенные из этой поездки, не только обогатили путеше­
ственников, но и повлияли на формирование художественных вкусов русских
людей. К Невским берегам Северной Пальмиры из Европы были переправлены
бесценные творения знаменитых мастеров кисти и резца. Многочисленные ше­
девры, приобретённые во время путешествия великого князя Павла Петровича и
великой княгини Марии Фёдоровны, по сей день украшают залы Зимнего, Пав­
ловского, Гатчинского и других дворцов и музеев.
12
Историческая концепщм об особой роли русского родовитого дворянства в
судьбах Отечества занимает ключевую позицию в мировоззрении поэта 1830-х
годов. После краха декабристского движения он искал опору своим историческим
надеждам в просвещённом абсолютизме. История жизни князя Н. Б. Юсупова
убеждала Пушкина в истинности его новых воззрений - в благотворности для
судеб русской культуры союза русской императрицы с энциклопедически образо­
ванным дворянином из древнего аристократического рода. Именно потому в
творчестве Пушкина 1830-х годов послание оказалось произведением программ­
ным. В нём впервые реализовались также характерные черты пушкинского худо­
жественного историзма 1830-х годов.
Эти проблемы подробно рассматриваются в третьей главе диссертации
«Послание « К вельможе» в контексте творчества А. С. Пушкина 1830-х го­
дов». В работе акцентируется внимание на то, как Пушкин обращается с фактами
жизни князя Юсупова, что попадает в поле его поэтического зрения, а что отсеи­
вается как несущественное, затемняющее исторический образ просвещённого
дворянина эпохи Х У Ш века. В жизнеописании Юсупова Пушкин не фиксирует
все документальные детали его двух путешествий по Западной Европе, объединяя
эти путешествия в одно. Он поэтизирует факты, говорящие об исторических пер­
спективах просвещённого представителя молодой нации, по воле Петра и Екате­
рины I I смело вступающей на европейский путь своего развития. Именно этому
служит отмеченный Пушкиным контраст между поведением и образом жизни
французского двора и молодым русским дворянином, посланником императрицы:
«Ты помнишь Трианон и шумные забавы? / Но ты не изнемог от сладкой их отра­
вы; / Ученье делалось на время твой кумир...» ( Ш , 169).
Подчёркивая глубину и серьёзность научных увлечений «любопытного
скифа», Пушкин вступает в полемику со своими современниками, в том числе, с
П. Я . Чаадаевьпй и Адамом Мицкевичем. И для Чаадаева, и для Мицкевича, при
всех существенных различиях в их мировоззрении, было характерно сомнение в
исторических перспективах развития России по петровскому, европейскому пути,
поскольку, по их мнению, она была лишена достойного и плодотворного куль­
турно-исторического наследства. Определённое влияние на Пушкина оказал и
очерк Батюшкова «Вечер у Кантемира», в котором западноевропейские оппонен­
ты Кантемира - Монтескье и аббат В. - высказывали резкие суждения на этот
счёт.
Романтически настроенные современники Пушкина идут ещё далее. Они отрица­
ют исторические перспективы в судьбах не только России, но и Западной Европы,
скептически оценивая век разума, роль Просвещения. К ним принадлежат Е. А.
Баратьшский, В. Ф. Одоевский, Н. А. Полевой и др., произведения которых анали­
зируются Б диссертации. В этой атмосфере Пушкину необходимо установить
связь времён, показать органичность петровских преобразований, которые обрели
13
ещё большую интенсивность в век Екатерины Второй, достойнейшим представи­
телем которого был князь Н. Б. Юсупов. По Пушкину, именно эти преобразова­
ния обусловили глубокий динамизм исторического развития России в Х У Ш начале X I X веков.
Оптимизм художественного историзма Пушкина 1830-х годов, впервые бли­
стательно реализованный в послании «К вельможе», как раз и заключался в реа­
листически убедительно представленной картине органической связи разных
времён. Повествует о судьбе вельможи Пушкин, человек X I X века, которому
открыто многое из того, чего не дано бьшо знать в юные годы адресату послания.
Характеристика Вольтера как поседелого циника осложняется знанием скорой
его кончины и переоценкой его творчества поэтом в середине 1820-х годов. И
потому Вольтер приветствует вельможу «могильным голосом». Описание Верса­
ля, где ликовало всё и где Армида молодая звала к веселию и роскоши, оттеняет­
ся сознанием трагичности этого «пира во время чумы». Такое веселье возможно
лишь для людей, лишённых чувства времени, чувства истории - «пророческих
очей». Время грядущей катастрофы вторгается в стихи - Армида молодая весе­
лится, «не ведая, чему судьбой обречена».
Получается, что путешествие Юсупова по Западной Европе изображается
не в локальной временной хронологии, а в широкой исторической перспективе. И
это дыхание большой истории всё время присутствует в повествовании - мы
ощущаем движение жизни от прошлого - к настоящему и будущему. В представ­
ленном нами во второй главе диссертации документальном материале, на кото­
рый опирался Пушкин, время движется одномерно. События развёртываются в
одной временной плоскости, вытягиваясь в хронологическую цепочку. Пушкин в
своём художественном послании постоянно нарушает последовательность, доку­
ментальную точность. Повествование в целом повёрнуто к современности. Пове­
ствователь связывает разные эпохи, разные времена. Переплетение разных вре­
менных планов приводит к тому, что конкретные факты путешествия вельможи
приобретают с расширением временного диапазона обобщённый характер, вби­
рают в себя черты движущегося времени, в том числе и пушкинской современно­
сти. В послании, пронизанном историческим мышлением, Пушкин никогда не
ограничивается осмыслением прошлого. Прошлое его интересует в тех парамет­
рах, которые обращены в будущее. А потому и картина прошлого предстаёт у
него реалистически осмысленной с позиции настоящего времени и будущих пер­
спектив. Этот принцип художественного историзма положен в основу всех значи­
тельных произведений, созданных Пушкиным в 1830-е годы. Опыт художест­
венного историзма послания «К вельможе» будет успешно реализован, например,
в «Капитанской дочке», где действует тот же закон диалектической связи вре­
мён. И. М. Тойбин так характеризует его: «Прежде всего, вместо линейной (рас­
положенной в одной хронологической плоскости) временной последовательности
14
событий в «Капитанской дочке» мы имеем дело с другим принципом — принци­
пом многомерности, объемности времени, переплетением разных его форм. <...>
В повествование мемуариста о прошлом вписаны сцены, которые читателем вос­
принимаются в их настоящем времени. Повествование в целом повернуто к со­
временности. Особенно это сказывается в том, что повествователь, связывающий
разные эпохи — в качестве участника и современника событий прошлого и в ка­
честве мемуариста, дожившего до «царствования императора Александра» и пи­
шущего на склоне лет записки об этом прошлом, то и дело непосредственно об­
ращается к современникам, к читателю <.. .> Тем самым историческая тема свое­
образно переключается в современную — и это находит свое вьфажение в самом
языке и стиле изложения. «Внутренние изменения и широкие видоизменения по­
вествовательно-исторического стиля в «Капитанской дочке», — отмечает В. В.
Виноградов, — мотивировались тем, что самое повествование Гринева отражало
два разных исторических периода, которые иногда и сопоставлялись. Происшест­
вия, люди, речи и документы времени пугачевского восстания воспроизводились
в их «исторической ист1ше», в формах языка и стиля того времени. Гринев же как
мемуарист излагает события семидесятых годов X V I I I века, уже спустя несколько
десятилетий «в кроткое царствование императора Александра». Таким образом,
стиль его изложения, пусть и в разной мере, характеризует две эпохи и тем самым
до некоторой степени сближается с языком современности». Здесь, следователь­
но, само направление повествовательного времени является принцшшально
иным, чем в «Истории Пугачева» — исторической монографии. Оно целиком по­
вернуто к современности...» (Тойбин И. М. Пушкин. Творчество 1830-х годов и
вопросы историзма. Воронеж, 1976. С. 237-238). Так в творчестве Пушкина на­
мечается сложный процесс перехода художественных открытий, совершённых в
лирической поэзии, в эпическую прозу. Этот процесс получит далее своё продол­
жение в литературе 1840-60-х годов.
В диссертации ставится в один ряд с посланием «К вельможе» пушкин­
ское стихотворение «Моя родословная». И в том и другом автор полемизирует с
«торговой журналистикой» Ф. В. Булгарина и Н. И. Греча, которая представляет
собою, как сказано в послании «К вельможе», то новое, что «кипит, бьшое истребя»: «Свидетелями быв вчерашнего паденья / Едва опомнились младые поколе­
нья. / Жестоких опытов сбирая поздний плод, / Они торопятся с расходом свесть
приход». М ы считаем, что полемика Пушкина с «торговой журналистикой» имеет
в подтексте не личную обиду, не аристократическую оппозицию, а глубокий и
горький историко-философский смысл. Речь идёт о поколении, которое разрывает
«связь времён» и ставит себя и Россию в трагическую ситуацию.
15
Однако, драматические отношения Пушкина с государем Николаем
Павловичем привели к переоценке убеждений относительно просвещённого аб­
солютизма и одновременно к осознанию иллюзорности надежд на культурную
родовую аристократию. Мы показываем, что в «Пиковой даме» Пушкин переос­
мысливает идеи послания «К вельможе». Сосредоточенность на изображении
старинного рода Томских здесь не случайна: именно в повести «Пиковая дама»
Пушкин навсегда прощался с прежними взглядами и надеждами на родовое дво­
рянство. Семейная история графов Томских наглядно демонстрирует деградацию
старинного рода. Пушкин показывает неприязнь к народу и чиновного, и родово­
го дворянства, которое, в чём и убеждается поэт, не может бьпъ его защитником.
В основе повести лежит историческая и социальная параллель: русская аристо­
кратия рисуется на фоне событий предреволюционной Франции, её судьба соот­
носится с судьбой французской аристократии в канун революции. С образом ста­
рой графини в повесть входит Париж конца 18 века. Ассоциативны и символичны в повести исторические имена - Ришелье, герцог Орлеанский, СенЖермен. Символична и атмосфера жизни парижской аристократии. Она легко­
мысленно и беззаботно проводит время, тратя безумные деньги на удовольствия
карточные игры в салонах и при дворе, она питает особый интерес к мистике и к
фантастическому, обеспечивая процветание авантюриста, алхимика и мистика
Сен-Жермена. Исторический опыт раскрывает закономерность гибели аристо­
кратии, которая утрачивает связи с народом и нацией. С образом Парижа сходен
Петербург. Те же беззаботные и легкомьгсленные петербургские аристократы,
снедаемые страстью к картам. Как и парижская аристократия, петербургская
«оторвана» от жизни страны и народа и столь же равнодушна к вопросам поли­
тическим и социальным. Закрепляет параллель и сравнение Парижа и Петербурга
образ старой графини, которая когда-то прожигала жизнь в парижских салонах, а
ныне в Петербурге - она по-прежнему «участвовала во всех суетностях большого
света».
Славные исторические и героические подвиги русской аристократии ос­
тались в прошлом. После восстания на Сенатской площади 14 декабря 1825 года
она стала циничной, озабоченной эгоистичными интересами, страстью добивать­
ся богатства и большей власти. Петербург в пушкинской повести - чуждый и
враждебный город, в котором властвуют безумие и ложь ночных карточных игр,
призрачной жизни на балах, хищных планов «Германнов» с их верой в таинст­
венное. Диалог Пушкина с посланием «К вельможе» мы находим не только в
«Пиковой даме», но и в «Медном всаднике», и в «Дубровском»... Изучая итоги
народного восстания под предводительством Пугачёва, Пушкин постигает важ­
нейшую аксиому века - неизбежную борьбу неимущего класса с классом иму­
щим, он видит и констатирует раскол нации на две социально-враждебные груп­
пы, описывает борьбу «угнетённых и угнетателей». И социальный опыт француз-
16
ской революции, и пугачёвский бунт приводят Пушкина к мысли не только отка­
заться от «формулы Гизо», но и открыть иную, свою формулу развития отечест­
ва.
По своим убеждениям Пушкин оставался монархистом даже в самый вольнолю­
бивый период творчества. Главным объектом его критики было не самодержавие,
а «самовластие» - понятие, введенное в обиход Карамзиным в I X томе «Истории
государства Российского». Самодержавие и самовластие, по Карамзину, были
противоположны друг другу. Самодержавие - форма правления, основанная на
«симфонии» между властью светской и духовной. Воля самодержца является
«святой», если она согласна с высшим Божественным Законом, если она питается
Благодатью. Иван Грозный, расправившись с главой Русской Церкви Митрополи­
том Филиппом, дал волю «самовластным» инстинктам своей человеческой при­
роды и из «помазанника Божия», самодержца, превратился в тирана («самовла­
стительного злодея»).
Декабристы считали, что Александр I, пришедший к власти через двор­
цовый переворот и убийство отца, Павла I, тоже проявил склонность к самовла­
стью. Эти настроения в вольнолюбивых кругах питала реакционная политика
Александра I после Отечественной войны, не оправдавшая тех либеральных обе­
щаний, которые давал государь в самом начале своего царствования. Наиболее
умеренная часть декабристов мечтала о возрождении самодержавия. Но ограни­
чить самовластие царя она хотела не через восстановление духовного авторитета
Русской Церкви, а через введение конституционных форм правления, через под­
отчетность всех действий государя констрггуционному собранию (по примеру
английского парламента). Особенно активно такую точку зрения развивали Н. М.
Муравьев и Н. И. Тургенев, с которым Пушкин в это время общался.
В оде «Вольность» Пушкинское понимание свободы как будто бы пере­
кликается с теорией «естественного права» Куницына и с идеями ограничения
самовластия конституцией, родственньпии Николаю Тургеневу, Никите Муравьё­
ву и другим членам «Союза благоденствия»: «Лишь там над царскою главой /
Народов не легло страданье, / Где крепко с вольностью святой / Законов мощных
сочетанье» (I, 322). Вольность у Пушкина освящается святостью, никогда не пе­
реходя в своеволие. Над свободой у Пушкина распростер свои крьшья Закон. Но
примечательно, что закону Пушкин придаёт гораздо более широкое и универ­
сальное понимание. Обращаясь к земным владыкам всех времен и народов, Пуш­
кин говорит: «Владыки! вам венец и трон / Дает Закон - а не природа; / Стоите
выше вы народа, / Но вечный выше вас Закон» ( I , 322). Речь идет о вечном Зако­
не, не людьми изобретенном и не ими над собою установленном. Вольность без
святости Закона вырождается в тиранию и своеволие. Так случается всякий раз с
земными владыками, забывающими Закон, но так случается и с народами, если
они в борьбе с тиранией выйдут за границы святой вольности и уйдут в своеволие
17
Таким образом, уже в раннем творчестве поэт подходил к русскому
идеалу монархического правления. Он изначально отдавал предпочтение не зако­
ну, а Благодати. Абсолютизация закона была признаком западноевропейской
политической традиции. И вот теперь мудрый Пушкин призывает к милосердию,
а не к закону и находит эту черту не у монарха, а у мужика, провозгласившего
себя царём. «Действительно, — замечает Н. Н. Скатов, — у Екатерины просят
милости, а она вершит правосудие. Отчасти Екатерина действует в «Капитанской
дочке» по рецептам юного Пушкина (ода «Вольность»): она следит за законом. В
сцене с Машей Мироновой российская государыня притворилась частным лицом,
«милостивой государыней», а когда она опять обернулась государыней, то уж
никак не милостивой. Закон она соблюла, но милости «падшим» не оказала и не
собиралась оказывать.
Пугачев же ведет себя вопреки всем законам, подчиняясь непроизволь­
ному и никак и ничем не объясненному порыву добра, даже не благодарности —
все идет уже сверх всяких расплат, — а милости: «миловать так миловать». Он
ведет себя согласно тем высшим началам человечности, которые утверждает
мудрый Пушкин с любимыми своими в ту пору словами: прощать и миловать.
Потому-то Екатерина антиэпична. Пугачев же включен в эпический мир. Этот
мир много шире Пугачева, но все-таки Пугачев — герой эпопеи, а Екатерина —
нет. Сама милость возможна и необходима, коль скоро она обрашена на эпичес­
кий мир, на третье. Важна не только милость, но и ее предмет. И более всего это
третье в повести являет Маша Миронова. Она, подобно оси, как бы стягивает по­
люсные состояния раскалываюшегося национального бытия, как оно предстает в
повести. Самое основное в повести, самое утверждающее и жизнестойкое и есть
она. Маша Миронова, русская женщина, капитанская дочка» (Скатов Н. Пушкин.
Русский гений. М., 1999. - С. 553-554) . Народность Пугачева не столько в его
бесшабашной удали и разбое, сколько в другом, в том, что неожиданно объединя­
ет Пугачева, поверх всех барьеров, всех русских бездн, мятежей и расколов, с
Петром Гриневым и Машей Мироновой, с отцом Гринева и казненным им капи­
таном Мироновьпч. Это скрытая в глубинах русской его души святыня христиан­
ской совестливости. Нарастание в творчестве позднего Пушкина духовной про­
блематики говорит о том, что выход из кризиса он искал на пути духовного про­
свещения русского человека - как дворянина, так и крестьянина.
В заключении мы показываем, что послание «К вельможе», сыгравшее
заметную роль в становлении пушкинского художественного историзма 1830-х
годов, оказало существенное влияние на последующее развитие всей русской
классической литературы.
18
Основные положения работы отражены в следующих публикациях:
Симонова В. М. История книжного собрания Юсуповых. - СПб.,
1998.
Симонова В. М. А. С. Пушкин - Юсуповы // Тезисы доклада. Исто­
рико-литературная конференция. - СПб.: Горный институт, 1999.
Симонова В. М. А. С. Пушкин - Юсуповы // Вестник архивиста.
Специальный выпуск, посвяшённый 200-летнему юбилею А. С.
Пушкина.-М., 1999.
Симонова В. М. «Мой Юсупов» // Невский библиофил. Альманах.
Вып.5. - СПб., 2000.
Симонова В. М. «Люблю я жизнь твою...» К 200-летию со дня рож­
дения А. С. Пушкина // Юсуповский дворец. История рода, усадьбы
и коллекции. - СПб.: Арт-Палас, 1999.
Симонова В. М. «Люблю я жизнь твою...» (А. С. Пушкин - Н. Б.
Юсупов) // Юсуповский дворец. История рода, усадьбы и коллекции.
2-е изд., испр., доп. - СПб.:Арт-Палас, 2002.
Симонова В. М. Князь Н. Б. Юсупов-младший и его религиознофилософские воззрения // Юсуповский дворец. - СПб.: Арт-Палас,
1999.
Симонова В. М. Представители семьи Юсуповых в литературныхпосвящениях Б. М. Фёдорова // Вестник архивиста. 2004. №6.
i» 21 1 5 ^
РНБ Русский фонд
2006-4
[
20892
i
1
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
0
Размер файла
969 Кб
Теги
bd000101703
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа