close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

bd000101708

код для вставкиСкачать
На правса рукописи
СОБЯНИНА Валентина Александровна
В З А И М О Д Е Й С Т В И Е С П Е Ц И А Л Ь Н О Й И ОБИХОДНОЙ Л Е К С И К И
В С О В Р Е М Е Н Н О М Н Е М Е Ц К О М ЯЗЬПСЕ
Специальность 10.02.04 -германскиеязыки
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
доктора филологических наук
Москва 2005
Работа выполнена на кафедре лексики и фонетики немецкого язьгеа
факультета иностранных языков
Московского педагогического государственного университета
Научный консультант:
доктор филологических наук,
профессор ДЕВКИН Валентин Дмитриевич
Официальные оппоненты:
доктор филологических наук
профессор ЛЕИЧИК Владимир Моисеевич
доктор филологических наук
профессор АНИСИМОВА Елена Евгеньевна
доктор филологических наук
профессор МИЛОСЕРДОВА Елизавета Васильевна
Ведущая организация: Московский государственный университет
им. М.В.Ломоносова
Защита состоится « /^ » Oi^f^SM'
2005 года в 10 часов на заседании
диссертационного совета Д 212.154.16 при Московском педагогическом
государственном университете по адресу: 117 571, Москва, проспект
Вернадского, д.88, ауд. 602.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке МПГУ
(119 992, Москва, ул. М. Пироговская, д. 1).
Автореферат разослан «
^»
2005 года.
Ученый секретарь
„ п
Диссертационного Совета
|/ ] [ ь Л /
Мурадова Л.А.
Ш
^^
Я^'Пгг^
'Одним из неотъемлемых признаков развития общества на современном
этапе является научно-технический прогресс. Он охватьгеает все сферы
общественной жизни. Расширение научной и производственной деятельности,
появление новых понятий и явлений приводят к «терминологическому взрыву»,
к интенсивному росту специальной лексики, к усилению ее влияния на все
функциональные пласты языка, включая обиходно-разговорную речь. Кроме
того, сама специальная сфера постоянно черпает арсенал своих лексических
средств из обиходной, бытовой лексики. Таким образом, происходит
«круговорот», взаимообмен лексики в рамках ее различных пластов, в том
числе между
специальным и обиходным. Исследование данного
взаимодействия является актуальной задачей.
Диссертация охватывает круг вопросов, связанных с проблемой
терминологической и обиходной лексики, их статуса в лексической системе
языка, особенностей взаимодействия и путей образования, а также
функционировагшя в речевом окружении. Данное исследование касается,
прежде всего, некоторых аспектов процесса терминологизации обиходной
лексики и детерминологизации специальных единиц в немецком язьпсе,
следствием которых является переход названных единиц из одного
лексического пласта в другой и смена их функциональных характеристик.
Цель данной работы - выявить особенности развития специальной и
обиходной лексики, в первую очередь вызванные их взаимодействием и
взаимовлиянием.
Цель работы определяет конкрепшге задачи исследования, главные из
них:
1) уточнить понятия специальной и обиходной лексики (включая обиходноразговорную) и выделить их основные типы;
2) проследить тенденции развития и качественные изменения указанных
пластов лексики, связанные с процессом взаимодействия;
3) выявить механизмы и пути перехода обиходной лексики в специальную (как
проявление процесса терминологизации); установить механизмы и пути
перехода специальных единиц в разряд обиходных и обиходно-разговорных
(как следствие детерминологизации);
4) определить семантические и словообразовательные особенности данных
процессов (типы переноса и виды семантических изменений, фонд
словообразовательных моделей и частотные компоненты);
5) выделить тематические группы исследуемьпс единиц, наиболее активно
участвующих в процессе взаимовлияния;
6) определить терминологические области, принимающие участие в процессе
взаимодействия с обиходной, бытовой лексикой;
7) выявить особенности функционирования этих пластов лексики в аспекте
синтагматики, их синтаксические типы и функции в речевом контексте.
8) установить сходство и различие названных процессов развития двух
исследуемых видов лексических единиц в аспекте взаимодействия.
'ОС НАЦИОНАЛЬНАЯ 1
6НБЛК0Т1КА
{
л
Объектом исследованри является лексика двух типов - 1. специальная
лексика, появившаяся на основе обиходной, в том числе обиходно-разговорной
и 2. обиходные и обиходно-разговорные единицы, появившиеся на основе
терминологической лексики.
Предметом исследования служит процесс взаимодействия указанных
единиц, происходящий в двух направлениях - от обиходной лексики к
специальной и от специальной - к обиходной, а также связанные с этим
процессом тенденции развития и функционирования данных единиц. Таким
образом, названные типы лексики рассматриваются с точки зрения воздействия
друг на друга.
Научная новизна представляемого исследования состоит в том, что
данный лексический фонд во всей совокупности, комплексно, с привлечением
авторитетных, новых лексикографических источников на материале немецкой
специальной и обиходной лексики, с учетом обиходно-разговорных единиц
рассматривается в аспекте взаимодействия впервые. Кроме того, если для
целого ряда диссертаций был характерен выбор какой-нибудь одной
специальной сферы, терминосистемы, то данная работа представляет собой
комплексный подход к терминологической и профессиональной лексике без
ограничения ее каким-либо подъязьпсом. По мнению автора, узкое,
ориентированное на одну область исследование, не может в полной мере
отразить происходящие в различньтх специальных сферах изменения, так как
лексика в них далеко не является равноценной как по своим качественным
параметрам, так и по употреблению. Более обобщенный анализ даст, как
представляется, более объективную и обширную картину тенденций развития
всей специальной лексики, а также сфер, активно принимающих участие в
данном процессе. И все же автор диссертахщи не ставит своей целью дать
всеобъемлюгцуго картину всех имеющихся тенденций развития специальной и
обиходно-разговорной лексики, так как основной упор здесь делается только на
ту их часть, которая связана с процессом взаимовлияния исследуемых единиц.
В работе впервые системно, в двух направлениях, рассматривается
механизм взаимодействия специальной и обиходной лексики с точки зрения
семантического, словообразовательного, синтаксического и функционального
аспектов. Кроме того, впервые выявляются обширные тематические группы
специальной и обиходно-разговорной лексики немецкого языка, наиболее
активно участвующие в процессе взаимовлияния; впервые устанавливаются
типы перехода единиц из одного пласта лексики в другой и наоборот;
вьщеляются частотные словообразовательные компоне1ггы обеих групп
лексики; определяются специальные области, активно использующие
обиходную лексику для формирования арсенала своих языковых средств, а
также терминологические сферы, обладающие наибольшим влиянием на
обиходный язьж, на разговорную речь.
"*9
На защиту выносятся следующие положения:
1) специальная и обиходная лексика, несмотря на свои кажущиеся
различия, не изолированы друг от друга и находятся в постоянном
взаимодействии и взаимопроникновении;
2) обиходная, бытовая лексика по-прежнему активно используется для
формирования терминологий, в том числе новых; актуальность сохраняет также
процесс детерминологизации и коллоквиализации специальной лексики;
3) в результате взаимодействия функции двух исследуемых типов единиц
при переходе в другую сферу меняются вместе с их семантической
характеристрпсой и словообразовательной активностью; это функциональное
изменение может затронуть не только отдельные слова, но и некоторые
словообразовательные элементы;
4) исследуемая лексика при переходе в другую среду впоследствии
фактически не отличается от других лексических единиц сферы-реципиента и
функционирует по тем же законам;
5) взаимодействие специальной и обиходной лексики имеет
антропоцентрический характер и направлено, прежде всего, на человека;
6) терминологизация и детерминологизация (коллоквиализация), прежде
всего, затрагивают социально значимые для человека сферы;
7) в процессе взаимодействия специальной лексики с обиходной
происходит постепенное стирание границ научной и языковой (обыденной)
картин мира.
Материалом для исследования послужили толковые словари немецкого
языка, изданные за последние годы в Германии. Сплошной выборке
подверглись такие словари как 10-томный Толковый словарь современного
немецкого
языка
DUDEN
(1999),
DUDEN.
Deutsches
UNTVERSALWORTERBUCH
(2001)
того
же
автора,
8-томный
Иллюстрированный словарь немецкой разговорной лексики (Н.Кйррег),
однотомный вариант словаря немецкой разговорной лексики Х.Кюппера (1990),
6-томный Brockhaus Wahrig Deutsches Worterbuch (1993) и некоторые другие
словари. Кроме того, были проанализированы
отдельные специальные
терминологические словари по разным наукам и отраслям, а также словари
обиходной речи и сленга (анализу бьпш подвергнуты 29 словарей),
произведения немецкой художественной литературы, газеты, журналы
Германии, Австрии и Швейцарии (анализ более 25 000 страниц). Помимо этого,
в процессе анализа использовался корпус текстов и лексики, предоставляемых
Институтом немецкого языка (Mannheim, Германия). В результате отбора было
выявлено около 5000 единиц; 3500 единиц специальной лексики (среди них
1978 единиц из Duden-10) и 1500 коллоквиализмов на ее основе (включая 658
единиц из Duden-10), большое количество окказиональных и редких
новообразований, еще не включен1п.1х в лексикографические источники.
В
диссертации применялся метод компонентного анализа с
использованием словарных дефиниций, а также контекстуальный анализ
исследуемой лексики, в том числе при помогци корпусов текстов. В наиболее
спорных и сложных случаях использовался метод опроса информантов. Для
установления определенных пропорций и соотношений применялся
статистический подсчет. При анализе некоторых проблем использовались
элементы сопоставительного метода.
Данное исследование может иметь теоретическое значение для
системного изучения специальной лексики немецкого языка не только с точки
зрения
ее
прямого
функционального
назначения
(номинация
терминологических, профессиональных понятий), но и в аспекте ее
взаимодействия с обиходной, бытовой лексикой. Теоретическую значимость
могут иметь также выводы по проблемам немецкой разговорной речи,
связанные, прежде всего, с исследованием ее некоторых аспектов
(семантического, словообразовательного, стилистического), что может
способствовать дальнейшей углубленной теоретической разработке положений
лексикологии и стилистики в области разговорной речи.
Практическая ценность данной работы состоит в том, что ее результаты
могут быть использованы в лексикографии и практике преподавания немецкого
языка, на семинарских и лекционных занятиях по лексикологии и стилистике,
при чтении спецкурсов по терминоведению и разговорной речи, в
переводческой практике, а также при написании дипломных и курсовых работ
студентами языковых вузов.
Результаты работы были апробированы автором на Лингвистических
чтениях в Московском педагогическом государственном университете (март
2005 г.), на Гумбольдтовских чтениях в Московском городском педагогическом
университете (апрель 2003, 2004 гг.), на семинаре по проблемам терминологии
под руководством профессора В.М.Лейчика в Государственном институте
русского язьша им. А.С.Пушкина (октябрь 2004 г.), а также на целом ряде
международных, всероссийских, региональных и межвузовских конференций с
1989 по 2005гг. (Международная конференция «Языки и транснациональные
проблемы». Институт Языкознания РАН, Москва, апрель 2004 г.;
Международная конференция, посвященная памяти О.И.Москальской, МГЛУ,
май 2004 г.; Всероссийская науч. конф. «Многомерность языка и науки о
языке», Бирский гос. пед. ин-т, июнь 2001; Всероссийская научная
конференция «Актуальные
проблемы теоретической и прикладной
лингвистики». Челябинский государственный университет, январь 1996 и др.).
Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех разделов
(каждый раздел включает две главы и содержит выводы), заключения, списка
использованной литературы и списка условньпс сокращений. В работе имеются
10 таблиц, 4 схемы и 2 диаграммы.
Основное содержание работы
Во введении обосновывается актуальность и новизна темы исследования,
его практическая и теоретическая значимость, ставятся конкретные задачи,
определяется методика работы с материалом.
Современный немецкий язык является динамично развивающимся
языком. В нем четко прослеживается тенденция взаимовлияния и
взаимодействия различных пластов его лексики, в том числе специального и
обиходного, бьггового. С одной стороны, специальная лексика пополняет свой
лексический инвентарь, используя обиходные единицы, которые при переходе
в сферу терминологии получают специальное, терминологическое значение. С
другой стороны, специальная лексшса сама становится базой для появления
нетерминологических, обиходных, в первую очередь обиходно-разговорных
единиц. Таким образом, исследуемые пласты лексики немецкого языка
находятся в постоянном развитии, в динамике, в том числе обусловленной их
взаимодействием.
Многие работы прежних лет по терминологии и профессиональной
лексике концентрировались в основном на структурно-семантическом анализе
лексики отдельных терминосистем (А.Г.Голодов, Р.С.Цаголова, Л.СПерецман,
М.Э.Белова, Г.И.Беженарь, В.Д.Бондалетов, А.В.Бородина, О.А.Зяблова,
Е.А.Федорченко и многие др.), на выявлении функций терминов в контексте
художественного произведения, в прессе и публицистике (Т.Г.Винокур,
З.В.Соловьева, В.С.Терехова, В.Е.Бутрим и др.).
Аспект взаимодействия специальной лексики с общеобиходной,
общеупотребительной также затрагивался в ряде исследований (см. работы
Л.А.Капанадзе, В.П.Даниленко, Д.Баклицкой, С.А.Бурляй,
М.Г.Шекера,
Н.Ф.Непийвода, Г.П.Мацюк). Л.А.Капанадзе, пожалуй, была одним из первых
лингвистов, кто уделил особое внимание вопросу взаимодействия
терминологической и общеупотребительной лексики в русском языке. В
диссертационных
исследованиях
на
материале
различных
языков
рассматривались
некоторые
аспекты
этого
процесса,
такие
как
терминологизация
общеупотребительной
лексики
(В.Н.Прохорова,
В.Т.Воробьев, М.В.Косова, М.Н,Володина, А.Ю.Фетисов, Л.М.Андренко и др.),
детерминологизация
(Н.М.Мостовой,
Л.Е.Глушкова,
Н.Ф.Непийвода,
Е.А.Войцева, Н.В.Еремченко),
метафорическое порождение терминов
(Л.М.Алексеева, Э.А.Лапиня, С.Л.Мишланова, Л.В.Ивина), стилистические
аспекты
транспозиции слов-терминов (Л.И.Волошина, Д.Баклицкая),
образование фразеологизмов на основе специальной лексики (К.П.Сидоренко,
Р.М.Мамедова, Н.Н.Алиев, Е.А.Никулина) и некоторые другие проблемы.
Большой вклад в разработку данной проблематики внесли немецкие
лингвисты (W.Schmidt, J.Scherzberg, W.Mentrap, D.Faulseit, D.Mohn,
H.Petennami, W.v.Hahn, E.v.Savigny, L.Hoffinann, H.-R.Fluck, I.Wiese и др.),
выпустившие
целый
ряд
монографий,
посвященных
анализу
терминологических систем и языков для специальных целей, а также вопросам
взаимодействия специальных языков и языка общеупотребительного, в том
числе разговорной речи (Petefi, Podlech, Savigny 1975; Mentrup 1976; Habennas
1978; Fachsprachen und Gemeinsprache 1979; Fluck 1991, 1996, 1997, 1998;
Hoffinann 1987, 1998/1999; Roeicke 1999 и др.). Однако следует отметить, что
основное внимание в этих работах уделялось анализу разговорной речи
специалистов, а не процессу взаимодействия специальной и обиходноразговорной лексики, а также проблеме соотношения терминологического
значения в понимании специалистов и неспециалистов (Laien) в процессе
коммуникации, специфике специальных и разговорных текстов. Кроме того,
лингвисты в основном занимались изучением взаимодействия специальной и
общеупотребительной лексики, а пласт бытовой, обиходно-разговорной
лексики, как правило, ими отдельно не рассматривался.
Таким образом, роль разговорной речи, разговорной лексики и ее
взаимодействие со специальными едгагацами фактически оставались без
внимания и в исследованиях особо не выделялись. На материале русского
языка вопрос функционирования терминов в русской разговорной речи был
рассмотрен в работе В.М.Негомедзянова. Но диссертант упускает из внимания
словообразовательный аспект, проблему заимствованных терминов и
ограничивается только семантическими изменениями терминов.
Некоторые
аспекты
проблемы отношения
специальной
и
общеупотребительной лексики на материале немецкого язьша затрагивались в
работах отечественных германистов Э.Г.Ризель, М.Д.Степановой
и
И.И.Черньш1евой, Е.В.Розен, М.Д.Городниковой. Вопрос этот частично
упоминался в диссертационных исследованиях по различным языкам,
некоторые его моменты освещались в монографиях и статьях (Баклицкая 1976;
Isaakjan 1985; Прохорова 1996; Косова 2002; Minakova 2001; Володина 1993,
1997, 2000 и др.). Однако эти работы не затрагивали многих очень важных
явлений. В.Н.Прохорова в своей работе «Русская терминология» (лексикосемантическое образование) достаточно подробно исследует только
семантический аспект проблемы влияния общеупотребительной лексики па
специальную (1996). Л.М.Алексеева
останавливается, прежде всего, на
порождении английской терминологической лексики путем метафоризации
(Алексеева 1998,1999), также не затрагивая некоторые другие семантические и
словообразовательные процессы.
Исходя из вьппеизложенного, можно сделать вьгеод, что процесс
взаимодействия специальной и обиходно-разговорной лексики в немецком
языке в своем развитии, взаимодействии и взаимовлиянии сразу в двух
направлениях еще не получал ранее подробного освещения (с учетом
семантических
и
словообразовательных
процессов,
активных
терминологических областей, контекстуальньпс особенностей, фуншщй
исследуемых единиц в синтапиатическом окружении). Кроме того, авторы
работ не производили для этой цели анализ многих авторитетных немецких
лексикографических источников, а ограничивались лишь указаниями на
некоторые тенденции развития данных пластов лексики.
Отбор языкового материала для анализа проводился следующим образом:
1) из толковых словарей выписывались все обиходные и обиходно-разговорные
единицы с переносным значением, имеющие, как правило, в последующих
значениях пометы спехщальных сфер (Math., Biol., Phys. и др.), которые
подвергались анализу; 2) вьшисьгаались также терминологические и
профессиональные единицы, имеющие переносное значение (специальная
лексика, сохраиэтощая прямое терминологическое значение и не имеющая
переносных, объектом данного исследования не является). При этом
учитывались в первую очередь слова, имеющие пометы разговорности "ugs.",
"umg."
или
"разг.",
содержащие
сведетшя
об
эмоциональности,
экспрессивности, оценочности или стилистической марюфованности, а также
не имеющие помет, но сохраняющие переносное значение после перехода в
иную среду. Необходимость первой процедуры объясняется тем, что у
некоторых единиц пометы неравномерно распределе^п.! по словарям - в одних
они есть, а в других отсутствуют, а иногда и отличаются друг от друга. Это
связано либо с различным хронологическим порядком выхода словарей, либо с
субъективным мнением авторов. Отсутствие или наличие помет, таким
образом, не являлось единственным критерием отбора материала. При отборе
учитывались
также
разговорные
единицы
терминологического
и
профессионального происхождеьгая, не зафиксированные в словарях, но
встречающиеся в речи носителей язьпса, в прессе, художественной литературе,
в различных текстах, что является свидетельством их активного
функционирования в речи. Ведь выход тех или иных словарей требует долгого
и кропотливого труда, в связи с чем они не всегда успевают за процессом
словотворчества.
Большую трудность для анализа представляла проблема выделения и
отграничения исследуемых пластов лексики от других, поскольку в
лингвистической науке до сих пор нет однозначного решения соотношения
Fachsprache - Gemeinsprache в силу множества переходных случаев.
Исследуемый пласт терминологической и обиходной лексики находится как раз
в промежуточном положении между ними, так как его можно одновременно
отнести как к Fachsprache, так и к Gemeinsprache или Umgangssprache генетический функционально.
Трудность представляла, кроме того, сама работа над лексикой
специальных областей, поскольку значительная часть исследуемых единиц не
относится к общеупотребительному пласту, а обозначает понятия различных
узкопрофессиональных сфер, что потребовало особых усилий, прежде всего
переводческого характера. К трудностям можно отнести также выделение
пласта обиходной лексики, так как по своему составу она также неодаюродна.
Мы ограничились в своем исследовании лексикой бытового характера, как
нейтральной, так и разговорно-окрашенной.
при отборе материала, таким образом, выделялись в первую очередь те
лексические единицы, которые характеризовались присутствием одновременно
обиходного и специального значения и, наоборот, специального и обиходного
или
обиходно-разговорного
переносного
значения
при' наличии
соответствующих помет, зафиксированных словарями, или же без пометы
специальной сферы, но с явной отнесенностью к ней.
В I разделе «Статус специальной и обиходной лексики» дается
характеристика исследуемых пластов лексики - специальной и обиходной,
включая обиходно-разговорную, выделяются их типы, рассматриваются
основные пути формирования. Основное внимание уделяется проблеме
термина как основного типа специальной лексики, а также характеристике
обиходных единиц. Рассматриваются, кроме того, некоторые проблемы,
связанные с вопросом разграничения и классификации исследуемых типов
лексики.
Первая глава данного раздела посвящена вопросам, которые касаются
статуса специальной лексики и общей проблематики термина.
Бурный рост знаний, связанный с научно-техническим прогрессом,
неминуемо приводит к росту специальных единиц. «Терминологический
взрыв» затронул не только область науки и техники, но и сферы производства,
технологии и управления, где также наблюдается лавинообразный рост
количества терминов. По данным некоторых исследований, специальные слова
составляют до 90% от общего числа неологизмов, появляющихся в язьпсе
(Mattusch 1977). Немецкие ученые подсчитали, что только один словарь
компьютерной терминологии насчитывает около 92 000 единиц (Fluck 2000).
Чтобы удовлетворить требования по номинации специалып.1х понятий,
немецкая терминология вынуждена пополнять свой словарный запас за счет
других лексических пластов, в том числе и из средств обиходных и обиходноразговорных.
Среди лингвистов до сих пор не существует единого мнения
относительно самого понятия специальной лексики и ее типов, несмотря на
многочисленные исследования по терминологии и в нашей стране, и за
рубежом. Часть лингвистов относит к специальной лексике термшш и
профессионализмы. Т.Шиппан относит сюда также профессиональные
жаргонизмы. Некоторые лингвисты включают в нее, кроме того, различные
виды социолектов, языки различных социальных групп (Степанова,
Черньппева). Это более широкая трактовка термина. Автор данной работы
придерживается более узкого толкования понятия «специальная лексика» и
понимает под ней лексические единицы (слова и словосочетания),
обозначающие объекты и явления специальных сфер деятельности (научной,
производственной и т.д.) и в большинстве своем не являющиеся
общеупотребительными.
Как уже указывалось выше, взгляды лингвистов не совпадают и
относительно типов специальных слов, и их единого терминологического
10
обозначения. Э.Г.Ризель выделяет термины различных областей знаний,
профессионализмы
и
функционально-стилистическую
лексику
нетерминологического характера, а также профессиональные жаргонизмы.
А.М.Искоз и А.Ф.Ленкова различают профессионализмы (хфофессиональную
лексику) и подразделяют их на научно-техническую терминологию и
профессиональные выражения. Л.М.Алексеева выделяет термины и
терминоиды, причем к терминоидам она относит
номенклатуру,
профессионализмы, профессиональные жаргонизмы и т.п.
Терминологический разнобой наблюдается также в работах зарубежных
исследователей. Л.Дрозд, представитель функционального направления
Пражского лингвистического кружка, рассматривает эту проблему, исходя из
функциональных позиций, и соотносит специальную лексику (научные
термины, полунаучные термины и ненаучные термины) с двумя видами
деятельности в спехщальной сфере - теоретической и пракгаческой (theoretischfachliche, praktisch-fachliche), в зависимости от ее назначения. Й.Филипек
различает термины, квазитермины и профессионализмы. У В.Шмидта в
специальную лексику входят стандартизированные термины, полутермины и
профессиональные жаргонизмы. Д.Мен разграничивает термины в зависимости
от сфер употребления: fachintem, interfachlich, fachextem. Е.Фляйшманн
включает в специальный словарь 5 групп единиц: собственно термины,
номенклатуршле знаки, часть имен собственных, товарные знаки и
полутермины (тривиальные имена).
Таким образом, порой для обозначения одного и того же типа
специальньк слов используются различные терминологические обозначения,
особенно это касается нестандартизированных единиц: полутерминов,
квазитерминов, терминоидов, профессионализмов. Однако данные обозначения
иногда с трудом поддаются разграничению, так как имеют во многих случаях
обпще признаки.
И все же чаще всего специальную лексику как отечественные, так и
зарубежные лингвисты подразделяют па три основные группы: научнотехническую терминологию, включающую в себя термины различных областей
науки и техники, культуры, промышленности и сельского хозяйства;
профессионально-производственную
лексику,
охватывающую
профессионализмы,
которые
представлены
преимущественно
в
профессионально-деловой речи представителей различных специальных сфер;
просторечно-жаргонную
лексику, так называемые
профессиональные
жаргонизмы, встречающиеся в непринужденной производственно-обиходной
речи специалистов той или иной профессии. Некоторые лингвисты относят
номенклатуру (помсны, номенклатурные знаки) к специальной лексике, по
однозначной характеристики этого термина до сих пор нет. О.С.Ахманова
считает номенклатуру частью терминологии, ее подсистемой, находящейся на
самом нижнем ее уровне и использующейся для обозначения конкретных
объектов. По этим причинам номенклатурные знаки близки к именам
11
собственньпи, а также к товарным знакам.
Термин является основным типом специальной лексики, поэтому
центральный вопрос ее проблематики - вопрос о термине и его признаках.
Термин - слово или словосочетание, обозначающее специальное понятие и
употребляемое
преимущественно
специалистами какой-либо
отрасли
производства, науки. Исследованием термина как основного типа специальной
лексики и терминологии лингвисты занимаются давно. Эта проблематика
активно
разрабатывалась
и
разрабатывается
как
отечественными
(А.А.Реформатский, Д.С.Лотге, Г.О.Винокур, Т.Л.Канделаки, А.СГерд,
В.П,Даниленко, В.Н.Прохорова, В.М.Лейчик, Б.Н.Головин, Р.Ю.Кобрин,
Л.А.Капанадзе, СВ.Гринев, С.Д.Шелов, В.А.Татаринов, А.В.Суперанская,
М.Н.Володинз, К.Я.Авербух, С.П.Хижняк, Л.М.Алексеева, Г.А.Дианова,
Ю.В.Сложеникина и др.), так и зарубежными учеными (E.Wuster, L.Hoffmann,
D.Mohn, W.Schmidt, H.Ischreyt, J.Scherzberg, W.v.Hahn, D.Faulseit, J.Filipec, H.R.Fluck и др.). Но, несмотря на солидные научные труды, до сих пор нет
единого определенияэтогопонятия, которое бы удовлетворяло всех.
В последние годы вопросами термина и терминологии, их семантической
природы, грамматической организации и законов функционироваштя
занимается терминоведение. Достаточно большой материал по истории и
теории терминоведения был обобщен В.А.Татариновым в нескольких книгах по
истории отечественного терминоведения [Татаринов 1994, 1995, 1996, 1999,
2003], а также представлен в работах С.В.Гринева, В.М.Лейчика, С.Д.Шелова,
А.В.Суперанской, Г.П.Мельникова, Г.А.Диановой, К.Я.Авербуха и многих
других исследователей.
Автор предлагаемой диссертации не претендует па всю полноту
освещения проблематики, связанной с термином, так как во многих работах эта
попытка уже предпринималась, как с точки зрения истории вопроса, так и его
современного состояния. Однако на некоторых проблемах, актуальных для
данного исследования, все же хотелось бы остановиться.
Итак, центральным вопросом проблематики специальной лексики
является вопрос о термине и, прежде всего, его основных признаках. Последние
вьпывают особые споры. Термину приписьгааются такие свойства как
однозначность
и
отсутствие
полисемии,
антонимии, коннотаций,
стилистическая
нейтральность, наличие дефиниции, контекстуальная
независимость и т.д. На самом же деле далеко еще не все термины
соответствуют идеальным вариантам, хотя наличие «идеальных терминов» не
отрицается. Многие термины являются многозначными, имеют широкую сеть
синошшии и антонимии, могут быть стилистически окрашенньпии,
экспрессивньпли и эмоциональными. Данные проявления тенденций
общелитературного языка усложняют технологический и производственный
1фоцесс. В связи с этим ведется работа по упорядочению, стандартизации
терминологий. Однако нельзя не согласиться с Н.П.Романовой, которая пишет
о том, что наведенный в терминологии путем стандартизации порядок не вечен.
12
так как каждый специальный язык находится в постоянном движении.
Появляются все новые и новые терминологические единицы, не
соответствующие требованиям стандартного, идеального термина.
Некоторые лингвисты считают основным признаком термина наличие
дефиниции
(Д.С.Лотте,
Н.А.Соколов,
Е.Н.Толикина,
О.САхманова,
Т.Л.Канделаки, В.А.Ступин, С.В.Гринев и др.), другие - принадлежность к
терминологическому полю (Суперанская А.В. и соавторы
«Общей
терминологии»). О.С.Ахманова называет системность одним из главных
признаков термина. С.Д.Шелов видит специфику термина «в значении и только
в значении», которое принадлежит определенной области знаний. Думается,
что релевантным признаком термина, скорее всего, может быть обозначение
специального понятия. Вторым важным признаком термина является
преимутцественное его употребление в специальной, профессиональной сфере.
Оговорка «преимущественное» необходима, так как замена сферы
употребления может повлечь нейтрализащпо этого признака.
При рассмотрении терминов как единиц специальной лексики
исследователи чаще всего исходят из сравнения их со словами
общелитературного язьпса, то есть рассматривают оппозицию «термин нетермию> или «термин - общеупотребительное слово».
На этот счет существует две основных, почти противоположных точки
зрения: согласно первой, термин как особая единица противопоставляется
слову, как единице язьпса; терминологические подсистемы - лексическим
микросистемам литературного язьпса. Авторы такой интерпретации
подчеркивают различия терминологии и общеупотребительной лексики и
считают терминологию автономным разделом лексики, не являющимся частью
литературного язьпса (Толикина 1970; Соколов 1973; Суперанская и др.
1989/2003). Согласно другой, более распространенной точке зрения, термин
рассматривается как единица литературного язьпса, обладающая всеми его
свойствами. Термин здесь противопоставляется не слову вообще, а слову
общелитературного языка (Прохорова 1983). Таким образом, терминология
входит в систему общелитературного языка, находится в его пределах, но на
правах самостоятельного сектора. Поэтому все тенденцгга общелитературного
язьпса не исключаются и для терминологии. Впервые данную точку зрения
высказал Г.О.Винокур. Согласно его теории,' термины не являются особыми
словами, они вьшолнягот лишь особую функцию. В настоящее время эту
позицию высказывают многие лингвисты. Но необходимо отметить, что вес
той или иной тенденции в терминологии и общелитературном языке, степень ее
распространенности различны.
В конце 20 века, в начале нового тысячелетия наметилось несколько
новых направлений и подходов к исследованию термина. Это связано с
возросшим интересом лингвистов к динамическим аспектам языка, к
когнитивным аспектам языковых единиц и их антропоцентричности. К таким
направлениям относится, прежде всего, когнитивный подход к термину, когда
13
термины участвуют в формировании нового знания, могут выражать научные
гипотезы. В.М.Лейчик пишет в этой связи о когнитивном терминоведении,
понимая под термином квант когниции, единицу специального знания, которая
функционирует в рамках фрагмента научной картины мира (2001).
Антропоцентрическое направление исследования терминов связано с
когнитивным подходом. Оно занимается изучением язьпса во взаимосвязи с
человеком, его сознанием, мьпплением, культурой и т.д., то есть учитывает
человеческий фактор в исследовании терминов.
Необходимо упомянуть еще один подход к термину, который появился в
последние годы - это динамический. По мнению Л.М.Алексеевой, понятие
«динамики термина... связано с возможностями варьирования языковых
едишщ, то есть с их способностью переходить из сферы первичного
функционирования в сферу вторичного».
Вполне убедительной кажется в этой связи точка зрения Ф.М.Березина,
высказанная в одной из его статей. Он пишет: «...в конце X X в. появилось
множество дополняющих друг друга лингвистических теорий, пъггаюгцихся
выработать современную интерпретацию того, что представляет собой
естественный язык, поскольку одна какая-либо, даже всеобъемлющая теория не
может дать всеохватное описание языка» (2000).
Во второй главе первого раздела определяется статус обиходной лексики,
дается краткая характеристика основных путей ее формирования.
На предмет обиходной лексики до сих пор существуют разные точки
зрения и разные подходы. Этим объясняется некоторый терминологический
разнобой при ее обозначении. Обычно лексику, использующуюся в
повседневном, обыденном общении людей, называют обиходной, или
обиходно-бьгговой (Розенталь, Теленкова 1985), то есть, прежде всего,
относящейся к сфере бьгга. Под словом «обиход» понимается текущая жизнь «в
ее постоянных, привычных проявлениях, уклад жизни» (Ожегов 1990). В
немецком язьпсе для обозначения данного язьпсового пласта существует термин
Alltagslexik, который в отечественных источниках нередко переводится как
«повседневная, обиходная лексика» (Ивлева 2002). Именно эта лексика
выбрана нами в качестве одного из объектов настоящего исследования.
Alltagslexik является неотъемлемой частью понятия Alltagssprache, под которым
подразумевается совокупность языковых средств, которые используются в
ежедневной устной и письметюй коммуникации, в семейном кругу, среди
коллег. В других случаях указанное обозначение трактуется как язык
повседневной жизни с пгароким коммуникативным потенциалом, который не
всегда следует правилам литературного языка. В некоторых исследованиях
лексику, относящуюся к Alltagssprache, называют также обиходно-разговорной
(Л.И.Антропова). Эта лексика неоднородна по своему составу и включает в
себя различные стилистические пласты - как нейтральный, так и разговорный и
стилистически сниженный.
14
Итак, поделим всю лексику повседневного обихода (обиходную) на
обиходную (или обиходно-бытовую) нейтральную и разговорную (обиходноразговорную, разговорно-окрашенную).
Обиходная лексика, участвующая в формировании различных
терминологий, как уже было отмечено, неоднородна по своему составу. В
первую очередь это единицы конкретного характера. Сюда относятся слова,
которые человек использует в своем повседневном общении в быту:
антропонимы - названия людей, общеизвестные соматизмы - названия частей
тела и органов человека, распространенные зоосемизмы - названия животных,
птиц, рыб, насекомых, а также фитонимы - названия растений. К обиходной
лексике относятся также различные группы бытовой лексики, имеющей
предметный характер: названия предметов одежды, обуви и их частей; названия
предметов посуды, утвари; названия предметов гигиены, туалета, названия
построек и их частей; названия продуктов питания; названия других предметов
быта и др.
Помимо конкретной лексики в терминообразовании участвует также
незначительная часть абстрактной лексики, которую человек использует в
своем повседневном общении, Это, например, обозначения явлений и
процессов, связанных с физическим, психическим состоянием человека, его
социальным статусом; характеристика его личных качеств и жизненных
ценностей. Однако удельный вес такой лексики в процессе терминообразования
по сравнению с конкретной лексикой все же меньше.
Таким образом, обиходная лексика, по нашему мнению, включает в себя
тот слой единиц, которые обозначают ближайшее окружение человека, причем
не только конкретного предметного (физического) характера, но и духовного,
психического. Эти единицы с точки зрения прагматики можно отнести к
понятию «личная сфера говорящего» (Апресян 1985).
К обиходной лексике относятся как единицы нейтральные, так и
разговорно-окрашенные, не имеющие доступа в официальную сферу, с
различной стилистической маркировкой - разговорные, стилистически
сниженные.
Следует отметить, что существует как узкая, так и более широкая
трактовка термина «разговорная лексика». Это, с одной стороны, слова,
употребляюпщеся в неофициальной, непринужденной речи собеседников и
отличающиеся от нейтральных слов литературного языка определенными
признаками, такими как сниженность, неофициальность употребления,
эмоциональность, экспрессивность, стилистическая маркированность. С другой
стороны, некоторые лингвисты понимают термитт «разговорная лексика» более
широко. Так, Ю.М.Скребнев включает в разговорную лексику «совокупность
употребляемых в повседневной бытовой обстановке слов и оборотов».
В.Д.Девкин относит к ней следующие пласты: 1) общеязыковой нейтральный
15
пласт, 2) разговорно-окрашенный, лексику бытового характера, используемую
в повседневном общении и связаттую с «бытовой номенклатурой», то есть
названиями,
неактуальными
для
официального
общения
и
специализирующимися на повседневном обиходе (поэтому иногда такуто
лексрпсу называют бьгговой), 3) разговорные дублеты и синонимы нейтральных
номинаций, 4) окказионализмы.
Обобщая различные точки зрения, можно сделать вывод, что к
разговорной лексике некоторые ученые относят не только разговорноокрашенные единицы, но и нейтральные обозначения, которые в
количественном отношении преобладают в разговорной речи. Данная позиция
нам более близка.
Далее в работе дается краткая характеристика основных путей появления
и образования разговорной лексики.
Второй раздел работы «Характеристика направлений и особенностей
взаимодействия специальной и обиходной лексики в парадигматике»
посвящен анализу путей перехода лексики из одного пласта в другой и
специфике взаимодействия двух видов лексических единиц (специальной
лексики и обиходной) в парадигматическом аспекте; затрагиваются проблемы
семантических и словообразовательных процессов в аспекте взаимодействия, а
также
роль
заимствований
в
становлении
исследуемых единиц.
Устанавливаются наиболее частотные тематические группы анализируемой
лексики, активно участвующие в данном процессе, а также определяются типы
перехода исследуемых единиц из одного пласта в другой в рамках глобальных
понятийных сфер. Выявляются, кроме того, некоторые семантические
тенденции в анализируемой лексике. Определяются наиболее продуктивные
словообразовательные модели и компоненты, участвующие в процессе
взаимодействия. Выделяются специальные области, наиболее активно
принимающие участие в названном процессе.
В первой главе второго раздела анализу подвергается первое направление
взаимодействия - воздействие обиходной лексики на специальную, то есть ее
переход в разряд терминологической. Это явление можно отнести к процессу
терминологизации. Под данным термшюм понимается процесс перехода слов
из нетерминологической сферы в специальную, то есть обозначение
неспециальным понятием предмета или явления специальной сферы. Как
результат этого процесса - формирование терминологического значения на базе
общеупотребительной или обиходно-разговорной лексики.
Почему же обиходная и обиходно-разговорная лексика переходят в
разряд терминологических единиц? Данный процесс осуществляется в том
случае, если для обозначения какого-либо специального денотата еще нет
соответствующего обозначения, либо обиходное слово по каким-либо
признакам более наглядно обозначает предмет или явление спетщальной сферы.
В.Д.Девкин пишет, что «бытовые термины, возникшие в языке стихийно,
отвечают иногда лучше тем требованиям, которые предъявляются к термину,
16
чем искусственно созданные научные термины. Ведь идеальный термин
должен быть по возможности точным, ясным, однозначным» (1979).
В.В.Виноградов также указывал на связь язьша науки с речью парода: «Между
словом науки и словарем быта - прямая и тесная связь. Всякая наука
начинается с результатов, добытых мышлением и речью народа, и в
дальнейшем своем развитии не отрывается от народного языка». К этому же
выводу приходят и некоторые немецкие ученые. Так, B.Kissig в своих
исследованиях также устанавливает факт «предпочтения понятий из
обиходного языка» при образовании специальных терминологий (1995).
Обиходная лексика имеет мотивированность и в роли терминов
значительно облегчает коммуникацию в профессиональной сфере, она более
доступна для восприятия. Обиходные единицы относятся, как правило, к
основному словарному запасу любого язьша, известны всем его носителям,
обозначают важные для человека предметы, вещи, быт, поэтому их переносное
значение хорошо понятно носителям языка. Такая лексика при переосмыслении
может быть гораздо легче расшифрована, так как обладает прозрачной
внутренней формой.
Другой причиной возникновения специальной лексики на основе
обиходной и обиходно-разговорной является, скорее всего, желание говорящих
отразить какие-либо типичные признаки обозначаемого денотата в слове, либо
дать запоминающееся название. Эти признаки либо действительно присущи
денотатам, либо субъективно вычленяются говорящими на основе ассоциаций.
Такого рода признаки называют мотивировочными. Они имеют способность
представлять в слове все остальные признаки, являясь, как правило, наиболее
существенными из них (Голев 1991). Особенно ярко этот факт проявляется в
ботанической или зоологической номенклатуре. Так, брюхоногий моллюск,
улитка в немецком языке носргг название BanchfttBer. Такое название
появилось путем выделения существенного признака, обозначающего
расположение ног (близко к животу) и способ передвижения моллюска. Другим
примером может служить название птицы пшцухи BaumlSufer. В этом случае
мотивировочный признак связан с местом и способом передвижения птицы.
Таким образом, отдельные явш.1е признаки объектов могут служить в качестве
обозначетшя этих объектов, при этом остальные признаки уходят в тень. В
других же номинациях выделяются совершенно иные типичные черты.
Например, в русском языке птица-питцуха получила такое название уже по
другой особенности - издаваемому звуку (от глагола «пищать»). Такие
обозначения можно считать профессионализмами, хотя следует отметить тот
факт, что в некоторых случаях терминов для обозначения подобных понятий
вообще не существует, поэтому профессионализм вьшолняет функцию
термина.
Вероятно, такое проникновение обиходной лексики в специальную
сферу, ее «апробация» может происходить чаще всего через профессиональные
17
жаргонизмы, как пласт специальной лексики, наиболее близкий к обиходноразговорным единицам. Профессиональные жаргонизмы являются как бы
«перекидным мостом» от разговорного слова к терминологической лексике, к
терминам, которые с течением времени могут из них выкристаллизоваться. Об
этом факте пишет немецкий ученый В.Зайбике: ,J)er Fachjargon ist also der
ideale UmscMagplatz von einem Bereich in den anderen"(1981). Приведем пример:
der Computer meckert - d.h. er gibt eine FeMermeldung aus (компьютер
<фугается», «ворчит», «брюзжит»). Глагол meckern в немецкой разговорной
речи обозначает «ворчать, брюзжать» (о человеке). В этом случае происходит
метафорический перенос на специальный денотат на основе сопоставления
действия, реакции человека и компьютера, что дает довольно яркий образ.
В процессе исследования было установлено несколько основных путей
перехода обиходной лексики в терминологическую - семантический,
словообразовательный и через заимствования.
При терминологизации исследуемых единиц семантический способ (40%)
несколько уступает словообразовательному (55%). Он, как показывает анализ
некоторых ученых, был характерен для ранних стадий развития специальной
лексики, для становления «старых» терминологий, например, для лексики
охотоводства, ремесел, ботаники и др. (В.Н.Прохорова), когда у носителей
терминолопш не было большого выбора языковых средств для называния
специальных понятий. Это мнение подтверждается также и для некоторых
исследуемых немецких терминосистем, например, ботанической терминологии
(Белова 1993). Однако та же Прохорова В.Н. в своем дальнейшем
исследовании, опираясь на В.П.Даниленко, приходит к выводу, что
семантический способ терминообразования и в настоящее время сохранил свою
актуальность и высокую продуктивность (1996). В качестве доказательства
этого утверждения можно также привести работу С.И.Богомоловой по
проблеме исследования вновь развивающихся терминосистем (математической
кибернетики) (1993). Данный факт подтверждается также и в нашем материале
для таких довольно новых областей как экономика и финансы, компьютерные
технологии, реклама. Таким образом, можно сделать вывод об универсальности
этого способа, характерного для разных языков и используемого также и в
новых терминосистемах, несмотря на все сегодняшнее многообразие арсенала
способов терминообразова1ШЯ.
При семантическом способе происходит обозначение специальных
понятий при помощи обиходной лексики на основе сравнивания предметов и
явлений специальной и неспециальной, бытовой сфер и установления
определенной близости, сходства между ними. Специальные понятия могут
сопоставляться с бытовыми как на основании существенных, так и
второстепенных признаков или даже ассоциаций.
Семантический способ чаще всего представлен метафоризацией и
метонимизацией, либо изменением семантического объема слова. Иногда эти
способы тесно переплетаются и взаимодействуют друг с другом.
18
Самым
распространенным
семантическим
способом
создания
специальной лексики является метафоризация обиходных, бытовых единиц
(около 70% от других семантических способов).
Теория метафоры берет свое начало еще со времен Аристотеля, который
основной ее функцией считал «стоять вместо» другого названия и, «говоря о
действительном, соединить с ним невозможное» (Телия 1977). Существуют
разные подходы к процессу метафоризации, относящиеся не только к области
языкознания
номинативно-предметный,
формально-логический,
философский, психологический, лингвистический, когнитивный и лингвокультурологический. Многие из них достаточно подробно рассмотрены в
монографии О.Н.Лагуты «Метафорология: теоретические аспекты» (2003).
Значительная часть лингвистов считает, что в основе метафоры лежит
сравнение. Но есть и другие точки зрения. Так, в энциклопедии «Русский язьпс»
читаем, что механизм метафоризации основывается на взаимодействии,
сопоставлении, столкновении двух совершенно различных типов объектов
действительности и представлений о них, в результате чего появляется
семантическая двуплановость, двойственность (1979; 2003). Н.Д.Арутюнова
считает, что логическая сущность метафоры определяется «как категориальная
ошибка или таксономический сдвиг» (Русский язык 2003), понимая под этим
тот факт, что метафора «отвергает принадлежность объекта к тому классу, в
который он входит, и включает его в категорию, к которой он не может быть
отнесен на рациональном основании».
Долгое время за рубежом была распространена деятельностная теория
метафоры (теория интеракции), представленная, прежде всего, в работах
М.Блэка. Метафора рассматривалась при этом как категория лингвологическая, построенная не на простом сравнении, а на аналогии.
Среди зарубежных и отечественных лингвистов сейчас очень популярен
когнитивный подход к метафоре, имеющий несколько направлений.
Первоначально когнитивное направление исследования пришло в лингвистику
из зарубежной психологии. Метафора объясняется как познавательный
процесс, как процесс формирования нового знания о мире, связанный с самой
личностью. Большую роль при этом играет аналогия, когда происходит перенос
знаний из одной содержательной области в другую, то есть мы думаем об
одной сфере в терминах другой (концептуальная метафора). Этот подход
вначале развивался зарубежньми лингвистами (М.Блэк, Т.Кун, Э.Маккормак,
Дж.Лакофф, М.Джонсон и др., см. Теория метафоры 1990; Лакофф, Джонсон
2004), а позднее бьш поддержан некоторыми отечественными лингвистами
(Арутюнова Н.Д., Кубрякова Е.С., Володина М.Н., Алексеева Л.М., Мишланова
С.Л. и др.): «...метафора способна выражать гипотезу, задавая особое
направление осмыслению изучаемого объекта» (Опарина 2000). Этой мыслью,
вероятно, объясняется использование метафоры в языке науки, поскольку
метафора обладает эвристическими возможностями и может выражать научные
гипотезы.
19
в 90-е годы исследование метафоры также развивается в контексте
взаимосвязи языка и культуры. Появляются лингво-культурологические
исследования метафоры в рамках антропоцентрической лингвистики.
Метафора рассматривается как источник информации о культуре и
мировоззрении того или иного народа (Опарина 2000), Представителями этого
направления можно считать таких ученых как В.Н.Телия и Н.Куин.
Механизм метафоризации обиходной лексики и появления на ее основе
специальных единиц устанавливается в работе при помощи метода
компонентного анализа, а также использования словарных дефиниций. Однако
надо отметить, что последние не всегда содержат все семантические признаки
денотатов, а только наиболее типичные, характерные для объектов. И все же
словарные дефиниции использовались в работе как основа при анализе
исследуемой лексики. Более сложные случаи представляют собой
переосмысления на основе субъективных ассоциаций или едва уловимых
семантических признаков, которые не всегда являются релевантными,
дифференциальными. Есть случаи, когда терминологическое понятие не
включает в себя те признаки, которые существуют у общеупотребительного,
обиходно-разговорного слова: в русском язьпсе «пена» - пузырчатая масса,
образующаяся на поверхности некоторых жидкостей, а в химической
терминологии - это гетерогенная система, находящаяся в газообразном (а не
жидком) агрегатном состоянии. Иногда внутренняя форма слова либо неверно
трактуется, искажается, либо понятна только специалистам, у которых есть
свои, профессиональные ассоциации и сравнения.
В процессе анализа были установлены группы немецкой обиходной
лексики (доноры для терминологии), наиболее активно участвующие в
процессе метафорической терминологизации:
• названия человека, частей и органов его тела, родственных отношений;
• названия животных и частей их тела;
• названия предметов быта, туалета, посуды;
• названия одежды, обуви;
• названия продуктов питания;
• действия с бытовыми предметами, движения в быту.
Исследуемая лексика была проанализирована также с точки зрения типов
метафорического перехода от обиходных единиц к специальным в рамках
глобальных понятийных (семантических) сфер. Анализ показал, что
наибольшую группу специальных слов, возникших путем метафорического
переноса, составляют переносы по типу «человек - предмет» и «предмет предмет», которые в количественном отношении представлены примерно в
одинаковом объеме. Все это говорит об антропоцентрическом характере
процесса терминологизахщи обиходной лексики: человек, познавая мир,
обозначая предметы и явления специальной сферы, ищет аналогии, прежде
всего, сравнивая себя и ближайшие предметы, его окружающие, с предметами
специальной сферы.
20
Рассмотрим основные ■талы метафорической терминологизации
обиходной лексики. Ниже они представлены по степени частотности
проявления (от большего к меньшему):
1) номинация человека и частей его тела в быту - номинация предмета
спепиальной сферы и его деталей: Leser: (тех.) электронное
считывающее устройство; Hals: (мор.) шейка весла; (мед.) шейка зуба;
(муз.) гриф музыкального инструмента; (тех.) шейка, горловина; (воен.)
дульце (гильзы);
2) номинация предмета обихода - номинация предмета специальной сФеры:
Карре: (архит.) купол здания; Gabel: вилка (телефона); Kerb: (спорт.)
корзина для забрасывания мяча; (архит.) чаша капители;
3) номинация животных и частей их тела в быту - номинация предметов
специальной сферы: Hund: (горн.) рудничная вагонетка; Кйкеп: (техн.)
пробка водопроводного крана; KuhfuB: лом (инструмент);
4) номинация предмета обихода - номинация животных и частей их тела в
специальной сфере: Knopf: (охот.) слабо выросшие рога у самцов косули;
Hose: (зоол.) сильное оперение ног у птиц;
5) поминания действий человека в быту - номинация действий человека в
специальной сфере: hacken: (спорт, жарг.) играть грубо, некорректно
(«рубиться»); haken: (спорт.) задержать, зацепить противника клюппсой.
Последующие типы метафорического перехода представлены меньшим
количеством:
6) части тела человека и его качества в обиходе - обозначение растения, его
частей, качеств и свойств в спишальной сфере: Lippe: (бот.) цветочная
губа; Нааг: (бот.) волоски у растений; geil: бурно растущий,
плодородный (о растениях);
7) обозначение животного - обозначение человека в специальной сфере:
Bulle: (экон., фин.) «бык», биржевик, играющий на повьппение; Faike:
(полит.) представитель жесткого политического курса, «ястреб»;
8) обозначение животного (или его органов) в быту - обозначение растения:
Froschbiss: (бот.) водокрас;
9) обозначение растения или его частей - обозначение объекта спехшальной
сферы: Kern: (тех.) сердечник (трансформатора); (горн.) колонка
выбуренной породы;
10) звукоподражание - деятельность, действие в специальной сфере: klicken:
(компьют.) югакнуть, нажать на кнопку мыши.
Следует отметить, что в такого рода переосмыслениях участвует, как
правило, конкретная лексика, а перенос направлен также на конкретные
предметы, объекты специальной сферы, деятельность и т.д., Но есть примеры,
когда перенос направлен с конкретного на достаточно сложные абстрактные
21
понятия, например, из области математики или электроники: Kettenbnich:
(мат.) непрерывная дробь; Gitter: (мат.) математическая сетка; (электроника)
электронная решетка; Scbleife; (компъют.) шлейф, последовательность
действий, 1ЩКЛ работы компьютера. Есть случаи, когда для обозначения
сложных процессов в специальных сферах (например, в экономической и
финансовой) используются процессы, происходящие с человеком: Gesundung:
оздоровление экономики, финансовая санация.
Схематически
спектр
метафорического
переноса
в
процессе
терминологизации обиходной лексики можно изобразить следующем образом,
при этом верхняя строка относится к обиходной лексике, а нижняя - к
специальной сфере:
человек
человек
предмет
животные
предмет
растения
Схема!
абстракции
растения
В процессе терминологизации используется, как показывают результаты
исследования, в основном нейтральная обиходная лексика (около 90%), однако
есть случаи употребления для этой цели разговорной или стилистически
маркированной лексики: Hurenkind (дословно «ребенок женпщны легкого
поведения, внебрачный ребенок»): (полиграф.) висячая строка.
Наиболее объемная группа специальной лексики, возникшая на основе
обиходных единиц, как уже было отмечено, связана с понятием «предмет
специальной сферьр>. Это понятие чаще всего передается путем
метафорического переноса обиходной лексики, связанной с понятиями
«человек», «предмет» и «животное»:
При помощи понятия «человек» происходит номинация и дается
характеристика следующих типов объектов специальной сферы:
1. Номинация предметов по функциям, свойствам, качествам;
2. Номинация механизмов, деталей, инструментов, материалов;
Через понятие «предмет обихода» обозначается следующее:
1. Номинация предметов специальной сферы, инструментов, механизмов и их
деталей;
2. Номинация строительных соорз^ений, объектов строительства и их частей;
22
3. Наименование спортивных снарядов, оружия, средств защиты.
Понятие «животные» используется для номинации таких групп спехщальной
лексики как механизмы, инструменты и их детали и части; растения; минералы
и материалы.
Таким образом, можно сделать вывод, что указанные понятия являются
ключевыми, частотными в различных специалып.1х сферах. Именно для
обозначения, прежде всего, данных понятий метафорическим путем
используется обиходная лексика.
Вторым типом семантической терминологизации обиходной лексики
является метонимический перенос (около 2 1 % семантического способа). При
метонимизации обиходных единиц происходит перенос по смежности и
преобразование сем в рамках семантической структуры обиходных слов.
Продемонстрируем механизм возникновения специальной лексики на
основе обиходаюй метонимическим путем при помощи словарной дефиниции и
метода компонентного анализа: Glotzauge: (Мед.) пучеглазие. Glotzauge
используется в профессиональном общении как синоним иностранного термина
Exophthalmus, так как раскрывает семантику обозначения болезни по ее
внешнему признаку, которая у заимствования затемнена. Разговорное значение
слова Glotzauge: (ugs.) start blickendes Auge, das (dummes) Starren tiber etwas
ausdriickt. В словарной дефиниции у разговорного слова есть несколько
семантических признаков (сем): 1. Неподвижный (взгляд), 2. Глупый (взгляд),
3. Удивленный (взгляд), 4. Необычная форма глаз (не норма, отклонение от
нормы). Фактически все дифференциальные семантические признаки имеют
какое-либо отношение к категориальной семе «отклонение от нормы», на
основе которой и произошел метонимический перенос. Сема «отклонение от
нормьр> по внешнему виду, форме у разговорного слова стала «признаком
болсзнго) у медицинского термина; оценочная сема «глупый» также
преобразовалась в сему «отклонение от нормы». Происходит выделение
наиболее ярких, типичных признаков объектов действительности, которые
переносятся на основе механизма вторичной номинации на специальные
объекты.
Материал
подтверждает
продуктивность
следующих
основных
разновидностей метонимии: признак - носитель признака, объект; материал предмет из этого материала; орган, выполняющий действие - действие; признак
действия - действие; производитель - предмет, объект; симптом болезни болезнь и некоторые другие.
Первый вид метонимии - бахуврихи - особенно часто используется в
ботанической и зоологической области для называния специальных объектов. В
номинациях животных, растений и грибов подчеркивается их внешний вид,
какая-либо наиболее яркая черта: Rotfeder: красноперка (цвет перьев). В
медицине данный вид метонимии применяется для обозначения болезней по их
типичному признаку: PlattfuB: плоскостопие; Glanzauge: начальная стадия
пучеглазия.
23
к метонимическому способу можно отнести также образование
спещальных единиц на основе имен собственных, особенно имен и фамилий
людей. По мнению А.В.Суперанской, личные имена и фамилии в известной
своей части относятся к бытовой лексике. Хотя данное утверждение не
является бесспорным, мы все же относим такие единицы к объекту нашего
исследования: Erika: (бот.) вереск; Sabine: (бот.) шалфей; Charlotte: (кулин.)
шарлотка (вид пирога). Во многих случаях можно говорить о процессе
деонимизации имей собственных, так как они со временем теряют конкретную
референцию.
Третьим типом семантической терминологизации обиходной лексики
является появление специальных слов путем изменения объема значения
обиходного слова, в основном через его сужение (около 9%).
Продемонстрируем механизм сужения значения и образование
специального терминологического значения на примере слова Gang, используя
словарные дефиниции: исходное (бытовое) значение: Art und Weise des Gehens
(хождение, ходьба, шаг, ход); das Gehen einer Strecke (mit einem bestimmten
Ziel); терминологическое значение: (техн.) передача, действие в коробке
передач, скоростей); шаг резьбы, ход винта в технике; ход, проход в печи;
(Sport) Abschnitt im Verlauf eines sportlichen Kampfes; (анат.) канал, проток, ход.
Как видно из перечня специальных значений, при терминологизации
происходит перенос на основе функдаонального сходства движения человека и
объектов, механизмов. Во всех случаях сохраняется архисема «движение», но
она преобразуется в сему «движение в определенном пространстве», чего в
исходном значении не было, либо «действие с механизмами, движение
механизма», либо «движение во временном отрезке». Таким образом, к семе
«движение» добавляются конкретизирующие семантические компоненты,
которые и определяют то или иное терминологическое значение, Таким
образом, происходит сужение семантического объема обиходного слова до
рамок одной специальной области (или нескольких) и его специализация.
Особишо активно такой процесс осуществляется в спортивной области: StoB:
толкание (ядра); удар (в фехтовании); Lauf: спортивный бег. Основные
аналогичные физические действия, которые человек производит в своей
повседневной практике и предметы, которые он использует, становятся
объектом для возникновения специальной лексики путем их перенесения в
спортивную область.
При сужении значения происходит также использование прямого
номинативного значения обиходного слова и специализация его семантики в
специальной сфере. Иногда сужение значения сочетается с различными типами
переноса наименования.
Обиходная лексика принимает, кроме того, очень активное участие в
терминологическом
словообразовании.
Этот
путь
является
самым
распространеннь»! способом образования специальных единиц (около 55% от
24
всех других способов), среди которых представлены словосложение,
словопроизводство, конверсия и сокращения.
Наиболее многочисленно словосложение (основосложение) (около 70%
от всех способов словообразования). Специальные единицы, образованные
этим путем, относятся к типу детерминативных композитов, где обиходная
лексика может выступать в качестве первого или второго (а также последнего)
компонента (признака или базиса) сложных слов.
В процессе анализа материала были установлены наиболее частотные
компоненты композитов, при этом выяснилось, что обиходная лексика гораздо
чаще встречается в качестве базисной части сложных слов.
Как признаковый (первый) компонент исходная обиходная лексика может
относиться к различным частям речи и чаще всего обозначать цвет, размер, вес,
направление в пространстве, животных, процессы, состояния, предметы
обихода, органы человека, природные явления, а также иметь
звукоподражательную основу и др. Специальные объекты, образованные при
помощи названных компонентов, содержат какие-либо их признаки
(действительно имеющиеся или ассоциирующиеся с ними): Gelbfieber: (мед.)
желтая лихорадка; KnallsSure: (хим.) гремучая кислота; Pfeiihase: (зоол.)
пищуха; Kuhbaum: (бот.) молочное, коровье дерево; Klauenzange: (мед.) тип
хирургических щипцов; Kriechstrom: (электр.) ток (поверхностной) утечки;
Gabelhirsch: (охот.) самец красного оленя, олень-вилочник. В некоторых
случаях первый компонент еще до словообразовательного процесса прошел
процесс семантической трансформации, переосмысления зпачетгая.
Как уже бьшо отмечено, обиходная лексика в качестве последнего
(базисного) компонента композитов более активна. Она образует целые
словообразовательные ряды, имеющие переносное значение, которое, как
правило, появилось ранее. Переосмыслениям с последующим вступлением в
словообразовательные контакты подвергаются следующие группы обиходной
лексики: человек и части его тела, органы: одежда и аксессуары: посуда;
продукты питания; предметы обихода; строения и их части; действия,
отижения и положения тела человека; названия животных; механизмы,
устройства и их детали. Наиболее продуктивными оказались следующие
компоненты: -кбгрег: FestkBrper: (физ.) твердое тело; Gelbk5rper: (анат., мед.)
желтое тело; -kopf: LSschkopf: (электротех.) стирающая головка магнитофона;
-mantel: Gehimmantel: (мед.) оболочка мозга; -1б£Ге1: Froschl6ffel: (бот.)
частуха; -sack; Keimsack: (бот.) семенной мешочек; -mebl: Gipsmehl: (строит.)
гипсовый порошок и некоторые другие.
Обиходная лексика как компонент терминологических композитов может
использоваться в самых различных областях специальной деятельности
человека, однако, у некоторых компонентов прослеживается предпочтение
каких-либо специальных сфер: так, -кбгрег продуктивнее всего в естественных
науках - физике, биологии, зоологии и медицине; -kopf чаще используется в
технике; -mebl, -brei, -kuchen - в строительстве и т.д. Другая же часть
25
компонентов доказывает удивительное разнообразие использования в
различных областях, например, -mantel встречается с большой регулярностью
в таких сферах как медицина, военное дело, техника, горное дело, финансы и
экономика.
Словопроизводство представлено в материале 20-ю процентами от
словообразовательного пути. Основным его способом является суффиксация
(около 85% от всех способов словопроизводства), при этом наибольшую
продуктивность имеют суффиксы -ег, -ling и -chen. Особо следует отметить
активность в специальных сферах уменьшительного суффикса -chen,
характерного для разговорной речи. В специальной сфере он не имеет
коннотации ласкательное™, а обозначает только маленький размер, мелкие или
мельчайшие объекты или частицы, то есть имеет коннотацию
уменьшительности. Этот процесс касается, прежде всего, сферы ядерной
физики, медицины, биологии и ботаники: Aiphateilchen: (физ.) альфа-частица;
Blutkorperchen: (мед.) кровяные тельца; Kdrbchen: (бот.) корзиночка цветка.
В некоторых случаях можно говорить даже о полной десемантизации
значения суффикса -chen, так как он далеко не во всех случаях сохраняет
уменьшительность в своей семантике: так, в слове Weibchen
(самка
животного) из области зоологии не содержится семантического компонента,
указывающего на уменьшительность, маленький размер обозначаемого
объекта. Скорее всего, суффикс является здесь показателем пола.
Модели
1фефиксального
и
префиксально-суффиксального
словопроизводства малопродуктивны и представлены немногочисленно:
Nachfeld: (лингв.) положение после сказуемого; Verzahnung: (тех.) зубчатое
зацепление.
В
исследуемом
материале
имеются
случаи
безаффиксного
словопроизводства, представленные в основном конверсией обиходной лексики
при переходе в специальную сферу, однако доля конверсии в целом невелика
(около 4% от других способов словообразования): Gerade: 1.(геом,) прямая
линия; 2.(легкая атл.) прямая дорога, спортивная трасса; 3.(бокс) удар прямой;
Knimme, der: (охот, шутл.) «косой», полевой заяц; Linke, der: 1. удар левой в
боксе; игрок левого флаш-а в спорт, шрах (футбол, ручной мяч и т.д.); 2.
(полит.) партии левого направления, толка.
Конверсия затрагивает, прежде всего, прилагательные, обозначающие
качества, расположение в пространстве, цвет, возраст, размер, количество.
Встречается также конверсия некоторых других частей речи (наречия,
местоимения). Такие случаи часто касаются сферы спорта, психологии и
философии: Linksauflen: левый крайний игрок; Nichts: (филос.) небытие; NichtIch, das (филос): у Фихте вещный мир.
Среди исследуемых единиц выявлены сокращения (около 6% от других
способов словообразования), перешедшие в профессиональную сферу, как в
готовом виде, так и образовавшиеся уже в рамках этой среды. Следует
заметить, что доля сокращений в исследуемом материале значительно уступает
26
их доле в специальной лексике вообще. Данный факт можно объяснить тем, что
обиходная лексика, подвергающаяся терминологизации, в основном состоит из
одного или двух компонентов, образована традиционными путями, поэтому в
целом не требует экономии речевых усилий, как это необходимо в новых
словообразовательных способах специальной лексики. Кроме того, переносное
значение, как правило, требует в нашем случае использования полной формы
слова, так как без этого его трудно расшифровать.
Сокращения
представлены
в
материале
исследования
как
аббревиатурами, так и усечениями: кп (Seew.) Knoten: уз - (морской) узел,
единица измерения скорости. Данная аббревиатура появилась уже в
специальной сфере. В общем обиходе слово Knoten сокращения не имеет.
Имеются случаи сокращений в компьютерной лексике, в первую очередь
в среде жаргонизмов: D A U - (EVD-Jargon) diimmster anzunehmender User;
«тупой чайнию>, не разбирающийся в компьютерах (намек на болезнь Дауна);
H A U - himamputierter User.
Следует отметить тот факт, что значительная часть сокращений перешла
в немецкий язык (из английского или других языков) уже в готовом виде, то
есть процесс термгаюлогизации произошел уже в языке-источнике: E-Mail:
(AbkUrzmig von eng. electronic mail) электронная почта. Особую активность в
этом отношении имеет сфера новых технологий, прежде всего, компьютерньк.
Помимо аббревиатур были выявлены несколько типов усечений - в
основном инициальные и финальные (Kopfw6rter, Schwaii2w5rter): Brust:
Brastschwimmen; Hoch (Hochdruckgebiet): (метеор.) область высокого давления;
Zlpfchen (Сашпепгар&Ьеп): (лингв.) язычок.
Такие сокращения можно рассматривать двояко. С одной стороны их
можно отнести также к семантическому типу терминологизации, исходя из
семантики конечного слова, а не из его структуры: Brust: (спорт) плавать
стилем «брасс». Это и использование части тела человека для обозначения
стиля 1шавания (семантический способ), и в то же время это усечение полной
формы слова Brustschwimmen.
Терминологизации подвергаются, как правило, обиходные слова родного
языка, так как их семантика прозрачна и позволяет специалистам легко усвоить
новый термин, однако, не исключается использование в этом процессе лексики
из других языков.
В процессе анализа заимствований были установлены их две основные
группы. С одной стороны, это заимствованные единицы, которые прошли
процесс терминологизации в немецком языке, и перешли из общего обихода в
специальные сферы с терминолопгаеским значением в рамках этого языка.
Таких единиц довольно мало. С другой стороны, процесс терминологизации на
базе обиходных единиц может произойти уже в языке-источнике. В этом случае
терминологизации единиц в немецком язьпсе не происходит, такая единица
заимствуется уже в готовом терминологизированном виде. Доля таких слов
значительно больше. Хотя вторая группа единиц и не является
27
непосредственным объектом нашего исследования, так как затрагивает
терминологизацию в других языках, все же данный языковой факт достоин
упоминания, поскольку он серьезным образом влияет на становление
специальной лексики немецкого языка. Кроме того, разграничить эти две
названных выше группы заимствований порой сложно, так как не всегда
понятно, в каком же язьпсе произошла терминологизация - в немецком или в
язьпсе-источнике.
Терминологизация английских обиходных слов может вызвать
терминологизацию немецких обиходных единиц, пусть даже путем
использования калькирования. Все это свидетельствует о связи и даже
взаимовлиянии аналогичных процессов в различньпс язьпсах: так, слово Bug,
обозначающее в компьютерной области определенную ошибку в системе
(намек на старые большие компьютеры, куда могли забраться различные жучки
и вывести системы из строя), привело к калькированию и появлению немецкого
варианта Wanze (клоп). Произошло, таким образом, не только калькирование,
но и терминологизация немецкого обиходного слова.
Общая доля заимствований в нашем материале колеблется по разным
областям от 5 до 7% за исключением сферы компьютерной техники, а также в
какой-то мере экономики и финансов, спорта и некоторых других областей, где
их процент несколько выше: Drop-out: (тех.) выпадение звука при
магнитофонной записи; (компьют.) вьшадение сигнала. Произошло от
английского разговорного drop-out: (разг.) выбывший, исключенный откудалибо. Словари английского языка не дают терминологического значения
данной единицы, следовательно, ее терминологизация произошла уже в
немецком языке на основе обиходного значения, которое бьшо заимствовано
ранее из английского языка.
Наиболее ярким примером использования иностранных обиходных слов
(как неассимилированных, так и калек) при образовании специальных слов
является сегодня сфера компьютерной терминологии. Ассимилированное в
немецком языке французское слово Menu употребляется здесь в значении
«список функций, предоставляемых пользователю персонального компьютера
на выбор». Многие обозначения в этой сфере возникли под влиянием
английского языка как кальки, хотя и обозначаются иногда немецкими
словами: Maus: компьютерная мышь.
В отдельную группу можно выделить гибридные единицы, компонентами
которых являются заимствования и немецкие основы или аффиксы.
Заимствованные компоненты вступают в словообразовательные контакты с
немецкими словами или словообразовательными элементами. Гибридные
терминологические обозначения возникают также при участии международных
терминоэлементов, которые используются сразу в нескольких языках, в том
числе и немецком: Intemet-Bewohner, Cyberheld, Cyberbettler, Cyberweib.
Значительная часть гибридных образований, как мы видим, относится к
28
профессионализмам или профессиональным жаргонизмам в компьютерной
среде.
Среди исследуемых единиц иноязычного происхождения выделяется
группа слов, которую можно назвать псевдозаимствованиями (Pseudo- oder
Scheinentlehnungen). Это слова, которые либо образовались уже в немецком
языке на основе заимствованных элементов (построились по типу английских
слов, вьп-лядят как английские слова), либо получили в немецком языке иное
значение, чем в языке-источнике: Так, известное всем обозначение мобильного
телефона Handy появилось в немецком языке на основе английского handy со
значением griffbereit, greifbar, praktisch с опорой на слово hand (Hand), то есть
прибор, аппарат, который удобно держать в руке. Такого значения в самом
английском языке нет. Таким образом, псевдозаимствования как бы
стилизованы под английский или другой иностранный язык.
В процессе терминологизации (cneunajmaauHn) обиходных единиц
наблюдаются некоторые семантические явления, тенденции развития, которые
обычно характерны для общей лексики. К таким явлениям относятся в первую
очередь
полисемия,
омонимия
и
синонимия
вновь
создаваемой
терминологической лексики, а также некоторые другие. В работе кратко
рассматриваются некоторые особенности данных тенденций относительно
исследуемых единиц.
Результаты проведенного анализа показали, что обиходная лексика
используется в специальных областях чаще всего для обозначения следующих
понятий:
• механизмы, приборы и их части;
• предметы, детали, инструменты;
• органы тела человека, части тела, строение;
• человек по профессии и виду деятельности, по физическим данным;
• минералы, вещества, химические элементы;
• единицы измерения;
• действия человека с предметами;
• животные, птицы, рыбы;
• растения;
• болезни человека, животных и растений;
• признаки и качества;
• строения и их элементы;
• абстрактные понятия.
Наибольшую группу насчитывает номинация предметов и механизмов.
Эта группа специальной лексики представлена фактически в большей части
специальных сфер.
В
результате проведенного лингвистического анализа влияния
обиходной, бытовой лексики на различные сферы профессиональной
деятельности человека в немецком языке было выявлено около 80
29
терминологических областей, которые
в разной мере стали областямиреципиентами такой лексики. Предприняв такую попытку, можно выявить
основные тенденции, направления взаимодействия названных пластов лексики,
а также области, которые наиболее активно участвуют в этом гфоцессе. При
подсчете учитывалась лексика, возникшая различными путями (семантическим,
словообразовательным, при помощи заимствований).
В процессе проведенного анализа 1978 единиц из словаря Duden (1999)
выявились лидеры - специальные сферы, наиболее активно пополняющиеся за
счет средств обиходно-разговорной, бытовой лексики. Таковыми оказались:
спорт - 306 единиц (около 15,47% от общего числа); ботаника - 171 единица
(8,64%); техника - 169 единиц (8,54%); медицина - 154 (7,78%); зоология - 145
(7,33%); физика - 114 (5,76%). Другие области представлены значительно
меньшим количеством.
Как мы можем наблюдать, спортивная сфера занимает ведущее место по
использованию обиходной лексики в качестве специальных единиц, при этом
особая роль отводится футболу: Hammer: (футб.жарг.) большая ударная сила
(игрока, ног); Fohlen: (доел, «жеребенок») молодой игрок команды. Обиходная
лексика используется в более чем 15 видах спорта.
Второе место по частотности использования обиходно-разговорной
лексики занимает ботаническая область - одна из самых древних специальных
областей немецкого языка, С давних пор бытовая лексика служила базой для
обозначения многочисленных растений, деревьев, кустарников. Большая часть
из них, и это подтверждает проведенный анализ, обладает яркой
мотивированностью и очень наглядно называет фитонимические понятия:
Hexenbesen (доел, «ведьмина метла») обозначает порок формирования кроны
деревьев, при котором ветви располагаются по сторонам подобно метле;
Lausekraut - мытник (трава от вшей).
Фактически почти равную по количеству фитонимам группу слов
составляет техническая лексика, прежде всего, профессионализмы. Обиходная,
бытовая лексика здесь используется для номинации инструментов, механизмов,
приборов и их деталей: Froschklemme:
«лягушка»,
инструмент,
использующийся в электротехнике для натягивания проводов; в русском языке
приспособление электриков для влезания на столбы называют «кошки» по
сходству с лапами и когтями животного; Fischband: шарнир, использующийся
во врезных оконных (или дверных) навесах.
Незначительно уступают технической лексике обозначения из области
медицины, появляющиеся на основе обиходньк единиц: Herzstoipem:
неравномерное биение сердца, сбой ритма; Herzflattern: трепетание
предсердий; Herzjagen: тахикардия, сердцебиение.
Следующая группа специальной лексики, занимающая по частотности
пятое место, относится к сфере зоологии - одной из самых «старых»
30
специальных областей: Nebenbuhler: самец, борющийся за первенство в
обладании самкой или местом обитания. В бытовой сфере это слово обозначаег
«соперник» - любовник, мужч1ша, борющийся с другим мужчиной за право
быть с женщшюй; Kofferfisch: (доел, «рыба-чемодан») вид рыбы с плоским,
твердым панцирем.
При анализе лексики различных специальных сфер мы убедились в том,
что обиходно-разговорные, бытовые единицы использовались и используются
при формировании не только «старых» терминологий (ботаника, зоология,
математика, химия и др.), но и при становлении более новых (компьютерная
область, экономика, финансы, реклама и пр.): например, Sandwichmann:
(реклама) человек-реклама, несущий на себе рекламный щит. Данные области
также представлены в исследуемом материале, хотя и меньшим количеством.
Вторая глава данного раздела посвящена рассмотрению второго аспекта
взаимодействия - особенностям и путям перехода теркшнологической лексики в
обиходно-разговорную. Этот процесс можно отнести к одному из направлений
детерминологизации, при котором происходит постепенное утрачивание
терминами своего специального значения и выход единиц за пределы
терминологических областей. Другим направлением детерминологизации
является процесс вторичной номинации: обозначение терминологической
лексикой неспециального, чаще бытового предмета или явления, и
употребление таких единиц в обиходной речи. В обиход проникают, прежде
всего, специальные слова первостепенно значимых для человека сфер.
Возникновение единиц на терминологической основе путем вторичной
номинации происходит в первую очередь в разговорной речи, так как ее
нестрогие
рамки, неофициальность
и
непринужденность
общения
предоставляют говорящему благоприятные возможности для пробы
новообразований.
Самым продуктивньш путем возникновения коллоквиальной лексики на
основе специальной является семантический (около 70%). Он играет здесь
значительно большую роль, чем при терминологизации обиходньк единиц (там
он составлял около 40%). На основе исследуемого материала было установлено
два типа семантических изменений, происходящих со специальной лексикой
при переходе в разговорную речь: путем перенесения наименования и путем
изменения семантического объема слов. Наиболее часто встречается первый
тип, т.е. перенос наименования, представленный в первую очередь
метафорическим переносом.
Механизм возникновения коллоквиальных единиц устанавливается в
работе, как и при анализе терминологизации обиходной лексики, при помощи
метода компонентного анализа, а также словарных дефиниций. Как показывает
наблюдение, у специальных слов в разговорной речи появляются новые
значения, а также оценочные или другие компоненты, на основе вьщеления
31
отдельных сем, которые в прямом значении слова находятся «в тени»: tanken заправлять механизмы горючим. Это процесс, производимый с целью
обеспечения механизмам их дальнейшего функхщонирования, условие работы.
Подобную функцию по отношению к человеку выполняют пища, солнце,
воздух, вода, с одной стороны, а с другой, например, деньги, что и повлекло
образование нескольких коллоквиальных значений на основе функционального
переноса: переносные значения: 1) Fltlssigkeiten emfiillen: Капп ich meinen Fuller
mal bei dir tanken?; 2) essen: Ich muss noch tanken. Habe frisch (gerade) getankt; 3)
trinken, zechen, reichlich Alkohol trinken: Er hat mal wieder ordentlich getankt. Er
hat ZU viel getankt; 4) sich mit Geld, versehen, sich die Lohnmig, das Gehalt
auszahlen lassen; 5) etwas auf Vorrat in Besitz nehmen: BrSmie, Frohsirm, Geduld,
Kraft, gute Ьаш1е, Licht,frischeLuft, Sonne, Stimmmig tanken; 6) sich tanken: eine
Urlaubsreise imtemehmen.
Механизм возникновения коллоквиальных
единиц на основе
специальной лексики семантическим путем имеет ассоциативную основу и
связан со способностью говорящих сравнивать предметы и явления
действительности, вычленяя сходные и отличительные признаки. В результате
этого для обозначения чего-либо неспециального используются отдельные
характеристики, свойства или качества предметов и явлений специальной
сферы. На основе выделения какого-либо дифференциального признака
денотата при нейтрализации других в контексте предложения или ситуации
становится возможным явление вторичной номинации - употребление
специальных слов в необычной для них среде - разговорной речи. В целом этот
механизм универсален, он был характерен и для процесса термшюлогизации,
рассмотренного ранее.
Обобщая материал исследования, можно выделить несколько глобальных
семантических (понятийных) сфер, внутри которых совершается процесс
вторичной номинации, в том числе и метафоризации терминов и
профессионализмов, и образования разговорной лексики на базе специальной:
1) номинация предмета в специальной сфере - номинация человека в
обиходе, быту: наиболее представительная группа разговорных единиц, в
основном берущих свое начало в сфере техники: Dampfwaize: (разг. шутл.)
толстяк, толстушка; L6tkolben: (фамильяр.) красный нос пьяницы; Fahrgestell:
(разг. шутл.) ноги; Schraube: (разг. уничиж.) карга, старая перечница;
2) номинация человека в специальной сфере - номинация человека в
быту: вторая по величине группа коллоквиализмов: Idiot: (разг. унич.) дурак,
идиот; Primadonna: (уничиж.) примадонна, избалованная особа;
3) номинация предмета специальной сферы - номинация предмета
обихода, быта: Schleuder: (разг.) машина, мотоцикл; Flammenwerfer: (разг.
шутл.) зажигалка, горящая больишм пламенем.
Малопродуктивны следующие модели семантического переноса:
4) номинация представителей животного мира - номинация человека:
Parasit: (эмоц.) тот, кто живет за счет других;
32
5) номинация человека Сили группы людей') в специальной сфере номинация предмета обихода (или группы предметов): Batterie: (разг.) большое
число однородных предметов (батарея бутылок);
6) номинация конкретного предмета специальной сферы - номинация
абстрактного понятия, действия в быту: Mine: eine Mine legen: (разг.)
подложить кому-либо мину, плести интригу;
7) номинация абстрактного понятия в специальной сфере - номинация
особенностей тела человека, его внешности в бьггу: Ьягоск: толстоватый,
имеющий пышные формы; странный, необычный;
8) номинация абстрактного понятия в специальной сфере - номинация
абстрактного поняшя в быту: Quadrat (im Quadrat): (ugs.) in besonders
gesteigerter, ausgepragter Form: das war Pech im Quadrat (невезуха высшей
степени).
Наиболее
распространенньши
семами
при
метафорической
коллоквиализации являются следующие: негативно-оценочные, высшая
степень признака, отклонение от нормы, интенсивность, воздействие.
Изобразим схематически типы переноса наименований из специальной
сферы на обиходно-разговорную в рамках глобальных семантических сфер,
верхняя строка относится к специальной сфере, нижняя - к разговорной речи:
Схема 2
человек
предмет
животные
растения
абстракции
предмет
животные
растения
абстракции
К а к видно из анализа, перенос в основном сфокусирован на человеке, то
есть имеет антропоцентрический характер (данный факт еще раз подтверждает
гипотезу исследования), однако наиболее продуктивен перенос «предмет человек» (при терминологизации обиходной лексики активнее был обратный
тип «человек - предмет»).
Анализ показывает также, что исследуемые типы переноса показывают
меньшую активность при коллоквиализации специальной лексики, чем при
обратном процессе - терминологизации обиходно-разговорной лексики, где
взаимовлиянию подверглись фактически все понятийные сферы.
Вторым, менее продуктивным типом семантической коллоквиализации
терминологической лексики является метонимический перенос. В исследуемых
примерах представлена в основном локальная и каузальная метонимия:
33
« » С ИАЦвОНАЛЬНАЯ
ВНБЛИОТИСА
]
О» т
w
Transistor: (ugs.) Transistorradio; Bass: (ugs.) Bassist; Feuerwehr: (ugs.)
Feuerwelmnanner. Материал подтверждает продуктивность следующих моделей
метонимии: часть - целое; целое - часть; организация, учреждение - люди;
отрасль, сфера - продукт, средство; признак - место; материал - продукт,
изготовляемый из него; свойство, признак - носитель признака; носитель
признака, свойства - свойство; инструмент, при помощи которого
осуществляется действие - действие; процесс - результат.
Коллоквиальные единицы образуются также на основе изменения объема
значения слова. Для данного процесса характерно расширение значения слова
путем его генерализации. Обобщение значения слова происходит за счет
устранения (нейтрализации) дифференциальных сем и сохранения общих сем
(архисем): spurten: (ugs.) schnell laufen; sprinten: (ugs.) schnell laufen; Koje:
(ugs.) Bett;
Chronometer:
(ugs. scherzh.)
Taschenuiir.
Отдельные
коллоквиализмы могут иметь диффузный характер и обладать расплывчатой
семантикой: Apparat: (разг.) то, что вызывает удивление, внимание своим
внешним видом, размером и т.д. (человек, предмет).
При изменении значения путем специализации происходит гиперогипонимический переход сем: категориальные семы преобразуются в семы
более узкого порядка. Этот способ малопродуктивен при коллоквиализации
специальной лексики: Subjekt: (umg.) einzeher Mensch mit moralisch negativen
Eigenschaften (субчик, подозрительный, ненадежный тип).
В
процессе исследования установлено, что коллоквиализации
подвергаются не только какие-то отдельные терминологические единицы, но
иногда и целые группы, входящие в одно семантическое поле, члены одного
парадигматического ряда, причем перенос направлен в основном на объекты и
явления также одного лексико-семантического поля («оружие и средства его
применения», «болезни и болезненные состояния», «исполнители музьпсальных
произведений по их количественному составу» и др.): Duo: (iron.) zwei
Personen, die eine(strafbare) Handlung gemeinsam ausffihren; Trio:(oft iron.)
Gruppe von drei Personen, die liaufig gemeinsam in Erscheinung treten od.
gemeinsam eine (strafbare) Handlung durchfuhren, zusammenarbeiten; ... (Закон
Шпербера).
Разговорная лексика на базе терминологических единиц появляется также
словообразовательным путем. Термины или их компоненты участвуют в
образовании новых слов-коллоквиализмов, соединяясь с общеупотребительной
лексикой. По сравнению с семантическим словообразовательный способ в
исследуемом материале менее продуктивен (около 20% всех единиц).
Вероятно, новизна формы обусловливает менее активное проникновение
разговорных единиц такого рода в узус, так как система языка весьма
консервативна и предпочитает придерживаться старых, привычньк форм.
В исследуемых примерах представлены все основные способы
словообразования. Наиболее многочисленно словосложение. Коллоквиализмы,
образованные этим путем, относятся к типу детерминативных композитов. В
!
34
этом случае терминологическая лексика может выступать в качестве первого
или последнего компонента (признака или базиса) сложных слов:
Schmalspurpsychologe: (разг.уничиж.) психолог-дилетант; Quadratschadel:
(разг.) упрямец, глупец; Holzhammernarkose: (фамильяр.) сильный удар по
голове. Существуют термины (или их компоненты), особенно активно
вступающие в процесс коллоквиализации и образующие словообразовательные
ряды: признак: Quadrat-, ВошЬеп-, Rentgen-, Schmalspur-, Gips-, Zement-,
Wellblech-: Bombenhitze: ужасная жара; Quadratidiot; ужасно глупый человек;
Rdntgenbluse: очень прозрачная блузка; базис: -fherapie, -brerase, -bombe, katarrh, -schranbe, -lokomotive, -granate, -haubitze и другие: Glatzenbremse:
средство для волос; Humorbombe: юморист, имеющий успех; Steinschraube: о
пожилой женщине с устаревшими взглядами. Значительная часть таких слов
содержит оценочный компонент значения. Из-за частого употребления
некоторые компоненты композитов подвергаются десемантизации и имеют
диффузный характер.
Словопроизводство
представлено
в
анализируемом
материале
малочисленно. Наиболее продуктивна суффиксация: AtSmchen; о девушке,
женщине;
можно вьвделить также псевдотерминологические единицы:
Teiefonitis: (разг.) привычка подолгу говорить по телефону; Glotzophon:
(шутл.) телевизор (glotzen - пялить глаза). В двух последних случаях
коллоквиализмы возникают при помощи заимствованных суффиксов и
суффиксоидов, являющихся специфическим средством для образования
терминов некоторых специальных сфер (техника, медицина). Это слова,
создаваемые в разговорной речи искусственно по аналогии с терминами.
Малопродуктивны
модели
префиксального
и
префиксальносуффиксального словообразования: aniinsen: (разг.) строить глазки,
подмигивать; herausixen: вычислить, установить, выявить что-либо;
малочисленны сокращения: I.L. - lange Leitung haben (разг. «до него доходит с
трудом»), а также конверсия: bombe; великолепно, прекрасно.
В
работе рассмотрены специфические способы возникновения
коллоквиализмов, относящиеся в основном к сфере окказионального:
коллоквиализация терминов с доминирующей позицией формы, или
коллоквиализация на основе фонолого-трафического сходства лексем. В
отличие от коллоквиализации, где доминир5тощую роль играет содержание
(при семантическом способе), в данном случае для обьпрывания содержания
сравниваемых номинантов используется в первую очередь сама форма слова.
Коллоквиализмы такого рода могут возникать на базе омонимов и паронимов, а
также по паронимической словообразовательной модели и путем
контаминации: Meteoroiege: (сходство с Meteorologe) доел, «метеоложь» намек на недобросовестность метеорологической службы; Knastronaut: (ugs.)
заключенный (Knast - кутузка, тюряга + Astronaut); ЮкЬеН/:ttppigcrBusen
(Herz - сердце. Hertz - фамилия ученого). Во многих случаях такие обозначения
имеют юмористический или оценочный характер.
35
Коллоквиализмы, появившиеся на основе заимствованных терминов,
составляют значительную часть разговорной лексики исследуемого пласта
(40% всех единиц). Возникновение переносных значений у заимствованных
терминов в язьше-реципиенте происходит в основном по двум направлениям:
под непосредственным влиянием языка-источника и независимо от него,
автономно. Пример первого направления: Catch-as-catch-can: (разг.)
недозволенные методы и приемы для достижения цели. Коллоквиализм возник
под влиянием английского языка. Вместе с прямым значением в языкреципиент перешло и переносное. Пример второго направления: k.o.(knockout)
в значении «очень усталый, изнеможденный» появилось в немецком языке
независимо от английского, в котором существуют другие переносные
значения данного слова.
Коллоквиализация затрагивает также интернациональные термины.
Наибольший
интерес
представляет
тот
факт,
что
некоторые
интернационализмы подвергаются коллоквиализации сразу в нескольких
языках и имеют идентичные разговорные значения: англ. allergy: (разг.)
отвращение; нем. Allergic: антипатия, нерасположение; франц. allergie:
неприязнь, антипатия.
На основе полученных результатов исследования были выделены четыре
основные группы коллоквиализмов в зависимости от языка-источника; 1) 5 1 %
от общего числа разговорных единиц, возникших на основе заимствований,
образовано на основе слов латино-греческого происхождения; 2) 19%
коллоквиализмов образовано на основе фра1щузского языка; 3) 9,2%
составляют разговорные единицы на ашло-амсриканской основе; 4) SfAVo
единиц - итальянского происхождения. Вклад других языков (голландского,
чешского, арабского, польского, русского) в процесс коллоквиализации
терминов незначителен.
В процессе анализа материала выяснилось, что в коллоквиализации
терминологической лексики участвуют 54 специальные области, что
значительно меньше количества специальных областей, выявленных при
исследовании
терминологизации
обиходных
единиц.
Очевидно,
детерминологизация - процесс более консервативный и медленный, чем
терминологизация. Первенство в процессе коллоквиализации терминов
удерживает сфера техники (около 17,3% единиц). Вторую большую группу
составляют единицы из области медицины. Далее следуют коллоквиализмы из
области военного дела, спорта, химии, морского дела. Разговорнью единицы из
других специальных сфер представлены значительно меньшим количеством.
В третьем разделе «Специальная и обиходная лексика в аспекте
синтагматики» терминологические и обиходные единицы рассматривался с
точки зрения синтагматики и функционирования в речевом контексте.
Выявляются синтаксические типы исследуемых единиц с учетом сочетаемости,
в том числе, имеюпще устойчивый характер, устанавливаются механизмы
36
актуализации значения, а также некоторые функщш этих единиц в различных
текстах.
В
первой
главе
данного
раздела
анализу
подвергаются
терминологические сочетания, возникшие на основе обиходной лексики. По
своей сочетательной способности были установлены два вида таких
словосочетаний - свободные и устойчивые. Свободные словосочетания, как
правило, не ограничены по своей сочетаемости, а устойчивые употребляются
только в определенном синтаксическом контексте, имеют устойчивые связи.
Такие единицы бывают нефразеологического и фразеологического типа. Одни
из них образовались в рамках специальных сфер, другие же перешли туда в
готовом виде из обиходной речи.
Интерес представляют в основном два вида устойчивых сочетаний вербальные (глагольные): eine Eule fangen: (Seem.) durch unachtsames Segeln
pietzlich den Wind von vom bekommen; субстантивные: fliegende Hitze: (мед.)
жар, озноб, лихорадка, подскок температуры. Вторая группа встречается чаще в
сфере медицины, физики, спорта, кулинарии, BoeimoM деле, однако особенно
продуктивна в ботанической области при обозначении растений, при этом в
качестве одного из компонентов словосочетания могут выступать имена людей:
Faule Lies: очный цвет (букв, «ленивая Лизхен»); roter Heinrich - дикий
щавель; groBer Heinrich - девясил высокий; guter Heinrich - лебеда.
Значение специальньк единиц может реализоваться в контексте
различными способами и, прежде всего, лексическими. Одним из наиболее
часто встречающихся лексических средств такого рода являются синонимы, а
также различные уточняющие элементы: ,Д)ег Einbrecher кат amfriihenMorgen
des 25. Januar. Heimttlckisch brachte der Computerwurm Slammer sein erstes
Opfer, einen Intemet-Rechner, in seine Gewalt und suchte nach weiteren Kandidaten
fllr eine erfolgreiche Attacke. Innerhalb weniger Minuten war beinahe kein Ort der
Welt mehr sicher, und der Wnrmflberschwemmtedie Leitungen mit sinnloser
Datenflut... Der winzige Schadline aus nur 376 Bytes legte 13000 Geldairtomaten
der Bank of America lahm...(Focus. - 2003/10. -S.103) (речь идет о
компьютерном вирусе). Значение слова Wurni (компьютерный «червь» - один
из видов вируса) толкуется в тексте как при помощи уточняющего элемента
Computer-, так и при помощи слова, находящегося в семантической близости к
этому слову
- Schadling (вредитель). Слово SchSdling содержит в себе
отрицательную оценку, которая переходит и к слову Wurm. Необходимо
отметить, что обиходные слова Wurm и Schadling в своем прямом значении
понятны любому носителю языка, поэтому понять терминологическое значение
в таком контексте не представляет сложности.
Синонимы, кроме того, могут одновременно использоваться как
стилистическое средство для варьирования обозначениями в рамках одного
текста.
Для актуализации значения в контексте иногда используется метод
описания, толкования или дефиниция соответствующего понятия. Шогда для
37
расшифровки вновь возникшего термина, например, аббревиатуры
используется дополнительно ее полная форма, которая может стоять рядом в
скобках: (реклама книги об Интернете) Handbuch Internet mid Online-Dienste,
inkl. CD-ROM mit Betriebssystemen, Taschenbuch, 302 Seiten, 24,90 Mark, Heyne
Verlag. Internet kompakt Wie man sich im Netz verhalt, um nicht gleich als ,J)A\J"
(diimmster anzunehmender User) aufzufallen, erlautert Jurgen Plate, Professor fllr
Datentechnik an der Fachhochschule Mtinchen (Frankfurter Rundschau, 18.011.1997,
S.80). Достаточно новый компьютерный жаргонизм DAU («чайник» - человек,
мало разбирающийся в компьютерах) может быть непонятен читателям,
поэтому полная форма дается здесь же.
Спетщальные единицы, появившиеся на основе обиходной лексики, могут
вьгаолнять в контексте помимо основной, номинативной, номинативноинформационной функции (обозначение специального понятия) также
поясняющую функцию, то есть функцию толкования узкоспециального
термина, чаще иностранного происхождения. Это связано с тем, что в средствах
массовой информации статьи, связанные с профессиональной проблематикой,
читают не только профессионалы, но и неспециалисты. Особенно это касается
научно-популярных текстов. Специальные слова, появившиеся на базе
обиходной, бытовой лексики, обладают прозрачной внутренней формой,
мотивированностью, поэтому более понятны для читателя. Как правило, такие
слова либо стоят рядом с термином (в скобках или без), либо встречаются в
тексте далее как поясняющие слова:
Ervthrozvten (rote Blntkerperchen)
werden imter Verwendung von Eisen hergestellt, der Blutfarbstoff Himoglobin gibt
ihnen das Rot; „Leukozvten (weiBe Blntkerperchen) werden im Knochenmark
gebildet und produziercn Antikorper.. ."(freundin. - 10/1997. - S.18).
К нетипичным функциям исследуемых единиц можно отнести
прагматическую функцию в текстах рекламного характера с целью воздействия
на читателя. Вне рамок специальной сферы такие единицы могут шгогда
использоваться также с целью создания юмористического эффекта.
Вторая глава данного раздела посвящена анализу коллоквиализмов
терминологического происхождения с точки зрения синтагматики.
Коллоквиализмы в зависимости от сочетательных возможностей
представлены в основном, как и при терминологизации обиходной лексики
следующими типами: свободными словосочетаниями и устойчивыми
словесными
комплексами.
Свободньте
словосочетания
допускают
всевозможные варианты заменьт компонентов, в то время как устойчивые
соединяются только лишь с определенньиш словами. В исследуемом материале
выявлено два типа фразеологизмов - одни из них появляются на базе готовых
устойчивых сочетаний специальной сферы: jemanden schachmatt setzen:
обезвредить кого-либо, лишить влияния, а другие возтшкагот синтаксическим
путем непосредственно в немецкой разговорной речи: viel in der Antenne
haben: иметь чутье, нюх на что-либо. Некоторые фразеологизмы
терминологического и профессионального происхождения, несмотря на
38
устойчивость и синтаксическую закрепленность компонентов, допускают
некоторую вариативность употребления, например, числа, артикля, предлогов и
т.д.: nicht im Lot sein/ aus dem Lot sein: быть не в форме (о здоровье); eine
Schlagseite haben/Schlagseite haben: нетвердо держаться на ногах. В связи с
этим наблюдается явление синтагматической стюнимии фразеологизмов.
Интересным с точки зрения вариативности и синонимии представляется
варьирование лексическими средствами. При сравнительном анализе
установлено, что такая вариативность наблюдается чаще всего у
фразеологизмов, имеющих в своем составе специальные слова, относящиеся к
одной сфере (например, спорта): jemanden matt setzen/ jemanden in den Clinch
nehmen/ jemanden auf die Matte legen: победить кого-либо, обезвредать,
лишить влияния.
Анализ специальных сфер - доноров фразеологизмов показал, чю в
процессе фразеологизации участвуют 28 терминологических областей, при
этом первые места распределились следующим образом: техника - 24 единицы
(14,2% от всех областей), военная область - 17 единиц (10%), третье место
занимают выражения из области спорта (8,9%). Эти сферы были также активны
при анализе разговорной лексики, однако располагались несколько в другом
порядке, хотя первое место также удерживала сфера техники. Значительным
количеством представлены выражения из области физики, финансов и
морского дела. Приведем несколько примеров из различных областей:
техника: die Schranbe iiberdrehen: чересчур многого требовать, перегнуть
палку; военная область: bei der Standarte bleiben: быть верным мужу; спорт:
mit jemandem ein Doppelspiel treiben: вести с кем-либо двойную игру,
двусмысленный образ действий; музьпса: dastehen wie die Orgelpfelfen: стоять
в линейку по росту (обычно о детях); финансы: in Misskredit kommen/geraten:
дискредитировать, скомпрометировать себя, потерять доверие.
Разговорное значение может актуализироваться в контексте при помощи
лексических, словообразовательных и синтаксических средств, а порой через
их взаимодействие. Графические средства способствуют актуализации того или
иного значения, хотя сами его не актуализируют. Лексические средства
представляют собой наиболее обширную и разнообразную группу
актуализаторов значения коллоквиализмов: „Von seinem physischen К.О. im
zurtlcldiegenden Jahr war nichts geblieben,' vom geistigen und seelischen
Niederschlag dagegen hatte er sich bis heute nicht restlos erholf' (H.Bastian, Gewalt
und Zartlichkeit). В указанном примере значение слова К.О. актуализируется
при помощи близкого по смыслу слова Niederschlag. Прием непосредственного
пояснения разговорного значения: Die MSdchen von der Essenausgabeflilltenihm
reichlich und ausgewahlt auf, wussten naturlich von Karin und ihm. Vitamin В - В
fllr Beziehungen. Manche Leute haben die wer weiB wohin, er hatte sie zur Kuche
(H.Bastian, Gewah und ZMrtlichkeit); "Obwohl Albert eigentlich auf Diat gesetzt is
vonne Arzte wegen seine Pumpe, wie wir so zus Herz zu sagen pflegen" (L. Kusche,
Drucksachen).
39
Иногда точное значение коллоквиализма можно установить только па
основе целого текста или его части, так как отдельные приемы актуализации не
дают желаемого результата. Особенно часто это касается слов, имеющих в
немецкой разговорной речи многочисленные переносные значения или
расплывчатую семантику, типа Dauerbrenner.
В процессе вторичной номинации происходит смена среды употребления
и предмета называния, поэтому терминологические единицы меняют свои
функции, т.е. могут быть полифункциональными едипит^ами в зависимости от
сферы функционирования. В разговорной речи коллоквиализмы, образованные
на основе специальной лексики, помимо номинативной (обозначение
неспецнального денотата) выполняют другие функции:
прагматическую
(реализующуюся, прежде всего, при помощи таких компонентов, как
экспрессивность, оценочность, эмоциональность). Кроме того, единищл
указанного типа могут вьшолнять компрессивно-информативную функцию при
передаче содержания, основной мысли высказывания в сжатой, обобщенной
форме: Lohnende Sendepause: Robin Gibb, 37, australischer PopsSnger, hat es
geschaft, nach sechsjahriger Pause wieder an die Spitze der Hitparaden zu kommen...
Ein sensationelles Comeback... (Quick, 1987/46. - S.7). Заголовок в данном случае
обозначает «перерыв в карьере», что подтверждается далее в сообщении.
Иногда коллоквиализмы имеют утилитарно-прагматический характер, в
частности в некоторых рекламных текстах: "Schauen Sie mit Ihrcn Kindem doch
mal bei einem unserertiber5000 Mitglieder vorbei - sclbst wenn die Brille noch heil
ist. Denn die beste Versicherung gegen Tranen ist eine Brille in Reserve. Es w3re
kurasichtig. xmser Zeichen zu libersehen" ("Stem.-1985/16. - S.121).
Эмоционально-оценочная и экспрессивная функция составляют
ключевые функции коллоквиализмов исследуемого типа, они зафиксированы в
материале чаще других. Кроме того, данные функции во многих случаях
наслаиваются на другие. Таким образом, в процессе детерминологизации
происходит смена основной, номинативной функции терминологической
лексики.
Экспрессивность - это вьфазительность высказывания, вызывающая у
слушающих и говорящих определенный эмоциональный эффект, усиливающий
впечатление от сказанного. Выразительность высказывания обусловливает его
действенность. Экспрессивность связана с преодолением штампов, с
определенным отклонением от установившейся нормы, в результате чего
происходит эффект обманутого ожидания, приводящий к повышению
эффективности высказывания в коммуникативном акте. Экспрессивность
нередко может быть вызвана юмористическим эффектом: Tranen gehoren bei
Frauen zum Stoffwcchsel (A.Muschg, Baiyun oder die Freundschaftsgesellschaft);
Kastrierte: (ugs. scherzh.) сигарета с фильтром; Atom-Modell: купальник
«мини-бикини».
Оценочность также имеет отношение к экспрессивности, но далеко не все
экспрессивные единицы выражают оценку. Оценочность рассматривается в
40
работе в двух вариантах - как мелиорация и пейорация. Это две
противоположные тенденции развития значения слов. При пейорации
происходит внедрение в семантику слова семы с отрицательной оценочностью,
а при мелиорации осуществляется скачок от понятия с отрицательными
коннотациями и семами - к положительным. Очень часто в качестве
мелиоративов выступают эвфемизмы: Akustik - Hier ist die Akustik зсЫесЬ!:
(разг. эвф.) здесь плохой воздух, здесь дурно пахнет; пейорация: Schraube:
(разг. уничиж.) старая карга, перечница, ворчливая баба; Gipskopf: (разг.унич.)
ограниченш.1Й человек, дурак (ругательство). Следует, однако, отметить, что
некоторые коллоквиализмы обладаю г нулевой оценкой, т.е. безразличны к ней,
но количество таких единиц невелико: (etwas) diagonal lesen: (ugs.) nicht Zeile
fur Zeile lesen, nur uberfliegen, шп sich einen allgemeinen Blick zu verschaffen.
Коллоквиализмы, возникшие на основе терминологической и
профессиональной лексики, пополняют запас язьшовых средств (прежде всего
экспрессивных) и дают возможность варьировать номшгациями в рамках
одного текста, а также в различных типах текстов, помогают избежать
монотонности и одаюобразия выражения, способствуют более точной передаче
мыслей во всех их значениях и оттенках.
В заключении диссертации на основании проведенного исследования
делаются теоретические выводы:
Были установлены типы взаимодействия исследуемых единиц в двух
направлениях: воздействие обиходной и обиходно-разговорной лексики на
специальную и появление на ее основе терминологических обозначений
(терминологизация),
с
одной
стороны.
Другое
направление
детерминологизация, и, прежде всего, один из ее аспектов - влияние
специальной лексики па разговорную речь и появление коллоквиализмов на ее
основе. При детерминологизации разговорные единицы, образованные на
основе терминологической лексики, как правило, получают пометы
разговорности, а при терминологизации процесс касается в большей степетш
перехода в специальные области нейтральных обиходных единиц без
соответствующих помет,
что объясняется различными
функциями
исследуемых пластов лексики и потребностями в соответствующих сферах.
В процессе исследования было установлено, что замена сферы
функционирования терминов и коллоквиализмов влечет за собой изменение их
функций, что, в свою очередь, накладывает специфические черты на
семантические и словообразовательные процессы, а также на синтаксическое
окружение. При переходе в другую среду происходит смена объекта
обозначения, денотата и явление вторичной номинации. Некоторые
коллоквиализмы, вьшолняющие эмоционально-экспрессивную или оценочную
функции в разговорной речи, после перехода в специальную область данные
функции теряют. А терминологические обозначения, наоборот, приобретают их
в разговорной речи в процессе коллоквиализации.
41
При анализе фактического материала было установлено 80
терминологических областей-реципиентов, лексика которьпс пополняется за
счет обиходных единиц, и 54 специальных сферы - доноров обиходноразговорной
лексики.
Количество
специальных
областей
при
терминологизации значительно больше, чем при коллоквиализации, где не
отмечается участия многих сфер.
Автор пришел к выводу в процессе анализа, что терминологизация и
детерминологизация касаются чаще тех специальных сфер, которые больше
известны широким кругам населения (например, техника, медицина, спорт,
военное дело) и обладают особой социальной значимостью. Эти группы
лексики представлены в обоих случаях значительным количеством. Однако
лексика некоторых других узкопрофессиональных областей также может быть
достаточно активной в названных процессах (например, ботаника, физика,
химия, математика). Многие специальные сферы, как вьюснилось, в том числе
и широко известные (театр, литература, косметика и мода, кулинария и другие)
при коллоквиализации менее активны или неактивны вообще. Таким образом,
гипотеза относительно активности специальных сфер широкого профиля
подтвердилась лишь частично.
Если при терминологизации обиходной лексики первенство принадлежит
сфере спорта, то в процессе детерминологизации первое место занимает
техника. Наиболее динамично развивается в настоящее время лексика
компьютерной терминологии, однако, процесс детерминологизации в ней пока
еще только начинается.
Механизм возникновения обоих типов исследуемой лексики в аспекте
взаимодействия, как подтвердил анализ, основывается на универсальном
механизме вторичной номинации, семантической деривации, который
затрагивает как терминологическую, так и обиходно-разговорную лексику.
Этот механизм довольно специфичен, но общим для всех является наличие
переноса, основанного на системе сравнений и ассоциаций. Однако следует
отметить, что в каждом из процессов отмечается своя специфика проявления.
При анализе материала автор пришел к выводу, что метафоррвация
является самым распространенным процессом и в том, и в другом случае,
однако типы переноса внутри семантических сфер разные: если при
терминологизации основной тип переноса «человек - предмет», то при
коллоквиализации специальной лексики преобладает обратный переход «предмет - человею>. Некоторые типы переноса представлены и в том, и в
другом случае, например, «предмет - предмет», «человек - человек», но в
несколько различном количественном соотношении.
Кроме того, в каждой группе лексики при анализе типов перехода
выявились специфические типы. Так, такие виды перехода как «предмет животное», «предмет - растение», а также «животное - предмет», «животное животное», «животное - растение», «растение - предмет», «растение растение» и некоторые другие характерны только для терминологизации
42
обиходной лексики. В свою очередь в процессе детерминологизации и
метафоризации специальной лексики вьивлен тип «абстракции - человек»,
который не представлен при терминологизации и метафоризации обиходнобьгговой лексики.
Результаты анализа названных процессов позволяют сделать вывод о
значительно большем разнообразии разновидностей переноса в процессе
терминологизации
обиходно-бытовой
лексики
по
сравнению
с
детерминологизацией и коллоквиализацией терминов.
Словообразование
играет
более
заметную
роль
в
процессе
терминологизации
обиходной лексики, чем при коллоквиализации
терминологических единиц. Основные способы словообразования и в том, и в
другом случае - словосложение и суффиксация, но удельный вес
аффиксального словопроизводства при терминологизации чуть вьппе, чем при
коллоквиализации. Кроме того, несколько ббльшим количеством представлены
сокращения и устойчивые терминологические словосочетания, что является
специфической особенностью терминологизации. Инвентарь частотных
компонентов при словосложении различен, как различен инвентарь
словообразовательных суффиксов. При детерминологизации и возникновении
разговорной лексики специфичным является использование фонологографических средств в процессе словообразования, что при терминологизащш
вообще отсутствует.
При коллоквиализации терминов в большинстве случаев наблюдается
появление у них экспрессивности, эмоциональности и оценочности при
употреблении в разговорной речи в переносном значении, а при
терминологизации обиходного и обиходно-разговорного слова, наоборот,
наблюдается затухание экспрессивности (если она присутствовала изначально),
ее потеря, что объясняется также сменой сферы функционирования и,
соответствато, функции. Терминологические единицы в этом отношении
неоднородны по своему составу: в некоторых
специальных областях
(политика, спорт, медицина и др.) лексические единицы все же могут иметь
некоторую экспрессивность и оценочность. Однако такой процесс чаще всего
затрагивает профессиональные жаргонизмы. Основная функция специальных
единиц исследуемого типа - номинативно-информациошгая, эвристическая, а
коллоквиализмов - номинативно-прагматическая.
Хотя onncaifflbie в данной диссертации некоторые аспекты двух процессов
- термиттологизации обиходной лексики и детерминологизации специальных
единиц и имеют отдельные признаки противоположности, все же оппозиции
они не образуют, так как во многих случаях налицо их общность.
На основе изложенного можно сделать вывод, что терминологическая
лексика является составной частью лексической системы язьпса и подвержена
тем же самым тенденциям и законам, которые характерны для всей
лексической системы, но со своей спецификой, связанной со сферой
употребления лексики и ее функцией в данной сфере (специфика
43
словообразовательных и семантических процессов, синтаксических связей и
др.). Специальная и обиходная лексика, несмотря на свои различия, не
изолированы в языке друг от друга, они динамично развиваются, воздействуют
друг на друга и взаимно пополняют свой лексический инвентарь, освежая и
обновляя его.
В процессе взаимодействия специальной лексики с обиходной и обиходноразговорной происходит сближение научной и языковой (обыденной) картины
мира, так как восприятие предметов и явлений окружающего мира
осуществляется через призму сравнетгая объектов специальной и бытовой,
обиходной сферы, что ведет к постепенному стиранию границ данньгх картин
мира. Современный человек, даже не являясь специалистом во многих
областях, вынужден осваивать лексику различ1п,тх терминологий, чтобы идти в
ногу со временем.
В дальнейшем предполагается более детально исследовать упомянутые
вьппе процессы в сопоставительном плане - в русском и немецком языках,
выявить их национально-культурную специфику, различия и общность
проявления различных тенденций в этих языках. Планируется также
подготовить к изданию немецко-русский словарь исследуемых единиц (в
аспекте взаимодействия), включающий в себя лексику, полученную методом
сплоишой выборки из всех словарей, исследованных автором в процессе
работы над диссертацией, а также из других источников. Ранее был издан
немецко-немецкий словарь по изучаемой проблематике взаимодействия.
Основные положения диссертационного исследования отражены в
следующих публикациях автора общим объемом 33 п,л.:
Монография и учебно-методическая работа:
1. Собянина В.А. Взаимодействие термшгологической и обиходноразговорной лексики в немецком язьисе: Монография. - М.: Компания
Спутник-1-, 2004. - 243с. (15,3 п.л.)
2. Собянина В.А. Словарь специальной и обиходно-разговорной лексики
немецкого язьпса (аспект взаимодействия). - М.: Компания Спут1П1К+,
2005. - 159 с. (9,9 п.л.)
Научные статьи, тезисы:
3. Собянина В.А. Имена собственные как источник терминологической
лексики в немецком языке // Вестник Башкирского госуниверситета:
Научный журнал. - Уфа, 2004. - № 3. - С. 104-107. (0,3 п.л.)
4. Собянина В.А. Besonderheiten der semantischen Kolloquialisierung der
Faclilexik im Deutschen // Germanistische Studien № 4. Zeitschrift des
Vereins Deutsche Sprache (Georgien) /Hrsg. S.Karbelaschwili. - Tbilissi:
Caucasian House, 2005. - S.101-106. (0,4 п.л.)
5. Собянина В.А. Процесс возникновения специальной лексики на основе
обиходгю-разговорпой // Вопросы лингвострановедения и лексикологии /
44
Межвуз. сб. статей, аннотаций, рецензий и библиографий под
ред.В.Д.Девкина. - М.: Прометей, 2003. - С.82-93. (0,8 п.л.)
6. Собянина В.А. Метафоризация обиходно-разговорной лексики как способ
возникновения
терминов
в
немецком язьше // Языки
и
транснациональные проблемы: Материалы 1 Международной научной
конференции. 22-24 апреля 2004 года./ Отв. ред. Т.А.Фесенко. - М . ­
Тамбов: ТГУ, 2004. - С.284-291. (0,5 п.л.)
7. Собянина В.А. Роль терминологической лексики в образовании
коллоквиальных композитов в немецком языке // Актуальные проблемы
современного
словообразования:
Материалы
Международной
конферешщи 1-3 июля 2005 г. -Кемерово: КГУ, 2005. -С.92-97. (0,4 п.л.)
8. Собянина В.А. Метафорическая коллоквиализация специальной лексики
в немецком языке // Германистика: состояние и перспективы развития.
Тезисы докладов Международной конференции, посвященной памяти
профессора О.И.Москальской. 24-25 мая 2004 г. - М.: МГЛУ, 2004. С.119-121.(0,2п.л.)
9. Собянина В.А. Особенности функционирования молодежного жаргона в
немецкой разговорной речи// Многомерность языка и науки о языке:
Материалы Всероссийской науч. конф. 2-3 июня 2001. - Бирск: Бирский
гос.пед.ип-т, 2001. - С.52-54. (ОД п.л.)
10.Собянина В.А. О взаимодействии терминологической и обиходноразговорной лексики // Гумбольдтовские чтения. Тенденции обновления
языкового образования в контексте «диалога культур» /Межвуз. сб. науч.
трудов. - М.: МГЛУ, 2004. - С.79-91. (0,8 п.л.)
11.Собянина В.А. Функционирование коллоквиализмов терминологического
происхождения в тексте// Проблемы лингвистического анализа текста
/Межвуз. сб. науч. трудов. - Шадринск: ШГПИ, 1993. - С.43-52. (0,6 п.л.)
12.Кузнецова В.А. (Собянина В.А.) Термины в функции экспрессивных
единиц в немецкой разговорной речи //Языковые средства в
функциональном аспекте /Межвуз. сб. науч. трудов. - М.: МГПИ, 1988. С.70-80. (0,7 П.Л.)
13.Кузнецова В.А. (Собянина В.А.) Возникновение коллоквиальной лексики
на
базе
терминов
и
профессионализмов//Парадигматические
характеристики лексики /Межвуз. сб. науч. трудов. - М.: МГПИ, 1986. С.79-88. (0,6 п.л.)
14.Собянина В.А. Контекстная реализация значения разговорных единиц,
возникших на основе терминов и профессионализмов // Актуальные
Проблемы лингвистики: Материалы региональной науч. конференхщи
«Уральские лингвистические чтения». - Екатеринбург: Урал.гос.пед.ун-т,
1995, №8. - С.32-33. (0,1 п.л.)
15.Собянина
В.А.
О
некоторых
функциях
коллоквиализмов
терминологического происхождения в газетно-журнальных текстах //
Актуальные проблемы теоретической и прикладной лингвистики. Тезисы
45
докладов Всеросс.науч.конф. - Челябинск: Челяб.гос.ун-т, 1996. - С.106107. (0,1 п.л.)
16.Собянина В.А. Обиходно-бытовая и разговорная лексика как источник
появления специальной лексики метонимическим путем // Вопросы
филологических наук. 2004. № 6. - С.66-69. (0,3 п.л.)
П.Собянина В.А. Метафоризация терминов и профессионализмов в
немецкой разговорной речи // Лингвистические и лингводидактические
аспекты анализа текста /Сб. статей.- Шадринск: Ш Г П И , 1998. - С.84-88.
(0,3 П.Л.)
18.Собянина В.А. Возникновение комического эффекта в процессе
детерминологизации лексики // Гумбольдтовские чтения. Новые научные
и образовательные стратегии многоуровневой подготовки педагогафилолога /Межвуз. сборник науч. трудов. - М.: СТИ МГУС, 2004. С.102-106. (0,3 п.л.)
19.Собянина В.А. Роль суффиксации в процессе терминологизации
обиходно-бытовой лексики // Научные труды M i l l У. Серия:
Гуманитарные науки / Сборник статей. - М.: Прометей, 2005. - С.427-430.
(0,3 п.л.)
20.Кузпецова В.А. (Собянина В.А.) Заимствованные термины в функции
коллоквиализмов
//Вопросы
функциональной
лексикологии
(Межвуз.сб.науч.трудов).- М.: МГПИ, 1987. - С.73-78. (0,4 п.л.)
21.Собянина В.А. Антропонимизация как способ метафорического
образования немецкой терминологической лексики // Научно-техническая
терминология. - Вып. 2. - М.: ВНИШСИ, 2004. - С.46-48. (0,2 п.л.)
22.Собянина В.А. Терминологические коллоквиализмы как средство
создания комического// Актуальные проблемы лингвистики: Материалы
региональной научн. практ. конференции «Уральские лингвистические
чтения» - 2001(№14). - Екатеринбург: Уральский гос.пед.ун-т, 2001. С.29-30. (0,1 п.л.)
23.Собянина В.А. Терминологизация обиходно-бытовой лексики в немецком
языке // Актуальные проблемы лингвистики, психолого-педагогические и
методические аспекты обучения иностранньпл язьпсам: Материалы
международной научно-практ. конферешщи. Часть 1. - Шадринск:
ШГПИ, 2004. - С.41-43. (0,2 п.л.)
24.Собянина В.А. Коллоквиализмы в немецкой рекламе //Актуальные
проблемы лингвистики: Материалы регион, науч. конф. «Уральские
лингвистические чтения».- Екатеринбург: Урал.гос.пед.ун-т, 1996, № 9. С.48-49. (0,1 п.л.)
25.Собянина В.А. Термины и разговорная речь // Лингвистические и
методические аспекты изучения языка и речи: Материалы межвузовской
научно-практической конференции. - Шадринск: ШГПИ, 2000. - С. 10-11.
(0,1 п.л.)
46
i^
Подл, к псч. 07.10.2005
Объем 2.75 п.л.
Заказ №. 359
Типография МПГУ
Тир 100 экз.
Й21 1б4
РНБ Русский фонд
2006-4
20897
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
0
Размер файла
2 841 Кб
Теги
bd000101708
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа