close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

bd000101766

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
Недугова Ирина Анатольевна
ИЛЛЮЗОРНОЕ СОЗНАНИЕ: ОНТО-ГНОСЕОЛОГИЧЕСКИИ
АНАЛИЗ
Специальность 09.00.0! - Онтология и теория познания
Автореферат
диссертации на соискание ученой степени
кандидата философский наук
Челябинск - 2005
Работа
выполнена
на
государственного университета.
кафедре
философии
Челябинского
Н а у ч н ы й руководитель:
доктор философских наук,
профессор
Невелев Анатолий Борисович.
Официальные оппоненты:
доктор философских наук,
профессор,
Ветошкин Анатолий Петрович.
кандидат философских наук,
доцент
Зарубина Ольга Анатольевна
Ведущая организация:
Магнитогорский
государственный университет.
Защита состоится 24 ноября 2005 года в
часов на заседании
диссертационного совета К. 212.296.04. по присуждению ученой степени
кандидата философских наук при Челябинском государственном университете.
Адрес: 454021, г. Челябинск, ул, Бр. Кашириных, 129. Зал заседаний
Ученого совета.
С диссертацией можно ознакомиться
государственного университета.
Автореферат разослан ^f.^;^» ^^kfl^c-^^
Ученый секретарь диссертационного совета,
кандидат философских наук, доцент
в
библиотеке
Челябинского
2005 г.
Е. А. Куштым
1HS0
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность исследования. Проблема иллюзорности сознания
неразрывно связана с изучением сознания. При рассмотрении сознания
перед исследователями вставала задача преодоления его возможной
искаженности. Иллюзорность сознания всегда представляла серьезную
проблему, однако, в настоящее время она обострилась. Попытки
теоретического
осмысления
феномена
иллюзорного
сознания
прослеживаются в различных философских школах и в рамках
общенаучных исследований. Иллюзорное сознание рассматривалась: с
точки зрения познаваемости и не познаваемости мира (т е. с позиции
адекватности и неадекватности познания); исходя из «нафуженности»
сознания идеологическими или иными установками (иллюзорным
признавалось все то, что противоречит идеологии); на основании подхода, в
рамках которого определялось, что иллюзии сознания порождены
индивидуальными особенностями того или иного сознания (клинические
искажения сознания) или, наоборот, на основе методов направленных на
выявление общих закономерностей неадекватного сознания, порожденных
растущей массовизацией общества. Это породило иллюзию, что сознание
можно моделировать, перестраивать, подвергать целенаправленному
воздействию. И что само по себе сознание представляет собой нечто
второстепенное, и его можно заменять, вытеснять, подменять, так
называемым, «правильным мировоззрением», легковесными идеалами
(усвоение которых повлекло за собой весьма тяжелые последствия),
ложными символами, лозунгами, утопиями, иллюзиями, эмоциями. Одним
из наиболее отрицательных следствий этого является своего рода
девальвация проблемы сознания. Отправной точкой можно с уверенностью
назвать формирование массового общества. Само по себе массовое
общество является лишь катализатором, выведшим проблемы иллюзорного
сознания на поверхность. Процессы, происходящие в общественной жизни,
оказывают воздействие на сознание индивида. Происходит формирование
«массовой личности» (Лебон), феномена «массовизации», «восстания масс»
(X. Ортега - и - Гассет). Отличительными чертами происходящего процесса
можно назвать: иллюзорность, стереотипность мышления. Основным
признаком
массового сознания можно назвать управляемость
и
податливость
манипулированию.
Осуществляется
деятельность
по
унификации мышления. Сознание формируется с опорой на стереотипы,
авторитеты как критерий истины. В результате в сознании формируется
набор убеждений, которые выступают как совокупность законченных,
выверенных и усвоенных мнений и представлений, не приемлющих другой
точки зрения. Растущая роль в общественном развитии С М И , техники,
технологий, привела к значительному подавлению в сознании возможности
рефлексии. В сознании распространяется некритичность, односторонность
I гас ВАЦНО
МАЦНОНАЛьГчГ
вИМИОТЕКА
I
вимио
I
са«тс|»
\
i-ISSy/'i'
Nt.
М
позиций и
искаженность восприятия. Функционирование и рас­
пространение иллюзорного сознания - это проблема, требующая решения.
X X век продемонстрировал господство социальных иллюзий, которые
охватывали и удерживали в подчинении длительное время целые народы
(идеи фашизма, мировой революции, установление идеального порядка
через всеобщий страх и т.д.). Острота проблемы иллюзорности сознания
проявляется как его кризис. Раскрытие причин возникновения и
распространения иллюзий, возможно, по нашему мнению, только при
наличии философского (предельного) инструментария анализа иллюзорного
сознания, попытке разработки которого и посвящено данное исследование.
Степень разработанности проблемы. Проблема иллюзорности и
искажения сознания была сформулирована в античной философии
Ксенофаном, Гераклитом, Алкемоном, Парменидом, Сократом, Платоном,
Аристотелем в процессе познавания мира через идеи и образы. Позднее в
трудах мыслителей: Св. Августина, Ф . Аквинского, Н.Кузанского проблема
иллюзорности решалась через соотнесение веры и знания.
В Новое время Ф.Бэкон, Т Гоббс, Д.Локк, Д.Толланд, Г.Лейбниц,
Д.Юм и др. рассматривали искажение сознания как специфическую формы
мышления, основанную на неверном гносеологическом подходе.
В философии X I X в. Разрабатывалась проблема абсолютной и
относительной истины.
Через изучение понятия истины и ложности
рассматривалась проблема иллюзорности
сознания. Этот подход
прослеживается в работах И.Канта, Г.Гегеля.
Изучение сознания и как части проблемы сознания и иллюзорности
сознания в работах западных и отечественных исследователей X X века
привело к формированию трех основных научных направлений. Одним из
таких направлений и наиболее широко представленных в научной
литературе является проблема массового сознания. В рамках Западной
философии иллюзорность сознания рассматривалась только как следствие
распространения массового общества. Исходя из основных принципов,
формировался тезис, что процессы, происходящие в общественной жизни
оказывают, воздействие на сознание индивида. В ходе распространения
«массовизации» (Г. Тард), появляется «массовая личность» (Г. Лебон) и
феномен «восстания масс» ( X . Ортега - и - Гассет). Отличительными
чертами
происходящего
процесса
можно
назвать:
иллюзорность,
стереотипность мышления. Массовое сознание характеризуется разор­
ванностью, подвижностью, противоречивостью, быстрыми неожиданными
изменениями в одних случаях и определенными стереотипами в других
случаях. Серьезный вклад в изучение «массового сознания» внес
Э.Дюркгейм и его ученики М.Мосс, К. Леви - Строе, М.Гране и Л.Леви Брюль. Определение места и роли в «массовом сознании» стереотипов
социального поведения позволило приблизится к вопросу управляемости
«массовой личностью». В сферу исследований все больше включается
материал по массовому сознанию и его иллюзиям, содержащийся в трудах:
Х.Арендт, А Камю, Х.Ортега-и-Гассет, Э.Фромм, З.Фрейда и др. Но,
основной акцент в изучении иллюзорности сознания был смещен в область
психологии и как и во всей обширной литературе, посвященной мифологии
и проблеме архетипов бессознательного не позволил исследованию дать
полную картину иллюзорности сознания. Попытка методологического
обеспечения исследования « массового сознания» вообще и иллюзий
массового сознания в частности была предпринята отечественными
исследователями
через
исследования
динамики
субъект-объектных
отношений В.А.Лекторским, К.Н.Любутиным, А.Г. Спиркиным и др.
В 60-х гг. массовое сознание было определено как теоретическая
данность, к разработке которой приступила социальная психология
(Е.С.Кузьмин, В.Д. Парыгин, Б.Ф.Портаев, В.Е Семенов, А К.Уледов и др.)
и отреагировавшая на новые веяния философия (А.И. Бурдина, В.П. Ту­
гаринов, В.А. Ядов и др.). Проведенные исследования зафиксировали
определенность обыденного сознания как теоретического объекта,
очертили его границы, но, ограниченные рамками исходной мето­
дологической установки в ее чрезмерно «гносеологизированной» версии,
смогли подняться лишь до фиксации «уровней»
или
«слоев»
общественного сознания. Вполне естественно, что в этих условиях иллюзии
приходилось трактовать как родовое свойство практического интеллекта,
более низкое качество которого по сравнению с развитыми теоретическими
формами не вызывало сомнений, а преодоление их виделось в
облагораживающем воздействии «идеологии» на «почву» фатально
«отстающего от бьггия» обыденного сознания масс (Л.Г.Гуслякова,
И.И.Дубинин, К.Т.Талипов, В.А.Черняк, А.К. Уледов, И.А. Лудинов и др.).
Массовое сознание определялось как низший уровень общественного
сознания
(К.Поппер,
И.Лакатос).
Изучение
социального
аспекта
иллюзорности сознания, осуществленное в сфере социальной философии
представлено
работами: А.А.Баталова, Б.А.Грушина,
В.Е.Кемерова,
М.К. Мамардашвили, Г.В.Мокроносова, В.И.Толстых и др., позволяют
четко зафиксировать принципы реконструкции реалий сознания.
Второй подход. В последнее время рассмотрение сознания человека в
контексте общественной реальности изучается через призму теории
персональной идентичности. Понятие идентичность впервые детально было
представлено Э. Эриксоном. С точки зрения Э. Эриксона, идентичность
опирается
на
осознание
временной
протяженности
собственного
существования, предполагает
восприятие собственной целостности,
позволяет человеку определять степень своего сходства с разными людьми
при одновременном видении своей уникальности и неповторимости.
В настоящий
момент
рассматривают
социальную
и
личностную
(персональную) идентичность (И. Кон, И.Тофлер, Д.Тернер, В. Агеев, В. Со­
ловьева, В.А. Ядов, Х.Арендт, Е.Г. Трубина и др.). Данный подход нам
представляется не полным, односторонним, т.к. в наметившихся
проявлениях
так называемого «кризиса идентичности» в условиях
трансформации общества не раскрывает причин этого кризиса «Кризис
идентичности» прежде всего порожден ошибочностью самой идентичности
индивида с априори неравном уму объектом. Ошибочная идентификация
индивида должна послужить причиной иллюзорности сознания, но
практически этот аспект не освящен в работах исследователей.
Переход в рамках третьего подхода к исследованию сознания и его
внутренней структуры позволил приблизиться не только к пониманию, что
такое сознание, но и как преодолеть искаженность в изучении сознания.
Структура сознания рассматривалась в работах 3. Фрейда, К. Юнга и
др. 3. Фрейд в работе «Будущее одной иллюзии» определил один очень
важный признак иллюзии - это сознательные заблуждения. Однако,
попытка разфаничить в сознании сферы обладающие критичностью и
некритичные привело к научному заблуждению Основы психологического
анализа проблемы структуры сознания, онто- и филогенеза сознания в
отечественной
психологии
заложили
работы
Л.С.
Выготского,
А.Н. Леонтьева, А.Р. Лурия, С.Л. Рубинштейна, Е.А. Климова, С.Д Смир­
нова, Е.В. Субботского Е.В. Зинченко, Ф.Е. Василюка и др.; вопросы
гетерогенности и уровневого строения сознания являются предметом
изучения в работах Е.Ю. Артемьевой, В.Ф. Петренко, А.Г. Шмелева,
В.П. Зинченко, М.К. Мамардашвили, П. Тульвисте, Н.И. Чуприковой и др.
Проблемы самосознания исследовались в работах В.В.
Столица,
Е.Т. Соколовой и др. Диалогическая природа сознания, проблема
внутреннего диалога, как способа рефлексии сознания рассматривались в
работах Л.С. Выготского, М.М. Бахтина, А.Н. Леонтьева, В.В. Столица,
Е.Ю. Худобиной, А.Г. Ковалева, Л.А. Радзиховского, Ф.Е. Василюка.
Наиболее активно сознание изучалось в русле социальной
психологии, где были выделены многие закономерности восприятия
человеком других людей и самого себя и представлены модели преодоления
ошибок восприятия ( Ф . Хайдер, Э. Джонс, К. Дейвис, Г. Келли, Дж. Келли,
Д. Бем, М. Лернер, Е. Уолстер, А.А. Бодалев, B.C. Агеев, Г.М. Андреева
и др.). В настоящее время широко представлены следующие теории; теория
автокоммуникации
М.Ю.
Лотмана, теории мифа как специфического
уровня отражения реальности и мифологического сознания А.Ф.Лосева,
К. Леви-Строса, К. Хюбнера, М. Элиаде, А. Пятигорского, Е Мелетинского,
С. А Макиенко, Ю. М. Лотмана, Б.А. Успенского, теория социальных
представления С. Московичи, психосемантический подход к исследованию
обыденного сознания обладающего
низкой критичностью и высокой
стереотипностью восприятия (Ч. Осгуд, Дж. Келли, В.Ф. Петренко,
А.Г. Шмелев). Теория «транцендиирующего себя» сознания (как способа
преодоления зависимости от мира) Ж . П . Сартра, М.Хайдеггера. Измененные
состояния сознания (клиническая форма иллюзорного сознания) как
психологическая и философская проблема в психиатрии (С.В Дремов,
И.Р. Семин). Все перечисленные подходы позволяют расширить знание о
сознании и иллюзорных проявлениях в сознании.
в
последнее время наблюдается особый интерес к теории
«виртуальной реальности». Идея виртуальности разрабатывалась в
философии - античной, восточной, византийской, схоластической - иногда в
неявном виде, иногда в явном, как, например, в схоластике. Идея
виртуальности стала активно использоваться в последнее десятилетие в
современной философии и науке, а также других сферах человеческой
деятельности.
Не последнюю роль в интересе к теории «виртуальной реальности»
сыграло открытие соотносимости неживой материи и живой человеческого мозга. Это предопределило новый виток исследования,
позволяющих не только понять строение и функционирование мозга, но и
попытку смоделировать искусственный мозг (Д. Бом, Р. Пенроуз, Г. Степи,
С. Хамерофф, Дж. Сарфатти и др) Предполагалось, что компьютер может
приблизиться по строению и функционалу к человеческому мозгу.
Иллюзорное сознание в данном случае рассматривается как некий «сбой»
системы. Однако, пока рано говорить о возможности изучения форм
сознания (и как одного из видов сознания иллюзорного) посредством
квантового компьютера.
В X X веке бьши
разработаны методы изучения клинических
отклонений
в
сознании.
Данная
проблема
рассматривалась
и
отечественными исследователями
(Г.К. Ашином,
Ю.Н. Давыдовым,
В.Л. Глазычевым, О.А. Гулевичем). Проблема интенциональности сознания
(направленности на объект) рассматривалась Гуссерлем. Она перекликается
с биологическими воззрениями о «ступенях церебр^»ции» X . Шюле,
соотносится с вопросом о болезненном сознании (Штернберг), с
представлениями Э. Кречмера о «душевных слоях» и с органно динамической концепцией Э я . Обращение к проблеме уровней сознания,
или уровней психической активности, представлено во всех исследованиях,
направленных на создание шкалы изменений сознания в психиатрии,
связанно с именами Дж. Джексона, Е. Крепелина, К.Ясперса, Р.И. Меерович, С.С.Корсаков, писавший об уровнях упадка сознания, М.О. Герцберг, Д.И. Дубровский, А.А. Меграбян.
Проблема методологических основ изучения сознания представлена
работами М К Мамардашвили, А М. Пятигорского (сознание может быть
описано вне приурочивания этого сознания к определенному психическому
субъекту, индивиду, действительное положение вещей относительно
сознания). Недостаточность
описательного
метода
предопределила
появление следующих теоретических исследований: социокультурного
подхода к опосредованному действию (Дж. Верч), изучение современного
«варварства» М К. Мамардашвили, теория resscntiment'a М. Шелера, теория
«фальсификации ценностных таблиц» Ф.Ницше, «переворот в ценностях»
К.С. Альбухановой-Славской.
Исходя из сказанного, а также, учитывая материалы других
проанализированных нами исследований, мы можем прийти к выводу -
проблема сознания в целом и отдельных элементов сознания нашла
достаточное отражение в научной литературе, но не был проведен
системный анализ проблемы иллюзорного сознания, не были выявлены
закономерности формирования иллюзорности сознания
Отсутствие
фундаментальных исследований иллюзорности сознания и необходимость
восполнить пробелы позволяет нам определить:
Объект исследования - феномен иллюзорного сознания.
Предмет исследования - онтологические и гносеологические
основания иллюзорного сознания.
Гипотеза: Поскольку элементы иллюзорности присутствуют в любом
сознании и в любом его состоянии, постольку преодоление иллюзорности
возможно только при выходе за любую предметную определенность
сознания с опорой на философско-концептуапьный базис рефлексии.
Целью
исследования
является
концептуально
сравнивающее
осмысление онто - гносеологических оснований иллюзорного и не
иллюзорного сознания. Разработка философских средств конструктивного
преодоления иллюзорности.
Задачи исследования:
- провести сравнительный анализ специфики иллюзорного сознания и
неиллюзорного сознания;
- рассмотреть модификации иллюзорного сознания;
- исследовать генезис иллюзорного сознания;
концептуально
осмьюлить
роль
философской
рефлексии
над
иллюзорностью сознания;
- исследовать иллюзорность сознания как эффекта взаимодействия его
предметных уровней.
теоретически
реконструировать
механизм
функционирования
иллюзорного сознания в действительности.
Научная новизна исследования состоит:
1. В концептуальном осмыслении онто-гносеологических оснований
иллюзорного сознания, которые рассматриваются в качестве базиса
рефлексии над иллюзорным сознанием.
2. В определении критерия демаркации иллюзорного и не
иллюзорного сознания.
3. В разработке форм конструктивного влияния философской
рефлексии на уменьшение уровня иллюзорности сознания (влияния на
снижение негативных последствий иллюзорности).
Научно-практическая значимость. С позиций полученных в работе
теоретических результатов создается возможность
методологически
адекватной оценки явлений современной духовной жизни, содержащей
элементы иллюзорности. Результаты проведенного исследования не
ограничиваются онтологическими и гносеологическими аспектами. Они
могут быть использованы в исторических и культурологических
исследованиях, внести новое методологическое содержание в учебные
лекционные
курсы
по
философии,
культурологии,
политологии,
менеджменту, а также использованы в качестве материалов семинарских
занятий.
Теоретико-методологической
основой
диссертационного
исследования послужил системно-комплексный подход. Он сочетает
онтологический, гносеологический, структурно-генетический, диалекти­
ческий, герменевтический, культурологический,
феноменологический
аспекты Данный подход, по мнению диссертанта, позволяет выявить раз­
личные стороны иллюзорного сознания в их диалектической взаимосвязи,
преодолеть ограничения, присущие эвристическим возможностям отдель­
ных методологических направлений.
Положения, содержащие элементы новизны и выносимые на
защиту:
1. Иллюзорное сознание есть результат смешения его предметных
уровней (принятие одного за другой).
2. Неиллюзорное сознание - это сознание содержащие в себе элемент
критической рефлексии на основании философской концепции предметного
строения сознания.
3. Преодоление негативных последствий иллюзорного сознания
предполагает способность человека к постоянной критической рефлексии
над ним.
4. Конструктивная критическая рефлексия возможна только на базе
осознания взаимной нередуцируемости предметных уровней сознания
обладающих разным порядком универсальности.
5. Предельно неиллюзорное сознание достигается посредством
приближения базы рефлексии к предельной безотносительной мысли
(«нетость» М. Хайдеггера, «нулевая точка» М. Мамардашвили и т.д.),
позволяющей критически отстранится (дистанцироваться) от любого
иллюзорного содержания сознания.
Апробация работы. Концепция и содержание исследования
обсуждались на кафедре философии Челябинского государственного
университета (2004-2005 гг.) и кафедре педагогики и философии
образования Института дополнительного и профессионально-педагоги­
ческого образования Челябинской области (2003-2005 гг.). Полученные в
диссертационном
исследовании
результаты
апробированы
на
Всероссийской научно-практической конференции «Модернизация системы
профессионального образования на основе регулируемого эволюциони­
рования» (Москва - Челябинск, 2004-2005 гг.); на Всероссийской научнопрактической конференции «Психолого-педагогические исследования в
системе образования: Материалы Всероссийской научно-практической
конференции» (Челябинск, 2003-2005 гг.); на научно-практической
конференции II научной школы «Проблемы устойчивого развития городов
России» (Миасс, 2005 г.), региональной заочной научной конференции
«Постижение субъективного» (Челябинск, 2005г.). По теме диссертации
автор выступал с сообщениями на ежегодных научно-практических
конференциях «Института соискателей» Института дополнительного и
профессионального образования Челябинской области (2004-2005 гг ).
Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения,
двух глав, образованных тремя параграфами, заключения и списка
литературы Содержание изложено на 154 страницах, библиография
включает 206 наименований.
ОСНОВНИЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во введении обосновывается актуальность темы, показывается
степень ее научной разработанности и переход к проблеме, формулируются
цели и задачи исследования, его теоретические и методологические
предпосылки, обосновывается структура и логика диссертационной работы.
Первая глава «Иллюзорное сознание: определение феномена»
посвящена определению феномена иллюзорного сознания, иллюзии
сознания,
иллюзорности,
раскрытию
онтологических
особенностей
иллюзорного сознания. Рассмотрены модификации иллюзорного сознания с
учетом различных принципов типологии.
В первом параграфе «Модификации иллюзорного сознания»
исследуется проявления иллюзорного сознания. Выделены возможные
типологии модификаций иллюзорного сознания: первая - индивидуальные
иллюзии самообмана; вторая социально-политические иллюзии,
стереотипы и мифы; третья типология - клинические искажения сознания;
четвертая типология - иллюзии познания и самопознания.
К наиболее распространенным иллюзиям можно отнести иллюзии
самообмана, которые могут быть спровоцированы психологической
защитой,
перекосами
воспитания,
неадекватной
самооценкой.
«Катализатором» иллюзорности является, прежде всего, желание, но
подкрепленное пусть даже сотой долей возможности» (3. Фрейд). Иллюзии
самообмана нельзя оценивать однозначно негативно, в некоторых ситуациях
они могут принести позитивный результат.
В отличие от иллюзий самообмана следующая модификация иллюзий,
как правило, всегда сопряжена с отрицательным воздействием на сознание.
К таким иллюзиям можно отнести социально-политические мифы,
стереотипы и общественные заблуждения Как правило, они возникают как
ответ на реальные события. Фундаментом, на котором формируются
социально-политические мифы, стереотипы и общественные заблуждения
является некритичность восприятия действительности, схематичность
10
образа или представления о действительности, иррациональное отношение к
тем или иным событиям и фактам. Современные социально- политические
иллюзии и мифы формируются искусственно и имеют цель управление
сознанием. Причиной пугающего доминирования стереотипов, как над
общественным, так и над индивидуальным сознанием, а также влияния
социально-политических
иллюзий и мифов, является
агрессивное
воздействие С М И и тех1Юлогий манипулирования сознанием.
Особое место в модификациях иллюзорного сознания занимают
клинические иллюзии сознания В психологии и психотерапии они названы
искаженными состояниями сознания (А.Л Сериков, С В . Дремов, И.Р. Се­
мин). Заметное распространение психических расстройств в современном
мире вызвано, прежде всего, объективными причинами, порождающими
кризис индивидуального сознания (В. Франкл). Согласно С.С Абрамову,
все бытие относительно субъекта предстает в трех формах: в форме
опосредованно данной объективной реальности, в форме непосредственно
данной объективной реальности и в форме непосредственно данной
субъективной реальности. Отраженное, но не осознанное бытие, в
противоположенность сознанию как осознанному бытию может быть
названо
«неявной
субъективностью».
«Неявная
субъективность»
(пограничное состояние, спровоцированное внещней средой являющиеся
защитной реакцией сознания). Стремительные изменения реальности
приводят к лабильности бытия как социального, так и индивидуального, по
сути,
индивид не успевает пережить происходящее. В сознании не
происходит его полной интериоризации. Неполное, поверхностное
осознавание реальности приводит к недопереживанию, недоосмыслению.
Это в свою очередь является формой некритичности восприятия.
Рациональное подменяется (как бы наполняется) чувственным и наоборот
чувственное может подменяться рациональным. Человеку необходимы
определенные
жизненные ориентиры, но при иллюзорности сознания
такими ориентирами могут выступать, искаженные представления о
реальности и самом человеке. Крайние формы клинических иллюзий могут
приводить к необратимым процессам и деградации сознания.
Третьей типологией иллюзорного сознания являются иллюзии,
спровоцированные ошибочной самоидентификацией. Через упрощенное
восприятие человека формируется еще один из
множества видов
иллюзорности. Попытка «выдать» частное за целое и наоборот приводит к
искажению сознания. Человек окружен вещами, а все вещи есть «указатели»
на определенное действие, положение, поведение (К. Ясперс, Т. Парсонс).
Указывая, они определяют идентичность. Из узконаправленной точки
зрения индивид начинает офаниченно смотреть на мир. Согласно
К. Ясперсу, «границы порядка очерчивают горизонты существования».
Сознание предметно определено, следовательно, предметная сторона бытия,
так или иначе, присутствует в любом познании, но при этом односторонняя
И
предопределенность сознания только одной из предметных сторон
становится иллюзией.
Во втором параграфе «Феноменология иллюзорного сознания»
сравнительный анализ понятия «иллюзия» выявил ряд закономерностей
Решение проблемы иллюзорности сознания осуществляется на основе
приема противопоставлений и, можно выделить несколько линий таких
противопоставлений:
- противопоставление рационального и чувственного познания
(Парменид, Бэкон, Кант);
противопоставление
идеального и материального (Платон,
Демокрит, Маркс, Ильенков);
- искусственное выведение элементов «виртуального» (virtus «желаемое») (Кузанский, Фрейд);
- противопоставление самопознания и познания (Гуссерль, Шпет, Ло­
сев, Пирс). При рассмотрении этих подходов к изучению иллюзорного
сознания была выведена следующая особенность: иллюзорность сознания
вызвана эндогенными процессами сознания. Но при рассмотрении
проблемы иллюзорности сознания ни один из методов не смог представить
достаточно серьезного решения проблемы иллюзорности в силу частности и
редукционности одностороннего подхода. Был выявлен механизм расхожде­
ния сознания с реальностью и то, как идет формирование особой структуры
сознания, которая управляет сознанием и обусловливает иллюзорность.
К таким причинам относятся- эффективность сознания (Ж-П. Сартр),
«предметное рабство» (Н.А.Бердяев), архаизация сознания ( В . Сыров).
Иллюзии сознания присутствуют во всех сферах человеческого бытия. Так
или иначе, можно предположить, что любое сознание в той или иной
степени содержит в себе элемент иллюзорности. Феномены иллюзорного
сознания могут быть расположены на всех уровнях и во всех сферах бытия:
чувственной и рациональной, теоретической и эмпирической, идеальной и
материальной. Так же иллюзии сознания в равной степени распространены
и во всех сферах общественной жизни: экономике, политике и культуре. Нет
ни одной сферы, где не функционировали бы иллюзии. Тем самым
иллюзорность сознания складывается в сферу, для которой характерна
некритичности восприятия. Феномены иллюзорного сознания сосуществую
параллельно друг другу. Сознание одного человека может подвергаться
воздействию сразу нескольких иллюзий.
В
третьем
параграфе «Определение
сущности
феномена
иллюзорного сознания» рассматриваются различные основания, которые
позволили выделить формы проявлений иллюзорного сознания. В целом их
сущностью является смешение предметных уровней сознания и предметных
аспектов в рамках этих уровней. Характерные черты иллюзорного сознания,
как правило, взаимосвязаны и при этом объединены одной базовой чертой не критичностью. Критика в свою очередь
есть
отрицательная
рефлексии
(Г. Гегель). Иллюзорность возникает вследствие частности
12
восприятия или понимания Не каждое искаженное явление сознания есть
иллюзия, но иллюзией искажение становится тогда, когда есть элемент
желания, потребности, самостоятельного заблуждения. Искажение с другой
стороны уже продиктовано внутренним выбором в пользу того или иного
направления зрения и умозрения. Можно сказать, что все иллюзии сознания
носят эндогерн1ый характер. Сознание, попадая в зависимость от одного из
искажений, теряет возможность адекватного оценивания.
Все иллюзии объединены их некритичностью, принятием на веру, не
рефлеггивностью. Сознание иллюзорное - это сознание не способное на
рефлексию (или обладающее только частичной рефлексией), сознание
лишенное критического отношения
В противоположность ему не
иллюзорное сознание - это сознание обладающие базисом рефлексии,
обеспечивающим
высокий уровень критичности. Критичность подразу­
мевает позитивное начало, направленное на исправление, искоренение
негативных явлений. Даже при условии, что в любом сознании, так или
иначе, могут присутствовать элементы иллюзорности, не иллюзорное
сознание обладает механизмом рефлексии над любыми иллюзиями, то есть,
является сознанием, имеющим иллюзии и подвергающимся их воздействию,
но способным их элиминировать.
Для осуществления процесса элиминации иллюзий из сознания,
следовательно, необходимо разработать механизм рефлексии. Именно
критичность должна стать базовым элементом разведение иллюзорного и
неиллюзорного в сознании, т.к. иллюзорное сознание некритично, частично
в осознавании ( М . Мамардашвили). Критичность должна осуществляться на
базе отрицательной рефлексии, т.е. рефлексии направленной на выведение
иллюзий из сознания.
Во второй главе «Механизм рефлексии над иллюзорным
сознанием» сознание рассмотрено как целостная система. Определены
методологические принципы изучения сознания. Обоснованы философские
(онто-гносеологические) основания для критической рефлексии над
иллюзорным сознанием.
Параграф первый «Структура сознания и способы анализа
сознания»
посвящен
рассмотрению
философско-методологических,
теоретических и научно - практических подходов к изучению проблемы
сознания. Сопоставляя подходы к изучению сознания можно сделать
определенный вывод, что основополагающим принципом изучения
сознания в современной науке является принцип структурации сознания.
Понимая структуру сознания и как структуру идеализированного
предметного бытия, мы считаем, что при этом обнаруживаются
определенные зависимости от форм культуры Сознание формировалось в
ходе длительного социокультурного процесса и предметно определено
различными средствами культуры.
Именно поэтому предметность является неотъемлемым свойством
сознания и самосознания и определяет жизненные горизонты человека
13
Предметное бытие человека (а сознание - это идеализированное бытие)
получает градацию на основании различный средств культуры, которые в
свою очередь задают различный тип предметного бытия (А. Невелев)
С каждым типом предметного идеализированного бытия (сознания)
сопряжено свое качественно определенное переживание его.
Переживание витально, пере - жив - ание напрямую связано с жизнью,
с бытием. Переживаемая предметность «оперирует», «обращается» к
категориям онтологии. Переживание - любое испыгываемое субъектом
эмоционально
окрашенное
состояние;
явление
действительности,
непосредственно представленное в сознании субъекта и выступающее для
него как событие его собственной жизни. Различные предметные уровни
сознания не редуцируемы друг к другу, так как связаны с различным
предметным качеством переживания и порядком универсальности.
С каждым последующим уровнем порядок универсальности возрастает.
Здесь и заложено основание противоречивости (ложность картины,
формируемой в сознании), т.е. смешение различных оснований. Иллюзии
сознания
формируются
имманентно,
им
присуши
частичность,
односторонность, некритичность.
Для выявления предметной структуры сознания введены следующие
основания структурирования: вещи, символы, знаки и предельные знаки
(категории). Это исторически возникшие устойчивые группы средств,
объективно задающие человеку отношение к миру. Одно из определений
сознания основывается на тезисе, что сознание это отношение человека к
миру через знание, посредством знания, при этом подразумевается не только
абстрактное, но и чувственное («сенсульное») знание о мире (Е. Шорохова).
Исходя из этого определения, сознание человека следует в познании за
миром. Пространство бытия (сознания) человека предметно. Предметности
идеализированного бытия (сознания) могут существовать в различных
формах: вещественно-орудийной, знаковой, символической ( В . И . Плот­
ников). Однако, формирование предметностей сознания происходит
постепенно в ходе становления культуры (Т. Парсонс).
В параграфе втором «Гносеологические основания рефлексии над
иллюзорным сознанием»
дано определение понятия рефлексии и
рассмотрены основные гносеологические подходы к изучению иллюзорного
сознания.
Философский
(онто-гносеологический)
базис
рефлексии
позволяет выйти за любую определенность, сохраняя отстраненность от
всего и тем самым способен обеспечивать критическое преодоление
иллюзорности на любом предметном уровне.
Для рефлексии характерно выделение, прежде всего, способности
человека создавать образ себя как чего-то иного, как объекта, и делать этот
образ предметом своей отображающей и преобразующей активности
(В.И. Фалько). При этом рефлексия и саморефлексия включаются в
реальность и перестраивают её (В.А. Лекторский). Тем самым можно с
уверенностью заявить, что рефлексия способна
предметно изменить
14
человеческую и социальную реальность. Однако прежде, чем станет
возможным изменение реальности, необходимо наметить правильный путь
исправления
иллюзорности
сознания,
поэтому
первой
ступенью
исправления станет способ осмысления и лишь затем способ пересоздания.
Изменение в данном случае возможно лишь на основе осмысления,
понимания.
В
противном случае вновь возникает возможность заменить
рефлексию на внушение или самовнушение. Рефлексия - это взгляд на себя,
на свои отражательные способности и на создаваемые образы как бы извне,
т. е. как на вещи; это возможность различения их между собой путем
выхода за пределы самого себя.
Ясно, что философская рефлексия — это не зеркальное отражение
различных сторон культурно-исторической реальности. Она стремится
теоретически вскрыть и разрешить существенные противоречия этой
реальности, что предполагает преодоление изживших себя взглядов
(традиций, норм) и установление новых, соответствующих духу и
требованиям определенной эпохи. Философия по определению заключает в
себе большой критический (освобождающий) потенциал, активно используя
такие средства рефлективного теоретического поиска, как критика,
сомнение, самокритика.
Проблема взаимосвязи рефлексии и сознания заключается в том, что
рефлексия, будучи определенной процедурой изучения сознания, является в
то же время его свойством. Рефлективное изучение сознания уже
подразумевает его определенное внерефлективное понимание, которое
определяет способ осуществления рефлексии, но которое в свою очередь
может быть эксплицировано только благодаря рефлексии.
Сложность рефлексии сознания заключается в том, что сознание
зависимо от предметности Во всех предметностях в какой-то мере
осуществляется также и познание, но человек здесь не противостоит
объектам в
качестве познающего субъекта, а непосредственно
экзистенциально включен в эти актьт, «захвачен» (Н.А. Бердяев) реальными
жизненными отношениями. В культуре и как следствие этого в самом
сознании прослеживается предметная структурность (слоистость).
Исследования
классиков
философии
служат
доказательством
структурности сознания (Платон, Аристотель, Демокрит, И.Кант, Г.Гегель,
М. Шелер, Н. Гартман и др.). Слои сознания различаются между собой, тем,
что каждый последующий слой обладает более высоким порядком
универсальности. Следовательно, каждый последующий слой позволяет
осознающему мир человеку «приподняться» над другими предметными
слоями. Однако почти все исследователи останавливаются на одном из
предметных слоев, наделяя
только его возможностью универсальной
рефлексии. У Шелера и Платона это - «Эрос», у Гегеля и Канта «Абсолютная мысль» (Логос, Разум) При этом явно прослеживается
нарастание порядка предметной универсальности и это становится
15
основным условием рефлексии
и «выхода за» (трансцендирования).
Основания и средства, которые позволят провести критический анализ
тоже могут быть различны: «Потенциальное Я » (Мамардашвили), феномены
(Гуссерель), озарение (Кьеркегор, Шпет).
Всякая рефлексия над состоянием сознания будет другим его
состоянием, поэтому надстраивание рефлексии приводит к умножению
предметных
состояний
сознания, затрудняя
схватывание
первого
(исходного). Т.е., ни один уровень', взятый изолированно, не может
рассматриваться как достаточный для адекватной (неискажаюшей)
рефлексии Именно это делает невозможной неискажающую рефлексию,
реализацию лозунга Э. Гуссерля «К самим вещам». Обнаружение
искаженных моментов «в теле» самой мысли заставляет учитывать то, что
рефлексия изучает объект в том виде, в какой она же его и приводит.
Например, переживание аффекта и рефлексия над аффектом это два разных
процесса.
Рефлексия над иллюзорным сознанием возможна только при условии,
что учитывается предметная иерархия сознания. Наиболее адекватная
рефлексия возможна только при различении порядков универсальности
предметных уровней и наличии такого уровня, который выводит сознание
на предельно интегрирующий предметный горизонт. В этом случае можно
говорить уже о том, что человек становится «неравным себе», идентичным
миру.
С точки зрения М.А Аркадьева отстраненность в рефлексии может
привести к формированию парадокса, заключающегося в том, что человек
одновременно и является и не является элементом «Универсального
Множества» (М.А.Аркадьев). Рефлексия сознания может осложняться тем,
что не все процессы в сознании осознаются индивидом. Создание
концепции рефлексии над иллюзорным сознанием предполагает разработку
механизма, который позволил бы «проявить» рефлективность сознания.
Механизм, адекватной рефлексии над иллюзорным сознанием возможен,
только при отказе от односторонности, частичности. Только рассмотрение
всей сложности и структурности элементов предметности сознания
позволит определить механизм рефлексии. Осуществление рефлексии
невозможно вне самого сознания. Любое иллюзорное сознание это сознание,
в котором. Произошло смешение предметных уровней или предметных
аспектов в рамках одного уровня.
Параграф третий «Концептуальное осмысление рефлексии над
иллюзорным сознанием» представляет попытку создания модели
рефлексии над иллюзорным сознанием. Построение этой модели
предполагает выработку новых способов анализа иллюзорного сознания.
Учитывая предопределенность любой структуры ее функциональным
назначением, прежде всего, обратим внимание на функциональные
характеристики сознания. Сознание структурировано. Сознание исторично.
Смена типов сознания обусловлена изменениями в общественной жизни
16
(К.Маркс, Ф Энгельс, Д. Голмэн Дж. Кэмпбелл, Э. Петри). Каждый
последующий слой формируется как новое качественное образование.
Следовательно,
каждый
последующий
слой
отличается
от
предшествующего более
высоким порядком универсальности. Уровни
сознания задаются, как было отмечено, определенными формами культуры
и являются несводимыми друг к другу предметными слоями.
Формируясь постепенно в ходе исторического развития эти слои
сознания, представляют вертикаль. Горизонтальное строение сознания
предполагает наличие латентных и рефлексивных форм. Эволюционно
детерминированная структура сознания предполагает наличие уровней,
которые доступны рефлексии, и уровней, которые в данный момент
латентны. Их неявность не означает, что они бессознательны, то есть не
являются
уровнями
сознания,
обладающими
познавательной
направленностью и собственным содержательным оформлением в
потенциально возможных формах мышления. М ы предполагаем, что
неявные, латентные формы сознания становятся таковыми только в том
случае если в сознании не подобран механизм, позволяющий оперировать
полученной сознанием информащ1ей из вне или от самого организма. Тем
самым сознания можно представить (условно) в виде пирамиды, имеющей
четыре слоя, определенных предметной стороной бытия и горизонтальным
делением, определенным возможностью рефлективности сознания.
Проблема взаимосвязи рефлексии и сознания заключается в том, что
рефлексия, будучи определенной процедурой изучения сознания, является в
то же время его свойством. Рефлексивное изучение сознания уже
подразумевает его определенное внерефлексивное понимание, которое
определяет способ осуществления рефлексии, но которое в свою очередь
может быть эксплицировано только благодаря рефлексии.
Рефлексия возможна как постоянное различение предметно
определенных сторон бытия, при этом с учитыванием их порядка
универсальности, как основы
критического анализа. Присутствие
концептуальной модели сознания в качестве некоторого допущения
(средства) необходимо, чтобы с его помощью понять, например, знание (в
том числе и знание о сознании). Всякая рефлексия над иллюзорным
сознанием будет другим состоянием сознания (неиллюзорным сознанием).
Нерефлексивные, равно как и рефлексивные сферы сознания
находятся на каждом уровне сознания. Изучение сознания возможно лишь
во взаимной связи и обусловленности системного и смыслового осознания.
Однако эти отношения между системным, рассматриваемым как «внешнее»
строение сознания и смысловым, как «внутреннее» не являются обратными,
скорее наоборот, внутреннее обуславливает внешнее, т.е. изменение
смыслового строения ведет к трансформации всей прежней системы
Например, изменение смыслового строения связанного с нарушением
функции образования понятий, приводит в данном случае к разрушению
17
прежней системы психических функций (И. Сеченов, Д. Дубровский,
Н. Черносвитов).
Иллюзорное сознание имеет смешанные предметные уровни.
Руководствуясь разработанным основанием рефлексии, мы фиксируем
уровни сознания по предметной определенности, по порядку их
универсальности, на основании иерархии предметных уровней и
показываем как один предметный уровень принимается за другой, порождая
иллюзорность сознания.
Иллюзии функционирую подпитываются возлюбливанием ( М . Шелер)
того или иного предметного отношения, вещи, символа, или знака. Поэтому
иллюзии многообразны. В рамках сознания наблюдается два полюса, две
крайности осознавания. Возлюбливание и рационализация, в философии
Эрос и Логос, чувственное и рациональное. Сдвиг сознания к одному из
этих полюсов также может стать причиной иллюзорности. Слепая любовь
может стать причиной полного «растворения индивида» (К.-Г Юнг) в той
или иной предметности бытия. С другой стороны, чрезмерная
рационализация может привести к излишней приверженности к одному
символу или знаку (явление фанатизма) (Н. Бердяев).
Осуществление рефлексии предполагает, что в сознании не только
будет учитываться предметная структура бытия, но процесс осознавания
будет исходить из точки равноудаленной от полюсов.
Возлюбливая одну из форм предметности человек страстно ее желает,
но может не осознавать захваченность вещью Тогда в сознании происходит
раздел двух частей сознания одна абсолютно пребывает в иллюзии
(зависимости от вещи, символа и т.д.), а другая часть способна на
рефлексию над вещами и отношениями не входящими в иллюзию.
В силу того, что познавательная функция сознания способствует
осознаванию окружающего мира как реальности, позволяет индивиду
осуществлять интефированные действия, сложные поведенческие реакции,
координировать свои поступки с требованиями окружения и обеспечивать
связь субъекта с окружающим миром, мы можем говорить также об
ориентирующей функции сознания.
Иллюзорность сознания может наблюдаться на любом уровне
сознания и присутствовать в различных формах сознания При этом было бы
неверно утверждать, что какая-то из форм сознания обладает большей
рефлективностью.
Иллюзии возникают тогда, когда, как отмечалось, один предметный
уровень отождествляется
с другим предметным уровнем. Одно
некритическое осознавание влечет возникновение другого (сознанием
выбирается именно то что «логично» вписывается принятым ранее).
В данном случае, возможно, говорить о редуцировании в сознания
Находиться в целостном осознавании самого себя и окружающего мира
означает всегда быть "на выходе из него, на его фанице, которая дает
возможность заметить сознание, как целое. Такое понимание сознания
откроет возможность выделить одну из его составляющих - иллюзию, то,
что при других условиях остается в тени, то, что не поддается рефлексии.
Диалектическое противоречие, заключенное в том, что познание
(предметное
сознание)
нераздельно
с
познанием
самого
себя
(самосознанием). Основание данного рассмотрения должна стать
отрицательная рефлексия (Г. Гегель). Анализ структуры самосознания
позволяет конкретизировать содержание, составляющее уровни сознания,
т е . рассмотреть существенный для понимания вопрос о том, чем заданы
дискретные уровни сознания в субъективном плане. Отметим, что в
философской и психологической литературе до сих пор отсутствует
однозначное соотнесение категорий «сознание» и «самосознание»
Рефлексия сознания не может осуществляться без самого сознания,
выносится за границы сознания, а, следовательно, рефлексия сознания,
прежде всего, обусловлена самосознанием. Сама возможность рефлексии
опирается
на
базис,
обеспечивающий
устойчивость
сознания
неиллюзорного. Базисом выступает предельная возможность человеческого
познания и самосознания, т.е. «Потенциальное я» (М. Мамардашвили).
Любое сознание может быть подвержено иллюзиям. Одно дело жить
в иллюзии, другое рефлексия над иллюзией. Философский базис рефлексии
позволяет любому сознанию «отстранится» от иллюзорности. В данном
случае только предельная мысль может выступать критерием философской
рефлексии. Опираясь на нее, мы можем выправить иллюзорность сознания.
Неиллюзорное сознание (сознание менее всего поверженное иллюзиям) это сознание философски рефлектирующие над собой. Но рефлексия это
сложный, процесс критического осмысления, направленный на искоренение
иллюзорного влияния.
Следовательно, рефлексия необходима, т.к. по средствам рефлексии
преодолевается
любая
иллюзорность.
Соответственно
сознание
неиллюзорное, в какой то мере идеал. Идеал - образец, прообраз, понятие
совершенства, высшая цель стремлений; идеализировать - значит мыслимо
освобождать действительность от ее несовершенства.
Иллюзорное
сознание
представляет
собой
сознание
недомысливающие, недолюбливающее, т.е. сознание, уведенное с границы
рефлексии к одному из полюсов. Неиллюзорное сознание, безусловно,
включает в себя момент иллюзорности, но отличается наличием рефлексии
над этой иллюзорностью. Единственный способ - это способность
отстранения, взгляд со стороны. Это взгляд из предельной точки, позволяет
отстраниться от любого искаженного содержания, которое превращается в
иллюзию. Только возможность сознательного выбора можно считать
идеальным
базисом
разфаничения
(демаркации)
иллюзорного
и
неиллюзорного сознания.
Современная
ситуация
характеризуется
частичностью,
многовариативностью, противоречивостью бытия (Н.Бердяев), это в свою
способствует нестабильности рефлексии Сознание, рефлексируя, опирается
19
на одно из возможных оснований рефлексии (как бы «примеряя» очки)
Такая рефлексия ограничена односторонностью, сознание же остается
подвержено
иллюзорности. Преодоление иллюзорности возможно на
основе приближения мысли к предельной точке «нетости» ( М . Хайдеггер),
«ни-чтойности»
(В.Фракл), неравенства. Определение этой точки
неравенства позволит осуществить рефлексию над любым иллюзорным
сознание. Мьюль, опираясь на базис рефлексии, посредством соотнесения
предметных сторон бьггия (действую как челнок) сможет не только выявить
иллюзии в сознании, но и преодолеть негативные последствия
иллюзорности.
В заключении формулируются основные выводы диссертации,
определяются перспективы дальнейших исследований проблемы сознания и
иллюзорности сознания.
20
По теме диссертации опубликованы следующие работы:
1.
Недугова И А. Иллюзорность
как результат смешения
предметных уровней человеческого сознания // Модернизация системы
профессионального
образования на основе регулируемого эволю­
ционирования: Материалы 3-й Всероссийской научно - практической
конференции: В 5 ч. 4.1 / Южно- Уральск, гос. ун-т; Челяб. ин-т доп. проф.пед.; Отв. ред. Д.Ф. Ильясов. - М.-Челябинск: Издательство «Образование»,
2004.-С. 38-41.
2.
Недугова И.А. Социально-политические иллюзии, мифы и их
воздействие на массы // Модернизация системы профессионального
образования на основе регулируемого эволюционирования: Материалы 2-й
Всероссийской научно-практической конференции: В 4 ч. 4.1. ЮжноУральск. гос. ун-т; Челяб. ин-т доп. проф.-пед. / Отв. ред. Д.Ф. Ильясов. М.-Челябинск: Издательство «Образование», 2004. - С. 234-237.
3.
Недугова И.А. Иллюзии и проблема персональной идентичности
// Интеграция методической (научно-методической) работы и системы
повышения квалификации кадров: Материалы V Всероссийской научнопрактической конференции: В 4 ч. Ч. 2 / Южно-Уральск. гос. ун-т; Челяб.
ин-т доп. проф.-пед. / Отв. ред. Д.Ф. Ильясов. - Челябинск: Издательство
«Образование», 2004. - С. 32-34.
4.
Недугова И.А. Эпистемиологический анализ иллюзорности //
Модернизация системы профессионального образования на основе
регулируемого эволюционирования- Материалы VI-й Всероссийской
научно-практической конференции: В 6 ч. Ч.1 / Ин-т доп. проф.-пед.обр. /
Отв. ред. Д.Ф. Ильясов. - Челябинск: Издательство «Образование», 2005. С. 18-21.
5.
Недугова И.А.
Иллюзорность как результат смешения
предметных уровней человеческого сознания // Материалы VIl-й
Всероссийской научно-практической конференции: В 4 ч. Ч.1 / ЮжноУральск. гос. ун-т; Ин-т доп. проф.-пед. / Отв. ред. Д.Ф. Ильясов. Челябинск: Издательство «Образование», 2004. - С. 38-41.
6.
Недугова И.А. Онто-гносеологические основания иллюзорного
сознания // Проблемы устойчивого развития городов России. Научное
издание: Сб. трудов II научной школы. - Миасс: Геотур, 2005. - С. 211-212.
7.
Недугова И.А. Влияние иллюзий сознания на бытие человека.
Психолого-педагогические исследования в системе образования: Материалы
Всероссийской научно-практической конференции: В б ч. Ч. 1 // Акад.
повышен, квалиф. и проф. перепод.раб.обр.; Южно-Уральск гос.ун-i;
Челяб. гос.пед.ун-т; Челяб. ин-т доп проф.-пед. / Отв. ред. Д.Ф Ильясов. М.-Челябинск: Издательство «Образование», 2005.- С. 31-34.
8.
Недугова И.А. Концептуальная модель рефлексии над
иллюзорным сознанием // Онтология культуры в антропологическом
21
измерении:
Материалы
Всероссийской
научной
конференции
по
философии. - Челябинск, 2005. С. 238-239.
9.
Недугова
И. А.
Методика
изучения
психологической
комфортности личности в фуппе. Исследование самоидентификации
личности в группе // Психолого-педагогические исследования в системе
образования:
Материалы
Всероссийской
научно-практической
конференции' В 4 ч. Ч. 2; Акад. повышен, квалиф. и перепод. раб. обр.;
Южно-Уральск гос. ун-т; Челяб.гос.пед.ун-т; Челяб. ин-т доп. проф -пед. /
Отв. ред. Д.Ф. Ильясов - М - Челябинск- Издательство «Образование»,
2003. - С. 54-55.
10
Недугова И.А. Выявление мотивации учебной деятельности
учеников профильных классов зависимости от занимаемого статуса в
классе. Идентификация внутренней структуры малой группы на основе
методов социометрии, номинальной корреляции и самоидентификации //
Психолого-педагогические исследования в системе образования: Материалы
Всероссийской научно-практической конференции: В 5 ч. Ч.1 / Акад.
повышен, квалиф. и перепод. раб. обр.; Южно-Уральск. гос. ун-т;
Челяб.гос.пед.ун-т; Челяб. ин-т доп. проф.-пед. обр. / Отв. ред. Д.Ф. Иль­
ясов. - Москва- Челябинск: Издательство «Образование», 2004. - С. 74-75.
22
Подписано в печать 21 10 05
Формат 60x84 '/,t, Бумага офсетная
Печать офсетная Уел печ л 1,3. Уч -изд л 1,3
Тираж 100 экз Заказ № 192
Бесплатно
Г О У В П О «Челябинский государственный университет»
454021 г Челябинск, ул Братьев Кашириных, 129
Полиграфический участок Издательского центра ЧелГУ
454021 г Челябинск, ул Молодогвардейцев, 57-6
IH20313
РНБ Русский фонд
2006-4
21150
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
0
Размер файла
1 084 Кб
Теги
bd000101766
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа