close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

bd000101809

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
ГАЛАЕВА Марина Николаевна
ЛЕКСИКО - СЕМАНТИЧЕСКАЯ МОТИВИРОВАННОСТЬ СЛОВ СО
ЗНАЧЕНИЕМ «ОГОНЬ» В ГЕРМАНСКИХ Я З Ы К А Х (1^А
ИНДОЕВРОПЕЙСКОМ ФОНЕ)
Специальность 10.02.04 - германские языки
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата филологических наук
Москва 2004
Работа выполнена на кафедре лексики английского языка
факультета иностранных язьжов
Московского педагогического государственного университета
Н а у ч н ы й руководитель:
доктор филологических наук,
профессор МАКОВСКИЙ Марк Михайлович
Официальные оппоненты:
доктор филологических наук,
профессор ШАХОВСКИЙ Виктор Иванович
кандидат филологических наук,
доцент БРУНОВА Елена Георгиевна
Ведущая организация - Башкирский государственный университет.
Защита состоится «gfi» juUtAMO^ 2005 г. в W часов на заседании
диссертационного совета Д 212.154.16. при Московском педагогическом
государственном университете по адресу: 119571, Москва, пр. Вернадского,
д.88,ауд.Х°^РХ.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского
педагогического государственного университета по адресу: 119992, Москва,
ул. М. Пироговская, д. 1.
Автореферат разослан «
Ученый секретарь
Диссераационного совета
»
2005 года.
/II/ < ^
iJU^jn^
Мурадова Л.А.
Эаас-ч
2 1 OHJl^
Исследовапие слов со значением «огонь, гореть» относится к вопросу о
языковом преобразовании, а также к проблеме истории человеческой
культуры. Реферируемая диссертация представляет собой исследование,
посвященное изучению этимологических истоков германских слов со
значением «огонь, гореть». В диссертации изучается взаимосвязь слов
указанной группы с основными символами языческого культа.
Актуальность темы определяется потребностью в расширении сведений о
семантике лексического состава английского языка. Разработка данной темы
позволяет выявить ранее не известные германские этимоны, не
приводивпшеся в этимологических словарях. Это открывает широкие
возможности для сравнительно - сопоставительного анализа.
Цель настоящей работы сводится к следующему: выявить исходные
коннотации понятия огня в германских языках (древних и новых) на
индоевропейском фоне. Исследование строится на учете древней символики.
7]дя
исследования
привлекается
материал
древнегерманской
и
индоевропейской мифологии. Достижению поставленной цели призвано
служить решение следуюхщпс основных задач:
1. рассмотреть различные соотношения значений слов «огонь», «гореть» в
германских язьпсах с основными понятиями языческого культа,
2. дать попытку рассмотреть происхождение, а также обосновать
переходы значений указанной группы слов с точки зрения языческой
символики и материальной культуры древних германцев,
3. выявить лексико - семантические универсалии, связанные со значением
«огонь, гореть» в германских языках,
4. при этимологическом анализе учитывать такие важные явления, как
преформанты и начальные табуируюпрте отрицания.
Научная новизна исследования заключается в том, что в нем
устанавливаются
принципиально
новые
лексико-семантические
универсалии, этимоны исследуемых германских слов. В нем применяются
новые
методы
этимологических
исследований,
которые
бьши
сформулированы в работах А.С.Мельничука, М.М.Маковского, в частности,
метод учета преформаптов в развитии значения германского слова, метод
комплексного этимологического анализа, предусматривающего критерии
совместимости фонетических и семантических изменений.
Теоретическое значение исследования определяется тем, что в диссертации
разрабатываются аспекты такого направления в этимологических
исследованиях,
которые
могут
помочь
упорядоченному
и
систематизированному изучению словарного состава языка. Автор
предложил комплекс новых самостоятельных этимологии германских слов.
Эти этимологии даются в рамках лексико - семантических универсалий,
устанавливаемых автором. Автор теоретически обосновал и практически
доказал важность учета преформаптов при этимологических исследованиях.
Научная ценность работы состоит в дальнейшей разработке важной для
германистики проблемы мотивированн(1и']М]^^имлжлшо ujiuuu.i
1
**умоте<ц
«
У^Ч^^Щ
Практическая ценность работы определяется возможностью использования
ее основных положений и выводов в соответствующих разделах курсов
практической и теоретической лексикологии, истории германских языков, в
практике создания словарей различных типов, а также могут служить
дополнением к существующим лексикографическим источникам.
Материалы и методы исследования. Материалом исследования послужило
более 10 000 слов из этимологических словарей германских и других
индоевропейских языков. Исследовались германские лексемы, имеющие
отношение к понятиям «огонь, гореть», и индоевропейские корни с
преформантами и без, к которым эти лексемы восходят. Исследование
фактического
материала
осуществлялось
посредством
комплексноготэтимологического анализа, предусматривающего критерии
совместимости фонетических и семантических изменений. В качестве
основного в работе используется сравнительно - исторический подход. В
основе работы дежат принципы мифопоэтической этимологии, согласно
которым слово может развиваться по нескольким метафорическим переходам
и иметь не одно, а несколько этимологических соотношеггай.
Апробация работы. Основные положения диссертации были представлены па
международной научной конферешщи «Актуальные проблемы германистики
и романистики» в г.Смоленске в 2002г., отражены в научных публикациях.
Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения,
библиографии с указанием этимологических словарей и списка сокращений.
В о введении обосновывается выбор темы исследования, определяется цель,
задачи, актуальность и новизна диссертации, ее теоретическая и
практическая
ценность,
перечисляются
методы
применяемого
лингвистического анализа, формулируются основные положения, выносимые
на защиту.
В первой главе изложены взгляды на общие проблемы, относящиеся к
семантическим особенностям древнего слова и историке - этимологическому
изучению лексики. Обосновывается важность теории преформантов при
этимологическом анализе.
Вторая глава посвящена аналгоу слов со значеним «огонь, гореть» и
выявлегппо коннотаций этих понятий в германских языках.
В заключении подводятся итоги исследования.
В библиографии указывается список использованной научной литературы,
перечень лексикографических источников. В список сокращений входят
аббревиатуры, используемые в тексте диссертации.
На защиту выносятся следующие положения:
1) В настоящей работе впервые на большом фактическом материале
используется теория преформантов в индоевропейском и германском корне,
выдвинутая А.С.Мельничуком и М.М.Маковским. Если в традициоштой
этимологии преформатггы обьино не выделяются, а ищется корень,
включающий
в
себя
элемент,
в
действительности
являющийся
преформантом, то в настоящей работе на основе учета преформантов
• 1^!.«я?.*?и*»«(ал;
'•■■' ■
1
•■'^Ъ'.-ЯНи^ЧЯ
J
;
4f,tj(!rHe-^
;
1
'J*
ЙЧ
<*Й
выделяются совершенно другие корни, что позволяет дать новую
этимологию рассматриваемым германским лексемам.
2) На остгове использованных автором новых этимологических методик,
предполагающих учет преформантов и табуиругощих отршщпий в структуре
германского корня, применения множественной этимологии, исследования
изменения и соотношения значений на основе фактов истории и культуры
ршдоевропейцев в работе предлагается ряд новых авторских этимологии слов
со значениями «огонь, гореть» в германских языках.
3) Выявленные автором германские этимоны являются новыми по сравнению
с теми, которые приводятся в этимологических словарях.
Содержание диссертации.
Проблема происхождения слова многократно обсуждалась в
лингвистике. При этимологическом анализе особые трудности представляет
реконструкция первичной семантики слова, обнаружение исходного этимона.
Это обусловлено в первую очередь разнообразием семантических изменений,
их связью с внеязыковыми реалиями и недостаточной изученностью
принципов номинации, мотивированности значения. Богатый опьгг
исследования в данной области (об этом свидетельствуют работы
А.А.Потебни, Ф.де Соссюра, Ю.С.Степанова, С.Г.Проскурина, В.И.Абаева,
М.М.Маковского, Т.В.Топоровой и др.) свидетельствует о важности
проблемы.
Вопрос о произвольности язьнсового знака на начальной стадии
появления язьпса породил ттаучные споры. Ф. де Соссюр, Б.А.Серебренников
настаивают на абсолютной произвольности номинации, в то время как
Ю.С.Степанов говорит о неслучайности как первичного именования, так и
последующего переноса имени. В соответствии с мифопоэтической
традицией,
согласно
мнению
Т.В.Топоровой,
высокая
степень
мотивированности слова предполагает непосредственную связь языка с
мифом. Мотивы, составляюпще сюжетный каркас мифа, могут
реализовыватъся в семантических мотивировках обохзначений ключевых
космологических понятий, миф задает языку определенные смысловые
параметры. Т.В.Топорова считает именование завершающим этапом акта
творения, поскольку материальный объект или духовный концепт
включается в мировоззрение культуры только после того, как получает
название в рамках традиции Этого же мнения придерживается и
С.Г.Проскурин, считая номинацию ведущим принципом мифопоэтической
традиции.
В данной работе в связи с этим особое внимание уделяется методу
«слов» и «вещей», основоположниками которого стали Ф.Меритп-ер и
ОШрадер. Метод состоит в следующем: выводы, полученные на основе
фонетических звукосоответствий, дополняются (либо ставятся под вопрос)
данными материальной культуры. Для этимологического исследования
важно то, что выбор той или иной формы слова всегда обусловлен
культурно-исторически
и
социально.
Таким
образом, значения
рассматриваются
на
основании фактов
материальной культуры.
Установление
характера
мотивированности
значения
в
рамках
этимологического анализа предполагает учет факторов, оказывающих
влияние на структуру и значение слова.
В реферируемом диссертационном исследовании особое внимание
уделяется последним этимологическим разработкам, учет которых при
этимологическом анализе позволяет получить более достоверные результаты.
Основными
и
наиболее
перспективными
гипотезами,
которые
разрабатываются в современной этимологии, являются следующие:
1) индоевропейские преформанты. Эта идея, выдвинутая в трудах
П.Перссона, И.Шрейпена, Э.А.Макаева и А.С.Мельничука, получила
развитие
в
работах
М.М.Маковского,
В.В.Левицкого
и
других
исследователей. В качестве табуирующих элементов в язьпсе использовались
вариативные формы корня
- с преформантами и без преформантов.
Современная этимология склонна рассматривать слово как динамическую
структуру, где преформант - это согласный (или сочетание согласных),
который ставится перед корневь»! гласным (*ai-; *au-; ei- и т.д.), то есть
начальный элемент корня. Он не меняет значения корня, но служит
табуирующим элементом. Например, ср. *(gh)cr- «гореть», *(к)ег < *ег-/*аг«гореть», *(и)ег-; *(r)eg- > *eg-/*ag-, др.-англ. (l)ieg- «огонь», но *(u)eg-;
*(bh)ok- «гореть, огонь», *(d)heg- «гореть»; *(k)el- > *al-/*cl-, *(p)el«гореть», а также *(gh)el-, *(t)el-; (p)euuer- < *eus «гореть», a также *au, *eu«гореть».
2) семантический синкретизм, то есть объединение в одном значении
нескольких, часто трудно совместимых, семантических компонентов (ср. и,е. *(Я5 - «гореть», но др.-инд. as «жить»). С понятием семантического
синкретизма связана правомерность так называемой множественной
этимологии, предложенной академиком В.Н.Топоровым, то есть признания
возможности существования нескольких метафор одного и того же понятия.
На протяжении истории одно и то же слово могло иметь несколько
этимологических связей.
Крайне важно учитывать такое явление, как
метафоризация, в становлении лексического значения слова. До сих пор при
сопоставлении слов в поисках этимологического решения предпочтение
традиционно отдавалось сходству формы, а не содержания. Семантическое
развитие слова протекает сложным образом, а потому трудно предсказуемо.
Многократное разветвление исходного значения приводит к утрате
интуитивно ощущаемых семантических связей между словами; поэтому в
этимологичесикх словарях типа [ Р о к о т у 1959] подчас трудно определить,
имеем ли мы дело с разошедшимися вариантами некогда единого корня или с
омонимичными корнями. Семантическое и формальное сходство между
некоторыми «омонимами» в словаре Ю.Покорного уже обсз'ждалось в
лингвистике, в частности, в работах М.М.Маковского, В.В.Левицкого. Идея
о смысловом родстве формально идентичных, но семантически несхожих, а
иногда противоположных лексем привела к гипотезе о семантическом
синкретизме
Под словом «синкретизм» здесь понимается цепочка
семантических трансформаций, из которых известно первоначальное и
конечное звено. К таким компонентам относятся прежде всего [резать],
[связывать], [гнуть], [плести]. Гипотеза о первичности и синкретизме
значений «резать/гнуть» в индоевропейском была выдвинута Дж.Таккером.
Основываясь на мифе о создании Вселенной (Вселенная была создана в
результате разрыва Хаоса Божеством с последующим установлением
Гармонии-Соединения), М.М.Маковский выдвинул гипотезу, согласно
которой
именно
значения
«резать/гнуть/соединять»
являлись
в
индоевропейских язьлсах «первозначениями», которые легли в основу всех
других значений. Гипотеза эта была им убедительно доказана на большом
фактическом материале.
3) <фешение задач на омонимы»'' (определение, предложенное
О.Н.Трубачевым), что нередко позволяет доказать, что корни, внешне
одинаковые, считающиеся в большинстве этимологических словарей
омонимичными, на самом деле исторически могут интерпретироваться как
едитштй корень, но с различными преформантами. Преформанты в данном
случае значения корня не меняют. Происходят эти корни, скорее всего, из
одного источника и отражают разные стороны одного и того же явления
языческого существования, обладают «метафорической нагруженностью». С
другой стороны, слова с различной формой, но с близким (или одинаковым)
значетшем не обязательно являются синонимами; они также могут восходить
к одному и тому же корню, но с различными преформантами.
В «Этимологическом словаре индоевропейских языков» Ю.Покорного
[Рокоту, 1959] целый ряд внешне одинаковых корней, имеющих различные
значения, подаются как омонимы. С другой стороны, корни, отличающиеся
только начальным элементом, считаются синонимами. Например, и.-е. *bhel-,
*ghel-, *sel-, *tel- имеют одно и то же значение - «гнуть». Но
М.М.Маковский утверждает, что в этом и подобных случаях перед нами один
и тот же корень *el-/*al- «гнуть» с различными преформантами}^
Анализируя словарь Ю. Покорного, можно сказать, что более трети всего
состава тфаиндоевропейского словаря находятся в отношениях омонимии.
Существует гипотеза, что возможно происхождение основной массы
праиндоевропейской омонимии из исходной полисемии.
Учет омонимии («решение задач на омонимьр>) позволяет выявить
этимологию слов с наибольшей вероятностью, дает возможность проследить
этимологические связи изучаемых слов на основе фонетических законов.
Слова, имеющие формальное несемантическое сходство, на самом деле часто
могут иметь непосредственные этимологические связи. С другой стороны,
слова, которые традиционно считаются омонимами, не имеющими в своем
значении ничего общего, оказываются с мифопоэтической точки зрения
всего лишь раз1п.ши значениями полисемантического слова.
'^ Трубачев О.Н. О семантической теории в этимологическом словаре. Проблема
омонимов истшшых и ложных и семантическая тршология // Теория и практика
этимологических исследований. - М.: Наука, 1985. - ее. 6-16.
^'Маковский М.М. Индоевропейский корень: форма и значение // ВЯ, №3, 2002,с.120-125.
традиционно этимология опирается на строгое понятие звукового закона. Но
в последнее время появился ряд работ, дополняющих традиционное
толкование фонетических законов новыми возможностями. А.С.Мельнич)тс,
М.М.Маковский
критикуют
классический
подход,
основанный
на
одностороннем учете известных фонетических законов, ставя тем самым под
вопрос завершенность этимологических разработок. Отношения между
словами ограничиваются не только непосредственной семантической
близостью и классически закономерными звуковыми соответствиями. В
работах О.Н.Трубачева получил обоснование динамический подход к
семантике слов, который учитывает возможность сложной доисторической
эволюции исторически наблюдаемых значений, при этом привлекаются
данные исторической типологии и факты, обнаруживаемые в самом
этимологическом гнезде. Фонетические законы в этом случае являются
вспомогательным средством. При изолированном употреблении они явно
недостаточны для решения вопроса о соотношении отдельных слов.
Очевидная тенденция современной этимологии - комплексный подход
к отдельным типам этимологии (мифопоэтической, народной, философской),
рассмотрение их под углом зрения когнитивных процессов. Ю.В.Монич,
М.М.Маковский и др. Следуя этой тенденции, ученые развивают гипотезу о
ритуальном происхождении языка, где исходным пунктом формирования
значения слов является ритуал. Исследования приводят к предположению,
что первоначально не было слов, а были только комплексы звуков,
сопровождавшие ритуальную последовательность действий. Особое значение
в этой связи имеет так называемая сакральная лексика. Сакральная лексика
включает в себя важнейшие реалии первобытного сознания, особенно те,
которые связаны с культовой деятельностью. Э т и реалии приобретают в его
свете мифологизированный смысл. Слова, относящиеся к сакральной
лексике, дают схематичное, но достаточно полное представление о
первобытной модели мира. К указанной группе относятся и слова со
значением «огонь; гореть», которые подвергаются анализу в даттой работе.
При анализе соотношений в исследовании нами принималось за основу
то, что исходным пунктом их формирования является ритуал. В настоящей
работе
предпринята
попытка
проследить
соотношение
между
метафорическим изменением значений слов и обычаями, верованиями и
способами мышления древнего человека. Обычно не только значение, но и
форма слова тесно связана с основными установками языческого общества
(это отражается, например, в табуировании слов - появлении в словах
различных преформантов и табуируюпщх отрицаний). Многократное
наслоение метафор приводит к утрате исходного значения (этимона).
Используя сравнительно-этимологическое исследование как основной
инструмент анализа, м ы стремились раскрыть потенциальную связь между
семантическими изменениями и культурными традициями. В соответствии с
мифопоэтической традицией щтя развития определенных значений в языке
можно проследить, только опираясь на факты индоевропейской культуры.
Данное исследование представляет собой попытку показать, каким образом
элементы человеческой культуры влияют на язык, в частности, на
становление значений и образования метафор. В древности существовало
особое отношение к слову; люди верили абсолютно в то, что словом можно
убить, наложить чары. Поэтому период язычества считается классическим
периодом создания метафор, причем строились метафоры не так, как в наше
время, а согласно верованиям язычников.
Согласно воззрениям людей древности, слово обладало магической
силой и представлялось в определенной степени «непредсказуемым»,
подобно силам природы. Именно поэтому человек стремился вьфазить
описательно те предметы, действия или качества, которые, по тем или иным
причинам, были табуированы. Эвфемизмы начали развиваться еще на
стадии первобытных суеверий и представляли собой дозволенное
наименование, скрывающее силой словотворчества злые качества или
действия. Одной из особенностей первобытного мышления было и то, что
огромное значение придавалось бинарности противопоставлений (жизньсмерть, верх-низ, добрый-злой и т.п.). Это очень ярко иллюстрируется на
примере мифологии огня. Это очень ярко иллюстрируется на примере
мифологии
огня.
В
древнеанглийском
существовало
несколько
наименований огня - fyr, lieg, ad. Возможно, что какие-то из этих форм
вошли в употребление именно вслествие явления табу. Основа этого табу
может состоять в том, что огонь, входящий или когда-нибудь ранее
вошедший в очаг, - это «живой огонь». Он называется тем же словом, что
огонь в природе, от которохо он и добыт. У славянских народов во время
эпизоотии и эпидемий все очаги в печах и вообще в домах гасят, и разжигают
очаги заново от огня, добытого трением, то есть от «живого» огня. Огонь же,
выходящий помимо воли человека из очага снова на свободу, на природу, то
есть отработавший огонь, и подпадает под табу. Он должен называться
каким-то именем, как «мертвая вода», чем-то подобным несуществующему
сочетанию «мертвый огонь». Но подобного сочетания в языке не
наблюдается. Мы знаем об оппозищ1и «живая вода» - «мертвая вода».
Согласно мнению Ю.С.Степатюва, такую же оппозицию могли составлять и
понятия «живой огонь» - «мертвый огонь». Таким образом, возможно,
процесс хабуирования в языке порождает несколько наименований огня.
*
А
*
Труды по мифопоэтике огня весьма немногочисленны. Впервые
даш1уго проблему затронул еще в 19 веке Д.Н.Овсянико-Куликовский в
исследованиях, посвященных культам огня и их отражению в литературе
древней Индии. Отдельные моменты затем подвергались рассмотрению в
работах
таких
ученых
отечественной 1пколы, как,
В.И.Абаев,
Т.В.Гамкрелидзе, В.В.Иванов, А.Ф.Лосев, В.Н.Топоров, А.С.Мельничук,
Н.И.Толстой, А Е.Аникин, О.М.Фрейдеиберг. Ценные замечания по
исследуемой проблеме содержатся в трудах О.Н.Трубачева, Ю.С.Степанова,
М.М.Маковского, В.В.Левицкого и ряда других исследователей. Вместе с тем
следует отметить, что работы, в которых всесторонне изучался бы и
систематизировался фактический материал по данной проблеме, практически
отсутствуют.
Огонь фигурирует во всех основных мифах любого народа, как символ
- в любой религии, писаниях. Это отражает то значение, ту власть, которую
огонь имел с самого момента появления человечества. Свое исследование в
области символики огня в германских языках м ы начали с рассмотрения
культа огня, значения огня как символа у древних народов, в частности,
германских.
Слова, связанные со значениями «огонь, гореть», относятся к так
называемой сакральной лексике, наряду со словами «кровь», «жертва»,
«вода», «храм», «душа» и др. Fire - «оготгь» соотносится с и.е. *peuuer«огопь». В указанном и.е. *реи- « резать» + *uer- «резать, тереть» (высекание
огня посредством двух кусков дерева) каждый из двух корней является
преформантным образованием: *реи- (ср. *еи-, *аи-, *eus- «гореть»; *bh-au-,
*bh-eu-, *bh-a- «гореть»; *k-eu- «гореть», *m-eu- «гореть», *r-eu- «гореть», *seu- «гореть», *s-u- «гореть», *uer- (ср. и.е. *er- *ar- «гореть»). В т о р а я глава
(исследовательская) посвящена непосредственному вьтавлению и анализу
лексико-семантических универсалий, связанных с понятием «огонь» в
германских языках. Рассматриваются коннотации понятия огня в германских
языках. Под термином коннотации
понимаются, в соответствии с
традициями мифопоэтической школы, различные значения, которые
возникали в процессе истории слова. Анализ позволил установить целый ряд
коннотаций слов со значением «огонь»; оти коннотации представляют собой
лексико-семантические универсалии, то есть семантические законы.
Были установлены следующие коннотации понятия огня в германских
языках:
Огонь - праздник - пир, застолье.
Понятие
«огонь»
лежит в
основе многих слов со значением
«праздник», «пир», «застолье» (< «ритуальная пища»). Пища, в том числе
жертвенная, приготовлялась на «огне» - *p^^Hhur (англ. fire, нем. Feuer и
т.д.). Ср. др.-сев. verdr «пища, еда», «блюдо» < *j{er- «гореть»; др.-англ.
symbel «праздник», др.-сев. sumbl, где sym [и.-е- *sem- «тепло» < *suer«резать, кол01Ь» > *уег- «гореть» ] + *bhel- «гореть». Очаг и приготовление
пищи имело ритуа^1ьное значение. Соотношение значений «празднию>,
«пир», «застолье» и «огонь» могло иметь и другое объяснение. В Риг-веде
Агни, божество огня, называют bhaga- , то есть «распределитель благ», и
admasad — «сотрапезник», «сидящий за едой» (из adman - «пища» от корня
ad - «есть»). Культ огня - это трапеза или пиршество, к которому бог огня
приводит других богов. Таким образом, огонь является посредником между
людьми и богами в процессе жертвоприношения. Ср. *ad- «гореть», но вед.
ad «есть», здесь же ср. вед. корень da «связывать» (посредством культа
людей и божества), ср. также др.-англ. ad «огонь».
10
Огонь - середина, центр - мир, Вселенная.
Слова со значением «огонь» нередко соотносились со значением «середина,
центр» (очаг обычно располагался в центре жилища), а также «мир,
вселенная».
Ср. англ/гге, греч. 7шр-«огонь», но литов. puse «половина,
середина»; и.-е. *кег- «гореть», но и.-е. *ker(d)- «середина», и.-е. *ater«огонь», но др.-инд. ardha- «середина, порядок, гармония», др.-инд. loka
«мир, Вселенная» и др.-англ. lieg «огонь», но др.-инд. госа- «блеск, сиятгае»;
др.-англ. wang «мир», но др.-в.-нем. weahan «гореть»;
др.-англ. feorh
«Вселенная», англ. spark «искра», но др.-инд. loka «Вселенная».
С.Г.Проскурин обнаружил, что в основе наименования древнегерманского
мира лежала идея сакральной значимости центра, обычно получавшего
символическое воплощение в виде «мирового дерева», «столпа» и т.д.
Поэтому схема «гореть - середина, центр - мир. Вселенная» не случайна.
Центр - место «наивысшей» сакральности, где совершается акт творения.
С.Г.Проскурин говорит о типологической схеме мифопоэтического
пространства разных культур: жертва на алтаре - алтарь в центре - храм свое поселение - своя страна - мир. Очаг в центре жилища относится к
указанной схеме.
Огонь - речь, звук (молитва)литься.
С точки зрения древнего человека устанавливается связь по смежности:
«жидкость льется» > «звук льется». Обращает на себя внимание соотношение
др.сев. hljod «звук», но др.-исл. lJ6s «свет», датск. lyd, но дат. lys, швед. Ijud,
но швсдск. Ijus, голл. geluid, но др.-англ, leoht, а также русск. льет, литься
Кроме того, ср. ирл. fogur, повоирл. foghar «звук, особенно звук голоса,
человеческой речи», но русск. гореть, гарь, а также w..-(i.*gher- «сиять,
блестеть, мерцать», но литов. garsas «звую>. Типологически ср. лат. lingua
«язьпс», но др.-англ. lieg «пламя», др.-англ. tunge «язык», но tungol «звезда»;
литов. kalba «языю>, но и.-е. *kel- «гореть», латыш, valoda «язык, речь», но
др.-в.-нем. swelzan «сжигать». Звук понимается как первотворение Божества:
Речь воспринималась как «плетение звуков, слов», подобно «плетению
языков пламени». Возможно, в этом соотношении отражается наивное
представление ритма пения как текущей жидкости. Ср. такжеи *reg- «жечь»,
на древнеанглийском drinkan — «пить»; и.-е. *ghela «Wein». Ср. также др.англ. tinnan «гореть», но дап «мокрый»; и.-е. *иег- «гореть», но также
«мокрый».
Слова со значением «огонь», «гореть» могут также соотноситься со
значением «поклоняться
божеству»: и.-.е. *egnis «огонь», но и.-е. *iag«поклоняться божеству», и.-е. "eg- «говорить, молиться»; и.-е. *^ег«гореть», лат. rogus «огонь», но нем. Schreck «страх» (изначально перед
богом); др.-англ. lieg «огонь», но латыш, lugt «молиться»; и.-е. *bhaud«гореть», но др.-англ. beodan «просить, молить».
Очень интересное объяснение соотношению «огонь - речь, звук - литься»
можно найти у Д.Н.Овсянико-Куликовского, исследовавшего религиозные
гимны древних Вед. Он обращает внимание на ассоциацию понятий «звук» и
«свет», «слышать» и «видеть» ассоциируются: «свет», подобно «звуку».
понимается как своего рода жидкость, по аналогии с описанным в Ведах
опьяняющим напитком Сома, имеющим отношение к культу огня.
Огонь - чистый (очищение огнем)
Огонь считался источником морального и физического очищения. Ср. греч.
тр «огонь», но лат. purus «чистый» (ср. без преформанта: и.-е. */ем- «новый,
молодой», огонь как омолаживающее начало); и.-е. *аг- «гореть», но хет. атт«мыть, очищать», англ. arson «пожар»; ср. и.-е. *реиог — «огонь»; SHvn.fire «огонь»; но лат. *pures «чистый»; и.-е. *bedh- «гореть», но нем. baden
«купать»; др.-англ. swillan «мыть», но и.-е. *иег- «гореть»; и.-е. *dheg«гореть», но гот. Pwahan «мыть».
Огонь, гореть - таинство,
тайна
Ср др.-ирл. tene, новоирл. teine «огонь», но русск. тайна; и.-е. *teg- «огонь»,
но также «скрывать; тайна»; лат. occultus «тайна» < celare «скрывать,
утаивать», но и.-е. *kel- «гореть»; др.-англ. гипа «таинство» < и.-е. *nig-na, но
лат. rogus «костер»; гот. fulgins «тайный», но и.-е. *ре1- «гореть»; др.-англ.
diegel «тайный», но и.-е "dheg- «гореть». Типологически ср. англ. secret, но
англ sacred (священный, относящийся к божеству). Также типологически ср.
англ. secret, но англ. sacred (как «священный огонь»). Понятие «священный»,
непременно соотносимое с огнем, как м ы показали выше, предполагает тайну
совершения культа огня как сакрального, священного действия, отсюда
мотивированность указанного соотношения.
Огонь - страх
Есть вероятность, что значения «страх, ужас»
могли соотноситься со
значением «огонь». Ср. англ. fear - «страх», но англ. fire «огонь», гот. agis,
др.сев. ogn «страх»,но санскр. Agni, русск. огонь; и.-е. *bhog- «гореть» и нем.
диал. b3gen «бояться», sairn.fear и и.-е. ""per, а также и.-е. *ег-/аг- «гореть».
Указанные соотношения можно объяснить с точки зрения языческого культа.
Огонь как проявление божественной силы, стихии мог внушать
первобытному человеку ужас и страх. С другой стороны, можно
предположить, что в языке могла найти отражение язьлеская культовая
пляска, поклонение божеству, и в этой церемонии страх перед божественным
занимал не последнее место
Огонь - змея
В ряде случаев значение «огонь» соотносится со значением «змея»: ср. и.-е.
*ater- гореть, но англ. adder «змея», лат. ignis «огонь», но др.-иид. ahi «змея»;
др.-англ. lieg «огонь», но др.-в.-пем. slango
«змея»; гот. waurms «змея», но
англ. warm, нем. warm «теплый», и.-е. *цёг- «гореть». Змея имела важное
символдическое значение. Мировая Змея как мифологический образ
олицетворяла Вселенную и символизировала Мировой Разум (ср. гот aha
«разум», тох.Л aik «знать», но англ. snake «змея», где s- - табуиругощий
элемент). Змея также могла выступать, с одной стороны, как женское начало,
дающее жизт., а с другой - как мужское оплодотворяющее начало. Змей 12
это ц символ переплетающегося пламени, а также символ божественпой
силы.
Огонь - летать - птица
Ср. др.-англ. lieg
«огонь», но нем. fliegen «летать», гот. ga-leil>an
«двигаться»; ср. гот. ага «орел», но и.-е. *аг- «огонь; гореть»; лат. avis
«птица» (*аи- ) ; хет. puhhur, pahhur «огонь», но гот. fugls «птица»; арм. tsit
«птица», но др.-англ. tindan «зажигать»; нем. ТаиЪ «голубь», но и.-е. *tep«греть»; и.-е. *and- «утка», но др.-англ. ad «костер, огонь». Во всех мифах о
происхождении огня главным действ}тощим лицом является какое-нибудь
животное (преимущественно птица), и это относится и к похитителю, и к
первоначальному владельцу опгя. Это яркий пример мифологического
мышления: выведение теперешней ситуации из ситуации, прямо ей
противоположной,
существовавшей
«некогда»:
если
в
реальной
действительности обладание огнем - один из самых существенных
признаков, отличаюш;их человека от животных, то в мифах предполагается,
наоборот, что было время, когда огнем владели животные, а люди его не
имели.
Огонь - вода - жизнь
Корни, входящие в и.-е. *реиег- «огонь», могут обозначать воду, жидкость:
ср. и.-е. *реи-, *раи- «вода»: *аи- «вода» + тох.А war «вода». Ср. латьпп. lipt
«зажигать», литов. liepsna «пламя» ~ и.-е. leihh- «мокрый, жидкий; вода», но
нем. leben «жить»; и.-е. "кег- «гореть» - *кег- «жидкий, мокрый», и.-е. *eus«гореть; огонь», *as- «гореть» - *ues- «мокрый». Понятие огня как
первоэлеметгга Вселенной тесно связано с поня-1ием другого первоэлемента
Вселенной - воды. В основе внутренней формы слов со значеггаем «огонь» и
«вода» лежит значение «гнуть, плести» - сакральные понятия, «плетение
волн» и «плетение язьжов пламени»: ср. др.-англ. lieg «огонь», но др.-англ.
log «вода». Огонь воспринимался древними как «божественный напитою>: ср.
*reg^ - «жечь», др.-англ. drinkan - «пить»; и.-е, *ghela «Wein». Ср. также: др.апгл. tinnan «гореть», но дап «мокрый»; и.-е. *иег- «гореть», но также
«мокрый», нем. Bach «ручей», но арм. Ъос «пламя» Ср. также англ. burn
«ожог; зпак, клеймо», «гореть», по и «речушка, ручеею>; ср. также англ,
bourn, bourne «ручей». Гот. brinnan и все однокоренные германские слова
могут восходить к *bhre-n-wo, что можно объединить с *bher-, *bhrew в
словах, использовавшихся для потока жидкостей (напр., гот. brunna).
Огонь - музкское начало
Солнце и огонь в мифологии обычно выступают как мужское,
оплодотворяющее начало: ср. и.-е. *ри- «мужчина, мужской» (ср. пят.риЬез),
но Греч, тр
«огонь», лат. vir «человек, мужчина», но и.-е. *иег- «гореть»;
нем. Kerl «человек, мужчина», но и.-е. *кег- «гореть» + др.-англ. aelan
«гореть»; и.-е. *аг- «мужской, мужчина», но и.-е. *аг- «гореть». З.Фрейд,
трактуя сновидетгая, считал огонь символом мужчины. Все, что связано с
огнем, по мнению Фрейда, проникнуто сексуальной символикой, в отличие
от Земли, которая символизирует женское начало.
Огонь, гореть -резать - подниматься вверх, вздыматься выгибаться,
гнуться
Значение «oroim, гореть» соотносится со словами, имеющими значение «ре­
зать» (букв, «высекать огонь»): ср. др.-апгл. fyran «резать, отрезать», лат.
pavire «бить», но др.-англ. ^ , нем. Feuer «огонь»; *ак- «острый» и лат. ignis,
русск. огонь; др.-англ. lieg «огонь»; и.-е. *кег- «резать», но *кег- «гореть,
жечь», др.-сев. hyrr «огонь». «Подыматься вверх, вздыматься» < «вьп^баться,
гнуться» < «резать»: *кег-, *(s)ker- «прыгать», «высота, вершина», но *кег
«гореть». Это значетгае, как показывают исследования М.М.Маковского,
лежит в основе многих других значений.
Огонь - низ - лежать, располагаться внизу
Вполне понятно, что слова со значетгаем «огонь; гореть» могут приобретать
значение «располагаться внизу, лежать»: и.-е. *dhengh- «лежать», но и.-е.
*dheg- «гореть»; др.-сев. heitr «горячий», но и.-е. *keit «лежать». Так
называемый «нижний огонь» связан с Преисподней: слова со значением
«(нижний) огонь» соотносятся со значением «низ»: ср. и.-е. *keit- «лежать»,
«находиться внизу», но англ. hot «горячий»; др.-англ. lieg «огонь», но нем.
liegen «лежать», швед, leg «пиз, внизу», англ. low «внизу»; и.-е. *as «огонь,
гореть», но и.-е. *is- «низ, внизу», др.-инд. dunoti «гореть», но англ. down
«внизу, вниз».
Огонь - зрение
Зрение восприпималось индоевропейцами как излучение огнетпгого света, а
имена многих персонажей мифов, связанных со зрением, означают:
«(сияющий), сверкающий (глаз)». Луг в Ирландии, искусный поэт, сведущий
в ремеслах, составитель ма1ических гимнов, нападает в бою (закрыв один
глаз и пользуясь только одной рукой) на предводителя врагов, Бшюра,
единственный глаз которого парализует воинов. И м я Луг (Lug) связано с
корнем *1еи-к;- «сиять; видеть», Балор (Balor) с корнем *bhel- «сиять,
сверкать». Зрение трактуется в этих мифах различтагм образом. Нечетный
глаз может быть источником сверхъестественного зретгия; тогда это либо
«ужасный глаз», который является одним из признаков воина, либо это глаз
знания, т.к. расположен рядом с мозгом. Для древних философов зрение - это
излучение опгенного света, и *кеи-к- - это «видеть», «сверкать», «гореть»,
зрение того, «чей глаз сверкает», поражается огнем горящей головни,
выжигающей глаз Полифему у Гомера и Еврипида.
Т.В.Топорова различает две разновидности знания - «маркированную»,
связанную со зрением: видение поэта (и знание магии), и так называемое
внутреннее зрение, которое заменяет зрительное восприятие реального мира,
- отсюда в мифах возникает тема «поэта - слепца». Знание, которым
обладают Луг и Киклопы - это второй вид знания, знание ремесел в широком
смысле. Поэтому вполне понятно, что в представлении древних огонь
соотносится со зрением. Др.англ. lieg «огонь» восходит к и.-е. leuk- ,
который обладает значениями «светить, светлый» и одновременно «видеть».
14
Огонь - холод - стыд
Ср. др.-англ. scamu; др.-сакс, scama; др.-сев. .чкдтт; нем. Scham; гот. shaman
sik «Стыдиться». Слова со значением «стыд» часто соотносятся со значением
«холод»; значение же «холод, лед» обычно связано со значением «жар,
огонь» (энантиосемия), поскольку в народном сознатши жжение огня и
жжение холода, льда ураниваются.Ср. англ. shame; др.-англ. scamu «стыд»,
но русск. диал. каметь, то есть «гореть» (русск. «гореть от стыда»).
Типологически ср. русск. стыд, стыдиться, но русск. студеный, стужа,
студить; др.-инд. hri- «стыд», но и.-е. *кег- «гореть». Также ср. шведск. eld
«огонь», но русск. лед; лат. ргипа «жар», но лат. pruina «изморозь, иней».
Нем. Eis, англ. ice можно соотнести с и.-е. *as- «горение», а др.-сев. jqkull
«льдина» - с и.-е. *eg-/*ag- «огонь». Можно полагать, что немецкое Eis и
английское ice восходят к и.-е. *ei- / *ai- «гореть» с расширителем -s, а др.сев.J^ATM// «льдина» - к тому же корню, но с расширителем -k/-g. Нем. Frost и
■ssvn. frost «мороз» соотносятся с и.-е. *preus- «гореть».
Интересно отметить, что значения «видеть», «говорить» могут переходить в
значение «позор, стыд»: ср. укр. spimu - «видеть», лит. zeret «сиять, светить»,
но русск. позор. С другой стороны, ср. англ bisen «притча», но англ. диал.
bysen «стыд, позор»; др.-англ. spell «речь, притча», но палыш.рек «стыдить,
презирать», и.-е. *ре1- «резать», но и «гореть».
Н.Д.Арутюнова [Арутюнова, 1997] обращает внимание на то, что русское
слово стыд восходит к праславянскому studb, stydb «то, что заставляет
сжиматься, цепенеть, коченеть; холод». Этимологическое значение
сохранилось в таких словах, как стуэюа, студеный, стынуть,
русск.
диалекта, стыдь.
Существует определенный механизм взаимодействия
между
психическими
состояниями
человека
и
физиологическими
процессами, протекающими в его организме. Последние могут «выходить на
поверхность», складываясь в систему внешних симптомов, заметных
наблюдателю и им интерпретируемых. Когда речь идет об изменении
окраски лица, широко используются имена цветов, производные от них
глаголы, а также температурная и «огневая» лексика (вспыхнуть, запылать,
сгореть и т.п.). Стыд выделил человека из животного мира. Понятие стыда,
таким образом, связано с одной из важнейших для формирования мира
человека оппозиций - противопоставлением верха и низа, мира небесного и
мира хтонического, духа и плоти.
Огонь - внутренние органы
Ср. др- англ. fylgyan «следовать» (букв, «ползти»), но болг. плгза
«селезенка» («то, что выползает, вьшезает»), греч. CT7tX.fiv «внутренности»; к
тому же корню относятся и лат. algor «мороз», исл. elgur «снег с сильным
морозом». (Все вышеперечисленные примеры восходят к и.-е. *pel-g
«двигаться»). Тут же ср. и.-е. "pel- «гореть», кимр. lleithen «селезенка», llaith
«влажный» («огонь» - «вода»). А.Е.Аникрга показал, что значение
«внутренние органы» в индоевропейском связано со значением «движение»,
а также со значением «холод», В этом случае значение «холод» является
эпантиосемическим: согласно верованиям древних, живот, брюшная полость
являлись вместилищем Огня и Души.
В германском некоторые названия таких понятий, как «зима», север»
сопоставляются со словами, имеющими значение «левый» Селезенка
расположена на левом боку. С ней (как и вообще с левизной) связьгеают
холод, слабость и др. эта мысль находит подтверждение у Н.И.Толстого,
который, опираясь на работы В.В.Иванова и В.Н.Топорова, выводит ряд
оппозиций, образующих определенную систему и взаимосвязь основных
признаков. Эти оппозиции таковы; левый - правый, женский - мужской,
нижний - верхний, северный - южный, смерть - жизнь, болезнь - здоровье,
тьма - свет, луна - солнце, земля - небо, вода - огонь, нечет - чет, море суща, зима - весна и некоторые другие. Подобные бинарные
противопоставления внутри системы постоянны. Мы видим, что левое
обычтто ассоциируется с плохим, негативным, со смертью, севером, зимой, а
также женским началом. «Внутренние органы брюшной полости» > «холод»,
зима». Значение же «холод» обычно связано со значением «жар, огонь»
(энантиосемия), о чем мы уже говорили выше.
На основе древней символики нам удалось выявить новые исходные
метафоры (этимоны) германских слов со значением «огонь; гореть» и
установить более 30 коннотаций понятия огня в германских язьпсах с
привлечением материала других индоевропейских языков. Анализ
полученных коннотаций позволил условно разделить их на две группы:
огонь как элемент языческого культа и огонь как элементи повседневной
жизни германских народов.
1) огонь - элемент языческого культа германцев, куда входят следующие
коннотации: огонь - праздник - пир, застолье; огонь середина, центр - мир,
Вселенная; огонь - речь, звук (молитва) - литься; огонь - брать, взять воровать; огонь - чистый; огонь - божественное чудо; огонь - Бог, молчать;
огонь - тайна, таинство; огонь - страх, ужас; огонь - хвойное дерево;
2) огонь в повседневной жизни германских народов, куда входят:
огонь - змея; огонь - язьш род, семья, народ; огонь - летать - птица; огонь
- вода - жизнь; огонь, гореть - резать - подниматься вверх, вздыматься;
огонь, гореть - куча, гора; огонь - имущество, богатство; огонь - мужское
начало; огонь - свободный; огонь - располагаться внизу, лежать - низ,
нижний мир; огонь - старый; огонь - судьба; огонь — дух, душа; огонь
богатство - хлеб на корню; огонь - неутомимый - двигаться; огонь - зрение;
огонь - холод - стьщ; огонь - внутренние органы.
Соотношения, объединенные в первую группу, демонстрируют
ритуальную значимость огня как неотъемлемого элемента языческого культа.
Коннотации этой группы укладываются в прототипическую ситуацию - то
есть прототип жизненной ситуации, в которой рождается ритуал, прототип
знакового взаимодействия, согласно определению Ю.В.Монича. Огонь
воспринимается как посредник между людьми и божествами. На алтаре,
священном, сакральном месте (огонь - середина, центр - мир, Вселенная)
16
ему приносятся жертвы в виде молитв (огонь - речь, звук - литься) и особых
опьяняющих напитков, способствующих активизации поэтических потенций.
Именно огонь доносит до богов жертвоприношения (огонь - божественное
чудо), он «берет» жертву, принимает ее. Страх перед божественным занимает
на последнее место в культовом действии. Огонь выступает здесь и как
очищающее начало.
Соотношения другой группы демонстрируют значимость огня как
элеметгга повседневной жизни древнего человека. С точки зрения
множественной этимологии синкретизм значений «огонь - мужское начало»
и «огонь - женское начало»; «огонь - вздыматься, подниматься вверх» и
«огонь - располагаться внизу, лежать», го есть вертикаль и горизонталь,
может также быть объяснен с точки зрения языческого культа. Как божество
огонь мог объединять в себе противоположности, образуя единое целое. В
одном и том же понятии могут существовать одновременно две стороны
бинарных оппозиций. «Огонь» мог представлять для человека и благо, и зло,
и такие противоположные значения исходят из одного и того же
этимологического гаезда. Бинарность противопоставлений играла большую
роль (ср. «живая вода» - «мертвая вода»).
Выявленные нами соотношения «огонь - страх, ужас» и «огонь хвойное дерево» являются принципиально новыми, прежде не
этимологизировавшимися в словарях.
Всего нами было выделено 23 германские лексемы, обозначающие
понятия «огонь, гореть» в германских языках. Сопоставляя эти лексемы с их
параллелями в других индоевропейских язьгеах, мы установили, что они
восходят к определенным индоевропейским корням. Большинство из этих
них являются преформантными образованиями от небольшого числа
исходных корней: *ег-/ *аг-; *eg- / *ag-; *el- / *al-; *eu- / *au-. Bee эти
исходные корни имеют одно и то же значение - «гореть». Большинство из
обнаруженных нами преформантных образований традиционно считается
омонимичными формами с различными значениями. Однако нам, опираясь
на учение М.М.Маковского о преформаптах, удалось установить, что все они
восходят к одним и тем же индоевропейским корням со значением «гореть».
Поскольку мы придерживаемся точки зрения о ритуальном происхождепии
языка, то объясняем это тем, что огонь играл исключительно важную роль в
жизни древних германцев. Примеры из индоевропейской мифологии
помогают это доказать (древние германцы также относятся к
индоевропейским народам).
Выявленные нами этимоны являются новыми по сравнению с теми,
которые приводятся в этимологических словарях. При установлении
германских этимонов мы особое внимание уделяем учету преформантов,
анализу структуры древнего слова с точки зрения мифопоэтической
традиции, теории ритуального происхождения языка. Нам кажется
очевидным, что поиск этимологических решений не может вестись без учета
культурно исторических данных именно это позволяет получить наиболее
достоверные результаты при этимологическом исследовании. Этимологии,
17
предлагаемые нами, открыты для обсуждения, уточнения и могут быть
изменены. Коннотации понятия «огонь», не вошедшие в настоящую работу
вседствие ограниченности ее объема, представляют
перспективу
дальнейшего исследования в этом направлении.
По теме диссертации опубликованы следующие статьи:
1. Галаева М.Н. Мифопоэтика огня в германских язьгеах / Актуальные
проблемы германистики: Сборник статей по материалам межвузовской
научной конференции (Смоленск, 23-24 января 2001г.). - Смоленск: СГГТУ,
2001. Вып.4. - с.51-62. [0,6 п.л.]
2. Галаева М.Н. Этимологический анализ слов со значением «огонь» в
германских языках (в свете истории культуры) / Актуальные проблемы
германистики и романистики: Сборник статей
по материалам
международной научной конференции (Смоленск, 3-4 декабря 2002г.). Смоленск, СГПУ, 2002. -Вып.6 4.1. - с.150-155. [0,3 п.л.]
НП'^
г-» ,/ / /I
18
Подл, к печ. 15.02.2005
Объем 1.0 п.л.
Заказ №. 49
Типография M l 11У
Тир 100 экз.
II-277J
РНБ Русский фонд
2006-4
21226
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
0
Размер файла
1 029 Кб
Теги
bd000101809
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа