close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

bd000102027

код для вставкиСкачать
На правах
рукописи
ОГАННИСЯН ГАЯНБ АКОПОВНА
Ф У Н К Ц И 0 Ш 1 Р 0 В А Н И Б А Р М Я Н С К И Х АНТРОПОНИМОВ
В Р У С С К О Й Р Е Ч Е В О Й СРЕДЕ
(на материале художественных текстов X I X - X X вв.)
Специальность 10.02.01 - Русский я з ы к
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата филологических наук
Тюмень - 2005
Работа выполнена на кафедре общего языкознания Тюменского го­
сударственного университета
Н а у ч н ы й руководитель:
доктор филологических наук, профессор,
академик А Г Н , Р А Е Н , А Р Э , заслуженный
деятель науки Р Ф
Фролов Николай
Константинович
Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор
Белозерова
Наталья
Николаевна
кандидат филологических наук, доцент
Купчик
Ведущая организация:
Елена
Викторовна
Нижневартовский государственный
гуманитарный университет
Защита состоится 18 ноября 2005 года в 12.30 на заседании диссерта­
ционного совета Д 212.274.09 по защите диссертаций на соискание у ч е ­
ной степени доктора филологических наук в Тюменском государствен­
ном згниверситете по адресу: 625003, г. Тюмень, ул. Семакова, 10, ауд. 325.
С диссерта191ей можно ознакомиться в научной библиотеке Тюмен­
ского государственного университета.
Автореферат разослан «14» октября 2005 г.
Ученый секретарь
диссертационного совета
кандидат филологические
доцент
наук,
'fA^
с. М. Белякова
ш^
ЛУЛ^
^^'J"l
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Исследование способов передачи иноязычных антропонимов
в русской речевой среде является актуальной проблемой совре­
менного языкознания, так как в эпоху демократизации и широ­
ких международных отношений антропонимы легко пересекают
межкультурные и межъязыковые границы. Антропонимы реа­
лизуются как в устной, так и в письменной формах речи, а их
лингвистические особенности и репрезентация в тексте требу­
ют особого внимания переводчика. Являясь языковым посред­
ником между читателем и автором произведения, переводчик
играет важную роль не только в осмыслении идеи произведе­
ния, но и в максимально точном воспроизведении иноязычных
антропонимов из языка-источника в язык-преемник. В диссертахрюнной работе анализируются поэтонимы в их транслитери­
рованных на русский язык романах Д. Демирчяна «Вардананк» и
X. Абовяна «Раны Армении».
В изучение армянской антропонимиии весомый вклад вне­
сли Г. Ачарян, Г. Гюбшман, Г. М. Налбандян, Г. Б. Джаукян,
Т. М. Аветисян и др. Однако в армянской антропонимиии до сих
пор остаются вне зоны внимания литературные антропонивш.
При наличии довольно обширной литературы, посвященной твор­
честву X. Абовяна и Д. Демирчяна (П. Акопян, Г. Б. Мурадян,
В. С. Налбандян), их вклад в армянскую поэтонимию практичес­
ки не исследован. Поэтому актуальность предложенной работы
обусловлена во-первых, недостаточной разработанностью про­
блем, связанных с интерпретацией армянской литературной антропонимии в целом и в частности антропонимии романа «Вардананк» и «Раны Армении», во-вторых, необходимостью много­
аспектного описания армянской антропонимии в русской
художественной речи, определением роли Д. Демирчяна и
X. Абовяна в становлении системы имянаречения армянских ли­
тературных персонажей. Анализ антропонимов в романах Д. Де­
мирчяна «Вардананк» и X. Абовяна «Раны Армении» позволяет
обнаружить то новое, индивидуальное, что определяет специ­
фику художественной речи, их словесное мастерство. Антропо­
нимы, как известно, играют существенную роль в раскрытии
характера персонажа, что прослеживается в сфере семантиза-
„. Ч
р о с НАЦИОНАЛЬНА)!
БИБЛИОТЕКА
С.
г^г^Щ
•в
—
''
ции антропонимов в художественном тексте. Изучение армянс­
ких антропонимов с точки зрения их переосмысления, трансли­
терации в русском тексте может стать инновацией в поэтонимии.
Научная новизна предлагаемого исследования состоит, вопервых, во всестороннем анализе армянской антропонимии в
русских переводах армянских исторических романов, во-вторых,
в выделении основных принципов транслитерации и особеннос­
тей перевода и передачи армянских литературных антропонимов
в русском языке, включая выявление фонетических закономер­
ностей и некоторых диалектных особенностей.
Материалом исследования послужили именования персона­
ж е й , извлеченные из романов Д. Демирчяна «Вардананк» и
X . Абовяна «Раны Армении». В нашем распоряжении оказалось
около 400 антропонимических единиц. Источником для исследо­
вания послужили русские переводы исторических романов клас­
сиков армянской литературы Д. К. Демирчяна «Вардананк» (пер.
А. Тадевосяна) и X . Абовяна «Раны Армении» (пер. С. Шервинского). Выбор первоисточников обусловлен: 1) широкой известнос­
тью произведений армянских авторов, которые переводились с
армянского на русский язык и многократно переиздавались в
России; 2) местом и ролью произведений анализируемых авторов
в мировой художественной литературе; 3) творческими замысла­
ми исследуемых авторов, которые глубоко и всесторонне осве­
тили в своих художественных произведениях прошлое и настоя­
щее армянского народа. Таким образом, в совокупности выбор
авторов и переводных художественных текстов оказался предна­
меренным и был нацелен на многоплановое наблюдение над ис­
торией формирования и становления армянской антропонимии.
Целью диссертационной работы является комплексное иссле­
дование армянской системы антропонимии на материале переве­
денных на русский я з ы к художественных текстов, включая фонемику, морфемику и семантику литературных антропонимов. Для
реализации этой цели ставятся следующие задачи:
1. Предложить на основе переводных художественных тек­
стов общую характеристику армянского антропонимикона;
2 Определить состав языческих и христианских имен в ар­
мянском именослове, выявить роль иноязычных антропонимичес-
ких вкраплений и рассмотреть особенности их функционирова­
ния в армянской классической литературе;
3. Изучить механизмы фонетических трансформаций, основ­
ные приемы транслитера1Д1и армянской антропонимии в русской
художественной речи, а также описать комбинаторные модифи­
кации в адаптированной армянской литературной антропонимии;
4. Рассмотреть в тексте русского перевода мотивацию выбора
личных имен и фамилий и изучить функции антропонимов в х у ­
дожественном тексте;
5. Проанализировать семантику и морфемную структуру а р ­
мянских антропонимов в русском художественном тексте.
Теоретическая и практическая значимость диссертационной
работы заключается в том, что благодаря установлению схожих
и специфических черт русского и армянского антропонимиконов, сопоставительные данные могут быть использованы при
транслитерации антропонимов с армянского языка на русский.
Полученные результаты найдут свое применение на спецкурсах
по сопоставительной грамматике и ономастике армянского и
русского языков, в курсах по лингвостилистике и переводчес­
кой практике исследуемых языков. Приложение может быть и с ­
пользовано при составлении антропонимических словарей Д. Демирчяна и X . Абовяна.
Объектом диссертационного исследования является армянс­
к а я антропонимия в русских переводных художественных т е к ­
стах. Предметом исследования является семантико-стилистическ а я характеристика имен литературных персонажей в романе
Д. Демирчяна «Вардананк» и X . Абовяна «Раны Армении». Попут­
но рассматривается роль иноязычных вкраплений в армянской
антропонимике, предлагается интерпретация семантико-функциональных особенностей армянских антропонимов и анализрфуется фонетико-морфологическая и словообразовательная структу­
ра адаптированных в русском языке армянских литературных
антропонимов.
Методы исследования. В работе использована традихцюнная
в лингвистике и ономастике методология исследования, в том
числе описательный, исторический, стилистический, сопостави­
тельный и статистический методы.
Основные положения, выносимые на защиту:
1. Антропонимы, функционирующие в переводных текстах
исследуемых романов, являются отражением реального армянс­
кого антропонимикона. Репрезентация языческих и христианс­
ких имен в романе детерминирована жанровой спецификой про­
изведения, целевой установкой и мировосприятием автора, а
также хронотопом истории армянской антропонролии.
2. Передача армянских антропонимов на русский я з ы к подчи­
нена определенным традициям и закономерностям. Воспроизве­
дение армянских антропонимов в русском языке характеризует­
с я расхождением фонетических систем, различий структуры имен
собственных и лексическими особенностями.
3. В системе исследуемых романов засвидетельствованы з а ­
кономерные фонетико-морфологические, комбинаторные, морфемно-словообразовательные модификации армянской антропоНИ21ИИ при адаптации их на русский язык.
4 Состав антропонимов, привлеченных писателями, свиде­
тельствует о целенаправленном отборе онимов и их функций в
художественном тексте, знании ономастических традиций эпохи
и соответствует реальным прототипам.
5. Приемы семантизации антропонимов, являющиеся резуль­
татом сигнификативного и денотативного аспектов значений,
служат дополнительным средством в создании образа персонажа.
Апробация работы. Отдельные положения диссертации изло­
жены автором в пяти публикациях, в выступлениях на всероссийс­
кой научной конференции «Актуальные вопросы лингвистики» (Тю­
мень 2002), всероссийской научно-практической конференции «Сла­
вяно-русские духовные традиции в культурном сознании народов
России» (Тюмень 2005), межрегиональной научной-практической
конференции «Этнокультурное пространство региона и языковое
сознание» (Тюмень 2005), докладах на научных семинарах кафедры
общего языкознания Тюменского государственного университета.
Структура и объем работы. Диссертаздионное исследование со­
стоит из Введения, трех глав, Заключения, списка использованной
литературы и словарей, двух приложений и списка условных со­
кращений. В первом приложении даны основные практические при­
емы транслитерации армянских антропонимов на русский язык, во
втором приложении представлен антропонимикой исследуемых тек6
стов. Общий объем диссертационного исследования составляет 211
стр., в том числе 175 страниц основного текста.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ
В о Введении обосновывается актуальность избранной темы,
новизна проведенного исследования, определяются объект и пред­
мет исследования, формулируются цель и задачи работы, рас­
крывается теоретико-практическая значимость, указываются
методы исследования. Обзор научной литературы представлен в
краткой историографической справке. Дана характеристика ана­
лизируемых источников и краткая биографическая справка о
творчестве исследуемых авторов.
В I главе «Наречение литературных персонажей в армянс­
кой классической литературе в зеркале традиций армянского именословия (на материале армянских переводов на русский я з ы к ) »
выявляется состав языческого и заимствованного христианского
армянского именослова и особенности репрезентахщи в армянс­
кой классической лрггературе, формулы именований литератур­
ных персонажей, а также описывается роль иноязычных антропонимических вкраплений в армянской системе именования.
В современном армянском именнике функционхфуют две боль­
шие группы личных имен, которые я в л я ю т с я официальными
паспортными именами, послужившие базовым пластом в образо­
вании личных и фамильных наименований. Р е ч ь идет об армянс­
ком именнике дохристианского происхождения — это персидс­
кие, пехлевийские (Ашхен, Сурен, Трдат), исконно армянские
имена {Езник, Вард, Соси), которые в практике армянского именословия употреблялись с незапамятных времен. Другая группа
имен начала функционировать непосредственно после прршятия
христианской веры армянами в 301 г. Это в основном греческие
{Александр, Петрос, Степаннос), древнееврейские {Абраам, Да­
вид, Илья), латинские {Вергилий, Маркиан, Сципион), ассирий­
ские имена {Абгар, Багдасар, Саркис), а также калькированные
армянские имена {Арутюн, Такуи, Дешхо).
Религиозные верования армян демонстрируют тесную связь,
существовавшую в течение многих столетий между Ираном и
Арменией. Имена отдельных божеств древнеармянского пантео­
на иранского происхождения: Анаит (богиня воды, матери и пло-
дородия), Агурамазд (верховное божество, олицетворяющее доб­
рое начало), Ваагн (бог войны, грома и молнии), Михр (бог солнца
и огня) и Тир (божество письменности, литературы, красноре­
чия, науки и искусства), некоторые из которых впоследствии
становятся компонентами сложносоставных имен: Михрдат, Меружан, Трдат, Ормизд.
Разнообразные теонимические почитания армян нашли свое
отражение в армянских именованиях. Отголоском древнего культа
природы явились имена, указывающие на связь с флорой и фа­
уной: Арцви «орел», Вард «роза», Корюн «лев», Соси «платан».
Особым почитанием пользовались у древних персов животные:
asp «логиадъ», varaz «кабан». Образование двуосновных имен с
этими лексемами достаточно продуктивно в армянском именнике: Амазасп, Варазишпух, Вараздат, Вги,насп и т. д.
В ткань романа «Вардананк» органично вплетены языческие
песни с использованием армянских и иранских мифологических
героев {Агурамазда, Ариман, Арташес, Астпхик, Ваагн, Зрадашт).
«Преклонимся ж е перед Агурамаздой - праведным повелителем
истины. Поклонение Зрадашту, Кава Виштаспу, Фрашогидре и
Джамаспе и всем древним жрецам огня!». «...Старший гусан про­
пел строфы старинного сказания: Золотой дождь шел на свадьбе
Арташеса, - Ж е м ч у ж н ы й дождь шел на свадьбе Сатеник\».
Языческие имена у Д. Демрфчяна и X . Абовяна функциогофуют
в их взаимодействии с христианскими. Противопоставление имен
Хргиутос - Магомет в романе «Раны Армении» и Христос - Зра­
дашт в романе «Вардананк» подчеркивает общность идейной тема­
тики романов, особенности национальной религии, менталитета,
истории, культуры, духовных ценностей армян и персов. «Ему угодно
было допустить обсуждение и исследование учений Зрадаитш и
Христл». «Зато когда у кого дело до них, так готовы голову с тебя
снять, - так ни Xpiiemoc, ни Магомет не поступали».
Антропонимы, связанные с христианским пантеоном армянс­
ких святых и мучеников, фигурируют как в романе «Вардананк»,
так и в «Ранах Армении». Это имена глубоко почитаемых армя­
нами святых: Георгий, Григорий Просветитель
(проповедник
христианства в Армении), Иоанн Креститель,
Саркис, Саак, зву­
чащие как в авторской речи, так и в речи персонажей: «О свя­
тей Саркис, быстропоспешествующий! О святой воитель Геор-
гий, когда ж е подоспеете в ы нам помощь?». «Кровью будем з а ­
щищать завет и дело Григория Просает,ит,еля\». К лику святых,
как свидетельствуется в романе «Раны Армении», армянской
церковью причислены несколько родовых имен знатных армянс­
ких князей: Вардан, Ваган. «О бог Вардана, о бог Вагана\»
Состав армянского женского христианского именника неве­
лик, что также подтверждается русским переводным текстом.
Единожды появляется в речи персонажей имя святой Рипсимз:
«- Да, Рипсимэ-джан, дорогая моя, во имя твоей святой...».
X . Абовян часто цитирует в произведении конкретные строки
из Евангелия, а его герои употребляют имена библейских персо­
нажей {праотец Авраам, Авелева жертва, ангел Товия, Ной, ан­
гелы Гавриил и Милаил), а также имена мусульманских богов и
пророков {Али, Гасан, Гусейн, Магомет). «Апостол Павел не го­
ворит разве: «Будьте покорны царям, ибо власть их - от бога?».
Если сравнить именник в обоих исследуемых нами романах, то
христианские мотивы, образы, следовательно, и агионимы пре­
валируют в романе «Раны Армении», а в «Вардананке» - имена
языческих персонажей.
Таким образом, часть христианских имен занимает устойчи­
вые позиции в активном армянском именослове, отодвигая в пас­
сивный запас многие исконные языческие имена, а также всту­
пает в связь с другими словами армянского языка, образуя еди­
ную антропонимическую систему.
Значительное влияние на армянские способы именования ока­
зал иранский язык, что объясняется длительными культурноисторическими контактами двух этносов. Э т и народы были еди­
новерцами, что, как показали наши исследования, наложило от­
печаток на армянские именования. В армянский я з ы к вошли
форманты -уи, -духт, -ануш
со значением «дочь, девочка»,
выступающие в армянском онимообразовании в качестве состав­
ных компонентов: Србуи, Михрдухт,, Вараздухт и т. д. Компо­
ненты -духт и -ануш служили знаком именования армянской
женщины в древние времена (Сааканущ «дочь Саака», Хосровидухт «дочь Хосрова»), но утратились в современном армянском
языке, а -уи стал антропонимическим суффиксом и средством
выражения грамматической категории женского рода. Наиболее
активным вкраплением в армянские способы именования яви-
лись персидские и арабские титульные компоненты, которые
постепенно утратили свое основное назначение, выступая в даль­
нейшем в качестве препозитивных или постпозитивньпс сочета­
ний сложносоставного имени. Такие апеллятивы, как ага, хан,
шах, мелик, мирза, фигурируют лишь в романе «Раны Арме­
нии»: Наги-хан, Надир-гиах, Мелик-Саак, Саак-ага.
Поскольку армянский я з ы к относится к индоевропейской се­
мье языков, будучи генетически родственным славянским, гер­
манским и другими западноевропейскрпл языкам, в его словар­
ном составе заметно выделяются русские заимствования. Знаме­
нательным событием в X I X веке в истории армянского народа
явилось присоединение Восточной Армении к России, освобож­
дение Еревана от персов в 1828 г. , о чем и повествуется в рома­
не X . Абовяна «Раны Армении». Активное взаимодействие и вза­
имообогащение русского и армянского языков привело к усвое­
нию русской трехчленной формулы официального именования
человека в армянской среде. Формула « Л И + О + Ф » с течением
времени плавно переходит в армянскую систему именования.
В русском языке, в зависимости от пола носителя имени,
фамилии получают различное морфологическое оформление,
которое фиксируется финалями -а для женского и - нулевой
флексией для мужского родов. В армянской антропонимии родо­
вой признак фамилий, как и отчеств, не выражается, поскольку
в языке отсутствует категория рода. В речевой среде пол носите­
л я имени обозначается апеллятивами тикин «госпожа», парой
«господин», ориорд (в отношении незамужних женщин). В осталь­
ных случаях это достигается только с помощью контекста.
В исследуемых нами романах, с одной стороны, прослежива­
ются четкие официальные и неофициальные отношения, кото­
рые и выражаются в разных формулах именований. С другой сто­
роны, отмечено незначительное использование субъективных форм
имен, что объясняется жанровой принадлежностью произведения
и целевой установкой автора. В романе Д. Демирчяна «Вардананк»
и X . Абовяна «Раны Армении» авторами используются однослов­
ные (личное имя или фамилия) и двусловны£ (личное имя + фа­
милия, патроним + имя) формулы. В ряде эпизодов личное имя
или фамилия уточняется дополнительным указанием на род заня­
тий или профессию у низшего сословия {кузнец Оваким, старши10
на Бакур), должность у духовных лиц (епископ Иоаннес, католи­
кос Епрем) и титулы и звания у высшего сословия (cmpamtuiam
Анатолий, мелик Абраам, генерал Красовский). К редким форму­
лам относятся «патроним + имя» и «имя + патроним» с суффиксами
-онц, -енц: Арутюн Атювенц, Крчонц Вирап. Трехслойных формул
(личное имя + фамилия + отчество) в тексте не зафиксировано,
что объясняется использованием только личных и наследствен­
ных имен, антропонимические форманты которых указывали на
принадлежность к месту рождения или к главе рода. В романе
«Раны Армении» формулы именования представлены несколько
иначе, поскольку временной срез у ж е другой - X I X в. В это
время фамилия стала официальной номинативной единицей, а
отчество еще находилось на стадии внедрения.
Ф о р м у л ы именований женщин я в л я ю т с я подтверждением
первичной системы именования по имени главы се1льи и обуслов­
лены их социальным положением в обществе. В древней Армении
замужние женщине именовались посредством имени м у ж а , а
незамужние - именем отца. Поэтому большинство женских пер­
сонажей в романе «Вардананк» именуются формулой «номен +
имя мужа» (жена Нергиапуха Арцруни, супруга бдэшха Ашуши)
и «номен + имя сына» (мать Гадишо, мать Атома Гнуни). В ро­
манах именования детей представлены единичными случаями:
подростка по имени Варданик (сын крестьянина). Вабика и Нерсика (сыновья марзпана Армении Васака Сюни).
Таким образом, формулы именований в речевом контексте
выражают межличностные и социальные отношения персонажей.
Во I I главе «Транслитерация армянских антропонимов в рус­
ской художественной речи» сопоставляется звуковой строй а р ­
мянского языка с русским, проводится морфемно-словообразовательная интерпретация антропонимов, описаны комбинаторные
изменения в адаптированной литературной армянской антропонимии, а также представлены основные принципы транслитера­
ции и перевода армянских антропонимов в русском художествен­
ном тексте.
Русские и армянские языки, входящие в ршдоевропейскую
семью языков, в процессе своей эволюции обнаруживают значи­
тельные расхождения у ж е на фонетическом уровне: не совпада­
ет количество гласных и согласных звуков, их акустический об11
лик и артикуляционные процессы. Все это вполне очевидно на
уровне сопоставления художественных текстов на русском и ар­
мянском языках, в частности, в системе антропонимии. Будучи
потенциально адекватными в силу непереводимости, антропони­
м ы репрезентируют вполне очевидные расхождения, связанные
с развитием фонетических систем. В русском языке специфичес­
ким признаком консонантизма является наличие или отсутствие
палатализации, в армянском - придыхательность и непридыхательность, а типологической особенностью обоих языков являет­
с я глухость/звонкость.
В звуковом строе армянского и русского язьжов можно иден­
тифицировать звуки, схожие между собой, но есть весьма спе­
цифические фонемы, которые не могут считаться тождествен­
ными. Когда в язьже-преемнике нет соответствующих фонем я з ы ­
ка-источника, происходит усечение иноязычных фонем либо их
сзгбституция приблизительными вариантами. Переводчик, следуя
принципу взаимно однозначного соответствия между фонемами
оригинала и их графическими обозначениями в принршающем я з ы ­
ке, иногда приходит к неоднозначному результату, что приво­
дит к различным нахтасаниям одних и тех ж е имен: Артен Артэн, Ованес - Оганес - Иоаннес и т. д. При этом сложились
определенные правила написания и типичные приемы субститу­
ции звуков. Так, армянская фонема [в] в составе антропонимов в
русском языке оформляется трояко: посредством [и], [у], [ы]
(Ерзм'И'Каци, Садмк-хан) в зависимости от позиции в слове и в
единичном случае (в романе «Вардананк») через [э] (Энцайни).
Армянский фарингальный [h] в русском языке может заменять­
с я как на [г] (Гайк, Гомер), [х] {Mucsp, ЗозЕраб), может и утра­
титься (ЩРипсимэ, Зарэ[к], Ha[h]anem). Замещение армянского
звонкого фрикативного заднеязычного [у] осуществляется рус­
ским [г] {Гевонд, Цо^цк), [х] {Аст^ик, Бартпух., Махкос), а также
через [к] в тюркских по происхождению именах (Кара, Садыкхан). Д л я армянских аффрикат [J], [j], [с], [{] традощионной счита­
ется их передача русскими буквосочетаниями дж, дз, «= ц (тс),
« ч (тч) (Apijeu, Аветик-джан, Дзюнакан. Тацат).
В русском языке пшроко развита категория твердости/мягко­
сти в отличие от армянского языка, где согласные по указанному
признаку являются «нейтральными». Корреляция твердость/мяг12
кость согласных проявляется в замене армянской гласной [е] на
русское [э] (во избежание смягчения предшествующего согласно­
го): Аракэл, Нерсэ, Рипсимэ и т. д. Категория придыхатпельности/
неприЗыхательности
образует в армянском языке пары: [pMph],
ItJ-lth], Pc]-[kh], которые в русском языке заменяются глухими
согласными [п], [т], [к]: Еирем, Александр, Хащул.
Словообразование армянских антропонимов осуществляется
путем суффикса1Ц1и и сложения. К образующим основам чаще
всего прибавляются заимствованные из персидского языка с у ф ­
фиксы -ок {Артак, Аршак), -«к [Варданик], -ен (Сурен, Артен),
армянский вокативный суффикс -о (Каро, Сого). Единичными слу­
чаями представлены суффиксы -акан (Тонакан), -ич {Мкртич),
-анк (Вардананк), -оц (Tnpoi^). Типичным способом образования
гипокористических имен стали усечения отдельных звуков в раз­
ных позициях слова {Оган ~ Оганес, Тома - Товмас и т. д.).
Особое место в армянском онимообразовании занимает сло­
жение. В основе сложных по структуре имен выступают не только
существительные, как в суффиксации, но и прилагательные,
глагольные образования, числительные: Атпрвшкасп (пехл.) - atur
«огонь» + viSnasp «жеребец», Аршавир (др. иран) - arsan «силь­
ный» + vir «человек». Составными компонентами антропонимов
являются также собственные имена, например, Л И + Л И : Варазваган - Вараз + Вагам, Врамшапух - Врам + Шапух, Мъисрнерсэ - Михр + Нерсех. В романе «Раны Армении» превалируют слож­
ные двухсловные имена с постпозитивными персидскими титуль­
ными компонентами игах, хан, ала, оглы, мелик, мирза, джан
(Ахта-ишх, Гасан-хан), тюркским оглы (Кер-оглы, Кешиш-оглы),
а также препозитивным армянским тер (Тэр-Зангак, Тэр-Маруке). Малочисленны трехсловные модели {Ага-Магомет-хан, ФатАли-шах, Пероз-Вш,насп-Тизбон).
Словообразовательная структура фамилий в армянских ро­
манах, переводимых на русский язык, представлена широким
набором армянских архаических суффиксов -уни, -аци, -еци,
-ени (Багратуни, Габегени, Кохпаци), современным армянским
суффиксом -як (Димаксян, Меграбян-Туманян), а также рус­
скими фамилиеобразующими суффиксами -ов, -ев, -ский, -евич,
-ич (Завров, ToMOMUiee, Паскевич, Красовский, Симонич), зафик­
сированными только в романе «Раны Армении».
13
Таким образом, словообразовательная структура антропони­
мов романа «Вардананк» сохраняет черты древнеармянского именника {-аци, -еци, -уни, -онц), а в романе «Раны Армении» отме­
чен новый фамилиеобразз^ощий суффикс -ян.
Армянские литературные антропонимы в процессе адапта­
ции к русскому языку существенно изменяют свой фонетикоморфологический облик, подвергаясь различным звуковым мо­
дификациям: ассимТ'^ляции, диссимиляции, усечению, всевозмож­
ным субституциям, что обусловлено не только особенностями
звукового строя языка-преемника и языка-источника, но и в л и ­
янием живых диалектов. Существенные изменения происходят в
области вокализма и консонантизма, в том числе чередование
нейтрального [е] с [е]: Д[в]стрйк (арм.) - Дестрйк (рус), [е] >
[и]: ШаЩв]ншак (арм.) - Шахиншах (рус), Ат[в]л (арм.) - Атил­
ла (рус.) Отдельно выделены случаи субституции :_ие > н и : Габриел (арм.) - Гавриил (рус), о > а: Погос (арм.) ~ Павел (рус), е /
э > и: Егиа (а.рк.) - Илья (pyc.j, Эраклий (арм.) - Ираклий (рус),
[е] > [о]: Петрос (арм.) - Пётр (рус). Наблюдаются замены арм. иа на рус. -ия: Диинприл - Диипприя, Пулькериа - Пульхерил.
Приспособление армянских антропонимов к русской речевой
среде находит свое выражение и в сокращении антропонимов.
Например, усечение -о<; и -% в греческих и -us в латинских име­
нах: Акиллес (арм.) - Ахилл ( р у с ) , Маркианос (арм.) - Маркиан
(рус). В некоторых случаях они заменяются в русском языке на ий: Григориос (арм.) - Григорий (рус), Эл^ариос (арм.) - Элфарий (рус).
Консонантные изменения приводят к устранению этимологи­
ческих двойных согласных: нн > н: Ованнес (арм.) - Ованес, 0ганес (pyc.j. Обратное явление наблюдается в следующих антропо­
нимах: Атпвл (арм.) - Атпилла (рус), Степанос (арм.) - Степаннос (рус). Закономерным явлением в консонантизме армянского
языка является чередование л//г: Егиса (арм.) - Елиса (рус),
Погос (арм.) - Павел (рус), к//х: Закаре (арм.) - Захарий (рус),
Микаел (арм.) - Михаил (рус), а также [б] > [в]: Тобит (арм.) Товий (рус), Габриел (арм.) - Гавриил (рус); [т] > [ф]: Агатпангехос (арм.) - Агафангел (рус), Теодос (арм.) - Феодосии (рус), [п] >
[ф]: Епрем (арм.) - Ефрем (рус).
и
Для армянской адаптированной антропонимии характерны как
оглушение, так и озвончение согласных: Tagyu (арм.) - Taisyu
(рус), Вишйаспа (арм.) - Вишттспа
( p y c j , Чингисхан (рус.) Чингисхан (арм.), Срап (арм.) - Серов (рус). Наблюдаются также
случаи эпентезы: Georges (грен.) - Геворк (арм.) - Георгий (рус),
Idannes (др. евр.) - Ованес (арм.) - Иоаннес (рус). Стяжение групп
согласных наблюдается в случае, когда арм. жд переходит в рус.
от: Аждаак (арм.) — Астиаг (рус).
Часть фонетических закономерностей имеет диалектный от­
тенок. Оглушение и озвончение согласных, переход (м] > [н] в
консонантизме и замена гласных [о] > [а], [о] > [е] в вокализме
обнаруживаются в части антропонимов романа: Аннибал - Ган­
нибал, Грасовский - Красовский, Ермолов - Ермолов, Масрадин - Насреддин, Наполеон - Наполеон, Паскович - Паск^вич,
Рогцгнсон - Робинзон. Антропонимы с данными диалектными
чертами при переводе на русский я з ы к принимают литератур­
ную форму.
Передача армянских антропонимов достигается не только за
счет транслитерации, но и перевода. Иногда переводчиком вмес­
то полного исходного имени используется прием транслитера­
ции национального имени с переводом дополнительного компо­
нента-эпитета, характеризующего внешние или внутренние свой­
ства носителя имени. Это имена исторических лиц, мифологических
героев, мало известные иноязычному читателю, обладаюш;их
ярким коннотативньш значением и несущих в себе емкую образ­
ную нагрузку: Ара Гехецик (арм.) - Ара Прекрасный (рус), Гайк
Наапет (арм.) - Гайк-прародителъ
(рус), Григор Лусаворич
(арм.) - Григорий Просветитель
(рус).
Переводу подлежат также «вторые имена святых» и прозви­
ща армянских царей, которые оформляются либо со строчной
буквы с дефисом, либо с прописной без дефиса: Вогаргиак Партев
(арм.) - Вагаршак-парфянин (рус), Гевонд Ерец (арм.) - иерей
Гевонд (рус), Ованес Карапет, (арм.) - Иоанн Креститель
(рус).
Кроме транслитерации и перевода при передаче армянских
антропонимов наблюдается и транспозиция. Так, некоторые име­
на персонажей (библейские имена, имена монархов и священнослу­
жителей) передаются в тексте в русифицированной форме, что,
на наш взгляд, можно связать также с социальным статусом
15
персонажей: Авраам вместо арм. Абрам, Астьлг вместо Аждаак,
Георгий вместо Геворк, Кир вместо Кюрос, Мария вместо Мариам, Пётр вместо Пет.рос, Павел вместо Погос и т. д. «Сам Христос
отнял меч у Петра, чтобы и армянин крещенный за меч не брал­
ся». Крестьянские имена и имена армянских политических и цер­
ковных деятелей переводчики используют в адаптированной ар­
мянским язьпсом форме: крестьянин Абрам, дед Оган, ага Петрос, епископ Григор.
Иноязычные имена языка-источника «подстраиваются» к прин­
ципам правописания язьжа-преемника. Различные варианты за­
имствованных Р1мен возникают в связи с расхождениями орфогра­
фии, а именно при дефисном написании имен. Например, заим­
ствованный из персидского языка компонент джан, выступающий
в армянском языке в качестве эпитета к имени со значением «ми­
лый», «душенька», переводчик романа X . Абовяна «Раны Арменрш» присоединяет к имени дефисом для придания повествованию
большей эмоциональности и тональности: Агаси-джан, Ерусалимский-doHXLH, Муса-джан. Дефисное написание наблюдается также в
антропонимах с персидскими титульными компонентами ага (Манук-ага, Окюз-ага, Соси-ага), мелик (Мелик-Саак), хан (Наги-хан)
для возвеличивания персонажей.
В русском тексте и в тексте оригинала не совпадают сопро­
вождающие апеллятивные конкретизаторы. Часто переводчики
вместо непереводимого апеллятива языка-источника используют
близкие по смыслу слова язьпса-преемника. Армянский препози­
тивный в антропонимии компонент тер, указывающий на духов­
ное происхождение носрггеля имени, в исследуемых нами рома­
нах переводится неоднозначно: государь, владетель, отщ, свяи^енник. Например, т е р Маркое (арм.) - свягценник Маркое (рус),
тер Рштуни (арм.) - государь Рштуни (рус). Однако не всегда
переводчикам удается найти компенсирующие апеллятивы, с в я ­
занные с язьпсовым менталитетом народа, поэтому в таких случа­
ях прибегают к транслитерации и дают пояснения в примечаниях:
ориорд - незамужняя женщина, нахарар - владетельный князьфеодал в древней Армении, сардар - наместник
Антропонимы язьпса-источника, помимо фонетических и ча­
стично лексических, подвергаются структурньпй изменениям в
конце слова. Иногда фамильные суффиксы языка-источника пе16
реориентируются на суффиксацию языка-преемника. Наиболее
активно с армянскими фамильными основами взаимодействуют
русские фамилйеобраззтощие суффиксы -ов и -ский. Суффик­
сом -ский заменяются армянские фамилии с суффиксами -уни,
-аци (Одзнийский = Одзнеци, Мокаци = Мокский, Puimynu =
Рштунийский).
«Едва светало; нахарар Мокский еще спал глу­
боким сном, когда неожиданно его разбудили». Традиционно
армянские собирательные антропонимы передаются через фор­
мант -иды: Багратиды. (рус.) = Багратуни (арм.), Мамикониды
(рус.) = Мамиконяны (арм.).
В целом при формальной и содержательной передаче армян­
ских антропонимов на русский я з ы к переводчики максимально
ориентировались на сохранение тождества антропонимов в я з ы ­
ке перевода, сохраняя национальный колорит антропонимикона,
а в некоторых случаях применяя дифференциальный подход.
В I I I главе «Семантико-стилистическая характеристика ар­
мянской транслитерированной художественной аятропояимии»
анализируются основные принципы и механизмы семантизахцта
армянской антропонимии в исторических романах, предлагается
лексико-семантическая классификация армянских антропонимов,
выявляются основные способы мотивации антропонимов и дается
их сопоставление с реальными именами прототипов, излагаются
сведения о функциях антропонимов в художественном тексте.
Мотивация выбора имен персонажей Д. Демирчяном и X . Абовяном обусловлена жанровой и идейно-тематической направлен­
ностью текстов. В романах, отражающих реальную действитель­
ность, выбор имен строго детерминирован как эпохой, так и со­
циальным статусом исторического д е я т е л я . Большинство
действующих и эпизодических персонажей в романах являются
реальньпяи историческими лицами - это армянские князья (Вардан Мамиконян, Артак Мокаци, Васак Сюни и др.), русские ге­
нералы, офицеры {Ермолов, Гудович, Паскевич, Цицианов и др.),
историки-писатели, поэты (Егишэ, Мовсес Хоренаци, Софокл), к у п ­
цы (Завров, Тамамшев, Херединов и др.), крестьяне (Агаси, Оваким, Манук и др.).
Русские генералы и армянские купцы, судя по роману «Раны
Армении», обозначены только фамилиями, а их имена и отче­
ства представлены в примечании: Бебутов Василий (Барсег)
17
Осипович, Ерусалгимский Карапет Габриелович, Красовский А ф а ­
насий Иванович, Мадатов (Мадатян) Валериан Григорьевич, Пас­
кевич Иван Федорович, Симонич Иван Осипович, Цицианов П а ­
вел Дмитриевич и др. «Как друг, как небесный ангел-благовестник, с венцом свободы и милосердия, вступил князь Паскевич в
сардарский дворец». Некоторых русских генералов Абовян обо­
значает лишь прозвищным именем. Так, русский генерал Мура­
вьев Н. Н. выступает в романе как пагиа Карский. Имена персид­
ских правителей Абовян сохраняет в подлинной огласовке, изоб­
личая их чрезвычайный фанатизм и ненависть к армянам и
христианской религии: Гасан-хан, Магомет-хан, Надир-шах.
В романе «Раны Армении» также наличествуют «полуреаль­
ные» имена (термин О. И. Фоняковой). Это проявляется, во-пер­
вых, в замене фамилиеобразующих формантов прототипов дру­
гими: Завров - Завриянц, Саварзамирза - CaeapcoMuSMj Тамамшез. ~ Тамамш&и- Во-вторых, сохранение инициальной буквы от
полного имени прототипа: «Вон у золотых дел мастера П. много
денег...» (Мастер П. - это Заргар Погос). В-третьих, мена пер­
сидских по происхождению имен на арменизированные либо хри­
стианские: Агабек - Агафон, Вакур - Персик.
Авторы вводят в ткань произведения вымышленньпс персона­
жей, подбирая им имена из армянского реального именника [Аракзл, Саак, Маридм, Вардит.ер, Оваким).
Функхщи антропонимов раскрываются комбинированием об­
щеязыковых (служить средством номинации, обозначении или
выделении лица) и речевых (дейктической: «Вот, - показал он
на настоятеля сюнийского монастыря, - отец Григориос из Сюника», номинативно-экспрессивной, ситуативно-реминисцентной:
«- Это у ж е не дни Шапуха\..», функцией обобщения: «Тогда он
растопчет всех этих Деншапухов, уничтожит Варазваганов, враж­
дебных нахараров и этих одержимых монахов!..», функцией се­
мантической емкости антропонима: «Вараздухт хорошо был и з ­
вестен необузданный, вспьиъчивый нрав Васака...» (Васак - перс,
«свободный, самовластный»)) функций.
Специфика употребления антропонимов в романах определяет­
ся жанровой принадлежностью произведения. Поскольку исследуе­
мые романы исторические, то превалируюхцие в них реальные
имена обозначают и выделяют историческое лицо, выступают в
18
качестве объекта сравнения и элемента эпохи. В основном истори­
ческие имена выполняют свою прямую номинативную, различи­
тельно-выделительную функцию, так как являются назывными зна­
ками {Вардан Мамиконян, Мовсес Хоренаци, Паскевич и т. д.).
Несмотря на то, что наиболее асемантичными являются лич­
ные имена, они могут своей внутренней формой вьшоляить иденти­
фицирующую и характеризующую функции. В результате иссле­
дования нами выделены имена, внутренняя форма (мотивация) ко­
торых прямо указывает на основную черту характера своего
обладателя. Наиболее яркими примерами выступают персонажи с
исконно армянскими именами. Например, Корюн (арм. «детеныш
Льва, львенок»). Языковая информация этого апеллятива может быть
дополнена семами «отважный»,
«мужественный»,
«сильный»,
«храбрый», «гордый». Автор так характеризует своего героя: «с
непостиокъимой ловкостью», «отважен», «ловок», а в конце отрыв­
ка вводит в контекст апеллятив лев, прямо соотносящийся с семан­
тикой антропонима: «Льву подобный!». Демирчян показывает этого
героя и как «драконоборца» (так называли в мифические времена
бога грома и молнии Ваагна). Внутренняя форма антропонима обыгрывается и в контексте следующей фразы: «...Доблесть Ваагна сни­
зошла на него!..». В сознанрш армянского народа личное имя Ваагн
связывается с образом отважного, храброго человека (Ваагн - пехл.
«победоносный»). Таким образом актуализируется семантика лите­
ратурного антропонима Корюн, в качестве дополнительной конно­
тации которой используется личное имя Ваагн. Однако имя персо­
нажа не всегда участвует в создании общего и целостного пред­
ставления об образе. Например, Манук - арм. «дитя, ребенок»: «...Как
может он не преклоняться перед беспримерной храбростью и м у ж е ­
ством, скажем, Манук-аги из Арцапа».
В языковой системе наблюдается взаимопереход имен соб­
ственных и нарицательных, в результате которых выделяется
процесс апеллятивизации и онимизации. Ярким примером онимизации могут служить наименования, которыми Демирчян с осо­
бым чувством гордости и нежности наделяет мать главного героя
Вардана, имя которой на протяжении всего романа остается не­
известным. В качестве личного имени выступают следующие наи­
менования: Стлр/шая госпожа - Стлршая мат,ъ - Великая гос­
пожа - Великая мат.ь - Мать-госпожа.
19
в романах «Вардананк» и «Раны Армении» нами отмечено боль­
шое количество безантропонимяых именований. И х носители на­
деляются либо выразительными эпитетами, либо условными апеллятивавто, благодаря которым они наполняются емким содержа­
нием и играют немаловажную роль в представлении общей картины
описываемого события. Нами выделено несколько тематических
групп, отражающих сословно-социальный статус персонажа (сбор­
щик дани, дворецкий), родственные связи (отец Мусы), нацио­
нальность персонажа (воин-армянин, персидский воин), внешние
и внутренние характеристики персонажей (лохматый
крестья­
нин, хмурый крестьянин, чернолицый командир) и т. д.
В процессе апеллятивизации могут выступить собирательные
антропонимы со значением «множественности». Это своеобраз­
ный способ языковой экономии в перечислении тех представите­
лей, которые относятся к совокупности данного рода: ^Мамгуны,
могки и арцруны всячески успокаивали их, но иногда, потеряв
терпение, сами на них набрасывались».
Наряду с разнообразными способами прямой номинации пер­
сонажей в армянской литературе широко распространены негфямые, вторичные их обозначения: метафора, метонимия, сравне­
ние, что для писателей является добавочным средством в номина­
ции и образной характеризации персонажей. Объектами для
сравнения и метафоризации выступают, главным образом, биб­
лейские и мифологические образы, редко — исторические л и ч ­
ности. «Как тот Киликии вождь, ты тоже зовешься Смбат,. В тебе
его доблесть, честь, и пыл, и сердце горят» (о друге X . Абовяна
Агафоне Смбатяне). Антропоним Гайк в исследуемых романах
может употребляться как «великан» (народная этимология), топонимный дериват, родоначальник народа, название созвездия и
как воплощение характера целостного народа. Реализация в пере­
водном тексте: «Так молвил юный гайканец Вардик, взвел курок у
ружья...». «...На устах полей, фимиамом благоухающей земли Гайканской». «...Уподоблять супруга своего потомкам Гайтса!». «Посмот­
ри на созвездие Гайка...».
В романе «Раны Армении» актуален и прием авторской семантизации онима: «Русские тем временем только что успели занять
Памбак, и был там майор по прозванию «Кара», что значит «Чер­
ный». «- Аслан Баласи (сын льва!) - восклицал сардар».
20
Широко представлена в романах омонимия. Герои идентифи­
цируются благодаря разным фамилиям либо именам: Мамиконян (Амазасп, Васак, Вардан, Мушег), Артак (Палуни, Рштуни,
Мокаци) и т. д. «... Особенно большие надежды возлагал Васак на
своего тезку, князя Васака Мамиконяна, которому и направил
отдельное послание».
Номинативные знаки, вступая в отношения тождества, сход­
ства, противоположности, объединяются в лексико-семантические группы, которые отражают различные области человечес­
кой деятельности, в том числе материальную и духовную к у л ь ­
туру, окружающую среду, природу самого человека. Достаточно
широка группа имен с положительной коннотацией человека:
Арташес - «справедливо правящий», Гусейн - «добрый, хоро­
ший». Отдельнзгю группу составляют также теофорные имена:
Илья «Яхве - мой бог», Трдат, «данный богом Тиром». Продук­
тивны зооморфные и фитофорные имена, что, наоборот, у к а з ы ­
вает на тотемные явления, отголоски языческого культа древне­
го человека: Аршак - «медвежонок», Езник - «вол».
Армянские фамильные имена возникли на базе наследственных
наименований и названий родовых поместий. Самым многочисленным
следует признать разряд фамилий, восходящих к топонимам: Андзеваци - Андзевацик (провинция), Ванандеци - Вананд (деревня). В
группе фамилий, образованных от антропонимов, вьвделяется боль­
шое число заимствований, среди которых преобладают иранские:
Вебутов - Бебут «добродушный, благоденствие», выделяются так­
ж е арабские: Тамамгиев - Тамам «дополняющий», тюркские: Тар­
ханов - Тархан «правитель», греческие: МаЗатов - Мататиа «дар
бога», армянские: Аповенц - Аствацапов «надеяться на бога».
Завершает диссертационную работу Заключение, в котором
обобщаются и систематизируются результаты исследования.
Имена литературных персонажей армянских исторических ро­
манов - это спе1р1фическая, иерархически организованная систе­
ма, состав которой определяется двумя компонентами: антропонимией национального языка и заимствованной антропонимией. Адек­
ватная передача фонетических, структурных, семантических и
функционально-стилистических особенностей романов позволяет
не только лз^чше осмыслить содержание произведений, но и со­
ставить представление об армянском антропонимическом узусе.
21
ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ДИССЕРТАЦИИ И З Л О Ж Е Н Ы
В СЛЕДУЮЩИХ ПУБЛИКАЦИЯХ АВТОРА:
1. Семантика языческих имен в художественном тексте (на материале
романа Д. К. Демирчяна «Вардананк») // Духовные традиции славян­
ской письменности и культуры в Сибири: Материалы 25-й юбилейной
межд5гнародной конференции. Сб. статей, В 2 ч. Ч . I. - Тюмень: ТюмГ У , 2002.- С. 159-166.
2. Христианские имена и их модификация в армянской художественной
прозе (на материале романа Д. К. Демирчяна «Вардананк») // Исто­
рия и перспективы этнолингвистического и социокультзфного взаи­
мообогащения славянских народов. Материалы международной н а у ч ­
но-практической конференции (30-31 октября 2002 г.). - Тюмень: «Век­
тор Бук», 2003. - С. 86-93.
3. Система антропонимии в армянском художественном тексте (на мате­
риале романа Д. К. Демирчяна «Вардананк») // Актуальные вопросы
лингвистики: Сборник статей. - Тюмень, ТюмГУ, 2003. - С. 198-204.
4 Структура фамильных наименований в романе Д. К. Демирчяна «Вар­
дананк» // Славяно-русское духовное пространство в Сибири. М а т е ­
риалы 27-й межрегиональной научно-практической конференции. В
2 ч. Ч . 1. - Тюмень: ТюмГУ, 2004. - С. 65-67.
5. О варьировании армянских антропонимов в русской речевой среде
(на материале художественных текстов X I X - X X вв.) // Славяно­
русские духовные традиции в культурном сознании народов России.
Материалы всерюссийской научно-практической конференции, посвя­
щенной Дню славянской письменности и культуры (24 мая 2005 г.). В
2 ч. Ч . 1. - Тюмень: Т ю м Г У , 2005. - С. 132-135.
22
Подписано в печать 11.10.2005 г. Тираж 100 экз.
Объем 1,0 уч. изд. л. Формат 60x84/16. Заказ 549.
^
Издательство Тюменского государственного университета
625000, г. Тюмень, ул. Семакова, 10
Тел./факс (3452) 46-27-32
E-mail: izdatelstvo@utmn.ru
I^19AI
G
РНБ Русский фонд
2006-4
21724
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
0
Размер файла
1 127 Кб
Теги
bd000102027
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа