close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

bd000102120

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
УДК 130.2:7
Соколова Нина Александровна
ТВОРЧЕСТВО И СУБЪЕКТ
В СИТУАЦИИ СОВРЕМЕННОСТИ
(ФИЛОСОФСКО-КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИИ АНАЛИЗ)
Специальность: 24.00.01 - теория и история культуры
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата философских наук
Санкт-Петербург
2005
Работа выполнена на кафедре художественной культуры
государственного образовательного учреждения
высшего профессионального образования
«Российский государственный педагогический
университет им. А.И. Герцена»
Научный руководитель:
доктор философских наук, профессор
Г Р Ж А Л О В Алексей Алексеевич
Официальные оппоненты:
доктор философских наук, профессор
Д И А Н О В А Валентина Михайловна
кандидат философских наук, доцент
Л Е Т Я Г И Н Лев Николаевич
Ведущая организация:
Санкт-Петербургский государственный
университет культуры и искусств
Защита состоится 31 октября 2005 года в 14 часов на заседании
диссертационного совета Д 212.199.23 Российского государственного
педагогического университета им. А.И. Герцена по адресу: 197101, СанктПетербург, ул. Малая Посадская, д. 26, зуд. 317.
С диссертацией можно ознакомиться в фундаментальной библиотеке
Российского
государственного
педагогического
университета
им.
А.И.Герцена по адресу: 191186, г. Санкт-Петербург, наб. р. Мойки, д. 48,
корп. 5.
Автореферат разослан « '^ ^ » сентября 2005 г.
Ученый секретарь диссертационного совета
кандидат педагогических наук
,'
С.Н. Токарев
'i^
zmm
Общая характеристика работы
Актуальность исследования. Творчество является основным
культурообразующим фактором. Без творчества невозможна культура как
среда обитания человека. Традиции, обьгааи, моральные, юридические
законы и установления, различные виды знания, а также вся материальная
культура, представляют собой продукты человеческого творчества.
Соответственно, исследование данного феномена всегда является
актуальным, тем более что в ситуации современности все оказывается
проникнуто творчеством, в то время как само творчество как бы лишается
основания,
будучи
осмыслено
в
терминах
«воспроизводства
несуществующей реальности» (Ж. Бодрийяр).
Среди многообразия определений творчества можно выделить две
основные интенции.
Во-первых, творчество оказывается истолкованным как процесс
целенаправленной деятельности человека по созданию нового и
преобразованию существующего. Такое представление сложилось в
рамках западной теоретической мысли в эпоху Нового времени и
получило дальнейшее осмысление в X X веке. В данном определении
носителем творческой силы является «субъект-человек», который
осуществляет собственные рационально сформулированные цели.
Современной культурой осознана недостаточность данного толкования,
его неполнота. Появляются трактовки творчества как процесса, не
нуждающегося для своего осуществления в субъекте, который бы
преобразовывал внеположный ему материал.
Во-вторых, творчество понято как актуализация потенций,
заложенных в бытии. Человек исполняет в этом случае роль посредника и
не осознает себя в качестве «положенного в основу» (субъекта),
детерминирующего
цель, задачи, прогнозирующего
результаты
созидательной деятельности. Данная трактовка не исключает наличие
цели творческой деятельности, но в качестве целеполагающего начала
утверждает силу, не являющуюся специфически человеческой {Космос,
Идея, Бог, Универсум, Мировая Душа).
Современная культура критически оценивает оба определения.
Сторонники постмодернизма с недоверием относятся к претензиям
человека на роль субъекта как основания творческой деятельности, а
также к возможности осуществления в процессе творчества какой бы то
ни было сознательной цели (вне зависимости от того, кто является ее
«автором»). Таким образом, поставлены под вопрос традиционные
основания творчества, а следовательно, сама возможность креативной
деятельности «в ситуации исчерпанности и мутации прежних оснований»
(А.А.
Грякалов).
Соответственно,
возникает
необходимость
в
переосмыслении понятия творчеств i, (4е(^д|щ>АйШ№{Ш}9 о^^УЩ^ствить
без обращения к предшествующим ei о травквянатсКА
j
%
У4/;
Ctlercpd
•»
Современные мыслители, исследуя феномен творчества, в
большинстве
случаев
сосредоточивают
внимание
на
анализе
художественного творчества, подвергая при этом сомнению идеалы
классической эстетики и философии культуры: творчество выступает не
столько как деятельность по созданию чего-то принципиально «нового»,
сколько как комбинаторика, монтаж, функциональность интертекста.
«Смещается» позиция субъекта в творчестве («децентрация»). В этой
ситуации неопределенности и поиска новых оснований особенно
актуально
осмысление
культурно-антропологической
константы
творчества и роли субъекта в творческом процессе.
Степень разработанности проблемы. Несмотря на разнообразие
подходов сторонников постмодернизма к сути исследуемого феномена,
можно выделить устойчивый корпус текстов, фиксирующих основные
направления мысли, намечающих главные стратегии теоретической
рефлексии над проблемой творчества в ситуации современности. Среди
зарубежных мыслителей глубокое осмысление онтологии творчества дано
в трудах М. Хайдеггера; Ж. Батай и М. Бланшо исследовали «внутренний
опыт»; Т. Адорно сосредоточивает внимание на критической стороне
эстетического опыта; И. Хасан актуализирует проблему автора в традиции
«литературы молчания»; природу «иронизма» и принципиальную
«открытость произведения» исследует У. Эко; Р. Барт анализирует
соотношение произведения, текста и письма, формулирует тему «смерти
автора»; М. Фуко рассматривает автора в пространстве дискурсивной
функциональности («функция-автор»); П. Козловски, Ж. Липовецки, Ж.Ф. Лиотар, Ж. Бодриняр подвергают анализу ситуацию современности в
целом - творчество в культуре постмодерна предстает как «вос­
производство» и «симуляция» реальности».
Ж. Делёз и Ф. Гваттари рассматривают творчество как становление метафизический опыт связан с риском создания сингулярных данностей, в
которых реализовано предельно интенсивное переживание мира. В
творческом
опыте
«художник-шизоид»
свободно
проявляет
бессознательные
силы желания, подавляемые
эдипизированным
обществом. Философия в подходе Ж. Делёза и Ф. Гваттари выступает как
«творчество концептов». В понимании творчества Ж. Деррида
актуализирует «живое настоящее»: письмо устраняет традиционные
оппозиции творчества в непрерывно совершающемся процессе
изобретения смыслов.
В современном контексте понимания творчества значимы идеи
А.Бадью, стремящегося топологически соотнести науку, политику, поэзис
и объединяющий эрос - «сборка» истории, культуры и субъекта
совершается посредством творчества.
Среди отечественных теоретиков, занимающихся исследованием
современной культуры и, так или иначе, включающих в свое
рассмотрение проблему творчества, можно выделить следующих авторов'
в работах Т.А.Апинян, А.А. Грякалова, В.М. Диановой, Н.Б. Маньковской,
С.Н.Иконниковой, М.С. Кагана, Э.П. Юровской осмыслены основные
позиции постмодернистской культуры и эстетики. И.П. Ильин,
В.П.Руднев,
М.Н. Эпштейн объемно анализируют дискурс и
концептуальные положения сторонников постмодернизма, а также
отдельные художественные произведения второй половины X X века в
контексте
культурологии
творчества.
В.А.
Подорога
показал
принципиальную соотнесенность «ландшафтных миров», телесности и
творчества. Г.Л. Тульчинский разрабатывает проблемы творчества в
концепции
«постчеловеческой
персонологии».
Г.К.
Косиков,
В.Е.Лапицкий, С.Л. Фокин осуществляют конструктивное определение
«универсалий» творчества в современном западном контексте. В.Курицын
и М.Н. Липовецкий исследуют опыт отечественного художественного
постмодернизма. Благодаря работам Б. Гройса существенно уточнены
социально-проективные рецепции и следствия творческого опыта
авангарда и постмодернизма.
Научная новизна диссертации заключается в исследовании
целостного феномена творчества как принципиальной универсалии
культуры (не сводя его, вслед за многими современными мыслителями к
творчеству художественному). Осуществлен анализ оснований, стратегий
и форм творчества в ситуации современности.
Объект исследования: культура модерна и постмодерна.
Предмет исследования: представления о сущности творчества в
отечественной и зарубежной культуре X X века.
Цель диссертации состоит в исследовании представлений о природе
творчества в современной культуре.
В соответствии с поставленной целью в диссертации решаются
следующие задачи:
1) проанализировать трансформацию представлений о творчестве в
истории культуры;
2) типологически сопоставить основные подходы к определению
понятия творчества;
3) проанализировать основные концептуальные смыслы понятия
«субъект творчества»;
4) выявить причины изменений в понимании творчества и
творческого субъекта в современной западной культуре;
5) осуществить
концептуальный
анализ
понимания
постмодернистского творчества.
Материалом для исследования послужили фундаментальные
теоретические работы по философии культуры, эстетике, культурологии
современных западных и отечественных мыслителей.
Методологическая основа исследования. Сложный материал
диссертационного исследования потребовал использования комплексной
методологии. С этой целью применены историко-типологический метод,
давший возможность выделить универсальные константы творчества,
господствующие в том или ином историческом типе культуры.
Применение сравнительно-типологического метода позволяет сопоставить
культурно-исторические константы творчества и проанализировать их
взаимоотношения.
Герменевтико-феноменологический
метод
дает
возможность проинтерпретировать смысловую наполненность понятия
творчества, сложившегося в каждом культурно-историческом типе, а
также выявить суть его трактовки современной культурой.
Теоретическая
значимость
исследования.
Исследование
способствует прояснению природы и функций творчества в современной
культуре. Рефлексия творчества способствует актуализации сознания и
самосознания современности. Отвечает на актуальные для современной
культуры вопросы
о роли субъекта в процессах исторического и
культурного становления.
Практическая
значимость
результатов
диссертационного
исследования состоит в возможности использования материалов в
педагогическом процессе при изучеьши философии творчества в эпоху
постмодернизма. Материал исследования может быть использован в
лекциях, спецкурсах и спецсеминарах, посвященных проблемам
современной культуры. В прикладном значении диссертация может
служить для выработки стратегии в подходах к современному искусству,
характеристики постмодернистского творчества.
Положения, выносимые на защиту:
- в истории культуры существует несколько смыслов, вкладываемых в
понятие творчества: творчество осмысляется как деятельность
порождения,
оформления,
упорядочивания,
управления,
подражания. В качестве основания творческой деятельности
утверждается либо универсум, либо божественная сила, либо
человек;
- все эти смыслы оказываются актуализированными в эпоху
модернизма, но при этом изменяется их трактовка: основанием
(субъектом)
творческой
деятельности
становится
человек;
творчество осознается как деятельность по преобразованию
существующего, результатом и смыслом которой является новизна;
- в современной культуре происходит радикальное переосмысление
понятия творчества и его субъекта; высказывания о «смерти
субъекта»,
сомнения
в
возможности
осуществления
им
целесообразной деятельности, результатом которой является
создание нового, ставят под вопрос саму возможность творчества;
- в ситуации современности оказывается утраченным традиционное
основание творческой деятельности, на смену веры в наличие
единой
порождающей основы приходит представление о
«множественности говорящих субъектов» (М. Фуко), о полифонии
разнородных голосов, не продуцируюишх новые смыслы, но
рассеивающих по поверхности уже имеющиеся в культуре.
- творчество становится
воспроизведением
процесса вечного
становления, лишенного «единого» закона, универсального
управляющего принципа.
- творчество сохранено как константа культуры и человеческого
существования («творчество
концептов», «жизнетворчсство»,
«эстетики существования»).
Апробация результатов исследования. Основные положения и
результаты исследования докладывались и обсуждались на теоретических
аспирантских семинарах и заседаниях кафедры художественной культуры
РГПУ им. А.И. Герцена, на всероссийской конференции «Философия
человека. Современная культура. Общественные коммуникации» (СанктПетербург, РГ^ПУ им. А.И. Герцена, 2004), изложены в сборниках научных
трудов. Всего по теме диссертации опубликовано 4 работы.
Структура исследования. Диссертация состоит из введения, трех
глав, заключения и списка использованной литературы. Общий объем
диссертационного исследования составляет 134 стра[гицы.
Основное содержание работы
Во введении обосновываются актуальность темы исследования, ее
новизна, рассматривается степень научной разработа1шости проблемы,
определены объект и предмет диссертации, формулируются цель, задачи,
методология исследования, обозначены теоретическая и практическая
значимость диссертации.
Глава первая. «Понятие творчества в истории культуры». В
данной главе рассматриваются три главньсх подхода к осмыслению
сущности творчества, господствовавщих в истории западной культуры от
момента се зарождения до конца X I X века.
Первый параграф «Онтологический смысл 1Ворчества» посвящен
анализу бытийных оснований творчества. В нем подвергаются анализу
мифологические предсшвления о создании вселенной и человека в ней, о
творческой природе самого универсума. Носителями творческого начала в
мире древние люди считали богов, олицетворявших природные силы.
Создание космоса, то есть обитаемого мира, пригодного для жизни,
происходило, согласно их представлениям, благодаря деятельности
нескольких богов, упорядочивающих первородный хаос путем остановки
его метаний в мировом пространстве, «прикрепления» к определенному
месту и дальнейшего обустройства.
Философское осмысление онтологической сущности творчества, в
отличие от мифологического, характеризуется отказом от апелляции к
богам-демиургам. В качестве главной творческой силы признается либо
само бытие, либо проявляющий себя в нем логос.
Античные натурфилософы сосредоточивают все свое внимание на
определении творческого начала космоса. Таковым, по их представлению,
является «архэ», порождающее и господствующее над всем сущим
первоначало, выступающее в виде той или иной природной силы (воды,
«беспредельного», воздуха).
Следующие за ними философы считали творческим началом само
быгие (Пармепид, Зенон, Ксенофан) или становление, то есть переход от
бытия к небытию и обратно (Гераклит). Все они признавали единый
закон, управляющий существующим, - Логос. В соответствии с этим
законом происходило и творение космоса. Вся античная философия
отличается утверждением единства бытия и оформляющего его (из него
же самого) начала.
Уже в античности впервые появляется представление о чисто
человеческом творчестве, которое отождествляется, прежде всего, с
творчеством художественным. Для его обозначения употреблен термин
«поэзис».
Но
в деятельности
людей-творцов
не
признается
самостоятельность, они лишь подражают космической созидательной
силе, творят в самозабвенном исступлении как бы от имени универсума.
Подлинными «творцами» осознают себя в античную эпоху не столько
художники или поэты, сколько философы, в человеке, утверждал Платон,
присутствует тождественное бытию начало - мышление. Следовательно,
главным видом «творческой деятельности» человека может быть только
познание, результат которого - постижение смысла сущего, а не
изобретение чего-то нового, несуществующего.
Позже, в средневековой философии, а потом и в метафизике эпохи
Нового времени творящая и тварная природы окажутся разделенными и
даже противопоставленными друг другу. В качестве созидательного
начала будет выступать находящийся за пределами мира Бог, то есть
«природа» высшего порядка.
Во втором параграфе «Теологический смысл творчества» изложен
теологический поход к определению творчества. Поскольку наибольшее
число мыслителей, являющихся сторонниками данного подхода, жили в
эпоху Средних веков, объектом анализа выступает, прежде всего,
средневековая теология.
В ее рамках господствуют представления, согласно которым
абсолютной творческой способностью обладает только Бог. Именно
Божественное Слово предопределяет вещи к бытию, определяет их в их
бытии. Оно переводит все помысленное Богом из возможности в
действителыюсть. Ни один человек на это не способен. Он лишь
подражает божественной деятельности, обрабатывает, украшает, но не
творит, то есть не определяет вещи к бытию
В эпоху Средних веков существует две трактовки божественного
творчества. В соответствии с первой - догматической - Бог создал все из
«ничего» (Августин Аврелий, Ансельм Кентерберийский, Фома
Аквинский). Обладателем подлинно творческой силы является Бог,
единый в трех лицах: Бог-Отец, вседержитель, созидающий мир и
поддерживающий в нем порядок; Бог-Сын (Бог-Слово), Логос, благодаря
которому происходит творение и который, принося себя в жертву, дарует
людям возможность возврап1ения к истоку, к изначальной слитности с
божеством; Святой дух, объединяющей все сущее силой любви.
Человеческая деятелыгость лишена божествен) го го всемогущества и
премудрости, а ее плоды далеки от совершенства, подвержены
разрушительному влиянию времени и не могут представлять собой
большой ценности.
В соответствии со второй - мистической - традицией Бог создал из
«ничего» только возможности всех вещей, призвав человека перевести эти
потенции в действительность (Григорий Нисский, Генрих Сузо, Давид
Аугсбургский, Мейстер Экхарт). Образцом для созидательной
деятельности людей должно в данном случае служить «рождение» БогомОтцом Бога-Сына, Логоса, рождение, происходящее в Духе. В
соответствии с представлениями мистиков, Бог нуждается в человеке и в
тварном мире. Чтобы осуществить себя в полной мере, он создает все
существующее, связывает, скрепляет все собой и не противостоит
тварному. Наоборот, Бог, природа и человек осознаются в терминах
единства. Творческая сила распределена между ними троими. Бог
нуждается в человеке не меньше, чем человек в Боге. Таким образом,
человек и его творческая деятельность постепенно начинают приобретать
все большее значение.
В третьем параграфе «Антропологический смысл творчества»
анализу подвергается тот подход, при котором в качестве полноправного
творца, подражающего в своей созидательной деятельности Богу или
универсуму, признается человек. Тем не менее, «логос» все еще не
исключается из этой деятельности - человек считается единственным
существом на земле, обладающим мышлением и именно благодаря этому
способным на «сотрудничество» или соревнование с Богом в деле
продолжения творения.
В эпоху Ренессанса расширяются границы чисто человеческой
творческой деятельности, которую перестают отождествлять лишь со
словесно-музыкальными искусствами: творческой становится отныне
любая деятельность, направленная на «возделывание» природы мира и
человека, на раскрытие подлинного смысла, заложенного в них Богом, в
том
числе
людская
деятельность
по
саморазвитию,
самосовершенствованию.
Как Бог творит мир, сообщая той или иной материи определенную
форму, так человек оформляет «мертвую» материю мира, создавая новые
предметы. Совершенствует собственную природу, окультуривая ее,
приближаясь в своем развитии к Абсолюту. При этом в своем творчестве
человек не подражает Богу, то есть не копирует, не повторяет его
творения, но соревнуется с ним, делая изобретения, измышляя не
существовавшие до сих пор миры, характеры, совершенствуя уже
созданное Творцом (Марсилио Фичино, Дж. Пико делла Мирандола)
В эпоху Просвещения возникают проекты тотального пересоздания
всего существующего. Бог допускается только как первопричина,
однажды создавшая мир. Человек имеет теперь полное право
осуществлять свои собственные замыслы, активно преобразуя как
внешнюю по отнон]ению к нему, так и внутреннюю природу. Человек
осознает себя центром, средоточием вселенной, он является связующим
звеном между миром материи, природы, и миром духа. Задача каждого
отдельного человека на земле - осуществить заложенные в него природой
способности, чтобы в качестве необходимого звена занять свое место в
o6uiecTBe, в котором только и может продолжиться дальнейшее развитие
личности. Поэтому исключительно в обществе оказывается возможным
подлинное творчество, главным началом которого является человеческий
разум. На него возлагают все свои надежды мыслители эпохи
Просвещения.
Смысл творчества в том, чтобы открыть новые горизонты, указать
направление деятельности всех творческих людей, стремящихся к
преобразованию «внутренней» и «внешней» природы. Главной задачей
творчества оказывается совершенствование не только собственной
личности, но и жизни общества в целом, а также всего материального
мира. Результатом творчества должно стать общество всеобщего
благоденствия, свободы, равенства, справедливости. Именно в эпоху
Просвещения совершаются первые серьезные попытки воплотить в жизнь
проекты социальных
преобразований. Всеохватывающий
проект
Просвещения ставит всякого творческого человека на позиции демиурга,
не заключая его свободу исключительно в рамки художественной
реальности, но нацеливая его на пересоздание всех жизненных устоев, на
перестройку всей системы мировоззрения и мышления человека своего
времени.
Романтизм провозглашает в качестве творческого начала Универсум,
представляющий собой природу и человека (Новалис, Ф. Шлегель).
Задачу последнего романтики видят в прозрении истины мира и
приведении ее к самоосупдествлению. Подражая в своем творчестве игре
природы, романтики осмысляют себя в роли провидцев, ведущих за собой
все человечество к изначальной слитности материального и духов1юго,
идеального и реального.
10
в отличие от мыслителей эпохи Просвещения, романтики признают
главным инструментом творческой деятельности не разум, а воображение,
фантазию. Они призывают не «обрабатывать», не «доводить до ума»
природную и общественную действительность или личность отдельного
человека, но интуитивно проникать в невидимый высший мир,
беспредельный и не упорядоченный с помощью Ratio. Романтики
утверждают, что благодаря воображению человек оказывается связанным
с Божеством: как Бог творит, воплощая идеи в образах («во-ображая»), так
человек претворяет прозрения своего духа в собственные произведения.
Причем в эпоху романтизма человек перестает воспринимать себя в
качестве субъекта, противопоставленного объекту - осознает себя
посредником, медиумом, вовлеченным в творчество «невидимым»
началом. Вновь получают распространение идеи об онтологическом
смысле творческой деятельности. Творческой, творящей признается сама
природа, но при этом человек не лишается своего величия, видя свое
предназначение в одухотворении природы, в возвращении к изначальной
слитности земного и небесного, природного и духовного. Большинство
немецких романтиков придерживаются мистического направления в
философии, согласно которому созданный Богом мир не завершен и
нуждается в «доработке». Осуществление лучшей, высшей жизни на земле
- творческая задача человека, его призвание, смысл существования в этом
мире.
Позитивисты отказываются делать какие бы то ни было
предположения относительно сверхъестественных сил (О. Конт,
Г Спенсер). Все свое внимание они сосредоточивают исключительно на
физической природе и социальной сфере. В рамках позитивистской
установки творчество рассматривается как человеческая деятельность,
однозначно
детерминированная
материальными
условиями
существования и социальным окружением. При этом растет интерес к
личности каждого конкретного творца, к его личной жизни, характерным
особенностям жизненного пути. Таким образом, из участника в
общемировом процессе созидания человек превращается в субъект
творчества, противопоставленный объекту - миру, который он должен
«отразить», беспристрастно точно описать.
Таким образом, в рамках антропологического подхода сосуществуют
две творческие установки.
В
первой из них (рационалистической) основополагающим
творческим началом в человеке провозглашается рассудок, ratio,
«расчленяющий», упорядочивающий и противопоставленный миру,
который он призван преобразовать; относящийся к миру, прежде всего,
как к материалу для обработки. Данный подход характерен для
мыслителей английского и французского Просвещения, а также для
позитивистов. Большее значение они придают словесным видам
творчества и, главное, научному творчеству. Именно в рамках этого
П
подхода человек осознает себя субъектом (положенным в основу)
собственной деятельности, ее единственным истоком, руководящим и
направляющим началом.
Авторы, придерживающиеся второй («мистической») установки
(Ренессанс, немецкое Просвещение, Романтизм) отдают предпочтение
искусству, религии и мифу (или народному духу, архаике). Для них
главной творческой силой в человеке является интуиция или дух, не
«расчленяющий», как ratio, а «собирающий» (логос), связующий,
исходящий из единого и стремящийся к единству.
В рамках культуры модернизма наличествуют оба названных подхода,
но в несколько измененном, модифицированном виде. Развитие науки и
техники детерминирует процесс десакрализации, протекающий в
культуре. Сакральное измерение, уже отошед1иее на второй план в эпоху
Нового времени, постепенно теряет свою значимость, перестает
определять поведение и мышление людей. Человек начинает претендовать
на роль единственного творца. «Бог стал излишним, а мир был
предоставлен человеку как его господину» (П. Тиллих).
Глава вторая. «Модернизм и субъективность: жизнестроение и
деятельность». В эпоху модернизма все надежды возлагаются именно на
человеческое
творчество,
призванное
преобразовать/преобразить
существующий порядок пещей и природу самого человека.
В первом параграфе «Модернизм как тип культуры» анализу
подвергаются изменения в духовной жизни Запада, произошедшие в
конце XIX - начале X X веков. В этот период утверждается абсолютный
приоритет личности, во всем свободной, оригинальной. Личность
отождествляется с демиургом, упорядочивающим хаос существующего,
создающим образцы для подражания. В творчестве осуществляется бытие,
человек-творец выступает либо как призванный Богом помощник в деле
созидания мира (русская религиозная философия конца X I X - начала X X
веков), либо как самодостаточный субъект, преследующий собственные
цели и преобразующий наличное бытие в соответствии со своими
потребностями.
Второй параграф «Человеческое творчество как продолжение дела
божес!венного творения (Н.А. Бердяев)» посвящен анализу концепции
творчества, сложившейся в рамках русской религиозной философии.
Главным предметом исследования в данном параграфе выступает
философия Н.А. Бердяева, центральной проблемой которой является
проблема творчества.
В своей философии Н.А. Бердяев переосмысляет основные положения
мистической традиции, а также опирается на работы предшествующих
ему русских философов - прежде всего, Владимира Соловьева.
В философии Н.А. Бердяева человек творит непредвиденное, никогда
не бывшее, создает все «из ничего» (то есть не из чею-то внешнего по
отношению к нему, а из самого себя, из собственного духа). Причем
творит не по принуждению и не из сопротивления, но абсолютно
свободно. Таким образом, творчество является свободным ответом
человека на призыв Бога, смысл которого заключается в рождении и
восхождении человека к Богу, а также «обожении» наличного мира,
возвышении, одухотворении природы, поиску и развитию в ней высшего
смысла, заложенного Творцом.
Представители религиозной философии оказываются практически
единственными людьми, которые в эпоху модернизма все еще верят в
наличие высшего по от1ЮП1ению к человеку Начапа. Большинство
модернистов придерживаются иной точки зрения. На смену Богу-Логосу
как упорядочивающему, связующему началу приходят представления об
иррациональной «мировой воле», «жизненном порыве», «воле-к-власти»,
бессознательном, изнутри определяющих все многообразие человеческой
деятельности. Представителей данного подхода характеризует стремление
высвободить сущность человека. Цель творчества осмысляется как про­
изведение, открытие смысла, заложенного в бытии.
В третьем параграфе «Творчество и зкизнь (А. Шопенгауэр,
Ф.Ницше, А. Бергсон)» дан анализ основополагающих представлений о
творчестве, господствовавшие в эпоху модернизма.-кн2лкгу подвергаются
концепции А Шопенгауэра, Ф. Ницше, А. Бергсона - именно они
заложили основы осмысления творчества модернизма.
А. Шопенгауэр апеллирует к гению как к единственному подлинному
творцу, способному проникнуть в суть мира. В своем творчестве гений
опирается не на разум, не на рассудочно сконструированную идею, а на
интуицию, которая помогает ему выйти за границы всякой
определенности, в том числе за пределы собственной индивидуальности,
позволяя отождествиться с мировой основой, осознать родство и единство
с ней. Творчество оказывается самой жизнью, а жизнь оборачивается
творчеством.
Для Ф. Ницше мир предстает как процесс вечного становления, а
творчество ~ как воспроизведение его игры. Ницше критикует концепцию
двоемирия, в соответствии с которой существуют трансцендентный
сверхчувственный мир истины и кажущийся чувственно воспринимаемый
мир, в котором суждено жить человеку. По Нищие, есть только один
земной мир, в то время как потусторонний - выдумка слабого человека,
стремящегося во что бы то ни стало найти точку опоры вне самого себя,
подчиниться чьей-то чужой воле. Это означает, что нет (и не бьию)
никакой другой, «высшей» реальности, находящейся над человеком и
диктующей ему его ценности, нормы, идеалы Единственной реальностью
является этот, посюсторонний мир, творец и хозяин которого - человек.
Но не «наличный», уже существующий, который, подобно зеркалу, лишь
отражает чужие образы, внешние события, стремясь избавиться от всего
того, что было бы присуще его собственной личности. Ибо такой человек
13
-только орудие, а не самоцель. Он - переходная ступень, промежуточный
этап на пути становления. Он должен уйти однажды, чтобы уступить
место сверхчеловеку - подлинно свободному существу. Сверхчеловек всем
обязан самому себе, он не волит ничего, кроме самого себя, кроме
возрастания собственной власти над собой. «Воля к власти» - вот то, что
может вызвать к жизни одинокого, но свободного творца всех цетюстей,
норм, идеалов, которые он утверждает сам для себя и для других - в той
мере, в какой они следуют за ним и подчиняются ему.
А. Бергсон провозглашает в качестве творческого начала в мире
«жизненный порыв». Мир, в соответствии с его представлениями, есть
непрерывное становление, бесконечный процесс эволюции. Человек
1акже причастен к этому эволюционному процессу, но в отличие от всех
других живых существ, он способен не только подчиняться ему, не только
безвольно плыть по реке жизни, но направлять ее поток в сторону
дальнейшего усиления или угасания жизненного порыва. И достигает он
этого благодаря интуитивному
проникновению
в суть мира,
позволяющему осознать тот факт, чю мир живет, то есть беспрестанно
развивается и творит, порождает новые формы жизни. Человек осознает
также, что его основное свойство и предназначение - творчество, смысл
которого заключается в создании новоро. Новизна - главный критерий
творчества, поскольку именно благодаря созиданию нового видения
оказываются
возможными
жизнетворческие
проекты.
В
мире
господствуют иррациональные силы - ratio оказывается исключительно
«инструментом» для обслуживания интуитивных прозрений или для
оформления хаоса вечного становления. Не случайно, практически всеми
авторами-модернистами утверждается главенствующая роль интуиции,
возвышающейся над ratio не только в процессе познания, но и в
творческом процессе в целом.
Главной творческой силой в мире провозглашается искусство.
Именно художник, по мысли большинства теоретиков и практиков эпохи
модернизма, способен к подлинному творчеству, то есть интуитивному
проникновению в суть мира, высвобождению скрытых в нем энергий, а
также к осуществлению себя в этом мире.
Четвертый парафаф - «Творчество как вид деятельности: субъект
в преобразовании существующего мира». Человек осознает себя в
качестве субъекта («положенного в основу»), существа, наделенного
рассудком (ratio) и за счет этого выделенного из всего существующего.
Происходит противопоставление человеком себя (как субъекта) миру (как
объекту). Вся деятельность человека в подходе модернистов оказывается
сведенной к «поставу» (М. Хайдеггер): сущее осмысляется пред­
ставляющим его человеком-субъектом в образе техники, задающей меру
этому сущему. Главным намерением субъекта становится подчинение,
преобразование и организация природы и общества в соответствии с той
или иной рационально осмысленной моделью-идеалом.
14
Создается серийность мегапроектов, целью которых является
радикальное преобразование всей действительности (П.К. Бессалько,
А.К.Гастев,
П.М.
Керженцев).
Провозглашается
необходимость
переустройства семейной жизни, преобразование основных установок
воспитательного процесса, изменение языка и сознания - всей системы
мировоззрения грядущего нового человека, живущего в новом обществе.
Творчество оценивается в качестве главенствующей преобразующей
силы, берущей свои истоки в самой жизни. Между жизнью и творчеством
ставится знак равенства, творчество, по мнению модернистов, должно
стать
«жизнестроением»,
заново,
«с
нуля»
создающим
(«конструирующим») совершенно новую реальность.
Более того, вслед за теориями, превозносящими возможности
«нового» человека, на историческую арену все чаще выходят реальные
люди, стремящиеся посредством эстетической или политической
деятельности воплотить идеалы в реальную жизнь. Проекты
преобразования всех сфер материальной и духовной жизни начинают
становиться действительностью.
Но результатом воплощения мечтаний предшествующего времени
оказывается создание не общества свободы, равенства и братства, а
тоталитаризма как формы власти, основанной на огосударствлении
частной и общественной жизни граждан, подчинении их диктату
однопартийной системы и вырабатываемой идеологии.
Глава
третья.
«"Творчество
без
субъекта":
ситуация
постмодерна» посвящена исследованию представлений о сути
творческого процесса, господствующих в эпоху постмодернизма.
В первом параграфе «Критика проекта модерна и трансформация
понятия
творчества»
дан
анализ
принципиально
значимых
характеристик
современной
культуры, предметом
исследования
выступают работы современных философов, социологов, культурологов,
сосредоточивших свое внимание на критике «тотализирующего проекта
модерна».
Суть
критики
сводится
к
переосмыслению
установок,
главенствующих во всей деятельности человека. Под сомнение ставится
вера в возможность воплощения абсолюта в истории человечества, а
также сам этот абсолют; целостность и упорядоченность мира; наличие
некоторого центра, организующего вокруг себя мир и сообщество людей.
Пересмотру подлежат основополагающие понятия, в которых западный
человек мыслил о мире и представлял свое место в нем. На смену вере в
профессивное линейное историческое развитие, венчающееся торжеством
разума, порядка, справедливости, приходит разочарование в «великих
рассказах», недоверие к метанарративам. «Авангард выступает
одновременно как исток и завершение мегакультуры модерна.
Постмодерн же выступает как де-реализация авангарда (конструкция +
деконструкция)» (А.А. Грякалов).
15
Все
сферы
действительности
подвергаются
виртуализации,
реальность начинает ускользать от определения, в качестве реальности
перед человеком предстает теперь не природа, не некий трансцендентный
мир, но исключительно «гиперреальность», сфабрикованная средствами
массовой информации, искусственно создаваемая (и без конца
пересоздаваемая) ими.
Виртуализации
подвергается
и
образ
человека.
«С
постмодернистической точки зрения, "человек есть тотальная видимость",
высшая реальность мира - это его кажимость, и всякое " я " , насколько оно
возможно, ирреально» (Г.Л. Тульчинский); «наше " я " утрачивает свои
ориентиры и свою целостность <...>, " я " стало расплывчатым»
{Ж.Липовецки).
Второй параграф «"Смерть субъекта" и интертекстуальная
субъективность» посвящен анализу осмысляемого на протяжении всей
эпохи постмодернизма утверждения о «смерти» человека, субъекта,
автора.
Из созидательной деятельности устраняется человек как носитель
ratio (основы творческого процесса), он перестает быть «субъектом» перестает мыслить себя основанием собственной деятельности, центром
своего произведения. Высказывается мысль о том, что в человеке не
существует ничего своего, то есть такого, чем он был бы обязан самому
себе. Все заложено в человека извне: в его сознании нет ничего, что не
было бы ему навязано господствующей идеологией при помощи системы
образования и средств массовой информации. Творящим является язык,
культура, сама жизнь осмысляется как непрерывный процесс созидания,
которое может отождествлено с художественным творчеством или
эстетическим опытом.
Автор-творец, субъект, «под-лежащее» собственного творчества, в
известном смысле оказывается всего лишь иллюзией. Философы приходят
к констатации «смерти субъекта», «смерти человека», который отныне
перестал воспринимать себя как центр Вселенной, самосознающий и
всегда тождественный самому себе. Настает конец «безмятежного
единства
субъективности»
(М.
Фуко).
Изменяется
статус
и
функциональная определенность автора - на фоне текста или письма он
осознает степень своей зависимости.
Автор больше не мыслится как творец произведения, которое он
подписывает своим именем: «Человек не стоит у истоков языка, смысла,
значения. Сегодня уже никто не может с готовностью утверждать, что
человек "креативен", в традиционном смысле этого слова, то есть, что
именно он порождает свои произведения, что именно он рождает новые
содержания и формы <...>, стало уже почти естественным полагать, что
художник просто пользуется набором готовых форм - форм, лишенных
какого-либо индивидуального происхождения, циркулирующих анонимно
и свободно парящих в коммуникационных сетях». (Б. Гройс).
16
Постмодернистское произведение уподобляется лабиринту, по
которому блуждают и автор, и читатель (В.А. Подорога). Произведение
искусства существует благодаря силе воссоздающего воображения, которое
раскрывает и интерпретирует смыслы, рассеянные в тексте. Если в
модернистском произведении всегда проступает индивидуальность автора,
то в постмодернизме постулируется его символическая смерть. Если со
времен Р. Декарта книга представляет собой «трактат», для которого
характерны ясное и отчетливое изложение уже познанного, чей автор
стремится свести смысл универсума к единой схеме, подлежащей
единственно верному однозначному толкованию; со времен Ф. Ницше
происходит отказ от «деспотичного авторского я», способного изначально
детерминировать читательское восприятие. Отрицанию подвергаются
логоцентризм, линейность, непрерывность, а также однозначность
интерпретации. Художественный текст предстает как интертекст,
ризоморфная целостность, принципиально вариативная, незавершенная,
открытая для толкований. Освоение текста осуществляется, прежде всего,
как свободная «игра» - каждая книга «вечно пишется здесь и сейчас»
(В.А. Подорога), пока ее читают, она пишется непрерывно.
На смену представлению о субъект-объектных отношениях между
автором и произведением приходят представления о субъект-субъектном
взаимодействии автора и реципиентов (являющихся со-творцами) в
креативном процессе. Причем именно этот процесс, а не его результаты,
становится главным предметом интереса современных исследователей.
Третий параграф - «Стратегии понимания творчества в эпоху
постмодернизма». Образом творчества в современную эпоху становится
«ризома» - лишенная структуры и иерархии «грибница», не имеющая
начала и конца, верха и низа, левого и правого, в которой невозможно
отыскать какой-то единый замысел или основу, которая постоянно
воспроизводит (с незначительными различиями) саму себя, не имея ни
малейшей необходимости в некоей внешней по отношению к ней
организующей силе. Таким образом, снимается вопрос о че;ювеке как
субъекте деятельности, об авторе как едином принципе организации
произведения. Основное внимание направляется на сам процесс
творчества (причем, главным образом, художественного творчества),
охватывающий, с точки зрения современных исследователей, все сферы
действительности.
Творческим, творящим вновь оказывается само бытие, но не
«собранное» оформляющим началом, логосом, как это было в античности,
а «рассеянное», ускользающее от определения, представляющее собой не
космос, порядок, а скорее «хаосмос» (термин Дж. Джойса, внедренный в
эстетику постмодернизма благодаря работам У. Эко).
В эру «всеобщего смешения» (Ж.-Ф. Лиотар) не остается никаких
ориентиров, иерархических отношений, четких правил, и фаниц, с
помощью которых можно было бы отделить друг от друга различные
17
виды творчества, отличить творческую деятельность от «нетворческой».
Все становится подвластным эстетике, пронизанным ей.
Понятие <физомы» формирует в философии постмодернизма
представления о нелинейном способе организации целостности, что
позволяет исследовать творческий процесс с принципиально иных
позиций.
Уподобляя художественный текст «ризоме», Ж. Делёз и Ф. Гваттари
разрабатывают основы универсального метода истолкования не только
текста, но и человеческого сознания, и процесса творческой деятельности.
Вместо линейности и строгой последовательности постмодернизм
утверждает лишенный структурности бесконечный творческий поиск.
Ж,Делёз и Ф. Гваттари отмечают направленность художника на
постановку «клинического диагноза» болезням современной ему
культуры, направленность художественного творчества на вьмвление
потенциальных состояний реальности. Таким образом, постмодернистское
представление о «ризоморфности» всего существующего опирается на
философскую традицию, рассматривающую бытие как «самораскрытие»,
которое происходит в процессе развития культуры. Процесс творческого
созидания оказывается совпадающим с процессом становления культуры,
что
находит
свое
отражение
в
концепции
Ж.
Деррида,
интерпретировавшего
творчество
как
процесс
«деконструкции»,
взаимосвязи «разборки» и «сборки» культурных смыслов. Теоретики
постмодернизма задают установку на исследование художественного
текста как «клубка» смысловых нитей, составляющих ткань текста и
требующих применения определенных усилий по их «распутыванию» в
процессе интерпретации произведения.
В
заключении
диссертации
подводятся
основные
итоги
исследования, формулируются выводы, намечаются перспективы
дальнейшей разработки проблемы. Проведенное исследование позволяет
сделать следующие выводы.
Определение творчества как деятельности субъекта-человека по
созданию нового и преобразованию существующего оказывается
несостоятельным в ситуации постсовременности, когда ставятся под
сомнение само понятие «субъект», возможность осуществления им
целесообразной деятельности, а также новизна как результат последней.
Таким образом, понятие творчества оказывается ускользающим от
определения, возникает необходимость его актуального переосмысления.
Изменяется статус и функциональная определенность автора - на
фоне текста или письма он осознает степень своей зависимости. И самое
главное, может актуально определить свою творческую ответственность.
Тут появляется возможность понимания творчества как универсальной
культурно-антропологической константы.
18
Основные положения диссертации представлены в следующих
публикациях общим объемом 1,65 печатных листа:
1. Соколова Н.А. Культурно-антропологический смысл творчества
(историческая типология и современность) // Credo new:
Теоретический журнал. № 4 (36). - СПб.: Синтез-Полифаф, 2003.
С.112-119(0,5п.л.).
2. Соколова
Н.А.
Рождение
автора
// Культурологические
исследования'04: Сборник научных трудов. - СПб: Астерион, 2004.
С.43-49(0,4п.л.).
3. Соколова Н.А. Н.А. Бердяев о творчестве как призвании человека (от
творчества культуры к творчеству бытия) // Человек в современном
мире: Материалы всероссийской конференции «Фишософия
человека. Современная культура. Общественные коммуникации». СПб.: Издательство Р Х Г И , 2004. С. 255 - 258 (0,25 п.л.).
4. Соколова Н.А. Трансформация образа человека в культуре
постмодернизма // Человек и Вселенная. №6 (49). - СПб., 2005.
С.ЮО-103 (0,25 пл.).
t4.iffi-»-eF'4«*«W'***' • " "
№18 775
ч
РНБ Русский фонд
2006-4
21865
Подписано в печать 28.09.2005
Печать офсет. Бумага офсет.
Формат бумаги 60x84/16. Объем 1,25 п.л.
Тираж 100 экз. Заказ № 1230.
Отпечатано в типографии ГНУ ИОВ РАО,
191180, Санкт-Петербург, наб. р. Фонтанки, 78
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
0
Размер файла
1 017 Кб
Теги
bd000102120
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа