close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

bd000102931

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
МАЛКИНА Ольга Юрьевна
Ф. М. ДОСТОЕВСКИЙ
В ХУДОЖЕСТВЕННОМ МИРЕ М. П. АРЦЫБАШЕВА
Специальность 10.01.01
русская литература
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата филологических наук
^с^с^
Тамбов 2005
Работа выполнена
институте.
в
Мичуринском
государственном
педагогическом
Научный руководитель:
доктор филологических наук, профессор
Попова Ирина Михайловна
Официальные оппоненты:
доктор филологических наук, профессор
Хворова Людмила Евгеньевна
кандидат филологических наук
Карпова Василина Валерьевна
Ведущая организация:
Липецкий государственный
педагогический университет
Защита состоится «»81»
2005 года в
на заседании
диссертационного совета Yl-212.261.03 в Тамбовском государственном
университете и.мени Г. Р. Державина но адресу: 392622, Тамбов, ул.
Советская, 93, Институт филологии ТГУ имени Г. Р. Державина.
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Тамбовского
государственного университета имени Г. Р. Державина (ул. Советская, 6).
Автореферат разослан «-v » ^ ^i€XMJi
Ученый секретарь
диссертационного совета
2005 г.
С В . Пискунова
2006-4
tiimt
Общая характеристика работы
Творчество Михаила Петровича Арныбатева - образец чуткой воспри­
имчивости к проблематике и стилю русской литературной классики - от
Пушкина и Лермонтова до Толстого и Чехова.
По мнению некоторых исследователей, «сюжеты, типы, проблемы
художественного сознания X I X века Арцыбашевым ставятся под сомнение и
даже откровенно оспариваются»,' т. е. писатель вполне осознанно «кощун­
ствует», посягает на «нерушимые» классические образцы. В данной работе
не ставится задача придти к исчерпывающему заключению, насколько
намеренно и в какой степени оспаривались Арцыбашевым «сюжеты и типы»
предшествующей литературы, в частности, творческое наследие Федора
Михайловича Достоевского, 1ю в ходе исследования должен появиться более
или менее определенный ответ: общность тем и мотивов, родство художест­
венных типов, сходство творческих приемов для Арцыбашева всего лишь
«эстетическая игра», материал для «кощунства» или же наследование
«пафоса, логики и характера творческого поиска, схожесть интерпретации
проблемы, единство познания мира»^. т. е. не что шюе, как следование
традиции Достоевского.
Из современников писателя один только А. А. Измайлов попытался
определить степень влияния Достоевского на художественную мысль
Арцыбашева. Проанализировав ряд произведений писателя в стремлении
создать его «литературный портрет». Измайлов пришел к выводу, что
«Офомный талант» великого предшественника «увлек, ослепил» Арцыба­
шева, что и в целом, и в частностях художник, образно названный критиком
«бедным провинциальным родственникам», находится «под страшной
властью» гения Достоевского.^
Среди современных публикаций о писателе выделяется диссерта­
ция (единственная работа, написанная в данном научном формате)
Л. Р. Бердышевой «Проблема героя в (ворчес1ве М. П. Ардыбашева»"*.
Несмотря на обозначенную тему, это исследование носит, скорее, биофафический характер. Замечания о сходстве отдельных могивов и тероев Арцы-
' Заманская В В Экчнстеппальная традиция в русской литературе X X века Диатоги на
границах столетий / В В Заманская
М Флинта Наука. 2002 (" 184
^ Попова. И М Лигерапрные знаки и ко.да в прозе F И ^амя!ина фзнкгши семантика,
способы воиютения К\рс.гск1тй/И М Попона - Тамбов Изд-во ТГТУ, 200,3 - С 6
' HiVfakiOB. Л А Банкротс1во идемов (Лптера/урный иорфег М П Арцыбашева) / Л Л
И!майлов//Пестрыечнамена Литера1ур||ые портрпы безвременья М Иц-вотоварншества
И Д СЫТИШ1, 1913 - С 19
^ См Ьерлышева, Л Р Проб.тема героя в творчестве М _ 1 ! Лрныбапюва Дисс
канл фило i
на\к 10 0101 -Москва. 2002-164 с
ГРОГ »^7Г^
'
-i
••UC. НАЦИОНАЛЬНАЯ
!
БИБЛИОТЕКА
."-Sg^Jf!
л
башева и Достоевского, как правило, повторяют высказывания прижиз­
ненной критики, тем не менее, в работе учитывается опыт литературо­
ведческого анализа, представленный в диссертации Бердышевой.
Более ценными в контексте проблемы «Ар1Ш1башев и Достоевский»
представляются наблюдения, сделанные Ириной Рейфман в монофафии.
посвященной русским литературным дуэлянтам, где несколько страниц
отводит размышлениям о творчестве Арцыбашсва. Оставаясь в рамках темы,
исслсдовагельница отмечает влияние Достоевского на произведения писа­
теля, особенно очевидное там, где речь идет о физической атрессии и реак­
ции на нее. По мнению Рейфман, Арцыбашев, опираясь на художественный
опыт Достоевского, расходится с ним в решении некоторых этических
вопросов: «Используя произведения Достоевского в качестве интертекста, он
предлагает собственное, часто противоположное, решение вопросов, постав­
ленных предшественником»'.
Актуальность диссертации обусловлена обращением к творчеству
писателя, до недавнего времени «исключенного» из отечественного
литературоведения. Произведения Михаила Петровича Арцыбашева, незас­
луженно забытые на целые десятилетия, недооцененные современниками,
ныне нуждаются в переосмыслении.
Основные цели работы - изучение особенностей произведений
Михаила Петровича Арцыбашева в контексте художественных достижений
Федора Михайловича Достоевского.
Поставленными целя.ми обусловлены задачи исследования:
•
обнаружить в творческом наследии Арцыбашева, его идейных и
эстетических исканиях суц'естветтые признаки общности с Достоевским;
•
на конкретных примерах проследить связи произведений
Арцыбашева с наследием Достоевского;
•
определить степень влиягшя художественного метода, образов,
идей Достоевского на творчество Арцыбашева;
•
установигь принципы сближения и расхождения художесгвенных миров обоих 1Н1сагелсй.
Диссертация написана на материале прозы Ф. М. Достоевского и М. П.
Арцыбашева.
Объектом осмысления в диссертации являются те произведения Арцы­
башева, в которых очевидш>1 связи с образами, сюл<етными решениями,
мотивами художсствентюго наследия Достоевского.
Методология исследования основана на стпттезе сравнительно-истори­
ческого, историко-культурного, структурно-поэтического и герменевтичес­
кого подходов.
РеЛфмая. И В Ригчаличоваиная агрессия Д у п ь в [псской к> ibrjpe и .штературс/И В
РеПфман ~ М Новое ли герапрное обозрение, 2002 - С 2Я
Выдвигаемая в диссертации рабочая гипотеза заключается в
следующем: выявляя аспекты преемственности прозы Михаила Петровича
Ариыбаи1ева по отношению к творчеству Достоевского, можно увидеть
глубокую фнлософско-эстетическую связь этих художников, не внешнее
подражание, а глубокое родство мотивов и образов, обшие особенности
поэтики.
Основные положения, выносимые на защиту:
1. Обращение к наследию Достоевского для Арцыбашева представляет
собой генетическую связь сюжетов, мотивов и характеров, попытку худо­
жественного диалога с писателем-предшественником.
2. Явное сходство отдельных персонажей Арцыбашева с героями
произведений Достоевского не случайно и свидетельствует об общности
эстетической онтологии и идеологии, пересечении художественных миров
писателей.
3. Несмотря на близость решения многих эстетических задач,
обращетге к одним и тем же нравственным проблемам, этические позиции
Арцыбашева н Достоевского существенно различны, что становится ясным
при исследовании образов «христоподобного» человека и «сверхчеловека» в
творчестве Арцыбашева и сопоставлении этих типов с героями Достоевского.
В отличие от Достоевского, для которого безусловны христианская мораль,
вера в идеал и правоту Христа, Арцыбашев проявляет этическую толеран­
тность в вопросе о выборе жизненных воззрений, и и.менно в этом суть его
идейных расхождений с Достоевским.
Научная новизна. В данной работе впервые обобщается влияние
Достоевского на хчдожественное творчество Михаила Арцыбашева. Впервые
в таком объеме в качестве важнейшего аспекта творческого влияния
Достоевского на Арцыбашева исследуется этическая оппозиция герояальтруиста и «сверхчеловека», определяется ее значение в художественнофилософской концепции каждого из этих авторов. Художественный мир
Арцыбашева впервые рассмотрен в целостном аспекте.
Теоре1ико-мегодоло1ической базой исследования являются рабогы
известных отечественных и зарубежных достоевсковедов - М. М. Бахтина, К.
С. Мочульского, Л. П. Гроссмана, Г М. Фрилг1сндера, В, Я . Кирпотина, Луи
Аллена, Г. К. Щенникова. Т. А. Касаткиной, а также исследования и статьи о
творчестве М. П. Арцыбашева А В. Амфитеатрова, И. П. Бараггова, П. В.
Пирогова, П. П. Розанова, Ю. Хабарова и др. Немалую роль для осмысления
эт1-П1еских проблем в творчестве Достоевского и Арцыбашева сыфали труды
крупнейших западр1ых и русских философов Ф. Ницше. М. Штирнера, Н. А.
Бердяева, А. Камю. Л. Шестова, Н. О. Лосского, С. Л. Франка.
Теоретическая и научно-практическая значимость. Диссертацион­
ная работа создаёт базу для дальнейших исследований различных
компонентов творчества М. П. Арцыбашева. Полученные результаты диссер-
танионного исследования мог^т быть использованы при текстологической
работе и комментировании творческого наследия Арцыбашева. в курсе
лекций по истории русской литературы X I X и X X веков, литературы
русского зарубежья, в спецкурсах и спецсеминарах по истории русской
литературы, школьных факультативах.
Апробация работы. Основные положения диссертационной работы
были изложены в докладах и сообщениях на научных конференциях
аспирантов и преподавателей Мичуринского государственного педаго­
гического института; на IV Международной нчучно-пракгичсской конфе­
ренции «Проблемы моделирования в развивающихся образоваге.гьных
системах», прошедшей в Мичуринском государственном педагогическом
институте в 2004 г.; на Всероссийской и X X I X Зональной конференции
литературоведов Поволжья «Актуальные проблемы изучения литературы в
вузе и школе» в Тольятти; на заседаниях кафедры русской литературы
Мичуринского государствеиного педагогического института, а также пред­
ставлены в девяти публикациях по теме диссертации.
Crpyicrypa диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав,
заключения и библиографического списка, включающего 221 наименование.
Основное содержание рабо гы
Во Введении обосновывается выбор темы, оценивается степень ее
изученности и научного значения, указывается объект исследования, опре­
деляются цели и задачи работы, а также дается библиографический o6jop по
теме исследования.
Глава первая, «Творческое преобразование М. П. Арцыбашевым
литературных традиций Ф. М. Достоевского», состоит и5 двух парафафов. В
первом параграфе, «Творческие приншшы Достоевского в зеркале худо­
жественного мира Арцыбашева». исследуется степень влияния поггики
Достоевского на приемы построения Арцыбашевым художественной
реальности.
Так, консфук1ивным элеменгом творчества как Достоевского, так и
Арцыбашева была идеология. В диссертации утверждается, что Арцыбашев
не просто «делает идеи своими героями», он. как и Достоевский, рисует
«идеологический фазис в развитии общества, момет, когда идеи как бы
разливаются по всей жизнешюй сфере»' Многочислетшые идеи, буквалыю
переполняющие произведения Арцыбашева, предстают как в виде ипдивидуалыюй «идеи-страсти», вроде тгеотступных мыслено самоубийстве под/iHciipiiB в Д Илей, сграстн поспикн Ич х\ южестаениого опыта Достосвскою / В
Днс1гров -Л Сов иисак'чь, 1978 - С 269
Л
npanopuniKa Гололобова («Полпрапорп1ик Гололобов», корнета Краузе («У
последней черты»), танатофобии персонажей рассказов «С.мех» и
«Пропасть», гносеологического безумия героя «Рассказа о великом знании»,
мальтузианства инженера Наумова («У последней черты»), так и в качестве
массовой. оби1ественной идеи целого поколения: толстовства Ланде и
Аладьева («Смерть Ланде». «Рабочий Шевырев»), разочарования в
революционных идеалах Сварожича и Чижа, анархического индивидуалипма
Владимира Санина («Санин». «У последней черты»).
Идейные споры ряда героея. образующие своего рода «мно10голосность» содержания повестей и романов Ариыбашева, даны без coirpoвождения авторского голоса. Автор представляет читателю несколько
мнений, но сам не присоединяется открыто, то есть в тексте, ии к одному из
них. Таким образом, полифоническая структура произведений Достоевского
переосмысляется в творчестве Арцыбашева.
Сочетание
противоположных
качеств в
одном человеке
специфическое свойство характеров Достоевского У писателя нет
«однотонной человеческой значительности» (М. Бахтин)'. Представляется,
что эти слова вполне справедливы и по отношению ко многим героям
Арцыбашева. причем это «соприкосновение противуположностей» проявляяется не только на уровне идеологии, эмоций и чувств, нравственных
ценностей личности, но и как художесгвенпый прием. Введение «двойника»
как особого персонажа, по.могающего раскрыть основную идею произве­
дения или понять внутренние, подсознательные мотивы поведения героя, элемент поэтики как Достоевского, так и Арцыбашева. ['ак, индивидуалисту
Санину идейную оппозицию в романе доставляют толстовец Ланде и
неудачливый революционер Сварожич, в то же время санинские принципы
отчасти лублир>ют «развенчивающие двойники» (М Бахтин) сластолюбец
Зарудин и анархист Иванов, В повести «Рабочий Шевырев» «раздвоение»
совершается буквально и очень «по-достоевски»: эпиюд разговора главного
героя с умершим товарищем опирается на сцену беседы Ивана Карамазова с
чертом.
Надрывы, скандалы, катастрофы - важные моменты развития
действия в романах Достоевского. Арцыбашеву также свойственно изо­
бражение трагического состояния мира и героя, который либо офицас! мир в
целом, либо безуспешно пытается гармонизировать его Поми\(о обшей
трагической концепции действительности, произведениям писателя присуще
ттапряжешю развивающееся действие. 11е)кло11(ю стремящееся к катастро­
фической развязке. Так. катастрофичны мтюгис эпизоды произведений
Арцыба1иева Л\рой смерти окружены финалг,! романов «У последней
Ьахтиг( М М Проб 1емы гкптикиЛосгоевскою / М М Ьахтин - М \улол< пи 1972 С
174
черты», «Миллионы», повестей «Рабочий Шевырев». «Смерть Лайде».
многих рассказов и драм, но в отличие от Достоевского, у Ариыбашева
трагизм событий часто сочетается с полным и спокойным реализмом вопло­
щения темы.
В диссертации отмечается пристрастие Арцыбашева (как и Досто­
евского) к пейзажам-лейтмотивам. И хотя в арцыбаигевском худо­
жественном пространстве преобладает пейзаж небольшого провинциального
городка, в произведениях писателя читатель встречает и петербургские
панорамм. Так, в повести «Рабочий Шевырев» легко OTMf^rHTb ряд аллюзий,
отсылающих исследователя к роману «Преступление и наказание».
Такие художественные летали, как сумеречный промозигый туман.,
огромный четырехэтаж'иый дом. набитый нищими людьми, сиплый звонок
за дверью, зловещая фигура человека, рожденного тума(юм, похожего на
тень, наконец, образ главного героя повести - бывшего студет-а. «придавленггого» идеей мести за людские страдания «хозяевам» мира сего создают
текстуальную перекличку повести Арцыбашева и романа Достоевского.
Характерное свойство произведений Достоевского, также нашедшее
продолжение в творчестве Арцыбашева. - создание спен-«конклавов» (Л. П.
Гроссман), когда воедино собираются все действуюпше лица. Спор,
доходящий до ссоры, скандал ~ частая у Арцыбашева форма кульми­
национных состояний. Функция этих сцен та же, что и у Достоевского:
обнажить до дна сущность переживаний героев. Пришшп сведения персо­
нажей «вдруг» в данном месте и в данную минуту по?воляет говорить о
драматическом элсменгс в художественном мире Арцыбашева.
Характерное гвойсгво языка Достоевского устойчивая гювгоряемосгь
отдельных слов и словосочетаний, несущих особую смысловую нагрузку снов-лейIмотивов. Подобная особенность художественной речи свой­
ственна и для произведений Михаила Арцыбаплева. Так же. как Достоевский,
Арцыбашев прибегает к «з'дарным словам» (А, В, Чичерин) вполне
1гамереипо В романе Лрцыбашева «У последней черты» слова-лейгмотивы
>icui)ih, смерть, бочь, ужас, в характеристике героев и событий постоянно
повторяются определения безу^тый, дикий, неноруспьный. странный,
пасышая текст такими определениями, автор создает трагическую атмосферу
действия и всячески подчеркивает пеестествегтпость происходящих событий,
У Достоевского много слов-лейтмотивов, «семантически определяющих
его художественный мир»' в целом' Христос, Mdeai Мадонны, Идеи/
содомский, бред, бо/езнь, котмар. видения, вдруг, призраки, странный.
Для Арцыбашева таковыми являются черная дыра, сон/це. кровь, уже
Лосюевски?! ')стетика и по I гика Стоварь-справочмнк/ Сост I К Щенмиков ЛЛ'Чпекоссв
на\ч рсд I К Щснпиков Чел1 У
(Досюсвский и р\сская к)^1ы\ра)
Чс мбипск Mcia.'i i
1 < W - C 223
8
упоминавшиеся жизнь, смерть, безумие, болезнь, вдруг. В диссертации
содержится ряд доказательств того, что некоторые из этих слов равнозначны
в творчестве как Достоевского, так и Ариыбашева.
Проведенный в первой главе работы анализ текстов доказывает, что
Арцыбаишв стремился осмыслить «фантастический реализм» Достоевского.
Эстетические искания Ариыбашева находятся в явном родстве с законами
отражения действительности в творчестве Достоевского.
Основная задача второго параграфа («Тематические параллели и
пересечения в творчестве Ариыбашева и Достоевского») - определить
наиболее явные тематические соответствия в творчссгве двух писателей. Как
продемонстрировано в данной части работы, Достоевского и Ариыбашева
объединяет тема сладострастия, которая объединяется с темой насилия.
Эротическая сторона творчества Ариыбашева подчиняется, как и у Дос­
тоевского, теме зла. Именно поэтому в его произведениях многократно
повторяется «достоевский» мотив оскорбленной женщины. Для его героевсладострастников (Зарудин, Михайлов, многие другие) отношения с
женщинами - средство почувствовать свою силу, власть, хотя бы и ценой
страдания своих жертв.
О постоянном включении в сферу размышлений Ариыбашева
творчества Достоевского свидетельствует и развитие темы «маленького
человека». Среди «маленьких людей» писателя сапожник Антон («Из
подвала»), учитель Андерсен («Революционер»). Соловейчик («Санин»),
сгудент Чиж и казначейский чиновник Рысков («У последней черты»), ряд
других персонажей.
Арцыбашев рисует картины быта «бедных людей» в системе знакомых
читателю литерат>фных ассоциаций. Характер всеобщности, постоянности
страдания угнетенных и 5амученных теми или иными обстоятельствами
существ не только де\юнстрирует явную связь писателя с Достоевским.
В лице ка?начейского чиновника Рыскова Арцыбашев
предлагает
новый вариант истории Макара Девушкина. Арцыбашев использовал опыт
Достоевского в сфере психологического анализа двойственной природы
«маленького человека», его \'ниженной забитости и его амбициозных пре­
тензий, желания «выбиться в люди», стать вровень с вышестоящими на
лестнице социальной иерархии и мучительного сознания невозможности
реатьного осуществления этих желаний, его презрения к себе.
Важней ш^то роль в мире как Достоевского, так и Ариыбашева играет
тема смерти. Peaльf^ый срожет в их произведениях часто определяется
такими событиями, как преступление, убийство, смерть
человек у
Достоевского и Лрцыбашева существует п виду границ собствептюго бытия.
Писателей объединяет интерес к возможным ощущениям человека не
только накануне и в момент смерти, но и noc.ie нее. Так. на опыт
Достоевского в изображении посмертного существования человека опирается
Ариыбашев в рассказе «Из дневника одного покойника», причем в ариыбатевском повествовании очевидно не только следование сюжетным схемам
Достоевского, не только развитие темы посмертного существования, но сам
стиль рассказа во многом восходит к «карнавальному» (М. М. Бахтин) тону
рассказа Достоевского.
Многие образы самоубийц Достоевского «продолжили» свою жизнь в
произведениях Арцыбашсва. особое же внимание обоих художников при­
влекают экзистет^иальиые самоубийства.
С этой точки зрения наибольший интерес для исследователя ггредставляют такие арцыбашевские герои, как подпрапорщик Гололобов из
одноименного рассказа, корнег Краузе из романа «У 1юследней черты».
Именно Краузе вместе с еще одним персонажем романа, Иаул10вым. восхо­
дят к одному прообразу из художественного мира Достоевского Кириллову
из романа «Бесы», воплощая две CTopoin.1 образа Кириллова теоретическуро
и практическую.
Корнет Краузе покончил с собой от тоски и рав1юдушия. оттого, что
ему «все рав1Ю», «разделяя» одновреметпю онтологическое безразличие
Кириллова и солипсизм «смешного человека» Инженер Наумов провоз­
глашает идею всеобщего человеческого уничтожения, так как убежден в том,
что люди всегда будут несчастны, и, дабы не обрекать их на вечные муки,
жизнь человечества должна прекратиться. Так же, как Кириллов, Наумов теоретик и идеолог добровольной смерти. Разница же в том, что Кириллов у
Достоевского предстает предшественником и прообразом «нового» человека,
равного Богу. Человекобога. Наумов же - проповедник полного унич­
тожения человечества, пророк энтропии.
В своей суипидологии Ариыбашев развивает идеи Достоевского, хотя
кое в чем и оттаткивается от них. Он не проводит прямую связь между верой
в Бога и жизненной позицией личности. По Арцыбашеву, безверие не мешает
жить и быть счастливым, равно как можно истово веровать и тем не менее
прицти к мысли о самоубийстве - и п о происходит тогда, когда потеряно
простое, ж-ивое чувство удовольствия от самого течения жизни. Оти размыш­
ления 1гисателя составляют одну из статей его «Записок», где он спорит с
гсми и? своих критиков, чго ставили ему в вину проповеди смерти и
уничтожения человечества.
По мнению писателя, самоубийство возможный и понятт.1Й исход для
человека, не находящего в жизни ничего приятного и интересного Проблема
добровольной смерти, таким обраюм, решается Лрцыбашевым совсем не в
рамках христианской морали, \ю в согласии с Достоевским.
Еще одно пересечение художествег1Ных миров писателей тема бунга
(не в общем значегши слова, а бунта метафишческо.ю). одна из стержневых
в творчестве как Достоевского, так и Лрцыбашева.
10
Герой повести Арцыбашева «Рабочий Шевырев» генетически связан с
образом Ивана Карамазова - «человека бунтующего», который пытается
разрешить вопрос «правды земной против правды небесной». «Бунт»
Шевырева всецело обрушивается на миросозерцание, полагающее высший
смысл жизни в гармонии всеобщего благоденствия. Ему кажется, что гармо­
ния счастья человеческого, купленная пеною жертв всей истории, унижает
человека, святыню его морального достоинства, а потому не может быть
принята. С его точки зрения, так же как с точки зрения Ивана Карамазова,
никакая высшая гармония грядущет человечества не может искупить мук,
страданий, а главное, оскорблений и унижений человеческой личности.
Достоевский через Алешу Карамазова предлагает полюбить жизнь пре­
выше, чем ее логику. Опыт арцыбашевского Шевырева говорит ему. что это
невозможно. В диссертации высказывается утверждение, что решение писа­
телем поставленных вопросов полемично по отношепшо к Достоевскому,
причем Арцыбашев обращается к сценам искушения Христа, чтобы показать
свою позицию. Мир с его неотмщенными оскорблениями, непримиримыми
обидами и неутолимыми страданиями нравствеи1го неприемлем для героя
Арцыбащева. Для его нравственного удовлетворения остается только бунт бунт как выражение трагедии индивидуального страдания, индивидуальной
обиды.
Таким образом, в решении этой проблемы Лрцыбашев-хз'дожник на
стороне героев Достоевского, но не самого Достоевского. Герои Арцы­
башева. так же как Иван Карамазов, Христа не принимают, ибо для них важ­
нее истина справедливости.
Предпринятый в данной части работы проблемно-тематический анализ
подтверждает явное «родство» художественных миров Достоевского и Арцы­
башева. Выявление множества разноуровневых связей между творчеством
обоих писателей позволяет глубже понять замысел Арцыбашева. механизм
его осуществления, идейно-художественный смысл его произведений в
контексте ик соотнесенности с литературными фадициями. идущими от
Достоевского.
Глава вторая, «Этическая оппозиция христоподобного героя и
сверхчеловека в творчестве Ф. М. Достоевского и М П Арцыбашева»,
состоит из двух парафафов. В первом параграфе сопоставляется образ
героя-альтруиста в рассказе Арцыбашева «Смерть Ла}1де» и «положитсльтю
прекрасный человек» в романе Достоевского «Идиот».
Как известтю. создавая образ князя Мышкина, Достоевский сознателыго
ориетггировался на единственный существовавший для него цсштостный
критерий
образ Христа. Имешю Христос для писателя
воюощсние
«положительно прекрасного» человека. Князь Мышкин
хрисюгюдобный
человек новая «мифологическая парадигма» (ПДенников), созданная мыс­
лителем. Арцыбашев в изображении альтруиста обращается к .модели,
11
созданной Достоевским. Герой рассказа «Смерть Ланде», студент Иван
Ланле. - «праведник в мир}», человек, развивпшйся до высокой степени
нравственного совершенства.
В образе Ивана Ланде Арцыбан1ев. как некогда Достоевский, стремился
показать реального современного человека, способного не только вместить
евангельские заповеди, но и пытающегося осуществлять их на практике.
Ланле, как и Мышкин, пронизан хрисгологическими аллюзиями, обладает
всеми признаками христоподобного юроя. Показательно, что Арцыбашсв
наследует саму «технологию» создание художественного образа у Достоев­
ского: «евангельское» органично включается в систему поэтики рассказа,
причем обнаруживается как на уровне языковой организации рассказа (в
монологи студента Ланде в качестве духовггай опоры автор активно вводит
Евангелие, высказывания других героев также насыщены евангельскими
фразами, причем текст сложно сочетает в себе парафразы и дословное
цитирование), так и присутствует в виде библейских мотивов, реминис­
ценций, мифологем: Иван Лапде (как и князь Мышкии) повторяет путь
Христа, проповедуя, пытаясь исцелять (хотя бы душевные муки), проходя
через горнило страданий и сомнений, подвергаясь искушениям, а в финале
повести придя к гибели, своего рода «Голгофе», «положив душу за други
своя».
За глаза или в глаза окружающие высказываются о Мышкине так:
идиот, чудак, дурачок, не в своем уие. oowuon, страгтый чеювек, смешной,
немного того, заболел умом, пометанный, бедный сумасшедгиий. Подобные
высказывания мы читаем и о Ланче: юродивый, блажениенький, дурачок,
дурак, странный, святая душа на косты'гях Склад характера арцыбашевского героя, равно как и его литературного прообраза князя .Мышкина.
соотносим с личностями юродивых, странников, христианских подвижни­
ков - героев житийной литературы.
Арцыбашев. подобно Достоевскому, проводит своего христоподобного
героя через м1южество испытаний, каковыми предстают все узловые )пизоды
рассказа «Смерть Ланде». причем все они генетически связаны не только с
романом «Идиот», но и через текст Достоевского восходят к сдитгом} еван1Сльскому itpaiCKcry.
Реализацией евангельской метафоры-символа «кто ударит тебя в пра­
вую щеку твою, обрати к нему и другуло» выглядтгт реакция Латтдс па
ограбление, совершеттнос Ткачевым и его товаритцами во время прогулки с
Марьей Николаевной, и па пощечину, полччеттттую от Молочасти па Буль­
варе Эти эптподы засгат?ляют читателя вспомттить также удар, иаттесеппый
Мьнпкину Ганечкой Иволгиным. Однако в повести Лрцыбашсва христиан­
ский подтекст ситуации видеи даже ясттее, чем в случае с Мышкиньтм Кттязь
получт1л пощечину, заслонив собой женщину - сестру Гани Варвару, в
другом эпизоде он также защищает женщину, Настасью Филипповну, от
12
удара, который ей мог нанести офицер в Павловске. Лаиде же не проявляет
ни малейшей способности заци1тить себя или кого-нибудь другого. На его
глазах фабят девушку, и он не останавливает фабителей, проронив только
«Бог с ними...», раздевают его самого, и он с готовностью протягивает
одежду.
1'ерои Аркыбашева, в том числе и Ланде, раскрываются через взаимо01 ношения с женщинами. Многие персонажи ггисателя (Санин, Михайлов),
любимы женщинами, и не npociо любимы, они всегда тают, как вести себя с
женщиной, они настоящие знаюки женской психологии, ценители женской
красоты. Ланде же совершенно несостоятелен как мужчина, гак как абсо­
лютно духовен. Единственная форма любви, досгуиная как Мышкину. так и
Лаиде христианское сосградапие, жалость.
Ориентируясь па классические принципы построения системы образов,
традиционные и для Достоевского, воспроизводя сюжетные ходы и элементы
поэтики произведений Достоевского, Лрцыбашев создает обычный в его
творчестве любовный треугольник: Ланде Марья Николаевна художник
Молочаев. Образ Молочасва нужен автору, чтобы сопоставить два противо­
положных мужских характера. Поставленный рядом с возвышенным, но
слабым Ланде. Молочаев представляет собо!"! олицетворение жизненной
мощи и силы, он
воплощение мужественности, в его фамилии подчер­
кивается земная укоренненность, природное, стихийное начало В кульми­
национном для любовных отношений героя и влюблешюй в него девушки
эпизоде повести Ланде отвергает простую, земную любовь девушки как
нечто фязное, утверждая, что есть иная, чистая любовь, подразумевающая
исключительно платоническое общение В этой подчеркнуто некрасивой
сит}ации Ланде предстает не столько физическим, сколько духовным импо­
тентом.
Hute одна испытательная ситуация, уготовленная как Достоевским, так и
Арцыбашевым своим христоподобным героям - всфсча с умирающим, ожи­
дающим от них спасительного, воскрешающего слова. Так. на последних
страницах рассказа Арцыбашсва все действия Ивана Ланх1С сосредоточены на
неразрешимой проблеме помощи студенту Семенову, )мирающем> or
чахотки. Обликом живого мертвеца, сфашной обреченностью на раннюю тибель, озлоблснттым отчаянием, охватившем его тта пороге смерти, ст^'дент
Семенов напомиттает Ипполита Тсрентьева. Оба этих персонажа из-за смер­
тельной болезни попадают в такуто жизненттую ситуацию, кот да миро­
воззренческие проблемы приобретают для ттих ттрсдельнуто остроту, оба )те
приемлют воззрсттий «положительно прекраснт,тх)> героев. И оба являтотся
ттосителями одтюн тт той же идеи. Находящиеся > последттей черты Иттполит
Теретггьев и Семенов говорят о непобедимости, всемогуществе закона
смерти.
13
Общаясь с умирающими, Мышкин и Ланле, каждый по-своему, пы­
таются утешить, ободрить их, вселить надежду, убеждая в необходимости
твердости духа и веры в бессмертие, но все дело в том. что христоподобные
герои стараются облегчить им «умирание», а они хотят жизни, а не
«умирания». Если Христу удалось чудо, и исцеление Лазаря сверп]илось, то
князь Мьппкин и Иван Ланде, не будучи чудотворцами, терпят поражение в
борьбе с человеческим отчаянием, в борьбе со смертью - «воскрешения»
Семенова и Инполига не происходит.
Самым главным испытанием для христоподобного героя Арцыбашева
оказывается собственная смерть, и в этом также очевидно влияние
Достоевского, так как «проблемным центром» (Т. А. Касаткина) романа
«Идиот», по мнению многих современных исследователей, является картина
Гольбейпа, изображающая мертвого Христа.
Смерть Ланде описывается Арцыбашевым с натуралистическими
подробтюстями, неоднократно, памерешю подчеркивая смрадность трупа. По
христианским капо1гам. нашедшим отражение в православных житиях, мощи
святых нетлешпз!, и запах от тела усопшего праведника должен исходить
благой. Но вслед за Достоевским, в «Братьях Карамазовых» которого ужасно
быстро после кончины «провонял» старец Зосима, Арцыбашев отдает
законам тления Ивана Ланде, причем от его тела идет такой «ужасный,
омерзительный» смрад, что нашедших его мужиков «шатнуло»'. При­
мечательно, что Арцыбашев применяет то же слово, что и Достоевский,
который, рассказывая о смущении Алеши Карамазова, почувствовавшего
«тлетворный дух» от тела Зосимы. говорит: «пошатнулся».
В столь явном подчеркивании физических знаков победы смерти над
человеческой плотью очевиден онтологический подтекст.
По мнению многих исследователей, главной целью Достоевского в
романе «Илиот» было продемонстрировать, что «положителыю прекрасный»
человек в )том мире неминуемо обречен на поражение. Показав своего героя
также проигравгиим в жизненных испытаниях. Арцыбашев вслед за Досто­
евским утверждает, что альтруизм - мораль единиц. Христианское все­
прощение Ланде и его абсолютная реализатшя принципа «непротивления
j.iy» в созданных авюром исньпаниях выглядят абсурдными. Созданный
писателем «христоподобный» герой не способен изменить окружатощих,
мало того, его жизнентште принципы, как правило, проигрывают в стол­
кновении с житью.
Во втором параграфе, «Владимтгр Саттип и принцип «все дозволено»,
анализируется противополонсная альтруизму Мышкпгта тт Латтле этическая
позиция позиция морального тшгилизма.
' ApiibioaiJiCB. М П CoGp соч
14
В З i /М II Арцыбашев
Т 1 -М
Icppa. IW4 ~ С 712
Важным источником мысли в творчестве Арцыбашева явилась
«философия жизни» Нищие - мыслителя, оказавшего на Россию особое
влияние и во многом определившего духовный климат интеллигенции начала
века, У Арцыбашева обнаруживается множество параллелей с философией
Ницше, но отношение писателя к философии немецкого мыслителя не было
однозначным. Цитируя в своем художественном творчестве и публицистике
МН01ИС ?аявления Ницше, Арцыбашев в то же время ясно давал понять, ч ю
НС является полным последователем ницшеанства, что у него своя,
оригинальная позиция в этом мире и ставить ?чак равснс1ва между
ницшсвским «сверхчеловеком» и его героями не сюиг.
Представитель позиции моральною нишлизма, самый «ницшеанский»
герой Арцыбашева Владимир Санин в своей жизиепиой практике
осуществляет мысль Ивана Карамазова о том, что. если нет Бога, то «все
дозволено».
Сапии объявляет умственной фикцией гуманность, сострадание,
совесть, целомудрие. Он носитель идеи абсолютной свободы личности, его
индивидуализм чисто эгоистического свойства. Причина относительности
всех нравственных ценностей для героя Арцыбашева - отсутствие духовной
опоры, л которой бы он мог органично обратиться. Санин отрицает влияние
книг, он отвергает всякие гипотезы, считая, что «глупо» на основании их
строить свою жизнь, он живет без «общей цели». Мало того, он вообще
отрицает всякие «конечные цели» и всякие средства к их достижению. К
жизни и к человеку Санин не предъявляет никаких метафизических запросов.
/1;тя него «тем фактом, что мы живем, исполняется наше назначение»'.
Арцыбашевский
Санин считает высшим этическим идеалом
наслаждение жизнью и личное счастье, защищая принцип: «всё для себя». Он
говорит о свободной личности, подчинённой только собственной природе и
следующей своим естественным влечениям.
Как известно, Достоевский предчувствовал острую опасность
индивидуалистических и эгоистических идей Подобный варианг развития
личности ведет к се деградации, писатель прогюведусг др;,10й пугь. путь
Христа. Различным индивидуа-тистическим идеям и геориям писатель
прогивопоставляет ггравославие, кротость и гюкаянис, .побовь к людям.
Если убеждения Достоевского ие вызывают сомнений, i-o личная
позиция Арцыбашева в свое время вызвала массу самых противоречивых
откликов. «Идеалы самого Арцыбашева остаются покрытыми мраком
неизвестности»."
noflooiibivm )'прсками изобилуют статьи о писателе. В
' Лрцыбашев М И Собр соч В З т / М И Лрцыбашев
1 1 - М leppa 1994 - С 128
" И!\!айтов \ \ Ьаикротство идегиов ('1птерат>р||ыГ1 портрет М П \рцыоашева) / Л Л
Hiviaft.TOB // Пестрые snaMeiia Литературные портреты безвременья
М Ип-во юв-ва И Д
С ы т н а . 1913 - С 34
15
повествовании о фустной истории студента Ивана Ланде читатели чув­
ствовали явную симпатию автора к герою; с другой стороны, Санин, это
яркое опровержение идей г>'манизма, заключенное в художественном образе,
являет собой фигуру, по мнению большинства современников писателя,
наиболее близкую к взглядам на жизнь самого Арцыбашева.
Для разрешения этой проблемы в диссертапии предпринята попытка
сопоставительного анализа двух столь разноречивых и взаимоисключаюшич
арцыбашевских произведений.
Несомненно важным [гредставляетгя то, что рассказ «Смерть Ланде» с
главным героем-толстовцем и роман «Санин», в котором в качестве
цетральной фигуры предстает «ницишанец» и «ультраиндивидуалист»
написаны практически одновременно и представляют «один и тот же
материал в разной обработке»'. Tie случайно и то, что образ Ланде
появляется, хотя и заочно, в романе «Санин». Стало быть, нельзя, сравнивая
совершенно противоположные этические
позиции, олицетворент.1е
главными арцыбашевскими персонажами, к каждому из которых автор
испытывает столь яв1{ую симпатию, выводить объяснение столь коренных
расхождений только лишь в смене убеждений самого Арцыбашева, как
известно, бывшего некогда последователем толстовства, а впоследствии
разочаровавшегося в этом учении.
В повести «Смерть Ланде» и романе «Санин» много общего. Санин и
Ланде, центральные фигл'ры двух разных произведений, связаны ли^шым
знакомством. Будучи студентом. Санин мог назвать себя идейным
последователем толстовца Ланде. Далее, оба героя приезжают в родной город
после некоторого отсутствия. Оба не находят понимания в своих семьях и
среди знакомых. Оба вынуждены в итоге покинуть родные места, хотя и по
разным причинам, И Санин, и Ланде сначала производят впечатление
оригинальных, интересных людей, что привлекает к ним окружающих. Но
постепенно их близких начинает раздражать наклонность «поучать» всех,
словно «малых детей».
Арцыбашев проводит своих героев через ряд счожих ситуаций,
являющихся своего рода испытаниями (эти сюжетные тождества восхо.1ят. в
свою очередь, к аналогичным тювсствовагсльным у^лам в романах
Досгоевского «Идиот» и «Бесы»). Условно эти сквозные в произведениях
писателя сюжетные ситуации обозиачеш.! так: герой на «поединке», герой и
умирающий, герой и .женщина.
Ланде, след>я евангельской заповеди, буквально подставляет шекл' под
>дар Молочаева. Санин же. бывтии некогда последователем убеждений
Ланде. сначала пытался поступать также, но, поменяв свое отношетше к
Ьараиов И [I Арпыбашев как xv тожиик-психо юг и пмпрсесионисг и как певец смерти
ciapoio и/К1ППИ нового че.ювска И П Паранов - Киев, 1908 - ( 15
16
«непротивлению злу», наглядно демонстрирует это в похожем эпизоде
романа, жестоко избив соблазнителя обидчика сестры Зарудина, не
дожидаясь, пока тот ударит первым. В итоге публично опозоренный офицер
стреляется, а Санин, узнав об этом, вовсе не испытывает мук совести.
Санин, ставший одним из свидетелей незамедлив1ией смерти Семенова,
в свою очередь, послужил своего рода «катализатором» гибели юноиш по
фамилии Соловейчик. Этому герою, не находящем) цели в жизни,
измученному «проклятыми» вопросами, не знающему «куда идги», не
чувствующем^' оадость бытия, Санин, в полно.м согласии со своим убеж­
дением, что «жить следуег только тому, кто в са.мой жизни видит уже
приятное», спокойно советует покончить с собой, что TOI И делает.
В отличие от Ланде, Санин с легкостью обольщает понравившуюся ему
девушку, и это несмотря на то, что OFia влюблерга в другого мужчину.
Влал1гиир CaiFHH лишь на первый взгляд предстает в роли
«положительного героя». Из всех «сверхчеловеков» Достоевского этическая
позиция Санина в большей степени сопоставима с образом действий и
мыслей Николая Ставрогина.
Санин, подобно Ставрогину, только «тепл». он живет «как-нибудь», ему
«все позволено», для него нет различий ни в добром, ни в злом поступке.
Добро и Зло. в понимании Санина, ~- чистый вымысел, умственная фикция, и
нельзя утверждать моральную ценность одних явлений и отрицать таковую у
других. Не существует абсолютных измерении, абсолютных эталонов.
Достоевский, убежденный в неизбежной катастрофе нигилистических
воззрений, подвел Ставрогина. не признававшего ни в теории, ни на практике
никаких моральных «нет», к самоубийству Арцыбашев отказывается от
однозначных заявлений, финал романа «Санин» остается открытым, но
завергпение судьбы героя кое-кто из современников писателя увидели в
самоубийстве художника Михайлова, персонажа романа «У последней
черты», написанного Арцыбашевым через несколько лет после первого
своего романа. Михайлов, живший некогда беззаботно, эгшкурейски преда­
ваясь всяческим удовольствиям, последова!Сльно приведен автором к
добровольной смерти, тем самым подтвердив предсказанный Достоевским
финал ю\я каждою морального нигилиста и «сверхчеловека». Жи1ь ио
принципу «все дозволено» невозможно - к такому вывод> исподволь
приводит своего героя и Лрцыбашев.
Опираясь во многом на предупреждения Достоевского, писатель видел
опасность соблазнов, заключенных в позиции изолированной личности,
решившейся сломать социалыю-нравственные скрсги,! добродетели. Из бунта
против лицемерной обывательской морали вырастает тотальная тенденцпя
контрэткческой ориентации человека в мире. Лрцыбашевский Санин,
последовательный сторонник этой позиции, неизбежно пришел к
оправданию абсолютной свободы индивид>ального желания. Но утративший
17
веру в непреложность нравственных абсолютов человек неизбежно окажется
в ситуации метафизической «бездомности» - таков результат этических
размышлений как Достоевского, так и Арцыбашева.
Тем не менее, между теми идеями, которые выражены в худо­
жественном творчестве Достоевского и Арцыбашева, их эстетическими и
философскими взглядами сушествует определенное взаимодействие, но нет
абсолюгного тождества Для Арцыбашева правда заключается в том, что и
алыруизм может иметь разрушительные, катастрофические последствия для
тех, на кого он направлен. Апиыбашсв, таким образом, не принимает идеалы
Достоевского, \тверждая. чго в реальности «положигельно прекрасный»
человек может быть ничуть не лучше откровенного эгоиста.
В Заключении подводятся итоги проведенного исследования и
делаются общие выводы.
Сопоставительный анализ творчества Достоевского и Арцыбашева
выявляет многие преемстветгые линии. Так, глубоко причастной к
художественным исканиям М. П. Арцыбашева была поэтика Достоевского,
доказательством чему служит глубокое усвоение Ариыбашевым многих
писательских приемов великого предшественника. Идейное наследие Арцы­
башева также обнаруживает параллели с Достоевским в решении це.чого ряда
экзистенциальных проблем.
Анализ творчества Арцыбашева показывает, что писатель, несомненно,
обращается к художественным открытиям Достоевского в попытках
изображения «христополобного» человека, каким в одной из его повестей
предстает студент Иван Ланде. Опыт Достоевского потребовался Арцыбашеву и в создании нигилиста и «сверхчеловека» Владимира Санина.
Арцыбатев, изображая героя-праведника, подобно Достоевскому,
приходит к выводу: повторение Христа на земле невозможно. Но в отличие
от Достоевского, для которого христианская этика, вера в идеал и правоту
Христа неоспоримы, Арцыбашев отвергает их как бесплодные.
Достоевский видел, чго в современном мире подлинная свобода и
красота невозможны иначе, как на путях освобождения от законов этого
мира, преодоление их в себе, победы над индивидуалисгическими.
)гоистичсскими искушениями. Крижка Э1 оценфизма, индивидуализма у
Достоевского беспощадна, существование по «праву тифов и крокодилов»
для него немыслимо. Только в жизни «с идеалом Христа» заключается
сласигелыюе для человечества преодолегше общего огчуждештя всех от всех.
Арцыбашев же проявляет этштескую толераит(юстъ. утверждая, что
никакого СДИ1ЮГ0 порядка в жизни нет и быть не может Правила, вырабошиныс для себя одним человеком, едва ли буд\т полиостью прие\шемы для
друюю индивида. Поэтому «сверхчеловек» Санин
герой, являющийся
идейным антиподом «христоподобного» человека, по мнению автора, так
же прав в отстаивании своих жизненных принципов, как и абсолютный
18
альтруист Ланде.
По теме исследования опубликованы следующие работы:
1. Малкина, О. Ю. Человек в творчестве Ф, М. Досгоевского и М. П.
Арцыбашева (некоторые философские аспекты проблемы) / О. Ю. Малкина //
Художественное слово в современном мире: Сборник статей. Вып. 6 Тамбов: Изд-во ТГТУ. 2003. - С. 61 - 65
2. Малкина, О. Ю. Ангихристианскис мотивы в повести М. П. Арцы­
башева «Смерть Ланде» ' О. Ю. Малкина '/ Художественное слово в
современном мире: Сборник статей. Вып. 7 Тамбов: Изд-во ТГТУ, 2004.
С. 27-31
3. Малкина, О Ю. М. Ю. Лермонтов и образ «сверхчеловека» в твор­
честве М. П. Лрцыбашева / О. Ю. Малкина // Вопросы современной
филологии и методики обучетгая языкам в вузе и школе: сборник материалов
IV Всероссийской научно-практической конференции. - Пенза: РИО ПГСХА,
2004. - С. 267 - 269
4. Малкина, О. Ю. Педагогические проблемы в очерке Ф. М. Дос­
тоевского «Именинник» и в рассказе М. П. Лрцыбашева «Паша Туманов» /
О. Ю. Малкина /' Проблемы моделирования в развивающихся образо­
вательных системах: Материалы IV Международной научно-практической
конференции (г. Мичуринск. 20 - 21 октября 2004 г.). - Мичуринск: МГПИ,
2004.-С. 254-256
5. Малкина, О. Ю. Роль библейских эпифафов в произведениях М.
Арцыбашева ' О. Ю. Малкина /' Труды ТГ'ГУ: Сборник научных статей
молодых ученых и студентов. - Тамбов: Изд-во ТГТУ, 2004. - С. 155 - 157
6 Малкина. О. Ю. Суицидология героев Ф. М. Достоевского и М, П.
Арцыбашева / О. Ю Маткина // Актуальные проблемы изучения литературы
в ву!С и школе: Материалы Всероссийской конференции X X I X Зональной
конференции литературоведсв Поволжья (Тольятти, 12-14 октября 2004). Тольятти: ТГУ, 2004. - Т. 1. С. 312 - 316
7. Мачкина, О. Ю. Чеховские мотивы в творчестве М. П. Арцыбашева:
«Палата № 6>> и «Палата неизлечимых» ' О. Ю Маткнна // Проблемы
конфликта в массовой коммуникации: Материалы международтюй
конференции 26 - 28 октября 2004 г.
Тамбов- Изд-во ТГУ им. Г Р.
Державина. 2004. С. 74 - 78
8. Маткитта. О. Ю Лтттропология Ф Достоевского и М. Лрцыбаитева (к
постановке проблемы) / О. Ю. Маткина ' Актуальные проблемы ттреподавания гуманитарных дисциплин в школе тг вузе: Межвузовский сборник
статей. ~ Мичуринск, МГПИ, 2005. С. 89 - 92
19
9. Малкина, О. Ю. Образ Петерб\фга Достоевского в повести М. П.
Ариыбашева «Рабочий Шевырев» / О. Ю. Малкина '' Проблеми загальноТ.
германьскоТ, романьскоТ та слов'яньскоТ стил1'стики: Матер!али П
м|'жнародноТ науково-практичноТ конференцп: в 2-х томах. - Горл1вка:
Видавництво ГДППМ. 2005. - с. 193 - 196
20
Отпечашно в типографии ГОУ ВПО «МичГ.ЛУ»
Подписано в печать 9 11.05 г. формат 60x84 1/16,
Бумша офсетная № 1 . jc;i. иеч. л. 1.4 Тираж 100 жз. Ризофаф
Закач№ 11967
1 ОУ ВПО «Мичуринский госуларсгвенпый а1рарный упиверсигет»
393760. Тамбовская обл., г. Мичуринск, ул. Интернациональная, 101,
тел. +7 (07545) 5-26-35
E-mail: mgau@mich.ru
P235 8f
РНБ Русский фонд
2006-4
23345
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
0
Размер файла
1 104 Кб
Теги
bd000102931
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа