close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

bd000103284

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
ТАБАРОВ
МУХИДДИН С А Ф А Р О В И Ч
ОСОБЕННОСТИ РЕАКЦИЙ ОРГАННЫХ АРТЕРИЙ И В Е Н
НА Г У М О Р А Л Ь Н Ы Е С Т И М У Л Ы П Р И С О Ч Е Т А Н Н О М Д Е Й С Т В И И
НА ОРГАНИЗМ Г И П О К С И И И Г И П О Т Е Р М И И
Специальность 03.00.13. - физиологая
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
доктора медицинских наук
Санкт-Петербург 2003
Работа
выполнена
в
Государственном
учреждении
Научноисследовательский институт экспериментольной медицины Российской
Академии медицинских наук
Научные консультанты:
академик РАМН, профессор, доктор медицинских наук Борис Иванович
Ткаченко
доктор медицинских наук Юрий Анатольевич Кудряшов
Официальные оппоненты:
доктор медицинских наук, профессор Хананашвили Яков Абрамович
доктор медицинских наук, профессор Лосев Николай Андреевич
доктор медицинских наук, профессор Цырлин Виталий Александрович
Ведущее учрждение:
Институт эволюционной физиологии и биохимии им. И.М. Сеченова РАН
(Санкт-Петербург)
Защита состоится
2003 г. в
часов на заседании
диссертационного совета ДОС 1.022.03 при Г У НИИЭМ Р А М Н по адресу:
197376, Санкт-Петербург, Каменноостовский пр., 69/71
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Г У Научноисследовательского института экспериментальной медицины Р А М Н по
адресу: 197376, Санкт-Петербург, ул. акад. Павлова, д. 12.
Автореферат разослан
2003 г.
Ученый секретарь диссертационного совета
доктор биологических наук
Пучкова Л.В.
ЯЛЗ?^6А
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность проблемы. Деятельность человека и расширение среды
его обитания предъявляют к организму в целом и к отдельным его системам
повышенные требования, что ставит перед физиологией и медициной ряд
проблем, связанных с действием на организм экстремальных факторов
внешней среды, в том числе гипоксии и гипотермии. Отличительной
особенностью одной из этих проблем является то, что гипоксия и
гипотермия, сами по себе характеризующиеся сложным механизмом
действия на организм, в силу производственных и экологических условий
оказывают влияние на человека, как правило, одновременно. Подобные
ситуации сочетанного влияния обоих факторов на организм и его сердечно сосудистую систему имеют место при освоении высокогорных районов,
проведении экспедиций в Арктику и Антарктику, в авиационных и
космических полетах и др. В этих условиях дефицита кислорода в крови и
общего охлаждения организма остается открьпым вопрос об эффективности
фармакологических препаратов, необходимых для коррекции нарушений в
сердечно-сосудистой системе. Этот вопрос требует в том числе и
фундаментальных исследований с целью изучения механизмов изменений
чувствительности сосудистых гладких мышц к вазоактивным веществам и
лекарственным препаратам при сочетанном влиянии на организм гипоксии и
гипотермии. Подобные исследования могли бы стать базисными и при
апробации существующих и разработке новых фармакологических
препаратов для борьбы с пограничными состояниями, вызванными
недостатком кислорода в крови и общим охлаждением организма.
Влияние вазоактивных веществ на органные сосуды в условиях гипоксии
и гипотермии и, особенно, при сочетанном их действии на организм
млекопитающих и человека - один из малоразработанных разделов
экспериментальной и практической медицины ( А.Ю. Чудаков и др., 1999,
Vallet, 1998 ). Эта проблема включает
вопросы, решение которых
необходимо для практической медицины с целью корректного применения
искусственной гипотермии, а также лекарственных средств против
гипоксических повреждений в сердечно-сосудистой системе при проведении
хирургических операций на обескровленных органах ( Е.Н. Мешалкин и др.,
1985; Л.А. Сумбатов, 1985; Shiomi, Tamura, 2000; Mora Mangano, Neville et
al., 2001; Volkov, Kazanskaya, Chasovskikh et al., 2001).
Несмотря на интенсивно развивающиеся исследования о влиянии
гипоксии на организм и его сердечно-сосудистую систему ( В.Б. Малкин,
Е.Б. Гиппенрейтер, 1977; Н.А. Агаджанян, 1986; Van Lire., Stickney, 1963;
Hasibeder, 1996; Vallet, 1998 ), остаются неясными вопросы, касающиеся
изменения чувствительности сосудистых миоцитов в этих условиях к
действию
на
них
фармакологических
вазоактивных
препаратов.
РОС. НАЦИОНАЛЬНАЯ
БИБЛИОТЕКА
С Петербург
ШЬРК
Аналогичная ситуация имеет место и в отношении влияния общего
охлаждения организма ( Е . В . Майстрах, 1975,1984; Г.А. Акимов и др., 1977;
А.Ю. Чудаков и др., 1999 ). Для практической медицины важным может
явиться результат изучения сочетанного влияния гипоксии и гипотермии на
сердечно-сосудистую систему, которое имеет место в процессе
жизнедеятельности человека, а также в случае проведения хирургических
операций в условиях искусственного охлаждения организма.
Следует отметить, что вены играют активную роль в регуляции органного
кровообращения, о чем свидетельствуют результаты фундаментальных
исследований (Труды международного симпозиума «Регуляция емкостных
сосудов», 1977; Б.И. Ткаченко, 1979, 1984). Между тем, экспериментальные
данные об изменениях чувствительности органных сосудов, особенно вен, к
вазоактивным лекарственным веществам в условиях гипоксии и гипотермии,
в литературе практически отсутствуют.
Проведение исследований по этим вопросам стало возможным в
результате разработки специальных методических подходов в Лаборатории
органного кровообращения и микрогемодинамики Г У НИИЭМ РАМН
(Tkachenko B.I., Kudryashov Yu.A., 1991). Эти подходы позволяют на основе
перфузионной техники и электроманометрии изучать особенности
изменений величин констрикторных и дилататорных реакций различных в
функциональном
отношении
органных
артерий и
вен при
нейрогуморальных воздействиях или моделированных экстремальных и
патологических состояниях организма животных, включая гипоксию и
гипотермию. Вместе с тем были модифицированы и адаптированы к
условиям экспериментов классические методы блокады входа внеклеточного
кальция в сосудистые миоциты (Reckenstein, 1985) и нарушения
функциональной полноценности эндотелия органных артерий и вен
экзогенным гемоглобином (Furchgott, 1983), что позволило изучить роль
кальций- и эндотелийзависимых механизмов изменений величин реакций
артерий и вен икроножной мышцы и тонкой кишки на констрикторные и
дилататорные вазоактивные вещества в условиях гипоксии и гипотермии
организма. Эти методические подходы и результаты исследований могут
способствовать выяснению физиологических механизмов и поиску
фармакологических способов целенаправленной коррекции нарушений в
сердечно-сосудистой системе в условиях патологических и пограничных
состояний организма.
Цель
исследования. Целью
исследования явилось изучение
направленности и величин реакций органных артерий и вен на вазоактивные
вещества констрикторного и дилататорного механизмов действия в
условиях влияния на организм гипоксии и общего охлаждения организма, а
также поиск механизмов, лежащих в основе этих изменений.
Задачи исследования:
1. Изучить характер и величину изменений сопротивления артерий и вен
икроножной мьпыцы и тонкой кишки в ответ на гипер- и гипотензивные
препараты при раздельном и сочетанном действии на организм гипоксии и
гипотермии.
2. Сопоставить величину и направленность изменений сопротивления
внутриорганных вен с изменениями сопротивления большой подкожной
вены задней конечности кошки, вызванными вазоактивными веществами
при тех же экстремальных влияниях на организм животного.
3. Выяснить величины констрикторных (норадреналин) адренергических
реаидай органных артерий и вен конечности и кишки при раздельном и
сочетанном действии гипоксии и гипотермии на организм.
4. Изучить величины дилататорных (изопротеренол) адренергических
реакций органных артерий и вен конечности и кишки при раздельном и
совместном действии гипоксии и гипотермии.
5. Определить органные отличия величин адренергических реакций артерий
и вен в условиях раздельного и сочетанного действия гипоксии и
гипотермии на организм.
6. Изучить кальций- и эндотелийзависимые механизмы констрикторных и
дилататорных реакций органных артерий и вен при гипоксии и гипотермии.
Научная новизна. Новизна проведенных исследований заключается в
том, что в них получены ранее неизвестные экспериментальные данные,
которые характеризуют изменения величин реакций органных артериальных
и венозных сосудов на фармакологические вазоактивные вещества в
условиях раздельного и сочетанного действии на организм гипоксии и
гипотермии.
Установлено, что независимо от органной принадлежности сосудов,
функциональных различий между артериями и венами, процессами
констриюции и дилатации сосудов имеет место
понижение величин
констрикторных и дилататорных реакций артерий и вен икроножной
мышцы и тонкой кишки на фармакологические препараты (дофамин,
мезатон, нитропруссид натрия, дибазол) при раздельном действии обоих
факторов на организм животных.
Из двух факторов внешней среды - гипотермии и гипоксии - наиболее
выраженной по силе воздействия на сосудистые миоциты является гипоксия
(10% Ог), которая приводила к большему понижению величин реакций
сосудов, чем при общем охлаждении организма до 30°С.
Сочетанное влияние на организм гипоксии и гипотермии приводит к
двух-трехкратному понижению величин констрикторньк и дилататорных
реакций артериальных и венозных сосудов, вызванных влиянием на
сосудистые миоциты фармакологических препаратов различного механизма
действия по отношению к величинам аналогичных реакций при нормоксии и
нормотермии организма.
Воздействие гипоксии и гипотерлгаи на организм животного, приводило
к
значительному уменьшению констрикторных (дофамин, мезатон) и
дилататорных (нитропруссид натрия и дибазол) реакций подкожной вены.
Наиболее выраженное угнетение констрикторных и дилататорных реакций
подкожной вены на указанные фармакологические вещества проявилось при
сочетанном действии гипоксии и гипотермии.
В исследованиях обнаружены существенные различия в степени
изменения вьфаженности реакций органных сосудов в зависимости от типа
гуморального воздействия при сочетанном влиянии двух стрессорных
факторов - гипоксии и гипотермии на организм животных. Выраженность
реакций органных сосудов в этих условиях при применении в качестве
тестирующих веществ адреномиметиков (норадреналин, изопротеренол)
сохранилась на уровне, отмеченном при нормоксии и нормотермии, а при
применении
фармакологических
препаратов
(дофамин,
мезатон,
нитропруссид натрия, дибазол) существенно снизилась, в результате чего
величины реакций составили лишь 30% от фоновых значений.
Установленный факт различий в изменении вьфаженности реакций
органных сосудов при применении катехоламинов и фармакологических
препаратов может иметь значение в клинической практике при выборе
эффективной дозы выбора адекватной дозы лекарственного средства для
коррекции нарушений в сердечно-сосудистой системе в условиях
стрессорного воздействия на организм гипоксии и гипотермии.
Проведенные исследования показали, что сохранение величин
адренергических реакций органных сосудов при сочетанном действии
гипоксии и гипотермии на организм связано с функционированием
кальциевых и эндотелиальных механизмов регуляции активности
сосудистых миоцитов.
Научно-практическая
значимость
работы.
Полученные
в
исследованияхх ранее неизвестные факты об изменениях чувствительности
органных артериальных и венозных сосудов к фармакологическим
вазоактивным веществам при раздельном и сочетанном действии на
организм гипоксии и гипотермии относятся к фундаментальным
физиологическим разработкам.
Установленные факты о значительном уменьшении величин реакций
сосудов
к
фармакологическим
вазоактивным
препаратам
как
констрикторного, так и дилататорного действия при раздельном и
сочетанном действии гипоксии и гипотермии на организм могут быть
учтены в клинической практике. Эти факты могут явиться отправным
моментом при выборе доз фармакологических препаратов в разработке
терапевтических и лечебно-профилактических мероприятий в борьбе с
гипоксическими и гипотермическими состояниями организма человека с
целью фармакологической коррекции нарушений в
его сердечно сосудистой системе.
Полученные в исследованиях сведения свидетельствуют о том, что в
используемом в хирургической практике "протекторном" действии
гипотермии против гипоксических повреждений органов и их кровеносных
сосудов важную роль играют кальций - и эндотелийзависимые механизмы.
Представленные экспериментальные данные могут явиться обоснованием
нового перспективного для теории и практики медицины направления
исследований в области физиологии пограничных состояний организма,
задача которого состоит в выяснении принципов и механизмов сочетанного
действия стрессорных факторов на реакции органных артериальных и
венозных сосудов.
Фактические материалы об изменениях величин реакций органных
артериальных и венозных сосудов на фармакологические вазоактивные
вещества в условиях гипоксии и гипотермии организма могут бьпъ
использованы в лекционных курсах в ВУЗах медико-биологического
профиля, а также в соответствующих методических пособиях и
руководствах.
Положения, выносимые на защиту:
1. Применение фармакологических препаратов гипер- и гипотензивного
механизмов действия (мезатон, дофамрш, нитропруссид натрия,
дибазол)
при сочетанном влиянии на организм гипоксии и
гипотермии сопровождается резким понижением величин реакций
артерий и вен икроножной мьгащы и тонкой кишки.
2. Еще более вьфаженное угнетение (2-3 кратное) в условиях
сочетанного влияния гипоксии и гипотермии на организм
тфетерпевают констрикторные и дилататорные реакции подкожной
вены конечности кошки, вызываемые
сердечно-сосудистыми
препаратами раличных механизмов действия.
3. Констрикторные реакции артериальных сосудов икроножной мышцы,
артерий и вен тонкой кишки, вызываемые норадреналином, менее
подвержены угнетающему влиянию гипоксии и гипотермии при их
сочетанном действии на организм по сравнению с аналогичными
реакциями, вызываемыми дофамином и мезатоном.
4. Дилататорные реакции артериальных и венозных сосудов икроножной
мышцы и тонкой кишки, вызываемые изопротеренолом, в
противоположность аналогичным реакциям, возникающим при
применении нитропруссида натрия и дибазола, испытывают менее
выраженное угнетающее действие гипоксии, гипотермии и их
сочетанного влияния на организм.
5. Нарушение функционирования эндотелиальных сосудистых факторов
при сочетанном
влиянии на организм гипотермии и гипоксии
приводит к увеличению вьфаженности вызываемых норадреналином
констрикторных реакций венозных сосудов тонкой кишки и не
сказывается на выраженности констрикторных реакций артериальных
сосудов обоих органов и вен икроножной мышцы. В тех же условиях
блокада эндотелиальных факторов приводит к увеличению
дилататорных реакций артериальных и венозных сосудов тонкой
кишки, вызываемых изопротернолом и к уменьшению аналогичных
реакций артерий и вен скелетной мышцы. Это свидетельствует об
органных отличиях в проявлении реакций артериальных и венозных
сосудов на адренергические стимулы в условиях сочетанного влияния
на организм гипоксии и гипотермии,
б. Изменение выраженности адренергических реакций скелетной мышцы
и тонкой кишки при изолированном и совместном действии гипоксии
и гипотермии на организм может быть обусловлено подавлением в
этих условиях
эндотелиального фактора расслабления или
эндотелиального фактора сокращения гладкомышечных клеток.
Структура и объем диссертации. Материалы диссертации изложены на
страницах машинописного текста, включающего введение, обзор
литературы, результаты собственных исследований и их обсуждение,
заключение и выводы. Работа иллюстрирована 14 таблицами и 30
рисунками. Список цитируемой литературы содержит
источников.
Публикации. По теме диссертации опубликовано 14 научных работ в
отечественных и зарубежных журналах, а также в сборниках материалов
научных собраний, на которых проводилась апробация работы.
Апробация работы. Основные результаты, вошедшие в настоящую
работу, доложены на X V I I I съезде физиологов России ( Казань, 2001), на
Конфренции посвященной 110-летию НИИ экспериментальной медицины
РАМН (Санкт-Петербург 2000), на научных конференциях Отдела
физиологии висцеральных систем НИИЭМ РАМН (2001, 2002 гг.).
МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ.
Исследования проведены на икроножной мышце и тонкой кишке кошек,
наркотизированных
нембуталом ( 30-40 мг/кг, в/м ), с применением
гепарина (2000 ЕД на 1 кг, в/в). Каждый из органов изолировался в
гемодинамическом и нервном отношениях от организма животного, и
перфузировался через артериальные сосуды в режиме постояного кровотока.
На основе перфузионной техники и электроманометрии оценивали
реакции органных артериальных и венозньпс сосудов к вазоактивным
веществам по изменению сопротивления (перфузионного давления),
используя методы артериальной и венозной резистографии, разработанные в
Лаборатории органного кровообращения и микрогемодинамики для
икроножной мышцы и тонкой кишки (B.I. Tkachenko, Yu.A. Kydryashov,
1991).
Принцип
метода
регистрации
динамических
изменений
сопротивления кровотоку артериальных и венозных сосудов икроножной
мышцы кошек основан на морфологических особенностях строения
глубокой и поверхностной венозных систем задних конечностей
млекопитающих,
связанных
посредством
многочисленных
коммуникантных
венозных
стволиков
(vv.
communicantes).
Однонаправленность этой связи определяется наличием клапанного
аппарата в коммуникантных венах, препятствующего поступлению крови
из системы глубоких (внутримышечных ) вен конечности млекопитающих
в систему поверхностных ( v. saphena magna et parva) при физиологически
допустимых уровнях венозного давления. Наличие второй системы
венозного оттока крови от мышц конечностей позволяло осуществить
добавочную к основной перфузию глубоких вен препарата голени кошки.
С этой целью кровь забирали из бедренной артерии животного и
подавали насосом постоянной производительности в сосудистое русло
препарата
голени
через
бедренную
артерию.
С
помощью
электроманометра регистрировали артериальное перфузионное давление.
Одновременно производили параллельную перфузию раствором декстрана
(1/5 объема перфузии кровью) с помощью насоса постоянной
производительности внутримышечных венозных сосудов через систему
поверхностных вен голени, впадающих в глубокие вены мышцы.
Регистрировали
венозное
перфузионное
давление,
являющееся
отражением суммы сопротивлений: катетера, вставленного в большую
подкожную вену вблизи голеностопного сустава, системы поверхностных
вен голени, коммуникантных венозных стволиков и системы глубоких вен
икроножной
мышцы. Изменяющимся
сопротивлением из всех
перечисленных оказывается в данном случае
лишь сопротивление
глубоких вен мышцы, так как вазоактивное вещество, введенное в
магистральную артерию препарата, вызывает изменение сопротивления
артериальных сосудов и сдвиг сопротивления системы внутримышечных
вен. Последнее проявляется в изменении венозного перфузионного
давления.
Для изучения резистивной функции сосудов тонкой кишки была
разработана
методика
одновременной
регистрации
изменений
сопротивления кровотоку ее артериальных и венозных сосудов.
Основанием для разработки данной методики послужила особенность
строения мезентериальной венозной системы - наличие сосудистых аркад вследствие чего выключение из кровотока любой из мелких ветвей
мезентериальной вены не влечет за собой нарушений кишечной
гемодинамики в целом. Эта особенность позволили осуществить
добавочную к основной перфузию ветви магистральной вены кишки в
ретроградном направлении раствором декстрана ( "Полиглюкин" ) в
режиме стабилизированного расхода. Раствор декстрана подавали каналом
перфузионного насоса постоянной производительности по катетеру в ветвь
мезентеральной вены, лигированную выше места введения катетера. По
этой вене раствор декстрана попадал во внутристеночные вены кишки,
поскольку пристеночная вена была лигирована в двух местах на участке в
6 см, и далее раствор поступал через многочисленные анастомозы в
магистральную вену. Объем добавочной перфузии устанавливали на
уровне 2 мл мин'' при исходном давлении в выбранной вене не более 20
мм рт.ст. Электроманометром регистрировали венозное перфузионное
давление, которое является отражением суммы сопротивлений катетера и
внутристеночной системы кишечных венозных сосудов. Вазоактивные
вещества, введенные болюсно в магистральную артерию препарата,
вызывали
изменения
сопротивления
кровотоку
последовательно
артериальных
и венозных
сосудов. Регистрировали
изменения
артериального и венозного перфузионного давления в магистральной
артерии и кишечной вене в ответ на внутриартериальное введение
вазоактивных веществ.
Изменения сопротивления постоянному кровотоку большой подкожной
вены задней конечности кошки определяли in vivo по методу,
предложенному Вебб-Пеплоэ и Шефердом (Webb-Peploe, Shepherd, 1968).
Выделяли участок большой подкожной вены в области голеностопного
сустава и вводили в просвет вены катетер, через который осуществляли
перфузию этого сосуда в режиме стабилизированного кровотока
артериальной
кровью,
забираемой
из
бедренной
артерии
контралатеральной конечности животного. Перфузионное давление
поддерживали на уровне 20 - 25 мм рт.ст., что с учетом падения давления в
катетере на 10 - 15 мм рт.ст. не превышало физиологически допустимых
значений венозного давления для данного региона. О сдвигах
сопротивления кровотоку при экспериментальных воздействиях судили по
изменениям
перфузионного
давления,
регистрируемого
электроманометром.
В
экспериментах
регистрировали
одновременно
перфузионное
артериальное и венозное давление в икроножной мышце или тонкой кишке
при внутриартериальном введении гуморальных агентов в следующих
условиях: нормотермии и нормоксии, нормотермии и гипоксии (дыхание
стандартизированной газовой смесью, содержащей 10% Ог в азоте в течение
10 минут), гипотермии (30°С) и нормоксии, гипотермии и гипоксии.
Общее охлаждение организма животных осуществляли на столикерезервуаре с проточной водой. Регистрацию всех исследуемых
гемодинамических показателей начинали при температуре тела животного
37°С. Температуру воды в резервуаре в этот период поддерживали с
помощью ультратермостата (U15, Германия) на уровне 37 ± 0,5°С. Затем
температуру проточной воды в резервуаре понижали до 0-5''С и в
дальнейшем заданную температуру охладителя поддерживали в течение
всего опыта. Температура тела животного (измеряемая в пищеводе) в этих
условиях эксперимента понижалась с 37 до 30°С в течение 90-100 минут
(средняя скорость охлаждения 0,07 ± 0,02 град/мин.). Температура крови,
поступающей в сосуды мышцы или кишечника, соответствовала
температуре организма животного.
Острую гипоксию у животньк продолжительностью 10 минут вызывали
подачей из мешка Дугласа
гипоксической стандартизированной
("Лентехгаз") газовой смеси (10% Ог в азоте) через тройник, снабженный
вдыхательным и выдыхательным клапанами. Это позволяло производить
гипоксическую нагрузку в режиме самостоятельного дыхания животными
гипоксической газовой смесью. Исследования проведены на 84 кошках
обоего пола массой 3-4 кг.
В качестве вазоактивных агентов использовали следующие вещества:
норадреналин в дозе Юмкг, мезатон (финилэфрин) - Юмкг, дофамин- 5
мкг, изопротеренол - 5 мкг, дибазол (бендазол) - 5 мкг, нитропруссид
натрия - 10 мкг. Все вещества вводили болюсно в магистральную артерию
исследуемых органов в 0,1 мл 6% раствора декстрана ( "Полиглюкин" ).
Дозы вазоактивных веществ были выбраны с учетом проявления
максимальных реакций органных артерий и вен.
В качестве блокатора кальциевых каналов использовали верапамил в
дозе 12,5 мкг/мин, который инфузировали в кровоток исследуемых
органов с помощью автоматического микроинъектора. Доза верапамила
была подобрана таким образом, чтобы она не вызывала сдвигов исходного
перфузионного давления.
С целью блокады эндотелиальных факторов была использована инфузия
1%-ного экзогенного (лошадиного) гемоглобина, разведенного в
физиологическом растворе, со скоростью 1 мл/мин. Наличие блокады
эндотелиальных факторов гемоглобином тестировали описанным в
литературе (Furchgott 1983., Н. А. Медведева, С. М. Шендеров, 1989)
способом
по
увеличению
констрикторных
реакций
органных
артериальных сосудов на норадреналин.
Статистическая обработка результатов исследований проведена с
использованием t-критерия Стьюдента с помощью пакета статистических
программ SPSS 8,02. Разность средних значений в несвязанных выборках
считали достоверной при Р < 0,05.
РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ.
Влияние констрикторных и дилататоряых сердечно-сосудистых
препаратов на артерии и вены икроножной мышцы и тонкой кишки
при сочетанном действии на организм гипоксии и гипотермии.
Целью данного этапа исследования было изучение действия
фармакологических препаратов (дофамин, мезатон, нитропруссид натрия,
дибазол) на сопротивление кровотоку артерий и вен икроножной мышцы и
тонкой кишки при раздельном и сочетанном влиянии гипоксии и гипотермии
на организм.
10
Исследования показали, что дофамин (10 мкг) при нормоксии и
нормотермии организма животных вызывает констрикторные реакции
органных сосудов: повышение перфузионного артериального и венозного
давления в икроножной мышце составило соответственно 34,0 ± 5,0 и 3,3 ±
1,0, а в тонкой кишке - 25,0 ± 2,0 и 2,2 ±0,1 мм рт.ст. В условиях гипоксии
на фоне нормотермии организма величины повышения перфузионного
давления в артериальных и венозных сосудах, вызванного дофамином, в
икроножной мышце составили соответственно 19,0 ± 5,0 и 2,3 ± 0,4; а в
тонкой кишке - 13,7 ± 1,2 и 1,1 ± 0,1 мм рт.ст. Следовательно, в условиях
гипоксии организма чувствительность гладких мышц сосудов к дофамину
уменьшается практически в два раза.
Гипотермия
организма
приводила
к
уменьшению
величин
констрикторных реакций сосудов обоих органов на дофамин по отношению
к фоновым значениям, т.е. при нормоксии и нормотермии организма.
Величины повышения перфузионного давления составили для артериальных
сосудов мышцы 25,7 ± 0,3, а для тонкой кишки - 18,7 ± 3,7 мм рт.ст.; при
этом увеличение венозного перфузионного давления в икроножной мышце
составило 2,9 ± 0,9, а в тонкой кишке - 1,6 ± 0,1 мм рт.ст. Таким образом, при
гипотермии организма имело место небольшое уменьшение величин
констрикторных реакций сосудов обоих органов по сравнению с
гипоксическим воздействием.
Дофамин при гипоксии организма на фоне его охлаждения до 30°С
вызывал такие же по величине реакции органных артерий и вен, как и при
действии одной гипоксии.
В тех же экспериментах оценивали реакции гладких мышц артерий и вен
икроножной мышцы и тонкой кишки к дилататорному агенту нитропруссиду натрия (10 мкг). Как показали исследования, при
нормотермии и нормоксии организма нитропруссид натрия вызывал
понижение артериального и венозного перфузионного давления, которое в
икроножной мышце составило соответственно для артерий и вен 57,0 ± 8,6
и 6,8 ± 1,5, а в тонкой кишке 47,5 ± 5,2 и 3,8 ± 0,5 мм рт.ст. В условиях
гипоксии на фоне нормотермии организма нитропруссид натрия приводил к
менее выраженному понижению перфузионного давления в артериальных и
венозных сосудах икроножной мышцы, которое составило соответственно
38,0 ± 8,0 и 4,2 ± 0,9; а в тонкой кишке 22,5 ± 3,2 и 2,5 ± 0,2 мм рт.ст.
Охлаждение животных до 30°С уменьшало величины дилататорных
реакций артерий и вен обоих органов, вызываемых нитропруссидом натрия,
по отношению к их фоновым значениям, т.е. при нормоксии и нормотермии
организма. При гипотермии понижение перфузионого давления в
артериальных сосудах икроножной мышцы составило
42,0 ± 11,4, а в
венозных - 6,0 ± 0,7 мм рт.ст.; в тонкой кишке это понижение составило для
артерий 25,0 ± 4,5, а для вен - 2,2 ± 0,4 мм рт.ст. На основании полученных
данных сделано заключение о том, что сосуды кишки более чувствительны к
11
действию общего охлаждение организма, чем артерии и вены икроножной
мышцы.
При сочетанном действии двух факторов (гипоксии и гипотермии) на
организм животного имело место вьфаженное понижение величин
сосудистых реакций икроножной мьшщы и тонкой кишки, вызываемых
нитропруссидом натрия, по сравнению с величинами аналогичных реакций,
вызванных в условиях нормоксии и нормотермии организма. Величины этих
реакций (по изменениям перфузионного давления) составляли для артерий и
вен икроножной мьпнцы соответственно 25,0 ± 6,8 и 3,6 ± 0,4 мм рт.ст., а
для тонкой кишки 18,7± 4,2 и 1,5 ± 0,2 мм рт.ст.
Таким образом, в условиях гипоксии, гипотермии и сочетанного влияния
на организм обоих факторов дилататорные реакции органных артерий и вен,
вызываемые нитропруссидом натрия, оказались резко уменьшенными.
Следует подчеркнуть, что в данном случае указанные реакции претерпели те
же изменения, которые были отмечены в опытах с исследованием
вазоконстрикторного влияния дофамина на органные сосуды в условиях
гипоксии и одновременного действия на организм гипоксии и гипотермии. С
целью подтверждения данной закономерности в отношении других
вазоактивных веществ в аналогичных в методическом отношении опытах
были изучены для сравнения эффекты двух других вазоактивных веществ,
вазоконстрикторного мезатона и вазодилататорного дибазола.
Эксперименты показали, что мезатон (10 мкг)
при нормоксии и
нормотермии организма животных вызывал констрикгорные реакции
органных сосудов: повышение артериального и венозного перфузионного
давления в икроножной мышце составляло соответственно 76,6 ± 28,9 и 3,5
± 0,2, а в тонкой кишке - 45,0 ± 6,7 и 3,3 ± 0,5 мм рт.ст. В условиях
гипоксии на фоне нормотермии организма было отмечено понижение
величин констрикторных реакций органных артериальных и венозных
сосудов, вызванных мезатоном: изменение артериального и венозного
перфузионного давления в икроножной мышце составляло соответственно
45,0 ± 18,0 ; 1,6 ± 0,5, а в тонкой кишке - 22,5 ± 6,7; 2,1 ± 0,6 мм рт.ст.
Гипотермия организма в условиях нормоксии приводила к уменьшению
величин констрикторных реакций сосудов в обоих органах на данное
воздействие по отношению к фоновым значениям, т.е. при нормоксии и
нормотермии организма. Величины повышения перфузионого давления
составили для артериальных сосудов мышцы 38,6 ± 8,3, а для тонкой кишки
- 25,0 ± 3,5 мм рт.ст.; при этом повышение венозного перфузионного
давления в икроножной мышце составило 2,1 ± 0,4, а в тонкой киппсе - 1,7 ±
0,2 мм рт.ст.
При сочетанном действии гипотермии и гипоксии на организм мезатон
вызывал повышение перфузионного давления в артериальных и венозных
сосудах обоих органов, которое составило для икроножной мышцы
соответственно 30,0 ± 7,6 и 1,5 ± 0,2 мм рт.ст., а для тонкой кишки - 15,0 ±
2,0 и 1,6 ± 0,4 мм рт.ст., тогда как в фоне, т.е. при нормоксии и нормотермии
12
организма, эти величины были равны для мышцы соответственно 76,6 ± 14,7
и 3,5 ± 0,2 мм рт.ст. а для тонкой кишки - 45,0 ± 6,7 и 3,3 ± 0,5 мм рт.ст.
Таким образом, совместное влияние гипоксии и гипотермии на сосудистые
миоциты приводило к резкому (в 2,5 - 3 раза) понижению величин
констрикторных реакций органных артерий и вен, вызываемых мезатоном.
Дибазол (5 мкг) в условиях нормоксии и нормотермии организма
вызывал понижение артериального и венозного перфузионного давления в
икроножной мышце соответственно на 60 ± 7,6 и 4,1 ± 0,4 мм рт.ст., а в
тонкой кишке на 27,5 ± 1,4 и 2,0 ± 0,2 мм рт.ст. При гипоксии на фоне
нормотермии организма дибазол приводил к понижению перфузионного
давления в артериях и венах икроножной мышцы соответственно на 36,6 ±
4,4 и 2,1 ± 0,4; а в тонкой кишке на 17,5 ± 2,5; и 1,2 ± 0,1 мм рт.ст. Исходя из
полученных данных, можно заключить, что в опытах имело место
понижение (в 1,5 - 2 раза) величин дилататорных реакций органных артерий
и вен, вызываемых дибазолом, что свидетельствует об угнетающем влиянии
гипоксии на чувствительность гладких мышц сосудов.
Гипотермия животных
(30°С) приводила к уменьшению величин
дилататорных реакций артерий и вен обоих органов по отношению к
фоновым значениям, т.е. в условиях нормоксии и нормотермии организма.
При этом сопротивление артериальных сосудов икроножной мышцы в ответ
на действие дибазола понижалось на 20,0 ± 5,0, а венозных - на 1,8 ± 0,1 мм
рт.ст.; в тонкой кишке это понижение составляло для артерий 12,5 ± 2,5, а
для вен -1,2 ± 0,1 мм рт.ст. На основании этих данных можно заключить, что
понижение величин дилататорных реакций органных артерий и вен на
дибазол при гипотермии организма животных сопоставимо по выраженности
с гипоксическим воздействием.
В условиях сочетанного действия гипотермии и гипоксии на организм
величины дилататорных реакций артериальных и венозных сосудов (по
сдвигам перфузионного давления) составили соответственно для
икроножной мышцы 33,3 ± 2,8 и 3,1 ± 0,4, а для тонкой кишки 13,7 ± 2,3;
1,7 ± 0,1 мм рт.ст. Дилататорные реакции артериальных сосудов обоих
органов при сочетанном действии гипоксии и гипотермии по выраженности
были практически равны величинам аналогичных реакций на дибазол при
раздельном влиянии на организм животных обоих факторов. В отличие от
этого дилататорные реакции венозных сосудов мышцы и кишки при
сочетанном действии на организм гипоксии и гипотермии были более
выраженными по величине, чем при их раздельном влиянии. Также следует
отметить, что во всех описываемых случаях, в которых определяли
величины дилататорных реакций артерий и вен обоих органов на дибазол,
чувствительность сосудистых миоцитов икроножной мышцы была
значительно выше, чем сосудов тонкой кишки.
Из приведенных данных следует, что при гипоксии организма на
фоне его нормотермии имеет место понижение по сравнению с фоном
величин констрикторных реакций артерий и вен икроножной мыщцы и
13
тонкой кишки в ответ на действие дофамина и мезатона. Дилататорные
реакции артериальных и венозных сосудов икроножной мышцы и тонкой
кишки, вызываемые нитропруссидом натрия и дибазолом в условиях
гипоксии организма, также были уменьшены.
Полученные данные позволили заключить, что гипоксия организма
приводит к понижению по сравнению с условиями нормоксии величин как
констрикторных, так и дилататорных реакций органных сосудов,
вызываемых указанными фармакологическими веществами, причем
понижение выражено в одинаковой степени как для артерий, так и для вен.
Гипотермия организма, так же как и гипоксия, приводила к
понижению величин реакций артерий и вен икроножной мышцы и тонкой
кишки при действии на них указанных вьппе гипер- и гипотензивных
фармакологических препаратов. Вместе с тем следует отметить, что
снижение выраженности реакций по сравнению с фоном при гипотермии
было меньше, чем при гипоксии. Так, величины констрикторных реакций
для артерий и вен икроножной мышцы на дофамин и мезатон при
гипотермии организма составили соответственно 73 и 83 % (дофамин), 50 и
60 % (мезатон ), а для артерий и вен тонкой кишки 64 и 72% (дофамин ), 55
и 33 % ( мезатон ) от фоновых значений, т.е. при нормоксии и нормотермии
организма.
В условиях гипотермии организма дилататорные реакции артерий и
вен икроножной мьшщы и тонкой кишки, вызываемые нитропруссидом
натрия и дибазолом, оказались меньше по величине, чем в условиях
нормотермии. При этом снижение величин указанных сосудистых реакций
было менее вьфзженным, чем при гипоксии. Сравнение влияния гипотермии
на выраженность реакций сосудов икроножной мьшщы, вызываемых
исследованными вазоактивными веществами, с ее влиянием на сосудистые
реакции тонкой кишки, показало, что влияние гипотермии на дилататорные
реакции тонкой кишки было более выражено, чем на аналогичные реакции
скелетной мышцы. Более выраженное действие гипотермии на кишечные
сосуды, проявившееся в понижении их дилататорных реакций на
нитропруссид натрия и дибазол в 1,5-2-раза, по-видимому, объясняется тем,
что кишечник является представителем "ядра" организма и поэтому сосуды
этого органа чувствительны к температурному фактору в большей степени,
чем скелетная мышца - представитель "оболочки" организма.
Как показали результаты проведенных исследований, из двух
примененных экстремальных воздействий на организм более выраженной по
силе воздействия на миоциты артерий и вен является гипоксия, которая
приводит к большему понижению величин реакций
сосудов на
вазоактивные лекарственные препараты, чем общее охлаждение организма
до 30°С.
При сочетанном действии гипоксии и гипотермии на организм
животных так же, как и при их изолированном воздействии, отмечено
существенное снижение вьфаженности по сравнению с фоном (нормоксия и
14
нормотермия) констрикторных и дилататорных реакций артерий и вен
скелетной мышцы и кишечника, вызываемых
исследованными
фармакологическими веществами.
Из представленных данных следует, что для сосудов икроножной мышцы
и тонкой кишки степень понижения величин реакций на упомянутые
фармакологические вещества при сочетанном влиянии на организм гипоксии
и гипотермии примерно равна таковой при гипоксии. Это заключение
соответствует положению, высказанному
Б.И. Ткаченко и др. (1996),
согласно которому ведущий по силе фактор проявляет свое действие на
организм и его кровеносные сосуды практически независимо от более
слабого.
Проведенные исследования, направленные на изучение величин реакций
органных артериальных и венозных сосудов, вызываемых гипер- и
гипотензивными препаратами при раздельном и сочетанном влиянии на
организм животных гипоксии и гипотермии, показали, что в опытах на
икроножной мышце вьфаженность констрикторных и дилататорных
реакций, вызываемых исследованными фармакологическими веществами
(дофамином, мезатоном, нитропруссидом натрия и дибазолом), несмотря на
ее снижение в условиях гипоксии и гипотермии по сравнению с фоном, была
все же больше, чем в аналогичныех экспериментах на тонкой кишке. Такое
же соотношение вьфаженности указанных реакций для скелетной мышцы и
кишечника отмечено и в условиях сочетанного действия гипоксии и
гипотермии на организм.
Таким образом, исследования показали, что для сосудов скелетной
мышцы и тонкой кишки характерным является тот факт, что сочетанное
действие гипоксии и гипотермии на организм, как и изолированное действие
на него гипоксии, приводит к понижению их реакций по сравнению с
состоянием нормоксии и нормотермии. При этом величина как
констрикторных, так и дилататорных реакций органных артериальных и
венозных сосудов, возникающих в ответ на действие на них
фармакологических препаратов различного механизма действия, снижается
на 50-60%. Эта закономерность, выявленная в опытах с перфузией сосудов
икроножной мышцы и тонкой кишки, для
подтверждения своей
универсальности в отношении различных вазоактивных веществ требовала
проведения дополнительных исследований на другом объекте. В качестве
такового была выбрана большая подкожная вена задней конечности кошки,
отличающаяся
от
внутриорганных
сосудов
скелетной
мышцы
экстрамуральной локализацией, а от сосудов тонкой кишки, относящихся к
ядру, принадлежностью к оболочке тела.
Констрикторные и дилататорные реакции большой подкожной вены
задней
конечности
кошки,
вызываемые
фармакологическими
препаратами, при гипоксии и гипотермии организма.
Как показали исследования, проведенные в условиях перфузии большой
подкожной вены, при нормотермии и нормоксии организма дофамин
15
вызывал повышение венозного перфузионного давления на 9,2 ± 1,7 мм
рт.ст., а нитропруссид натрия его понижал на 9,8 ± 1,1 мм рт.ст. В условиях
гипоксии имело место уменьшение величин реакций обоих знаков: дофамин
повышал венозное перфузионное давление лишь на 4,3 ± 0,2, а при действии
нитропруссида натрия имело место его понижение на 5,8 ± 0,8 мм рт.ст.
Таким образом, гипоксия организма приводила к уменьшению
выраженности
как констрикторных (дофамин), так и дилататорных
(нитропруссид натрия) реакций подкожной вены (практически в 2 раза),
т. е. к такому же уменьшению, как и реакций венозных сосудов скелетной
мыпщы и тонкой кишки в аналогичных условиях.
При гипотермии, так же как и при гипоксии, эти же вещества вызывали
меньшие по величине изменения перфузионного давления в вене, которые
составили для дофамина 5,5 ± 0,6, а для нитропуссида натрия - 6,8 ± 0,6 мм
рт.ст., однако это уменьшение констрикторных и дилататорных реакций,
вызываемых указанными фармакологическими препаратами, было менее
выраженным, чем при гипоксическом воздействии.
В условиях сочетанного влияния обоих факторов (гипоксии и гипотермии)
на организм имело место резкое (в 3 раза) понижение величины реакций
вены в ответ на действие дофамина и нитропруссида натрия. Величины
констрикторных реакций (по сдвигам перфузионного давления) при этом
составили лишь 3,2 ± 0,2, а дилататорных - 3,0 ± 0,4 мм рт.ст. Полученные
данные свидетельствуют, что
сочетанное применение гипоксии и
гипотермии вызывает большее уменьшение величин реакций вены в ответ
на действие дофамина и нитропруссида натрия, чем раздельное влияние
каждого из факторов на организм. Кроме того, следует отметить, что
сочетанное влияние на организм гипоксии и гипотермии приводило к
большему понижению величин реакций, вызываемых дофамином и
нитропруссидом натрия, в подкожной вене, чем аналогичных реакций
венозных сосудов икроножной мышцы и тонкой кишки.
В опытах с перфузией сосудов икроножной мышцы и тонкой кишки
кроме дофамина и нитропруссида натрия были исследованы также мезатон и
дибазол,
также
вызывающие
соответственно
констрикторные
и
дилататорные реакции органных сосудов. В связи с этим в опытах с
перфузией подкожной вены представлялось целесообразным для полноты
сравнения исследовать ее реакции и на два эти препарата.
Эксперименты показали, что мезатон и дибазол при нормоксии и
нормотсрмии организма животных вызывали: первый - повышение
венозного перфузионного давления на 7,1 ± 0,6, а второй - его понижение
на 5,3 ± 0,6 мм рт.ст. В условиях гипоксии имело место уменьшение величин
сдвигов перфузионного давления, которые составили для мезатона 4,3 ± 0,2,
а для дибазола - 2,8 ± 0,3 мм рт.ст. Таким образом, исследование с
применением мезатона и дибазола показало, что величины реакций
подкожной вены при гипоксии организма уменьшались по величине
16
практически в той же степени, как и реакции ( на те же вещества и в тех же
условиях ) вен икроножной мышцы и тонкой кишки.
При гипотермии организма
повышение венозного перфузионного
давления составило для мезатона 3,6 ± 0,5, а для дибазола его понижение
равнялось 3,3 ± 1,0 мм рт.ст. Сравнение экспериментальных данных,
полученных в исследованиях на подкожной вене, с одной стороны, и на
венах мышцы и кишки - с другой, показало, что уменьшение величин
реакций венозных сосудов на мезатон и дибазол в условиях гипотермии
организма в первом и втором случае было практически одинаково.
Более выраженное уменьшение величин констрикторных и дилататорных
реакций подкожной вены (по сравнению с фоновыми их значениями и
значениями при раздельном влиянии гипоксии и гипотермии) имело место
при сочетанном влиянии на организм животных обоих факторов: гипоксии и
гипотермии. В этих условиях величина повышения перфузионного давления
в ответ на воздействие мезатоном составила лишь 2,5 ± 0,5, а величина
снижения перфузионного давления в ответ на воздействие дибазолом - 2,6 ±
0,2 мм рт.ст.
Сравнение данных, полученных в опытах с перфузией подкожной вены, с
одной стороны, и в опытах с перфузией венозных сосудов мьгащы и кишки с другой, показало, что уменьшение величин реакций венозных сосудов,
вызываемых мезатоном и дибазолом в условиях сочетанного действия на
организм гипоксии и гипотермии организма в первом случае было более
выраженным, чем во втором.
Подводя итог данному разделу исследований, следует отметить
закономерность характерную для всех исследованных фармакологических
препаратов. Она заключается в том, что при раздельном действии на
организм
гипоксии
и
гипотермии
уменьшение
выраженности
констрикторных (вызываемых дофамином и мезатоном) и дилататорных
(вызываемых нитропруссидом натрия и дибазолом) реакций подкожной
вены было таким же по величине, как и аналогичных реакций венозных
сосудов икроножной мышцы и тонкой кишки в тех же условиях. В то же
время при сочетанном действии на организм гипоксии и гипотермии это
соотношение было другим: уменьшение в 2-3 раза величин констрикторных
и дилататорных реакций подкожной вены, вызываемых указанными
фармакологическими препаратами, было гораздо более выраженным, чем
величин аналогичных реакций органных венозных сосудов.
Главной задачей, поставленной в данной работе, являлось изучение
вопроса о влиянии гипер- и гипотензивных препаратов на органные
артерии и вены при совместном влиянии на организм гипоксии и
гипотермии. Результаты показали, что в условиях сочетанного действия на
организм животного указанных экстремальных факторов имело место
снижение эффективности вазоактивного действия дофамина и мезатона,
как веществ, вызывавших в наших опытах констрикторные реакции
артериальных и венозных сосудов икроножной мышцы и тонкой кишки, и
17
нитропруссида натрия и дибазола, как веществ, вызывавших дилататорные
реакции указанных сосудов. В связи с этим представляло интерес
выяснить, является ли это общей закономерностью для всех вазоактивных
веществ или только для сердечно-сосудистых препаратов. С этой целью
необходимо было провести исследования, направленные на выяснение
характера и величины реакций артерий и вен икроножной мышцы и
тонкой кишки на внутриартериальное введение адреномиметиков
(норадреналина и изопротеренола) в условиях раздельного и сочетанного
действия на организм гипоксии и гипотермии.
Констрикторные адренергические реакции органных артерий и вен
при раздельном и сочетанном действии иа организм гипоксии и
гипотермии.
Норадреналин в дозе 10 мкг вызывал увеличение сопротивления
(перфузионного давления) артериальных сосудов икроножной мыищы
кровотоку на 55,0 ± 7,2 мм рт.ст. После 10-минутного гипоксического
воздействия на организм животного отмечено было увеличение
констрикторных реакций артериальных сосудов икроножной мышцы на
норадреналин: повышение перфузионного давления составило 68,6 ± 10,0 мм
рт.ст. Как следует из представленных данных, реакции артерий мышцы на
норадреналин в условиях гипоксии были больше по величине, чем в
условиях нормоксии. Этот факт можно объяснить, опираясь на данные
литературы ( De Меу, Vanhoutte 1983 ), в которых приводятся сведения о
том, что гипоксическое воздействие повьппает реакции бедренной артерии
собаки на норадреналин вследствие нарушения функциональной
полноценности эндотелия и вьщеления дилататорных факторов. В
проведенньпс нами контрольных исследованиях было показано, что гипоксия
не вызывала необратимьпс повреждений миоцитов артерий мышечного
препарата, поскольку через 10 минут после отмены гипоксического
воздействия реакции артериальных сосудов икроножной мышцы,
вызываемые норадреналином, возвращались к исходному уровню.
Охлаждение организма животных до 30°С приводило к уменьшению
величин реакций артерий мьпицы на норадреналин более чем в 2 раза. В
условиях гипотермии повышение перфузионного давления составило 21,7 ±
5,4 мм рт.ст., тогда как в условиях нормоксии и нормотермии его величина
была равна 55,0 ± 7,2 мм рт.ст. Таким образом, в отличие от гипоксического
воздействия на организм, приводившего к увеличению адренергических
констрикторных реакций артерий икроножной мышцы,
в условиях
гипотермии имело место резкое уменьшение величин реакций артерий
мышцы на норадреналин.
В условиях совместного влиянии на организм животных гипоксии и
гипотермии имело место уменьшение величин констрикторных реакций
артериальных сосудов икроножной мышцы на норадреналин: повышение
артериального перфузионного давления составило 42,0 ± 8,2, тогда как в
18
фоне, т.е при нормоксии и нормотермии оно было равно 55,0 ± 7,2 мм.рт.ст.
Сравнение величин реакций артериальных сосудов икроножной мышцы при
раздельном влиянии на организм гипоксии и гипотермии, а также при
сочетанном действии обоих факторов показало, что величины
констрикторных реакций артерий мышцы на норадреналин при совместном
применении гипоксии и гипотермии были меньше, чем при одном лишь
гипоксическом воздействии и, напротив, больше, чем при гипотермическом
воздействии.
Исследование реакций венозных сосудов икроножной мышцы показало,
что фоновое повышение венозного перфузионного давления в ответ на
воздействие норадреналином составляло 4,1 ± 1,6 мм рт.ст., а при при
гипоксии 5,5 ± 1,9 мм рт.ст. Изменение величины указанных реакций в
результате воздействия гипоксии на организм животного было
статистически недостоверным (Р>0,05). Недостоверным было также
изменение реакций венозных сосудов икроножной мышцы, вызываемых
норадреналином, в условиях гипотермии организма: повышение венозного
перфузионного давления в ответ на воздействие норадреналином составило
5,3 ± 0,6 мм рт. ст. (Р>0,05).
Величина реакций венозных сосудов икроножной мышцы на
норадреналин при сочетанном влиянии на организм гипоксии и гипотермии
уменьшалась в 2 раза по сравнению с фоновыми значениями и в 2,5 раза по
сравнению с величинами аналогичных реакций при раздельном
гипоксическом и гипотермическом воздействии на организм. Повышение
венозного перфузионного давления в условиях совместного действия на
организм животного обоих факторов составило 2,5 ± 0,5 мм рт. ст., тогда как
при нормоксии и нормотормии (фон ) было равно 4,1 ± 1,6 мм рт. ст.; при
одной лишь гипоксии аналогичное значение было равно 5,5 ± 1,9 мм рт. ст.,
а при гипотермии - 5,3 ± 0,6 мм рт. ст.
Заключая данный раздел исследований, следует отметить, что в отличие
от гипоксического воздействия на организм, приводившего к увеличению
адренергических констрикторных реакций артерий икроножной мышцы, в
условиях гипотермии имело место их резкое уменьшение. Величина реакций
венозных сосудов икроножной мышцы, вызываемых норадреналином в
условиях раздельного воздействия на организм гипоксии и гипотермии, не
изменилась по отношению к фону. При сравнении изменений величин
реакций
артерий и вен икроножной мышцы на норадреналин при
совместном влиянии на организм гипоксии и гипотермии видно, что в этих
условиях величина реакций артерий икроножной мышцы имела лишь
тенденцию к уменьшению, тогда как аналогичные реакции вен этого органа
уменьшались в 2 раза.
Таким образом, проведенное исследование выявило существенное
различие в изменении величин реакций на норадреналин между
артериальными и венозными сосудами икроножной мышцы в условиях
19
гипоксии, гипотермии и сочетанного действия на организм обоих факторов.
В связи с этим возник вопрос о возможности проявления указанных
различий между артериями и венами в сосудистом русле не только
икроножной мыпщы, но и других органов. Для изучения этого вопроса была
выбрана тонкая кишка, которая является представителем внутренних
органов и по сравнению со скелетной мускулатурой характеризуется более
близким расположением по отношению к ядру тела.
В исследованиях, проведенных в условиях перфузии сосудов тонкой
кишки норадреналин, введенный в органный кровоток, вызывал повышение
артериального и венозного перфузионного давления. При нормоксии и
нормотермии организма перфузионное артериальное давление в ответ на
действие норадреналина на сосудистые миоциты повышалось на 53,0 ± 9,7
мм рт.ст. В условиях гипоксии адренергические реакции уменьшались более
чем в 2 раза: повышение артериального перфузионного давления составило
при этом 26,0 ± 7,5 мм рт. ст. По-видимому, в этом случае происходило
гипоксическое нарушение функциональной полноценности гладких мышц
артерий кишки, что и проявилось в выраженном снижении величин
констрикторных реакций указанных сосудов на норадреналин.
В условиях нормоксии организма его охлаждение до 30°С понижало
величины реакций артерий кишки на норадреналин по сравнению с фоном:
повышение перфузионного давления составило 8,0 ± 3,5 мм рт.ст., тогда как
фоновое значение было равно 53,0 ± 9,7 мм рт.ст. Следовательно,
гипотермия организма, так же как и гипоксия, нарушала функциональную
полноценность артериальных миоцитов, что выражалось в понижении
величин реакций артерий кишки на норадреналин.
При совместном влиянии обоих факторов (гипоксии и гипотермии) на
организм перфузионное артериальное давление в ответ на применение
норадреналина повышалось в меньшей степени, чем в фоне (на 42,0 ± 8,0
мм рт.ст.), однако средняя величина реакций при этом была существенно
больше, чем величины реакций артериальных сосудов кишки, возникавших в
ответ на действие норадреналина в условиях раздельного влияния на
организм гипоксии и гипотермии.
Сравнивая икроножную мышцу и тонкую кишку в отношении изменения
реакций их артериальных сосудов на норадреналин в условиях гипоксии,
гипотермии и их сочетанного действия, следует отметить следующее.
Различие в проявлении указанных реакций отмечено лишь при гипоксии,
действие которой на организм приводило к увеличению реакций артерий
икроножной мышцы при уменьшении в тех же условиях реакций
артериальных сосудов тонкой кишки. В условиях гиотермии и сочетанного
действия на организм обоих экстремальных факторов произошло снижение
величин реакций артериальных сосудов на норадреналин как в икроножной
мышце, так'и в тонкой кишке. Для характеристики органньгс отличий в
изменении вьфаженности сосудистых реакций скелетной мьпццы и кишки.
20
вызываемых норадреналином
в условиях гипоксии и гипотермии,
дополнительно к реакциям артериальных сосудов были исследованы
вызываемые норадреналином реакции вен указанных органов.
Фоновое повышение перфузионного давления в венах тонкой кишки в
ответ на воздействие норадреналином составило 2,2 ± 0,8 мм рт.ст.
Гипоксия приводила к увеличению констрикторных реакций вен кишки на
норадреналин: венозное перфузионное давления повышалось на 4,2 ± 0,6 мм
рт. ст.
При гипотермии организма повышение перфузионного давления в венах
кишки в ответ на применение норадреналина составило 2,2 ± 0,6 мм рт.ст.,
тогда как фоновое значение (при нормоксии и нормотермии) было равно 2,2
± 0,8 мм рт. ст., т.е. величины констрикторных адренергических реакций вен
кишки в условиях гипотермического воздействия на организм были равны
величинам реакций при нормотермии организма животных.
При сочетанном действии на организм гипоксии и гипотермии венозное
перфузионное давления увеличивалось на 2,8 ± 0,8 мм рт.ст., тогда как
аналогичное фоновое значение было равно 2,2 ± 0,8 мм рт. ст. (Р>0.05).
Таким образом, в условиях сочетанного действия на организм обоих
факторов величины констрикторных реакций венозных сосудов тонкой
кишки на норадреналин практически не отличались по величине от фоновых
значений.
Сравнение икроножной мышцы и тонкой кишки в отношении
изменения реакций их венозных сосудов на норадреналин в условиях
гипоксии, гипотермии и их сочетанного действия, позволяет отметить
следующее. В условиях гипоксии имело место повышение выраженности
констрикторных реакций венозных сосудов, вызываемых норадреналином, в
тонкой кишке, а в скелетной мышце величина указанных реакций в условиях
гипоксии практически не изменилась. В условиях гипотермии не отмечено
статистически достоверных изменений вызываемьк норадреналином
реакций венозных сосудов как скелетной мышцы, так и тонкой кишки. В
условиях сочетанного влияния на организм гипоксии и гипотермии отмечено
резкое снижение по сравнению с фоном выраженности вызываемых
норадреналином реакций вен икроножной мышцы при неизменности
реакций венозных сосудов тонкой кишки.
Полученные данные позволяют сравнить влияние гипоксии, гипотермии и
сочетанного их действия на констрикторные реакции артериальных и
венозных сосудов икрононожной мьппцы и тонкой кишки, вызываемые
норадреналином,
с
одной
стороны, и
вазоконстрикторными
фармакологическими препаратами дофамином и мезатоном с другой.
В условиях гипоксического воздействия на организм выраженность
констрикторных реакций на норадреналин артериальных сосудов
икроножной мышцы, а также реакций венозных сосудов кишки была
больше, чем при нормоксии и нормотермии (соответственно на 23 и 90%),
21
при неизменности реакций венозных сосудов мышцы. В то же время в
условиях гипоксии вьфаженность констрикторных реакций артерий и вен
икроножной мыщцы и тонкой кишки в ответ на действие дофамина и
мезатона снижалась на 31-56% по сравнению с фоном.
В условиях гипотермии величины реакций артерий икроножной
мышцы на норадреналин существенно уменьшались (на 39% по
отношению к фону), а величина реакций кишечных артерий снижалась, но
в меньшей степени (на 30% по отношению к фоновой). При этом
величины реакций венозных сосудов икроножной мышцы и реакций
кишечных вен не изменялись по величине. Гипотермия организма приводила
только к понижению величин реакций артерий и вен икроножной мышцы и
тонкой кишки, вызывавшихся дофамином и мезатоном, на 23-67% по сравнению
с фоном.
В условиях сочетанного действия на организм животных гипоксии и
гипотермии, выраженность реакций артериальных и венозных сосудов
икроножной мышцы и тонкой кишки, вызываемых фармакологическими
препаратами констрикторного механизма действия, дофамином и мезатоном,
резко уменьшалась ( в 2-3 раза ) по сравнению с условиями нормоксии и
нормотермии. В тех же условиях выраженнось констрикторных реакций
артериальных сосудов икроножной мышцы и тонкой кишки, а также реакций
венозных сосудов икроножной мышцы, вызываемых норадреналином,
уменьшалась в гораздо меньшей степени (соответственно на 76, 79 и 62% от
фоновых значений), а реакции кишечных вен увеличились, достигая 127% от
исходных величин.
Из сказанного следует, что вьфаженность констрикторных реакций
венозных сосудов обоих органов, вызывавшимися дофамином и мезатоном,
резко снижалась в условиях гипоксии и гипотермии организма. В то же
время выраженность реакций венозных сосудов обоих органов на
норадреналин при гипотермии и реакций вен скелетной мышцы при
гипоксии не изменялась. Реакции вен кишки на норадреналин в условиях
гипоксии возрастали. Таким образом, полученные данные свидетельствуют,
что констрикторные реакции венозных сосудов икроножной мышцы и
тонкой кишки, вызываемые норадреналином, меньше подвержены влиянию
гипоксии и гипотермии по сравнению с аналогичными реакциями,
вызываемыми дофамином и мезатоном.
Выявленное в нашей работе различие в изменении эффективности
действия норадреналина и вазоконстрикторных фармакологических
препаратов на вены икроножной мышцы и тонкой кишки при гипоксии и
гипотермии, возможно, обусловлено неодинаковыми рецепторными и
внутриклеточными механизмами реализации вазоконстрикторных эффектов
норадреналина, с одной стороны, и дофамина и мезатона - с другой. Может
иметь значение
также участие эндотелиальных факторов в эффекте
гипоксического воздействия на артерии и вены, о котором упоминалось
выше (De Меу J.G., Vanhoutte Р.М. 1982,1983 ).
22
Поскольку норадреналин в отличие от мезатона, проявляет сродство не
только к а-, но и к р-адренорецепторам, можно предположить, что меньшая
чувствительность
к экстремальным факторам реакций органных
кровеносных сосудов, особенно вен, на норадреналин в определенной
степени связана с его действием на р-адренорецепторы. В связи с этим
представляло интерес выяснит характер проявления в условиях гипоксии,
гипотермии или при сочетанном действии этих факторов на организм
реакций артерий и вен икроножной мышцы и тонкой кишки, вызываемых
изопротеренолом - специфическим агонистом р-адренорецепторов.
Дилататорные адренергические реакции органных артерий и вен при
раздельном и совместном действии гипоксии и гипотермии на организм.
В проведенных исследованиях величина снижения перфузионного
давления (ПД) в артериях икроножной мышцы в ответ на воздействие
изопротеренолом в фоне (нормоксия и нормотермия организма) составляла
40,7 ± 7,9 мм рт.ст. Гипоксическое воздействие на организм животных мало
влияло на выраженность дилататорных реакций артериальных сосудов
икроножной мышцы при действии на них изопротеренола: понижение
артериального ПД (30,7 ± 5,9 мм рт.ст.) бьшо близким по величине к
фоновьт значениям.
При гипотермии организма величина понижения артериального ПД в
ответ на изопротеренол составила 29,2 ± 5,9 мм рт.ст., тогда как в фоне
аналогичное значение было равно 40,7 ± 7,9 мм рт.ст. (различия между
сравниваемыми величинами статистически недостоверны, Р>0,05 ). Таким
образом, как и в условиях гипоксического воздействия на организм, в
опытах с гипотермией было отмечено лишь небольшое понижение величин
дилататорных реакций артерий мышцы на изопротеренол по сравнению с
фоновыми значениями.
При сочетанном влиянии на организм обоих стрессорных факторов,
величины реакций артерий мьппечного препарата на изопротеренол
оказались практически равны тем, которые бьши получены при нормоксии и
нормотермии организма( понижение перфузионного давления составило 37,1
± 5,1 мм рт.ст.). Следует отметить, что при раздельном действии гипоксии и
гипотермии на организм имела место тенденция к уменьшению величин
реакций артерий мышцы на изопротеренол по сравнению с фоновыми
значениями, а в условиях сочетанного влияния стрессорных факторов
величины реакций были практически равны полученным в условиях
нормоксии и нормотермии организма.
Таким образом, величины дилататорных реакций артериальных сосудов
икроножной мыпщы, вызываемых изопротеренолом, при гипоксии,
гипотермии и особенно при сочетанном действии на организм обоих
факторов, были близки к фоновьпл значениям, полученным в условиях
нормоксии и нормотермии.
23
В тех же экспериментальных условиях фоновое понижение венозного
перфузионного давления, вызванное изопротеренолом, составило 2,5 ± 0,5
мм рт.ст. В условиях гипоксии организма величины дилататорных реакций
венозных сосудов незначительно (Р>0.05) понижались: уменьшение
венозного перфузионного давления составило 1,7 ± 0,4 мм рт. ст. Таким
образом, в условиях гипоксических воздействия на организм отмечена, как и
для артериальных сосудов, лишь тенденция к уменьшению дилататорных
реакций венозных сосудов икроножной мышцы на изопротеренол.
При
гипотермическом воздействии на организм также была отмечена тенденция
к уменьшению величин реакций венозных сосудов икроножной мышцы на
изопротеренол: понижение венозного перфузионного давления составило 2,1
± 0,4 мм рт. ст. При сочетанном действии гипоксии и гипотермии величина
понижения венозного перфузионного давления составила 2,3 ± 0,5 мм рт ст.,
тогда как фоновое значение было равно 2,5 ± 0,5 мм рт.ст.
На основании приведенных данных можно сделать заключение, что
величина дилататорных реакций венозных сосудов икроножной мьпицы,
вызываемые изопротеренолом, как и мышечных артерий, при гипоксии,
гипотермии были близки к фоновым значениям, полученным в условиях
нормоксии и нормотермии, а в условиях сочетанного действия на организм
гипоксии и гипотермии имело место полное сохранение величин
дилататорных реакций венозных сосудов икроножной мышцы, вызываемых
изопротеренолом,.
В экспериментах с перфузией сосудистого русла тонкой кишки,
проведенных для сопоставления с данными, полученными в исследованиях
с перфузией сосудов икроножной мышцы, было отмечено, что
изопротеренол вызывает дилататорные реакции кишечных артерий:
величина снижения ПД в условиях нормоксии и нормотермии организма
составила 21,0 ± 1,5 мм. рт.ст. В условиях
гипоксии организма
изопротеренол понижал артериальное перфузионое давление на 22,0 ± 2,0
мм рт. ст. Следовательно, гипоксическое воздействие на фоне нормотермии
организма практически не влияло на величины дилататорных реакций
артериальных сосудов тонкой кишки на изопротеренол. При действии
гипотермии на организм была отмечена тенденция к снижению величин
дилататорных реакций на воздействие изопротеренолом: понижение
артериального перфузионного давления составило 17,0 ± 2,7 мм рт.ст. Из
сказанного следует, что и при гипотермическом воздействии на организм
величины дилататорных реакций артериальных сосудов тонкой кишки на
изопротеренол мало отличались от фоновых значений. Совместное влияние
обоих факторов на организм приводило к резкому уменьшению величин
дилататорных реакций артериальных сосудов тонкой кишки, вызваных
изопротеренолом. Снижение ПД составило при этом 11,0 ± 2,7 мм рт.ст., т.е.
реакции артериальных сосудов уменьшились практически в два раза по
отношению к величинам аналогичных реакций при нормоксии и
24
нормотермии. По-видимому, в данном случае, в отличие от опытов с
перфузией артериального русла икроножной мышцы, произошла
потенциация повреждающего действия
гипоксии и гипотермии на
сосудистые миоциты, проявившаяся в выраженном уменьшение величин
дилататорных реакций артериальных сосудов тонкой кишки на
изопротеренол.
Таким образом, проведенное исследование показало, что в условиях
раздельного влияния гипоксии и гипотермии на организм величины реакций
артериальных сосудов тонкой кишки на изопротеренол практически не
отличаются от фоновых, тогда как совместное влияние обоих факторов на
организм приводит к резкому уменьшению величин дилататорных реакций
артериальных сосудов тонкой кишки, вызваных изопротеренолом.
В условиях нормоксии и нормотермии организма изопротеренол вызывал
понижение венозного ПД в тонкой кишке на 4,2 ± 0,4 мм рт.ст. При
гипоксичеком воздействии на организм понижение венозного ПД в тонкой
кишке, вызванное изпротеренолом, составило 3,4 ± 0,9 мм рт.ст., т.е. его
величина лишь незначительно отличалось от аналогичного значения в
фоне. В условиях гипотермического воздействия на организм также имело
место небольшое (3,4 ± 0,6 мм рт.ст.) уменьшение величин дилататорных
реакций кишечных вен на изопротеренол по сравнению с фоновыми
значениями. Совместное действие гипоксии и гипотермии на организм
приводило к еще меньшему изменению величин дилататорных реакций
кишечных вен на изопротеренол, чем при раздельном действии на организм
гипоксии и гипотермии: понижение венозного перфузионного давления
составило 3,6 ± 0,9 мм рт.ст. Следует отметить, что аналогичная ситуация
равенства величин сосудистых реакций на изопротеренол при нормоксии и
нормотермии и сочетанном влиянии обоих факторов на организм имела
место и в опытах, в которых исследовали реакции на изопротеренол
артериальных и венозных сосудов икроножной мышцы и кишечных вен.
Исключением явились лишь артериальные сосуды тонкой кишки, величины
дилататорных реакций которых на изопротеренол при совместном действии
гипоксии и гипотермии на организм резко уменьшались по сравнению с
фоновыми значениями.
Результаты проведенных исследований свидетельствуют о том, что
гипоксия и гипотермия при их изолированном или сочетанном действии на
организм вызывали, как правило, снижение по сравнению с фоном
выраженности дилататорных реакций икроножной мьппцы и тонкой кишки,
вызываемых изопротеренолом, однако изменения эти бьши невелики, а
средние величины реакций не отличались высокой статистической
достоверностью. Факт незначительной модуляции гипоксией и гипотермией
реакций артериальных и венозных сосудов, вызываемых изопротеренолом,
позволяет говорить о проявлении небольшой чувствительности указанных
сосудистых реакций к гипоксии, гипотермии и их сочетанному действию на
организм.
25
Таким образом, именно в опытах с изопротеренолом, примененном в
качестве специфического агониста Р-адренорецепторов сосудов, проявилась
выраженная устойчивость вызываемых им реакций к экстремальным
факторам. Можно предположить, что запускаемые активацией |3адренорецепторов внутриклеточные биохимические процессы, которые
схематично можно обозначить цепочкой «аденилатциклаза - цАМФ протеинкиназа А», обеспечивают резистентность гладкомышечных клеток к
гипоксии и гипотермии. Если это предположение справедливо, находит свое
объяснение и явление меньшей чувствительности к экстремальным
факторам констрикторных реакций кровеносных сосудов, особенно вен, на
норадреналин
по сравнению с реакциями, вызываемыми мезатоном,
поскольку норадреналин, являясь агонистом а-адренорецепторов имеет
сродство и к р-адренорецепторам. Возможно, именно Р-адренергический
компонент активации норадреналином внутриклеточных процессов является
фактором, обеспечивающим низкую чувствительность вызываемых им
реакций органных артерий и вен к гипоксии, гипотермии и сочетанному
действию на организм обоих экстремальных факторов.
В экспериментах ( Allen et. al., 1996 ), проведенных in vitro на сегментах
мезентериальной артерии кроликов норадреналин и дофамин вызывали
сократительные ответы сосудистых миоцитов. В условиях пониженной до
27°С температуры препарата авторы наблюдали увеличение сократительной
реакции мезентериальной артерии, вызываемой норадреналином, при
одновременном понижение сократительного ответа на дофамин. Эти
данные могут служить подтверждением высказанной точки зрения о
различиях в изменении выраженности сосудистых реакций скелетной
мышцы и кишечника, вызываемых норадреналином и мезатоном, в условиях
действия на организм гипоксии и гипотермии.
Ионы кальция, наряду с АТФ как источником энергии, являются
необходимыми для взаимодействия актина с миозином и реализации
сократительного процесса в мышечной ткани.
Влияние недостатка кислорода на гладкие мышцы сосудов
осуществляется тремя путями: изменением свойств возбудимых мембран,
влиянием на сократительный аппарат и посредством сдвига содержания
энергетических веществ в клетках (С.А. Берштейн и др., 1984).
Подавление гипоксией ресинтеза АТФ, который в значительной мере
обеспечивается
процессом
окислительного
фосфорилирования,
обусловливает снижение эффективности актомиозинового взаимодействия и,
как следствие, ослабление сокращения мышцы. Недостаток молекул АТФ
может нарушать и процесс мышечного расслабления, поскольку АТФ,
находясь в свободном состоянии, пластифицирует мышцу, т. е. делает ее
способной к растяжению под влиянием внешних сил ( в случае гладких
мышц кровеносных сосудов - внутрисосудистого давления ). Ограничение
метаболической обеспеченности сократительного процесса ( недостаточное
поступления АТФ в систему «актин-миозин» ) может привести к снижению
26
базального тонуса кровеносных сосудов и, следовательно, к уменьшению
выраженности дилататорных реакций за счет низкого резерва дилатации, а
также и констрикторных - в результате снижения жесткости сосудистой
стенки и угнетения фосфорилирования миозина, как следствия снижения
ресинтеза АТФ.
Имеющиеся в литературе данные ( Souilem, 1995 ) свидетельствуют,
что понижение кислородного снабжения организма вызывает нарушение
функционирования механизмов, обеспечиваюших работу кальциевых
каналов клетки. Как отмечает Hochaka ( 1986 ), при падении температуры
клетки обмен ионов замедляется. При этом синтез АТФ также замедляется,
причем в непропорционально большей степени. Транспорт ионов кальция
против электрического и концентрационного градиентов - наиболее
напряженный энергетический процесс в клетке, в связи с чем при
уменьшении синтеза А Т Ф он нарушается в первую очередь.
Таким образом, наряду с метаболическим фактором (уменьшение
выработки АТФ в результате недостатка кислорода или подавления
окислительного фосфорилирования) процессы поступления в клетку
экстрацеллюлярного кальция и мобилизации его из внутриклеточных депо
(саркоплазматического ретикулума) могут участвовать в изменении
выраженности констрикторных и дилататорных реакций органных сосудов
на вазоактивные вещества при изолированном и сочетанном действии на
организм гипоксии и гипотермии.
С целью выяснения важности этого предположения были проведены
исследования, в которых изучали констрикторные и дилататорные реакции
артерий и вен икроножной мышцы и тонкой кишки соответственно на
норадреналин и изопротеренол в условиях гипоксии, гипотермии и
сочетанного их действия на организм животного при ограничении входа в
гладкомышечные клетки кровеносных сосудов внеклеточного кальция, что
достигалось применением блокатора кальциевых каналов верапамила.
Кальцийзависимые механизмы констрикторных и дилататорных
реакций артерий и вен икроножной мышцы и тонкой кишки в условиях
гипоксии и гипотермии организма.
Исследования показали, что при нормоксии и нормотермии организма
животных повышение перфузионного артериального давления в
икроножной мышце в ответ на норадреналин (10 мкг) составило 55 ± 7,2 и
в тонкой кишке - 53 ± 9,7 мм рт.ст. На фоне инфузии в органное
сосудистое русло антагониста кальция верапамила в дозе 12,5 мкг мин'
величины повышения ПД в ответ на применение норадреналина составили
для артериальных сосудов икроножной мышцы 28,7 ± 4,2 , а для тонкой
кишки - 20,0 ± 7,9 мм рт.ст. Уменьшение величин сосудистых реакций
мышцы на норадреналин при нормоксии и нормотермии организма в 2
раза явилось подтверждением эффективности указанной дозы верапамила
в отношении блокады кальциевых каналов.
27
В условиях гипоксии на фоне нормотермии организма повышение ПД в
артериальных сосудах икроножной мышцы, вызванное норадреналином,
составило 68,6 ± 10,0, а в тонкой кишке - 26,0 + 9,7 мм рт. ст. На фоне
действия верапамила величины повышения ПД составили в икроножной
мышце 18,7 ± 5,4, а в тонкой кишке - 28,7 ± 4,2 мм рт. ст. Из
представленых данных следует, что величина реакций артерий мьшщы на
норадреналин в условиях гипоксии организма и блокады кальциевых
каналов сосудистых миоцитов была резко уменьшенной, тогда как
аналогичные реакций артерий кишки не изменялись по величине по
сравнению с аналогичными реакциями, полученными без блокады
кальциевых каналов.
Гипотермия (до 30°С) организма в условиях нормоксии до блокады
кальциевых каналов приводила по сравнению с фоном к уменьшению
вазоконстрикторных реакций, вызываемых норадреналином: величины
повышения ПД в артериальных сосудах икроножной мьпыцы составили
21,7 ± 5,4, а в тонкой кишке - 38,0 ± 7,5 мм рт. ст. Блокада кальциевых
каналов верапамилом приводила к понижению величин реакций
артериальных сосудов тонкой кишки на норадреналин: ПД повысилось
при этом лишь на 12,2 ± 1,2 мм рт.ст., тогда как величина повышения ПД в
артериях икроножной мышцы составила 23,7 ± 4,7, т.е практически не
изменилась по сравнению с фоном. Следовательно, в отличие от
вазомоторных реакций в условиях гипоксии, при гипотермии организма
для проявления констрикторных реакций артерий кишки на норадреналин
необходим вход внеклеточного кальция в сосудистые миоциты, а для
проявления аналогичных реакций со стороны артерий мышцы поступление
ионов кальция в их гладкие мышцы необязательно. Таким образом,
результаты исследования показали, что в зависимости от органной
принадлежности артерий и типа стрессорного воздействия на организм
значимость внеклеточного кальция для проявления констрикторных
адренергических реак1дай может быть различной.
При совместном
влиянии на организм обоих стрессорных факторов (гипотермии и
гипоксии) величина повышения перфузионного артериального давления в
икроножной мышце составила 42,0 ± 8,2 , а в тонкой кишке - 42,0 ± 8,0 мм
рт.ст. На фоне инфузии верапамила в тех же условиях отмечено
выраженное снижение величин реакций на норадреналин (по отношению к
фоновым значениям, т.е. без блокады кальциевых каналов ) артериальных
сосудов как икроножной мышцы, так и тонкой кишки. Повышение ПД
составило соответственно 13,3 ± 4,7 и 16,2 ± 3,1 мм рт. ст. Исходя из
полученных данных, можно заключить, что для проявления
констрикторных адренергических реакций артерий обоих органов в
условиях сочетанного действия на организм гипоксии и гипотермии
необходимо поступленние внеклеточного кальция в сосудистые миоциты.
28
Полученные результаты свидетельствуют, что величина реакций
артерий мышцы на норадреналин в условиях гипоксии организма и
блокаде кальциевых каналов была резко уменьшенной, тогда как
аналогичные реакций артерий кишки не изменялись по величине. При
гипотермии организма и блокаде кальциевых каналов, наоборот, имело
место снижение величин реакций тонкой кишки на норадреналин, тогда
как аналогичные реакций артерий икроножной мышцы не изменялись по
величине. При сочетанном влиянии на организм гипоксии и гипотермии в
условиях блокады кальциевых каналов отмечено выраженное снижение
величин реакций на норадреналин артериальных сосудов как икроножной
мышцы, так и тонкой кишки.
Как показали исследования, до блокады кальциевых каналов при
нормоксии и нормотермии организма норадреналин вызывал повышение
венозного перфузионного давления в икроножной мышце на 4,0 ± 3,1 и в
тонкой кишке - на 2,2 ± 0,8 мм рт.ст. На фоне инфузии в магистральную
артерию органов верапамила отмечено уменьшение величин реакций вен
исследованных органов. Повышение ПД в венах икроножной мышцы
составило 1,2 ± 0,2 , а в тонкой кишке 3,2 ± 0,2 мм рт.ст. т.е имела место
тенденция к увеличению адренергических реакций кишечных вен
(различия
между
сравниваемыми
величинами
статистически
недостоверны, Р=0,05).
В условиях гипоксии при нормотермии организма без инфузии
верапамила повышение венозного ПД
при болюсном введении в
магистральную артерию исследуемых регионов норадреналина составило
5,5 ± 0,8 (икроножная мышца) и 4,2 ± 0,6 мм рт.ст. ( тонкая кишка ).
Инфузия верапамила приводила к понижению констрикторных реакций
вен икроножной мыщцы: величины повышения ПД составили 1,0 ± 0,1, а в
тонкой кишке - 4,0 ± 1,6 мм рт.ст. Отсутствие статистически достоверных
(Р=0,05 ) различий величин реакций вен кишки на норадреналин до и
после блокады кальциевых каналов венозных миоцитов в условиях
гипоксического воздействия на организм свидетельствует о небольшой в
данном случае значимости кальциевого механизма, связанного с
поступлением ионов кальция в сосудистые миоциты. В противовес этому
данные, полученные в аналогичных условиях на венах икроножной
мышцы, свидетельствуют о большой значимости кальциевого механизма
для проявления констрикторных адренергических реакций венозных
сосудов при гипоксии организма.
При охлаждении организма в условиях нормоксии без блокады
кальциевых каналов норадреналин вызывал повышение ПД в венозных
сосудах икроножной мышцы на 5,3 ± 0,5 и в кишке на 2,2 ± 0,5 мм рт. ст.
В условиях блокады кальциевых каналов верапамилом при гипотермии
происходило уменьшение по сравнению с фоновыми значениями величин
реакций вен икроножной мышцы: повьпцение ПД составило 1,8 ± 0,2 мм
29
V
рт. ст. в тонкой кишке реакции вен, наоборот, возросли: повышение ПД
составило 4,0 ± 0,4 мм рт. ст. Исходя из полученных данных можно
заключить, что для проявления реакций вен мышцы на норадреналин в
условиях гипотермии организма важен кальциевый механизм, связанный с
поступлением в гладкомышечные клетки экстрацеллюлярного кальция.
Парадоксальным в этих исследованиях явилось то, что реакции вен кишки
на норадреналин при гипотермии в условиях блокады кальциевых каналов
увеличивались. Возможно, что в описываемых условиях открывались
независимые от верапамила кальциевые каналы в венозных миоцитах. Это
могло приводить к увеличению поступления ионов кальция в
гладкомышечные клетки и, в результате, к увеличению реакций кишечных
вен на норадреналин.
При сочетанном действии гипотермии и гипоксии на организм ПД в
венозных сосудах мышцы в ответ на действие норадреналина повышалось
на 2,3 ± 0,5 мм рт.ст., а в тонкой кишке - на 2,6 ± 0,8 мм рт. ст. На фоне
инфузии верапамила в кровоток отмечено статистически незначимое
(Р>0,05) уменьшение ( по сравнению с фоновыми значениями ) величин
венозных констрикторных реакций на норадреналин в икроножной мышце
( повышение ПД составило 1,8 ± 0,1 мм рт. ст.), а в тонкой кишке имело
место выраженное уменьшение величин аналогичных реакций (повышение
ПД- 1,0 ±0,5 мм рт.ст.).
Результаты проведенных опытов свидетельствуют, что блокада
кальциевых каналов приводит к резкому ( более чем двукратному )
снижению выраженности констрикторных
реакций артериальных и
венозных сосудов икроножной мышцы, вызываемых норадреналином в
условиях действия на организм животного гипоксии. Следовательно,
верапамил блокировал определенный компонент вазоконстрикции,
вызываемой норадреналином в условиях действия на организм
экстремальных факторов, который, очевидно, связан с поступлением в
клетку экстрацеллюлярного кальция. Таким образом, эти данные позволяют
заключить, что гипоксия и гипотермия при их изолированном действии на
организм животного не устраняли, во всяком случае полностью, а,
возможно, и усиливали входящий ток экстрацеллюлярного кальция в
миоциты артериальных и венозных сосудов скелетной мышцы, что и
обеспечивало проявление в этих условиях констрикторных реакций
указанных сосудов на воздействие норадреналином. Это предположение
подкрепляется, по крайней мере в отношении гипоксии, данными об
усилении констрикторных реакций артериальньк и венозных сосудов
икроножной
мышцы,
вызываемых
норадреналином, в условиях
недостаточного снабжения организма кислородом. Этот факт может
указывать на способность гипоксии вызывать активацию направленного в
клетку кальциевого тока.
Приведенные выше соображения применимы и к ситуации сочетанного
воздействия гипоксии и гипотермии на вызываемые норадреналином
30
констрикторные реакции артериальных сосудов икроножной мышцы,
которые уменьшались в результате блокады кальциевых каналов на 70%.
Вместе с тем, вызываемые норадреналином в условиях сочетанного
действия на организм гипоксии и гипотермии констрикторные реакции
венозных сосудов икроножной мышцы не изменялись по величине в
результате ограничения входа в клетку ионов кальция. Это может
указывать на «блокирование» экстремальными факторами входа кальция в
миоциты венозных сосудов. Возможно, вены икроножной мышцы более
чувствительны по сравнению с артериями к совместному действию
указанных экстремальных факторов на механизм входа в гладкомышечные
клетки сосудов экстрацеллюлярного кальция.
Целью
следующего
этапа
исследований
было
изучение
кальцийзависимых механизмов проявления дилататорных адренергических
реакций органных артерий и вен икроножной мышцы и тонкой кишки на
изопротеренол при раздельном и сочетанном действии на организм
гипоксии и гипотермии.
При гипоксии в условиях нормотермии организма без блокады
кальциевых каналов величины снижения ПД в органных артериальных
сосудах в ответ на воздействие
изопротеренолом составили для
икроножной мышцы 30, О + 5,9 , а для тонкой кишки - 22,0 ± 2,0 мм рт. ст.
Ограничение входа в гладкомышечные клетки сосудов ионов кальция в
условиях гипоксии организма приводило к уменьшению величин реакций
артериальных сосудов икроножной мышцы на изопротеренол по
сравнению с фоновыми значениями (величина снижения ПД составила
12,0 ± 2,0 мм рт.ст.). В тонкой кишке величины дилататорных реакций
артерий практически не изменились по величине: снижение ПД составило
17,5 ± 6,2 мм рт. ст.
На основании полученных фактов сделано
заключение о том, что дилататорные адренергические реакции артерий
икроножной мышцы в условиях гипоксии организма зависят от входа
кальция в миоциты сосудов, а для аналогичных реакций артерий тонкой
кишки этот кальциевый механизм малозначим.
При изолированном действии гипотермии на организм ( до 30°С )
изопротеренол вызывал дилататорные реакций артериальных сосудов
икроножной мышцы и тонкой кишки: величины снижения ПД составили
соответственно 29,2 + 3,8 и 17,0 ± 2,7 мм рт. ст. После блокады кальциевых
каналов величины этих реакций оказались уменьшенными более чем в 2
раза: снижение ПД составило соответственно 13,7 ± 4,4 и 7,5 ± 4,3 мм рт.
ст. Следовательно, кальциевый механизм в описываемых условиях весьма
значим для проявления дилататорных реакций артерий обоих органов.
При сочетанном влиянии обоих факторов (гипотермии и гипоксии) на
организм животного снижение ПД в артериях икроножной мышцы и
тонкой кишки в ответ на воздействие изопротеренолом составило
соответственно 37,1 ± 5,1 и 11,0 ± 2,7 мм рт. ст. На фоне инфузии
31
антагониста кальция верапамила в условиях сочетанного действия
гипотермии и гипоксии на организм дилататорные реакции артериальных
сосудов икроножной мышцы на изопротеренол уменьшились (ПД
снизилось на 11,2 ± 1,2 мм рт.ст.), а величина реакций артериальных
сосудов тонкой кишки не изменилась (снижение ПД на 11,2 ± 2,3 мм рт.
ст.). Полученный материал позволяет допустить, что в условиях
совместного действия на организм гипоксии и гипотермии реакции
артерий скелетной мышцы на изопротеренол зависят от поступления
внеклеточного кальция в миоциты, в то время как реакции артериальных
сосудов кишки практически от него не зависят.
Блокада кальциевых каналов приводила к снижению (более чем в два
раза) выраженности
дилататорных
реакций артериальных сосудов
икроножной мышцы, которые вызывали изопротеренолом в условиях
действия на организм животного гипоксии или гипотермии. Такой же по
характеру эффект (снижение величины реакции на 70%) отмечен в
отношении
реакций
артерий
икроножной
мышцы, вызываемых
изопротеренолом, в условиях сочетанного действия на организм гипоксии и
гипотермии. Можно предположить, что блокада входящего кальциевого тока
вызывала снижение базального тонуса сосудов икроножной мышцы, что и
явилось причиной уменьшения их дилататорных реакций.
Полученные данные свидетельствуют, что вьфаженность дилататорных
реакций артериальных сосудов тонкой кишки, вызываемых соответственно
норадреналином и изопротеренолом, в результате блокады кальциевых
каналов снизилась ( более чем на 50% ) при гипотермии организма и при
сочетанном влиянии на организм гипоксии и гипотермии, а в условиях
гипоксии осталась неизменной. Отсутствие изменений в выраженности
дилататорных реакций артериальных сосудов кишки при блокаде
кальциевых каналов в условиях гипоксии отличает реакции артерии тонкой
кишки от соответствующих реакций икроножной мышцы, выраженность
которых снижалась. Сохранение выраженности констрикторных реакций
артерий кишки после блокады входа кальция в клетку можно
интерпретировать как результат того, что в условиях гипоксии проявление
указанных реакций артериальных сосудов, вызываемых норадреналином,
было обеспечено кальциевым пулом, отличным от внеклеточного кальция, а
именно, выходом ионов кальция из внутриклеточных депо, локализованных
в мембранных структурах и саркоплазматическом ретикулуме.
Как показали результаты экспериментов, изопротеренол в условиях
нормоксии и нормотермии организма вызывал уменьшение перфузионного
венозного давления в икроножной мышце на 2,5 + 0,5 , а в тонкой кишке
на 4,2 ± 0,4 мм рт.ст. В этих же условиях, но на фоне инфузии в органный
кровоток верапамила, изопротеренол вызывал менее выраженные
дилататорные реакции венозных сосудов
обоих органов: величины
снижения ПД составили для икроножной мышцы 1,2 ± 0,1 , а для тонкой
32
кишки - 3,0 ± 0,4 мм рт. ст. Таким образом, в условиях нормоксии и
нормотермии организма блокада кальциевых каналов уменьшала величины
дилататорных реакций на изопротеренол венозных сосудов скелетной
мышцы и тонкой кишки, что свидетельствует об участии внеклеточного
кальция в осуществлении не только констрикции, но и дилатавди
органных венозных сосудов.
При гипоксии и нормотермии организма величины снижения ПД в
венозных сосудах скелетной мышцы, вызванного изопротеренолом,
составили 1,7 ± 0,4 мм рт. ст., а в тонкой кишке - 3,4 ± 0,9 мм рт.ст.
Блокада входа в мышечные клетки сосудов кальция уменьшала величину
дилататорных венозных реакций в икроножной мышце ( ПД снизилось
лишь на 1,3 ± 0,1 мм рт.ст.), а в тонкой кишке аналогичные реакции
практически не изменялись по величине (ПД снизилось на 3,7 ± 0,6 мм
рт.ст.).
Таким образом, в этих опытах была выявлена значимость
внеклеточного кальция для проявления дилататорных адренергических
реакдай вен икроножной мышцы и отсутствие таковой для проявления
дилатации вен в тонкой кишке в условиях гипоксии организма.
После прекращения гипоксического воздействия, т.е при нормоксии в
условиях гипотермии организма величины снижения ПД в венах
составили для мышцы 2,1 ± 0,4 и для тонкой кишки - 3,4 ± 0,6 мм рт. ст.
На фоне инфузии антагониста кальция верапамила в органный кровоток
при действии гипотермии на организм изопротеренол приводил к
уменьшению величин дилататорных реакций обоих органов: снижение
перфузионного венозного давления в икроножной мышцы составило 1,4 ±
0,1, а в тонкой кишке - 2,4 ± 0,5 мм рт. ст. В этом фрагменте исследований
при гипотермии организма значимость кальциевых механизмов для
проявления дилататорных адренергических реакций венозных сосудов
оказалась практически одинаковой для обоих исследованных органов.
До блокады кальциевых каналов в условиях сочетанного влияния на
организм гипоксии и гипотермии организма величины снижения ПД в
ответ на воздействие изопротеренолом составили для венозных сосудов
мышцы 2,3 ± 0,5, а для кишки - 3,6 ± 0,9 мм рт.ст. При комбинированном
влиянии двух факторов в условиях действия антагониста кальция
верапамила реакции вен тонкой кишки на изопротеренол резко (более, чем
в 3 раза) уменьшились по величине (по сравнению с фоновыми
значениями, т.е полученными в, условиях отсутствия блокады кальциевых
каналов сосудистых миоцитов): снижение ПД в венах кишки составило
1,0 ± 0,5 мм рт.ст. В икроножной мышце величина реакций вен
существенно не изменилась: снижение ПД составило 1,8 ± 0,2 мм рт. ст.
Полученные результаты позволяют заключить, что при гипоксии
организма блокада кальциеваых каналов приводит к уменьшению
дилататорных реакций венозных сосудов скелетной мышцы на
изопротеренол при неизменности аналогичных реакций венозных сосудов
33
тонкой кишки, при сочетанном действии гипоксии и гипотермии на
организм, наоборот, уменьшаются реакции венозных сосудов тонкой
кишки и не изменяются реакции мышечных вен. Гипотермия организма
характеризуется снижением величин дилататорных реакций венозных
сосудов, вызываемых изопротеренолом, как в икроножной мышце, так и в
тонкой кишке.
Эндотелийзависимые механизмы констрикторных и дилататорных
реакций артерий и вен икроножной мышцы и тонкой кишки при
гипоксии и гипотермии организма.
В литературе (М.А. Медведов, С М . Шендеров, 1989; Тогок, 1993)
имеются указания на то, что проявление констрикторных и дилататорных
реакций артериальных и венозных сосудов на вазоактивные вещества может
зависеть от выделения эндотелиальных факторов.
Ряд работ касается
вопроса о роли эндотелиальных факторов в
проявлении реакций артериальных и венозных сосудов. В исследовании
Ferrario et al. (1997) показано, что гипоксическая вазоконстрикция легочной
артерии и вены уменьшается вследствие угнетения эффекта гипоксии
выделяемым из эндотелиальных клеток оксидом азота. В экспериментах на
крысах (Toprsian, Ward, 1997) деэндотелизация сегментов диафрагмальных
артерий увеличивала их реактивность к вазоконстрикторному действию
фенилэфрина при гипоксии.
Важность одного из известных эндотелиальных факторов, оксида азота,
для проявления дилататорных реакций сосудов легких при гипоксии
показана в исследовании на перфузируемых сосудах легких (Tod, O'Donnel,
Gordon, 1995), в котором выделение оксида азота из эндотелиоцитов
угнетали путем инфузии экзогенного гемоглобина. В условиях общей
гипоксии организма животных угнетение выделения оксида азота приводило
к понижению эффективности дилатирующего влияния гипоксического
воздействия на сосудистые миоциты.
Приведенные данные литературы
позволили предположить, что
эндотелиальные факторы могут принимать участие в изменениях
выраженности констрикторных и дилататорных реакций скелетной мышцы и
кишечника, вызываемых норадреналином и изопотеренолом, в условиях
гипоксии, гипотермии и сочетанного действия этих факторов. В связи с
этим нами были проведены опыты с изучением проявления указанных
сосудистых реакций в условиях нарушения функциональной полноценности
эндотелия введением в сосудистое русло экзогенного гемоглобина.
Эксперименты показали, что при нормоксии и нормотермии организма
животных повышение перфузионного артериального давления в икроножной
мышце в ответ на внутрисосудистое введение норадреналина ( без блокады
эндотелиальных факторов ) составило 55,0 ± 7,2, а в тонкой кишке - 53,0 ±
9,7 мм рт.ст. На фоне инфузии в сосудистое русло органов гемоглобина
норадреналин вызывал более вьфаженные реакции артерий: повышение ЦЦ
34
составило для сосудов икроножной мышцы 90,0 ± 22.6, а для тонкой кишки
- 76,0 ± 8,1 мм рт.ст. На основании этих данных можно заключить, что в
проведенных иследованиях указанная доза экзогенного гемоглобина
подавляла выделение артериальными эндотелиоцитами в процессе реакции
на норадреналин расслабляющих гладкие мышцы факторов, в результате
чего констрикторные реакции артериальных сосудов икроножной мышцы и
тонкой кишки усиливались.
В условиях гипоксии на фоне нормотермии организма повышение ПД в
органных артериальных сосудах, вызванное норадреналином, в икроножной
мышце составило 68,8 ± 10,0, а в тонкой кишке - 26,0 ± 7,5 мм рт.ст. На фоне
блокады эндотелиальных факторов
величины повышения ПД в
артериальных сосудах икроножной мышцы в ответ на воздействие
норадреналином составили 73,7 ± 17,7, а в кишке 35,0 ± 6,3 мм рт.ст.
(различие с изменениями ПД до инфузии гемоглобина в обоих случаях
статистически недостоверно, Р>0,05). Эти данные свидетельствуют, что для
проявления констрикторых реакций органных артерий на норадреналин в
условиях гипоксии функциональная значимость сосудистого эндотелия
невелика.
При гипотермии организма в условиях нормоксии до блокады
эндотелиальных факторов повышение ПД в артериальных сосудах
икроножной мышцы составило 21,7 ± 5,4, а в тонкой кишке - 38,0 ± 3,7 мм
рт.ст. Угнетение эндотелиальных факторов путем инфузии гемоглобина в
кровоток приводило к более выраженному увеличению перфузионного
артериального давления в ответ на норадреналин в икроножной мышце по
сравнению с величинами реакций без блокады эндотелиальных факторов.
Величины повышения артериального ПД на фоне блокады при этом
составили
56,2 ± 11,4 мм рт.ст. В отличие от этого величины реакций
артерий тонкой кишки на норадреналин были практически одинаковы до и
на фоне блокады эндотелиальных факторов: повышение ПД составило
соответственно 38,0 ± 3,7 и 41,4 ± 6,9 мм рт.ст. Таким образом, в
проведенных исследованиях было показано, что значимость эндотелиальных
факторов для проявления реакций артерий икроножной мышцы на
норадреналин в условиях охлаждения организма высока, в отличие от
реакций артерий тонкой кишки, реакции которых не зависели от состояния
эндотелия.
При сочетанном действии на организм обоих факторов ( гипотермии и
гипоксии ) величины повышения артериального перфузионного давления
для икроножной мышцы составили 42,0 ± 8,2 , а для тонкой кишки - 42,0 ±
8,0 мм рт.ст. Инфузия гемоглобина в органный кровоток не привела к
достоверному изменению величин реакций артерий на норадреналин по
отношению к фоновым значениям: величины повышения артериального ПД
составили для мышцы и кишки соответственно 48,7 ± 4,2 и 47 ± 7,5 мм рт.ст.
Таким образом, проведенные исследования показали, что в условиях
сочетанного действии гипоксии и гипотермии на организм проявление
35
констрикторных реакций артерий мышцы и киыпси на норадреналин
практически не зависит от выделения эндотелиальных факторов.
Полученные данные позволяют заключить, что констрикторные реакции
артериальных сосудов икроножной мышцы и тонкой кишки, вызываемые
норадреналином, в результате инфузии гемоглобина не изменяются по
величине при гипоксии и сочетанном действии на организм гипоксии и
гипотермии. В условиях гипотермии организма реакции артериальных
сосудов икроножной мышцы, вызываемые норадреналином на фоне инфузии
гемоглобина, возрастали, а выраженность аналогичных реакций кишечных
артерий не изменилась.
Для решения вопроса о наличии указанных соотношений в изменениях
адренергических реакций в условиях нарушения функциональной
полноценности эндотелия сосудов не только артериальной, но и венозной
части сосудистого русла икроножной мышцы и тонкой кишки, в
аналогичных методических условиях изучали реакции венозных сосудов
икроножной мышцы и тонкой кишки на норадреналин до и после блокады
эндотелиальных факторов при раздельном и сочетанном действии на
организм гипоксии и гипотермии.
Как показали результаты этих экспериментов, при нормотермии и
нормоксии организма норадреналин вызывал повышение венозного ПД в
икроножной мышце на 4,0 ±3,1 , а в тонкой кишке - на 2,2 ± 0,8 мм рт.ст. На
фоне инфузии гемоглобина в ответ на внутрисосудистое введение
норадреналина бьшо отмечено статистически достоверное (Р<0,05)
увеличение этого показателя: повышение перфузионного венозного
давления в икроножной мыщце составило 6,0 ± 0,2, а в тонкой кишке этот
показатель повысился в 4 раза, составив 9,6 ± 0,5 мм рт.ст., по сравнению с
величинами реакций до блокады эндотелиальных факторов.
Гипоксия организма без инфузии гемоглобина приводила к увеличению
венозного перфузионного давления при введении в магистральную артерию
исследуемых регионов норадреналина. Это увеличение составило в мышце
5,5 ± 0,8, а тонкой кишке - 4,2 ± 0,6 мм рт.ст. На фоне инфузии гемоглобина
в сосуды икроножной мышцы этот показатель при введении в артериальный
кровоток мышцы норадреналина в условиях гипоксии организма был резко
( в 3 раза ) уменьшен и составил 2,1 ± 0,2 мм рт.ст. В отличие от этого в
сосудах тонкой кишки величины повышения ПД при воздействии
норадреналином до и после блокаде были практически одинаковы и
составили соответственно 4,2 ± 0,6 и 4,8 ± 0,5 мм рт.ст. Исходя из этих
данных
правомочно
заключить,
что
при гипоксии организма
адренергические констрикторные реакции венозных сосудов мышцы в
большей мере зависимы от эндотелиальных факторов, чем аналогичные
реакции вен кишки.
При охлаждении организма в условиях нормоксии без блокады
эндотелиальных факторов величины повышения ПД в венозных сосудах
икроножной мышцы в ответ на норадреналин составили 5,3 ± 0,5, а в тонкой
36
кишке - 2,2 ± 0,5 мм.рт.ст. Угнетение эндотелиальных факторов в условиях
гипотермии приводило к уменьшению величин реакций вен на норадреналин
в икроножной мышце, в которой повышение венозного перфузионного
давления составило 2,3 ± 0,4, в то время как в тонкой кишке имело место
резкое увеличение реакций вен на норадреналин (повышение ПД составило
7,6 ± 0,6 мм.рт.ст.).
Полученные данные свидетельствуют, что в проявлении констрикторных
реакций венозных сосудов тонкой кишки при гипоксии эндотелиальные
факторы не играли заметной роли, тогда как эти факторы оказались
значимыми в проявлении указанных реакций скелетной мыпщы при
гипоксии и гипотермии, а в проявлении аналогичных реакций тонкой кишки
- при гипотермии. Сказанное свидетельствует о существовании органных
отличий в изменениях констрикторных реакций венозньпс сосудов скелетной
мышцы и тонкой кишки, вызываемых норадреналином, в условиях блокады
эндотелиальных факторов при гипоксии и гипотермии.
Еще более выраженные органные отличия, касающиеся роли
эндотелиальных факторов в проявлении
реакций венозных сосудов
скелетной мышцы и тонкой кишки на норадреналин, были обнаружены при
сочетанном действии гипоксии и гипотермии на организм. В этом случае
увеличение ПД в венозньпс сосудах икроножной мыпщы-в ответ на
норадреналин было равно 2,5 ± 0,5, а в тонкой кишке - 2,8 ± 0,8 мм рт.ст. На
фоне инфузии гемоглобина в артериальный кровоток в условиях
сочетанного действия на организм гипоксии и гипотермии имело место
сохранение величин венозных констрикторных реакций в икроножной
мышце (повышение ПД на 2,0 ± 0,4 мм рт.ст.), а в тонкой кишке
наблюдалось резкое увеличение аналогичных реакций венозных сосудов на
норадреналин: повышение ПД составило 7,4 ± 0,5 мм рт.ст. Таким образом,
в условиях сочетанного действия на организм гипоксии и гипотермии имели
место органные отличия значимости эндотелиальных факторов: для вены
икроножной
мьпццы роль
эндотелиальных
факторов
оказалась
минимальной, а для вен кишки - весьма значимой.
В экспериментах с перфузией артериальных и венозных сосудов
икроножной мышцы и тонкой кишки в условиях нормоксии и нормотермии,
было показано, что дилататорные реакции артериальньпс и венозных сосудов
икроножной мышцы, а также венозных сосудов тонкой кишки, вызываемые
изопротеренолом, увеличивались на фоне инфузии в ее сосудистое русло
гемоглобина. Этот факт свидетельствует о способности экзогенного
гемоглобина
нейтрализовать
не только
эндотелиальный
фактор
расслабления, но и эндотелиальный фактор сокращения гладкомышечных
клеток:
устранение
фактора
сокращения
облегчало
проявление
дилататорного действия изопротеренола на органные артерии и вены. Эти
данные были учтены при проведении следующего этапа исследований изучения эндотелийзависимых механизмов проявления дилататорных
реакций на изопротеренол артерий и вен икроножной мьппцы и тонкой
37
КИШКИ при раздельном и сочетанном действии на организм гипоксии и
гипотермии.
В условиях гипоксии организма при введении в магистральную артерию
икроножной мышцы и тонкой кишки изопротеренола без инфузии
гемоглобина снижение ПД в артериальных сосудах обоих органов составило
соответственно 30,7 ± 5,9 и 22,0 ± 2,8 мм рт.ст. Угнетение эндотелиальных
факторов гемоглобином в условиях гипоксии организма уменьшало
величины реакций артериальных сосудов икроножной мышцы и тонкой
кишки на изопротеренол: снижение ПД в них составило при этом
соответственно 18,7 ± 5,0 и 15,0 ± 3,1 мм рт.ст. Представленные данные
позволяют заключить, что в условиях гипоксического воздействия на
организм эндотелиальные факторы артериальных сосудов играют
значительную роль в их дилатации в ответ на воздействие изопротеренолом.
При гипотермии организма изопротеренол вызывал дилататорные
реакции артериальных сосудов икроножной мышцы и тонкой кишки:
снижение ПД в них равнялось соответственно 29,2 ± 3,8 и 17,0 ± 2,7 мм
рт.ст. Величина реакций артериальных сосудов икроножной мышцы после
блокады эндотелиальных факторов практически не изменилась ( снижение
ПД составило 28,7 ±3,1 мм рт.ст.) а выраженность реакций артерий тонкой
кишки уменьшилась (ПД снизилось на 10,0 ± 2,3 мм рт.ст.). Эти данные
свидетельствуют о том, что в условиях гипотермии организма проявление
дилататорных реакций артерий икроножной мышцы на изопротеренол
практически не зависит от эндотелиальных факторов, но их выделение из
эндотелиоцитов весьма значимо для аналогичных реакции артерий тонкой
кишки.
При совместном действии гипоксии и гипотермии на организм животного
ПД в артериальных сосудах икроножной мышцы и тонкой кишки в ответ на
воздействие изопротеренолом снизилось соответственно на 37,1 ± 5,1 и 11,0
± 2,7 мм рт.ст. На фоне инфузии экзогенного гемоглобина в кровоток
дилататорные реакции артериальных сосудов икроножной мышцы на
изопротеренол уменьшились: ПД снизилось при этом на 21,2 ± 2,3 мм рт.ст.
В тонкой кишке снижение ПД изменилось статистически недостоверно
(Р>0,05): оно составило 14,0 ± 2,9 мм рт.ст.
Исходя из полученных данных, можно заключить, что при сочетанном
действии гипотермии и гипоксии на организм эндотелиальные факторы
играют существенную роль в проявлении дилататорных реакций артерий
икроножной мышцы в ответ на изопротеренол, но малозначимы для
соответствуюших реакций артерий тонкой кишки. Из сказанного следует,
что для сохранения величин дилататорных адренергических реакций артерий
икроножной мышцы при совместном влиянии на организм гипоксии и
гипотермии необходим функционально полноценный эндотелий.
Проведенные исследования показали, что блокада эндотелиальных
факторов приводит к уменьшению дилататорных реакций артериальных
сосудов
икроножной
мышцы
и
тонкой
кишки,
вызываемых
38
изопротеренолом, в условиях раздельного действия на организм гипоксии и
гипотермии. При сочетанном действии на организм животного указанных
факторов дилататорные реакции артериальных сосудов икроножной мышцы
и тонкой кишки в результате блокады эндотелиальных факторов претерпели
противоположные изменения: реакции артерий икроножной мышцы
уменьшились, а реакции кишечных артерий увеличились. Таким образом, в
проявлении дилататорных реакций артериальных сосудов икроножной
мышцы и тонкой кишки в ответ на изопротеренол в условиях блокады
эндотелиальных факторов при гипоксии и гипотермии не выявлено
органных отличий. Последние имели место лишь в условиях сочетанного
действия на организм гипоксии и гипотермии.
В условиях нормоксии и нормотермии организма внутрисосудистое
введение изопротеренола приводило к уменьшению ПД в венозных сосудах
икроножной мышцы на 2,5 ± 0,5, а в венах тонкой кишки - на 4,2 ± 3,4 мм
рт.ст. В этих же условиях, но на фоне инфузии гемоглобина, изопротеренол
вызывал более выраженные дилататорные реакции вен обоих органов: в
мышце снижение ПД составило 4,3 ± 0,3 мм рт.ст., а в кишке - 7,4 ± 0,5
мм рт.ст.
В условиях гипоксии на
фоне нормотермии организма величина
дилататорных реакций венозных сосудов, вызываемых изопротеренолом, в
обоих органах были уменьшены; в мышце снижение ПД составило 1,7 ±
0,4, а в тонкой кишке - 3,4 ± 0,9 мм рт.ст. В этих же условиях эксперимента
на фоне инфузии гемоглобина имело место статистически недостоверное
(Р= 0,05) увеличение дилататорных реакций венозных сосудов икроножной
мышцы на изопротеренол: снижение ПД в венозных сосудах икроножной
мышцы составило 2,5 ± 0,2 мм рт.ст. В тонкой кишке величина реакций вен
не изменилась по сравнению с реакциями, полученными до инфузии
гемоглобина: снижение ПД составило 3,4 ± 0,2 мм рт.ст. Таким образом,
блокада эндотелиальных факторов в условиях гипоксии организма не
оказала существенного влияния на проявление дилататорных реакций
венозных сосудов икроножной мышцы и тонкой кишки.
При гипотермии организма величины снижения ПД в венозных сосудах
икроножной мышцы и тонкой кишки в ответ на воздействие
изопротеренолом составили соответственно 2,1 ± 0,4 и 3,4 ± 0,6 мм рт.ст. На
фоне инфузии гемоглобина в кровоток в условиях гипотермии организма
имело место статистически недостоверное снижение величин реакций вен
мышцы на изопротеренол (ПД понизилось на 1,9 ± 0,3 мм.рт.ст.), но в венах
тонкой кишки при этом отмечено выраженное ( в 2 раза ) увеличение
реакций: величина снижения ПД составила 6,2 ± 0,5 мм.рт.ст. Результаты
этих исследований показали, что в условиях гипотермии организма роль
эндотелиальных факторов в проявлении дилататорных реакций вен
икроножной мьппцы в ответ на воздействие изопротеренолом незначительна,
тогда как в проявлении аналогичных реакций вен кишки в условиях
гипотермии их роль существенна.
39
При совместном действии гипоксии и гипотермии на организм
снижение ПД в венах икроножной мышцы и тонкой кишки составило
соответственно 2,3 ± 0,5 и 3,6 ± 0,9 мм рт.ст. На фоне инфузии экзогенного
гемоглобина в органный кровоток в условиях сочетанного действия на
организм гипотермии и гипоксии дилататорные реакции венозных сосудов
икроножной мышцы на изопротеренол практически не изменились по
величине: снижение ПД составило 1,2 ± 0,2. В то же время в тонкой кишке
на фоне инфузии гемоглобина венозное ПД в ответ на воздействие
изопротеренолом снизилось на 7,2 ± 0,7 мм рт.ст., т. е. реакции венозных
сосудов оказались увеличенными в 2 раза.
Полученные результаты свидетельствуют, что эндотелиальные факторы
ифали существенную роль в проявлении дилататорных реакций венозных
сосудов икроножной мышцы и тонкой кишки в ответ на изопротеренол в
условиях сочетанного действия на организм гипоксии и гипотермии,
однако блокада эндотелиальных факторов оказала противоположное
влияние на вазомоторные реакции этих органов.
Результаты проведенных нами исследований и данные литературы
позволяют рассмотреть приведенные выше данные с учетом следующих
положений, касающиеся эндотелиального фактора расслабления: 1) в
проведенных опытах дилататорные реакции артериальных и венозных
сосудов, вызывавшиеся изопротеренолом, осуществлялись с участием
эндотелиального фактора расслабления, а устранение этого фактора должно
было привести к ослаблению реакции на изопротеренол; 2) ослабление в
результате инфузии гемоглобина дилататорных реакций артериальных и
венозных сосудов, вызываемых изопротеренолом, должно означать, что
предшествовавшее воздействие гипоксии, гипотермии или их сочетанного
действия на сосуды не устраняло эндотелиальный фактор расслабления.
В опытах, проведенных в условиях раздельного и сочетанного
воздействия на организм животного гипоксии и гипотермии,
было
отмечено, что в результате применения гемоглобина произошло снижение
величин дилататорных реакций артериальных сосудов икроножной мыщцы.
Величины дилататорных реакций венозных сосудов икроножной мышцы под
влиянием инфузии гемоглобина при гипотермии и сочетанном действии
гипоксии и гипотермии уменьшились, а при изолированном действии
гипоксии достоверных изменений величин указанных реакций не
произошло. Таким образом, артериальные и венозные сосуды икроножной
мышцы по характеру изменений выраженности их дилататорных реакций,
вызываемых
изопротеренолом,
соответствуют
вышеприведенным
положениям. Это позволяет заключить, что в условиях гипоксии,
гипотермии и сочетанного их действия на организм животного сохранялось
влияние на сосуды икроножной мышцы эндотелиального фактора
расслабления.
Вызываемые изопротеренолом дилататорные реакции артериальных
сосудов тонкой кишки в результате инфузии гемоглобина уменьшились.
40
Следовательно, и в отношении кишечных артерий применимо заключение о
сохранении в условиях гипоксии и гипотермии воздействия на них
эндотелиального фактора расслабления.
Вместе с тем, в условиях сочетанного влияния на организм животного
гипоксии и гипотермии инфузия гемоглобина привела не к уменьшению, а к
увеличению дилататорных реакций артериальных сосудов тонкой кишки.
Данный эффект можно рассматривать, с одной стороны, как следствие
исключения в условиях сочетанного действия гипоксии и гипотермии
действия на сосуды эндотелиального фактора расслабления, а с другой - как
результат увеличения под влиянием сочетанного воздействия гипоксии и
гипотермии доли сократительного компонента в действии эндотелиальных
факторов на гладкие мышцы кишечных артерий.
Вызываемые изопротеренолом дилататорные реакции венозных
сосудов тонкой кишки в результате инфузии гемоглобина увеличились при
гипотермии на 50%, а при сочетанном действии на организм гипотермии и
гипоксии - на 55%; при гипоксии величина дилататорных реакций
кишечных вен не изменилась. Эти данные позволяют сделать в отношении
кишечных вен заключение аналогичное тому, которое было сделано ранее в
отношении реакций артерий кишки при сочетанном действии гипоксии и
гипотермии: в условиях гипоксии и гипотермии исключалось действие на
вены кишки эндотелиального фактора расслабления и увеличивалась доля
сократительного компонента в действии эндотелиальных факторов на
гладкие мьиыцы кишечных вен.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ.
Проведенное исследование показало, что независимо от органной
принадлежности сосудов (икроножной мышцы или тонкой кишки),
функциональных различий между артериями и венами и характера реакции
их гладких мышц (сокращение или расслабление) имело место выраженное
понижение величин реакций органных сосудов на гипер- и гипотензивные
фармакологические препараты по сравнению с фоном как при раздельном,
так и при сочетанном действии гипоксии и гипотермии на организм
животных. Эксперименты, проведенные на подкожной вене показали, что
угнетающее влияние гипоксии и гипотермии на ее реакции, вызываемые
дофамином, мезатоном, нитропруссидом натрия и дибазолом, усиливается
при их совместном воздействии на организм.
Выявленная в опытах закономерность в отношении сосудистых реакций,
вызываемых исследованными фармакологическими
препаратами
значительное уменьшение констрикторных и дилататорных реакций артерий
и вен икроножной мышцы и тонкой кишки при раздельном и совместном
действии на организм животного гипоксии и гипотермии - не является
универсальной для всех вазоактивных веществ: она не проявилась в
реакциях указанных сосудов, вьпываемых
адреномиметиками
норадреналином и изопротеренолом.
41
Величина констрикторных реакций венозных сосудов икроножной
мышцы и тонкой кишки, возникающих в ответ на норадреналин при
действии гипоксии и гипотермии на организм животного, изменялась
меньше по сравнению с констрикторными реакциями вен, вызывавшимися
дофамином и мезатоном. При сочетанном влиянии на организм гипоксии и
гипотермии также проявилась меньшая чувствительность к действию этого
экстремального фактора сосудистых реакций, вызываемых норадреналином,
по сравнению с реакциями артерий и вен, вызываемыми дофамином и
мезатоном.
Полученные данные о незначительной модуляции гипоксией и
гипотермией реакций артериальных и венозных сосудов, вызываемых
изопротеренолом, позволяют говорить о малой чувствительности указанных
сосудистых реакций к гипоксии, гипотермии и их сочетанному действию
Именно в опытах с исследованием сосудистых реакций, вызываемых
изопротеренолом, получило подтверждение предположение о том, что
меньшая чувствительность к экстремальным факторам реакций кровеносных
сосудов, особенно вен, на норадреналин может быть обусловлена тем, что он
активирует не только а-, но и Р-адренорецепторы сосудистых гладких
мышц..
В опытах с применением блокатора кальциевых каналов верапамила
показано, что гипоксия и гипотермия при их раздельном действии на
организм животного не устраняют входящий ток экстрацеллюлярного
кальция в миоциты артериальных и венозных сосудов скелетной мышцы,
что и обеспечивает проявление в этих условиях констрикторных реакций
указанных сосудов на действие норадреналина. Вместе с тем в опытах
получены доказательства, что в условиях сочетанного действия на организм
гипоксии и гипотермии возможно «блокирование» входа кальция в миоциты
венозных сосудов скелетной мышцы и артерий кишки. Снижение величин
вызываемых изопротеренолом дилататорных реакций мышечных артерий в
условиях гипоксии, гипотермии и их сочетанного действия могло быть
обусловлено тем, что блокада входящего кальциевого тока вызывала
снижение базального тонуса сосудов икроножной мышцы, что и явилось
причиной уменьшения их дилататорных реакций. Полученные данные
позволяют прийти к выводу, что при действии экстремальных факторов
(гипоксии и гипотермии) на организм животного возможно нарушение входа
экстрацеллюлярного кальция в гладкомышечные клетки, которое может
обусловливать изменение выраженности констрикторных и дилататорных
реакций кровеносных сосудов.
Нарушение функционирования эндотелиальных сосудистых факторов при
сочетанном влиянии на организм гипотермии и гипоксии приводит к
увеличению выраженности вызываемых норадреналином констрикторных
реакций венозных сосудов тонкой кишки и не сказывается на выраженности
констрикторных реакций артериальных сосудов обоих органов и вен
икроножной мышцы. В тех же условиях блокада эндотелиальных факторов
42
приводит к увеличению дилататорных реакции артериальных и венозных
сосудов тонкой кишки, вызываемых изопротернолом и к уменьшению
аналогичных реакций артерий и вен скелетной мышцы.
Полученные факты позволяют считать, что в условиях гипоксического
состояния организма и его охлаждения эффективность применения гипер- и
гипотензивных лекарственных веществ в обычных терапевтических дозах
может быть недостаточной в результате снижения под влиянием гипоксии и
гипотермии чувствительности артериальных и венозных сосудов скелетной
мускулатуры и кишечника к вазоактивным препаратам.
ВЫВОДЫ:
1. Величина констрикторных и дилататорных реакций артериальных и
венозных сосудов икроножной мышцы и тонкой кишки в ответ на
применение фармакологических препаратов гипер- и гипотензивного
действия (дофамин, мезатон, нитропруссид натрия, дибазол) в условиях
сочетанного действия на организм гипоксии и гипотермии резко
уменьшается по сравнению с величиной тех же реакций, полученных при
адекватном снабжении организма кислородом и его нормальной
температуре.
2. В еще большей мере (в 2-3 раза) уменьшаются величины констрикторных
и дилататорных реакций подкожной вены задней конечности кошки,
вызванных теми же фармакологическими препаратами при совместном
влиянии на организм гипоксии и гипотермии.
3. Уменьшение выраженности реакций артерий и вен икроножной мышцы и
тонкой кишки при действии на организм гипоксии совместно с гипотермией
проявляется вне зависимости от того, каким действием на сосуды
(констрикторным или дилататорньпи) обладает фармакологический
препарат.
4. Выраженность констрикторных реакций артерий и вен икроножной
мьгащы и артерий тонкой кишки на норадреналин при сочетанном влиянии
на организм гипоксии и гипотермии уменьшается. В тех же условиях
дилататорные реакции артериальных икроножной мышцы и и венозных
сосудов обоих органов, вызьшаемые изопротеренолом, близки по величине к
реакциям при нормоксии и нормотермии.
5. Величина
констрикторных и дилататорных реакций артерий и вен
икроножной мышцы и тонкой кишки на мезатон, дофамин, нитропруссид
натрия и дибазол при действии на организм гипоксии и гипоксии в
сочетании с гипотермией снижается в 2-3 раза. В то же время при гипоксии
организма имеет место возрастание величин констрикторных реакций
артериальных сосудов икроножной мьшщы и вен тонкой кишки на
норадреналин. Дилататорные реакции органных артериальных и венозных
сосудов, вызываемые изопротеренолом, при гипотермии и ее сочетании с
гипоксией уменьшаются, но в значительно меньшей степени, чем при
действии на них фармакологических препаратов.
43
6. Выраженность констрикторных и дилататорных реакций артерий и вен
икроножной мышцы и тонкой кишки, вызываемых указанными
фармакологическими препаратами при гипотермии организма незначительно
снижается по сравнению с фоном. В этих условиях констрикторные реакции
артериальных сосудов мышцы и кишки на норадреналин уменьшаются, как
и дилататорные реакции органных артерий и вен, вызываемые
изопротеренолом.
7. Снижение величин вызываемых изопротеренолом дилататорных реакций
мышечных артерий в условиях гипоксии, гипотермии и их сочетанного
действия явилось следствием снижения базального тонуса сосудов
икроножной мышцы в результате блокады входящего кальциевого тока.
8. Нарушение функционирования эндотелиальных сосудистых факторов при
сочетанном влиянии на организм гипотермии и гипоксии приводит к
увеличению вьфаженности вызываемых норадреналином констрикторных
реакций венозных сосудов тонкой кишки и не сказывается на вьфаженности
констрикторных реакций артериальных сосудов обоих органов и вен
икроножной мышцы. В тех же условиях блокада эндотелиальных факторов
приводит к увеличению дилататорных реакций артериальных и венозных
сосудов тонкой кишки, вызываемых изопротернолом и к уменьшению
аналогичных реакций артерий и вен скелетной мышцы.
9. Протекторное действие гипотермии против гипоксии проявляется в
устранении угнетающего влияния последней на констрикторные и
дилататорные
реакции
органных
артерий
и
вен, вызываемые
катехоламинами. Подобное действие гипотермии отсутствует в отношении
реакций органных сосудов, вызываемых фармакологическими препаратами
гипер- и гипотензивного действия (дофамин, мезатон, нитропруссид натрия,
дибазол).
Список работ, опубликованных по теме диссертации
1. Хабаров М.С. Резистивная функция сосудов тонкого кишечника при
сочетанном действии на организм гипоксии и гипотермии. // В сб.: Научная
конференция, посвященная 90-летию академика Зикря-Ходжаева, Душанбе,
1998, с. 34.
2. Хабаров М.С. Влияние факторов внешней среды: гипотермии и гипоксии
на органных сосудов. // Материалы международного конгресса "Горы, люди
и болезни", Душанбе, 1999, с. 246.
3. Хабаров М.С. Сочетанное действие гипоксии, локального и общего
охлаждения организма на функции органных сосудов. // Материалы
посвященное 110-летию Института экспериментальной медицины, СанктПетербург, 2000, с. 172.
4. Кудряшов Ю.А., Хабаров М.С, Хкаченко Б.И. Адренергическая
реактивность органных вен при действии на организм гипоксии и
44
гипотермии. // Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. 2000,
T.130, №11, с. 524-526.
5. Хабаров М.С. Адренергичиские реакции артериальных и венозных
сосудов скелетной мышцы кошки при гипоксии и гипотермии организма.
// Росс, физиол. ж. 2001, Т.87, №1, с.43-49.
6. Кудряшов Ю.А., Хабаров М.С. Кальций- и эндотелийзависимые
механизмы констрикторных и дилататорных адренергических реакций
органных вен и артерий. // Материалы X V I I I съезда физиологов России.
Казань, 2001. с. 367.
7. Хабаров М.С, Хкаченко Б.И., Кудряшов Ю.А., Бочкова В.Г. Влияние
гипоксии и гипотермии на адренергические реакции органных вен.
// Вестник Авиценны, Душанбе, 2001, №1-2, с. 85-90.
8. Хабаров М.С, Кудряшов Ю.А., Бочкова В.Г. Дилататорное влияния
изопротеренола на органные сосуды в условиях гипоксии и гипотермии
организма. // Вестник Авиценны, Душанбе, 2001, №1-2 с. 79-89.
9. Хабгфов М.С, Кудряшов Ю.А., Бочкова В.Г., Шукурова Н.Я.
Адренергическая реактивность органных кровеносных сосудов при
раздельном и сочетанном влиянии гипоксии и гипотермии // Вестник
Авиценны, Душанбе, 2001, №3-4, с. 100-105.
10. Хабаров М.С, Кудряшов Ю.А. Дилататорные гуморальние
адренергические реакции органных вен и артерий при гипоксии и
гипотермии // Бюлл. экспер. биол. и мед. 2002, № 1 , с.44-46.
11. Кудряшов Ю.А., Хабаров М.С Реакции органных артериальных и
венозных сосудов на вазоактивные вещества в условиях гипоксии и
гипотермии организма // Регионарное кровообращение и микроциркуляция.,
2002, №2, С.82 - 88.
12. Кудряшов Ю.А., Хабаров М.С, Хкаченко Б.И. Влияние дофамина и
нитропруссида натрия на миоциты органных артериальных и венозных
сосудов в условиях гипоксии и гипотермии организма // Бюлл. экспер. биол.
и мед., 2002, №7, с. 27 - 29.
13. Хабаров М.С, Кудряшов Ю.А. Роль эндотелия в протекторном действии
гипотермии против гипоксических влияний на адренореактивность органных
артерий и вен // В сб.: Гипоксия: механизмы, адаптация, коррекция
/ Материалы 3-й Всероссийской конференции. Москва, 2002, с. 118.
14. Tabarov M.S., Kudryashov Y.A. Calcium-dependent mechanisms of changes
in the adrenoresponsiveness of organ arteries and veins during hypoxia in the
hypothermic organism // In: Symposium Medico-Biological Problems of
Xhermophysiology. Minsk, August 26-27,2002, p. 168-169.
45
Считаю своим приятным долгом выразить самую сердечную благадарность
и признательность за постоянное внимание к моей работе, искреннюю
поддержку и ценные советы моему дорогому учителю академику Борису
Ивановичу Ткаченко. Искренне благадарен Ю.А. Кудряшову за
методическую и теоретическую помощь, которая помогла в проведении
экспериментальных
исследований
и
теоретическом
обосновании
результатов.
Выражаю признательность сотрудникам О Ф В С В.И. Евлахову и А.В.
Самойленко и особенно профессору В.И. Овсянникову.
Приношу также искреннюю благадарность ректору Т Г М У им. Абуали
Ибн Сино профессору Н.Ф.Файзуллоеву, член-корреспонденту АН
Таджикистана профессору П.Т. Заирову за оказанную
подержку,
необходимую для выполнения работы.
*»
РНБ Русский фонд
2006-4
24568
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
2
Размер файла
2 750 Кб
Теги
bd000103284
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа