close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

bd000103351

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
МАСЛОВА Ирийа Ивановна
ЭВОЛЮЦИЯ ВЕРОИСПОВЕДНОЙ ПОЛИТИКИ
С О В Е Т С К О Г О ГОСУДАРСТВА И Д Е Я Т Е Л Ь Н О С Т И
Р У С С К О Й ПРАВОСЛАВНОЙ Ц Е Р К В И
(1953-1991 гг.)
Специальность 07.00.02. - Отечественная история
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
доктора исторических наук
Москва - 2005
Работа выполнена на кафедре истории факультета социологии экономики
и права Московского педагогического государственного университета
Научный консультант:
доктор исторических наук, профессор
Л Е О Н О В Сергей Викторович
Официальные оппоненты:
доктор исторических наук, профессор
ОДИНЦОВ Михаил Иванович
доктор философских наук, профессор
ВОЛОДИНА Нина Витальевна
доктор исторических наук, профессор
С Е Н Я В С К И Й Александр Спартакович
Ведущая организация: Академия Федеральной службы безопасности России
Защита состоится 19 декабря 2005 г. в 13.00 часов на заседании диссертационного
совета Д 212.154.01 при Московском педагогическом государственном университеге
по адресу: 119571 Москва,проспект Вернадского, д. 88, кафедра истории МИГУ,
ауд: 817.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке МГП 'У по адресу:
119992, ГСП-2, Москва, Малая Пироговская ул., д. 1.
Автореферат разослан " /^" ноября 2005 г.
Ученый секретарь
диссертационного совета
у£/У
.-^/fc?^,*,^^^^-^
Киселева Л.С.
*? ^ ^^^
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы. В современной России происходят политикоправовые и социокультурные процессы, связанные с утверждением свободы
совести, легализацией и ростом социальной активности религиозных организа­
ций и верующих.
Поликонфессиональиость остается традиционной особенностью россий­
ского многонационального общества. В настоящее время в стране функциони­
руют свьцпе 70 религий, религиозных направлений и течений. Получили рас­
пространение нетрадиционные и ранее неизвестные в России религии. Тем не
менее, доминирующей конфессией остается православие, к которому положи­
тельно относится 75,9%, населения, а отрицательно - лишь 1,4%.'
На рубеже XX-XXI вв. произошло многократное увеличение количества
зарегистрированных в качестве юридических лиц религиозных организаций. С
1990 по 2001 гг. число религиозных объединений Русской Православной Церк­
ви выросло с 3983 до 10912. Всего же к началу 2001 г. в Российской Федерации
было зарегистрировано 20215 религиозных объединений^.
Согласно проведенным в последние годы репрезентативным социологи­
ческим исследованиям заметно усилилась религиозность населения. Типологи­
ческая группа, относящая себя к верующим (около 50%i населения), претерпела
значительные изменения. Появился ряд характеристик, свидетельствующих о
ее новом качественном составе. Религиозность «помолодела», ныне люди от 22
до 30 лет составляют большую часть верующих в Бога (более 60%). В настоя­
щее время 55% верующих имеют среднее и 32% - высшее образование. При
этом среди православных (которые составляют 74% от общего числа верую­
щих) и мусульман (19%) практически каждый второй — со средним образова­
нием (православные — 55%, мусульмане — 50%) и каждый третий — с выс­
шим (33% и 30% соответственно). Все это дает основание говорить об укрепле­
нии позиций религии в стране, хотя степень реальной религиозности, предпола­
гающей единство убеждений и поведения, остается неисследовагагой^.
Влияние религии на различные сферы жизни общества возрастает. Осу­
ществляя многообразную социальную деягельность, религиозные организации
отстаивают свое понимание широкого круга сугубо светских проблем: поли-та­
ки и экономики, культуры и экологии, науки и образования, межнациональных
и международных отношений''. В частности, Русская Православная Церковь
стала активно взаимодействовать с такими государственньпли и общественны­
ми институтами, как школа, политические партии, армия, осуществлять духов­
но-просветительскую и благотворительную деятельность.
' Религии народов современной России' Словарь/ Редкол.' Мчедлов М П и др. М., 2002. С. 228
^ См.; Одинцов М.И. Русская православная церковь в X X веке история, взаимоотношения с государ­
ством и обществом. М , 2002. С. 47; Сведения о религиозных организациях, зарегистрированных в
Российской Федерации по данным Государственного реестра на 1 января 2001 г. Департамент по де­
лам общественных и религиозных объединений Министерства юстиции РФ. См.; http://www.rlinfo.ru
' Религии народов современной России; Словарь/ Редкол.- Мчедлов М.П. М, 2002. С.3-5.
■* См.: Основы социальной концепции Русской ПравослаЬйЖивВУУИ // Ин^иушлшюииый бюллетень
Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата.75отлгеВ""*"ЬНАЯ |
t
ИБЛИОТЕКА
r
в силу изменений, произошедших в нашем обществе, религиозные орга­
низации России получили, с одной стороны, свободу для своего развития, но, с
другой стороны, столкнулись с рядом новых противоречий и негативных про­
цессов: распространением мистики и оккультизма, межконфессиональным со­
перничеством, вовлечением в текущую политику и межнащональные конфлик­
ты. Существует угроза клерикализации государства и огосударствления РГЩ'.
Проявления редгагиозной нетерпимости побуждают искать пути гармонизахщи
межконфессиональных отношений. Очевидна необходимость совершенствова­
ния концепции отношений государства с различными конфессиями и, особен­
но, с РПЦ, от позвщии которой зависит стабильность современной религиозной
ситуации.
Все вышеизложенное привлекает внимание к историческим предпосьшкам религиозного подъема постсоветского периода, к феномену устойчивости
религиозных традиций, сохранившихся и получивших новое развитие вопреки
попыткам советской власти изолировать релишозные объединения от жизни
общества. Становятся все более актуальными исторические уроки взаимоотно­
шений власти и РПЦ, 1Юзволяющие учесть ошибки прошлого при осуществле­
нии современной государственной вероисповедной политики.
Степень изученности проблемы. В становлении соответствующей историофафии можно выделить три крупных этапа. Большое методологическое
значение для исследования эволюции вероисповедной политики советского го­
сударства второй половины X X века сохраняют положения выдающихся мыс­
лителей: А.В. Карташева, С.Н. Булгакова, Н.А. Бердяева, В.Н. Ильина, Н.М.
Зернова и др. Плеяда этих авторов исследовала вопросы взаимоопюшения го­
сударства и Церкви в дореволюционной России, а также отношение государст­
ва и коммунистической партии к религии в первые десятилетия советской вла­
сти*.
Второй, внутренне неоднородный историографический этап охватьгеает
работы советской эпохи, вплоть до середины 1980-х гг. Мировоззренческие ус­
тановки первых руководителей советского государства могут объяснить сущ­
ность вероисповедной политики первых послереволюционных десятилетий.
Атеистическая деятельность советского государства строилась на тезисе В.И.
Ленина: «Религия - враг культуры и прогресса»''. Высказывания Ленина о кон­
кретных методах и формах борьбы с религией. Церковью, духовенством бьши
противоречивы. Публично он призывал сражаться «чисто идейным» оружием,
выступал против «всякого оскорбления чувств верующих, ведущего лишь к за­
креплению религиозного фанатизма»*. Но в секретных письмах он писал: «Чем
большее число представителей реакционного духовенства... удастся нам ... рас' Красиков А. Три источника и три составные части религиозного нацйонал-глобалиэма// Религия и
право. 2004. №З.С.7-15.
' Карташев А В Очерки по истории Русской церкви М., 2000. Т 1-2. Бердяев Н.А. Истоки и смысл
русского коммунизма. М., 1990; Ильин ВН. Религия революции и гибель культуры. Париж, 1987;
Булгаков С. Н. Христианский социализм. Новосибирск, 1991; Зернов Я М. Русское религиозное воз­
рождение X X века. Париж, 1991.
' Лент В И Поли. собр. соч. Т 17.С. 420.
'Леи1в< В.И. Поля. собр. соч. Т. 12. С. 143. Т. 38. С. 118.
стрелять, тем лучше. Надо именно теперь проучить эту публику так, чтобы на
несколько десятков лет ни о каком сопротивлении они не смели и думать» '.
И.В. Сталин, Л.Д. Троцкий, Н.И. Бухарин, Е.М. Ярославский в 1920-1930е гг. продолжили и развили теорию борьбы с религией как классово чуждым
явлением. Религия рассматривалась как «остаточное явление досоциалистиче­
ских формаций», а проявление религиозности - как пережиток прошлого, кото­
рый должен быть искоренен'".
В течение последующих десятилетий - до середины 1980-х гг. - в совет­
ской историографии господствовала атеистическая конценция, в которой РГЩ
отводилась роль идеологического противника советской власти. В русле данно­
го подхода историки рассматривали проблему с идеологических и политиче­
ских позиций, оправдывая атеистическую политику советского государства и
утверждая о полной свободе совести в СССР. Зарубежные исследования по
проблеме взаимоотношения государства и Церкви опровергались, объявлялись
фальсификацией". Авторы богословских и историко-церковных сочинений об­
винялись в ненаучном подходе к истории и современньш социальным явлени­
ям. Основным лейтмотивом большинства религиоведческих работ был тезис о
происходящем процессе отмирания и преодоления религии как чуждой идеоло­
гии. Советские авторы писшш о РГЩ, как правило, с негативным оттенком и в
разоблачительном тоне'^.
В 1950 - 1970-х гг. исследователи, изучавшие историю взаимоотношений
советского государства и ре;шгиозных организаций, ссылались на идеологиче­
ские установки правящей партии, целью которой являлось построение «бес­
классового и безрелигиозного» общества. Их выводы не противоречили обще­
принятым атеистическим вз1 лядам", однако исследования порой содержали
новые факты'*.
До конца 1980-х гг. деятельность Церкви изучалась главным образом
лишь с точки зрения ее соответствия советскому законодательству, получили
распространения суждения о свободном развитии РГЩ в рассматриваемый пе­
риод и невмешательстве государства в церковные дела. Подобные взгляды на­
шли отражение и на страницах церковных изданий'^.
' Новые документы В. И. Ленина (1920-1922 гг.) // Известия ЦК КПСС. 1990. Х» 4. С. 193.
'" Амосов Н К Октябрьская революция и церковь. М , 1939; Лбросенко КП Религия на службе
контрреволюции в Сибири. Иркутск, 1938; Путищее ф М О свободе совести. М., 1939.
" Мальцев Г В «Спасая корабль веры»' Очерки эволюции современного русского православия Но­
восибирск, 1981; Рудинский Ф W Свобода совести в СССР. М, 1961; Ружепите ОС. Отрица­
ние свободы совести в буржуазных странах. М., 1964, Тепляков МК Проблемы атеистического вос­
питания в практике партийной работы, Воронеж, 1972 и др.
'^ Михайлов И А Церковь в прошлом и теперь Казань, 1962; Платонов П Церковь приспосабливает­
ся. Минск, 1964; Титов В.Е. Православие. М.,1967, Ушаков В. М. Православие и X X век. Критика мо­
дернизма и фальсификации в идеологии современной русской православной церкви. Алма-Ата, 1968
и др.
" Белов А В Правда о православных «святых». М., 1968; Белов А В., Шилкин А. Д Диверсия без ди­
намита М., 1973; Генкина ЭБ. Государственная деятельность В.И. Ленина 1921-1923 I T М., 1969;
Геродник Г Правда о Псково-Печерском монастыре. М., 1963.
" Барменков А И Свобода совести в СССР М., 1979; Бражник И. И Право. Религия, Атеизм- Право­
вое содержание научного атеизма Киев, 1989, Гольст Г Р Религия и закон. М., 1975; Гордиенко
Я С Современное православие и его идеология, М , 1963; Куроедов В А Религия и закон М ,1970
" Русская Православная Церковь. 988-1988. Вьш.2. Очерки истории 1917-1988 гг. М., 1988,
Деятельность государственных органов по отношению к РПЦ не подвер­
галась критическому анализу. В итоге искажались реальные факты взаимоот­
ношений советского государства и Церкви: отрицались гонения на верующих,
репрессии духовенства, умалчивалось участие РПЦ в Великой Отечественной
войне, ее материальный и моральный вклад в миротворческое движение и
обеспечение сохранности культурно-исторических ценностей.
Серьезным препятствием для развития исследований по истории государ­
ственно-церковных отношений в СССР была ограниченность источниковой ба­
зы, т.к. основной массив документов находился в спецхранах и спецфондах под
грифами «секретно» или «совершенно секретно» и был недоступен для боль­
шинства историков.
Период с середины 1980-х гг. и по настоящее время стал новым этапом в
развитии историографии вероисповедной политики в России. Этот этап был
вызван новым отношением к Церкви и ее месту в обществе в условиях начав­
шейся перестройки М.С. Горбачева. Впервые после Октябрьской революции
религия стала рассматриваться как социокультурный фепомен, а не враждебная
социализму идеология. Научная литература конца 1980-х - пачала 1990-х гг. ха­
рактеризуется отказом от устоявшихся ранее догм, развенчанием стереотипов и
сменой концептуальных основ исследований.
Новый подход в освещении истории отношений государства и Церкви
был обусловлен также возможностью доступа к закрытым ранее архивам пар­
тии, спецслужб и государственных ведомств. Введение в научный оборот но­
вых архив1п»1х материалов является важной чертой историографического про­
цесса последних десяти лет. Можно выделить исследования В.А. Алексеева,
А.А. Данилова, А.А. Королева, М. Н. Бессонова, Н. С. Гордиенко, Г. Ю. Тихоновой'*.
На рубеже XX-XXI вв. тема государственно-копфессиональпых отноше­
ний стала предметом научного интереса широкого круга исследователей - исто­
риков, философов, религиоведов, юристов, социологов и политологов. В апреле
2002 г. Министерство юстиции РФ зарегистрировало Устав общероссийской
обшестветгаой
организации
«Объединение
исследователей религии».
В настоящее время отделения Объединения действуют в 51 субъекте Россий­
ской Федерации и объединяют около тысячи членов и активистов, которые ре­
гулярно публикуют результаты своих исследований в сборниках" и моногра­
фиях".
" Алексеев В А. Иллюзии и догмы. М, 1991; Бессонов М. Н. Православие в наши дни. М , 1990; Гор­
диенко Я С Эволюция русского православия (20 - 80 гг. X X столетия). М., 1984, Королев Л Л., Ливцов В А Религиозная безопасность России: история проблемы М.,1997; Данилов А А, Пыокикое А В
Рождение сверхдержавы СССР в первые послевоенные годы М , 2001.С 180-190; Тихонова Г Ю
Новые тенденции в идеологии русского православия 80-х годов. М., 1988.
" Проблемы преподавания и современное состояние религиоведения в России Материалы конфе­
ренций. М., 2002, Власть и церковь в СССР и странах Восточной Квропы. 1939-1958. Дискуссионные
аспекты М , 2003, Свобода совести в России- исторический и современный аспекты М., 2004
" Вочодина Я В Взаимоотношения государства и религиозных объединений в современном общест­
ве: отечественный и зарубежный опыт. М, 2003; Она же' Организационно-правовые аспекты взаимо­
отношений государства и религиозных организаций в современной России. Владимир, 2000; Залужный А Г Правовые проблемы государственно-конфессиональных отношений в современной России.
М., 2004; Маслова ИИ Советское государство и Русская Православная Церковь: политика сдержива-
Особое место в ряду исследований по изучению проблем государственноконфессиональных отношений в России X X века занимают труды историка и
философа, президента «Объединения исследователей религии» М.И. Одинцова^'. В
результате многолетних исследований им было выявлено
и опубликовано около тысячи ранее неизвестных документов. Он впервые ввел
в научный оборот понятие «модель государственной и церковной политики»,
включающее концептуальные (теоретико-методологические) положения, нор­
мативно-правовую базу и организационно-управленческие структуры^".
О.Ю. Васильева впервые осветила патриотическую деятельность Церкви
в Великой Отечественной войне, проанализировала внутренние и внешние при­
чины нового государственно-церковного курса в 1943 г., дала оценку причин
вступления РПЦ во Всемирный Совет Церквей, сделала комплексный анализ
взаимоотношений СССР и Ватикана, обобщила опыт по использованию потен­
циала Церкви во внешней политике СССР в послевоенный период^'.
Тема государственно-церковных отношений стала предметом докторских
и кандидатских диссертаций: Т.А. Чумаченко, М.В. Шкаровского, И.Я. Шимона, B.C. Полосина, В.А. Ливцова и др. Авторы успешно преодолели недостатки
исследований предыдущего этапа отечественной исторической науки: ограни­
ченность документальной базы и идеологизированный подход^^. Монографии
названных исследователей устранили немало «белых пятен» в истории государ­
ственно-церковных отношений 1920-1960-х П'.^'
Современный этап истории России дает основание заявлять о формиро­
вании новой модели государственной политики в сфере свободы совести. По­
этому в последние годы исследователи особое внимание обращают на устране­
ния (1964-1984 гг) М , 2005, Сторчак ВМ Тема российского мессианизма в общественнополитической и философской мысли России. М, 2003. и др.
" Одинцов МИ. Государство и церковь в России. X X век. М, 1994; Он же. Совет министров СССР
постановляет- «высе.1ить навечно'» Сборник документов и материалов о Свидетелях Иеговы в Совет­
ском Союзе М.,2002; Он оке Религиозные организации в СССР накануне и в годы Великой Отечест­
венной войны 1941-1945 гг М., 1995; Он же Государство и церковь (История взаимоотношений.
1917— 1938 гг.). М., 1991; Он же. Русская православная церковь в 80-х годах X X столетия (Общая
оценка состояния, ор1'анизацио1шая структура, социально-политическая деетельность). М., 1989; Он
же Русские патриархи X X века. (Судьбы Отечества и Церкви на страницах архивных докумен­
тов). М., 1999.
^^ Одинцов М.И. Русская православная церковь в X X веке' история, взаимоотношения с государством
и обществом. М., 2002. С. 14.
^' Васильева О Ю Русская православная церковь в политике советского государства в 1943 -1948 гг
М , 2001; Она оке Русская Православная Церковь и Второй Ватиканский Собор. М., 2004.
" Шимон И Я. Отношения Советского государства и РПЦ в период Великой Отечественной войны
1941-1945 годов. Дис. ...д-ра нот. наук. М., 1995; Шкаровский MB РПЦ и религиозная политика Со­
ветского государства в 1939-1964 годах: Дис. ...д-ра ист.наук. СПб, 1996; Ливцов В.А. Государствен­
но-церковные отношения в СССР и России: (Проблема религиозной безопасности, 60-90-е годы)Дис. . .кандидата ист. наук. М., 1997; Полосин В С РПЦ и государство (1971-1991); международный,
правовой и политологический аспект: Дис. ...кандидата политологических наук. М., 1993; Федотов
А.А РПЦ в 1960-1990 годах: внутрицерковная жизнь и взаимоотношения с государством (на магериалах Владимирской, Ивановской и Костромской областей); Дис.
кандидата ист. наук Иваново,
2000.
^^ Чумаченко Т А Государство, православная церковь, верующие 1941-1961 гг. М., 1999; Шкаровский
М В Русская Православная Церковь при Сталине и Хрущеве (Государственно-церковные отношения
в СССР в 1939—1964 годах). М., 1999 и др.
ние неточности в трактовке основополагающих понятий в сфере государствен­
но-конфессиональных отношений, таких как: «свобода совести», «вероиспове­
дание», «вероисповедная политика», «государственно-конфессиональные от­
ношения» и др.^
Кроме того, внимание исследователей привлекает динамика религиозно­
сти основных слоев населения. В советской социологии утвердилась точка зре­
ния, что общая численность верующих и колеблющихся не превышала в конце
1960-х гг. 25%, а в 1980-х гг. -10-15% взрослого населения^'. Следует заметить,
что данные цифры многократно уступали доле людей, совершавших религиоз­
ные обряды.^* Зарубежные исследователи утверждали, что в СССР в 1970-1980X гг. насчитывалось 100-150 млн. верующих. Так, У. Флетчер в 1981 г. писал о
115 млн., или 45% населения страны^'. Некоторые отечественные историки
пришли к иодобной точке зрения. В.А. Алексеев полагает, что в начале 1960-х
гг. верующих было до 120 млн., то есть более половины населения СССР^'.
Начавшийся на рубеже 1980-1990-х гг. в России религиозный подъем по­
будил ряд авторов выступить с выводами о религиозном возрождении в России,
ставшей страной сплошной религиозности^. Но анализ динамики мировоззрен­
ческой ориентации респондентов, по мнению М.П. Мчедлова, свидетельствует
о спаде религиозного бума начала 1990-х гг., вызванного своеобразной «модой
на религию» ^*'.
Характерной чертой последнего десятилетия стало появление литературы
исследовательского характера, издаваемой религиозными центрами и изда­
тельствами^'. Наибольшим достижением церковных историков стал первый том
«Православной энциклопедии»'^. Исследования провинциальных церковных
" Вероисповедная политика Российского государства /Отв. Ред. М.О. Шахов М., 2003. С 9-10
" Конкретные исследования современных религиозных верований (Методика, ор1анизация, резуль­
таты). М., 1967. С 72-82, 138-144; Общество и религия М,19б7 С. 454 А6Н; Барменков А Я Свобо­
да совести в СССР. М., 1986. С 178-179.
^^ Демьянов А И Факты против измьшшений (миф о "религиозном возрождении" в СССР и его несо­
стоятельность) Воронеж, 1989. С. 17, 61.
'" Флетчер У. Советские верующие// Социологические исследования. 1987 № 4. С 33,
" Алексеев Б. А. "Штурм небес" отменяется'' Критические очерки по истории борьбы с религией в
СССР. М., 1992. С. 244.
^' Полосин B.C. Возрожде1ше религии в России// Религии народов современной России. М., 2002. С.
64-66.
^° Мчедпов М.Ц Феномен религиозности в изменяющейся России// Свобода совести в России- исто­
рический и совреммтый аспекты Сборник докладов и материалов межрегиональных научнопрактических семинаров и конференций. 2002-2004 гг. М., 2004. С. 212.
Иоанн (Снычев), митрополит. Самодержавие духа. Очерки русского самосознания. СПб., 1994, Ио­
анн (Снычев), митрополит. Русь соборная Очерки христианской государственности. СПб, 1995; Кураев А. Православие и право. Церковь в светском государстве М., 1997; Цыпин В, протоиерей Рус­
ская православная церковь (1917-1925) М , 1996; Цыпин В., протоиерей История Русской церкви.
1917-1997. М., 1991; Цыпин В., протоиерей Русская православная церковь. 1925-1938. М., 1999.
'^ Православная энциклопедия: Русская православная церковь / Ред тома Е. Кравец, науч ред. про­
тоиерей Владислав Цыпин, д.и н А.В. Назаренко. М, 2000.
историков содержат большой фактический материал об истории отдельных
епархий^^.
Энциклопедическое направление Тфодолжагот разрабатывать светские ис­
следователи. Большой интерес представляют результаты деятельности иссле­
довательской группы Keston Institute (Оксфорд), которую возглавляли С Б . Фи­
латов и А.В. Щипков'*. Группа осуществила масштабный проект по публика­
ции энциклопедии «Современная религиозная жизнь России», в одном из то­
мов которой присутствует обзор, посвященный РПЦ^'.
Положение религии, Церкви и верующих в России всегда было объектом
пристального интереса зарубежных ученых. Исследователи У. Флетчер, Дж.
Эллис, Н. Девис, Д. Поспеловский, Дж. Андерсон, К. Хилл, Н. Бодевиг и др.
сделали много ценных наблюдений и выводов об истории и современном со­
стоянии государственно-церковных оттюшений в России.
Особое место занимают труды Д. Поспеловского, в первую очередь, его
книга «Русская православная церковь в X X веке», охватывающая период от до­
революционных лет и до эпохи перестройки и отличающаяся широкой источниковой базой^*. Известный американский богослов Иоанн Мейендорф оценил
монографию как «образцовое пособие для понимания всех аспектов новейшей
истории Русской Церкви, исчерпывающий синтез громадного количества ис­
точников»''.
Сотрудница Keston Institute Дж. Эллис использовала имеющийся круг
диссидентских источтгаков и проделала огромную работу, изучая взаимоотно­
шения государства и Церкви и роль православных диссидентов. Ее книга со­
держит сведения о жизни православных иерархов, священников и верующих,
приходов, монастырей и других церковных учреждений'*.
Работа американского историка Н. Дэвис '* отличается использованием
рассекреченных материалов архивного фонда Совета по делам РПЦ (затем Со­
вета по делам религий) при Совете Министров СССР. Автор подробно излагает
историю взаимоотношений Церкви с государством с 1917г. и до наших дней,
исследует отдельные сферы ее деятельности, в том числе духовенство, мона" Акиньшиин А Храмы Воронежа Воронеж, 2003; Бсамусов С. Монастыри Мордовии. Саранск, 2000;
Гояубгрв Сергий, протодиакон. Троице-Сергеева лавра за последние сто лег. М., 1998; Дворэ/санский
А.И. История Пензенской епархии. Пенза, 1999; Кривоносое ЯЕ Скворцова ТВ Православные хра­
мы Барнаула (1751- 2001) Барнаул, 2001; Федотов А. Ивановская епархия Русской Православной
Церкви 8 1918—1998 гг.: внутрицерковная жизнь и взаимоотношения с государством. Иваново, 1999
" Религия и общество' Очерки религиозной жизни в современной России / Огв. ред. и сост. С Б . Фи­
латов М.; СПб., 2002; Щипков А В. Во что верит Россия: Религиозные процессы в постперестроечной
России. СПб., 1998.
" Современная религиозная жизнь России: Опыт систематического описания Т 1 / Отв. ред. М. Бурдо, С. Б. Филатов. М., 2003. С. 8-41.
^ Pospielovsky D. The Russian Church under the Soviet Regime 1917—1982; 2 vol. N. Y, 1984. Поспелов­
ский Д. Русская православная церковь в X X веке. М., 1995. Поспеловский Д В. Православная церковь
в истории Руси, России и СССР. М., 1996; Поспеловский Д Тоталитаризм и вероисповедание М.,
2003.
' ' Проблемы православия в зарубежных исследова1Шях. Федеративный сборник. М., 1988.
'* Ellis J The Russian orthodox church A contemporary history. London, 1986; Эллис Д. Русская Право­
славная Церковь. Согласие и инакомыслие. Лондон, 1990.
" Dasiis N Long Walk to the Church A Contemporary History of Russian Orthodoxy. USA, 1995.
стьтри, образовательную, издательскую и финансовую деятельность, делает по­
пытки оценить качественный состав верующих, приводит ценные стати­
стические сведения.
Анализу политики государства в отношении религиозных организаций
посвящены труды английских исследователей Дж. Андерсон и К. Хилл*'. В ра­
боте Н Бодевиг подробно, но при использовании тех же источников, которые
исследовали зарубежные авторы, изучается жизнь РПЦ в 1958-1979 гг.*^ При
этом особое внимание автор уделяет атеистической пропаганде в СССР.
Состоянию РПЦ в 1960 - 1970-х гг. посвящены труды протоиерея Д. Кон­
стантинова*^. Автор применяет к оценке деятельности РПЦ - «гонимой Церкви»
- дифференцированный подход, подчеркивая, что термин «советская Церковь»
неуместен. По его мнению, РПЦ в СССР - это не только Московская Патриар­
хия (иерархи, священники и вообще клирики), но и весь верующий народ. Кон­
стантинова интересовали причины «унии» между представителями РПЦ в лице
ее ведутцих иерархов и коммунистической диктатурой, а также предпосылки
большого размаха и быстрых темпов возрождения РПЦ.
В первой половине 1980-х гг. на Западе эмигрантами «третьей волны»,
игравшими заметную роль в движении православной общественности, была
опубликована серия работ. М. Аксенов-Меерсон, Л. Алексеева и В. Зелинский в
своих книгах говорили о разрыве между интеллектуалами и основной массой
«церковного народа», епископатом и рядовыми священниками, опровергая те­
зис о том, что все проблемы Церкви коренятся исключительно в ее взаимоот­
ношениях с государством^. В целом же отличительной чертой исследований
большинства зарубежных историков является преувеличение степени контроля
советского государства над Церковью.
На сегодняшний день в историографии существует узкий перечень работ, в ко­
торых параллельно исследуется эволкщия вероисповедной политики и деятельности
РПЦ во второй половине X X века. Данная проблема остается одной из наименее ис­
следованных. Неизученньми остаются такие вопросы, как: факторы изменения ве­
роисповедной политики в 1953-1991 гг.; аргументация внутренних и внешних
причин эволюции взаимоотношений государства и РПЦ; функционирование
системы органов, осуществлявших вероисповедную политику; роль идеологи­
ческих структур партии в определении курса данной политики; направления и
характер деятельности Совета по делам религий, а также К Г Б при Совете Ми­
нистров СССР; соотношение позиций ЦК КПСС, правительства, Совета по де■" Anderson J Religion, state and politics in the Soviet Union and successor states. U K Cambridge university
press, 1994, Hill К The Puzzle of the Soviet Church An Inside Look at Christianity a Glasnost. Portland,1989.
" Bodewig H Die russische Patriarchatskirche Beitrage zur auBeren Bedruckung und inneren Lage 1958—
1979. Munehen, 1988.
"" Константинов Д.В (протоиерей). Зарницы духовного возрождения. Канада, 1974; Константинов
ДВ Религиозное движение сопротивления в СССР. Канада, 1967; Константинов Д В Stations of the
Cro4s The Russian Orthodox Church. 1970-1980 London, Canada, 1984 Константинов Д В Гонимая
Церковь: Русская православная Церковь в СССР. М, 1999.
** Аксенов-Меерсон Михаил, иерей Православие и свобода' Сб. статей, Vermont, 1986, Алексеева Л
Исюрия инакомыслия в СССР; Новейший период Benson, Vermont, 1984. С 217—236 (глава «Пра­
вославные»), Зелинский В. Приходяище в церковь. Paris, 1982.
10
лам религий и К Г Б , местных партийно-государственных органов в религиозном
вопросе; отношение духовенства и верующих к вероисповедной политике, дея­
тельность Московской Патриархии в условиях изменения этой политики; меж­
конфессиональные отношения данного периода и т.д. Некоторые из перечис­
ленных проблем получили освещение в данной работе.
Цель исследования - изучение эволюции вероисповедной политики советского
государства и деятельности Р П Ц в 1953-1991 гт.
Задачи исследования:
• определить основные подходы исторической науки к исследованию эво­
люции вероисповедной политики государства и деятельности РПЦ;
• рассмотреть основные этапы развития государственно-церковньк отношепий во второй половине X X века;
• выявить объективные и субъективные факторы, оказавшие влияние на
государственную политику в отношении Р П Ц в течение указанного пе­
риода;
•
проанализировать основные направления и результаты деятельности ор­
ганов, осуществлявших вероисповедную политику государства;
• ох^)а1сгеризовать состояние и деятельность Р П Ц а также определить от­
ношение духовенства и веруюпщх к вероисповедной политике.
Объектом исследования выступает система партийно-государственных
органов, осуществлявших вероисповедную политику советского государства
(структура, функциональные взаимосвязи), а также Русская Православная Цер­
ковь (материальная база, духовное образование, духовенство, религиозная об­
рядность).
В качестве предмета исследования рассматриваются функционирование
партийно-государственных органов в религиозной сфере (основные направле­
ния, формы и методы), процесс реализации вероисповедной политики и при­
чинная обусловленность его изменений, а также деятельность Р П Ц и характер
ее взаимоотношений с государством.
фонологические рамки исследования. Вторая половина X X века является
фактологически насьш;енным и динамичным периодом во взаимоотношениях госу­
дарства и РПЦ. Нижние хронологические рамки диссертации -1953 г. - определяются
началом новой эпохи советской истории, т.н. «оттепели», которая вскоре ох^акгеризовалась новым наступлением власти на позиции Р П Ц отказом государства от диало­
га с Церковью и веруюпщми. Верхние зчронологические рамки исследования -1991 г.
- ограничиваются распадом СССР и сменой модели политического и социальноэкономического развития страны, а также признанием нового правового статуса РПЦ.
Данный период позволяет проследить эволюцию государственной веро­
исповедной политики, которая происходила в направлении от наступления на
позиции Р П Ц к диалогу с ней. Со второй половины 1950-х гг. во многом под
влиянием провозглашенного курса на развернутое строительство коммунизма
началось новое наступление государства на Церковь, которое привело к исчез­
новению половины православных приходов. С середины 1960-х I T . ЭТОТ курс
бьш скорректирован, произошел очередной поворот вероисповедной политики
государства от натиска на Р П Ц к сдерживанию ее деятельности, но, несмотря
И
на административные ограничения, возникла тендешхия к стабилизации право­
славия. Со второй половины 1970-х гг. процесс снижения количества право­
славных обществ начал замедляться, организационная структура Церкви при­
обрела устойчивость. В годы перестройки, в преддверии празднования 1000летия крещения Руси, изменилась концепция государственно-церковных отно­
шений, осуществился поворот' государства к диалогу с верующими и сотрудни­
честву с РПЦ.
Методологическую основу исследования, прежде всего, составляет
притпщп историзма, который обязывает рассматривать явления и события по
мере их возникновения и развития, в неразрывной связи с конкретными ис­
торическими условиями. Поэтому приверженность данному принципу позво­
лила автору показать в исторической последовательности эволюгщпю взаимо­
отношений советского государства и РПЦ в указанный период.
Автор отказался от абсолютизации идеологических догм в изучении по­
ставленной проблемы и стремился показать как позитивные, так и негативные
стороны вероисповедной государственной политики, а также избежать предвзя­
тости в оценке исторических событий.
В работе были также использованы как общенаучные (структурносистемный, статистический и др.), так и специально-исторические методы
(диахронный, синхронный, сравнительно-исторический и др.).
Структурно-системный метод применялся при изучении системы партий­
но-государственных органов, осуществлявших вероисповедную политику со­
ветского государства, а также структурных элементов РПЦ. Применепие данно­
го метода позволило изучить объект исследования системно, с учетом функ­
циональных взаимосвязей структурньк составляющих. Статистический метод
был необходим для выявления и фиксирования количестветп.1х изменений
объекта исследования (например, состояния РПЦ: материальной базы, возрас­
тного и образовательного уровня духовенства, религиозной обрядности и т.д.).
Диахронный метод позволил анализировать процессы и явления религиозной
жизни в исторической последовательности на общеисторическом фоне. Син­
хронный метод помог установить причинно-следственные связи между собы­
тиями и явлениями, одновременно происходившими не только в религиозной
сфере, но и в экономике, внутренней и внешней политике, культуре, социаль­
ных отношениях. Сравнительно-исторический метод широко использовался
при сопоставлении разных этапов вероисповедной политики и выявлении осо­
бенностей взаимодействия и взаимовлияния государства и РПЦ.
Источниковая база диссертации определена в соответствии с целями и
задачами исследования и включает широкий спектр опубликованных и неопуб­
ликованных документов.
Среди использованных источников можно выделить следующие основ­
ные фуппы: 1) законодательные и подзаконные акты, международные доку­
менты; 2) программные и директивные материалы КПСС как правящей партии;
3) документы государственных, общественно-политических структур; 4) доку­
менты РПЦ; 4) справочные и статистические издания; 5) публикации выступле­
ний партийных, государственных и религиозных деятелей; 6) материалы пе­
риодической печати; 7) мемуары; 8) интернет - ресурсы.
12
Ряд ценных материалов, иллюстрирующих вероисповедную политику
изучаемого периода, введен в научный оборот М.И.Одинцовым в виде публи­
каций документов и их каталогов'**. Отдельные документы изучаемого периода
были опубликованы в двухтомном издании, вышедшем в 1995 г. в Германии к
Тысячелетию Крещения Руси. Этот сборник является русским переизданием
книги, ценность которой снижает фрагментарная публикация документов и ма­
лочисленность архивных источников"^. Появившиеся в последние годы новые пуб­
ликации документов не устранили проблему недостаточной изученности архивных
материалов, иллюстрирующих государственно-конфессиональную политику второй
половины X X века^.
В данном исследовании особое внимание уделено неопубликованным ма­
териалам государственных архивов Российской Федерации. Обширный инфор­
мационный пласт, связанный с деятельностью центральных государственноконфессиональных органов, на данный момент изучен лишь на 10-15 % *'. Де­
сятилетиями эти фонды были на «секрепюм» и «совершенно секретном» хра­
нении. Значительная их часть остается не рассекреченной до сих пор.
Для изучения вероисповедной политики указанного периода, особую
ценность представляют документы Государственного архива Российской Феде­
рации (ГА РФ), Российского государственного архива социально-политической
истории (РГАСПИ), Российского государственного архива новейшей истории
(РГАНИ).
Автором изучены документы фондов архивов Поволжского решона, та­
ких как: Государственшлй архив Пензенской области (ГАЛО), Государствен­
ный архив Самарской области (ГАСО), Центр документации новейшей истории
Саратовской области (ЩЩИСО), Государственный архив Ульяновской области
(ГАУО), Центр документации новейшей истории Ульяновской области
(ЦЦНИУО).
В общей сложности автором были изучены документы около 20 фондов,
хранящихся в федеральных и региональных архивах страны.
Исследование эволюции правовой основы вероисповедной политики го­
сударства закономерно предполагало изучение законодательных актов совет** См.: Одинцов МИ. Государство и церковь в России' X X век М ,1994; Он же Хождение по мукам
/ЯТаука и релшия. 1990. № 5-8 1991 }(й1;0н же. Государственно-церковные отношения накануне и
в годы Великой Отечественной войны //Релш-иозные оргшшзации в СССР в годы Великой Отечест­
венной войны. 1941-1945 гг. М., 1995; Он же Униаты и советская власть //Отечественные архивы.
1994. №3. С.56; Он же. Крестный путь патриарха Сергия //Отечественные архивы. 1994. Х» 2. С.4451; Он же Письма и диалоги времён <осрущевской оттепели» (Десять лет из жизни патриарха Алексия)//Огечестввнные архивы 1994. №5. С.25-33; Он же Русская православная церковь стала на правилышй пугь//Исторические архивы 1994 №3,С.139-140; Он же. Архив Совета по делам религиоз­
ных культов при С М СССР (1944— 1965) Каталог документов. Вьш. 1 — 5. М., 1996-1999; Он же.
Архивные документы и материалы. 1941-1945// Власть и религия в годы войны (Государство и рели­
гиозные организации в СССР в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.). М., 2005 С. 220477.
*" Русская православная церковь в советское время (1917-1991). Материалы и документы по истории
отношениймеждугосударствомиЦерковью/СоставительГ. Штриккер. В2-ХТТ. М., 1995.
"' Власть и церковь в СССР истранахВос-ючной Европы. 1939-1958. М., 2003. С. 256-370
■" Архив Совета по делам религиозных культов при Совете Министров СССР (1944-1965 гг) Каталог
документов /Сост. М.И. Одинцов. М.,1996. С. 3
13
ской эпохи'". Необходимо подчеркнуть, что изучение данной проблемы невоз­
можно без использования неопубликованных инструкций и разъяснений к ос­
новным законодательным актам, составленным государственными ведомства­
ми, осуществлявшими государственно-конфессиональную политику, в nepB>TO
очередь, Советом по делам релитй при Совете Мшшстров СССР. Эти акты
имели гриф «Не для печати», т.к. содержали дополнительные ограничения дея­
тельности РПЦ. Данные документы регламентировали применение законода­
тельства о культах, порядок регистрации и снятия с регистрации религиозных
объединений, открытие и закрытие молитвенных зданий и домов, контроль за
извлечением доходов в религиозных организациях и т.д. Отдельные положения
всдомствешхых актов противоречили действующему законодательству, но
продолжали действовать, что нередко приводило к ограничению прав верую­
щих в СССР. Сравнительный анализ опубликованных законодательных актов и
секре-хных инструкций помогает выявить скрытые причины усиления напря­
женности религиозной ситуации в стране.
Важным источником стали международные правовые актьт, в которых
суп1ествование и деятельность религиозных организаций квалифицировалось
как необходимое условие обеспечения свободы вероисповедания - состав:1яющей комплекса «прав человека». Эти акты наложили определенный отпечаток
на I осударственно-церковные отношения в СССР, т.к. отчасти под их влиянием
советская власть корректировала государственно-конфессиональную полити49
ку .
Принципиальное значение имеют материалы и постановления ЦК КПСС,
осуществлявгаего идеологическое руководство вероисповедной политикой.
Часть из них опубликована"*. Автором бьши изучены неопубликованные доку­
менты фондов отделов ЦК КПСС (РГАСПИ Ф. 17. Оп. 132; Ф. 556. Оп. 15, 25),
протоколы XXII-XXVni съездов КПСС, материалы Секретариата ЦК КПСС за
1961-1990 гг. (РГАНИ Ф.5. Оп. 55-89), материалы совещаний в ЦК КПСС
(РГАНИ Ф. 9. Оп. 5); документы отделов ЦК (РГЛНИ Ф. 55. оп.58-90) - комис­
сии ЦК КПСС по вопросам идеологии, культуры и международных партийных
связей (РГАНИ. Ф. 11), Отдела пропаганды и агитации (РГАНИ. Ф. 55. Оп.ЗЗ,
34), Идеологического отдела ЦК КПСС (РГАНИ. Ф. 55). Эти материалы позво­
ляют судить о степени влияния идеологических структур партии на характер и
содержание вероисповедной политики и государственно-церковных отноше­
ний.
^' Декреты Советской власти. Т.1-14. М., 1957-1997; Законодательство о религиозных культах. М.'
Юридическая литература, 1969; Конституция (Основной закон) СССР. Конституции союзных совет­
ских социалистических республик. М., 1977; Свод законов СССР (Президиум Верховного Совета
СССР, Совет Министров СССР). Т. 1-11. М., 1980 -1984. Свод законов РСФСР (Президиум Верхов­
ного Совета РСФСР, Совет Министров РСФСР). Т. 1 - 9. М., 1983 - 1988; Законодательство России о
свободе совести и о религиозньк объединениях. Сб. нормативных актов. Соет Пчелинцев А В М ,
2000.
■" Международные акты о правах человека: Сборник документов. М., 2000.
" КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференшй и пленумов ЦК. Т. 10. М, С. 352-368; 1.13.
С. 333-346 и др.
14
Коллекция рассекреченных документов РГАНИ ф. 89 (Оп. 8, 18, 20, 23,
25, 60, 88), представленная в Конституционный суд РФ по «делу КПСС» в 1992
г., разнообразна по своему составу и содержит ценные, ранее неизвестные све­
дения о религиозной ситуации в стране. В материалах данных фондов хранятся
сведения, которые отражают роль К Г Б в осуществлении вероисповедной поли­
тики советского государства. Информационные oi^eibi, направляемые в ЦК
1СПСС, иллюстрируют направления деятельности КГБ в конфессиональной
сфере (РГАНИ Ф.5. Оп. 55,60,61, 62, 63, 77; Ф.89. Оп. 18,23, 32, 37, 88),
Автор исследовал документы других государственных структур, деятель­
ность которых также была прямо или косвенно направлена на осуществление
вероисповедной политики: Совета Министров РСФСР (ГА РФ Ф. А-259), Гос­
плана РСФСР (Ф.А-262), Верховного Совета РСФСР (Ф. Л-385), ЦСУ РСФСР
(Ф. А-374).
Особый интерес вызвали материалы Совета по делам РПЦ и Совета по
делам религиозных культов, функционировавших при Совете Министров СССР
(Ф. Р- 6991. Оп. 1-2), а также Совета по делам религий (Ф. Р- 6991. Оп.4-9), соз­
данного на основе объединения упомянутых Советов. Данные органы практи­
чески осуществляли вероисповедную политику советского государства. На­
званный фонд находится в ГА РФ и содержит разнообразные документы, кото­
рые условно можно разделить на три подгруппы.
К первой подгруппе относятся руководящие документы, которые были
связаны с деятельностью центральных аппаратов названных Советов: Указы
Президиума Верховного Совета СССР; постановления и распоряжения Совета
Министров СССР, относящиеся к деятельности Советов; протоколы и стено­
граммы заседаний Советов и совещаний уполномоченных; их приказы и распо­
ряжения по основной деятельности; справки, информации, письма и информа­
ционные отчеты, направленные в ЦК КПСС и СМ СССР; информационные и
распорядительные документы, адресованные уполномоченным Советов; обзо­
ры по вопросам деятельности религиозных объединений. Содержание этих до­
кументов отражает религиозную ситуацию в стране, все направления деятель­
ности Совета, а также позицию его руководства на различных этапах эволюции
вероисповедной политики. Особую категорию документов составляют мате­
риалы Московской Патриархии: Журналы заседаний священного Синода, по­
слания патриархов и их переписка с Советами, отчеты религиозных деятелей о
поездках за границу. Документы иллюстрируют позицию руководства Москов­
ской Патриархии по взаимоотношению с властью.
Вторую подгруппу составляют документы уполномоченных Советов по
союзным и автономным республикам, областям и краям: отчеты, справки, ста­
тистические сведения о количестве действующих церквей, молитвенных домов,
духовенства, монастырях, деятельности духовных учебных заведений. Эти све­
дения представляют особую ценность, поскольку характеризуют эволюцию
деятельности РПЦ.
Третья подгруппа документов данных фондов иллюстрирует междуна­
родные связи Советов и религиозных объединений, роль внешнеполитического
фактора во взаимоотношениях государства и РПЦ в исследуемый период.
15
Материалы Совета по делам РПЦ, Совета по делам религиозных культов,
Совета по делам религий при Совете Минисфов СССР содержат достоверную
информацию по разным вопросам. Например, о состоянии религиозной сети,
кадрах служителей культа и их подготовке в духовных учебных заведениях, ор­
ганизационном и финансово-хозяйственном состоянии Церкви, сохратгости
культовых ценностей, соблюдении законодательства о религиозных культах и
т.д.
Но следует подчеркнуть условный, заниженный характер статистических
сведений о религиозной обрядности (крещения, венчания, отпевания), которые
фиксировались и анализировались в Совете по делам религий. Уполномочен­
ные Совета на местах отмечали стабильность ре;ш1-иозной обрядности. Данное
противоречие объясняется стремлением исполнительных органов религиоз­
ных обществ и представителей местных органов власти занижать данные об
обрядности. Первые стремились сокрыть часть финансовых поступлений, вто­
рые - создать видимость мнимых успехов в атеистической работе по преодоле­
нию религиозных пережитков. Необходимо иметь в виду существование «не­
контролируемой обрядности», которая появлялась в результате вмешательства
должностных лиц в каноническую деятельность Церкви и ее ограничения ад­
министративным путем. За рамками статистического учета оказалась «обезли­
ченная обрядность» (причастия, исповеди, панихиды и др.).
В критическом анализе нуждаются также результаты социологических
опросов, целью которых являлось выявление уровня религиозности населения.
Материалы некоторых опросов, итоги которых обобщались Академией общест­
венных наук при ЦК КПСС (РГАСПИ Ф. 606. Оп. 4), отличались идеологиче­
ской тенденциозностью и отсутствием репрезентативности.
В региональных архивах находится обширный фактический материал о
религиозной ситуации на местах, который дает возможность определить основ­
ные формы и методы партийно-организационной и политико-воспитательной
работы с верующими, выявить направления деятельности уполномоченных Со­
вета, характер отношений, складывающихся между представителями партий­
ных и государственных органов власти с уполномоченными, между уполномо­
ченными и религиозными организациями. Содержащийся в этих документах
статистический материал позволяет оценить уровень религиозности населения.
В ходе исследования состояния и деятельности РПЦ важное источнико­
ведческое значение имели сборники церковных документов и материалов".
Данные документы отражают позицию руководства Церкви по отношению к
политике правительства, характеризуют деятельность епископата РПЦ.
" Архиерейский собор Русской православной церкви. 29 ноября - 2 декабря 1994 г. Документы. Док­
лады. М., 1995; За сотрудничество и мир между народами. Конференция представителей всех рашгий в СССР. Загорск, июль 1969 г. М, 1972; Поместный собор Русской православной церкви 30 мая 2 июня 1971 г. Документы. Материалы. Хроника. М., 1972; Основы социальной концепции Русской
православной церкви. М., 2000; Устав Русской православной церкви М., 2000 и др.
16
в поле зрения автора оказались мемуары и дневники видных государственпых'^ и православных деятелей'*, т.к. они позволяют выявить отношение
партийно-государственного руководства и духовенства к вероисповедной поли­
тике. Необходимым источником исследования явилась периодическая светская
" и церковная печать'*.
Интересным неофициальным источником сведений о религиозной ситуа­
ции в СССР и внутреннем состоянии РГЩ является религиозный самиздат, ко­
торый оформился во второй половине 1960-х гг. и позже являлся основным ин­
формационным каналом для общественного мнения Запада, а также докумен­
тальной основой для исследований некоторых советологов. С помощью круга
«православных самиздатчиков» за границу были переданы некоторые докумен­
ты о нарушениях прав верующих, в том числе некоторые внутренние докумен­
ты Совета по делам религий при Совете Министров СССР. В Европе эти доку­
менты находили разных адресатов, но систематическую работу с ними вели
Keston Institute (Оксфорд, Великобритания), радиостанция «Свобода/Свободная
Европа» (Мюнхен, Гермшшя) и журнал «Glaube in dor 2 Welte» (Цюрих, Швей­
цария), которые и предоставляли свои фонды исследователям. Данные мате­
риалы дают представление о содержании зарубежной критики обеспечения
прав верующих в СССР и ее влиянии на вероисповедную политику советского
государства. Работы некоторых представителей РПЦ'^, опубликованные на За­
паде, дают представление о причинах возникновения и требованиях религиоз­
ной оппозиции'*.
В исследовании использованы также интернет-ресурсы сайтов государст­
венных структур, общественных и религиозных организаций, библиотек, архи­
вов".
Горбачев М.С Размышлехшя о прошлом и будущем СПб , 2002, Бобков Ф.Д К Г Б и власть. М.,
2003 и др.
'* Архиепископ Василий ^Кривошеий). Воспоминания, Нижний Новгород, 1998; Он же. Митрополит
Николай {Ярушевич)/Л1ерковно-общественный вестник (Приложение к Русской мысли) 1997. №
\в,П. Архиепископ Лука (Вото-Ясенецкий) Я полюбил страдание. Автобиография. М., 1996; Ми­
трополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн Мигрополиг Мануил (Лемешевский). СПб,
1993; Он же: « Я плакал перед Богом навзрыд» (отрывки из дневника)// Пою Богу моему СПб, 1998
С. 351-438.
" «Архументы и факты»; "Ведомости Верховного Совета СССР», «Ведомости Съезда народных де­
путатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР», «Известия»; «Коммунист», «Нлука и религия», <'Независимая газета», «Правда»; «Религия и право инфорчацнонно-аналитический журнал»; «Россий­
ская газета»; «Свободная мьгсль»; «Огонек» и др.
" Издания Московской патриархии- «Журнал Московской Патриархии», «Информационный бюлле­
тень Отдела внешних церковных сношений Московского Патриархата», «Московский Церковный
Вес шик», «Богословские труды», «Церковь и время», «Альфа и Омега». Зарубежные церковные пе­
риодические издания: «Православная Русь», «Церковная жизнь», «Вестник Русского Студенческого
Христианского Движения».
''^ Дудко Дмитрий, иерей Враг внутри- сборник заметок и статей. Frankfiirt/Main, 1979; Христианский
комитет защиты прав верующих в СССР Frankfiirt/Main, 1977; Разрушенные и оскверненные храмы.
Frankfurt/Main, 1980; Степанов (Русак) Владимир, диакон Свидетельство обвинения- В 3 т N. Y ,
1987.
' ' Якунин Глеб, иерей О современном положении Русской Православной Церкви и перспективах ре­
лигиозного возрождения России // Вольное слово. Вып. 35—36 Frankfiirt/Mam,1979.
" Государственная Дума РФ: http //www.akdi.ru. Официальный сайт уполномоченного по правам че­
ловека в РФ littp://www ombud4man.gov.ru; Федеральная служба безопасности РФ: http // fsb gov ni:
17
в целом имеющиеся источники позволяют проследить малоизучепные
аспекты вероисповедной политики и деятельности РПЦ во второй половине X X
века.
Научная новизна диссертации заключается в том, что в работе впервые
в целостном, системном виде проанализирована эволюция вероисповедной по­
литики советского государства и деятельности Русской Православной Церкви в
1953-1991 гг. - в рамках пршщипиально важного, насьпценного поворотными
моментами периода, 1фиведшего к смене модели государственноконфессиональных отношений.
— Вероисповедная политика и деятельность РПЦ рассмотрены как взаи­
мосвязанные и взаимообусловленные компоненты государственно-церковных
отношений, что позволило преодолеть характерную для большинства имею­
щихся исследований односторонность подхода к проблеме, т.е. показ исключи­
тельно роли государства и поверхностного изучения участия РПЦ.
— Исследованы этапы и тенденции эволюции отношений государства с
РПЦ.
— Выявлены факторы, влиявшие на перемены курса вероисповедной по­
литики.
— Подробно охарактеризованы не только роль ЦК КПСС в определении
курса вероисповедной политики, но и малоизученная до сих пор деятельность
Совета по делам религий и Комитета государственной безопасности при Совете
Министров СССР, реализовывавших ее на практике.
— Проанализировано состояние РПЦ (динамика численности приходов,
монастырей, училищ и семинарий, образовательного уровня священнослужите­
лей), ее религиозная и международная деятельность, а также роль религиозной
оппозихщи.
— Охарактеризовано отношение верующих и свяп1еннослужителей к го­
сударственной вероисповедной политике.
— В научный оборот введен обширный массив ранее неизвестных архив­
ных материалов и документов, позволяющих по-новому осветить эволюцию го­
сударственно-церковных отношений.
Положения, выносимые на защипу:
— Эволюция государственно-церковных отношений в 1953-1991 гг. представ­
ляла собой слож1Ш1Й и противоречивый процесс, итогом которого стал переход госу­
дарства от конфронтации к стабшшзацни и нормализации отношений с Церковью,
диалогу с веруюшлми. Этот процесс испытал ряд крутых поворотов. В период
«оттепели», партийно-государственное руководство взяло курс на уничтожение
религии и Церкви, в эпоху брежневской стагнации - на сдерживание воспроиз­
водства религиозного сознания и деятельности Церкви, во время «перестройки»
- на демократизацию отношений государства с веруюшцми и установление
диалога с Церковью.
Российское объединение исследователей религии: htlp://rusoir.ru/about. Славянский правовой центр
http://www.rllnfo.ru; Русская православная церковь Официальный сайт Московского Патриархата
(http //www.mospat ru); Московская духовная академия http7/www mpda га; Российская государствен­
ная библиотека http://www.rsl.ru: Архивы России http:// www.msarchives.ru; и др.
18
— Вероисповедная политика определялась комплексом факторов: соци­
ально-политическим, межконфессиональным, социокультурньпи, экономиче­
ским и др. Приоритетное место принадлежало идеологическому и внепшеполитическому факторам.
— Вероисповедная политика советского государства осуществлялась,
прежде всего, в виде разработки и реализации ограничительных антицерковных
мероприятий. Вместе с тем, она включала в себя и контроль за соблюдением
законодательства о религиозных культах, как Церковью, так и должностными
лицами.
— Реализацию вероисповедной полишки осуществляла система органов, кото­
рая включала вертикаль п^)тийно-государствеш1ых органов - от ЦК КПСС и Совета
Министров СССР до районных, городских, сельских комитетов п^зтии и Советов де­
путатов трудящихся (с 1977 г. - негодных депутатов). Струюурными звеньями явля­
лись: Совет по делам религий при Совете Министров СССР (в 1944/45 -1965 гг. - Со­
вет по делам РПЦ и Совет по делам религиозных культов), КГБ, Органы внутренних
дел и прокуратуры, министерство финансов, министерство культуры и т.д.
— Ключевую и неоднозначную роль в реализации вероисповедной поли­
тики играл Совет по делам религий, который готовил аналитические материа­
лы, влиявшие на принятие соответствующих решений партийных и советских
органов. Исторически недостоверно рассматривать Совет как учреждение, ко­
торое лишь преследовало и подавляло религиозную жизнь. Осуществляя кон­
трольно-надзорные, информационно-консультативные функции, данный орган
в рамках существовавшего законодательства о религиозных культах в опреде­
ленной мере содействовал и защите прав верующих.
— Важное место в осуществлении вероисповедной политики советского
государства занимали органы государстветгаой безопасности. В полной мере
роль КГБ можно будет оценить лишь после рассекречивания соответствующих
архивных документов (подавляющее большинство которых до сих пор остают­
ся недоступными исследователям). Тем не менее, имеющиеся материалы по­
зволяют констатировать, что КГБ осуществлял жесткий контроль над религи­
озной жиз1П>ю и был одним из главных рычагов советского государства в осу­
ществлении вероисповедной политики. В рассматриваемый период К Г Б усилил
контроль за международной деятельностью РПЦ, настроениями духовенства,
борьбу с религиозной оппозицией, предпринял антиватиканскую операцию и
стал принимать активное участие в предотвращении вывоза культовых цешюстей за рубеж.
— Между вероисповедной 1ЮЛитикой советского государства и деятель­
ностью РПЦ существовала тесная, но не всеобъемлющая зависимость. Боль­
шинство сфер церковной жизни (численность приходов, материальная база,
кадры, духовное образование, религиозная обрядность, проповедническая дея­
тельность) непосредственно зависели от ограничительньгх мероприятий власти.
Вмешательство государства не затронуло только канонические установления
Церкви в православном искусстве, отчасти богослужебную практику и бого­
словие. Благодаря скрытой поддержке верующих государство не могло полно­
стью контролировать и финансовую деятельность РПЦ. Вопреки государствен­
ной политике сохранялась преемственность религиозных традиций. В целом,
19
несмотря на усилия партийно-государственных органов установить тотальный
контроль над религиозной жизнью, Р П Ц сохраняла элементы автономии.
— Деятельность Р П Ц бьша нацелена на выживание и достижение эконо­
мических, политических уступок со стороны государства, расширение соци­
ального служения и признание своей общественной значимости на фоне под­
держания компромисса и отказа от противоборства с властью.
— Исторический опыт вероисповедной политики изучаемого периода
убеждает в утопичности пошпок власти вытеснить религию и Церковь из об­
щественной жизни.
Практическая значимость исследования заключается в том, что полученные
результаты могут найти применение при совершенствовании совремешюй концепции
вероисповедной политики государства. Материалы исследования могут быть исполь­
зованы государствеш1ыми структурами, политическими партиями и общественными
оргштазациями для определения подходов к взаимоотношениям с религиозными орга­
низациями.
Данная информация может быть полезной в исследовательской работе светских
и церковных научных центров и учреждений, а также в учебном процессе высшей
школы при разработке лекционных курсов, спецсеминаров, учебно-методической ли­
тературы по гуманитарным дисциплинам: религиоведению, отечественной истории,
политологии, социологаи, культурологии, юриспруденции.
Апробация результатов исследования. Диссертационное исследование обсу­
ждено и рекомендовано к защите на заседании кафедры истории М П Г У . Результаты
работы бьши отражены в печатных трудах исследователя, неоднократно освещались в
докладах и сообщениях на межаународпых и всероссийских научных конференциях,
семинарах, «кругльк столах». Материалы наш;ш применение в деятелтлости Пензен­
ского регионального отделения Российского общества исследователей религии, а так­
же в учебном процессе выспшх учебных заведений - в курсах лекций «Отечественная
история», «Религиоведетше»,
«Политология», «Социология», «Культурология»,
«Правоведение».
Сгщ)уктура диссертации. Диссертация состоит из введения, б разделов, за­
ключения, списка источников и литературы.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ Р А Б О Т Ы
В о Введении раскрываются актуальность, новизна, хронологические рам­
ки исследования, формулируются цель, задачи, характеризуются объект и
ггредмет, определяется методологическая основа, уточняются методы исследо­
вания.
В первом разделе «Поворот вероисповедной политики в годы «отте­
пели» (1953-1964)» анализируются причины изменения вероисповедног^о курса,
содержание политико-административньтх мер по ограничению церковной жиз­
ни, роль антирелигиозной пропаганды в этом процессе.
В разделе показано, что после тотального наступлетгая на релиппо в
1920-1930-х гг. хрущевская «оттепель» была одним из наиболее сложных и
драматичных этапов государственно-дерков1П.1Х отношений в истории России
( С С С Р ) в X X веке. Особенностью вероисповедной политики данного периода
20
являлось преобладание административно-силового подхода и резкая активиза­
ция атеистической пропаганды.
Предшествующее десятилетие (1943 - 1953 гг.) можно охарактеризовать
как время «религиозного возрождетшя» в СССР, когда Церковь смогла отчасти
восстановить свои позиции. Но уже с 1948 г. поступательное развитие государствешю-церковных отношений приостанавливается, расширяется администра­
тивное давление на религиозные объединения со стороны местных органов
власти, возвращаются стереотипы и догмы «антирелигиозной работы» 1930-х
гг.
Перед началом Великой Отечественной войны в стране функционировало
более 8 тысяч приходов, к 1947 г. их количество возросло до 14 тысяч^', а к
1965 г. сократилось до 7551 приходов'". РПЦ потеряла около половины своих
храмов, соответственно уменьшилось и число служащих свящешшков и ди­
аконов. 1958 г. стал поворотным во взаимоотношениях государства и религиоз­
ных объединений. В 1960-1963 гг. ежегодно прекращали существование в
среднем по 1270 приходов. Это бьш «пик» процесса сокращения числа право­
славных церквей. За период 1950-1964 гг. ежегодно в среднем saKpHBajrocb 420
церквей*'.
В данной главе выявляются причины поворота государственной вероис­
поведной политики в 1953-1964 гг. в идеологическом, экономическом, соци­
ально-политическом и международном аспектах.
Первостепешюе значение в наступлении на РПЦ, по мнению автора, име­
ли идеологические, а не экономические мотивы. Увеличение налогообложения
доходов РПЦ и духовенства являлось несуществеппым источником пополнения
государственного бюджета, составляя сотые доли процента*^. Главной целью
экономических санкций было ограничение материальных ресурсов РПЦ и пре­
сечение их дальнейшего роста. Повышение ставки налога с земельных участ­
ков, находящихся в пользовании монастырей, отмена льгот по земельной ренте
и налогу со строений, запрет на использование наемного труда, изъятие хозяй­
ственных построек, жилых домов, машин, запрет церковной благотворитель­
ности, использование пустуюыщх церквей в хозяйственных целях и др. меро­
приятия, имели в большей степени пе экономический, а политический характер.
Партийное руководство объявило программной целью быстрое построе­
ние в СССР коммунистического общества, в котором не должно быть места пе­
режиткам капитализма, в частности, религии и Церкви. РПЦ отводилась роль
идеологического противника. Негодование партийной элиты против укрепле­
ния позиций Московской Патриархии усугубил и процесс десталинизации. Ук­
репившиеся позиции РПЦ партийному руководству казались наследием культа
личности, подлежащим уничтожению. Достижения государственно-церковных
'^Одинцов МИ Власть и религия в годы войны (Государство и религиозные организации в СХ^СР в
годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.) М., 2005. С. 220-477. С. 14,100.
^ Он же' Русская православная церковь в X X веке, история, взаимоотношения с государством и об­
ществом. М., 2002. С. 27
" Наука и религия, 1989, № 1,С.З,
" Подсчитано по- Народное хозяйство СССР в 1984 г.: Стат, ежегодник/ ЦСУ СССР, М., 1985. С.573,
коллекция дочтиенгов Г А РФ
21
отношений первого послевоенного десятилетия объявлялись деформацией цер­
ковной политики социалистического государства, «неправильной по1Штической
тактической линией». Прежний курс, реализуемый Советом по делам РПЦ, в
«религиозном вопросе» обличался как проявление сталинизма**.
Усиление натиска на РПП, оказалось возможным благодаря тому, что в
общественном сознании 1950-1960-х гг., несмотря на некоторый подъем рели­
гиозности после массовых репрессий и испытаний военных лет, преобладал ин­
дифферентизм к религиозному мировоззрению. Значительная часть советских
граждан считала религию липшим элементом общественной жизни. Поэтому
зачисление верующих в разряд носителей чуждых социализму взглядов и нра­
вов первоначально не вызывало широкого социального протеста. Тем не менее,
партийно-государственные структуры организовали подготовку массового соз­
нания к антицерковным акциям с помощью антирелигиозной пропаганды.
Антирелигиозная пропаганда, являясь одним из важных направлений
идеологической деятельности КПСС, осуществлялась с целью утверждения
атеистических стереотипов в общественном сознании. Поэтому в 1950-1960-е
гг. осуществлялось формирование системы атеистического воспитания в обра­
зовательных учреждениях, общественных организациях, привлекался научный
потетщиал для разработки соответствующих теоретических вопросов. Особен­
ностью атеистической работы дашюго периода стало вовлечение в нее предста­
вителей духовенства, отрекшихся от сана.
Антирелигиозная пропаганда наглла широкое отражение в средствах мас­
совой информации, оказывая сильное влияние на общественно-политическую
жизнь. Публикации в центральных и местньтх изданиях активизировали приме­
нение административных мер против верующих и психологическое давление на
них. Поскольку многие статьи были нацелены на дискредитацию духовенства,
это спровоцировало волну антицерковиых хулиганских действий молодежи.
Но антирелигиозная пропаганда служила лшпь одним из проявлений ан­
тицерковной кампании, сущность которой заключалась в осуществлении цело­
го комплекса политико-административных мер по ограничению церковной
жизни и воздействию на верующих. Данный комплекс мер, прежде всего, пред­
полагал сокращение численности церквей и монастырей и ограничение регист­
рации религиозных обществ. Ретивое отношение местных властей к борьбе с
«религиозными пережитками» выразилось в разрушении культовых зданий, яв­
лявшихся памятниками архитектуры XII-XVIII вв.
С целью прекращения потока ходатайств об открытии церквей был вве­
ден новый порядок рассмотрения жалоб верующих, который способствовал иг­
норированию их просьб. В результате количество культовых зданий уже явно
не соответствовало численности верующих. Происходили несчастные случаи со
смертельным исходом в результате пожаров, давки в переполненных церквах'^.
Расследование происшествий завершалось привлечением к уголовной ответст­
венности невиновных священнослужителей.
" Одинцов МИ Государство и церковь в России. X X век. М., 1994. С. 119.
" РГАС11И Ф. 556. Оп. 15. Д.57. Л.62.
22
Ряд мер ограничивал рост религиозной обрядности: был установлен за­
прет на отправление обрядов в домах верующих, введена обязательная регист­
рации обрядов и их участников, ограничен колокольный звон, пресекалось па­
ломничество к святым местам и участие детей в церковных службах.
Стремясь сократить численность православного духовенства. Совет по
делам РГЩ проводил ограничительную кадровую политику. Производились
снятие священнослужителей с регистрации, кадровые перемещения оппозищаонно настроенного духовенства, удаление священников из приходов, приходя­
щих в упадок, побуждение священнослужителей к отречению от сана, привле­
чение их к юридической ответственности.
Духовное образование тоже оказалось под жестким прессингом. Было со­
кращено число духовных учебных заведений, запрещены краткосрочные пас­
тырские курсы, закрыт заочный сектор. Уполномоченные Совета проводили
масштабную работу с абитуриентами духовных учебных заведений. Для пре­
дотвращения их поступления в эти заведения использовались направления на
военные сборы, отмена отсрочки от призыва в армию, изъятие паспортов, отказ
в прописке, ограничение сроков подачи заявлений, пресечение поступления лиц
с высшим образованием и т.д. В итоге ежегодно около 80 % абитуриентов за­
бирали свои заявления*'.
Ограничения производились в книгоиздательской деятельности РПЦ. Ус­
тановленные таможенные барьеры пресекали ввоз из-за рубежа религиозной
литературы и предметов культа, которые по степени общественного вреда ото­
ждествлялись с порнографической продукцией". Была ужесточена цензура
произведений на религиозную тему^.
Административное и психологическое давление оказывалось на верую­
щих, которых преследовали по месту работы и;ш учебы за участие в религиоз­
ных обрядах, выдворяли из состава исполнительных органов религиозных объ­
единений как «религиозных фанатиков».
В работу с духовенством и верующими активно включился КГБ. Он за­
нимался сбором данных о «подрывных актах церковников» и оказывал «соот­
ветствующие меры воздействия» на научную и творческую интеллигенцию,
принимающую участие в церковной жизни.
Итогом ограничительной политики государства стала навязанная властью
церковная реформа 1961 г., которая изменила основы приходского управления,
противопоставила исполорганы и духовенство.
Осуществление масштабного комплекса антицерковных ограничительных
мероприятий, быстрое сокращение численности религиозных объединений и
обещание Н.С. Хрущева как музейную редкость показать по телевидению «по­
следнего советского попа» свидетельствовали о реальной угрозе существова­
нию Р Щ .
Однако, религиозное сознание оказалось устойчивым, его воспроизводст­
во в обществе, хотя и в сокращенном виде, продолжалось. Антирелигиозная
" Подсчитано по; Г А РФ. Ф. 6991. Оп.2. Д.258. Л180. Д.285. Л. 46-74.
" РГАНИ Ф.5,оп.55, д. 10, л.48
" РГАНИ Ф.5. Оп.55. Д.72. Л. 94
*' Никита Сергеевич Хрушев. Материалы к биографии. М., 1989. С. 349.
23
кампания отнюдь не содействовала консо:шдации советского общества в ходе
«строительства коммунизма». Напротив, со стороны определенных слоев обще­
ства возникло неодобрение вероисповедной политики. Усиливался протест ду­
ховенства и верующих, выраженный в потоке жалоб и более поздних выступ­
лениях религиозной оппозиции. Возмущение верующих нашло сочувствие сре­
ди творческой интеллигенции, осознавшей пагубность уничтожения культовых
ценностей как части культурного наследия.
Последствия «карельского дела»™ дают основание утверждать, что тендетщия к прекращению антицерковных акций возникла еще до, а не после его
смешения в октябре 1964 г., как считают некоторые историки".
Немаловажное значение для переосмысления вероисповедной политики
руководством страны имела информация, поступающая из Совета по делам
РПЦ, которьтй разрабатывал систему антицерковных ограничительных меро­
приятий. Но реализация его инструкций нередко сопровождалось настоящим
произволом местных органов власти. Поэтому руководители Совета и КГБ, на­
блюдавшие процесс в масштабе страны, обращаясь в ЦК КПСС, неоднократно
выступали с критикой «грубого администрирования» на местах.
Политика государства по отношению к Церкви в конце 1950-х - начале
1960-х гг. характеризовалась наступлением на нее с целью ликвидации ее как
социального института. В этом отношении она была схожа с политикой 1930-х
гг. Но в условиях «оттепели» невозможно было повторить массовые репрессии.
Возврат к антиклерикализму 1930-х гг. был невозможен не только в силу пере­
мен в общественном сознании, но и внутренней политики.
Обстановка холодной войны побуждала политическое руководство ис­
пользовать миротворческий потенциал РПЦ во внешней политике. Этим об­
стоятельством объясняется то, что РПЦ ходатайствовала в 1961 г. о принятии
ее во Всемиршлй Совет Церквей (ВСЦ) и стала членом тгой организации. Раз­
вертывание активной международной деятельности РПЦ, весьма полезной со­
ветскому государству, стало одной из важных причин ее выживания и прекра­
щения массовой антицерковной кампании в СССР.
Таким образом, в эпоху «оттепели», сопровождавшейся либерализацией
тоталитарного режима, возникли предпосылки для нового этапа эволюции ве­
рой споведаюй политики.
Во втором разделе «В борьбе за выживание: деятельность Русской
Православной Церкви в годы «оттепели» исследуются причины, проявления
подъема церковной жизни накануне нового наступления на религию и измене­
ния в состоянии, деятельности Церкви в условиях развернутой кампании по ее
уничтожению.
Перемены в жизни страны с 1953 г. заметно затронули Русскую Право­
славную Церковь. Особенности социальной и политической ситуации - усиле­
ние религиозное™ населения после Великой Отечественной войны и ослабле­
ние тоталитарного режима создали условия для активизации деятельности РПЦ
™ Условный термин, использованный автором для обозначения совокупности фактов, связанных с
paspymeiraCM памятников культовой архитектуры в Карелии и усилиями творческой интеллигенции
по обеспечению их сохранности
'' Шкаровский М В Русская Православ1Ия Церковь при Сталине и Хрущеве. М, 1999. С 395.
24
и подъема церковной жизни. Укрепление позиций Церкви подтверждает почти
четырехкратный рост ее доходов в 1949-1957 гг. Активизировалась деятель­
ность православных монастырей, увеличилось число молящихся, монашест­
вующих, паломников, свяшеннослужителей. Важным моментом в церковной
жизни стало появление молодого поколения духовенства, отличавшегося по­
вышенной активностью. Успешно развивалось духовное образование. В сере­
дине 1950-х гг. был значительно увеличен прием в духовных семинариях. Ос­
новные усилия РПЦ были направлены на восстановление сети культовых зда­
ний, решение кадровой проблемы и работу с прихожанами.
Все это свидетельствовало о том, что процесс «отмирания религии как
пережитка прошлого» и провозглашенный властями ее «кризис» были идеоло­
гической целью вероисповедной политики, но не исторической реальностью.
Однако с 1958 г. вновь началось закрытие церквей. Оно осуществлялось
под разными предлогами: церковь была открыта в войну на оккупированной
территории по разрешению немецких властей, находится рядом со школой,
мешает движению транспорта и т.д. Всего по стране за время хрущевской «от­
тепели» была закрыта почти половина приходов, соответственно уменьшилось
число служащих священников и диаконов, в три раза сократилось количество
монастырей, вдвое - число монашествующих.
Тяжелый удар был нанесен по материальной базе Патриархии. Повьппение налога на доход свечных мастерских коснулось каждого прихода. Все свя­
щеннослужители и церковнослужители, а не только приходское духовенство,
как прежде, облагались подоходным налогом. Ограничивалось использование
колокольпого звона.
Антирелигиозная борьба вызвала сильнейшую негативную реакцию ду­
ховенства и мирян. 16 февраля 1959 г. состоялось публичное выступление Пат­
риарха Алексия на конференции советской общественности за разоружение.
Перечислив заслуги Православной Церкви за тысячелетнюю историю русского
народа. Патриарх заявил о «нападках и порицаниях» на современную Церковь.
Руководство Патриархии пыталось остановить нарастание новой антирелигиоз­
ной волны'^.
Совет по делам РПТ^ докладывал в ЦК КПСС о всеобщей негативной ре­
акции священников и архиереев на мероприятия ЦК КПСС по усилению атеи­
стического воспитания населения. Позиция духовенства способствовала вре­
менному отходу от некоторых крайних форм антирелигиозного наступления .
Но административный нажим государства оказался сильнее противодей­
ствия РПЦ. Навязанное государственной властью постановление Священного
Синода от 19 апреля 1961 г. лишило священника руководства административ­
ной и финансово-экономической сторонами жизни прихода и поставило его в
полную зависимость от приходского «исполнительного органа», состоявшего
исключительно из мирян и находившегося под влиянием местных органов вла­
сти.
'^ Журнал Московской Патриархии. 1960. X» 3. С 33-35
" РГАНИ Ф 5. Оп 55. Д.72. Л,35-60
25
Поворот государства в церковной политике привел к подрыву духовного
образования. Пять семинарий из восьми были закрыты. К осени 1964 г. количе­
ство учащихся духовных школ по сравнению с 1958 г. сократилось более чем
вдвое. Уцелевшие духовные школы оказались под жестким контролем государ­
ства: запрещалось издавать учебные пособия, преподавать общеобразователь­
ные дисциплины, необходимые для усвоения богословия. Были закрыты заоч­
ный сектор и краткосрочные пастырские курсы. Таким образом, было наруше­
но «воспроизводство» кадров духовенства. В результате массовых антицерков­
ных мероприятий РПЦ в 1959- 1964 гг. потеряла около двух третей своего ор­
ганизационного состава".
Несмотря на осложнившиеся взаимоотношения с советским государством
- массовое закрытие храмов и реформу приходского управления, в начале 1960X гг. РПЦ получила возможность активной международной деятельности. Цер­
ковь рассматривала миротворчество как одно из направлений своей патриоти­
ческой деятельности.
В третьем разделе «Государственно-церковные отношения в 19641985 гг.: политика сдерживания» анализируются эволюхщонные изменишя
вероисповедной политики указанного периода, а также деятельность системы
государственных органов, причастных к ее реализации (в первую очередь, Со­
вета по делам религий и К Г Б - организаций при Совете Министров СССР),
После 1964 г. наметилась устойчивая тенденция замедления пре1фащения
деятельности отдельных православных приходов. Если за период 1950-64 гг.
ежегодно в среднем закрывалось 420 церквей, то в последующее двадцатилетие
(1965-1985 гг.) около 40Ч
Во многом это было связано с изменением идеологической доктрины.
Брежневское руководство исходило из задач построения уже не коммунистиче­
ского, а развитого социалистического общества, в котором декларировалось
появление новых возможностей для всестороннего развития личности и совер­
шенствования социалистического образа жизни. Но при этом религиозршге
предрассудки должны были постепенно преодолеваться в результате система­
тической работы партии и государства.
В разделе анализкруются основные направления и результаты деятельности
системы органов, которая осуществляла вероисповед1^о политш^ и включала вер­
тикаль пфгийио-государственньк фганов - от ЦК КПСС и Совета Министров СССР
до районных, городских, сельских комитетов партии и Советов депутатов трудящихся
(с 1977 г. - народных депутатов). Структурными звеньями являлись Совет по делам
религий при Совете Минииров СССР (с 1943/44 до 1965 г. - Совет по делам РПЦ и
Совет по делам религиозных лульгав), КГБ, Органы внутренних дел и прокуратуры,
органы здравоозфанения (сагаггарная инспекция), министерство финансов, министер­
ство культуры и тд.
Каяодое звено системы осуществляло специфические контролирующие функ­
ции. «Идейным вдохновителем» и рукоюдителем вероисповедной политики являлся
" Русская Православная Церковь в советское время. М., 1995. Т.2. С.26
'^ Наука и религия. 1989. № 1.С.З.
26
Ц К К П С С , чьи указания подлежали обязательному вьтолнению. Совет Министров
СССР принимал ответственные решения только после согласования с политбюро ЦК
КПСС.
Контроль со стороны государственных и партийных органов за деятельностью
Р П Ц бкт гласным и негласным. Негласный контроль осуществляли, работая по гфинципу «совершенно секретно», Совет по делам религий и Комитет госбезопасности.
Обе организащш числились при Совеге Министров СССР, но фактически подчиня­
лись Ц К К П С С .
С деятельностью именно этих органов в исторических исследованиях связано
множество необоснованных предположений и гипотетических выводов, не подтвер­
жденных документальными источниками. На основе изучения обширного спектра до­
кументов, которых еще не касалась рука исследователей, в диссертации опреде.лена
подлинная роль Совета по делам религий и К Г Б в государственно-церковных отноше­
ниях.
Роль «штаба», который обобщал информацию о религиозной ситуации в
стране, разрабатывал инструкции и осуществлял контакты с представителями
Р П Ц , играл Совет по делам религий, который имел разветвленную структуру уполномоченных в союзных и автономных республиках, краях и областях.
Совет по делам религий обладал широкими правами и был полномочен:
принимать решения о регистрации и снятии с регистрации религиозных объе­
динений, открытии и закрытии молитвенных зданий и домов; проверять дея­
тельность религиозных организатщй в части соблюдения ими советского зако­
нодательства о культах и давать обязательные предписания об устранении его
нарушений; ставить вопрос о привлечении лиц, виновньк в нарушении законо­
дательства о культах, к дисциплинарной, административной или уголовной от­
ветственности; давать другим организациям разъяснения по вопросам приме­
нения законодательства о культах. Совет разрабатывал и после согласования с
Ц К К П С С осущесгвлял комплекс ограничительных мероприятий, контроли­
рующих деятельность конфессий, монастырей, служителей культа, религиоз­
ных объединений верующих.
Важной задачей в деятельности Совета по делам религий бьшо проведение в
жизнь идеологических установок Ц К КПСС, касающихся Р П Ц В своей работе Совет
руководствовался инструкциями и постановлениями Ц К КПСС, а также исполнял
прямые указания Отдела агитации и пропаганды Ц К (позже Цдеологического отдела).
Вместе с тем, позиция рукоюдства Совета оказывала влияние на процесс принятия
решений партийной элитой, т.к. Совет бьш центром информационноаналитической работы по изучению вероисповеданий и уровня религиозности
общества. Многие выводы, содержащиеся в документах данной инстанции,
имели прогностический характер, определяя перспективы дальнейшего разви­
тия религиозной ситуации в стране.
Совет по делам религий сыграл неоднозначную роль в реализации веро­
исповедной политики. В системе государственного аппарата Совет осуществ­
лял не только контрольно-надзорные, информационно-консультативные, но в
определенной степени и правозащитные функции. Исторически недостоверно
рассматривать данный орган лишь как учреждение, которое преследовало и по27
давляло религиозную жизнь. Совет содействовал защите прав верующих в рам­
ках существовавшего законодательства о религиозных культах.
Предоставляя в Ц К К П С С ежегодные информационные отчеты о состоянии
православия. Совет обращал внимание п^пийно-госуд^хпвенного руководства на
развитее основной политической тенденции - укрепление лояльности Церкви и духо­
венства по отношению к госудфственной власти. В документах Совета постоянно на­
ходил отражение вывод о том, что воспроизводство религиозности в новых поколени­
ях продолжается, а современный верующий - это гражданин страны, любящий свое
Отечество, имеющий право на удовлетворение своих религиозных потребностей.
Сведения о религиозной ситуации в стране, предоставляемые Советом в выс­
шие инстанции, побуждали центральные партййно-госудфсгвенные органы к переос­
мыслению отношений с Церковью и верующими и принятию коррекгарующих реше­
ний, которые, к сожалению, запаздывали и отставали от развития религиозной ситуа­
ции.
Для Комитета государственной безопасности участие в регулировании
государственно-церковных отношений не являлось приоритетной задачей в его
деятельности. Главной целью К Г Б декларировалась «защита социалистического
государства от посягательств со стороны внешних и внутренних врагов» и про­
тиводействие так называемой «идеологической диверсии». В этом контексте
осуществлялся контроль за религиозной ситуацией в стране и в определенной
мере за рубежом. Тем не менее, роль К Г Б в осуществлении вероисповедной по­
литики была чрезвычайно важной. Хотя большинство материалов о его дея­
тельности остаются недоступными для исследователей, можно констатировать,
что KI'B осуществлял жесткий негласш,1й контроль над религиозной жизнью,
проводил масштабную работу с духовенством и верующими, осуществлял оператив­
ный контроль за их политическими настроениями, собирал данные о «подрывных
актах церковников» и оказывал «соответствующие меры воздействия» на научную и
творческую интеллигенцию, принимающую участие в церковной жизни. Основное
внимание уделялось выявлению деятельности оппозиционно настроенного ду­
ховенства, представителей «нетрадиционных сект», склонных к сепаратистским
тенденциям. Главным средством контроля была широкая агентурная сеть в ре­
лигиозных объединениях.
KoJ^^итет госбезопасности анализировал информацию о положении конфес­
сий в странах социалистического лагеря, осуществлял комплекс мер по проти­
водействию политике Ватикана в отношении социалистических стран - т.н.
«плана церковной политики расшатывания Советского Союза», контролировал
международную деятельностью конфессий СССР в условиях холодный войны.
Ограничительные меры со стороны органов госбезопасности затрагивали
как верующих и духовенство, т.е. непосредственных носителей религиозных
взглядов, так и представителей гворческой интеллигенции - писателей и ху­
дожников, выражающих в своих произведениях уважительное отношение к ре­
лигии как важной части культурного наследия. Цензура произведений на рели­
гиозные темы ограничивала не только свободу совести, но и свободу слова.
Подобные мероприятия ущемляли права граждан, формировали негативное от­
ношение к К Г Б и властям в целом.
28
Вместе с тем, органы госбезопасности, сыграли позитивную роль в обес­
печении сохранности культовых ценностей в стране и пресечении их несанк­
ционированного вывоза за рубеж.
Каждый элемент системы органов, осуществлявших государственноконфессиональную политику, вьгаолнял свои функции. Но основным содержа­
нием
их
деятельности
являлась
реализация
комплекса
политикоадминистративньгк мер по ограничению церковной жизни. Данный комплекс
мер позволял государству влиять на численность церквей, монастырей, религи­
озных обществ, духовенства; замедлять рост религиозной обрядности; ограни­
чивать финансовую и книгоиздательскую деятельность Церкви; контролиро­
вать ее сотрудничество с международными религиозными организациями;
вмешиваться в организацию духовного образования; формировать состав ис­
полнительных органов религиозных объединений и т.д.
Перечисленные мероприятия активно осуществлялись уже в годы «отте­
пели», в последующие годы их спектр расширялся: бьш усилен контроль за
проповеднической деятельностью, настроениями духовенства, содержанием
учебного процесса духовных учебных заведений и даже развитием богослов­
ской мысли. Целью масштабной «политико-воспитательной работы» с духовен­
ством, которая была начата еще на рубеже 1940-1950-х гг., являлось формиро­
вание у него лояльного отношения к власти.
На протяжении всего изучаемого периода регистрация религиозньтх объ­
единений служила основным административным рычагом регулирования чис­
ленности религиозных объединений. Mecnaie органы власти годами не рассмат­
ривали заявления верующих о регастрации религаозных объединений или отклоняли
их ходатайства, всячески препятствовали регастрации, поскольку она считалась «про­
махом в воспитателыюй работе». Они не давали разрешения на отарьпие церквей,
ссылаясь на множество причин («полишческую нецелесообразность», наличие «бли­
жайших» молитвенных домов, несоответствие молитвенных зданий требованиям про­
тивопожарной безопасности и т.д.). Важнейшей причиной отказов в регистрации бьшо
опасение властей возникновения т.н. <щепной реакции», т.е. увеличения числа хода­
тайств верующих, регастрируемых объединений и оживления деятельности самих ре­
лигаозных обществ.
Следствием запретительной системы регистрации религаозных организа­
ция явилось возникновения в стране «религиозного подполья» - большого чис­
ла объединений верующих, которые существовали нелегально, без регистра­
ции. Чтобы поставить деятельность подобных объединений под контроль, го­
сударство в 1972 г., после двадцатилетнего перерыва возобновило регистрацию
православных обществ и открьггие храмов. Одновремегшо продолжалось за­
крытие молитвенных зданий. Организованная в 1974 -1985 гг. акция по «упоря­
дочению религиозной сети в соответствие с законодательством о культах» так­
же являлась ограничителып>1м мероприятием. Задача заключалась в том, чтобы
поставить в рамки закона функционирование всех религиозных организаций и
добиться прекращения деятельности тех из 1шх, которые не признают законо­
дательства о культах, т.е. ликвидировать <фелигиозное подполье». Но акция
разворачивалась, как правило, в направлении административного сокращетшя
29
посредством перманентных отказов или снятия с регистрации православных
обществ.
Результаты «упорядочения религиозной сети» оказались противополож­
ны замыслам ее организаторов. С одной стороны, укрупнение религиозных об­
ществ усилило их в материальном отношении. С другой стороны, возможности
верующих отправлять религиозные потребности были сокращены. Нередко ве­
рующие вынужденно обращались в церкви, находящиеся на расстоянии 60—65 и бо­
лее километров. В некоторых областях вообще отсутствовали сельские приходы. По­
этому тезис зарубежных исследователей о возрождении религии в С С С Р в 1970X гг. представляется сомнительным (во всяком случае, применительно к Р П Ц ) ,
т.к. наличие большого числа посетителей храмов объясняется сокращением се­
ти культовых зданий, а не резким увеличением числа неофитов.
Следствием необдуманных отказов и снятия с регистрации религиозных
обществ стали факты «перекрещивания» православных верующих в тех случа­
ях, когда отсутствовали условия для удовлетворения их религиозных запросов.
В некоторых регионах страны в неправославных общинах более 30 % вновь об­
ращенных составляли вчерашние православные верующие. Количество непра­
вославных религиозных объединений стало преобладать над общим числом
православных приходов. Кроме того, «религиозное подполье» не исчезло, а
даже расширилось. Увеличилось число незарегистрированных обществ, кото­
рые не прекращали свою деятельность, поскольку были сняты с регистрации
без фактического распада под административнъп^ нажимом местных органов
власти.
Осуществление вероисповедной политики на местах сохфовождалось
многочисленными нарушениями законодательства Они приобрели такие фор­
мы и масштабы, которые возмущали даже разработчиков этих мероприятий руководителей Совета по делам религий. Некоторые местные органы власти, что­
бы ускорить распад религиозных объединений предпринимшш попытки незаконного
(самовольного) закрытия церквей, препятствовали религиозным обществам арендо­
вать помещение под молитвенные цели, под угрозой лишения пенсий принуждали
верующих выйти из религиозного объединения, запрещали богослужения, отбирали
ключи от церквей, опечатывали церковные здания, не регистрировали жалобы ве­
рующих и т.д. Отдельные должностные лица стремились сократить религиозную об­
рядность путем запретов для священнослужителей на проведише обрядов, разрешен­
ных законодательством (соборование и причащение умирающих тяжелобольньк в
домах верующих по их просьбе, обслуживание различными требами лиц из других
районов и областей, совершение религиозных обрядов в будние дни и крестных ходов
вокруг церкви, колокольный звон). Очень часто неправомерные запреты дикговапись
под страхом закрытия цфквей.
Положение верующих отягощалосьадминистративными психологическим дав­
лением. Повсеместно утвердилась практика надожения дисциплинарных взысканий
на коммунистов и комсомольцев, вплоть до исключения из рядов К П С С и В Ж С М .
Имели место факты н^)ущений конституционных прав верующих - увольнения с ра­
боты, jfflffleHHH премий, невьшлаты пенсий, исключения из учебных заведений из-за
релшиозных убеждений.
30
РПЦ, в свою очередь, также допускала нарушения законодательства о культах.
Некоторые свяш;еннослужите1м вмешивались в финансово-хозяйственную деятель­
ность религаозных общ;ес1в, стремились подчшппъ исполнительные органы или yci>
ранить из их состава неугодных лиц, привлекали несовершеннолетних к участию в ре­
лигиозных обрядах (особенно в роли восприемников при крещении детей). Из-за стесненносга административно-финансовыми б^ьерами порой они начинали несанкцио­
нированное строительство и ремонт культовых зданий, поддерживали церковную бла­
готворительность (вьтлата ежемесячных пособий церковному активу, ссуды
свяп^нникам).
Государство предпринимало попытки устранить нарушения законодательства,
пресечь противозаконные действия, как религиозных деятелей, так и должностные
лиц. Но ни один чиновник не был привлечен за соответствующее деяние к ответст­
венности выше дисщшлинфной. Вместе с тем, было осуждено немало религиозных
активистов. Надо заметить, что православные священники очень редко привлекались к
уголовной ответственности, как правило, это касалось так называемых сектантов, чья
религиозная деятельность явно противоречила советскому законодательству. К слу­
жителям православного культа иногда применялись меры административного воздей­
ствия в виде штрафных санкций, во многих случаях с н^зушителями законов растор­
гали договора сами исполнительные органы религиозных объединений.
Государственный контроль за выполнением законодательства о религиозных
культах со стороны верующих и Церкви порой устранял некоторые негативные явле­
ния в жизни религиозньк объединений (вмешательство священников в деятельность
исполнительных органов религиозных объединений, необоснованные жалобы по­
следних на священников, хищения денег), но, прежде всего, являлся механизмом ог­
раничения церковной жизни, поскольку был направлен на соблюдение законодатель­
ства, сужающего сферу распространения религии (запрет благотворительности, огра­
ничение религиозной обрядности и т.д.).
Правовой основой антицерковного ограничительного механизма являлось
советское законодательство о религиозных культах, которое, с официальной
точки зрения, обеспечивало необходимые условия для удовлетворения потреб­
ностей верующих и исключало дискриминацию по религиозному признаку.
Изменения в законодательных актах окончательно определили к середине
1970-х гг. правовой статус религиозтлх объединений в советском государстве
как «ограниченного юридического лица», что было шагом к признанию само­
стоятельных интересов Церкви. Конституция СССР 1977 г., подтверждая принцип
отделения Церкви от государства и школы от Церкви, ввела важное дополнение о за­
прещении «возбуждения вражды и ненависти в связи с религиозными верованиями».
На государственном уровне произошло осознание необходимости законодательного
урегулирования проблемы сохранности культурного наследия, в частности, шедевров
культовой архитеюуры и иконописи.
Но законодательство о религиозных культах запрещало религаозяым объеди­
нениям участвовать в политической, экономической и культурной жизни общества.
Благотворительная деятельность Церкви, работа среди детей запрещались под предло­
гом, что в советском социалистическом обществе всю заботу о сохщальном обеспече­
нии граждан, организации отдыха трудящихся, культурно-воспитательной работе сре­
ди населения осуществляют государство, профсоюзы и друхие общественные органи31
за1щи. Скрытый мотив запрета заключался в стремлении пресечь использование бла­
готворительности для усиления влияния религии на население. Остались под запретом
организация каких-либо 5фистианских кружков, катехизаторская деятельность, пуб­
личные богослужения в государственных учреждениях, религиозные передачи и пуб­
ликации в средствах массовой информации. Законодательно пресекалось распростра­
нение религиозной обрядности за пределы «церковной ограды». Религиозная пропа­
ганда во всех госуд^хгтвенных, общественных, кооперативных учреждениях и пред­
приятиях, других общественных местах признавалась неправомерной, протаворечащей принципу отделения Церкви от государства. Приходская жизнь ограничивалась
только «культовым действом».
Отношения между госуд^ством, РПЦ и верующими осложнялись режимом
секрегаосш. Основные законодательные акты и инструищи к ним, многие докумен­
ты, регулирующие положение Церкви, имели гриф «Не для печати». Создалось аб­
сурдное положение, при котором религиозные объединения, духовенство, верующие
не знали содержания постановлений, которые были обязаны вьшолнять, что дезин­
формировало общественное мнение и, вероятно, искусственно отвлекало внимание
общества от проблем, связанных с религиозной ситуацией.
Властью декл^ативно отвергалось прямое или косвенное ограничение прав
верующих, а также установление прямых или косвенных преимуществ граждан в за­
висимости от религиозной принадлежности. Запрещалось издавать месгаые постанов­
ления, которые бы стесняли шш ограничивали свободу совести или устанавливали
любые преимущества или привилегии на основании вероисповедной принадлежности
граадан.
Однако эти предусмотренные законодательством специальные правовые нормы
не огражда)ш верующих от посягательств на их права и законные интересы. Происхо­
дили многочисленные нарушения прав отдельных граяодан в связи с их религиозными
убеждениями, о чем свидетельствовал возрастающий поток жалоб верующих.
В 1964-1985 гг. власть вынуждена была корректировать ограничительные
антицерковные меры, делая их менее масштабными и жесткими. Прекратились
массовое закрытие церквей и регистрация участников религиозных обрядов, а
также частые снятия с регистрации священнослужителей. Важнкцл моментом
стало уси.ление государственного контроля за выполнением законодательства о pejmгиозных культах. Хотя данный контроль не стал эффективным, не предотвратил на­
рушений законодательства и не гарантировал реальной свободы совести в СССР, но
подтвердил возникновение новой правозшцитной тенденции вероисповедной полити­
ки, которую не заметили зарубежные исследователи.
Важным шагом в корректировке вероисповедной политики стал отказ от огра­
ничения роста годового содержания служителей культа и изменение порядка взима­
ния подоходного налога и квгртплаты с духовенства Определенные устушси были
сделаны не только для духовенства, но и для верующих. Наметилась тенденция к из­
менению порядка рассмотрения жалоб верующих, который был введен в конце 1950-х
гг. с целью полного прекращетгая потока ходатайств об открытии церквей и оз­
начал фактическое игнорирование их просьб. Неудивительно, что поток жалоб
ежегодно возрастал, поскольку оставленные без внимания письма направлялись
в соответствующие инстанции до 40 и более раз. От имени православных верую­
щих составлялось до 70 % писем от общего количества жалоб верующих всех кон32
фессий. Уже в середине 1960-х гг. Совет по делам религий поставил задачу пре­
одолеть формальный подход к рассмотрению писем и заявлений верующих.
Проявлением позитивных тенденций вероисповедной политики данного
периода стало осуп;ествление мероприятий по учету и сохранности культовых
ценностей. Данная акция осуществлялась параллельно с масштабными меро­
приятиями «по освоению в хозяйственных и социокультурных целях», а также
сносу пустующих культовых зданий, ставшими логическим продолжением мас­
сового закрытия церквей в начале 1960-х гг. Но упомянутое «карельское дело»
явилось для партийно-государственного руководства сигналом, свидетельст­
вующем об осознании обществом в лице его культурной элиты всей пагубности
уничтожения культурного наследия. Возмущение советской интеллигенции
разделила русская эмиграция за рубежом™.
Осмысление отдельными советскими учеными ошибок государственной
политики в отношении культовых ценностей привело к появлению нового на­
правления в отечественной и мировой науке - экологии культуры. Автор тер­
мина - академик Д.С. Лихачев - подразумевал под ним актуальную проблему
сохранения и восстановления культурной среды". Попытки властей остановить
возникновение подобных суждений с помощью цензуры не дали желаемого ре­
зультата'*.
К организации государственного учета и сохранности церковных ценно­
стей власть побуждала не только позиция интеллигенции, но и протест верую­
щих. Пренебрежительное отношение партийно-государственных органов к
судьбе церквей, утративших свое первоначальное назначение и превращенных
в склады, гаражи, конюшни, магазины, негативно воздействовало на чувства и
настроения верующих. Они самовольно занимали пустующие церкви, ремонти­
ровали их, обращались с заявлениями о передаче пустующих помещений Церк­
ви для восстановления и возобновления культовой деятельности.
Осуществление мероприятий по учету и сохранности культового имуще­
ства стало направлением не только культурной, но и вероисповедной политики
советского государства. Хотя данная акция имела скрытый политический
смысл и изначально была нацелена на снижение активности верующих внутри
страны и оппонентов за рубежом, но нельзя отрицать ее позитивного результа­
та - спасение тысяч культовых памятников.
В 1964-1985 гг. политика коммунистической партии и совегского прави­
тельства была нацелена уже не на форсированное вытеснение религии из обще­
ственной жизни социалистического государства, а на сдерживание распростра­
нения релишозных воззрений и влияния РПЦ. Государство более не собиралось
уничтожать РПЦ, но прилагало огромные усилия, чтобы контролировать ее
деятельность. При этом государство стремилось не только сохранить стабиль­
ную внутриполитическую ситуацию, но и использовать РПЦ в интересах внеш­
ней политики.
" Разрушенные и оскверненные храмы. Frankfurt/Main, 1980.
Лихачев Д.С Письмо сорок первое. Память культуры//Письма о добро.ч. Пенза, 1996. С. 168-171
™ РГАНИ Ф.89. Оп. 88. Д. 1085. Л.8
33
f
«»OC ЫАЦИОНАЛЬЧАВ
ВИБЛМОТЕКА
i
С.Пштщ9^
\
* * » • ант
*
в четвертом разделе «Стабилизация полозкения Русской Православ­
ной Церкви (1964-1985 гг.)» анализируется состояние и деятельность Церкви в
указанный период, роль Поместного собора 1971 г., рассматривается положе­
ние духовенства в советском обществе.
Государственная политика сдерживания распространения религиозности
в обществе, характерная для данного периода, была направлена на траничение
сферы деятельности РПЦ. Это отразилось на положении православного духо­
венства. Служители православного культа на протяжении всей советской эпо­
хи, с точки зрения власти, являлись представителями «обреченного» социаль­
ного института - Церкви - идеологического противника социалистического го­
сударства, исчезновение которого бьшо гарантировано в ходе строительства
новой коммунистической формащга.
Правовой статус советского священника, существенно ограниченный в
первые годы советской власти, позже нормализовался и не отличался от право­
вого положения любого гражданина страны. Государство охраничивало сферу
его профессиональной, т.е. религиозной деятельности, «регулировало» его чис­
ленность и состав, контролировало материальное положение. Административ­
ным методом регулирования деятельности духовенства была обязательная регистращш священников. Деятельность лиц, не зарегистрированных в качестве
служителей культа, считалась незаконной.
Численность духовенства сокращалась параллельно с количеством право­
славных приходов. В 1965-1975 гг. количество зарегистрированных православ­
ных церквей превьппало число священнослужителей. Сокращение численности
духовенства в эти годы стало результатом уже не массовых репрессий, как в
предвоенный период, а административного закрытия приходов. В РПЦ про­
должался «кадровый голод». Острый недостаток служителей культа приводил к
увеличению количества затухающих и недействующих храмов, особенно в
сельской местности, где сохранялась высокая религиозность населения.
Но, начиная с середины 1970-х гг., наметился устойчивый рост числа
священнослужителей, количество которых превысило число действующих
церквей. Это бьшо обусловлено рядом причин (укрупнением приходов в юро­
дах и рабочих поселках, сосредоточением в них значитслыцлх масс верующих в
результате миграции сельского населения, а также целенаправленной кадро­
вой политикой РПЦ - привлечением к пастырской деятельности верующей
молодежи). Значительные изменения произошли в возрастном составе клира. В
РГП| на фоне других конфессий «омоложение» духовенства шло наиболее бы­
стрыми темпами.
Повышался образовательный ценз духовенства, как светский, так и ду­
ховный. Наиболее высокие показатели образованности были именно у право­
славного духовенства, более половины которого к началу 1980-х гг. имело
среднее и высшее богословское образование. Интересно сравнить образова­
тельный уровень священнослужителей и представителей светских профессий,
например, клубных и библиотечных работников. Священнослужители уступали
культпросветработникам по числу имеющих высшее светское образование (та­
ковых среди них оказалось в 3 раза меньше, чем среди работников культуры).
, . • » . . '
34
Однако среди священнослужителей в полтора раза было больше получивших
специальное образование и в два раза больше имеющих среднее образование'".
Несмотря на широкую атеистическую пропаганду, определенная часть
советской молодежи, выбирала иной путь духовного развития, стремясь посту­
пить в семинарии и посвятить себя пастьфскому служению. Желающих стать
семинаристами с каждым годом становилось все больше. Конкурс составлял 23 человека на место. Среди абитуриентов Московской и Ленинградской духов­
ных семинарий в 1976-1980 гг. 8 % имели высшее или незаконченное высшее,
85 % - средне - техническое или среднее и лишь 8 % - незаконченное среднее
образование. Нередкими были случаи поступления в семинарии и академии лип
с высшим светским образованием - учителей, инженеров, художников, врачей,
экономистов, музыкантов, аспирантов и т.д. Среди абитуриентов высоким оста­
вался процент комсомольцев, встречались и коммунисты''.
По социальному происхождению абитуриенты семинарий чаще всего бы­
ли выходцами из рабочих (каждый второй) или крестьян (каждый пятый), реже
из служащих (каждый десятый), из семей церковнослужителей (каждый пятыйдесятый)'". Дети, воспитанные в семьях священнослужителей, редко решались
посвятить свою жизнь пастырскому служению, больпшнство их поступало в
светские учебные заведения. Это рассматривалось властными структурами как
проявление идеологического кризиса религиозного мировоззрения. Но нельзя
забывать психологический момент - дети из семей служителей культа наблю­
дали непростую жизнь своих близких, которые в глазах многих современников
были социальными «изгоями».
Власти делили духовенство в соответствие с его настроениями и содер­
жанием проповедей на две категории - лояльное и нелояльное. К первой группе
относили тех, чьи высказывания и проповеди свидетельствовали об их «лояль­
ном отношении к советскому государству, поддержке усилий коммунистиче­
ской партии и советского правительства по укреплению мира на земле и строи­
тельству коммунистического общества в СССР». Таковых было подавляющее
большинство.
Советское духовенство, оставаясь, в большинстве своем, лояльным совет­
скому государству, активно исполняло свои пастырские обязанности. Секрет­
ные статистические сведения Совета по делам религий подтверждали, что ре­
лигиозная обрядность отличалась стабильностью и тенденщей к росту. Со­
гласно среднестатистическим показателям, каждый третий родившийся ребенок
был окрещен в Православной Церкви, а каждый второй умерший отпет. Проис­
ходил рост крещений детей школьного возраста и совершеннолетних. Этот вид
обрядности резко увеличивался среди взрослых. Сельские священники осуще­
ствляли еще более активную обрядовую деятельность".
" Подсчитано по- Показатели деятельности культурно-просветиггельных учреждений за 1988-1989
ГОДЫ.М., 1990. С. 71-73; 119-120.
" Г А Р Ф Ф.Р-6991. Оп.б.Д.2956. Л. 85, 105-106; Г А РФ Ф.Р-6991. Оп.6Д.1721. Л. 4; РГАНИ Ф 5 .
Оп55.Д.10.Л.219-221.
'" Подсчитано: ГА Р Ф Ф.Р-6991. Оп 6. Д. 2956. Л. 85; ГА Р Ф Ф.Р-6991. Оп.б.Д.1721. Л. 4.
*' Коллекция документов Г А Р Ф
35
Далеко не все священники находились на позициях лояльного отношения
к советскому государству. С начала 1960-х гг. стали распространяться «откры­
тые письма» в адрес центральных органов власти, Патриарха, членов Священ­
ного Синода и архиереев Православной Церкви. Это свидетельствовало о воз­
никновении религиозной оппозиции, выступавшей с критикой государственноцерковной политики и руководства РПЦ.
С точки зрения властных структур, нелояльное духовенство состояло из
«воинствующих церковников» и «религиозных фанатиков», которые стреми­
лись «возродить былое влияние церкви» и осуществляли «клеветническую под­
стрекательскую деятельность» под руководством «буржуазных пропагандист­
ских центров». Зарубежная общественность воспринимала советских религиоз­
ных диссидентов как «мужественных борцов за свободу», поскольку борьба ре­
лигиозных диссидентов за свободу совести проводилась в контексте общей
борьбы за права человека.
Причины появления религиозной оттозиции в СССР были связаны, в пер­
вую очередь, с частыми нарушениями законодательства о культах со стороны
органов власти и должностных лиц, а также с отстранением духовенства от фи­
нансово-хозяйственной деятельности религиозных обществ в ходе церковной
реформы 1961 г., ухудшившей положение священнослужителей. Религиозная
оппозиция требовала возобновления деятельности всех церквей и монастьфей,
восстановления духовного образования, расширения подготовки кадров свя­
щенников, отмены церковной реформы 1961 г., восстановления права священ­
ников управлять денежными средствами приходов, прекращения регистрации
священнослужителей, снятия ограничений религиозной деятельности духовен­
ства. Духовенства отнеслось к выступлениям представителей религиозной оп­
позиции неоднозначно.
Перед Поместным Собором 1971 г. поток писем возобновился.
В обращениях и письмах к верующим, духовенстау и архиереям представители
церковной оппозиция выступили с критикой миротворческой деятельности
Церкви и ее участия в экуменическом движении, требовали более наступатель­
ной позиции по отношению к государству. Властные структуры опасались воз­
никновения на Соборе дискуссий и выдвижения требований отмены решений
Архиерейского Собора 1961 г. о перестройке управления РПЦ, а также альтер­
нативных выборов Патриарха. Подготовка собора осуществлялась по линии не
только церковных, но и государственных структур, которые строго контроли­
ровали его проведение.
Выступления религиозной оппозиции привлекали внимание общества и
властных структур к вопросам соблюдения и развития законодательства в сфе­
ре государственно-церковных отношений, а также к проблеме положения ве­
рующих в СССР. В качестве программы преобразований диссидентами были
выдвинуты положения, которые оказалось возможным осуществить только во
второй половине 1980 - начале 1990-х гг.
Но большую часть духовенства возмущал повышенный налог, взимаемый
с них государством (от 25 до 80 % их заработков), и четырехкратная от обычньпс норм квартирная плата, что за рубежом истолковывалось как дискримина­
ция духовенства в СССР. Поэтому Патриарх Пимен и главы других церквей об36
ращались в Совет по делам религай по вопросу пересмотра порядка взимания с
духовенства повышенного подоходного налога и квартплаты. В 1980 г. Прези­
диум Совета Министров СССР принял предложения Совета об изменении по­
рядка взимания подоходного налога и квартплаты с духовенства. Духовенство
стало облагаться налогом наряду с врачами, художниками и другими предста­
вителями свобод1п.1Х профессий, были устаповлены ставки квартирной платы в
городах и поселках для служителей культа наравне с другими гражданами'^.
Многие священники разньвш способами пытались обойти ограничения
своей деятельности. Типичными нарушениями законодательства служителями
культа считались вмешательство духовенства в финансово-хозяйственную дея­
тельность исполнительных органов религиозных объединений, совершение ре­
лигиозных обрядов без учета и оформления, проведение богослужений в за­
прещенных местах (службы у святых ключей, отпевание покойников в домах
верующих, участие священников в похоронных процессиях, прослушивание
религиоз1П.1х аудиозаписей в домах священников верующими), продажа свя­
щеннослужителями фотокопий икон, совершение крещения на дому у священ­
ников, привлечение к службе в церкви детей (даже если это бьши их сыновья),
крещение детей без согласия обоих родителей.
Священнослужители, допустившие подобные нарушения, могли потерять
регистрацию и право заниматься религиозной деятельностью. Уполномоченные
Совета на местах некоторое время широко применяли такую меру, как снятие
по своему усмотрению с регистрации служителей культа и (отвода) членов исполорганов, что вьпывало много жалоб верующих. В связи с этим в конце 1960X гг. был установлен порядок, согласно которому снятие с регистрации слз^жителей культа допускалось в исклточительных случаях и только с согласия Сове­
та. Уполномоченные использовали свое право ставить вопрос о привлечении к
уголовной или административной ответственности служителей культа.
Итак, православное духовенство в X X веке хотя и считалось «обречен­
ной», с точки зрения власти, сотщальной группой, но привлекало ее постоянное
внимание, так как, вопреки своей малочисленности в социальной структуре со­
ветского общества, играло заметную роль в духовной жизни страны.
В 1964-1985 гг., несмотря на государственную политику сдерживания
распространения религиозных воззрений, позиции РПЦ стабилизировались и
даже упрочились. Причинами этого являлась деятельность самой Церкви, для
которой в эти годы бьша характерна политическая активность как внутри стра­
ны, так и за рубежом. Следствием активной деятельности РПЦ стали некоторые
уступки в ее пользу со сгороны государства с целью использования ее миро­
творческого потенциала во внешней политике.
В пятом разделе «Перестройка в государственно-церковных отноше­
ниях (1985-1991)» анализируются причины пересмотра отношения власти к
религии и прослеживаются попытки налаживания диалога государства и Церк­
ви.
' гА Р Ф Ф. Р-6991. Оп.6. д. 1759. Л.21
37
в годы перестройки М.С. Горбачева, в условиях либерализации полити­
ческого режима, перемены затрагивали все сферы общества, но в религиозной
жизни они наглядно проявились далеко не сразу. В первые годы перестройки
властью не использовались возмож1ГОсти для привлечения к новому политтг^ескому курсу религиозных организаций и верующих. Промедление в решении
вероисповедных проблем можно объяснить ортодоксальными взглядами поли­
тического руководства на религию, а также борьбой в среде партийной элиты
по поводу общего курса реформ.
Первоначальные планы реформирования советского общества преду­
сматривали не достижение диалога государства с Церковью и верующими, а
лишь некоторое сдерживание атеистической пропаганды в канун церковного
юбилея с целью нейтрализации критики положения религии в СССР со сторо­
ны Запада. Данный юбилей первоначально рассматривался лишь как внутрицерковное событие, малозначительное для страны.
Но за рубежом тема 1000-летнего юбилея введения христианства на Руси
привлекала большое внимание общественности. Особую активность проявили
зарубежные эмигрантские церкви, представители которых рассматривали атеи­
стическую работу в СССР накануне юбилея как «идеологический поход совет­
ского государства против Православной Церкви», проявление стремления пра­
вительства помешать церковным торжествам. Они заявляли, что только в усло­
виях западной демократии можно достойным образом отпраздновать Тысяче­
летие крещения Руси. За рубежом началась подготовка публикации по истории
РПЦ, развернулось строительство новых храмов, проводилась кампания по
сбору средств для финансирования празднования юбилея, приглашались паЛ0М1ШКИ для участия в торжествах.
В западной прессе информация о предстоящем юбилее преподносилась
неоднозначно. С одной стороны, признавался авторитет РПЦ, ее исторические
заслуги в деле становления российской хосударственности, развития нацио­
нальной культуры. С другой стороны, против иерархии РПЦ выдвигались об­
винения в забвении интересов верующих и рядового духовенства, в действиях
по указке советского правительства. Зарубежные средства массовой информа­
ции отмечали резкий скачок повышения религиозности населения в СССР <фелигиозный ренессанс», отход людей от материалистического мировоззре­
ния. В статьях констатировались выводы о духовном кризисе коммунистиче­
ской идеологии, о «крахе воспитательной работы КПСС в массах» и неверии
людей в «идеалы партии». Часто упоминались факты дискриминации советских
граждан по принципу веры (запрет религиозного обучения детей, ограничения
в области социальной работы Церкви), регламентации деятельности священно­
служителей, произвола местных властей по отношению к религиозным объеди­
нениям и отдельным верующим. Звучали утверждения, что особым притесне­
ниям в СССР подвергаются представители религиозных меньшинств и нехри­
стианских религий. Неудивительно, что в январе 1986 г. в ЦК КПСС был под­
нят вопрос о мерах по противодействию клеветнической клерикальной зару­
бежной пропаганде в связи с 70-летием Великой Октябрьской социалистиче­
ской революции».
38
Политическое руководство страны настораживала активность Ватикана.
В апреле 1986 г. Совет по делам религий информировал ЦК КПСС о намерении
Папы Иоанна Павла П провести молитвы за мир во всех местных церквах и
осуществить международную встречу представителей всех религий под эгидой
Ватикана. Инициатива Папы расценивалась как попытка снизить нарастающий
накал антивоенных выступлений со стороны деятелей Католической и других
Церквей, подчинить своему влиянию международные и национальные религи­
озные организации, возглавить миротворческую деятельность, направить ее в
«выгодное империалистическим кругам русло».
Религиозная ситуация внутри страны также стала поводом для опасений
власти. Длительное время действовали без регистрации 16 % религиозных объ­
единений, возрастал поток жалоб верующих. Совет по делам религий инфор­
мировал ЦК КПСС, что возникла реальная опасность ослаблетшя роли и влия­
ния государства в управлении процессами, происходящими в деятельности ре­
лигиозных объединений и способствующих воспроизводству религиозности
населения. Прогнозировались возможные последствия. Во-первых, ожидалось
нарастание протеста верующих, пеудовлетворенных политикой государства в
религиозном вопросе, что рассматривалось как препятствие в деле укрепления
политического и морального единства советского общесгаа. Во-вторых, пред­
полагалось, что реакция верующих станет очередным поводом для антисовет­
ских спекуляций «империалистической и клерикальной пропаганды, навязы­
вающей мировому общественному мнению образ СССР как тоталитарного, ан­
тидемократического государства». Авторитет страны на международной арене
окажется под угрозой.
Совет по делам религий предложил «наряду со всемерным усилением
атеистического воспитания не обострять отношений с церковью», осуществить
перечень необходимых в данной ситуации мерохфиятий. В первую очередь, со­
вершенствовать законодательство о культах и практику его применения, пере­
смотреть его в соответствии с основными направлениями демократизации об­
щественной жизни, фактическим положением и сложившейся практикой рели­
гиозных отношений в СССР. С этой целью рекомендовалось признать за рели­
гиозными объединениями права юридического лица, а также право родителей
на обучение религии частным образом, право верующих на совершение рели­
гиозных обрядов на дому и в больнице, право религиозных объединений вести
религиозную пропаганду, т.е. обеспечить полное осуществление принципа сво­
боды совести. Совет по делам религий брал яа себя обязательства усилить ана­
литическую работу, не вмешиваясь в каноническую сферу деятельности рели­
гиозных объединений, а в общении с верующими отказаться от враждебного
разоблачительного тона по отношению к религиозным объединениям.
Патриарх Пимен обратился в Совет по поводу решения ряда вопросов в
связи с приближением 1000-летнего юбилея крещения Руси и ходатайствовал о
возвращении Церкви некоторых монастырей и расширении ее книгоиэдательсткой деятельпости. Совет прогнозировал возможный положительный внеш­
неполитический пропагандистский эффект от решения этих вопросов, о чем со­
общал в ЦК КПСС.
39
Учитывая обострение униатской проблемы в западных областях Украи­
ны, где проживало несколько сот тысяч греко-католиков, Совет организовал
комплекс мероприятий по «противодействию активизации униатских элемен­
тов», который включал первоочередное рассмотрение вопросов, связанных с
регистрахщей православных объединений, разрешение увеличения тиража пра­
вославных изданий на украинском языке. Для усиления влияния РГЩ в порядке
исключения предполагалось разрешить в Львовской, Тернопольской, ИваноФранковской и Закарпатской областях избирать священнослужителей в состав
исполнительных органов религиозных объединений, вплоть до выдвижения ру­
ководителями этих органов. Трагические последствия осуществленных меро­
приятий наступят уже после юбилейных торжеств, свидетельствуя об ошибоч­
ности курса властей на противопоставление конфессий в политических целях.
Но бесспорной заслугой Совета по делам религий является инициатива
проведения 29 апреля 1988 г. в Кремле встречи Генерального секретаря
ЦК КПСС М.С. Горбачева с Патриархом Пименом и членами Священного Си­
нода. Эта историческая встреча обозначила поворот государства к диалогу с
Церковью и верующими.
Было принято решение проводить приближающееся Тысячелетие креще­
ния Руси не только как церковный, но и как общественно-значимый юбилей.
Горбачев сформулировал положения новой концепции государственноцерковных отношений. Во-первых, отношение к Церкви, к верующим должно
определяться интересами укрепления единства всех трудящихся, всего народа.
Во-вторых, вместе с осознанием всей глубины мировоззренческих различий не­
обходимо учитьпзать, что верующие - это советские люди, трудящиеся, патрио­
ты, которые имеют полное право достойно выражать свои убеждения. Наконец,
в-третьих, в таких сферах, как миротворчество, охрана памятников культуры,
нравственное совершенствование общества и его членов есть точки соприкос­
новения для плодотворного диалога государства и Церкви.
Важнейшей причиной поворота вероисповедной политики стало усиление
напряженности религиозной ситуации на фоне демократизации политической
системы и гласности. Это подтверждалось возрастающим потоком жалоб ве­
рующих, распространением деструктивных националистических тенденций в
регионах традиционного униатства и ислама, структургтыми сдвигами в соот­
ношении различнътх вероисповеданий в пользу религиозных объединений ка­
толического и протестантского направления.
Активная позиция Московского Патриархата также оказала влияние на
изменение курса вероисповедной политики. Служители культа и верующие все
чаще ставили вопросы, требующие решения или согласия органов государст­
венной власти. Они напоминали о возобновлении деятельности храмов, закры­
тых в 1960-е гг. без учета религиозной обстановки, о регистрации новых объе­
динений, о передаче под культовые цели пустующих церковных и монастыр­
ских комплексов, увеличении тиражей церковной литературы. Веруюпще вы­
ражали недовольство позицией тех должностных лиц, чья деятельность не со­
гласовывалась с законодательством.
Важной причиной пересмотра отношения власти к религии, стали начи­
навшиеся перемены в массовом сознании. Общество постепенно осознавало,
40
что верующие являются полноправными гражданами страны, а их взгляды дос­
тойны уважс1гая, поскольку религия - это часть мировой и отечественной куль­
туры. Во многом это было обусловлено усилиями интеллигенции - ученьтх, пи­
сателей, деятелей культуры, светских и религиозных правозащитников, духо­
венства. Общественное мнение побуждало власть осознать недопустимость
продолжения борьбы с религией.
Другой причиной поворота стала попытка горбачевского руководства
улучшить отношения с Западом, откуда постоянно шла волна критики совет­
ской вероисповедной политики. Политический расчет на пропагандистский
эффект, направленный на общественное мнение Запада, подтверждает приме­
чательное совпадение во времени празднования 1000-летия крещения Руси и
визита в Москву президента США Р. Рейгана с целью переговоров с Горбаче­
вым об ограничении стратегических ядерных вооружений, региональных кон­
фликтах и правах человека. Компромисс советского государства с Церковью во
внешней политике был попыткой остановить раскручивание спирали гонки
вооружений, расшатывающей социалистическую экономику.
При этом партийно-государственное руководство СССР продолжало рас­
сматривать религиозные организации как средство идеологического противове­
са Западу, в частности Ватикану, которому отводилась роль проводника внеш­
ней политики США. Во второй половине 1980-х гг. обозначился еще один по­
вод для компромисса государства и РПЦ - противодействие униатству - «эле­
менту восточной политики Ватикана».
Особую роль в подготовке поворота общества и государства к конструк­
тивному диалогу с верующими сьпрал Совет по делам религий, аналитическая
деятельность которого показала политическому руководству объективную кар­
тину религиозной ситуации в стране.
Традигщонные методы атеистического просвещения и административно­
го нажима продемонстрировали свою несостоятельность, поскольку воспроиз­
водство религиозного сознания не прекращалось, а позиции Церкви стабилизи­
ровались. Государство, по-прежнему, стремилось ко1Гфолировать религиозную
жизнь страны, но отношение власти к верующим стало более толерантным.
Неразрешенные противоречия и проблемы, которые в течение десятиле­
тий накапливались в сфере государственно-церковных отношений, в первые
перестроечные годы привели к угрозе раскола общества по отношению к рели­
гии. Стремление горбачевского руководства консолидировать общество яви­
лось одной из предпосылок поворота вероисповедной политики от сдерживания
деятельности РПЦ к диалогу с ней. Но в силу допутценного властями промед­
ления религиозные убеждения огромного числа верующих стали использовать­
ся новыми религиозно-политическими объединениями и партиями, в политиче­
ских целях в ходе межнациональных и межконфессиональных конфликтов, ко­
торые стали катализатором распада СССР. Подтверждением окончательного по­
ворота вероисповедной политики в августе 1991 г. стал официальный отказ руково­
дства КПСС от идеологического постулата о несовместимости мировоззрения членов
п^этии с религией, признание права каждого коммуксиста свободно выражать
свою позицию по отношению к религии, веровать или придерживаться атеи41
стических убеждений'^. Но дни реформаторской деяггельности КПСС, ее «руково­
дящей и направляющей ролго> в жизни общества уже были сочтены. Таким образом,
осознание партийно-госуд^ственным руководством интегрирующей роли ве­
роисповедной политики произошло слшпком поздно.
в шестом разделе «Подъем Русской Православной Церкви в годы пере­
стройки» показана активизащ1я деятельности Церкви в первые годы перестро­
ечных реформ, ее усилия в подготовке и проведении Тысячелетия крещения
Руси, а также позиции православия при распаде СССР.
Во второй половине 1980-х гг. положение РГЩ все более стабилизирова­
лось, хотя не был преодолен «кадровый кризис» Церкви, до 1988 г. продолжа­
лось сокращение числа действующих религиозных обществ. Несмотря на
уменьшение количества православных приходов и численности духовенства, к
середине 1980-х гг. заметно )шрочилась материальная база Церкви. В докумен­
тах Совета по делам религий фиксировался ежегодный рост денежньтх поступ­
лений РПЦ, которые к 1985 г. по сравнению с 1965 г. увеличились в 2,5 раза (к
1990 г. еще на 65 % ) , а денежные поступления в расчете на одну церковь воз­
росли в 3 раза. Основным источником доходов для Церкви являлся доход от
возрастающей продажи предметов культа и религиозной литературы. Происхо­
дил рост доходов от исполнения религиозных обрядов и добровольных пожерт­
вований (только за 1984 г. монастыри получили посылок общим весом более 30
тысяч кг, а денежных пожертвований - более 1 млн. рублей). Основная доля по­
ступлений относилась именно к РПЦ и составила к 1990 г. 86 % всех денежных
поступлений в религиозные объединения страны (для сравнения, на долю му­
сульманской религии приходилось 4 Vo)^
РПЦ разработала и реализовала широкую и разнообразную программу
подготовки к Тысячелетию крещения Руси и празднования этой даты, которая
вьппла за рамки собственно церковных торжеств, получила широкое общест­
венно-политическое звучание в СССР и за рубежом. Празднование Тысячеле­
тия превратилось в первый государстветгаый православный юбилей и знамено­
вало кардинальный поворот во взаимоотношениях Церкви и государства. Юби­
лейные торжества подтвердили, что РПЦ оказывает заметное влияние на широ­
кие слои населения. Резко возросло число желающих участвовать в от­
правлении религиозных обрядов (в 1989 г., по сравнению с 1988 г., более чем в
два раза увеличилось количество венчаний, на 56 % выросло число крещений),
началась переориентация общественного мнения в сторону Церкви. Многие со­
временники осознали, что огромный пласт малоизвестной им культуры и на­
циональных традиций содержится в ее истории.
Положение РПЦ и других конфессий в стране заметно изменилось.
Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что за 1985-1987 гг., было удовле­
творено лишь 236 ходатайств о регистрации веруюхцих различных конфессий, а
за один только 1988 г. — уже 1070 (в 4.5 раза больше). С 1988 г. началась мас­
совая регистрация религиозных объединений." Возросла социально" РГАНИ Ф. 89. Оп. 20. Д,66. Л.2-3.
" Коллекция документов Г А РФ
*^ Дегтярев Ю.М. Неукоснительно соблюдать закон ( К вопросу о регистрации религиозных обществ)
//Религия в СССР. 1989. Ns 6. С.4
42
политическая активность приходского духовенства. РПЦ отныне не только
удовлетворяла религиозные потребности верующих, но и участвовала в обще­
ственно-политической жизни страны. Активизировало деятельность Церкви и
принятие Нового Устава, который вернул священнослужителям те обязатпюсти
в приходском управлении, от которых они бьши отстранены в 1961 г. Сущест­
венные изменения произошли в управлении приходов. Высшим органом стало
приходское собрание, состоящее из клириков и мирян, членов прихода,
а председателем его избирался настоятель храма. РПЦ продолжала расширять
сферу социального служения. Епархии, приходы, верующие вовлекались в со­
циальную сферу жизни общества, участвуя в движении милосердия и благотво­
рительности.
Изменения в законодательстве о свободе совести и религиозных организациях в
1990-х гг. впервые за послереволюционную историю предоставили им статус юриди­
ческих лиц, которые вправе участювать в общественной жизни и использовать сред­
ства массовой информшщи, осуществлять культурно-просветительную, благотвори­
тельную, издательскую деятельность. Веруюпшм гражданам страны и религиозным
центрам госуд^хлво передало в бесплатное и бессрочное пользование тысячи церк­
вей. РПЦ стала полноправной участницей жизни общества.
Но на рубеже 1980-1990-х гг. РПЦ оказалась в эпицентре конфликта на
религиозной почве в регионах, где в течение десятилетий накапливались меж­
конфессиональные противоречия. В 1988 г. вышла из подполья ранее запре­
щенная Греко-Католическая Церковь. Юбилей РПЦ в Западной Украине был
воспринят как попрание Униатской Церкви. Партийно-государственное руко­
водство действия униатов рассматривало как проявление стремления
к намеренной конфронтации с властями, поэтому было разрешено массовое от­
крытие православных храмов, которое спровоцировало многочисленные захва­
ты православных церквей униатами, акты физической расправы над священно­
служителями и верующими со стороны представителей обеих конфессий. Западноукраинское общество оказалось перед угрозой гражданской войны.
Итак, политические реформы в стране, празднование Тысячелетия кре­
щения Руси придали необратимый характер диалогу между государством и
РПЦ. В ходе перестройки в стране начался мощный религиозный подъем, Цер­
ковь стремительно превратилась в один из влиятельных социальных институ­
тов общества.
Позиции РПЦ в Российской Федерации и в мире упрочились, но резко ос­
ложнилась религиозная обстановка на Украине, в Прибалтике, Средней Азии,
на Кавказе, где межконфессиональные проблемы (католики-православные, му­
сульмане - христиане, униаты - православные и др.) переплетались с нацио­
нальными проблемами. Межконфессиональные противоречия стали характер­
ной чертой всего постсоветского пространства.
В заключении подводятся итоги исследования, формулируются обобщения
и вьтоды. Анализируя исторические предпосылки религиозного подъема в со­
временной России, можно констатировать, что идеологический прессинг и то­
тальный контроль за религиозной ситуацией в СССР не достиг целей, постав-
43
ленных партийно-государственным руководством, а в итоге вызвал обратный
результат - активизахщю деятельности РГЩ, верующих, религиозной оппози­
ции и «религиозного подполья», а также усиление интереса к православию со
стороны безрелшиозной части общества.
В современных условиях, отказываясь от всеохватывающего контроля за
деятельностью религиозных объединений, характерного для советской эпохи,
государственные структуры не должны забывать о необходимости регулирова­
ния религиозной ситуации и создания компетентного специального органа, не­
посредственно осуществляющего вероисповедную политику, на демократиче­
ских основах взаимодействующего с верующими и конфессиональными струк­
турами.
Непоправимой истор1гческой ошибкой может оказаться клерикализация го­
сударства и огосударствление РПЦ, и, в частности, подмена государственной
социальной политики благотворительной деятельностью религиозных объеди­
нений, задачей которой является помощь остро нуждающимся, но не создание
социально-ориентированного государства.
Чрезвычайно актуальной в России является проблема сохранения культурноисторического наследия и строгого государственного учета художественных и
культурных ценностей, находящихся в собственпости различных организаций и
частных лиц. Не вызьшает сомнений необходимость передачи Церкви принад­
лежавших ей ранее культовых зданий. Но при передаче их в собственность об­
щин верующих недопустимо снимать с государственного учета памятники ми­
рового значения и противопоставлять интересы музеев и Церкви.
При совершенствовании современной концепции государственной вероис­
поведной ио:штики необходимо учитьшать исторические уроки X X века, кото­
рые свидетельствуют о недопустимости ипюрирования 1фоблем и противоре­
чий религиозной сферы жизни общества, идеологизации и политизации госу­
дарственно-конфессиональных отношений, ограничения прав верующих, про­
тивопоставления конфессий и использования их в политических целях.
По теме исследования опубликованы следующие работы:
Работы, опубликованные в перечне периодических научных изданий,
рекомендованных В А К Министерства образования и науки Р Ф :
Маслова, И.И. Деятельность Совета по делам религий при Совете Мини­
стров СССР в 1965-1985 гг.: «политика сдерживания» // Религия и право: Ин­
формационно-аналитический журнал. 2005. № 1. С. 17-23. (0,9 п.л.)
Маслова, И.И. «Ватиканское направление»: из истории секретных опера­
ций КГБ II Религия и право: Информационно-аналитический журнал. 2005. № 2.
С. 11-14. (0,6 п.л.)
Маслова, И.И. Совет по делам религий при Совете Министров СССР и
Русская Православная церковь (1965-1991 гг.) // Отечественная история. 2005.
№6.С.38-51.(1,5п.л.)
Маслова, И.И. Маслова, И.И. Актуальные проблемы преподавания исто­
рии в высшей школе// Отечественная история. 2001. № 1. С. 205-206 (0.2 п.л.)
44
Монографии:
Маслова, И.И. Русская Православная Церковь и государство: проблемы,
тенденции, уроки взаимоотношений (вторая половина X X века). Пенза: Уча­
сток оцератив. полиграф. ПФ МНЭПУ, 2001.115 с. (7,2 п.л.)
Маслова, И.И. Советское государство и Русская Православная Церковь:
политика сдерживания (1964-1984 гг.) М.: МНЭПУ, 2005.220 с. (13,8.)
Маслова, И.И. Вероисповедная политика в СССР: поворот курса (19851991 гг.) М.: МНЭПУ, 2005.236 С. (14,8.)
Статьи и тезисы докладов:
7. Маслова, И.И. Церковь, общество и государство в 1970-80- годы (На
материалах Поволжья)// Проблемы культуры и демографии Поволжья: Межвуз.
сб. науч. тр. Пенза: П Ш У , 1995 С. 110-122. (0,8 п.л.)
8. Маслова, И.И. Традиционная культура Поволжья: история и современ­
ность // Страницы истории Отечества: Межвуз. сб. науч. тр. Пенза: Поволж.
секция РАН, ПГПУ, 1996. С. 121-136. (0,9 пл.)
9. Маслова, И.И. 1917 год; Революция и Русская Православная церковь //
1917 год в судьбе России: Материалы межвуз. научной конференции. Пенза:
ПГПУ, 1997. 123-129. (0,4 п.л.)
10. Маслова, И.И. Церковная политика советского государства: историо­
графия проблемы // X X I век: итоги прошлого и проблемы настоящего; Межвуз.
сб. науч. тр. Пенза, 2002. С.46-50. (0,3 п.л.)
И . Маслова, И.И. Советское государство и Русская Православная цер­
ковь в 1964-1984 гг.: от богоборчества к стабилизации взаимоотношений // Ре­
лигия. Церковь. Государство. Пенза: ПФ МОСУ, ПГАСА, 2002. С.138-151. (0,8
п.л.)
12. Маслова, И.И. Эволюция государственно-церковных отношений в X X
веке // Власть и общество в России XIX-XX вв. Всероссийская научная конфе­
ренция (2002, май). М.: МИГУ, 2002. С.143-145. (0,2 п.л.)
13. Маслова, И.И. Советское государство и Русская Православная цер­
ковь (вторая половина X X века) // Научные труды кафедры гуманитарных дис­
циплин П Ф МНЭПУ; Сб. статей. Пенза, 2003. 7 с. (0,8 п.л.)
14. Маслова, И.И. Ключевский B.C. О роли православия в истории и
культуре России // Научные труды кафедры гуманитарных дисциплин ПФ
МНЭПУ: Сб. статей. Пенза, 2003. С. 121-131. (0,6 п.л)
15. Маслова, И.И. Тысячелетие крещения Руси: поворот в государствен­
но-церковных отношениях // Основные проблемы гуманитарного знания: Меж­
вуз. сборник науч. тр. Пенза, 2003.- С.49-61. (0,8 п.л.)
16. Маслова, И.И. «Оттепель» 1953-1964 годов: возврат к воинствующему
атеизму // Основные проблемы гуманитарного знания: Межвуз. сборник науч.
тр. Пенза, 2003.- С.92-102. (0,6 п.л.)
17. Маслова, И.И. Причины поворота церковной политики в годы «отте­
пели» (1953-1964) // Гуманитарные проблемы современности: Межвузовский
45
сб. науч. тр. Вып.2. Москва-Пенза, 2004. С. 183-193. (0,6 п.л.)
18. Маслова, И.И. Государственно-церковные отношения как направле­
ние политики государства // Гуманитарные проблемы современности; Межвуз.
сб. научных тр. Вьш.1.М.-Пенза, 2003.С.104-114. (0,6 п.л.)
19. Маслова, И.И. Веротерпимость в России: историческая ретроспектива
(Х-ХХ вв.) // Свобода совести в России: исторический и современный аспекты:
Сб. докладов и материалов межрегиональных научно-практических конферен­
ций Российского объединения исследователей религии. М., 2004. 624 с. С.5668.12 с. (рецензия А. Гуревича. См.: http:portal-credo.ru) (0,8 п.л.)
20. Маслова, И.И. Становление веротерпимости в России // Основные
проблемы гуманитарного знания: Сб. науч. тр. Вып. 3. Пенза: ПГУАС, 2004. С.
52-62. (0,6 П.Л.)
21. Маслова, И.И. К вопросу о сохранности православных культовых цен­
ностей в России во второй половине X X века // Российская история X X века:
проблемы науки и образования: Материалы научной конференции. М.: M i l l У,
2004. С.310-315. (0,3 п.л.)
22. Маслова, И.И. Культовые ценности Русской Православной Церкви в
советском государстве // Философия, наука, религия: в поисках диалога: Мате­
риалы Всероссийской научно-практической конференции. Краснодар, 2004. С.
170-174. (0,3 п.л.)
23. Маслова, И.И, Государственно-церковные отношения в России
(СССР): до и после Великой Отечественной войны // Великая Победа: Мате­
риалы региональной научно-практической конференции, посвященной 60-леию
Победы советского народа в Великой Отечественной войне (21-22 апреля
2005г.) Пенза. 2005. С. 149-153. (0,3 п.л.)
24. Маслова, И.И. Вероисповедная политика в России X X века: историо­
графия проблемы // Гуманитарные проблемы современности: Юбилейный меж­
вуз. сб. науч. тр. ПФ МНЭПУ - 10 лет. Вып.З. Москва-Пенза, 2005. С. 210-222.
(0,8 п.л.)
25. Маслова, И.И. Вероисповедная политика как объект научного иссле­
дования // Философия науки: прошлое, настоящее, будушее: Материалы меж­
дународной научно-практической конференции 24 марта 2005 г. Краснодар,
2005. С. 205-210. (0,4 п.л.)
26. Маслова, И.И. Государственно-церковные отношения в X X веке //
Основные проблемы гуманитарного знания: Сб. науч. тр. Вып. 4. Пенза:
ПГУАС, 2005.С. 125-131. (0,4 п.л.)
27. Маслова, И.И. Экология культуры: культовые ценности как часть
культурного наследия // Экологические проблемы современности: Сб. статей
Международной научно-практической конференции (2005, март). Пенза, 2005.
С. 139.141.(0.2 п.л.)
По теме диссертации опубликовано 27 работ общим объемом 50.9 п.л.
46
Подп. к печ. 11.11.2005
Объем2.75п.л.
Заказ№.434
Типография МПГУ
ТирЮОэкз.
V22810
РНБ Русский фонд
2006-4
24692
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
0
Размер файла
3 116 Кб
Теги
bd000103351
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа