close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

bd000103388

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
Н О С Е Н К О Елена Александровна
С Е М А Н Т И Ч Е С К О Е ПОЛЕ
ЭМОЦИОНАЛЬНОГО О Т Н О Ш Е Н И Я
В ИСПАНСКОМ И РУССКОМ ЯЗЫКАХ
10.02.20 - Сравнительно-историческое,
типологическое и сопоставительное языкознание
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата филологических наук
Москва 2005
Диссертация выполнена на кафедре общего и русского
языкознания филологического факультета Российского
университета дружбы народов
Научный руководитель:
доктор филологических наук,
доцент
В.Н. Денисенко
Официальные оппоненты:
член-корреспондент РАН,
доктор филологических наук,
професс(^
Ю.Н. Караулов
кандидат филологических наук,
доцент
Е.А. Нотина
Ведущая организация:
Государственный институт русского языка им. А.С. Пушкина
Защита состоится « »
2006 г. в 15.00 часов на
заседании диссертационного совета Д 212.203.12 при Рос­
сийском университете дружбы народов по адресу: 117198,
Москва, ул. Миклухо-Маклая, д. 6, ауд. 436.
С диссертацией можно ознакомиться в научной биб­
лиотеке Российского университета дружбы народов.
Автореферат разослан «
Ученый секретарь
диссертационного совета
кандидат филологических наук
2005 г.
Н.Ю. Нелюбова
7
^
" ^ ' ■ " "
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Настоящая диссертация посвящена сопоставительному исследованию се­
мантического поля эмоционального отношения в испанском и русском языках.
Системный подход к исследованию словарного состава языка создает
предпосылки для выделения в лексике на основе общих семантических призна­
ков взаимосвязанных и взаимозависимых объединений (лексико-семантические
группы, лексико-семантические поля и т.п.). На современном этапе развития
науки системный подход становится основным инструментом расширения и уг­
лубления гуманитарного знания и позволяет превратить гуманитарные науки в
точные без ущерба для антропоцентричного xapairrepa этих наук.
В лингвистической науке последних десятилетий лексико-семантический
анализ, включая подходы, основанные на концепциях полевого строения слова­
ря, остается одной из актуальных задач лексикологии, во-первых, потому что
вскрывает существенные характеристики лексико-семантнческой системы язы­
ка, во-вторых, потому что позволяет точнее и глубже представить сематические различия между словами и семантические связи слов, в-третьих, потому
что позволяет выработать четкие критерии для сопоставления семантических
систем языков и языковых картин мира.
Один из важнейших теоретических и практических результатов лексико­
логических исследований последнего времени состоит в осознании особого зна­
чения для языка иерархического принципа организации словаря. Принцип ие­
рархии прослеживается в отношениях между консппуентами лексикосемантического объединения. В системе объединения существует особое слово,
в семантической структуре которого наиболее полно отражаются общие смы­
словые признаки всех членов данной группировки. Это иерфхнчески ведущий
элемент для всей совокупности членов объединения. Остальные слова, входя­
щие в это лексико-семантическое объединение, занимают на иерархической ле­
стнице констшуентов подчиненное положение. Иерархический принцип орга­
низации лексики имеет важное значение и в более широком плане. Отношения
иерархии выражаются в сложных связях между отдельными лексикосемантическими группировками, когда в более крупные подразделения вклю­
чаются более мелкие. Иерархическая зависимость определяет также отношения
между определенным лексико-семантическим объединением и общей системой
лексики, в которую оно входит.
Среди центральных проблем системного исследования лексики особый
интерес вызывают вопросы, связанные с неравномерным развитием различных
звеньев языковой системы. В этом плане особо актуальной становится разработ­
ка концепции нейтрализации, син1фетизма и полифункциональности лексиче­
ских единиц, концепции, которая вписывается в более широкие рамки теории
симметрии/асимметрии в лексике.
Необходимо подчеркнуть, что, несмотря на многочисленные исследования
принципов системной организации словаря и вовлечения в научный обиход все
РОС. НАЦИОНАЛ* ,,\, •
'
1
БИБЛИОТЕКА
яШйя^^яттштшШтштЛтл^Л
\
\
А*
нового и нового конкретного материала, многие области лексики изучены еще
не достаточно полно. На современном этапе исследования системных отноше­
ний активно разрабатываются целостное описание структур и содержание кон­
кретных семантических полей, чем определяется а1пуальность данной работы.
Кроме того, одним из ярких свидетельств актуальности изучения смысло­
вой структуры языка является решительный поворот в сторону семантики в раз­
личных направлениях и школах современного языкознания. Более того, лексика
отдельных языков исследована недостаточно, особенно в плане современных
подходов и новых теоретических требований. Это утверждение в полной мере
относится к испанскому языку. Актуальность диссертации определяется, таким
образом, еще и недостаточной теоретической и практической разработкой про­
блем, связанных с теорией системности лексики в испанском языке.
Новизна работы заключается в сопоставительном рассмотрении семанти­
ческого поля эмоционального отношения на материале русского и испанского
языков, изучении характера и форм системных отношений, которыми связаны
языковые единицы одной из наиболее употребительных областей испанской и
русской лексики, в том числе тех ее особенностей, которые нарушают систем­
ность еловая.
В основу данного исследования положено изучение глаголов русского и
современного испанского языка, входящих в сферу эмоционального отношения.
Выбор в качестве объекта изучения глаголов эмоционального отношения объяс­
няется несколькими причинами. Этот участок словаря относится к абстрактной
лексике, интерес к исследованию которой возрастает в настоящее время в со­
временном языкознании. Глаголы эмоционального отношения выражают устой­
чивые и необходимые понятия в языке. Эмоции имеют принципиальное значе­
ние в жизни человека. Глаголы эмоционального отношения обладают большой
семантической емкостью и широко употребляются в речи. Отражая сложную
область действительности, они, несомненно, обладают целым рядом интересных
и важных особенностей. Отметим, что до настоящего времени данная область
лексики ни в испанском языке, ни в русском анализу не подвергалась.
Объею- работы - лексико-семантическое поле (ЛСП) глаголов эмоцио­
нального отношения в русском и испанском языках.
Предмет работы - общие и специфические черты лексико-семантических
полей глаголов эмоционального отношения в сопоставляемых языках.
Цель работы заключается в определении и разработке принципов выделе­
ния и структурирования особых областей лексики (ЛСП), реализации данной
методики при описании конкретного поля, а также в исследовании системных
особенностей, которыми характеризуются семантические структуры членов
ЛСП эмоционального отношения в испанском и русском языках.
Цель исследования и избранный метод к сопоставлению лексического ма­
териала определи постановку следующих основных задач:
- изучение организационного строения членов ЛСП эмоционального от­
ношения в русском и испанском языках;
- анализ отношений глагольных лексических единиц, составляющих ЛСП
эмоционального отношения в русском и испанском языках;
- анализ связей меяаду данным ЛСП и смежными ЛСП на парадигматиче­
ском уровне.
Исследование проводится на основе метода лексико-семантического поля.
В соответствии с традиционным для романского языкознания представлением
поле понимается как структурная парадигма. В лексико-семантическое поле
включаются слова, принадлежащие к одной грамматической категории и имею­
щие общие семантические признаки и общую понятийную соотнесенность.
Поле — это представительная, исчерпывающая и однородная категория. В
диссертации проводится условное разграничение понятий лексико-семан­
тического поля и лексико-семантической группы. Лексико-семантическое поле
мыслится как иерархически более высокая структура, образованная на основе
общих семантических признаков. В лексико-семантическое поле включаются
более дробные подразделения, в основе которых лежат семантические признаки,
соответствующие более узким понятиям. Обычно такие подфазделения квали­
фицируются как лексико-семантические группы (ЛСГ)Обязательным требованием, которое предъявляется к объединению поле­
вого типа, является соблюдение единства парадигматических и синтагматиче­
ских признаков. Мехсду парадигматическими и синтагматическими отношения­
ми в слове существует определенная закономерность: степень парадигматиче­
ской закрепленности слова как лексико-семантической единицы находится в об­
ратной зависимости от степени его синтагматической закрепленности.
Кроме того, в работе используются другие методы анализа: например, при
п^адигматическом анализе применяются метод оппозиций, метод семантиче­
ского развертывания и метод трансформационного анализа.
Метод оппозиции основан на бинарном принципе, так как совокупность
дифференциальных признаков элемента выявляется при его сопоставлении по­
парно с другими элементами (Степанов, 1975:213-228).
Метод семантического развертывания, являющийся разновидностью
компонентного анализа (Ахманова, 1969: 150), позволяет получить минималь­
ные элементы единиц языка, на основании которых происходит классификация
исследуемых слов в лексико-семантическом поле.
Метод трансформационного анализа способствует установлению семан­
тического тождества и различия значений слов и лексико-семангаческих групп.
Материалом для диссертационного исследования послужили данные лек­
сикографических справочников. В диссертации использованы свидетельства
толковых, идеографических, синонимических, антонимических, энциклопедиче­
ских, этимологических и двуязычных словарей испанского, русского и латин­
ского языков (всего - 46 словарей).
Теоретическая значимость исследования состоит в том, что результаты
структурно-семантического описания поля эмоционального отношения могут
быть использованы для дальнейшей разработки теории семантических полей и
теории лексикографии, а также в сопоставительной лексикологии.
Практическая ценность диссертации заключается в возможности ее ис­
пользования для представления лексики на основе смыслового и функциональ­
ного критериев в целях эффективного преподавания в русской и иностранной
аудитории; для преподавания курса лексикологии русского языка в вузе; для
дальнейшей ра^аботки общей теории и типологии семантического поля.
На защиту выяосяпгся следующие положевня:
- В основе системного объединения глаголов эмоционального отношения
лежит принцип яерщпат.
- Для определенных областей лексической системы, обозначающих <тсихическую» деятельность человека, характерны градуальные отношения.
- Закономерной особенностью строения ЛСП является асимметрия, кото­
рая находит свое проявление в несовпадении аналогичных звеньев на соответст­
вующих участках поля и неравномерном развитии аналогичных признаков у
членов ЛСП.
Апробация работы. Основные положения диссертации изложены автором
в докладе на конференции «Актуальные проблемы русского язвлса и методики
его преподавания» (Москва, 2004 г.). По теме диссертации опубликованы три
статьи. Диссертация обсуждена на кафедре общего и русского языкознания фи­
лологического факультета РУДН (28 сенгабря 2004 г.).
Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключе­
ния, библиографии и приложений (4 таблицы и 18 схем). Библиография включа­
ет 261 наименование, в том числе 36 наименований на иностранных языках.
Объем основного текста диссертации составляет 195 страниц, общий объем 23 S страниц.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ Р А Б О Т Ы
Во введении обоснована актуальность темы диссертации, очерчены гра­
ницы объекта исследования, освещена степень разработанности проблемы, оп­
ределены общая цель и основные задачи работы, ее методы и материал. Отмече­
ны новизна, теоретическая и практическая ценность предпринятого исследова­
ния, даны сведения об апробации и структуре диссертации.
В первой главе «Семантическое поле: дефиниция и струюуря» опре­
делены теоретические основы исследования, освещено состояние проблемы
системного исследования лексики в российской и испанской научной традиции,
охарактеризован терминологический аппарат и метод работы.
В диссертации отмечается, что каждая единица лексической системы
включается в определенные семантические поля на основании содержательного
сходства и определенных ассоциаций с другими единицами. Лексические еди­
ницы входят в семантическое поле на основании того, что у них есть общая,
объединяющая их сема, или архисема. Единицы семантического поля характе­
ризуются однородной понятийной соотнесенностью, поэтому ассоциативно
связанные значения многозначного слова обычно входят не в одно, а в разные
ПОЛЯ. Границы семантического поля относительны по своей природе и могут
варьироваться в зависимости от избранного принципа классификации.
Лексико-семвнтическая система представляет собой иерархию семанти­
ческих полей, объединяемых, с одной стороны, в более крупные сферы лексики,
а с другой - включающих в себя менее многочисленные по количеству единиц
и вполне обозримые микрополя.
В современной лингвистике термин «семантическое поле» чаще приме­
няют для обозначения совокупности языковых еданиц, объединенных общим
(интегральным) с«лаитическим признаком; иными словами имеющих некото­
рый общий нетривиальный компонент значения. Первоначально в роли таких
лексических единиц рассматривали единицы лексического уровня - слова; в не­
которых лингвистических трудах появились описания семантических полей,
включающих также словосочетания и предложения.
Установлено, что семантическое поле обладает следующими основными
свойствами:
1. Семантическое поле интуитивно понятно носителю языка и обладает
для него психологической реальностью.
2. Семантическое поле автономно и может бьпъ выделено как самостоя­
тельная подсистема языка.
3. Единицы семантического поля связаны системными семантическими
отношениями.
4. Каждое сема1ггическое поле связано с другими семантическими полями
язьпса и в совокупности с ними образует языковую систему.
В основе теории семантических полей лежит представление о существо­
вании в языке некот(^ых семантических групп и о возможности вхождения
язьпсовых единиц в одну или несколько таких групп, В частности, словарный
состав языка (лексика) может быть представлен как набор отдельных ipynn
слов, объединенных различными отношениями: синонимическими {хвастать похваляться), антонимическими (говорить - молчать) и т.п.
Элементы отдельного семантического поля связаны регулярными и сис­
темными отношениями, и, следовательно, все слова поля взаимно противопос­
тавлены друг другу. Семантические поля могут пересекаться или полностью
входить одно в другое. Значение каждого слова наиболее полно определяется
только в том случае, если известны значения других слов из того же поля.
Семантический признак, лежапдай в основе семантического поля, может
рассматриваться как некоторая понятийная категория, так или иначе соотнося­
щаяся с окружающей человека действительностью и с его опытом. Об отсутст­
вии резкого противопоставления семантических и понятийных понятий гово­
рится в работах Й. Трира, А.В. Бондарко, И.И. Мещанинова, Л.М. Васильева,
И.М. Кобозевой. Не прютиворечит подобному рассмотрению интегрального се­
мантического признака и тот факт, что семантическое поле воспринимается но­
сителями язьпса как некоторое самостоятельное объединение, соотносимое с
той или иной областью человеческого опыта, т.е. психологически реальное.
Для выявления и описания семантических полей нередко используются
методы компонентного анализа и ассоциативного эксперимента. Группы слов,
полученные в результате ассоциативного эксперимента, носят название «ассо­
циативные поля».
Сам термин «семантическое поле» в настоящее время все чаще заменяет­
ся более узкими лингвистическими терминами: лексическое поле, синонимиче­
ский ряд, лексико-семантическос поле и т.п. Каждый из этих терминов более
четко задает тип языковых единиц, входящих в поле и/или тип связи между ни­
ми. Тем не менее во многих работах выражение «семантическое поле» и более
специализированные обозначения употребляются как терминологические сино­
нимы.
Возникновение теории «семантического поля» связано с возрождением в
20-30 годы X X века учения В. фон Гумбольдта о внутренней форме язьпса, с
длительной научной дискуссией о «внутреннем содержании» языка как основ­
ном предмете лингвистического исследования. Идея В. Гумбольдта о внутрен­
ней форме язьпса как основном его содержании была по-новому интерпретиро­
вана в учении Ф . де Соссюра о значимости (valeur) язьтеовых сущностей, при­
обретаемой последними лишь внутри замкнутой системы.
Теоретической основой неогумбольдтианского направления в семасиоло­
гии является закон лексической членимости языка: закономерности членения
структуры языка предопределены его внутренней формой.
Ф . деСоссюр вновь подтвердил закон членимости языка, рассматривая
язык как замкнутую, имманентно существующую систему условных знаков, ко­
торые приобретают значимость только при условии противоположения их друг
другу внутри этой синхронной системы.
На становление понятия «поле» в языкознании оказали огромное влияние
смежные науки - общая психология в ее новом направлении «гештальтпсихология» и социальная психология.
Семантическое поле характеризуется исследователями с разных сторон и
во многом эти определения дополняют друг друга. Так, исследователи сходятся
в том, что наиболее общее свойство поля - связь всех его элементов. Но по по­
воду природы этой связи нет общей точки зрения: у одних авторов - это семан­
тическое сходство ( Б . Ю . Городецкий, Ф . П . Филин), у других - наличие общего
компонента у всех слов данного поля (Ю.Д. Апресян, Г.С. Щур и др.), у третьих
- вообще нет указаний на природу связи. По-разному понимается и структурная
организация поля: как парадигма ( Э . М . Медникова), как набор корреляций
(Б.Ю. Городецкий), как сеть понятийно-логических отношений ( В . И . Кодухов)
и др. Такое необычайное расхождение точек зрения вьгавано тем, что сам объ­
ект описания неодинаков у различных авторов. Для одних - это лексикосемантическая группа, члены которой характеризуются общностью, близостью
значения ( Ф . П . Филин, О.С. Ахманова), объединяются общностью предметнологического содержания и являются словами одной части речи. Для других тематическая группа, члены которой характеризуются общностью понятий,
предметов, явлений внешнего мира, общностью родовых понятий и относятся к
различным частям речи. Несмотря на различия в понимании поля, по мнению
большинства авторов, основой для вычленения отдельного семантического по­
ля служит общность значений составляющих его слов, которая предполагает
наличие общих сем у членов поля.
Исследования выдающегося российского лингвиста Ю.Н. Караулова
представляют собой опыт общей теории лингвистических словарей-тезаурусов.
На основе рассмотрения ряда проблем лексико-семантической системы языка и
анализа принципиальных положений теорий семантического поля ученым
предложены теоретические обоснования идеографического тезауруса, показано,
как отражаются в таком слов^фе системные закономерности лексики. Итогом
разработки приемов построения новых лингвистических объектов, названных
принципами лингвистического конст|9гирования, стало создание Ю.Н. Карауловым словаря-тезауруса русского языка.
Определено, что семантическое поле представляет способ отражения объ­
ективной реальности, сложной системы взаимосвязей ее объектов. Система се­
мантического поля есть способ структурной организации отражения реальной
действительности в нашем мозгу, способ организации модели реальной среды.
По мнению Л.А. Новикова, «несмотря на различия в строении разных се­
мантических полей, можно говорить о некоторой их принципиально общей
структуре» (Современный русский язык, 1987:77).
Единицы поля группируются вокруг лексемы, наиболее полно вьфажающей его общее значение, так сказать, в «чистом виде». Причем, несмотря на
полноту выражения, данное значение является семантически наиболее бедным
и простым. Это обусловлено требованием к главному значению слова - в наи­
меньшей степени зависеть от контекста, т.е. находиться в позиции минималь­
ной обусловленности от окружения. Такая единица, несущая общее значение
поля, и ее ближайшее окружение образуют ядро семантического поля. Причем
слова, образующие ядро, должны быть нейтральными, т.е. стилистически не­
маркированными, и обладать наибольшей сочетаемостью. Расположение слов в
семантическом поле зависит от степени смысловой близости слов к общему
значению или от степени качественного проявления основного признака. Об­
щее значение наибюлее ясно представлено в ядре и центре семантического поля
и постепенно ослабевает при удалении к периферии.
Понятно, что язьпсовые единицы, расположенные на периферии, облада­
ют более сложным, насыщенным содержанием и наиболее тесно взаимодейст­
вуют с членами смежных полей. Резкой границы между центром и периферией
СП и между смежными полями нет.
Слова, расположенные преимущественно на периферии, распределены по
различным тематическим группам (лексико-семантическим грзтшам), образуя
микрополя внутри большого поля и структурируясь по тем же принципам.
Вообще, термин «поле» подразумевает прежде всего обширность и ат­
тракцию (тяготение друг к другу) абстрактных (элементарных) семантических
элементов. В семантическое поле входят не слова, а лексико-семантические ва­
рианты.
Для С П можно указать ряд опознавательных признаков: 1) обширность,
2) смысловая аттракция, 3) целостность, 4) упорядоченность, 5) взаимоопределяемость элементов (каждый элемент поля прилегает к соседям), 6) полнота,
7) произвольность и размытость границ, 8) непрерывность.
Принципиально важно уяснить себе место эмоциональных межличност­
ных отношений в реальной системе жизнедеятельности людей.
Природа межличностных отношений может быть правильно понята, если
их не ставить в один ряд с общественными отношениями, а увидеть в них осо­
бый ряд отношений, возникающий внутри каждого вида общественных отно­
шений, не вне их. Схематически это можно представить как сечение особой
плоскостью системы общественных отношений: то, что обнаруткивается в этом
«сечении» экономических, социальных, политических и иных разновидностей
общественных отношений, и есть межличностные отношения.
Эмоциональные отношения «опосредствуют» воздействие на личность
более широкого социального целого. Существование эмоциональных отноше­
ний внутри различных форм общественных отношений есть реализация безлич­
ных отношений в деятельности конкретных личностей, в актах их общения и
взаимодействия.
Предложенная структура отношений порождает важнейшее следствие.
Для каждого участника отношений эмоциональные отношения могут представ­
ляться единственной реальностью вообще каких бы то ни было отношений. Х о ­
тя в действительности содержанием эмоциональных отношений является тот
или иной вид общественных отношений, т.е. определенная социальная деятель­
ность, но содержание и тем более их сущность остаются в большой мере скры­
тыми. Несмотря на то, что в процессе эмоциональных отношений, а значит, и
общественных отношений, люди обмениваются мыслями, сознают свои отно­
шения. Это осознание часто не идет далее того, что люди вступили в эмоцио­
нальные отношения.
Исследование семантического поля эмоционального отношения в диссер­
тации проводится не только в описательном, но и в сопоставительном плане.
Сопоставительное языкознание недавно обратилось к вопросам семантики, по­
этому методика сопоставительных семантических исследований разработана
пока еще в недостаточной степени.
Любое сопоставительное исследование результативно лишь при условии
соблюдения необходимых логических требований сравнимости объектов, кото­
рые должны быть прежде всего однородными - принадлежать к одному естест­
венному либо логическому классу, а признак, по которому они сравниваются
(основание сравнения), должен быть существенным и относиться к числу
свойств, формирующих качественную определенность этих предметов. Уста­
новление на множестве объектов отношения сравнения имеет смысл лишь в том
случае, если между ними есть хоть какое-нибудь сходство, и разбивает это
множество на классы абстракции (эквивалентности), в границах которых (в
«интервале абстракции») два любых объекта тождественны друг другу в отно­
шении, по которому они сравниваются.
8
в лингвистических исследованиях сложились три основных метода фор­
мирования эталона сравнения (В.Г. Гак): за эталон может приниматься набор
свойств одного из сопоставляемых язьпсов - «однонаправленное сравнение»
(Косериу), эталон может составляться из общих свойств всех сопоставляемых
языков и, наконец, он может выступать как «метаязыю> (Хельбиг) - совокуп­
ность универсальных либо гипотетических теоретически устанавливаемых ин­
вариантных признаков, по которым сопоставляются сравниваемые языки или
языковые явления (Косериу).
Необходимость использования эталона, отличного от семантики одного
их сопоставляемых языков, возникает уже при сравнительном описании «поня­
тийных» либо функционально-семантических категорий и обусловливается не­
последовательностью, лакунарностью реализации семантических признаков в
многочленных функциональных подсистемах естественного языка, тем более
особенно в области лексической семантики.
Особые сложности сопряжены с созданием эталона сравнения при сопос­
тавлении лексико-грамматичсских полей, в основании которых лежат катего­
рии - «семантические примитивы», к числу которых относится, например, «же­
лание», вербализуемое во многих языках через парные синонимы - «ядерные
предикаты желания»: <осотеть^желать», to want - to wish, wollen -wQnschen,
querer - desear и пр. В силу семантической неразложимости понятийной основы
и невозможности ее непосредственного описания эталон сравнения при сопос­
тавлении этих единиц приходится формировать по «свечению ауры»: их сочетаемостным, стилистическим и функциональным свойствам. Применение по­
добного эталона при сопоставительном «портретировании» ядерных предика­
тов желания английского и русского, русского и испанского языков по сово­
купности их языковьпс, реализующихся в «жестких», лексико-грамматических
контекстах, и речевых, реализующихся в «мягких», прагмасемантических кон­
текстах, функций в парах to wish - to want vs, «желать» - «хотеть» и <окелать» <осотеть», desear - querer vs позволяет вьювить, что эти лексические единицы
являются квазисинонимами - синонимами частичными, неполными и асиммет­
ричными, объединяемыми семантически неопрюделимым денотативным при­
знаком «желание» и различающимися формально-структурными, сочетаемостHbftffl, дополнительными идеофафическими и прагматико-семантическими ха­
рактеристиками.
Сопоставительное исследование лексических систем языков в целом мо­
жет быть направлено на описание закономерностей употребления лексических
единиц с одинаковым значением и создание «грамматики речи» - специфиче­
ских для каждого языка правил функционально-семантической вербализации
определенных смыслов (В.Г. Гак). Однако чаще имеет место сопоставление от­
дельных участков лексической системы языков: тематических групп и лексикосемантических полей, объединенных общим понятийным или денотативным
признаком.
Контрастивное описание лексических единиц, отмеченных этнокультур­
ной спе1щфикой, по существу принадлежит уже сопоставительной лингвокон-
цептологии, поскольку имеет дело с культурными, вернее лингвокультурными,
концептами как некими вербализованньпли смыслами, отражающими иыковую
картину мира определенного этноса.
Наиболее простыми в межъязыковом сопоставлении оказываются имена
коицептов-предметов, в семантике которых выделяются реф^ренциальная и
прагматическая части, из которых первая соэквивалентна для обоих язьпсов, а
вторая выступает носителем этнокультурной специфики и, соответственно, от­
личается от языка к языку. Сопоставительное исследование глагольного поля
эмоциональных отношений представляет собой более сложную задачу, хотя и
базируется на тех же основаниях - выделении референциальной и прагматиче­
ской частей в семантике элементов поля и учете этнокультурной специфики
единиц поля.
В области понятийной составляющей при межъязыковом сопоставлении
концепты-универсалии отличаются не только простьпл набором сем, но и спо­
собом их организации: тем, как эти семы взаимодействуют, образуя концепту­
альные блоки, «пробегая» по которым концепт приобретает свою этнокультур­
ную определенность.
Наблюдения над использованием эталона сравнения в сопоставительной
семантике прежде всего показывают, что он является обязательньпи, хотя по
большей части и имплицитным, атрибутом сопоставительного описания, прин­
ципы формирования которого определяются как интересами исследователя, так
и свойствами самого объекта исследования. При достижении определенного
количественного и качественного предела и с возникновением необходимости
внутреннего структурирования совокупность признаков, положенных в основа­
ние сравнения, приобретает вид семантического прототипа или модели.
Языки различаются составом словаря и степенью дробления семантиче­
ских полей. В языке отражаются не только особенности природньпс условий и
культуры, но и своеобразие национального характера его носителей.
Абстрактные семантические поля,' например причинность, изменение,
эмоции, также различаются количеством и значением, входящих в эти поля еди­
ниц, что уже не объяснимо при помощи внешних условий и связано со специ­
фикой национальных культур и типов мышления (национальных менталитетов).
Задача отыскания в том или ином языке черт, а priori приписываемых со­
ответствующему национальному характеру, в научном отношении безнадежна и
неосновательна, т.к. на этом пути можно легко приписать семантике язьпсовых
единиц неприсущие ей черты. Необходим другой подход выявления свойств на­
ционального характера, вычитывая их из национально-специфических особен­
ностей семантики соответствующих языков. Тем самым сведения о националь­
ном характере оказываются результатом лингвистического анализа, а не его ис­
ходной предпосылкой. Предварительньпи условием постановки такой задачи яв­
ляется наличие обширных сопоставительньк и типологических материалов по
семантике языков.
Существование точных и подробных описаний семантических систем от­
дельных языков, классификаций лексических и семантических явлений в от10
дельных языках, с одной стороны, и разработанность новых (структурных, так­
сономических, квантитативных, характерологических) методов типологического
анализа языков, созданных на материале грамматики, с цругой стороны, откры­
вают широкие возможности для сопоставительных исследований в области се­
мантики.
Сопоставительная семантика имеет свои исторические предпосылки. Уже
в работах основоположника языкознания В. фон Гумбольдта поставлен вопрос
о внутренней форме языка, иначе говоря, о типе его семантической организации
и, шире, об отношении языкового содержания к внеязыковому (мыслительно­
му). Идеи В. фон Гумбольдта служат основанием для постановки вопросов о
характере межъязьпсовых различий в области значений, об универсальных и
специфических чертах семантики, о языке как способе мышления.
А.А. Потебня писал, что «внутренняя форма слова есть отношение со­
держания мысли к сознанию; она показывает, как представляется человеку его
собственная мысль» (Потебня, 1999: 91). Важными методологическими основа­
ми сопоставительного изучения семантики являются следующие мысли
А.А. Потебни: «язык есть переход от бессознательности к сознанию» (Потебня,
1999: 43), «область языка далеко не совпадает с областью мысли» (Потебня,
1999: 41), «слово собственно выражает не всю мысль, принимаемую за его со­
держание, а только один ее призяаю> (Потебня, 1999: 90), «язык во всем своем
объеме и каждое отдельное слово соответствует искусству» (Потебня, 1999:
161).
Большое
значение
для
развития
семантики
имели труды
М.М.Покровского, заложившего основы сравнительной семантики родствен­
ных языков. М.М. Покровский был одним из первых языковедов конца XIX ве­
ка, обратившихся к специальному исследованию семантики. Сравнительное
изучение лексики родственных языков продолжилось в работах Р.А. Будагова
по романским языкам, В.М. Жирмунского, А.И. Смирницкого и М.И. СтеблинКаменского по германским языкам. Таким образом, сравнительно-историческая
лексикология, в рамках которой были выявлены типы исторических изменений
значений слов, инновации и архаизмы в родственных языках, изменения экс­
прессивной и стилистической окраски слов, является первым источником дан­
ных для сопоставительной семантики.
Предметом нашего исследования являются глаголы эмоционального от­
ношения, следовательно, семный анализ проводится нами на уровне лексем.
Разграничивают идентифицирующие и дифференцирующие семы. Первые ле­
жат в основе тождества элементов лексико-семантического поля, входят в зна­
чения всех членов поля, в дифференцирующие семы включаются значения не
всех членов грутшы. Именно эти семы обеспечивают семантические оппозиции
членов любых семантических классов слов. Эти семы выявляются путем проти­
вопоставления их значению доминанты, а также друг другу и путем комбина­
ции того и другого метода.
В структуру значения входят и абстрактные грамматические семы. Абст­
рактные семантические категории выступают по отношению к конкретным сеИ
мам как «сверхсемы», как родовые понятия к видовым, обеспечивая образова­
ние классов и подклассов различной степени сложности. Идея иерархически
упорядоченной компонентной организации значения находится в тесной связи с
концепцией поля: доминирующая (идентифицирующая для данного класса) се­
ма является обоснованием для объединения семем в поля, дифференциальные
же семы обусловливают существование системы оппозиций между элементами
поля. Выделение компонентов значения осуществляется главным образом операционно, т.е. основывается на дефинициях толковых словарей, где «значение отдельная рубрика в толковом словаре, а компонент значения - отдельное слово
в згой рубрике» (Караулов, 1976:183).
Сопоставление семантических полей является наиболее ценным методом
сопоставительных исследований в области семантики. Как отмечал Л.А. Нови­
ков, «национальная специфика в лексических системах различных языков, их
типологическое своеобразие с особой наглядностью проявляются при сопостав­
лении семантических полей. Их "наложение" позволяет вскрыл, как сущест­
венно общее для сравниваемьк языков, так и особенное в структуре лексики
как системы для каждого языка. Своеобразие лексических номинаций в каждом
из языков, их семантические границы и парадигматическая значимость в
составе поля как структуры здесь особенно ощутимы» (Новиков, 2001:204).
В о второй главе «Семантическое поле эмоционального отношения в
русском языке» рассмотрена структура Л С П эмоционального отношения в
русском языке: выделено ядро (имя) поля, центр Л С П и его периферия, пред­
ставлены семантические классы, составляющие исследуемое Л С П , а также опи­
саны отношения, в которые вступают между собой единицы данного поля.
Ядром Л С П эмоционального отношения, таким образом, является глагол
«относиться», так как он является наиболее простой единицей данного
Л С П , содержащей общее значение Л С П в его «чистом» виде.
М ы можем вьщелить в Л С П эмоционального отношения 7 ЛСГ. Хотелось
бы обратить внимание на то, что такое деление на группы, представленное
здесь, разумеется, не является единственно возможным. Кроме того, в боль­
шинстве случаев одна единица входит сразу в несколько семантических групп,
а в нескольких случаях наименование и семантический объем Л С Г совпадают с
наименованием и семантическим объемом одной из ее подгрупп (например,
Л С Г 1). Поведение содержит субЛСГ 1.1 (собственно) Поведение, а Л С Г
3). Антагонистические отношения содержит субЛСГ 3.3 (собственно) Антаго­
нистические отношения). В таких случаях остальные подгруппы данной Л С Г
имеют более узкий, конкретизированный семантический объем, чем группа; а
подфуппа, совпадающая по наименованию со своей Л С Г , имеет и более общее,
по сравнению с другими подгруппами, значение.
Итак, Л С П эмоционального отношения можно разделить на следующие
7 ЛСГ: 1) Поведение; 2) Сотрудничество; 3) Антагонистические отношения.
4) Применение силы, 5) Добро и зло. 6) Порок. 7) Добродетель.
12
в структуре семантического поля эмоционального отношения в русском
языке наблюдается явление асимметрии. Асимметрия выражается в неравном
объеме семантических классов поля и синонимических рядов.
В Л С П эмоционального отношения асимметрия системы проявляется в
количественном несовпадении субполей положительного эмоционального от­
ношения и отрицательного эмоционального отношения. СубЛСП положитель­
ного эмоционального отношения целиком включает глагольные семантические
подклассы «содействие», «доброта», «добронравие» и класс «добродетель», ко­
торые содержат 171 лексему, субполе отрицательного эмоционального отноше­
ния целиком включает классы «антагонистические отношения», «применение
силы», «порою> и подкласс «зло», которые содержат 468 лексем. Неравномерен
и состав отдельных подклассов. Так, например, подкласс «доброта» включает
43 лексемы, а подкласс «зло» - 49 лексем, подкласс «добродетель» - 25 лексем,
подкласс «порюк» - 51 лексему, подкласс содействие - 24 лексемы, а подкласс
«враждебные действия» - 79 лексем.
Кроме того, несимметричной может быть внутренняя структура отдель­
ных подклассов. В семантическом классе «поведение» и подклассах «иметь
знакомство с кем-либо» и «расположение к кому-либо» имеются глаголы, при­
надлежащие и к положительной, и к отрицательной зонам. При этом больыганство глаголов данных подклассов принадлежит к положительной зоне. Различия
между значениями глагола одного подкласса носят сигнификативный характер,
а количество глаголов разньк подклассов часто вызвано длиной синонимиче­
ских рядов и расхождениями в эмотивном значении их членов. Это позволяет
сделать вывод о том, что структура Л С П отличается большей симметрией в от­
ношении сигнификативного аспекта семантики и меньшей симметрией в отно­
шении коннотативного (эмоционально-стилистического) аспекта семантики.
Асимметрия системы проявляется также при сопоставлении строения и
средств выражения Л С Г , формирующих Л С П эмоционального отношения. В
некоторых группах четко выделяется глагол-гипероним, например любить, не­
навидеть, помогать, содействовать, ругать, обманывать, в других группах в
качестве гиперюнима выступает некоторое отвлеченное наименование, напри­
мер иметь знакомство с кем-либо, взаимопонимание, враждебные действия,
добронравие.
Не все имена классов, подклассов и Л С Г имеют антоним. Наряду с анто­
нимическими парами добро - зло, содействие - противодействие, порок - доб­
родетель существуют такие имена подклассов, как, например, поведение, ру­
гань, этика.
Наибольшей асимметричностью характеризуются отношения конверсивности, омонимии и полисемии. Лексические конверюивы встречаются только у
части глаголов, входящих в данное поле. Омонимия является в языке нерегу­
лярным отношением, впрючем для данного поля она не является струуктурно
значимой категорией. Полисемия создает асимметрию потому, что многознач­
ные слова имеют разное количество значений.
Б третьей главе «Семантическое поле эмоционального отношения в
13
испанском языке» рассматриваются структура лексико-семантического поля
эмощюнального отношения, проблема идентификации единиц этого поля, со­
отношения ядра и периферии поля, динамика развития семантических элемен­
тов поля, синкретизм и асимметрия в структуре поля.
Гиперо-гипонимические связи в ЛСП эмоционального отношения испан­
ского языка демонстрируют взаимообусловленность его членов и еще раз подтверзкдают системный характер организации лексики.
ЛСП эмоционального отношения разбивается на ряд ЛСГ:
1. ЛСГ глаголов со значением «любвго> (включает 13 глаголов; КСП «испытывать любовь»).
2. ЛСГ глаголов со значением «удовольствие» (13 глаголов, КСП - «ис­
пытывать удовольствие»).
3. ЛСП глаголов со значением «восхищения» (22 глагола, КСП - «испы­
тывать восхищение»).
4. ЛСГ глаголов со значением «уважения» (9 глаголов, КСП - «испыты­
вать уважение»).
5. ЛСГ глаголов со значением «неудовольствия» (2 глагола, КСП - «ис­
пытывать неудовольствие»).
6. ЛСГ глаголов со значением «презрения» (6 глаголов, КСП - «испыты­
вать презрение»).
7. ЛСГ глаголов со значением «отвращения и ненависти» (8 глаголов,
КСП - «испытывать отвращение»).
Эти ЛСГ объединяются в два ряда в зависимости от обозначения:
1) положительного эмоционального отношения;
2) отрицательного эмоционального отношения.
В каждой ЛСГ, включающей слова с единьпл конкретизирующим семан­
тическим признаком, выделяется гипероним ЛСГ, находящийся в приватных
отношениях с членами ЛСГ и подчиняющийся, в свою очередь, гиперониму
ЛСП.
При рассмотрении структуры ЛСП немаловажен вопрос о способах обра­
зования значения эмоционального отношения у исследуемых глаголов. Дело в
том, что ряд членов поля - полисемантичные слова и значение эмоционального
отношения у них вторично. Знание механизма формирования искомого значе­
ния способствует выявлению связи в парадигматике и в синтагматике между
изучаемыми ЛСГ и другими, которые объединяются с нашей сферой общно­
стью значений, а также определению причин такого взаимодействия.
Анализ способов образования значения эмоционального отношения у ис­
панских глаголов предполагает обращение к истории языка. Это позволяет про­
следить связь между синхронным и диахронным состоянием лексики и обнару­
жить динамические признаки, присущие лексико-семантической системе языка
в синхронии.
Как правило, история отдельных слов, несмотря на их индивидуальные
особенности, представляет сходные черты многих слов, так как в семантиче­
ской истории одного слова повторяется семантическая история других слов.
14
Поэтому изучение направления развития значений отдельных слов ведет к вы­
явлению типов семантического преобразования, свойственньпс многим членам
определенного Л С П .
Семантическая структура Л С П эмоционального отношения характеризу­
ется наличием лексических единиц, разнообразных по своему происхождению.
Отношения между испанскими глаголами и их латинскими прототипами носят
различный характер. Большое количество испанских глаголов со значением
эмоционального отношения сохранило исторически первичные семантические
функции. Например, испанский глагол deleitarse - «наслаждаться, испытывать
удовольствие» от латинского delectare - «находить удовольствие», испанский
глагол gozar - «наслаждаться, испытывать удовольствие» от латинского gaudeге - «находить удовольствие», испанский глагол honrar - «почитать, уважать»
от латинского honorare - «уважать, чтить, почитать», испанский глагол venerar «почитать, уважать» от латинского venerari - «уважать, чтить, почитать», ис­
панский глагол desdenar - «презирать» от латинского dedignari - «презирать» и
т.д.
Возникновение значения эмоционального отношения у других конституентов испанского Л С П эмоционального отношения связано с явлениями дина­
мизма, что свидетельствует о стремлении поля к структурно-организационной
законченности.
Динамические процессы внешнего порядка заключаются в реализации
связей между Л С П эмоционального отношения и другими Л С П . Таким образом,
происходит пополнение Л С П эмоционального отношения за счет других полей.
В испанском языке таким источником пополнения можно считать смеж­
ное с изучаемым полем Л С П , содержащее слова со значением психической дея­
тельности, и более отдаленные Л С П , куда входят слова, обозначающие физиче­
скую деятельность, т.е. Л С П эмоционального состояния, эмоционального пере­
живания, умственной деятельности и т.д.
В синхронном состоянии языка динамические процессы проявляются во
взаимодействии между различными участками данного Л С П эмоционального
отношения, а также во взаимодействии этого Л С П с другими полями. При этом
глаголы эмоционального отношения могут принимать на себя семантические
функции других глаголов, т.е. в их семантической структуре наблюдаются яв­
ления синкретизма.
Синкретизм в лексике остается малоисследованной областью. В работах о
синкретизме речь идет о синкретизме в фонологии, морфологии, синтаксисе.
Изучается синкретизм фонем, падежных форм, частей речи и т.д. Определение
синкретизма, данное О.С. Ахмановой в «Словаре лингвистических терминов»,
тоже ориентировано на грамматику.
Существует мнение, что синкретизм в лексике встречается лишь в недос­
таточно развитьпс языках. Однако семантические синкретические явления не
всегда являются свидетельством архаичности языка. Часто синкретизм высту­
пает как необходимое свойство языка, помогающее в приспособлении к новым
15
потребностям. Оно основано на диалектическом соотношении устойчивости и
изменчивости семантических связей между языковыми единицами.
Гфоблема синкретизма в лексике связана с экономией языковых средств,
так как с появлением новой информации возникает необходимость в использо­
вании устойчивых форм для выражения нового содержания. Компенсационная
способность словаря любого языка тоже связана с ситфетязмом. Таким обра­
зом, язык имеет возможность восполнять средства выражения, утерянные в хо­
де исторического развития.
Способность слов входить сразу в несколько ЛСГ является важной орга­
низационной чертой языка.
Явления синкретизма обнаруживаются как в греческом и латинском язы­
ках, так и в современных языках. Это говорит об устойчивости явления.
В испанском ЛСП эмоционального отношения существуют различные
тицы синкретичных отношений между его конституентами.
Одной из разновидностей синкретизма является расщепление значений
слова в пределах разной направленности одного процесса. Это происходит в ре­
зультате взаимодействия между двумя участками ЛСП, связанными, соответст­
венно, с субъектом и объектом действия.
В испанском ЛСП эмоционального отношения тоже существуют глаголы,
обладающие свойством объединять в себе два противоположных значения. На­
пример, gustar («tener gusto» и «causar а tener gusto»), admirar («tener admiracion»
и «causar a tener admiracion»), repugnar («tener aversion» и «causar a tener avision»).
В заключении приведены итоги исследования. Струетурное сходство
ЛСП эмоционального отношения в русском и испанском языках заключается в
наличии одних и тех же дифференциальных семантических признаков, присут­
ствии в структуре поля аналогичных лексических категорий, активной роли си­
нонимических отношений в функционировании данного семантического поля.
Все обнаруженные сходства в русском и испанском языках объясняются прояв-'
леиием универсальных закономерностей устройства языка.
В ходе исследования подтвердилась возможность классификации единиц
одного и того же ЛСП по нескольким основаниям: 1) при помощи семантиче­
ских признаков, составляющих значение лексических единиц; 2) по тематиче­
ским группам (на основании тематики сообщений, в которых могут быть ис­
пользованы лексические единицы); 3) с учетом абстрактных грамматических
сем.
Специфика ЛСП глаголов эмоционального отношения определяется интефацией денотативно-сигнификативных и абстрактно-грамматических при­
знаков.
Проведенное исследование показывает, что семантические поля процес­
суального типа, в том числе поля, связанные с оппозициями абстрактных лек­
сических единиц, имеют не менее четкую структуру, чем предметноконкретные поля. В то же время процессуальные поля отличаются от предмет16
ных более сложной иергфхической структурой и взаимодействием большего
числа дифференциальных семантических признаков.
Взаимодействие классов внутри поля и связь изучаемого поля со смеж­
ными полями, установленные в обоих языках, является свидетельством взаимо­
дополнительности характерных для языка в целом свойств дискретности и кон­
тинуальности.
Исследование показало, что метод семантического поля дает интересные
результаты при исследовании полей разветвленной, иерархически сложной
структуры, а не только линейных и дискретных полей.
Оба сопоставляемых язьпса характеризуются высокой долей мотивиро­
ванных слов в составе данного поля: 71,5% - в русском языке и 68,5% - в ис­
панском языке.
Оба языка также имеют высокую долго специальных слов по сравнению с
общими наименованиями во всех классах изучаемого ЛСП.
Важнейшим способом передачи эмоциональных оттенков в обоих языках
является использование эмоционально окрашенных суффиксов.
Спецификой ЛСП глаголов эмоционального отношения является ярко
выраженная систематизация единиц по категориальным отношениям синони­
мии (эквивалентности) и антонимии (противоположности), а также конверсии и
деривации. Преобладающим в данном поле является категориальное отношение
синонимии.
Сопоставление семантического поля в двух языках позволяет обнаружить
больший объем поля в целом в русском язьпсе, его построение по принципу те­
зауруса со строгими параметрами, значительный удельный вес единиц, выра­
жающих отрицательные эмоциональные отношения.
Ведущими лексическими категориями, образующими основные парадиг­
матические оппозиции в структуре ЛСП эмоционального отношения, являются
синонимия и антонимия, которые создают семантический и эмоциональностилистический контраст единиц - членов поля.
Для определенных областей лексической системы, обозначающих «пси­
хическую» деятельность человека, характерны градуальные отношения, кото­
рые, в частности, имеют место в лексико-семантических фуппах любви, уваже­
ния, восхищения.
Закономерной особенностью строения ЛСП является асимметрия, кото­
рая находит проявление в несовпадении аналогичных звеньев на соответст­
вующих участках поля и неравномерном развитии аналогичных признаков у
членов ЛСП. Неравномерность развития отдельньж участков поля объясняется
стихийностью развития языка в связи с потребностями 1>ечи в различные эпохи
его существования. Асимметрия структуры поля не замечается говорящими,
поскольку смежные единицы поля берут на себя функции отсутствующих в
данной семантической системе единиц.
ЛСП эмоционального отношения в сопоставляемых языках различается
характером периферийных связей поля. Специфической чертой русского языка
является наличие связей изучаемого поля с полями существования, физического
17
воздействия на объект, движения, перемещения объекта, звучания, социальной
деятельности, созидательной деятельности. В испанском языке выделяются свя­
зи данного поля с полями интенциональности, эмоционального переживания,
чувственных восприятий.
Результаты исследования отражены в следующих публикациях:
Носенко Е.А. Семантическое поле «эмоциональных отношений» в русском
языке// V I Научно-практическая конференция молодых ученых. Актуальные
проблемы русского языка и методики его преподавания: РУДН, 23 апреля, 2004
года. - М.: Флинта: Наука, 2004. - С. 115-118.
Носенко Е.А. Проблема текстового семантического поля в русской лин­
гвистической традиции // Вестник Российского университета дружбы народов.
Серия Лингвистика. - 2004. - №1(6). - С. 191-198.
Носенко Е.А. Семантическое поле эмоционального отношения в испан­
ском языке // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия Лин­
гвистика. - 2005. - №7 - С. 60-68.
18
Носенко Елена Александровна (Россия)
Семантическое поле эмоционального отношеная
в испанском я русском языках
Диссертация тфедставляет собой сопоставительное исследование семан­
тического поля эмоционального отношения в испанском и русском языках, его
структуры, свойств и категорий.
Анализ структуры поля позволил обнаружить градуальный характер от­
ношений мехсду единицами и асимметрию в строении отдельных лексикосемантических групп. Установлены специфические признаки лексического вы­
ражения эмоционального отношения в испанском и русском языках.
Результаты диссертационного исследования могут быть использованы в
практике преподавания испанского и русского языков, подготовке учебных по­
собий по лексикологии и общей семантике.
Elena А. Nosenko (Russia)
Semantic field of emotional relation
in Spanish and Russian languages
The thesis represents comparative research of a semantic field of the emo­
tional relation in Spanish and Russian languages, of its structures, characteristics and
categories.
The analysis of the field structure has allowed to find out gradual nature of re­
lations between units and asymmetry of the structure of some lexical-semantic
groups. Specific attributes of lexical expressions of the emotional relation in Spanish
and Russian languages were established.
The results of the thesis can be used in practice of teaching of Spanish and
Russian, preparation of manuals on lexicology and general semantic.
I
Подписано в печать 12.12.2005 г. Формат 60x84/16.
Усл. печ. л. 1,16. Усл. кр.-отт. 1,28. Тираж 100 экз. Заказ 1050
Типография Игас РУДН
117923, ГСП-1, г. Москва, ул. Орджоникидзе, д. 3
!
РНБ Русский фонд
2006-4
24736
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
0
Размер файла
1 188 Кб
Теги
bd000103388
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа