close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

bd000103454

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
Баженова Татьяна Петровна
ЕВРОПЕИЗАЦИЯ РУССКОЙ К У Л Ь Т У Р Ы :
СУЩНОСТЬ И ОСОБЕННОСТИ
Специальность: 24.00.01 - теория и история культуры
АВТОРЕФЕРАТ
диссертация на соискание ученой степени
кандидата философских наук
h(^
Тамбов 2005
Диссертация выполнена на кафедре культурологии
Тамбовского государственного университета
им. Г.Р.Державина
Научный руководитель:
кандидат философских наук,
профессор Семина B.C.;
Официальные оппоненты:
доктор философских наук,
профессор Карцева Г.А.;
кандидат философских наук,
доцент Четвертакова Ж.В.
Ведущая организация:
Тамбовский государственный
технический университет
Защита состоится 22 декабря 2005 г. В 10.30 час. на заседании
диссертационного совета Д 212.261.06 при Тамбовском государствен­
ном университете им. Г.Р.Державина по адресу: 392000, Тамбов ул. Со­
ветская, 181-И (корп. 9), аудитория 221.
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Там­
бовского государственного университета им. Г.Р.Державина
Автореферат разослан 21 декабря 2005 г.
Ученый секретарь
Диссертационного совета
доктор социологических
наук, профессор
Помогаев В.В.
9f^fSl
^-b^f^^
T. О Б Щ А Я Х А Р А К Т Е Р И С Т И К А Р А Б О Т Ы
Актуальность исследования: Мировую культуру нельзя предста­
вить без культуры России, а русская культура во всем многообразии
своего содержания немыслима без культурного богатства, накопленно­
го народами Европы. Уровень взаимопостижения и взаимопроникнове­
ния европейской и русской кулыур определяет не только вектор дви­
жения России в мировом культурном пространстве, но и влияет на ха­
рактер взаимоотношений России со странами европейского сообщества.
Указанные обстоятельства подцерживают ПОСТОЯННР>ГЙ интерес к теоре­
тическим проблемам взаимодействия кулыур России и Европы, как в
синхроническом, так и диахроническом аспектах. Кроме вышеозначен­
ных факторов интерес к вопросам европейского влияния на культуру
России обусловлен исторически сложившимися многочисленными эко­
номическими, политическими, династическими связями между Россией
и европейскими государствами. А единое религиозное основание в лице
христианства обусловило рост и развитие культурных связей в области
литературы, музыки, изобразительного искусства, архитекторы. Време­
нами эти связи разрывались в ходе войн, конфликтов, межцерковных
распрей, что приводило, с одной стороны, - к разрушению всей пара­
дигмы межкультурного диало! а, а с дру! ой, - отдаляло рз'сскую куль­
туру от ее исконно христианских (византийских) оснований и ставило в
положение ученичества и поверхностного подражательства внешним
образцам европейской культуры. Это обегоятельство порождало в рус­
ской общественной мысли протест против европоцентризма, который
дошел до отрицания органической связи русской и европейской куль­
тур и выразился в пропаганде политики культурного изоляционизма
России («особый путь» (почвенники), «особая стать» - Ф.И.Тюгчев) в
мировом кулыурном пространстве.
Актуальность заявленного нами исследования обусловлена не
только историко-культурной традицией, но и сложившимся спросом
на изучение и определение места современной русской культуры в
мировом культурном процессе. Сегодня невозможно рассчитывать на
плодотворность экономического, политического и социального со­
трудничества без nojmoTbi и объективности понимания существа меж­
культурного диалога, сходства и различия локальных культур, про­
цесса европеизации русской культуры как нйобкодимой константы в
ее поступательном развитии. Начавшисн '^т^^й^!5^|Сг^^Р''*^'^ "^'^'
3
I
\
"g:fei
СПст
•• X
верти X V I I I веков процесс активной европеизации русской культуры
осуществлялся в рамках смыслов и значений диалога культур, куль­
турных контактов, культурного процесса, аккультурации и инкультурации, основанных на толерантности, позволившей коммуникативные
связи перевести в русло динамического общения, построенного па
устремленности материнской (русской) культуры к восприятию, асси­
миляции, интериоризации инокультурных явлений. В ходе активною
освоения и творческого пре1эбразования русской культурно-исто­
рической системой антропоцентрических, рационалистических и гу­
манистических идей, принципов и ценностей Европейского Просве­
щения была сформирована тринарная модель русской культуры, кото­
рая позволила культуре-реципиенту существовать в обновленном, мо­
дифицированном виде, черпая источник дальнейшего существования
в своей открытости «чужому».
Наконец, говс^ря об актуал)5Н0сти темы исследования, необходимо
особо отметить тс, что совреме;нная Россия переживает реформационный бум схожий по масштабам и формам осуществления с модерни­
зацией страны, предпринятой Петром I и его последователями. В эгих
условиях ясность представлений о сущности и особенностях европеи­
зации позволит не только в толной мере реализовать европейские
идеалы либерализма и гуманизма, но и предотвратить трагедии, кото­
рые пережила Россия в X X веке, когда антропологизм и индивидуаль­
ность как авторство были насгильственно заменены идеологическим
монологизмом и политическим тоталитаризмом, которые вывели
с'фану за пределы не только европейского, но и мирового культурного
пространства. Потому диссертант обратился к означенной теме ис­
следования, с целью проанализировать сущностное содержание и фе­
номенологические особенности процесса европеизации русской куль­
туры с тем, чтобы уточнить некоторые теоретические позиции в во­
просах культурно1"о развития страны.
Степень наушой разработанности проблемы:
Тема европеизации русской к>'льтуры не может быть объективно
и достаточно полно исследована без опоры на общеметодологические
труды классиков современной культурологаи, культурной антрополо­
гии и историчесвой этнографии. К ним мы относим работы Билза
(Beals R.), Б.Малиновского (Malinowski В.), А.Кребера (Krober А.).
Ф.Боаса (Boas F.), Л.Уайта (White L.), М.Херсковица (Hersovitz М.).
В их трудах отображены проблемы культурного процесса, межкуль-
турпых коммуникации, аккультурации, инкультурации, культурной
диффузии и культурной адаптации. Они рассматривали динамические
культурные процессы через их конечный результат, который опреде­
ляли как культурную адашацию и ассимиляцию. К настоящему вре­
мени накопился значительный массив публикаций, в которых с пози­
ции семиотики изучаются пути развития русской культуры, ее внут­
ренних детерминант, обусловивших процесс восприятия идей, ценно­
стей и образцов европейской культуры (Ю.М.Лотман, Б.Успенский,
В.М.Живов, М.Б.Плюханов, и др.). В свою очередь Д.С.Лихачев,
Л.М.Панченко, Б.И.Краснобаев, Г.В.Драч, Л.А.Черная пред;южили на
основании личное гно-деятельного подхода к культуре разработанною
Э.С.Маркаряном, В.Е.Давидовичем, Ю.А.Ждановым, П.С.Гуревичем
новый термин «новая русская культура». С точки зрения авторов гра­
ницы этого понятия позволяют выделить четыре главных отличия
русской культуры нового времени: светский характер, открытость,
готовность к активному общению с другими культурами, переход в
мировоззрении от теоценгризма к антропоцентризм}'.
Ряд отечественных исследовачелей, опираясь на изучение обще­
ственной мысли, быта и нравов русского общества начала нового вре­
мени, показали цельную картину обновления русской жизни, проана­
лизировали степень и значимость «западною влияния» на русскую
культуру (А.М.Сахаров, В.С.Шульгин, А.К.Леоитьев, А.И.Рогов,
Л.Н.Пушкарев, М.А.Ильин, А.С.Лаппо-Данилевский). О подготовлен­
ности и закономерности петровских реформ в России писали
С.Ф.Платонов, М.Раефф ( R a e f f M . ) , О.Брайен (O'Brien), которые счи­
тали, что инициатива по европеизации русской культуры исходила со
стороны России, и потому сам процесс европеизации (юдвергался «се­
лекции» со стороны верховной власти. Тему кулыурной селекции в
ходе npof(eccoB модернизации России продолжили в своих работах
зарубежные историки культуры Р.Витрам (Wittram R.), Дж.Кракрафт
(Cracraft J ) , Р.Ступерич (Stupperich R.) А.Мюллер (Muller А.). В боль­
шом и сложном процессе «трансплантации» европейской культуры на
русскую почву они видели лишь ослабление власти церкви и секуля­
ризацию земель и не o6paTHjm внимание на зарождение внутренних
движений в русской культуре, за исключением Х.Роджера отметивше­
го возникновение националыюго самосознания у русски.ч Jиoдeй, как
реакцию на «европеизацию».
Поиск новых путей изучения истории русской культуры был свя­
зан с «поворотом к человеку^), поэтому публикации трудов И Вердяева, П.Сорокина, Г.Федотояа, В.Зеньковского,
Г.Флоровс!чого,
Ф.Степз'на позволгли восстановить недостающее звено «человекове­
дения» в изучении культурного процесса BOo6nie и европеизагщи рус­
ской культуры, в частности.
Изучению процессов освоения европейской культуры дворжгством и перенесении ее на культурную почву российской провинции
занимались А.И.Герцен. П.Я Чаадаев, Б.Н.Чичерин, Н.А.Бердяев,
И.М.Гревс, СМ.Соловьев, Н.К.Пиксанов и другие. Они увидели в по­
явлении дворянской культуры, олицегворепной в дворянском усадеб­
ном комплексе и F празднично'! городской культуре положи 1ель[гые
результаты творческого переосмысления идеалов Европейского Про­
свещения и перенесения их на культурную почву России.
Появление на природном ;г,1ндшафте русской провинции дворян­
ской усадебной культуры привлекло внимание авторов, изучающих,
главным образом, художественную сторону структуры и образа уса­
дебного комплекса. Так появились исследования искусствоведческого
характера П.П.Вейнера. Н.Н.Врангеля, С.Маковского, И.Э.Грабаря,
А.Н.Бенуа, И.Ф.Анненского и других. Они пытались определить эсчетичсскую ценность усадебных коллекций изобразительного и при­
кладною искусства, садово-парковой зоны, различных строений.
Только с 70-х годов X X века стали появляться публикации Ю.М.Лотмана, Д.С.Лихачева, Т.П.Каждап, О.С.Евангуловой, А.П.Вергуновой,
В.А.Гороховой, Л.В.Ивановой и других, в которых дворянская усадь­
ба представала как сложное социокультурное явление со своей типо;югией, функциями и субъектным началом. Интерес к провинциаль1ЮЙ, в том числе и дворянской усадебной кулыуре вновь акшвизируется в конце 80-х годов прошлого века. В этом направлении успешно
работают А.М.Панченко, Л.В.Кошман, Ю.М.Лотман, Г.М.Прохоров,
Е.П.Щукина, В.Г.Щукин, Т.О Хворых, Н.И.Завьялова, В.Д.Лелеко,
О.В.Ромах, И.В.Ромах, В.С.Ссмлна и другие. В работах названных ав­
торов предпринята попытка с кутьтурологических позиций рассмотреть
своеобразие культурного мира нровиггциальпой дворянской усадьбы, в
недрах которой формировалось не только культурное «ядро», но и вы­
ковался новый кул)зтурный феномен - «русский европеец».
Возникновениг и становление новою типа личности в результате
освоения идеалов Европейского Просвегцения, носителя светскою
национального и культурно-исторического самосознания, изучали
И.Г.Эверс, В.С.Соловьев, А.С.Пушкин, А.С.Хомяков, К.Д.Кавелин,
К.Н.Леоп гьсв, П.Н.Милюков, Т.А.Коваленко, П.С.Шкуринов, В.К.Кантор, Л,В.Пола1у1'Ина, А.Н.Копылов и другие.
Не осталась без внимания исследователей праздничная и ра,звлекательная кулыура петровского и послепетровского периода русской
истории. Авторы (М.М.Бах 1ИН, Р.Генон, Ю.С.Башкирцева, ГЧ.В.Сиповская, Д.В.Рачковский, И.Т.Касавин, В.Е.Катаев, Е.В.Дуков, Ю.М.Лотман, А.И.Костяев, В.Одоевский, Д.Д.Зелов и другие) обращали вни­
мание на игровое, символическое, церемониальное начало праздников
и развлечений, на их общедоступность и некоторый демократизм в
иерархии участников, чго было нринципиально новым в пространстве
русского традиционного праздника и рихуала.
Между тем, достигнутые результаты в изучении круга проблем
историко-культурологической и тeopcIикo-кyльтypoJrorичecкoй тема­
тики не снимают вопроса их дальнейшей теоретической разработки.
До сих пор остаются дискуссионными вопросы целесообразности ев­
ропеизации России; противоречивым оценкам подвергаются формы,
методы и средства внедрения на русскую кулыурную почв> идеалов,
норм и цен1гостей европейской культургл; с большим сомнением восприни.маются положительные результаты европеизма. Нсодпозначиость толкований и оценок европейского культурного влияния на рус­
ское сообщество заставили авшра обратиться к означенной геме диссертациохнюго исследования и рассмотреть ее с позиции интехрагивного культурологического знания.
Цель диссертационного исследования заключается в ю м , что­
бы, опираясь на методы философии, культурологии и культурной ан­
тропологии, исследовать процесс европеизации русской культуры в
его сущностном выражении и феноменологических проявлениях.
В ходе реализации цели исследования были поставлены следую­
щие задачи:
• рассмотреть толерантность как принцип межкультурного диа­
лога и культурного процесса;
• изучить пред1юсылки и ус;ювия европеизации русской культу­
ры в контексте изменения мировоззренческих парадигм и концепту­
альных фреймов;
• определить внутреннее содержание процесса европеизации как
модернизации русской культуры;
• проследить формы и методы освоения ценностей европейской
культуры в контексте праздничной городской и провинциальной уса­
дебной культуры;
• выявить характерные особенности феномена «русский европе­
ец» как субъектного результата европеизации русской культуры.
Объектом диссертационного исследования является европеиза­
ция культурного пространства России.
Предметом исследованич выступают причинно-следственные
связи и сущностное отиоп1ение между культурами народов Европы и
России, явленные в различных модификациях культурного процесса.
Теоретико-методологической основой диссер1ационно]о иссле­
дования выступают историко-культурные, культурфилософские, куль­
турологические концепции русской культуры как саморазвивающейся
системы.
О с н о в н ы м и методами исследования я в л я ю т с я :
• метод сис1емпо10 ана;п[за;
• метод семиотического и семантического анализа;
• типологический метод;
• герменевгичсский метод;
• аксиологический метод.
Н а у ч н а я новизна диссертационного исследования заключается
в том, что:
• во-первых, европеизация русской культуры paccMoipeiia как
историческое собьгтис класса культурных явлений, осуществленных в
KOHTCKCie культурного процесса: культурный диалог, аккультурация,
инкультурация.
• во-вюрых, обоснована детерминированность процесса евро­
пеизации архитектоникой русской культуры позднего Средневековья
и начала Н о в о ю зремени, испытавшей состояние смысловою напря­
жения и асимметр ии между TCICCTOM и контекстом, между ядром куль­
туры и ее периферическими пластами;
• в-третьих, раскрывается вну1реннее содержание процесса ев­
ропеизации как модернизации русской к у л ы у р ы ;
• в-чствертых, исследована феноменальность дворянской куль­
туры как светского, европейски ориентированного пласта националь­
ной (локальной) культуры;
• в-пятых, показаны особенности феномена «русского европей­
ца» как субъектного результат? европеизации русской культуры.
8
Научно-практическая значимость:
а) научная значимость работы заключается в том, чго результаты
диссертации позволяют дать ответы на ряд дискуссионных вопросов,
связанных с европеизацией русской культуры и тем самым восполнить
пробел в изучении истории русской культуры Нового времени, более
полно представлять эволюционные процессы обогащения материнской
культуры России новыми смыслами и значениями, придавшими ей гу­
манистически-просветительский вектор развития, основанный на свет­
ском, личностном и рационалистическом началах, вырабоханных евро­
пейской философией. Просвещением и общественной мыслью;
б) практическая значимость диссертации обусловлена тем, что
опыт решения проблем культурною развития страны в jnoxy ради­
кальных перемен, предпринятых Петром I и его последователями,
может быть полезен и сегодня, особенно, в части образования и вос­
питания молодого поколения в духе идеалов европейского гуманизма,
демократии, свободы и всестороннего развития личности, основные
выводы положения и материалнл диссертации могут бьиь использова­
ны при написании обобщающих работ но теории культуры, истории
культурного развития России, по культурной антропологии, искусст­
вознанию, а также в нормативных и специальных лекционных курсах
по Истории мировой культуры, по Истории русской к у л ы у р ы , по
Отечественной истории и Краеведению.
Положения, выносимые на защиту:
1. Европеизация русской кулыуры, начавшись в границах перехода
от позднего Средневековья к Новому времени, осуществлялась в рамках
межкультурного диалога опиравшегося на принцип толерантносги.
В ходе дишю1'а преодолевались элементы культурного этноцентризма и
у1верждались принципы этнореляшвизма, позволившие не только при­
нять как дан1юсть культурные различия России и Европы, но и {1аправить
вектор культурного процесса в направлении межкультурпой компетен­
ции, лежащей в пределах процесса инкультурации, развернувшеюся в
рамках преобразуемого культурного пространства. Восприятие европей­
ской культуры сопровождалось созидательной адаптацией к повы.м куль­
турным паттернам и их творческой инхериоризацией.
2. В период позднего Средневековья и начала Нового времени
1еоцентрическое миропонимание в России дошло до предельною са­
мораскрытия, вступив в стадию статики. Это привело к возникнове­
нию социокультурной асимметрии, в недрах которой возникли новые
концептуальные смысловые сфуктуры - фреймы, ассоциированные с
новым культурным концептом. Основу этого концепта представляли
новые оценки человека как индивидуальности и личности; понимание
истории с позиш^и динамизма, новизны, рационализма и идеалов гу­
манизма. Это обусловило рост национального самосознания и возник­
новение нового культурного синдрома, базировавшегося на смене ми­
ровоззренческих ]1арадигм.
3. Модсрнизщия русской культуры выразилась в десакрализации
всех сторон общественной жизни, в понимании необходимости отказа от
монологического построения культуры, внедрения в кулыурную ткань
новых смыслов, значений, символов, освоенных с помощью когнитивно­
го стиля общение средствами языка. В ходе европеизации культурареципиент адаптировалась к ку тьтуре-донору посредством своей культу­
рологической пластичности, благодаря которой восприняла «осфый
галльский смысл», «сумрачный германский гений». Это no3BOjrHJio пере­
вести «вненпшй» диалог русс^гой и европейской культур во «внутрен­
ний» диалог фрагментов национа1гьной культуры и существовать а об­
новленном, модис[)ицированном виде, что наиболее ярко демонстрирует
светское национальное самосознание, специализированные кинезическис
сисчемы, новые я'.ыки пространственной коммуникации.
4. Дворянская Kyjn^Typa периода активной европеизации склады­
валась из двух составляюн],и<: усадебной и праздничной, развлека­
тельной культур Усадебная культура охотно и быстро приспособи­
лась к «спрессованности» культурного процесса Нового времени, взяв
на себя роль «культурного гнезда», локализованного 1раницами тер­
риториально-поселенческого образования. В дворянской усадьбе про­
ходило формирование «ядра^^ новой культуры, преодолевшей порог
«отстраненного» развития. Праздничная и развлекательная культура
периода европеизации заклюггала в себе значительный гносеологиче­
ский потенциал, разворачивая сознание участников в сторону нравсгвснных и эстетических стороч жизни, задавая невербальную, некатегоризированную установку на восприятие европейской кулыуры.
5. Европеизация внесла в социальную структуру России понятие
о равенстве вн}при дворянского сословия, что привело к изменению
всей системы взаимоотношений с верховной властью. Модернизация
русской культуры обусловила смену ментальной парадигмы, которая
затрагивала не тэлько дворянское сословие в целом, но и отдельную
личность. Через систему образования и воспитания транслировались
10
новые философские концепции, ценностные ориентации, которые по­
служили основой возникновения новою человека - русского европей­
ца Мировоззренческой основой формирования русского европейца
стало христианство в своем первоначальном виде. В основе идеологин
русского европейца лежала западная, антропоцетричсская модель
мира, которая предполагает установление «гражданского общества
свободных личностей» (К.Д.Кавелшг), торжество разумной, цивилизо­
ванной деятельности, динамизм и просветительский оптимизм.
Апробация работы. Диссертация обсуждалась на кафедре куль­
турологии, ее основные результаты докладывались на международ­
ных, всероссийских, межвузовских научно-практических конференци­
ях: «Культурология. Интеллектуальный потенциал культ} рологии»
(Тамбов, 2003); «Социальное партнерство ipex секторов общества как
фактор совершенствования сисгсмы социальной заши1Ы>> (Тамбов,
2003); всероссийской научно-практической интернет-конференции
«Проблемы государства, права, культуры и образования в современ­
ном мире» (Тамбов, 2004); «Профсссиональпо-личностпые качества
специалиста социальной сферы как аспект социального образования»
(Тамбов, 2004); « I X Державипские чтения» (Тамбов, 2004); « X Державинские чтения» (Тамбов, 2005); «Интеллектуальный потенциал куль­
турологии» (Тамбов, 2005), в научных статьях, помешенных в темати­
ческих сборниках, С Э И «Аналитика культурологии».
По теме диссертации опубликовано 16 работ научно-теорети­
ческого и методического характера.
Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, двух
1лав, заключения и списка использованной литературы.
II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ
Во введении обосновывается актуальность темы диссертационно­
го исследования, характеризустся степень ее научной нови5ны, опре­
деляются объект, предмет, цель и задачи исследования, подчеркивает­
ся научная новизна проблемы, ее теоретико-практическая значимость,
сформулированы положения, выносимые на зашит>', показана апроба­
ция работы, раскрывается структура и содержание диссертации.
Первая глава «Культурологические
основания
европеизации
русской культуры»
включает в себя три параграфа, в которых рас11
сматривается философско-антропологическое, историко-культурное и
сущностное содержание процесса европеизации.
В первом параграфе «Толерантность как принцип взаимодейст­
вия культур» рассматривается толерантность как культурологический
принцип, возникающий в результате преодоления наивного реализма,
построенного на абсолютизации локальной (материнской) культуры.
Толерантность представляет собой один из элементов категориальной
матрицы, кoтopыl^ сопрягается с такими категориями, как интолерантность, свобол.а, плюрализм, насилие и ненасилие. Межкультур­
ный диалог возможен при ясном понимании пределов TOjrepamHocTH,
а также таких ее элементов как претерпевание и страдание. Формы
выражения толерантности исследованы в классической философии,
культурологии и этнографии. Известный американский культуролог и
антрополог Билз Ральф Леон, изучая культурные контакгы, диалоги
культур, резуль'шты культурных диалогов, писал о тюм, что их итогом
является аккультурация, предсавляюо^ая собой заимствование новых
культурных элементов и реорпнизацию старой культуры. Дру| не ис­
следователи кулЕлуры Р.Редфил, Р.Линтон, М.Хсрсковиц выдепяли в
процессе аккульт}'рации субъективный фактор, видя его в непрерыв­
ном и непосредственном контакте индивидов, обладающих разными
культурами. О роли толерантности в межкультурном диалоге писал
советский философ В.А.Лекторский, который выделил четыре формы
выражения толерантности: безразличие, уважение к другому, снисхо­
ждение к слабости других, расширение собственного опыта (критиче­
ский диалог). Последняя форма выражения толерантности является
наиболее оптимальной в условиях расширяющихся диалогов культур,
так как допускает изменение и обогащение личностного « Я » в процес­
се взаимодействия с «Другим». В этом случае толерантность предпо­
лагает не только терпимость но отношению к Другому, но и понима­
ние Fro, сопереживание Ему, прочувствование Его. ТолерантЕЮСти в
межкультурном пространстве противостоит интолерантность, которая
заключена в четырех больших исторических Euiaciax; архаическом,
«осевом», модерн-пласте, пост'уюдернистском пласте. В ракурсе изу­
чаемой нами про()лемы исследовательский интерес представляет мо­
дерн-пласт. Он связан с социокг'льтурной динамикой прединдустриальиого и индустриатьного обществ, с пропагандой жестокого детерми­
низма человеческой деятельности в ущерб ее смыс:ювому содержанию.
Перешагнув рамки своего времени, модерн-нетерпимость в X X сю12
летии превратилась в одну и? самых жестоких и кровавых форм не­
терпимости, направленных против человека как субъекта культуры.
В сфере культуры интолерантиость проявляет себя в iTifoueHTpHSMe,
призванном защищать ценноеги «■своей» культуры и препятствовать
восприимчивости к «чужой» культуре. Противостоять этноцентризму
в культурном процессе может этнорелятивизм (Беннет М.), который
принимает как данность и неизбежность культурные различия и стре­
мится к межкультурному диш]огу и межкультурной комггетенции.
Психологической основой культурной адаптации является эмпатия - духовное и интеллектуальное проникновение в содержание иной
культуры. Культурная адаптация, покоящаяся на эмпатии, по мнению
Р.Билза, К.Клакхона, М.Херсковица, представляет собой конечный
результат аккультурации и инкулыурации. В свою очередь, обще­
культурным результато.м адаггтации выступает культурная диффузия.
В 5аключеиии парафафа делается вывод о то.м, что в ходе культурно­
го диалога между Россией и Европой, основанного на при1П1,ипе толе­
рантности, привнесенные на русскую культурную почву па1терны
культуры-донора стали осваивать «родовое» пространство культурыре1щпиента. В свою очередь, локальная русская культура свела аккультурациоиные контакты с Европой к новой ориентации в культур­
ном прос'фанстве, что позволи.то ей адаптировать инновации, привне­
сенные доминирующей кулы>рой и I C M самым войти з состояние
культурной динамики.
Во втором параграфе «Предпосылки и условия европетации рус­
ской культуры» анализируется период позднего Средневековья и пе­
реход к Новому времени, который характеризовался тем, что тсоцентрическое мировоззрение, его аксиологические возможности донши
до предельного самораскрытия и вступили в стадию статики, которая
обусловила появление смыслового напряжения между культурными
текстами и контекстом. У ж е с середины X V I I века становится очевид­
ным, что архитектоника кульп/рного ядра России характеризуется па­
радигматикой, т е. нарушением традиционно сложивпгпхся жанров,
стилей, сюжетов и мотивов Это послужило основой для возникнове­
ния социокультурной ассимсфии, на которой впоследствии выросли
новые смысловые и концептуальные структуры. Именно они органи­
зовали новое мировосприятие, мироотношение и поведение людей,
так как аккумулировали в себе типическую и 1юную информацию, ас­
социированную с культурным концептом. Достигнув в своем внут13
реннем развитии чеобходимого уровня, русская культура начала посшгать сущность новых явлений западноевропейской культуры и
осознанно усваивать их наряду с выработкой собственных культурных
форм. Постижение норм и цетпюстей к у л ы у р ы Нвропы шло через гу­
манистические традиции, выработанные Европой в эпоху Ренессанса.
В России к началу Нового времени ренессансные искания «личност и»
дополнились новой картиной мира, в которой доминирующими ста-ти
три понятия - природа, личность, кутьтура. В основе освоения новых
культурных ценностей лежал механизм осмысления и переосмысле­
ния Своего (локально-культурного) и Чужого (европейского), этот
механизм строился на методе зкстраполяции. Благоприятные условия
для экстраполяции европейской культуры на русскую культурную
почву сложились в середине X V I I - начале X V I I I столетий. Бурные
события X V I I века, консолидация внутри сословий, возрастание рег­
ламентации общественной жизни, расширение политических, дипло­
матических и экономических связей были той почвой, на которой раз­
вернулись культурные процессы. В науке это выразилось в попьтгке
осмыслить природные явления вне религиозной картины мира; в ли­
тературе - в формировании нзцерковных жанров и HanpaBjrennH; в
архитектуре - в сближении вгешнего облика культовых и светских
построек и сооружений; в живописи - в медленном, но неуклонном
разрушении иконографических канонов. Вместе с этим возникает по­
вышенный интерес к светскому образованию. Значительным культур­
ным событием, способегвовавпшм укоренению европейской культур­
ной традиции на русской почве, было открытие в 1685 году первого
высшего учебного заведения - Славяно-Греко-Латинской академии.
Все новации, происходившие в культурной жизни России рассматри­
ваемого периода, создавали предпосылки для восприятия и оценки
HejroBCKa как индивидуальности и личности и, соответственно, гото­
вили базу для роста национального самосознания. Кроме того, к концу
X V I I века культура России переживала этап новизны. Авторы произ­
ведений различного жанра доказывали необходимость внедрения но­
вого в русскую жизнь. Изменялись стили, жанры, возниюга любовь к
путепгсствиям. Динамичное псведение как повое культурная норма
России переходного периода было не самоцелью, а служи]ю средст­
вом выйти за рамси статики культурной старины, тем же целям слу­
жила мода, как символ переменчивости, открытости Еювому, которая,
в свою очередь, стимулировала развитие авторского самосознания.
14
Эпоха петровских реформ стала переломным моментом в процес­
се освобождения от рамок национальной культурной традиции, что
позволило русской теоретической мысли уделить особое внимание
оправданию «светского жития» и «светской государственное ги».
Сложность и противоречивость первоначальных модернизационных
ходов, предпринятых Петром I актуализировали эристику. Она в усло­
виях реформационной «сумятицы» смогла разомкнуть ранее непре­
одолимые психологические, нравственные, мировоззренческие и
идеологические границы в культуре и продемонсфировать внутрен­
нюю готовность русской культуры воспринять идеи и ценное]и за­
падноевропейской культуры.
В mpembejM параграфе «Сущность европеизации русс кой культу­
ры» анализируется содержание процесса модернизации русской куль­
туры, предпринятой Петром 1, и продолженной ej'o последователями.
Отправной точкой в понимании супщости процесса европеизации
русской культуры является концепция Э.Кассирера о символах в куль­
туре. У него символ предстает как способ творческого структурирова­
ния действительности, как познавательная форма нового Такими
символами в период активной европеизации русской Kyjibiypbi стали
дворянская усадьба, городская праздничная культуру и новый тип
личности - русский европеец.
Содержание процесса европеизации может быть описано через
понятия «внутреннее-внешнее», «свое-чужое». «Свое» - )то то, в чем
нужно пребывать и чему следовать, чтобы быть; «чужое»
то, neio
следует опасаться как инобытия. Исходя из данных понятий европеи­
зацию русской культуры можно представить как «внешний» диалоз
русской и европейской культур, инициированный Россией, который в
будущем стал «внутренним» диалозюм фрагментов русской культуры.
Такой перевод «внешнезо» во «внутреннее» возможен позому, чю
между любыми, самыми отдаленными друг от друга кyл^.тypaми, все­
гда есть некий абсолютный минимум информационного взаимодейст­
вия, который выражается в предваряюзцем реальный диалог вообра­
жении «о других» и способности общаться с ними («дру1 ими»). Евро­
пеизация в содержательззом п.'зане - это диалог культур Елропы и Рос­
сии, в котором кулыура Европы вьзсгупает как культуртрегер - «тот,
кто знает», а культура России берет на себя роль культуры-реци­
пиента, «тот, кто не знает, но хочет знать». Русская культура в рамках
означенных ролей в лице верховной власти, просвещенного слоя об15
щества, социально активных ]раждан оказалась способной принять,
синтезировать, интерпретировать и ассимилировать идеи и ценности
«чужой» культурь. Ассимиляция европейской кульг^фы прослеживает­
ся в кос номах дворян, горожаг, в языке жестов, движений, наполнив­
ших пространство русской культуры уже в первой четверти XVffT века.
Над кинезикой бытовой повседневности допетровской эпохи надстроились специализированные кипезическис системы обрядов, ри­
туалов, искусства, оказывающие обратное влияние на повседневность.
Десакрализащя всех сторон жизни российского общества, осуще­
ствляемая в ходе европеизации русской культуры отразилась на ха­
рактере Просвеще;ния и на его оргаггизации. В России за человеком
закрепилось право на H3MeHCHife и совершенствование своей «приро­
ды», т.е. право на образование как на процесс, требующий затрат лич­
ного времени. Плоды просвещения в России наиболее ярко воплоти­
лись в многогранном творчестве М.В.Ломоносова, В.Н.Татищева,
А.Н.Радищева, Г.Р.Державина. Как просвещенные люди своего вре­
мени они были убежденными сторонниками и защитниками челове­
ческой свободы, широкого универсального развития личности, твор­
ческого индивидуализма, непримиримыми противниками идей рабст­
ва и деспотизма. Европеизация русской культуры порождала отказ от
монологического построения культуры и активизировала внедрение в
культурную ткань новых смыслов, значений, символов, которые ус­
ваивались посредством когнитивного стиля общения средствами язы­
ка. Это привело к резкому взлету интереса к информативным языкам
народов Европы, иногда в уще]1б родному языку.
Разворачивание в пространстве X V I I I века реального процесса
взаимодействия культур России и Европы представляло собой не про­
сто «прорубание Петром окна в Европу», но было элементом эффек­
тивного и конструктивного днатюга локальной (русской) и европей­
ской культур. В ходе диалога чс только распространялись в границах
локальной культуры идеалы и нормы европейского pauHOHajrH3Ma и
антропологизма, но и развивапись нормы и цешюсти культуры-реци­
пиента (предпринимательство, военное дело, фадостроение, меценат­
ство и т.п.) В ходе европеизац ш соотношение «свое» и «чужое» было
сведено до степени релятивизма, что позволило положить в основу
этико-гермсневтической конструкгщи как отдельного человека, так и
всего российского культурно'^о сообщества, идею принципиальной
взаимозависимости «Своего» н «Чужого». ''>го сделало русскую куль16
туру пластичной, укрепило ее способное 1ь к адаптации инаковости и к
созданию на этой основе «слюжного целого». Вот почему русская
культура оказалась способной с одинаковым ишересом воспринять
французское Просвещение и немецкую философию как laciH сди[{ой
европейской культуры.
Процесс европеизации русской культуры, по словам Ю.М.Лотмана, представляет собой победу иной семиотической системы, ее пе­
ремещение с периферии культурного пространства в центр, а из цен­
тра в периферию.
Во второй главе «Особенности европеизации русской культу­
ры» раскрываются феноменологические особенности вссприятия ев­
ропейской культуры российским сообнлеством.
В первом параграфе «Дворянская усадьба как симво 7 европеиза­
ции русской провинции» раскрываются пути проникновения европей­
ской культуры в российскую «глубинку».
Массив памятников русской кулыуры X V I I I - X I X зеков на1юлнсн
европеизировашгыми материальными образцами (усадьбы, парки,
дворцы, гроты, галереи, сады, картины, скульптуры и г.н.). Это и по­
нятно, так как дворянское сословие восприняло положиге.иьно ради­
кальные реформы Пс'фа I по модернизации российского общества и
не случаЙ1Ю русская усадьба как структурный элемент провинциаль­
ной русской культуры принята на себя роль своеобразного «культур­
ного гнезда», локализованного границами территориально-поселен­
ческого образования. В функциональном отногиении она представляла
«месторазвитие» (П.Н.Милюков), внутри которого не чолько создава­
лась новая русская культурная традиция, соответствующая общест­
венным идеалам Просвещения, но и поддерживалась в отдельных сво­
их проявлениях старина. Наиболее ярко эстетика европейского Про­
свещения отразилась в оформлении усадеб1Юго комнлеьха («нпечагление естественности», регулярность, включенность в «природный
ландщафт» биб:шотек, театров, храмов, музеев и т.п.). В жизни усадь­
бы идеалы европейского гуманизма переходят в область обществен­
ного идеала и активно влияют на изменение общей социокультурной
ситуации. Дворяне начинают видеть в простом народе, не только быдiro, но и усматривают в нем некие гуманистические черть.
В художественном отношении дворянские усадьбы представляли
собой набор уникальных кулыурных форм, типов и образов. Расцвс!
усадебной культуры приходится на X V I I I век, когда Россия оконча17
тельно перешагнула установленный ею ранее порог «отсфаиснного
развития» и обратилась к принципиально новым формам мышления и
чувствования, роясденным в кедрах европейской культуры. Усадьба
как субкультура дворянского сословия позволяет увидеть процесс
«приращения» нового в культ>рном процессе России X V I I I - начала
X I X веков. Прежде всего дворянская усадьба была моделью «частного
мира», подчас богатого духовным содержанием. Кроме того, как пра­
вило, она была «привязана» к природному и культурному ландишфту
сельской местности, что позвопяет ее типологизировать. Первый тип
усадьбы был представлен загородными дворцовыми рспрсзентатив(нлми комплексами (царствующая фамилия, придворные вельможи).
Основным их назначением бы.ла демонстрация престижа, приближен­
ности к власти, богатства. В пространстве данного типа усадьбы за­
рождается дворцово-парковая культура (под Петербургом, Москвой,
око]ю губернских центров и промышленных городов). Уклад жизни,
архитектура, живопись, прикладное искусство в них усадьбах носили
ярко выраженный евроног1ент{'1ИСгский характер. Второй тин yca7ie6ной культуры представляли сезонные усадьбы, предназначенные для
увеселения и досуга. В этом случае усадьба была призвана гармонич­
но организовать частную жизнь, располагать к неформальному обще­
нию, открыть две])и в мир свободы от принятых условностей. В соот­
ветствии с предназначением оь а изобиловала парками, рощами, дико­
винными постройками, которые дочжны были демонстрировать бо­
гатство художественных пристрастий хозяина. Третий тип усадьбы
был представлен сельской срсднедворянской усадьбой. Она создава­
лась и обустраивалась для постоянной жизни и получения докода.
Главной отличительной чертой усадьбы третьего типа было формиро­
вание провинциальной культурной среды в соответствии с культур­
ными предпочтениями ее владельца. Из этого типа усадеб позднее
складываются усадьбы русских писателей и художников.
Степень евро гюизации усадебной культуры демоне грировала ор­
ганизация всего усадебного KOvnwcKca. В нем сплетались воедино ар­
хитектура, паркостроение, скульптура, живопись и находило свое во­
площение представление хозяина о «прекрасном». В усадебной куль­
туре гармонично сочетались <
^
< европеизированная» красота и «азиат­
ская» толща традиций. Это единство позволило усадьбе из местооби­
тания превратиться в модель мироустройства. Только з усадьбе дво­
рянин в потной мере мог реализовать полученное европейское обра-
зование и воспитание и превратить «у-топию» («место, которого H C I » )
в «ей-топию» («благословеииое место»). Вместе с европейскими эле­
ментами в обустройстве усадьбы уживались старинные формы уса­
дебного хозяйства (пруды, мельницы, псарни и т.п.), к которым стали
примерять различные европейские архитектурные «наряды».
Важной культурной и мировоззренческой частью усадебного
комплекса были парк и сад, Парковые павильоны органично входили
в художественную систему усадьбы, ста}ювясь тематическим продол­
жением интерьера дома. В 0TjiH4He от парка сад занимал большую
территорию. Он сообщал обтатслям и гостям усадьбы чувство счас1ливого слияния с природой. Усадебные сады сыграли большую роль в
развитии личностного самосознания дворянства и шщнви,1у'ги]ыюго
авторства, став неотъемлемой частью социально-культурного локуса
дворянской усадьбы.
Во втором параграфе «Европейские мотивы в архитектонике
праздничной и развлекательной 1сультуры России XVIU-XIX веков»
показана специфика праздничной культуры, кохорая заключена в ее
игровом начале. При этом все участники игровых действий сохраняли
способность воспринимать си1уап,ию с позиций стороннего наблюда­
теля. Праздники в пространстве культуры призваны выключать участ­
ников из обыденной жизни, расширять временные и пространствен­
ные границы, задавая параметры строгой определенности и свободы.
Праздники X V I I f столетия подразделялись на придворные, народные
торжества и приватные праздники. Третий тип праздников, в огличие
от первых двух в части их организации и наполнения художественны­
ми элементами, носил просветительский характер и был адресован
представителям разных сословий. По силе эмоционального впечатле­
ния праздники напоминали хорошо отрепетированную театральную
постановку, в которой был пролог, завязка, развязка, эпилог. В канве
праздничной культуры периода активной европеизации значительное
место занимал обед-совместная трапеза, которая претерпевает серьез­
ные изменения: вместо прйвыч1юй молитвы начало трапезы и все
время обеда сопровождались духовым оркестром, испол1Швишм свет­
ские произведения популярных европейских композиторов. В резуль­
тате праздничные обеды стали служить средством десакрализации
всей системы праздничной культуры допетровской эпохи и «сакрали­
зации» ценностей новой светской культуры, проггитанной духом сво­
боды. Внедрение в быт культурных новаций сопровождалось выра19
богкой новых рит^/альных форм и церемониальных действий. Тем са­
мым на праздник ложилась бол зшая смысловая нагрузка. Он нес в себе
значительный гносеологический потенциал, так как оказался способ­
ным изменять сознание участников, решительно разворачивать его в
сторону нравственных и эстетических компонентов жизни, так или
иначе приглушенных обыденностью повседневности. В ходе празднич­
ных действий и торжеств задавгшась некая невербальная, некатегоризированная установка на укоренение в пространстве «своей» культуры
«нового», в том числе и HOBOIO образа жизни, новых форм общения.
Вот почему в X V I I I веке в России праздничные затеи быстро и естест­
венно внедрились в лoкaJIЬнyк: праздничную культуру, сформирован­
ную в допетровское время, обогатив ее светскими символами, знаками
и значениями, либо приаав старым праздничным конструкциям новый,
не привычный ранее вид (Рожд<;ство - Новый год). Вместе с тем. новые
праздники не убр&ли из культурного пространства календарные празд­
ники, одобренные русской православной церковью. Последние мирно
уживались со вновь введенными торжествами и делали праздничный
календарь насыщенным, что позволяло «играючи» осуществлять мас­
штабные процессы аккультурации. Праздники сопровождались разного
рода увеселительными мероприятиями, что позволило развлекательной
культуре взять на себя функции интеграции и социализации примени­
тельно к субъекту веселья. Этим объясняется изменение набора форм
приватных развлечений: спектакли, музицирование, стихотворчество,
коллекционирование, что должно было у участников «образовывать»
ум, чувства и воспитывать тонклй художественный вкус.
В орбиту развлекательной к-ульгуры в X V I I I веке также была вклю­
чена среда обитания горожан Ег организация часто становилась элемен­
том развлечений. Ярким и впечатляющим примером втягивания город­
ской среды обитания в орбит;- праздника и веселья является СанктПетербург. Широкие и прямые улиць!, обширные правильной формы
площади, дворцы и дома соответствовали властно-административному,
сакральному, празднично-рекреативному и социокультурному смыслу.
Праздничная и художестзенно-развлекательная культура этого
времени не терпела статики. Своеобразной формой динамики в архи­
тектонике праздника был бал - импортированный элемент западноев­
ропейской культуры. Бал вошел в культуру периода модернизации не
как забава, а как элемент дидактической системы, порожденной но­
вым типом государстве1шого з'стройства. Он был местом церемоний,
20
через которые участник осознавал свою коллективную, сословную и
культурную сопричастность. Функциональное назначение бальной
культуры на первых порах европеизации заключалась в гом, что балы
стимулировали проникновение в культуру России новаций и как бы
расчищали плацдарм для более глубоких и масштабных культурных
преобразований. К началу X I X века бал теряет свой церемониальный
характер и обязательную «бальную раму», он сгановится элементом
повседневности, так как может состояться во «всякий 71ень», и потому
смещается на периферию культурной живни.
Праздничная и развлекательная культура как форма внедрения в
общесгвенное сознание России новых, европейских культурных кон­
цептов не может предстать в гюлном объеме бе? фейерверков, которые
сопровождали все торжества «по случаю». В отличие от дру1 их видов
праздников фейерверки носили всесословный характер Через зрелипщость и аллегорию «огненных погех» пропагандировалась идея
государственности, прославлялись воинские подвиги России. В семи­
десятые годы X V i n века большие государственные световые зрелища
становятся редкостью, пышное декоративное искусство фейерверков
угасает и постепенно перемещается в часть празднеств, принятых в
частном обиходе не только в столицах, но и в провинции.
В третьем параграфе «Феномен «русского европейца/) в контек­
сте русской культуры XVII[ - второй половины XIX века» расе\ютрен
процесс возникновения и становления русского европейца, как носи­
теля европейских культурных традиций. Европейское образование и
гражданские права, участие в управлении территориями позволили
поместному дворянству занять лидируюп1ее положение в обществен­
ной и культуртюй жизни етрагсы. Смена ментальной парадигмы затро­
нула не только дворянское сословие, но и меняла отдельную личность,
ее мировоззрение, ценностные приоритеты. В первую очередь зго каса'юсь образования и воспитания, которые мыслились как неразрыв­
ные части целого. Забота об образовании и воспитании «главного
авантажного сословия» становится частью внутренней политики Рос­
сии X V I I I века. В резульгате в недрах образовательно-воспитатель­
ного процесса стал выковываться такой феномен европеизированной
культуры России как «русский европеец». Мировоззренческой осно­
вой русского европейца стало христианство в своем первозданном ви­
де, неподточенное расколом, ересями, секташским движением. Пер­
выми русскими европейцами были пpeдc^aвитeJIи иарствую1цего до.ма
21
Романовых - Алоссей Михайлович и Петр Великий. Далее этот круг
ширится за счет блестящей плеяды русских мыслителей, художников,
писателей, поборников «философии малых дел». Русские европейцы не
идеализировали Европу и ее к>лыуру, но они видели ее главное пре­
имущество: способность решать вопросы, не закрывая на них глаза.
(К.Д.Кавелин). Они понимали, что любя Европу, ее не следует сакрализировать, как не следует умиляться безропотностью и долготерпимостью русского народа. Русские (;вропейцы «строили» европейскую Рос­
сию путем преодоления идеалов старообрядческого уклада жизни, ухо­
дившего корнями 3 1'лубокое средневековье и противопоставления ему
поренессансного уклада, опиравшегося на личностное мироон1ущенис,
на этику человеческого достоинства и гражданского права.
В основе идеологии русского европейца лежала западная модель
мира, покоящаяся на рационализме и антропоцентризме. Первоосно­
вой творческой деятельности признавалась способность к «продук­
тивному воображению» (И.Кант). Идеал органического развития об­
щества русский еЕ.ропеец видел в построении гражданского общества
свободных личностей. Отсюда делался вывод о необходимое!и транс­
ляции на русскую почву западных coциaльнo-пoJштичecкиx институ­
тов и соответствующих им идеологических форм. Русские европейцы
верили во всесилие человеческого разума, неизбежность прогресса и
окончательное торжество разумной цивилизованной деятельности.
Западноориентированный русский европеец не стремился разрушить
или «взорвать» (НЗ.Лотман) русскую культуру, заменив старое, «ис­
конно русское» «новым», «чужим». Напротив, он стремился к уста­
новлению тринар1юй модели культуры и к замене оппозиции «нашеne-Hauie» на толерантную - «свое-иное». Привычку к толерантности и
диалогу культур, в отличие от «бинарного» принципа русских поч­
венников «кто не с нами - TOI против нас», они впитали из идеалов
европейского Просвещения, в:;яв отгуда просветительский антропо­
центризм в его аксиологических аспектах (М.В.Ломоносов, Г.Р.Дер­
жавин, А.Н.Радищев, А.П.Куницин и многие другие).
Первые русские европейцы были способны лишь на го, чтобы
распространить в России отдельные просветительские идеи Западной
Европы, которые более всего отвечали их чаяниям и умозаключениям.
Ярче Bcei'o идеи люмьеризма были представлены такой блестящей
плеядой русских европейцев К1К декабристы, но и здесь они носили
«урезанный» вид. В полной мере антифеодальные настроения в Рос22
сии стали проявлять себя с 40-х годов X I X века и носили преимущест­
венно надклассовый и утопический характер (В.Г.Белинский, А.И.Гер­
цен, Н.Г.Чернышевский, Н.А.Добролюбов).
Сообразно своему мировоззрению и .мироотионлениго, характеру
творческой деятельности можно вывести типологию русского европейца:
1. мыслитель;
2. общественный и политический деятель;
3. художник в самом широком понимании слова.
Главной чертой названных типов является «деятельный гуманизм».
В заключении дается обобщаюп^ий анализ проведенного исследо­
вания, результаты которого в перспективе могут найти при.менсние в
качестве теоретических оснований при выборе вектора ку аьтуротворческого процесса.
Основные пололсения и результаты
следующих публикациях:
диссертации
изложены в
1. Баженова Т.П. Дворянское меценатство в развитии русской
культуры X V I I I - X I X веков (статья) // Языки и смыслы культуры. Т . 1 .
Тамбов: Изд-во Т Г У им. Г.Р. Державина, 2003. 0,4 п.л.
2. Баженова Т.П., Семина B.C. Римская тема в русской культуре
X V I I I - середине X I X веков (статья) // Языки и смыслы культуры. Т . 1 .
Тамбов: Изд-во Т1"У им. Г.Р. Державина, 2003. 0,4 п.л.
3. Баженова Т.П., Семина B.C., Горохова О.А. Культура брачных
отношений России X V I I I века (статья) // Языки и смыслы культуры.
ТЛ . Тамбов: Изд-во Т Г У им. Г.Р. Державина, 2003. 0,4 п.л.
4. Баженова Т.П. Русское просвещение как проявление европеизагщи русской культуры (статья) // Культурология. Интеллектуальный
потенциал культурологии. Т Л . Тамбов: Изд-во Т Г У им. Г.Р. Держави­
на, 2003. 0,5 п.л.
5. Баженова Т.П., Семина B.C. Судьба общественного договора
Ж . Ж . Руссо в контексте русской культуры X V I I I - нача/га X I X века (ста­
тья) // Культурология. Интел лек гуальный потенциал культурологии.
Т. 1. Тамбов: Изд-во Т Г У им. Г.Р. Державина, 2003. 0,6 п.л.
6. Баженова Т.П., Семина B.C., Позднякова Р.А. Культурологи­
ческий аспект социального партнерства (статья) // Социальное парт­
нерство трех секторов общества как фактор совершенствования сис­
темы социальной защиты населения. Тамбов: Изд-во Т Г У им Г.Р. Дер­
жавина, 2003. 0,3 п.л.
23
7. Баженова Т.П. Диалог куяьтур России и Европы в X V I I I веке (те­
зисы) // I X Дер>кав1'[нские чтения Тамбов: Изд-во Т Г У им. Г.Р. Держави­
на, 2003. 0,2 п.л.
8. Баженова Т.Н. Петербургские архитектурные стили как евро­
пеизация русской )сультуры (le-iHcbi) // I X Державинские чтения. Та.мбов: Изд-во Т Г У им. Г.Р. Державина, 2003. 0,2 п.л.
9. Баженова Т.П., Семина B.C. Официальные праздники в кон­
тексте культуры Рэссии первой половины X V I I I века (статья) // Про­
блемы государства, права, культуры и образования в современном
мире. Тамбов: Изд-во Т Г У им. Г.Р. Державина, 2004. 0,4 п.л.
10. Баженова Т.П. Пути европеизации русской культуры (к исто­
рии вопроса) (статья) // Проблемы государства, права, культуры и обрагювания в совре?ленном мире Тамбов: Изд-во Т Г У им. Г.Р. Держа­
вина, 2004. 0,5 п.л.
1 ! . Баженова Т.П., Семина B.C., Позднякова Р.А. Место русских
писательниц в культурном пространстве России второй половины
X V I I I века (статья) // Проблемы государства, права, культуры и образо­
вания в современном мире. Тамбов: Изд-во Т Г У им. Г.Р. Державина,
2004. 0,3 п.л.
12. Баженова Т.П. Ьвропейгкая культурная гуманистическая тра­
диция в социальнс'й работе России X X - начале X X I веков (статья) //
Профессио}гально-личностныс качества специалиста социальной сферы
как аспект социального образования. Тамбов: Изд-во Т Г У им. Г.Р. Дер­
жавина, 2004. 0,4 г. .л.
13. Баженова Т.П., Семина B.C. Взаимодействие культур как за­
кономерность культурного процесса (статья) // Языки и смыслы куль­
туры. Т.2. Тамбов: Изд-во Т Г У им. Г.Р. Державина, 2004. 0,5 п.л.
14. Баженова Т.П. Европейские мотивы в градостроении России
I четверти X V I I I века (тезисы) // X Державинские чтения. Тамбов:
Изд-во Т Г У им. Г.1^. Державина, 2005. 02 п.л.
15. Баженова Т.П., Семина B.C. Европейские мотивы в структуре
и образе русской усадьбы // X Державинские чтения. Тамбов: Изд-во
1 Г У им. Г.Р. Державина, 2005. 0,2 п.л.
16. Баженова Т.П., Баженов А.Б., Семина. B.C. Феномен русского
европейца в культурном пространстве России (статья) // Культуроло­
гия. Интеллектуальный потенциал культурологии. Т.2. (Тамбов, 2005.
http://tsu.tmb.ru.Culturology//Coriference//Jndex.HT.VIL.). 0,5п.л.
24
Подггисано в печать 14.11.2005 г. Формат 60^84/16. Объем - 1,39 п.л. 1 ираж 100 ЭК.З. Заказ № 1261. Бесплатно. 392008, Тамбов, ул. Советская, 190.', Изда1сльс1во ТГУ им. Г.Р.Державина.
iV
»231ll
РНБ Русский фонд
2006-4
^
24812
^
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
0
Размер файла
1 324 Кб
Теги
bd000103454
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа