close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

bd000103488

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
Д Е Н И С О В А Наталья Юрьевна
ВПАСТЬ
КАК КОНСТИТУИРУЮЩИЙ ФАКТОР
СОЦИОКУЛЬТУРНОЙ РЕАЛЬНОСТИ
09.00.11. - социальная философия по философским наукам
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата философских наук
Саратов 2003
Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении выс­
шего профессионального образования «Саратовская госуд^>ственная акаде­
мия права»
Научный руководитель доктор философских наук, профессор
Демидов Александр Иванович
Официальные оппоненты:
доктор философских наук, профессор Стризое Александр Леонидович
кандидат философских наук, доцент Заров Дмитрий Иванович
Ведущая организация Самарский государственный университет
Защита диссертации состоится 16 июня 2003 г. в /2,
часов на заседа­
нии диссертационного совета Д 212.243.09 по присуждению ученой степени
доктора философских наук в Саратовском государственном университете по
адресу: 410026, г. Саратов, ул. Астраханская, 83, Kop.IX, ауд.406.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Сватовского государ­
ственного университета им. Н.Г. Чернышевского.
Автореферат разослан «
2003 г.
Ученый секретарь
диссертационного совета
г^
IЛ^/1
Барышков В.П.
^^^•^
8.U94S
'
алгдабз
3
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования. Проблема власти является фунда­
ментальной для социальных и гуманитарных наук и привлекает внимание ис­
следователей в сфере философии, социологии, политики. Особый интерес к
ней возникает в ситуациях нестабильности, кризиса, что характерно для со­
временной российской действительности. Для любого переходного процесса,
касающегося экономических, социально-политических и мировоззренческих
основ существования общества, свойственно обращение к смыслу фундамен­
тальных представлений о человеке, обществе, истории. Понятие власти отно­
сится к таким представлениям. Современные цивилизованные общества
пришли к необходимости переосмысления природы, значения и функций
власти, поскольку власть была и остается важнейшим системообразующим
фактором социума. События прошедшего X X века показали, что утрата са­
модостаточности политических форм власти и выдвижение на первый план в
качестве самодовлеющих факторов социального развития информации, зна­
ния, науки и техники, не означает, что властеотношения отходят на второй
или даже третий план по сравнению с иными типами отношений, определяе­
мыми процессами владения, распоряжения, обмена и преобразования инфор­
мации. Напротив, в постиндустриальном, информационном обществе власть
приобретает новые ранее неизвестные формы. Власть оказывается вездесу­
щей. Она не подменяется иными факторами, организующими социум, на ко­
торые уповали представители эпохи Просвещения и немецкой классики. В
этой связи анализ самой идеи или принципа власти, относительно безразлич­
ного к конкретной форме бытия власти, представляется актуальным как в
теоретическом аспекте, так и в практическом, связанном задачами формиро­
вания более гуманного и справедливого общества. На последнее обстоятельство хотелось бы обратить особое внимание. Власть долгое время ассоцииро­
валась с функцией подавления, насилия. Но если власть в широком смысле
слова есть базис социокультурной реальности, то анализ власти как способа
и инструмента организации справедливого социума является действительно
важнейшей практически значимой задачей.
Однако, рассматривая понятие власти с различных точек зрения, ис­
следователи, как правило, описывают и связывают власть с фрагментами со­
циальной, политической, экономической, правовой реальности. Таким обра­
зом, объясняя бытие власти с различных позиций, оказывается практически
невозможным достичь общего понимания. Поэтому важным представляется
рассмотрение феномена власти в целом как философсковоЧЙШйМйЛбйраммя
БИБЛИОТЕКА
с Петербург
гт^рк
4
рованного от отдельных его проявлений и реализации в той или иной сфере.
Иначе говоря, по поводу феномена власти до сих пор в основном строились
частные теоретические модели, адекватные тем или иным конкретным про­
явлениям власти, или опыту власти. Глобальные проблемы, перед которыми
стоит нынешняя цивилизация, требуют новых философских подходов к по­
ниманию сущности власти и ее функций в структурировании и системообразовании социокультурных явлений. Для российского общества данная про­
блема имеет свою специфику, связанную с актуальностью ситуации выбора,
перед которой стоит наше общество, в том числе, выбора систем власти,
обеспечивающих принципы социальной справедливости, демократии и фор­
мирования граяаданского общества и правового государства.
Степень научной разработанности проблемы. Проблеме власти уделе­
но достаточно много внимания в философской литературе. Со времен антич­
ности власть рассматривалась как основа социально-политической жизни. К
анализу самого понятия власти обратились значительно позже такие авторы
как М. Вебер, Б. Рассел, Ч. Мерриам, X. Лассуэлл, Т. Парсонс, О. Массинг,
X. Арендт, Р. Даль, Р. Арон, М. Фуко, Э. Гидденс' и др. В дальнейшем со
второй половины X X века количество исследований в этой области значи­
тельно возрастает. Среди них наиболее существенными представляются
концепции Д. Ронга, Д. Картрайта, П. Блау, Д. Болдуина, и других, благодаря
которым власть предстала многогранным, многоаспектным феноменом.
В отечественной социально-философской литературе эта тематика бы­
ла разработана в работах Т.А. Алексеевой, Р.П. Алексюка, В.Н. Амелина,
А.Г. Аникевича,
Ю.М. Батурина,
А.И. Демидова,
В.В. Шьина,
Н.М. Кейзерова,
В.Г. Ледяева,
О.М. Ледяевой,
Н.И. Осадчего,
Е.В. Осиновой,
Л.Ю. Пионткевич,
В.А. Подороги,
Б.И. Славного,
Г.Г. Филиппова, В.Ф. Халипова^ и др.
' См.: Аренд X. Традиция и современность//Советское государство и право. 1991. № 3;
Арон Р. Этапы развития социологической мысли. М : Прогресс, 1993. 608с.; Вебер М. Из­
бранные произведения. М., 1990; Массинг О. Господство // Полис. 1991. № 6; Парсонс Т.
Человек в современном мире. М., 1985; Фуко М. Воля к знанию // Фуко М. Воля к истине.
М., 1996.
^ См.: Алексюк Р.П. Аппарат управления и власти как общесоциологическая категории.
Воронеж, 1974; Амелин Б.И. Власть как общественное явление //Политика; проблемы
теории и практики. М., 1990; Аиикевич А.Г Политическая власть: вопросы методологии
исследования. Красноярск, 1986; Батурин Ю.Б. Власть и мера // Власть. М., 1989; Демидов
А.И. Власть в единстве и многообразии её измерений // Государство и право. 1995. № 11;
Р1пьин В.В. Власть. Вестник МГУ. Сер. 12. Социально-политические исследования. 1992.
№ 3-4; Кейзеров Н.М. Власть и авторитет. М., 1973; Ледяев В.Г. Власть: концептуальный
5
Понятие «власть» применяется для обозначения различных социаль­
ных явлений и процессов, отражая многофункциональность феномена вла­
сти. Этим объясняется определенная сложность при попытке сформулиро­
вать данное понятие. По мере развития власти как реального явления, со­
держание понятия постоянно меняется, что позволяет говорить о власти как
о явлении культурно-историческом и обусловливает наличие широкого раз­
нообразия определений власти, как в учениях прошлого, так и в современных теориях.
В качестве недостатка многих исследований по данной теме можно
отметить отсутствие четкого и последовательного выведения понятия, ана­
лиза базовых для объяснения власти понятий, а также смысловое смешение с
такими понятиями как воля, влияние, господство, сила, насилие и т.д. Это
объясняется естественными попытками охватить как можно более широкое
смысловое поле вне конкретного контекста, но делается это в ущерб целост­
ному пониманию власти как самостоятельного явления, отличного от дру­
гих, схожих с ним, явлений и обладающего своей собственной спецификой.
Начиная с социально-философской традиции античности, власть рас­
сматривалась как отношение «господство - подчинение». Платон и Аристо­
тель особенно большое внимание уделяли анализу государственной власти,
обоснованию наилучших форм правления. В Новое время эта линия была уг­
лублена в работах Монтескье, Гоббса, Локка, Макиавелли, посвященных
анализу видов власти, сущности разделения властей, эффективного управле­
ния государством. М. Вебер продолжил эту традицию и впервые сформули­
ровал понятие власти как способности осуществлять свою волю, а также
возможности для ее осуществления внутри данных социальных отношений.
Данное понятие описывает власть в субстанциальных характеристиках, т.е.
как атрибут субъекта, его личностная способность. Такое понимание позво­
ляет конкретизировать власть в тех или иных ситуациях, но все же сущестанализ. М., 2001; Ледяева О.М. Власть как предмет социально-философского анализа. Автореф. дисс на соиск. ученой степени канд. филос. наук. Иваново, 1989; Осадчий Н.Н. Со­
циально-философский анализ власти как общественного явления. Автореф. дисс.на соиск.
ученой степени канд. филос. наук. МГУ. 1983; Осипова Е.В. Власть: отношение или эле­
мент системы // Власть. М., 1989; Пионткевич Л.Ю. Проблема соотношения власти и
нравственности; этнко-теоретический аспект. Диссертация кандидата философских наук.
М., 1993; Подорога В.А. Власть и культура (проблематика власти в политической фило­
софии современной Франции) // Новое в современной западной культурологии. М., 1983;
Славный Б.И. Проблема власти: новое измерение // Политические исследования. № 5.
1991; Филиппов Г.Г. Социальная организация и политическая власть. М., 1985; Филосо­
фия власти / Под ред. Ильина В.В. М., 1993; Халипов Б.Ф. Кратология как система наук о
власти. М., 1999.
6
венно сужает ее понимание, сближая власть с понятием лидерства и делая ее,
прежде всего, феноменом политики. Не проработанным также остается ме­
ханизм реализации, функционирования власти. Среди современных авторов,
делающих акцент на субстанциальном аспекте власти, - Т. Болл,
В.В. Бочаров, Ф.М. Бурлацкий, Э. Гидценс, Р. Даль, Н.М. Кейзеров и др.
Недостаточность такого понимания власти раскрывается в реляцион­
ных определениях. Здесь власть рассматривается не как данное кому-то ка­
чество. Без другого субъекта, без отношения к другому она остается нереа­
лизованной, т.е. потенциальная власть должна быть проявлена в действии, в
отношении. Реляционные концепции, которые были разработаны в трудах
П. Блау, Д. Болдуина, П. Морриса, Д. Ронга, К. Хайнингса, Д. Хиксона, пе­
реносят акцент с личностных способностей субъекта на социальнополитические факторы власти. Их представители трактуют власть как ре­
зультат отношений между субъектами, обладающими различными ресурса­
ми, что является условием властных отношений. При этом одного из субъек­
тов, обладающего более значимым по сравнению с другими ресурсом можно
рассматривать собственно как субъекта власти, как начало, производящее
действия, а другого субъекта, который нуждается в ресурсе первого и согла­
сен отдать взамен ресурс, находящийся в его собственном распоряжении, - в
качестве объекта власти, как претерпевающего воздействия.
Вопрос о природе ресурсов, которыми должен обладать субъект для
того, чтобы быть соотнесенным с субъектом власти, решается в системных
концепциях, разработанных Т. Кларком, М. Роджерсом, Н. Луманом,
Т. Парсонсом, К. Дейчем. Здесь власть - это атрибут политической системы,
выполняющий посредническую функцию связи элементов системы в целое.
Ресурсы, позволяющие субъекту ставить условия, принимать решения зави­
сят от ценностей системы. Это изменяет представление о значимости тех или
иных ресурсов в результате изменения ценностей системы. Например, при
ориентации системы на материальные ценности в качестве ресурсов могут
рассматриваться социальный статус, наличие собственности, материальное
благосостояние и т.д.; напротив, в системах, ориентированных на духовные
ценности в качестве ресурсов можно воспринимать знания, способности, ду­
ховно-нравственные качества.
Некоторые представления о власти существзж5т на стыке различных
позиций. В частности это относится к бихевиористским концепциям власти,
концепции М. Фуко, направлению «новой философии», внесшими сущест-
венный вклад в разработку проблемы власти и представляющим значитель­
ный интерес.
Представители бихевиористского направления в американской поли­
тологии: Ч. Мерриам, Г. Лассуэлл, Дж. Кетлин и другие были ориентирова­
ны на эмпирическое исследование поведения людей в сфере политики. Со­
гласно их представлениям, в процессе своей деятельности субъект, наделен­
ный определенным властным потенциалом, непрерывно вступает в отноше­
ния с другим субъектом, обладающим своим властным потенциалом. В итоге
складывается элементарная модель силового поля политики, которое пред­
ставляет собой некоторый баланс сил, образуемый в результате постоянных
столкновений и взаимодействий индивидуальных воль. В целом, бихевиори­
стская концепция близка к системному определению власти, однако, с ак­
центом на субъективно-волевом мотивировании поведения субъектов.
Интересна концепция С. Льюкса, которую можно отнести к систем­
ным. Согласно его взглядам наиболее коварная форма власти - это предот­
вращение возможного недовольства людей путем формирования у них таких
восприятий, знаний, которые обеспечили бы принятие людьми своих ролей в
существующем порядке в силу того, что они не видят альтернативы этому
порядку, или потому, что считают его естественным и неизменным.
В концепции М. Фуко власть деперсонифицируется и понимается как
множественность отношений силы, которые имманентны области, где они
осуществляются, а также включает стратегии, внутри которых отношения
силы достигают своей действенности. Такое понимание власти ближе к ре­
ляционным концепциям, однако, у М. Фуко власть не может быть локализо­
вана в какой-либо точке и представлена в виде асимметричных отношений
господства и послушания. Фуко обходит традиционное понимание власти,
которое рассматривает её как возникающую в определенном месте и в опре­
деленное время, отказывается от поисков истоков власти. Поскольку власть
производит себя в любой точке, то обосновывается тезис о вездесущности
власти, развитый в дальнейшем французскими «новыми философами» и по­
зволивший отождествить власть и реальность. Так, согласно Б.-А. Леви,
власть - это то, посредством чего строится общество, она пронизывает все
социальное тело и предстает в виде «власти-ткани», «власти-машины», «вла­
сти-организма», отождествляемой с самим обществом. Основной тезис «но­
вых философов» состоит в утверждении, что человек и все его бытие всегда
формируются механизмами власти, а общество структурировано и функцио­
нирует как машина господства. Властитель, по данной концепции, как мета-
8
фора власти, метафора господства, представлен в виде дискурса, структури­
рующего реальность.
В понимании власти существуют два аспекта, которые можно соотне­
сти с представлениями в рамках классической и неклассической традиций. В
первом случае носителем власти является автономный индивид, субъект, как
самоопределяющее начало, способное влиять на существующий порядок,
конструируя социальное пространство. В неклассических концепциях сделан
акцент на неавтономности субъекта власти, который возникает и так быстро
исчезает, что факт его наличия может быть поставлен под вопрос. Но даже
если признать присутствие субъекта в какой-то момент, все же остается во­
прос, заданный М. Фуко в рамках структурного подхода, не является ли сам
субъект результатом воздействия властных механизмов. Отвечая на него по­
ложительно, представители структурализма исходят из первичности отно­
шений, социальной структуры, мира культуры, которые по сути дела конст­
руируют так называемого субъекта. В целом, соглашаясь с логикой струк­
турного подхода, недостаточность его видится в том, что он не учитывает
такой компонент как процессуальность, ввиду чего остается нераскрыта эво­
люция социокультурной реальности и становится актуальным рассмотрение
проблемы власти в контексте социокультурной реальности.
Таким образом, в современных трактовках происходит переосмысле­
ние проблемы власти и переход её рассмотрения с личностного (субстанци­
ального) уровня на уровень надличностный (системный), что связано с раз­
личными установками в рамках классической и неклассической традиций.
Это попытка порвать с традицией трактовать власть как принадлежащую
субъеюу и проявляемую на индивидуальном уровне, и трактовать ее как
внеиндивидуальное безличное свойство системы по упорядочиванию и конституированию внутрисистемных отношений.
Зафиксированное в современной культуре исчезновение всех прежних
центров, являющихся средоточием и символом Власти, позволяет обнару­
жить дискурс власти за всеми культурными феноменами и мыслительными
схемами. Невозможность единой центрированной власти, обоснованная в
рамках неклассической традиции, делает целесообразным акцент на её теку­
чести, пропитывающей пористую ткань социокультурной реальности.
Цели и задачи исследования. Основная цель настоящей работы состо­
ит в том, чтобы определить власть как явление, стоящее за рамками отдель­
ных сфер реальности, а также исследовать различные аспекты взаимоотно­
шения власти и социокультурной реальности.
9
В соответствии с данной формулировкой цели конкретными задачами
диссертации являются:
- анализ и оценка различных концепций власти и их базовых понятий;
- анализ социокультурного содержания системы властных отношений
и ее изменений;
- выявление онтологических оснований связи власти и социокультур­
ной реальности;
- определение роли и места власти в бытии культуры;
Теоретическая и методологическая основа диссертации.
В работе использованы методы анализа и синтеза, системный, синергетический, структурно-функциональный метод, методы сравнительного
анализа.
Теоретической основой рассмотрения феномена власти как неотъем­
лемой составляющей культурного становления послужили идеи Ф . Ницше,
М. Фуко, Б.-А. Леви.
В исследовании проблем взаимодействия власти и культуры использо­
вался семиотический подход, разработанный в трудах Э. Кассирера и
Ю.М. Лотмана, и онтолого-ценностный подход, предложенный Ф. Ницше.
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
Научная новизна работы.
Власть анализируется как идея или принцип структурирования социо­
культурной действительности, а не просто как категория, имеющая по­
литическое, правовое, социальное содержание.
Применение системно-структурного подхода позволило по-новому ис­
следовать и описать власть как единство материи, формы, цели и про­
цесса. Прослежена и описана эволюция форм властного единства.
Установлено, что идея власти реализуется в различных концепциях, ко­
торые, однако, не конфликтуют, а являются взаимодополнительными.
Применен синергетический подход к пониманию власти как фактору,
обеспечивающему самоорганизацию социокультурного процесса.
Обоснована продуктивная роль конфликта как основы социального бы­
тия в контексте властеотношений.
Субъект культуры рассмотрен в контексте феномена власти и описан
как очаг сопротивления власти по логике самой власти, что возможно
только через овладение ресурсами культуры.
Проведен комплексный анализ феномена децентрализации власти и
предложена новая постановка проблемы формирования субъекта вла­
стеотношений.
10
8.
Исходя из типологического анализа культуры, по-новому решается про­
блема идентификации субъекта власти.
Результаты проведенного исследования сформулированы в следующих по­
ложениях, выносимых на защиту.
Положения выносимые на защиту.
1. Власть может трактоваться не только как категория или специфическое
явление определенных социальных структур, но и как идея, или прин­
цип организации бытия вообще. Власть может быть понята как единое,
что лежит в основе многообразного, его целостности, как принцип его
упорядочения, например, в форме организации дисциплинарных про­
странств. Так, дисциплина представляет собой один из анонимных ме­
ханизмов социального контроля, устанавливающий определенные гра­
ницы для дискурса и побуждающий действовать и мыслить в опреде­
ленных рамках.
2.
Власть - явление, несводимое к отдельным сферам социокультурной ре­
альности (политической, экономической, социальной, правовой, духов­
ной). Не являясь свойством определенной конкретной системы, власть это фактор, который производит, конституирует реальность. Власть су­
ществует как фундаментальная онтологическая структура и является ос­
нованием социокультурной реальности.
3.
Власть возникает в момент распада единого как компенсация за утрату
целостности и порождает порядок в многообразии. Власть является
принципом упорядочения и установления единства многообразного.
Образуя совокупность поведений, которые производят, трансформиру­
ют поведения других, социальная власть побуждает осуществлять дей­
ствие в ответ на действие согласно модели: производство - противо­
стояние. Субъект не просто приспосабливается к ситуации, как следует
из традиционной модели «господство - подчинение», а формируется как
очаг сопротивления, осуществляющий действие по отношению к друго­
му осуществленному действию. Механизм взаимного побуждения и
борьбы дает возможность определить человека как совокупность сохфотивляющихся сил, а власть как диспозицию, т.е. определенную систему
стратегического целеполагания, которая воспроизводит и поддерживает
определенный тип власти, а также воспроизводится и поддерживается
им.
4.
5.
Власть функционирует, с одной стороны, как способ наследования куль­
туры через ценностное кодирование, полагание «точек зрения» и их из-
11
менение, т.е. как процесс культурного становления; с другой стороны,
как процесс воздействия знаково-символической сферы на субъекта, т.е.
конструирование субъекта.
6. Социокультурная реальность обеспечивает способы идентификации
субъекта власти, которые оказываются различными в разных типах
культуры. В этой связи понимание субъекта власти зависит от типа
культуры.
7. Непосредственная связь между распространенными в современности
демократическими формами правления (децентрализацией власти) и
тенденцией децентрации в постмодерне как своеобразного продукта
системы власти демонстрирует тезис о власти как факторе, посредством
которого общество строится, культура и ее определенный тип получают
существование.
Теоретическая и практическая значимость работы.
Полученные в ходе исследования результаты, а именно, систематиза­
ция представлений о власти, выработка общей идеи власти, демонстрация
взаимосвязи категорий власти и культуры имеют методологическое и прак­
тическое значение для изучения сущности, процессов становления и разви­
тия культурного и социального бытия. Результаты проведенного исследова­
ния могут быть использованы в учебном процессе, в курсах социальной фи­
лософии, философии культуры, философии политики, читаемых в вузах.
Апробация работы.
Результаты проведенного диссертационного исследования были пред­
ставлены на научных конференциях «Теория и практика местного само­
управления» (Саратов, 15-16 ноября 2000г.), «Толерантность и полисубъект­
ная социальность» (Екатеринбург, 18-19 апреля 2001 г.). Третьем Россий­
ском Философском коифессе «Рационализм и культура на пороге третьего
тысячелетия» (Ростов-на-Дону, 16-20 сентября 2002г.), «Человек. Общество.
Природа. Актуальные проблемы» (Санкт-Петербург, 27-30 декабря 2002 г.),
на аспирантском семинаре кафедры философии СГАП и отражены в 6 науч­
ных публикациях.
Структура работы.
Диссертация состоит из введения, двух глав, в каждой из которых по
два параграфа, заключения и библиографии.
12
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во введении обосновывается актуальность темы исследования, опре­
деляется степень ее разработанности, ставятся цель и задачи, излагаются ме­
тоды исследования, научная новизна и основные положения, выносимые на
защиту, дается оценка научно-теоретической и практической значимости,
приводятся сведения об апробации результатов диссертационного исследо­
вания.
Первая глава «Философский анализ категории власть. Основные про­
блемы и концепции» посвящена анализу и оценке различных концепций вла­
сти, определению их базовых понятий, в результате чего предложена клас­
сификация этих концепций и дано толкование власти как принципа органи­
зации бьггия.
Рассматриваемые в первом параграфе «Классификация определений
власти» трактовки власти позволили выделить два ее аспекта: негативный
(власть как ограничение, подавление, запрет) и позитивный (власть как про­
изводство знания, структурирование социальных отношений через организа­
цию дисциплинарных пространств, урегулирование внутренних противоре­
чий). Первый аспект более традиционен, второй в большей степени характе­
рен для современных представлений по данной проблеме. Сложность поня­
тия власти - в многомерности изучаемого феномена, неоднозначности суще­
ствующих взглядов и подходов. Попытка систематизации имеющихся пред­
ставлений о власти позволяет выделить следующие опорные понятия, от ко­
торых отталкиваются исследователи: воля, влияние, ограничение, принуж­
дение, отношение, обмен, ресурс, связь, нормативность.
На основе указанных базовых понятий, используемых при определе­
нии власти можно выделить три уровня исследования по данной проблеме:
первый исходит из понимания власти как способности индивида подчинять
своей воле; второй уровень основан на понимании власти как социального
отношения; на третьем уровне власть рассматривается как свойство или
функция социальной системы, необходимость существования которой обу­
словлена существованием самого общества и поддержанием его целостно­
сти.
Первый уровень понимания власти условно можно назвать субстанци­
альным, так как основания власти, а именно: способность, воля, личностные
качества, - мыслятся принадлежащими субъекту действия; второй аспект релятивным, так как здесь сделан акцент на власти как отношении между
13
субъектами; третий - системным, так как понятие «власть» анализируется
исходя из понятия «системы», где на власть возлагается функция связи и ре­
гулирования общественных отношений. В диссертации подробно анализиру­
ется каждый из трех указанных аспектов и рассматриваются базовые поня­
тия, лежащие в их основе.
Классическим можно назвать понимание власти как способности и
возможности осуществлять свою волю, оказывать определяющее воздейст­
вие на деятельность, поведение людей с помощью какого-либо средства. В
качестве исходной рассматривается модель отношений, где «А» воздейству­
ет на «В» с целью подчинить его своей воле и добиться желаемого результа­
та (Т. Гоббс, М. Вебер, Т. Болл, Ф.М, Бурлацкий, В.В. Бочаров, Р. Даль,
Н.М. Кейзеров). В рамках данных представлений можно разграничить
власть, опирающуюся на силу или возможность её использовать, и влияние,
опирающееся на ненасильственные средства воздействия.
Недостаточность такого понимания власти раскрывается в реляцион­
ных определениях, где власть рассматривается не как данное кому-то каче­
ство, так как без другого субъекта, без отношения к другому она остается
нереализованной, т.е. потенциальная власть должна быть проявлена в дейст­
вии, в отношении. Общим моментом реляционных концепций власти, разра­
ботанных в западной политической философии, является интерпретация вла­
стных отношений как отношений двух партнеров воздействующих друг на
друга в процессе взаимодействия. Среди анализируемых реляционных трак­
товок власти - теория «сопротивления» (Д. Картрайт, Дж. Френч, Б. Рейвен),
теория «обмена ресурсами» (П. Блау, Д. Болдуин, Д. Хиксон, К. Хайнингс),
теория «раздела зон влияния» (Д. Ронг). В них власть понимается в духе
конвенциональной теории как добровольная форма реализации «общих» ин­
тересов. Поэтому отношения власти рассматриваются как «равноправные»,
основанные на «социальном договоре» по обмену благ и услуг, выгодные и
позитивные для всех членов общества. Тем самым показан принцип функ­
ционирования власти. Власть осуществляется через обмен ресурсами раз­
личной природы. Из факта изначально асимметричных отношений в общест­
ве, и, следовательно, обладания ресурсами разного порядка, следует, что по­
добный обмен является необходимым. Так как найти универсальный ресурс
практически невозможно, то достаточно широкое понимание ресурса как
любого социального блага или меры воздействия ведет к тому, что практиче­
ски все общественные отношения могут быть сведены к отношениям власти.
Вопрос о том, какие именно ресурсы являются предпочтительными и позво-
14
ляют говорить о наличии властных отношений, остается открытым, но он,
видимо, и не может быть решен при данном подходе, так как он учитывает
лишь фрагмент действительных отношений, рассматривая ситуацию взаимо­
действия субъекта и объекта власти во взаимосвязи <<доминирование - под­
чинение», что составляет единичную часть всей социальной структуры.
Власть в данном контексте представляет собой субъект-объектное отноше­
ние, и в этом качестве она сочетает единство властвующего субъекта и под­
чиняющегося объекта, который является объектом только в данной ситуа­
ции. Учитывается также, что субъект, будучи субъектом власти в одной си­
туации, непременно оказьгеается объектом власти в другой ситуации. Роли
субъекта и объекта власти постоянно меняются. Так происходит разделение
сфер влияния и их закрепление между различными субъеьггами. Таким обра­
зом, реляционные концепции основывают свои взгляды на модели взаимо­
действия субъекта и объекта, один из которых действует, а другой - претер­
певает воздействия. Однако, необходимо учитывать, что они не взаимодей­
ствуют изолированно, а всегда действуют в сложной организации с много­
численными связями.
В системных определениях рассматривается властное взаимодействие
в рамках особых социальных, прежде всего политических, систем с акцентом
на власти как свойстве системы. Способность власти к распределению цен­
ностей и принятию общих решений является необходимым условием суще­
ствования и выживания системы. Функция власти в данном случае состоит в
регулировании конфликтов и осуществлении коммуникации внутри системы
(К. Дейч, Н. Луман, Т. Парсонса, Т. Кларк, М. Роджерс). Однако в данной
позиции существует некоторая неясность. С одной стороны, обладание ре­
сурсами, которые соответствуют ценностям системы, позволяет говорить о
наличии власти, а с другой - сам процесс определения ценностей системы
так или иначе связан с существующим порядком власти. Иными словами,
власть - это условие, определяющее ценности системы, и в то же время ре­
зультат обладания ресурсами, соответствующими ценностям системы.
Системные концепции составляют функциональное понимание власти
как всякой деятельности, содействующей приведению системы в оптималь­
ное состояние, поддержание и повышение уровня ее организованности.
Власть трактуется как отношение между различными уровнями социальной
пирамиды, т.е. как результат иерархичных отношений «по вертикали», в
противоположность влиянию как результату общения людей, находящихся
на одном иерархическом уровне, т.е. взаимодействию субъектов, производи-
15
мому «по горизонтали». Важным также является положение, не учтенное
представителями ресурсной концепции, по которому предметы обретают
статус ресурсов в соответствии с ценностями системы. Тем самым показан
динамизм структур власти, основанный на системных изменениях. В итоге
преодолевается статичность ресурсной концепции власти.
В результате классификации, основанной на форме проявления вла­
сти, основные концепции были подразделены на:
- субстанциальные, в которых власть неотделима от своего носителя - субъ­
екта и определена через понятия воли, влияния, ограничения, принуждения;
- реляционные, в которых власть представлена как процесс взаимодействия и
проявляется в точке пересечения ингересов субъектов. В основе релядаонных определений власти лежат понятия отношения, обмена, ресурса;
- системные, в которых власть выступает в качестве свойства системы и мо­
жет быть понята как безличный принцип связи элементов системы в целое.
Системные концепции власти базируются на понятиях связи, нормы.
Проведенный анализ концепций позволил рассмотреть проблему вла­
сти с различных позиций, каждая из которых имеет свою область примене­
ния и соответственно свои преимущества и недостатки. Для нашего исследо­
вания представляет интерес высказанная бихевиористами идея о том, что
политический процесс должен представлять собой саморегулирующуюся
систему с механизмом, действующим с необходимостью естественного по­
рядка, так как он охватывает всех участников этого процесса, т.е. субъектов
с их властным потенциалом. Изложенные концепции в той или иной степени
исходят из субъект-объектных отношений: субъект обладает властью в силу
тех или иных свойств, средств, ресурсов и способен воздействовать на объ­
ект, изменяя его поведение в желаемом направлении, т.е. субъект власти яв­
ляется активным началом, преобразующим реальность. Иной подход к ис­
следуемой проблеме представлен в концепции М. Фуко, где власть понима­
ется не как господство одного индивида над другим, она не локализуется в
каком-либо месте или в чьих-либо руках, не носит субъектного характера.
Подобное представление позволило построить онтологическую концепцию
власти (Б.-А.Леви), согласно которой власть и социальная действительность
оказываются тождественными. Власть есть то, посредством чего общество
строится, она пронизывает все социальное тело. В дальнейших исследовани­
ях этот подход был взят за основу. В итоге подобные представления позво­
лили интерпретировать власть как систему отношений, однако, в отличие от
системных концепций, где власть является свойством системы, в данном
16
случае власть сама выступает в качестве системы, которая организует, про­
изводит связи, отношения, выполняя тем самым продуктивную функцию.
Проведенный анализ многочисленных представлений о власти позво­
ляет увидеть конкретные проявления власти как воли, влияния, ограничения,
принуждения, обмена ресурсами и т.д. Однако, власть как феномен, находя­
щийся за рамками политической, правовой, экономической, социальной ре­
альности требует дальнейшего прояснения. Беря за рассмотрение один из
срезов реальности, и на его примере исследуя проявления и механизмы вла­
сти, каждый из авторов по-своему оказывается прав, и можно в целом согла­
ситься с логикой той или иной концепции. В этой связи ставится новая зада­
ча - понять власть не как явление, имеющее исключительно политическое,
правовое, социальное содержание, а как общий принцип или идею. Это по­
требовало обращения к истокам понятия власти, которая еще в греческой
философии мыслилась принадлежащей сфере «фюзиса» и трактовалась как
властвование сущего. Это дало возможность сформулировать гипотезу, со­
гласно которой власть есть принцип организации бытия вообще и социально­
го бытия в частности.
Обоснованию предложенной гипотезы служит материал второго пара­
графа «Системно-структрный анализ понятия власти». На основе проведен­
ного анализа можно констатировать, что в современных трактовках власти
происходит отказ от традиционного её понимания как результата субъектобъектных отношений, и обнаруживается тенденция трактовать власть как
сложную полисистему, пронизывающую социальную структуру общества.
Такое понимание позволило дать системное определение власти, описав ее в
четырех планах, а именно: как процесс, как функциональную структуру, как
организованность материала, как материал. Власть представленная как сис­
тема, структурирующая и конституирующая социальные отношения, была
описана в виде:
- материи (материала), т.е. того, из чего складываются социальные отноше­
ния, а именно, властного потенциала субъектов, индивидуальных «воль к
власти»;
- формы (организации этого материала), т.е. организации тех отношений, ко­
торые складываются в результате взаимодействия субъектов, наделенных
властным потенциалом, и образовании силового поля;
- цели (функциональной структуры), т.е. процесса структурирования отноше­
ний, выраженного в образовании мест с соответствующими функциональны­
ми свойствами, связей, а также конфигурацию этих связей. Власть в данной
17
позиции выступает как средство коммуникации, связывающее функциональ­
ные свойства субъектов и устанавливающее единство многообразного, раз­
личного;
- действия (процесса), т.е. реализации функциональных свойств субъекта, об­
мена ресурсами.
Власть, таким образом, выполняет функцию упорядочения социальных
связей, делает целесообразным разделение и дифференциацию. Власть - это
начало, созидающее структуры, наращивающее неоднородности в сплошной
среде и связывающее их между собой. На основании изложенной позиции
власть может бьггь определена как структурный принцип, по которому эле­
менты системы соотносятся друг с другом в соответствии со своим функцио­
нальным значением. Определяя власть как структурный принцип, мы имеем в
виду, что структура представляет собой систему дифференцированных отно­
шений и элементов. Власть производит эту дифференциацию, т.е. производит
функциональные «места», значимость которых соответствует ценностям сис­
темы и связывает их в целое, в единство социального. Но дело в том, что цен­
ности не привносятся извне, они являются продуктом самой системы. Этот не
до конца проясненный в системных концепциях вопрос о соотношении вла­
сти и ценностей системы позволяет предположить, что здесь срабатывает ме­
ханизм самоорганизации системы. В рамках определенной социальной систе­
мы существуют расхождения между индивидуальными целями и действиями
людей и их результатами, возникающими на надиндивидуальном уровне. Это
позволяет рассматривать социальные законы и ценности, например, законы
рынка, морали, языка, культуры как результат самоорганизации соответст­
вующих общественных систем. Объективируясь, ценности воздействуют на
содержание сознания и конструирование образа и способа восприятия, кото­
рый был бы адекватен существующей социальной системе. Подобное пред­
ставление позволяет трактовать власть как структурный принцип функциони­
рования системы. Так, если социальной системе с помощью ценностного полагания удается воспроизводить соответствующее ей содержание сознания,
то она функционирует стабильно. Возникновение критических взглядов на
господствующий порядок ценностей - признак перехода социальной системы
в режим нестабильного существования. Власть является результатом объек­
тивно сложившихся отношений, попытка закрепить и упорядочить структуру
которых обуславливает содержание субъективных представлений.
Таким образом, власть может быть представлена как структурный
принцип, согласно которому элементы системы соотносятся друг с другом в
18
соответствии со своим функциональным значением, т.е. занимаемым в струк­
туре местом. Власть производит функциональные «места», значимость кото­
рых определяется ценнос1яии системы, которые соответствуют данному по­
рядку власти. Таким образом, функционируя, власть воспроизводит саму се­
бя, не имея, однако, своего непосредственного референта в действительности.
Поэтому, можно говорить о власти как об абстрактной сущности, реальное же
её функционирование осуществляется через превращенные формы, такие как
сила, богатство, знание. Они обретают форму ценностей системы, относи­
тельно которых идет процесс структуризации. Социум представляет собой
открытую, неравновесную систему, необходимым условием существования и
функционирования которого являются изменения и нестабильность. Неста­
бильность как форма социального существования на личностном уровне про­
является через конфликт как своеобразную форму социализации. Конфликт,
лежащий в основании деятельности, социальных отношений, их перестройки
и стабилизации, является основой установления и изменения (коррекции)
норм.Он создает и изменяет нормы, необходимые для перестройки отноше­
ний. Власть - в данном контексте - всякое взаимоотношение сил, действие,
порождающее действие, где важны не объект и субъект власти, а только сила,
проходящая через все силовые центры. Подобное взаимоотношение сил, об­
разующее внутреннюю организацию (структуру) социума складывается в оп­
ределенную диспозицию. Диспозиция как внутренняя организация конкрет­
ных взаимодействий образует систему, предписывающую субъекту следовать
ее положениям, устанавливая действия в ответ на другие действия, согласно
модели: производство - противостояние. Поэтому власть представляет собой
не определенные отношения между субъектами, а совокупность поведений,
которые производят, трансформируют поведения других.
Итак, власть есть равнодействующая в борьбе, в множественности,
противоречиях, которая упорядочивает возникающее многообразие, выпол­
няя функцию его единства. Она возникает в момент распада единого как
компенсация за утрату единства, самотождественности и как установление
порядка в многообразии. Следовательно, о власти можно говорить как об он­
тологической структуре, которая осуществляет новое единство, возникающее
после разделения, распада, производит новую «сборку» реальности. Власть
есть свойство множества, реализующееся в процессе создания новых условий
единства множественного и разделенного. Это дает возможность понять ее
как имманентную социуму функцию «собирания», установления целостности
разъединенного. Поэтому власть предстает как форма, организующая мате-
19
рию. Оформление реальности оказывается возможным, например, через ор­
ганизацию дисциплинарных пространств, что позволяет говорить о конституировании социокультурной реальности и порождении в человеческом
множестве определенных типов поведения или социальных функций. Таким
образом, дисциплина как механизм власти предустанавливает определенный
порядок мышления и поведения. По форме власть - диспозитив, т.е. взаимо­
связь всех элементов в определенную систему отношений. Реальность бытия
субъекта - это реальность социокультурная, которая конструируется посред­
ством определенного диспозитива и анонимных дисциплинарных практик.
Обосновать это положение позволяет исследование непосредственной связи
власти с культурой и ее изменениями, которое осуществляется во второй
главе «Культурологические аспекты функционирования власти».
В первом параграфе «Власть как процесс культурного становления»
второй главы рассмотрена связь власти со становлением культуры, а также с
производством символической реальности. Невозможно мыслить культуру
вне полагания ценностей, что также соотносится с властью (Ф. Ницше). В
работе используются два исследовательских подхода к пониманию культуры
- аксиологический и деятельностный. Власть, существующая в форме диспо­
зитива, закрепляет определенный ценностный порядок и его необходимую
трансформацию. Поэтому власть оказывается связанной со становлением как
процессом постоянного изменения количества сил и результатом соперниче­
ства между центрами сил, волями к власти. Смыслом и мерой ценностей
можно считать установление власти как определенных <аочек зрения», в то
же время ценности задают меру для оценки количества власти. Значимость
ценности, следовательно, не в самом по себе ее существовании, а в том, что
она полагается в качестве значимой. Далее, используя концепцию культуры
Э. Кассирера и основные результаты философской антропологии, в диссер­
тации обосновывается положение о том, что в процессе антропо- и культурогенеза явление наследования через ценности (их возникновение, сохранение
и передача) опосредовано властью, и она является структурным принципом,
оформляющим действительность в виде символических форм. Проявление
власти можно усмотреть в процессе ослабления зависимости от сферы чувст­
венного, удаления от него и превращения человека из «пленника» природы в
творца собственного мира. Власть, выполняя функцию компенсации разде­
ленного бытия, обеспечивает культуре способность компенсировать утра­
ченную целостность и цельность человеческого бытия.
20
Созидательный аспект власти позволяет принципиально разграничить
биологический отбор, который обеспечивается борьбой за существование, и
социальный отбор, обеспечиваемый «волей к власти» или, другими словами,
борьбой за преобразование. В случае борьбы за существование элементы
системы стремятся лишь к самосохранению, а в случае борьбы за преобразо­
вание осуществляется выбор различных возможностей. Однако власть реали­
зуется не только как процесс культурного становления при освоении естест­
венной среды в знаково-симолической форме путем ценностного полагания
определенных «точек зрения», но власть проявляется также и как процесс
воздействия знаково-символической сферы на субъекта, на его восприятие
мира объектов. При этом власть направлена на укрепление существующих
ценностей, социальной структуры в целом и ее воспроизводство. Таким обра­
зом, в культурогенезе можно зафиксировать противоречие: человек в культу­
ре существует как субъект власти и как объект властвования. Первое прояв­
ляется в представлениях человека о своей активной роли в мире, о том, что
от него зависят условия и формы собственного существования, что сфера его
жизнедеятельности - культура - это сфера возможности, безусловности, в
отличие от природы как пространства предопределенного существования. Но
существует и другой аспект: включенность субъекта в культурную традицию
и социальную структуру, где сам человек обращается в текст, в один из зна­
ков культурной инстанции, действующей по отношению к нему репрессивно.
С одной стороны, культура определяет человека, придавая ему целостность,
оформленность, но, с другой, она же его и ограничивает, задавая пределы то­
го или иного социокультурного текста. Культура, являясь формой существо­
вания человека, становится территорией человечества и пределом этой тер­
ритории. В этом контексте можно говорить о формировании соответствую­
щих культуре субъектов.
В понимании культуры как символической деятельности и власти как
процесса её становления существуют два аспекта, которые можно соотнести с
представлениями в рамках классической и неклассической традиций. В пер­
вом случае, человек мыслится как субъект власти (самоопределяющее нача­
ло) и творец культуры. Власть как явление культуры связана с осознанием
человеком своей особой роли, своей возможности влиять на существующий
порядок, создавать условия своего существования. Поэтому можно считать,
что культурогенез был обусловлен осознанием человеком самого себя как
субъекта своих действий. В неклассической традиции власть уже не принад­
лежит субъекту, она как бы растворена в символической сфере, которая
посредством ценностного кодирования превращает все в определенно
21
средством ценностного кодирования превращает все в определенно значащие
знаки. Власть воспроизводит себя через полагание ценностей, что свидетель­
ствует о взаимообусловленности власти и культуры. Так как власть консти­
туирует культуру, которая воспроизводит определенный порядок власти, то
сопротивление не противостоит власти, а как бы вписано в ее логику, позво­
ляя переструктурировать систему и осуществить новую «сборку» социокуль­
турной реальности.
Второй параграф «Трансформация субъекта власти в различных ти­
пах культуры» посвящен проблеме формирования субъекта власти и его
трансформации в различных типах культуры. В нем показано, что понимание
субъекта власти непосредственно связано с культурой и ее изменениями.
Субъект власти - явление историческое, меняющееся в зависимости от типа
культуры. Для обоснования данного положения оказывается продуктивным
обращение
к
типологии
культуры, которая была
предложена
Ю.М. Лотманом, и где в основе классификации кодов культуры лежит их от­
ношение к знаку. В параграфе раскрываются корреляции представлений о
субъекте власти с историческим типом наказания как технологией власти,
устанавливается связь того или иного типа культуры с определенным пони­
манием субъекта власти на разных этапах развития социума. Продемонстри­
рована культурная эволюция систем наказания в связи с пониманием сущно­
сти и функции власти, а также изменением трактовок субъекта власти. Пока­
зана непосредственная связь между распространенными в современности
демократическими формами правления (децентрнализацией власти) и тен­
денцией децентрации в постмодерне как своеобразного продукта системы
власти. Это доказывает тезис о власти как факторе, посредством которого
общество строится, а культура и ее определенный тип получают существо­
вание. В итоге сделан вывод, что излишняя сконцентрированность власти в
каком-либо месте пространства социума ведет к застою и кризису системы.
В заключении подводятся итоги проведенному исследованию, наме­
чаются перспективы дальнейшей разработки проблемы.
Основные положения диссертации нашли отражение в следующих
публикациях автора:
1. Денисова Н.Ю. Пространство и вещи как две составляющие художествен­
ного процесса // Социальная реальность: Аспекты и методы исследования.
Сборник научных трудов. - Саратов: Изд-во Саратовского университета,
1998.-C.8-10.
22
2. Денисова Н.Ю. Власть и культура: от социального контроля к обществу
потребления // Современность: понятие и методы исследования. Сборник
научных трудов. - Саратов: Изд-во Саратовского университета, 1999. С.11-13.
3. Денисова Н.Ю. Феномен власть в контексте системной самоорганизации //
Теория и практика местного самоуправления. Саратов: Поволжская ака­
демия государственной службы, 2001. - С.50-52.
4. Денисова Н.Ю. Системный анализ понятия власти в контексте полисубъ­
ектной социальности // Толерантность и полисубъектная социальность.
Екатеринбург: Изд-во Уральского университета, 2001. -C.I42-146.
5. Денисова Н.Ю. Власть и ее интерпретация (философский аспект) // Чело­
век, общество, право. Сборник научных статей. Вып. 3. - Саратов: СГАП,
2001.-С. 51-57.
6. Денисова Н.Ю. Взаимодополнительность власти и культуры // Рациона­
лизм и культура на пороге третьего тысячелетия: Материалы Третьего
Российского Философского конгресса (16-20 сентября 2002г.) В Зт. Т.2.
Ростов-на-Дону. 2002. С. 152.
Подписано к печати 8.05.2003 г. Усл. печ. л. 1,5.
Бумага офсетная. Печать офсетная. Г а р н т ^ а «Тайме».
Тираж 100 экз. Ъгжаз^59.
Издательство Саратовскойгосударственнойакадемии права
410056, Саратов, Чернышевского, 135.
РНБ Русский фонд
2006-4
24915
^т^^"^^
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
0
Размер файла
1 121 Кб
Теги
bd000103488
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа