close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

bd000103494

код для вставкиСкачать
ю
На правах рукописи
Ибрагимов Радий Назибович
Проблема социального насилия
как фактор исторического процесса
Специальность 09.00.11 - социа1ьная фиюсофия
Автореферат диссертации на соискание ученой степени
доктора философских наук
Москва - 2003
Диссертация выполнена на кафедре философии и социологии Института
естественных наук и математики
Хакасского государственного университета им, Н.Ф.Катанова
Научный консультант:
доктор философских наук, профессор Дырин
Анатолии Иванович
Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор
Горбунов Владимир Семенович доктор
философских наук, профессор Ильин Виктор
Васильевич
доктор философских наук,
профессор Тюшкевич Степан Андреевич
Ведущая организация:
Институт философии и права Уральского
отделения Российской академии наук
Защита состоится « li> ,,tU?Jl/f^ 2003 г. в
15
ч. на
заседании диссертационного совета по философским наукам Д.212 155.08
при Московском государственном областном университете по адресу:
105005, Москва, ул. Радио, д. 10а, ауд. №75.
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке МГОУ по
выше указанному адресу.
Автореферат разослан «<=Г7» (^^i^^(£Mf
Ученый сек-ретарь диссертационного совета:
доктор философских наук, профессор
2003 г.
И.И. Семаева
е^мд&з
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность
исследования.
Значение
исследований
проблемы
социального насилия имеет собственные, не связанные со спецификой любой
авторской позиции, и общезначимые основания
основания
проблематичности
социального
Это мировоззренческие
насилия
Здесь
актуальность
увязывается с важностью сармой проблемы насилия для каждого отдельного
человека, для различных человеческих сообществ и, в конце концов, для
человечества вообще «Право» отдельных лиц и их корпораций посягать на
жизнь, здоровье и другие неотъемлемые условия существования человека в наш
век бурного развития технологического могущества может оказаться слишком
дорогой ценой, которую человечество заплатит за цели такого посягательства.
Поэтому вопрос о насилии - и как средстве, и как цели - является
непреходящим и стоит сейчас, в эпоху глобализма, когда всем очевидно, что
даже самое оправданное насилие имеет непредсказуемые и по масштабу и по
деструктивности последствия, особенно остро
Социально-философский аспект Посягательство человека на человека,
имеющее, возможно, видимость объяснения в каждом отдельном случае,
осуществляется между тем настолько часто, что в силу повторяемости обретает
права
статистического
закона
Но
при
этом
каждый
конкретный
индивидуальный повод теряет силу логического и смыслового основания таких
посягательств. Иными словами, объяснения и оправдания оказываются при
более пристальном рассмотрении лишь видимостью, иллюзией. За этими
поводами скрыта какая-то общая причина, и эта причина вполне может не
иметь ничего обшего с конкретными объяснениями
И тогда возникает
проблема разведения «микро-» и «макро-насилия» Понятию индивидуального
насилия по разным причинам часто противопоставляется понятие «социальное
насилие»,
отражающее
статистическую
реальность
«без
примеси
субъективизма» Но стремление к объективности часто оборачивается другой
РОС НАЦИОНАЛЬНАЯ
ВИБЛИОТЕКА
С. Петербург
?<>fl^PK
крайностью - равнодушием и цинизмом («смерть одного человека - трагедия, а
смерть миллионов - статистика»)
Это
свойство
каждого
акта
насилия,
выраженное
в
диалектике
индивидуальной мотивированности и социальной безотчетности, уже давно
стало предметом фронтальных философских, социологических, этических,
психологических и других исследований Поиски конструктивного выхода из
прорисованной дилеммы продолжаются и по сей день И, вполне вероягно, не
завершатся они и в ближайшем будущем.
Социально-культурный аспект Все проявления какой-либо культуры в
своем функционировании имеют особый априорный смысл, мировоззренческий
заряд, свойственный только определенному социальному организму Но не все
культуры одинаково относятся к проблеме насилия Разумеется, в современной
мировой цивилизации взаимно проникают мировоззренческие влияния разных
культур Выделить в чистом виде импульс отдельного культурного целого
сейчас порой можно только при тщательном исследовании. Но в нашем случае
выделение культурных тенденций и форм проблематизации насилия возможно
и даже необходимо
Ведь мало кто будет спорить, что такое свойство
культурной «души», как озабоченность научно-техническим прогрессом, было
привнесено в мировую цивилизацию европейцами
Следовательно, за нейтральностью и универсализмом научных теорий
насилия стоят и ментальные особенности европейского типа культурного
мышления. Проблема социального насилия в той форме, в какой она ставится
мировой (то есть бывшей европейской) наукой, какими средствами исследуется
и какие предметные цели преследует, относится именно к такому ypoBfno
познания,
где возможны
искажения
и даже
заблуждения
культурно-
мировоззренческого характера А значит и возможные выводы и рекомендации,
построенные на основе гипотезы культурной нейтральности и исторической
универсальности феномена насилия, с неизбежностью будут нести печать таких
ошибок Иными словами, интерес должны вызывать не только содержание
проблемы, но и обстоятельства - культурные, социально-исторические,
логические - ее постановки
Феноменологически-й аспект
«проблема
проблемности»
Особую озабоченность должна вызывать
социального
насилия
Сейчас
банальностью
являются фразы типа «человеческая история всегда сопровождалась войнами»
Всем очевидно также, что регламентация поведения в обществе часто
осуществляется насильственным путелг; насилием часто сопровождается и
нарушение социальных регламентов Мыслители и обыватели, видя это, до
определенного момента и в определетшх обстоятельствах не подвергали
критическому осмыслению существование насилия И «вдруг», в определенный
исторический
момент,
оно
становится
проблемой, не
дающей
покоя
гумалитарному разуму. Эта проблема вырастает до размеров вселенской, она
питает
высказывания
пафосом
негодования
шш
ядом
циничной
снисходительности Насилие рождает насилие, но не как банальную месть, а как
реакцию нз. усмотрение насилия
Поэтому насущным вопросом является - когда, где именно, в связи с чем и
как происходит проблематизация социального насилия, соответствует ли она
понятию социально-исторического закона, а также - в каком состоянии
находятся эти обстоятельства места, времени и смысла проблематизация в
настоящее время
Ведь изменись эти обстояггельства, невозможно будет
ответить на вопрос «имеет ли серьезные мировоззренческие основания
проблема социального насилия в наши дни, и каково будет ее состояние в
ближайшем и отдаленном будущем''»
В
узком
смысле
слова
прагматический аспект
проблемы
и ее
актуальности ограничивается лишь инструментальным отношением к насилию,
поиском теоретической модели, исключающей или регламентирующей это
явление
Он
противостоит
феноменологическому,
потому
что
для
исследовательской установки, сводящей применение насилия к извлекаемой
пользе, такие случаи, как, например, терроризм, остаются за пределами
понимания
В
этом смысле феноменология - гораздо более тонкий и
адекватный инструмент Но ее применение расширяет глубину и горизонт
актуальности проблемы Дело в том, что мысль, будто явления, подобные
социальному
насилию, являются не собственно социальным
фактом, а
модальностью факта, выдвигалась в литературе неоднократно Но основания
феноменологии - в теории познания, а это фозит выводом, будто насилие, тем
более социальное насилие - иллюзия разума Это послуидало бы верным
основанием для упрека в психологизме и мировоззренческой отстраненности
подобных теоретических позиций
Но в понятии прагматизма есть еще один смысл, связанный с практикой
изучения явлений по их последствиям
В
феноменологии насилия есть
спасение
реальное
этом смысле прагматизация
от
психологизма
И
социальность насилия становится здесь не препятствием, а, во-первых,
статистической базой (то есть чем большее количество случаев мы охватываем,
тем вернее достигнем истины), и, во-вторых, социальность
на языке
феноменологии есть не что иное как интерсубъектность (то есть любое насилие
в данном случае может пониматься только как социальное явление) Но такое
совмещение феноменологического и прагматического аспектов открывает
массу перспектив и задает массу конкретных вопросов, ответить на которые сверхактуальнейшая задача.
Обзор разработанности темы в литературе делится на логическую и
историческую части Такая компоновка раздела позволит ознакомиться не
только со спектром подходов к проблеме социального насилия, но и с
динамикой их возникновения и взаимодействия, что
немаловажно для
отражения положения дел в этой отрасли социально-философского знания
При классифицировании подходов в первую очередь следует упомяну гь
классические источники по этике ненасилия С позиций принципиального
неприятия насилия во всех возможных формах проявления выступали М Ганди,
М л Кинг, Н К Рерих, Л Н Толстой, Г Торо '
Позиции этих
мыслителей
объединяет изучение насилия в его эмпирически наиболее бесспорном виде - в
виде
индивидуального
насилия
Именно
его,
то
есть
сумму
актов
индивидуального насилия, предлагается видеть в каждом случае массового,
собственно социального насилия
Однако это обстоятельство не выводит
этические первоисточники из проблематики социального насилия, наоборот,
праксиология ненасильственной этики стала идеологическим фундаментом
массовых и весьма устойчивых религиозных и политических движений
Своеобразным теоретическим их продолжением
является
обширная
современная отечественная литература по ненасильственной этике
исследования
содержат
не только
аналитргческие
обзоры
Эти
классических
источников, но также разнообразные, оригинальные и глубокие концепции
относительно происхождения, природы, структуры ненасильственного этоса
(Р Г Апресян, А А Гусейнов, А П Желобов, В П Иванин, Н Мириманова и др) ^
Однако эти исследования, в отличие от их первоисточников, больше
сосредоточены в пределах этики, что, однако, вовсе пе исключает их из
социально-философского рассмотрения проблемы Эти исследования также не
являются социально-практическими, то есть не создают
общественных
движений и не настроены на это
Эту социально-практическую функцию этики ненасилия активно осваивает
сейчас
другое
направление
альтернативистика
(теория
толерантной
цивилизации) Привлекая в качестве аксиоматической базы идеалы великих
гуманистов, представители этого направления «наращивают» на этический
«каркас»
социально-философские,
1Юлитологические
культурологические
концепции, не просто создавая целостную теорию, но и пытаясь активно влиять
' Кинг м л Любите врагов ваших // Вопросы фиюсофии, 1992. № 2 - С 66-Й7. Рерих Н К ПУТИ
благословлення - М и н с к Университетское 1991 - 101 с Принципы ненасилия классическое наследие - М
Прогресс, 1991 - 232 с , Новые пророки (Торо, TOICTOH. Ганди, Эмерсон) - СПб Алетекя, 1996 - 149 с
^ Апресян Р Г Постижение добра - М Мол гвардия 1986 - 206 с Гусейнов А А Э1ика ненасилия //
Вопросы философия, 1992, № 3 - С 72-88 Желобов А П Идеи гуманизма и традиции русской этпческой
мысли Автореф дисс на соиск у ч ст доктора филос наук - СПб, 1999 - 12 с , Иванин В П Гумашпм как
на социальные процессы в глобальном масштабе
Среди отечественных
социальных философов с этих позиций, например, выступают Э А.Араб-оглы,
И В Бестужев-Лада,
В А Лекторский,
М Б Хомяков'
В
исследованиях
проблемы социального насилия это направление сейчас, пожалуй, самое
перспективное и «густонаселенное» Но при всей своей привлекательности
«толерантная праксиология» имеет и оборотные, внушающие подозрение
стороны
Не секрет, что выкладки толерантологии использует идеология
глобализма; также заметно здесь и преобладание «технологического» аспекта,
то есть феномен социального насилия раскрывается в смысловой плоскости
«эффектйвно-неэффективио», «выгодно-невыгодно», т.е узко-практически, что
не вполне соответствует принципам гуманизма, кладущимся в основание
подобных попыток
Следующее направление исследований феномена социального насилия
связано с рассмотрением его как объективно существзтощего социального
явления
Здесь также нужно провести подразделение
на
классические
источники и позднейшие, современные исследования
В
частности,
понимание
социального
насилия
как
специфически
общественного явления, порождающегося и функционир^тощего по причине
объединения людей в исторически устойчивые общ1юсти, демонстрируют - в
порядке хронологии - Н Макиавелли, Ж Ж Руссо, М Бакунин, К Маркс и
Ф Энгельс, Г Спенсер, Л Гумплович, К Лоренц и др ^
философская проблема - Ворошиловград, 1985 - 24 с , Миркчаяова И Ненасилие движения и организации //
Вопросы философии, 1992, Х5 3 - С 180-1«1
' Араб-Оглы Э А Обозримое будущее Социальные последствия НТР 2000 год - М Мыс 1ь, 1986 - 205 с
Бестужев-Лада И В Альтернативная цивиличаши - М Гуманит т д центр В Л А Д О С 19У8 - 452 с
Глобальные проблемы и общечеловеческие ценности - М Прогресс 1990 - 495 с Ицео югня социатьного
глобализма - Киев' Вьпца ш к , 1989 - 161 с Лекторский В А Толерантность пчюрати)м и критишим
либерализма // Вопросы философии, 1996 № 11. С 4Л-54 Печчеи А Человечеале качества - М Прогресс.
1985 - 311 с . Хомяков М Б Толерантность и современная цивили!аш1Я // Точерангность Сбнаучст Екатеринбург Изд-во Урал ун-та, 2000 - С 5-45
^ См Макиавелли Н Государь Рассуждешгао первой декаде Тита Ливия - С П б Азбука, 2000 274 с Р\есо
Ж Ж 0 6 общественном договоре - М , 190Л - 126 с , Бакунин М А Философия Социология Политика - М
Правда, 1989 - 621 с , Маркс К Экономическо-философские рукописи 1844 г // Маркс К , Энгельс Ф
Собр с о ч , 2-е изд Т 41 - С 517-642 , Энгельс Ф Анти-Дюринг//Маркс К , Энгельс Ф Собр соч . 2-е изд Г
20 - С 1-287 , Спенсер г Грядущее рабство - С П б 1884 -77 с П^пгловичЛ Социологические очерки Одесса. 1899 -126 с РатцельФ Народоведение - С П б 1896 -467 с Лоренц К Агрессия так называемое
Зло Восемь смертных грехов человечества//Вопросы философии 1992 № 1 - С 5-54
в русле аналогичного понимания феномена социального насилия проводят
свои исследования и многие современные авторы (О С Баталов, С А Вовченко,
Ю П Емельянова, ГНКиреев, НИКитаев и др).' Здесь насилие понимается
как особый социальный акт, как одно из выражений, один из эффектов
социальности, и - как уловимое стандартным научными процедурами
(наблюдением, сравнением, описанием) событие Особым продолжением,
социально-философским приложением такой теоретической позиции можно
считать исследования феномена социального насилия в различных конкретных
аспектах и формах проявления ~ юридическом, политическом, эстетическом В
этом направлении изучение проблемы вели В П.Горынин, В В Денисов,
И.Ю Залысин, С А
Кудрявцев, Ц Г
Пантелеев, С М.Попова, А.Д.Рейнгач,
К.А.Тарасов ^
Другой теоретической позицией, распространенной не менее широко по
сравнению с предыдущей, является усмотрение источников социального
насилия в человеческом индивидууме, в его «натуре», природе. Здесь
социальная
действительность
не
порождает,
а
«экранирует»
собою
индивидуальную деструкцию Эта позиция также широко представлена и в
классических
трудах, и
в
современных исследованиях, Из классиков
философской мысли сюда безусловно следует отнести - в порядке хронологии Т.Гоббса,
Б Мандевиля,
М Штирнера,
3 Фрейда,
С Цвейга,
К Ясперса,
' БятЕшов о с Динамика чегигамации яаси^тае и добровольное подчинение / УрО Р А Н , ин-т философии и
права - Екатеринбург, 1992 - 1 9 с , Вовченко С А Социальные основы и исторические тенденции
релевантности политического яаситая Автореф дне
кана филос на)к /Волгоградский roc ун-т-Волгоград.
1994 - 25 С : Емельянова Ю П Насилие как социальный фактор Его генезис и эволюция Автореф дис
каня
филос на\к. - Севастополь, 1997 - 24 с Киреев Г И С\щность насилия - М Прометей, 1990 - J10 с
Кигаев И И. Социальное насилие в современном классовом противоборстве - Минск Изд-во Белорусского гос
ун-та, 1980 - 136 с
^ Горынин В П Эстетизация насилия ках форма мишпаризашш духовной яоони современного буржуашого
общества Автореф дисс насоиск уч ст каяд фитас наук/Боен-полит акад - М , 1991 - 2 1 с Денисов
В В Социология насилия - М Политиздат, 1975 - 2 1 4 с . КудрявгювСВ Конфликт и насильственное
преступление - М Наука, 1991 - 172 с , Пантелеев Ц Г Роль полити«геского насилия в истории обществ,!
Автореф дясс .каги филос наук / Акад обществ на>к при Ц К К П С С - М , 1990 - 1 8 с , Попова С М Ро гь
насилия во властнъп; преобра.зованиях систем общественной коммунимцин / УрО Р А Н Ин-т истории и
археологии. - Екатеринбург, 1992 - 6 1 с , Реингач А Д Феномен насштия в современном кннонск}'сстве
Автореф дис
канд филос наук /Моек гос VH-Tкульт5'ры - М . 1996 - 2 0 с .Тарасов К А Эффект
воздействия насилия в художественных фильмах на подрастающее поколение Автореф дис
какд сошгол
наук / Рос акад управл - М , 2000 - 24 с
X Ортега-и-Гассета, Ж П Сартра, Э Фромма, Г Маркузе
Этих мыслителей
объединяет то, что все они считают причиной социального насилия не
поддающуюся исправлению склонность отдельного человека умышленно
причинять зло ближнему и образовывать для этого общественные объединения
Различия же касаются таких, например, вопросов, как побудительные пршшны
насилия
Гоббс.
Мандевиль,
Ортега-и-Гассет
считают
позицию
индивидуального субъекта наступательной, а Сартр и Маркузе - специфической
обороной бунтующей личности, Штирнер выводит насильственную инициативу
из самосознания индивида, а Фрейд - из его биологической энергетики ' Из
аналогичного понимания предмета или приходят к нему также ряд современных
авторов. Т А Алексеева, Р Браг, Г И Ефимов, С.Л Коробова, А Г Потапов,
В Г Чалидзе Они также руководствуются мыслью о том, что не поведение
личности является преломлением влияния социальных условий, а наоборот,
общественные отношения выстраиваются таким образом, чтобы более или
менее соответствовать свойству конфликтности, агрессивности человека ^
Своеобразную
промежуточную
позицию
занимает
в
этом
вопросе
айленология (философское направление, исследующее феномен социального
отчуждения) Хотя интерес к гегелевской и марксистской теории отчуждения в
XX
веке был реанимирован Франкфуртской школой^ особенно широко
современная айленология и, в частности, исследования феномена сохшального
' Гоббс Т Соч в2-хт Т 1 - М Мысль, 1989 - 239 с , Мандевиль Б Басня о пчелах - М Мысль. 1978 ~
112 с , Маркузе Г Эрос и шпвилизашм - К и е в ИСА, 1995 - 352 с . Ортега-и-Гассет X Восстание масс//
Эстетика Фи.чософия куньтуры - М Исм'сство - С 309-349 Сартр Ж П Стена - М Полити^длт 1991
450 с , Штирнер М Единственный и его собственность - Харьков Основа, 1994 - 560 с Фрейд 3 М ы и
смерть По TV CTopoHV принципа удовольствия - С П б Восточно-Европ Ин-тпсй\оанатиза 1994 -380 с
Фромм Э Анатомия человеческой деструетивности - М Республика 1994 - 447 с . Цвейг С Совесть против
насилия Кастеллио против Кальвина - М Мысль 1986 -237 с Ясперс К Смыс1 и нашачсние истории М Полиггездат. 1991 -516 с
" АтексееваТА Справедливость Морально-политическая философия ДРоулса
М Натеа 1992 - 112 с
Ьраг Р Антропология смирения // Вопросы философии, 1999, № 5, С 99-114 , Ефимов Г И Проблема тал и
насилия в нравственной философии И А Бердяева Автореф лисе
канд филос наук / Рос <1кад управления
- М 1993 - 20 с . Коробова С Л Социальный статю нравственных чувств Автореф дисс канд филос наук/
У р Г У - Екатеринбург, 1995 - 18 с , Потапов А Г Организация добра и зла и диалекггага самоорганииции Суздаль Б и., 1994 - 201 с , Раппопорт А Истоки насилия / А Н СССР Лаб социологии - М И Н И О Н Р А Н ,
1991 - 19 с. Чалидзе В Г Иерархический человек Социобиологичсские шметкя - М Террл 1991 -220 с
' А д о р и о Т В Проблемы философии мор<иш - М Республиы 2000 -239 с ЛукачД Контотогии
обшеетвеиногобыгня Пролегомены-М Прогресс 1991 -412 с
10
насилия с этой позиции, представлена в отечественных исследованиях, а
именно;
О Р Авериной,
Т В Беловой,
А.А Горелова,
А А Грицанова,
В И.Овчаренко, И И Кального, И С Нарского, Г И Пейсахова, К.Д.Почепцова '
Признавая
социальную
обусловленность
насилия,
теория
отчуждения благодаря своей революционно-практической
социального
направленности
возлагает ответственность за его применение или преодоление и на каждого
человека в отдельности.
Выше были названы авторы, чьи исследования затрагивают проблему
социального насилия прямо и которые более или менее полно исчерпывают
предмет исследования Однако актуальное гь проблемы социального насилия
настолько
велика,
что
спектр
высказываний
о
ней
совершенно
не
исчерпывается «прямыми» исследованиями В X X веке в рамках подавляющего
большинства социально-философских направлений сформировался целый ряд
оригинальных концепций, пусть косвенно, контекстуально, но вполне ясно
раскрывающих свой взгляд на проблему
В первую очередь к таким направлениям относится феноменология Здесь
проблема насилия рассматривается как один из примеров обусловленности
«жизненного мира» интенциональностью сознания. Насилие здесь - неизбежное
следствие активности человека и его 01крытости миру Из феноменологов
наиболее близко к изучению проблемы социального насилия подошли М.Бубер,
рассматривавший ее в контексте «вечной» проблемы добра и зла, и М.Шелер,
' Лверива О Р Отчуждение в политической сфере общественной жизни социально-филосо()х;кии аспект
Авторефдисс каяд филос н^тс - М , 1992 -22 с Анчел Е Мифы обреченного С0-)шнш1 - М Прогресс
1978 -310 с Белова Т В Социально-(1)нчософскии смыст проблемы отчуждения - М Шд-во М Г У 1991 50 с , Горелов А А Растепленный человек в расшептенном мире - М Знание, 1991 - 6 2 с Гришнов А А
Овчаренко В И Человек и отчуждение - Минск Вышеиш ш к . 1991 - 126 с Кальиый И И Истоки
отчуждения и современность -Симферопочь Изд-во Симфер ун-та 1990 -200 с НарскийИС О т ж д е н и е и
труд - М Мысль, 1983 - 144 с , Отчуждение как социокулътурньш (|)еномен Тез дога Bcecorej науч -теор
конф / Симфероп. гос у н т - Киев, 1991 - 114 с Пеисахов Д И Преодоление отч\'жаения мировоч фенческяе
аспекты Автореф дисс на соиск уч ст каяД фитос наук - Екатеринбург, 1999
31 с . Почепцов Г
Тоталитарный человек Очерки тоталитарного сичволигша и мифологии - К и е в Глобус. 1994 - 152 с
И
исследовавший в дискуссии с Ф Ницше роль рессентимента, «мстительности» в
структуре социального принуждения '
Мысль
феноменологов
о
том,
что
сущность
социального
насилия
коренится в системе объективированных смыслов, подхватывают и придают ей
гипертрофированное
структурализма
и
звучание
представители
постструктурализма
аналитической
Источник
философии,
социального
насилия
изыскивается здесь не в скрытом от практического разума феноменальном
бытрги; его источниками объявляются непосредственно данные соответственно
«язык» и «текст», которые и играют в этих теориях роль реальности Но этим
переходом от феномена к структуре или к языку уничтожается онтологическая
«начинка» проблемы; насилие перестает быть социальным действием, ос1аваясь
лишь информационным отношением Сгруктурапистские концепции, особенно
М Фуко, ограничивают свои задачи тонким, филигранным аттализом связи
власти и насилия с производством социально значимых сообщений и их
распределением
Таким образом, «дискурс» в его
конкретно-исторических
особенностях является не просто средством социального насилия, по сам есть
насилие ^
Эту
плодотворную,
но
узкоспециализированную
концепцшо
поддерживают и некоторые отечественные исследователи ^
Аналитическая философия представляет собой результат революционного
преодоления
позитивистской
традиции,
однако
в
области
насилия «родимые пятна» позитивизма видны до сих пор
проблематики
Лингвистический
детерминизм, свойственный представителям этого направления, выстраивает
онтологию языка «за счет» социального бытия, сводя законы последнею к
' Б у б е р М Два обрача веры - М Ресдаблика 1995 -464 с Ш е л е р М Рссгнтимент в структуре моралей СПб Наука, Университетская книга, 1999 - 211 с
^ Фаркаш л Экзистенциализм, структура тизм и фа тьсификация марксизма ~ М Прогресс 1977 - 272 с
Фуко М Воля к истине По ту сторону <нания втасти и сексуальности - М Магястери>'ч-М-Касталь 1996
447 с ,
' Анкин Д В Семиологическое описание я)ыка филосо<1)ии Автореф дисс кана фшюс наук / Урлл roc >н-т
- Екатеринбург, 1993 - 2 1 с . Иванова Е В Мифологический архетип диалектического мышления в свете
антитезы добра и )ла Автореф дисс канд филос ш у к / У р а ч гос \н-т Екатеринбург 1995 - 2 1 с
К е м е р о в В Е Знание - социальная связь//Социемы -Екатеринбург И а - в о У р а л ун-та 2001 В ь т 7 - С 59 КлименковаТА От феномена к стр\тсгуре - М Н а у ы . 1991 -85 с Гутьчинскии Г Л С ю в о и тс'Ю
правилам функционирования нормативных суждений, многоместных терминов
и
пр
Это
целиком
и
полностью
относится
к
этической
проблематике,
скрывающей в себе и проблематику насилия, которая понимается здесь не сама
по себе, а лишь как контекст словоупотребления
Такой взгляд отстаивали
Дж.Э.Мур, Б Рассел, П Стросон, В Франкл, П Хоффманн '
Вышеприведенный обзор разработанности проблемы социального насилия
был
сосредоточен
на
внутреннем
содержаттаи
различных
теоретических
подходов А теперь обратим внимаггае на исследованность проблемы в другом
порядке, в порядке внешнего взаимодействия этих подходов Дело в том, что
проблема социального насилия в философии (то есть ее исследованность)
развивалась в пульсирующем ритме, а имеитто как цепочка проблематизаций и
депроблематизаций,
«провокаций»
и
«разоблачений»
Из
социальных
мыслителей наиболее безусловным «провокатором», растормозившим развитие
проблемы, был Н Макиавелли, провозгласивший благом насильственное право
тирана
Ему
лелаюттдего
ответил Г Гроций, выдвинув идею общественного
социальное
насилие
необязательш>1М
Следом
общественного
договора,
в
выступает
но
политико-правовой
Т Гоббс,
взявший
превративший
ее
сфере
за
в
договора,
излитпним,
основу
идею
апологию
и
депроблематизатптю насилия Но уже ближайшие преемники Гоббса - Локк,
Смит,
Бентам
-
сразу
же
приступили
к
«гуматтистическому»
отпору
мизантропии предтлественника Лейбниц и немецкие ютассики-рационалисты,
хоть и в противоречивой, диалектической форме, попытштись гармонизировать
бытие
-
и
следующее
же
за Гегелем
поколение
(Фейербах,
Штирпер,
Шопенгауэр, Маркс) уличило их в «сокрытии» насилия Позитивизм в этой
цепочке занимает вполне закономерное место депроблематизатора. и время его
безраздельного господства - вторая половина X I X в - первая половина X X в
постмодернизма От феноменологии невменяемости к метафрс^ике свободы//Вопросы фи1ософии 19У9 -VI'10
С 35-51 ,
' М у р Д л с Э Принципы этшш - М Прогресс 1084 - 426 с Рассел Б Почему я не \ристи<1нин И!бр атеист
прошв - М Политиздат 1987 - 344 с . Франкл В Человек в поисках смысла - М Прогресс. 1990 - 468 с
Предупреждения
их
оппонентов
-
фрейдистов,
экзистенциалистов,
феноменологов, и др - об опасности практических последствий реабилитации
насилия не возымели действия Географический детерминизм плавно перетек в
геополитику К.Хаусхофера, а оттуда в гитлеровский «Майн кампф» Лишь
после двух мировых войн, а также после полной теоретической дискредитации,
школы
позитивистского
происхождения
(прежде
всего
экономико-
технологического детерминизма) повернули на 180 градусов и заговорили на
тему, которой прежде сторонились - о ненасильственной цивилизации
Рассматривая временную развертку изучения проблемы социального
насилия, нельзя не прийти к следующему выводу Столь напряженный ритм
развития исследований проблемы социального насилия свидегельствует, что
содержание с необходимостью включает в себя нечто, заставляющее не только
публику, но и профессионалов социальной философии, то обнаружквать
насильственную природу какого-либо явления, то отказывать ему в наличии
этой природы Социальное насилие объективно-проблемно, проблемность есть
коренное свойство социального насилия И это обстоятельство само порождает
своеобразный резонанс, «разгоняя» различные точки зрения на проблему по
полюсам В разрезе настоящего исследования такими полюсами можно условгю
считать «объективно-материалистический», в котором насилие существует вне
и независимо от субъекта, и «субъективно-идеалистический», склонный к
растворению насилия в субъекте, подходы На этом фоне синтетические
исследования, в которых проблемность рассматривалась бы как объективное и
неотъемлемое свойство насилия, в настоящее довольно редки
Поэтому целью настоящего исследования является построение целостной
социально-философской
концепции социального насилия, учитывающей
феноменологию его проблемности как объективного фактора общественного
развития
В
отношении
данной
цели
был
определен
ряд
задач.
Strowson Р Individuals An Essav ш Dcscnptivc Metaphysics London. 1959 Hoffmann P Doubt, timi; violence
Clucago. University Publishers 1986
последовательное решение которых явилось бы промех<уточными ступенями
условиями в ее достижении, а именно
• исследовать
соотношение
фактического,
логического
и
аксио-
феноменального оснований проблемы социального насилия средствами
логического анализа;
• выявить
смысл
и
причины
теоретической
и
общекультурной
проблематизации социального насилия,
• определить культурно-исторические пределы и источники проблематизации
социального насилия,
• раскрыть механизм и особенности влияния феномена социального насилия на
социальную действительность в период раннехристианско-византийской
истории;
• раскрыть механизм и особенности влияния феномена социального насилия на
социальную действительность в российской истории,
• раскрыть механизм и особенности влияния феномена социального насилия на
социальную действительность в евроамериканской истории,
• определить
критерии,
механизм
и
меру
интенсивности
применения
социального насилия в системах общественных отношений с вмененной
репрессивностью,
• определить
критеррга,
механизм
и
меру
интенсивности
применения
социального насилия в системах общественных отношений со скрытой
(латентной) репрессивностью,
• определить
критерии,
механизм
и
меру
интенсивности
применения
социального насилия в системах общественных отношений с вмененной
нерепрессивностью.
Объектом
исследования
является
социальное
насилие
во
всем
многообразии форм его проявления в структуре и /щнамике общественного
бытия и общественного сознания, взятых в синтетическом единстве
обозначенном
объекте
выделяется
предмет
исследования
-
В
проблема
социального насилия как феномен общественного бытия и общественного
сознания в его историческом и социально-функциональном проявлениях
Методология исследования. Совокупность принципов, постулатов и
методов исследования проблемы выстраивалась соответственно целям и
задачам настоящей работы, а также особенностям предметных областей знания,
аспектов
рассмотрения и
конкретных
теоретических
проблем, которые
затрагивались в ней
Первым теоретическим принципом, на котором базируется исследование,
является принцип историзма Под ним понимается установка, согласно которой
необходимой чертой социальной действительности является ее изменчивость,
развитие, а тот или иной этап истории должен рассматриваться как
необходимый и закономерный, и оцениваться, анализироваться исходя из его
собственного
содержания
Его
применение
дает
понимание
феномена
социального насилия как чего-то исторически становящегося и возможность
изучения закономерностей его развития
Второй принщт - пришщп системности, задающий установку па
изучение общества, его культуры, мировоззрений как сложного органического
целого на предмет изыскания в этом целом феномена социального насилия и
определения специфики действия этого феномена в отдельных подсистемах
общественного целого
Описание методов и процедур, использовавшихся в работе, строится от
простых к сложным Работа с определениями занимает важное место в первой
главе Не менее важное место занимает классифицирование Этой процедуре
подвергаются различные точки зрения на проблему, подсистемы общественных
отношений и проявления феномена насилия в них
С этим связано использование первого из комплексных методов, который
следует назвать герменевтической реконструк1(ией В процессе работы над
источниками
в
поле
внимания
были
включены
теоретические
и
общемировоззренческие системы, имеющие особые взгляды на проблему, но не
взрастившие особой теории насилия, а то и вовсе избегающие откровенных
высказываний на этот счет Но эти взгляды в силу их важности должны быгь
осязаемыми для анализа Поэтому исследование, комбинируя дедукцию (там,
где
можно
было
исходить
из
общего
смысла
рассматриваемой
мировоззренческой системы) и индукцию (там, где отношение к феномену
насилия выявляется на основании совокупности конкретных проявлений),
таким образом реконструировало теории, которые по субъективным или
объектргвно-историческим обстоятельствам созданы не были По сути это есть
герменевтический круг, особенно часто встречающийся в гуманитарных науках,
занимающихся анализом явлений культуры, и в философии в частности
Особое применение реконструкция получила в связи с явлением т.н
псевдоморфозы Она проявляется в том, trro в целом ряде школ, родов
деятельности и систем общественных отношений употребление термина
«насилие» гласно или негласно табуируется, а для отображения социальных
проявлений
насилия
фигурируют
другие
термины,
например
«грех»,
«репрессия», «эксплуатация», «конфликт» или «агрессия» (в англоязычной
литературе - «above», «neglect»)
насилие»
варьируется
в
При этом и объем понятия «социальное
зависимости
от
контекста
В
ходе
работы
псевдоморфоза обнаруживается и в целом ряде частных случаев (например,
исторического феномена «ига»), и во всех этих случаях необходимо было
выяснить,
реконструировать
подлинность
или
мнимость
качественного
своеобразия изучаемого социального явления или понятия
Еще одно особенное приложение дедуктивной процедуры, применявшееся
в исследовании - гипотетико-дедуктивный метод, сущность которого состоит
в адекватности и предсказуемости выведенных из общей гипотезы следствий
Особенность социально-философского применения данного метода к изучению
проблемы социального насилия заключается, во-первых, в том, что здесь из
идеи дедуцируются не только идеи, но и собственно социальные факты
Например, идея призвания Ж Кальвина
17
закономерно
воплощается
и в
либертарную
экономическую
капиталистического
общества
теорию,
и
в
Во-вторых,
различные
особенность
институты
гипотетико-
дедукгявного метода в данном исследовании заключена в возможности
получения разных и даже противоречащих друг другу следствий из одного и
того же первоисточника Например, из идеологии раннего гнозиса с равной
вероятностью
выводятся
антагонистичные
друг
другу
христианство
и
манихеизм Случись это в какой-либо естественной науке, использование этого
метода пришлось бы признать некорректным
Но социальная реальность
сложнее физической или химической, поэтому веерная модель истории и
требования диалектики, о которых будет сказано ниже, позволяют считать
ожидаемыми, а значит и подтверждающими гипотезу, разные и даже
противоположные следствия
Еще один метод, наиболее интенсивно применяемый во второй и третьей
главах исследования, назван автором исторической интродукцией Он является
алгоритмическим приложением принципа историзма
Его суть состоит в
следующем. Наиболее распространенной методологической стратегией в
исторических исследованиях является стремление объяснить факт прошлого,
отталкиваясь от современного положения вещей Современное положение
вещей априори рассматривается как нечто безусловное, как инвариант, тогда
как
отдаленная
во
времени
действительность
воспринимается
как
гипотетическая Ее описание считается тем более научным, чем ближе это
описание к образцу - описанию современности Такой способ исследования
называется репродукцией (воспроизведением прошлого)
В
противопоставляемой ему интродукции «точка отсчета» меняется
безусловной предлагается считать реальность историческую, а условной реальность современную как один из возможных вариантов изменения
исторической реальности Событие прошлого порождает не одно, а несколько
следствий, из которых одни более, а другие менее существенны, одни более,
другие менее заметны, одни продолжили цепь веерно-исторических изменений,
18
а
другие
заглохли
без
последствий
В
результате
применения
такой
методологической установки складывается картина настоящего, написанная
красками прошлого, ош1сание «сейчас», написанное на языке «вчера».
Например, неважно, существовал ли Иисус вообще и бьш ли он именно таким,
каким его описывают Евангелия Важно лишь то, что был некто, оказавший на
дальнейшую историю целых народов настолько сильное влияние, что без него
невозможно было представить дальнейшие войны, переселения, экономические,
политические и духовные спады и подъемы
Ретроспективный
достоверности,
но
подход к
именно
истории отталкивается
поэтому
он
чреват
от
чувственной
субъективизмом
Если
«подтягивать» прошлое к настоящему, то неизбежно возникает искушение
исказить прошлое, ввести в его описание нюансы, не имевшие места в прошлой
действительности, но делающие ее понятной и «близкой» для современного
человека
Следует подчеркнуть, что особое место в исследовании занимают
гфоцедуры диалектической логики Это обосновано тем, что социальное
насилие, взятое как акт или процесс, представляет из себя сложную,
многослойную реальность Это реальность и социальная (то есть действие,
сопровождающееся осознанной мотивацией и немыслимое без «внешнего
значения», налагаемого окружающими), и индивидуальная (так как агентами
насилия являются человеческие персоны) Социальная реальность распадается
на институциализированные и неинституциализированные формы, которые
также дробны
Индивидуальный аспект в свою очередь распадается на
рационально-прагматический, выражающийся в осмыслении выбора между
насилием и ненасилием; зтико-аксиологический, связанный с наложением на
акт насилия «внутреннего значения», феноменальный, определяюпщй сам факт
наложения внутренних и внешних значений, а также их форму и направление, и
биологический аспект, позволяющий выражать факт насилия в «абсолютном
натуральном эквиваленте» (то есть решать, какие именно потери несет организм
при избиении, лишении свободы, оскорблении достоинства и т п )
Все перечисленные аспекты присутствуют в акте социального насилия
«здесь и сейчас», в одно и то же время и в одном и том же отношении (то есть в
отношении объекта) И эти аспекты совпадают или дополняют друг друга
далеко не всегда Наоборот, остроту, «изюминку» проблемы составляет как раз
тот факт, что социальный аспект вступает в противоречие с этическим,
этический - с феноменальным или биологическим
А это означает, что
классической формальной логики, руководствующейся законом тождества,
запрещающего рассматривать подобные противоречия, недостаточно для
комплексного
рассмотрения
и
решения
проблемы
Главными
точками
приложения диалектической логики в работе является анализ взаимного
исторического и логического предопределения идей насилия и ненасилия,
феноменального и социально-функционального аспектов насилия, социальной и
смысловой мета- и псевдоморфоз в процессе развития проблематики насилия
Еще один адрес применения диалектической логики - восхождение от
абстрактного к конкретному, полномасштабно использованный при анализе
противоречий в содержании понятия социального насилия
Рассмотрение насилия как феномена не могло обойтись без процедуры
феноменологической редукции Во второй главе она применялась к стереотипам,
мифемам культурного сознания Ее смысл заключался в поиске тех эмотивнопсихологических особенностей мышления представителей какой-либо эпохи,
культуры, религиозной конфессии или философской тенденции, которые в
процессе культурно-исторической кристаллизации и породили идею насилия
как особый концепт или, наоборот, были производны от него В третьей главе
процедура редукции применялась к тем структурам сознания, которые
предопределяют и задают формы выражения и особенности реализации
насильственного поведения на социальном и индивидуальном уровнях Смысл
поиска здесь сосредоточивался в ответе на вопрос о наличии в сознании таких
20
форм,
которые,
будучи
инициированы
в
ходе социального
опыта, с
необходимостью порождают насилие как социальную проблему и концепт, или,
напротив, обязывают скрывать, декодировать факт существования насилия
Источниковая база исследования.
Перечень теоретических источников, на которые опирается данная
диссертационная работа, распределяется на несколько разделов в зависимости
от той функции, которую они в ней выполняют К первому разделу следует
отнести социально-философские исследования, оказавшие какое-либо влияние
на содерж'ание диссертационной концепции К таковым в первую очередь
относятся классические и современные исследования непосредственно по
проблеме социального насилия В связи с этим хочется особо выделить работы
А И Дырина, ставшие для диссертации ценным источником по проблематике
войны и мира, а именно для сравнительного анализа отношения к феномену
военного насилия в эпохи античности и христианского средневековья '
К этим источникам функционально примыкает другая группа, состоящая
из работ, в которых разрабатывалась концепция отчуждения Проблематика
отчуждения тесно связана с проблематикой социального насилия, но не
тождественна ей в том смысле, что с>тцествует и развивается в отечественной
социальной
философии
относительно
обособленно
Материал
этих
исследований сыграл важную роль для социально-функционального анализа
проблемы, представленного в 3-й главе^ В частности, движущие силы и
социальные формы наделения насильственным смыслом легко поддаются
описанию в терминах концепции отчуждения
' Дырин А И Военно-теоретические вопросы в трудах Маркса и Энгельса философско-социологичеСкии и
историографический анализ - М Изд-во военно-политич акад. 1980 - 226 с , Дьфии А И Кузин В П
Проблемы войны и мира в С01тально-фи11осо(|)ской мысли 31ГГИЧН0С1И - М Шд-во военно-политич акад.
1992 -149 С
^ Аверина О Р Отчуждение в политической сфере общественной жизни социально-философский аспект
Автореф дисс на соиск уч ст к<1нд филос наук / Рос акад Mip , Гумлниг центр - М , 1 9 У 2 - 2 2 с Анчел Е
Мифы обреченного сознания - М Прогресс 1978 - 110 с Бечова Т В Социатьно-философскии смысл
проблемы отчуждения - М И ш - в о М Г У 1991 - iO с Горетов А А Расщепленный человек в расщепленном
мире - М Знание 1991 - 62 с Марков В И Критика концешгаи отчлждения Франкфуртской школы /
Томский гос ут1-т - Томск, 1982 -28 с идр
Однако поскольку наше исследование вь(являет не сам по себе процесс
социального отчуждения функции «источник насилия», а скрытый за ним
социальный процесс проблематизации или депроблематизации ответственности
за насилие, то содержательно более близкими в этом отношении стали работы
классиков феноменологии
Из них особо следует упомянуть творчество
М Бубера (его исследования ветхо- и новозаветных представлений о добре и
зле)' и МШелера (его исследования роли интенции мести в развитии
социальных форм насилия)^
К
этим источникам примыкают
и более
современные зарубежные и отечественные источники, авторы которых близки к
феноменологической
точке
зрения
Это,
например.
Горбунов
М В,
раскрывающий феномен проблематизации, Закомлистов А Н , исследующий
противоречивое соотношение интуитивной правды и рационалыюго права,
Иванова Е.В , исследующая прафеноменальную природу добра и зла, Коробова
С.Л, показывающая скрытую ш1ституциализацшо нравственных отношений.
Овчаров А А , чья монография исследует феномен интерсубъеетности в ею
социологических проявлениях и др ^
В формировании идеи феноменальной сущности и социа1ьной формы
выражения насилия, фигурирующей в диссертации, сыграла свою роль
концепция
К Г Юнга,
так
как
его
понятие
архетипа
бессознательного очень близко понятию феномена
коллективного
Если перевести наше
исследование с языка социальной философии на язык психоаналитической
теории, феномен социального насилия следовало бы назвать «архетипом
' Бубер М Два образа веры - М Республика, 1995 - 464 с
^ Шелер М Ресентимент в структуре моралей - СПб Наука, Университетская книга, 1999 - 241 с
' Г о р б у в о в М В Проблемноесоягание Авторсф дисс васоиск уч ст канд филос наук -Свердловск. 1989 20 с , Закомлистов А Н Рациональность и естественная правота социально-онтологические основания
философии права Авюреф дисс канд филос наук / Урал гос ун-т - Екатеринбург. 1997 - 22 с Иванова
Е В Мифологический архетип лиатектического мышления в свете антите1ы добра и isu Авгореф дисс канд
филос наук / Урал гос IH-T - Екатеринбург, 1995
21с Клименкова Т А От феномена к структуре - М
Наука, 1991 -85 с Коробова С Л Социатьный статус нравственных чувств Автореф дисс канд фитос наук
/ У р Г У - Екатеринбург, 1995 - 18 с Критика немарксистских концепции господства и власти история и
современность Сбст / А Н СССР Ин-т философии
. М , 1987 - 162 с Овчаров А А И1ггуитиви!ч и
обществознание Идеи к социальной фи.чософии -Кемерово Ку-вбассвузиздат, 1999 - П 6 с
22
агнца»'
Но
именно
психологичность
термина
«архетип»
препятствует
рассмотренгао феноменологии насилия как социального явления
4-й из основных тезисов исследования, где определены время, место, и
социальные обстоятельства зарождения проблема гики насилия, согласуется с
концепцией «осевого времени» К Ясперса
Правда, границами «осевого
времени» у него выступают VIII-II вв до н э ^, тогда как в настоящем
исследовании - П в до н э - VI в н э , а это коренным образом отличает
представления об историческом процессе, так как проблематизации насилия как
определяющего фактора функционирования общественных отношений в
«осевом времени» Ясперса обнаружить не удается
Еще одно концептуальное «семейство», с которым по ряду пунктов
солидарно настоящее исследование - «евразийство» (Трубецкой И С , Савицкий
П Н , Карсавин Л П и др )' Особенно это относится к неоевразийской теории
Л Н Гумилева, к его философско-исторической модели, возросшей на теории
«пассионарности» Волевая природа интенции вполне позволяет описывать
феномен
социального
неудивительно,
что
насилия
как
детерминация
энергетическое
исторического
явление
процесса,
Поэтому
данная
у
Л Н Гумилева, сходна с представленной в работе, особенно на материале
российской истории Но примат географических и геокосмических процессов
по отношению к социальным, составляющий суть теории пассионарности,
обуславливает
руководствуется
и
точки
идеей
расхождения,
примата
поскольку
наше
духовно-культурных
исследование
процессов
Это
расхождение, кстати, озвучивает и сам Гумилев, «.. необходимо кроме
этлогенеза учитывать и кулътурогеиез (курсив мой - Р И ) ; оба эти процесса
хотя и сопряжены, но не идентичны друг другу »'
Положительное авторское отношение (не в ущерб объективности, а как
воздание
должного)
к
ортодоксально-православному
' Ю н г К Г Психочогические типы - М 1ос и!д-во. б г . IC92 -104 с
" Яcпq)c К Смысл и назначение истории - М Рестбтика 1994 -527 с
' Мир России - Евразия Антология - М Высшшк 1995 199 с
24
мировоззрению
предопределило ряд «точек схождения» с идеями мыслителей-софиологов,
составивших славу отечественной философии «серебряного века» Н Бердяева,
указывавшего
на
«сектантскую»
природу
русского
революционно-
демократического движения; С Булгакова, его исследований «онтологического
Зла»; Б Вышеславцева, рассматривавшего метаморфозы интенции христианской
любви; Вл Соловьева, который разрабатывал концепцию гносеологического,
онтологического,
исторического
проявлений
всеединства
(по
существу
триединства); С Франка, шагнувшего далеко вперед в области православной
феноменологии ^
В этой связи следует назвать еще одну концепцию, некоторые идеи
которой близки и к авторской, и к идеям русских софиологов - апологию
византизма К.Леонтьева' Автор настоящего исследования в целом разделяет
позитивное отношение к этому принципу, но именно как к особой, социальнополитической форме проявления ненасилия
Второй
разряд источников -
это работы, определенным
образом
повлиявшие на мгтодочорпю исследования, но прямого отношения к проблеме
социального насилия не имеющие Описание методологии уже было дано в
соответствующей части введения, здесь же остается конкретное указание на
источники Во-первых, здесь присутствуют работы по феноменологии * К ним
относятся как классические работы, например X -Г Гадамера, Э Гуссерля, так и
позднейшие исследования в этой области, например
Т А Клименковой,
'Гумилев л и Древняя Русь и Великая Степь - М Тов-во Клыпшиков Комаров и К 1992 - С 226
'Бердяев Н А Истоки и смысл русского коммунизма - М Наука. 1990 -224 с Булгаков С Н Христианский
социализм -Новосибирск Наука, 1991 -147 с БутгаковСН Свет невечернии созерцания и умоэреиия - М
Республика. 1994 -415 с , Вьппеславцев Б П Этика преображенного эроса - М Республика. 1994 - 468 с .
Соловьев В С Избранное - М
Сов Россия. 1990 - 496 с . Франк С Л Реальность и чеаовек - М
Республика, 1997 -479 с
'Леонтьев К Н Поздняя осень России - М Аграф 2000
436 с
"ГадамерХ-Г Истина и метод - М Прогресс, 1988 - 764 с Гуссерль Э Логические исследования
Картезианские размьппления Кризис европейских наук и транспендента.льная феноменология Философия как
строгая наука -Минск Харвест М A C T 2000 -752 с КтименковаТА От феномена к струкп ре - М
Наука, 1991 -85 с Мерло-Понти М Феноменотогия восприятия
СПб Ювента На^ка. 1999 - 606 с
Михай-човИА Ранний Хаидеггср Между феноменологией и фичософиеилоини - М «Прогресс-традиция»/
«Дом интеллектуальной книги» 1999 -2X4 с Рикер П Герменевтика этика политика московские ле1сции и
интервью - М А0«Кам1» Изд центр «Academia» 1995 -159с ФранклВ Человек в поисках смысла - М
Прогресс. 1990 - 368 с ,
24
и А Михайлова
Во-вторых, в этом разряде должен быть назван также
У Джеймс, поскольку прагматический метод в особой социально-философской
редакции также является в работе одним из основных '
Третий разряд источников образует специальная литература, которая
использовалась
как
иллюстративно-цитатный материал, как
исгочник
сведений и примеров, подтверждающих те или иные идеи диссертации
Это, во-первых, канонические религиозные источники - Библия, Коран,
Авеста^ К ним примыкают ряд апокрифических документов, творения отцов
церкви,
средневековых
схоластов,
в
которых
затрагивается
проблема
соотношения добра и зла, теодицея, проблема насильственного искоренения
иноверия, язычества и ведовства, а также справочная и исследовательская
литература по этим памятникам '
В ходе работы потребовалось также обращение к целому ряду конкретнонаучных исследований по юриспруденции, социологии и другим дисциплинам,
в которых были почерпнуты конкретные сведения о механизмах, аспектах,
формах и особенностях проявления социального насилия в тех или иных
областях социальной действительности в ту или иную эпоху, в той или иной
культурной обстановке ■*
' Джеймс У Воля к вере - М Республика 1997 - 431 с
' Авеста в русских переводах - СПб Нева Летний сад 199S ~ 480 с Бибпия Книги священного писания
Ветхого и Нового Завета - Междунар нчд цешр православной литературы, 1995 - ПбО с , Коран В 2-х т М Дом Бируни. 1996 - Т 1 - 4 1 й с Т 2 -397 с
' Ансельм Кентербернйский Сочинения - М Канон. 1995 - 400 с , Ангтайская реформация Документы и
материалы - М Изд-воМГУ 1990 -104 с Арку А Историяинквичиции - С П б Еврл1«я 1994
116с
Бог-человек-обшество в традиционных культурах Востока / Рос А Н , инт философии - М Наука, 1993 -222
с . Большой путеводитель по Бибтаи - М Республика 1993 -479 с Гермети'М магия, нат)рфилософия в
европейской культуре X11I-XIX вв - М Канон 1999 - 864 с , Григулевич И Р Крест и меч Католическая
церковь в Испанской Америке, X V I I - X V I I I вв - М Наука 1977 -421 с Копаница М М Современные
социальные концепции русского православия - Харьков Выща ш к , 1988 - 142 с . Лозинский С Г История
папства -3-еизд - М Политизяат, 1986 -382 с Лютер М Избр произв - С П б Андреев и согласие 1994 427 с , Неретина С С Средневековое мышление как стратегема мышления современного // Вопросы философии
1 9 9 9 , X 5 l l , C 122-150, Печников Б А «Рыцари церкви» Кто о н и ' ' - М Политиздат, 1991 -350с 500 лет
гнозиса в Европе -Амстердам ИндеПеигеан, 1993 - 312 с . Россия и Европа опыт соборного аналии - М
Наследие, 1992 - 6 5 1 с Шпренгер Я , Инститорис Г Молот ведьм - Ш д 2-е - М Изд-во СП «Иитербук»,
1990 -352с ЭгкиндА Хлысты секты, литература и революция - М Новое литературное обо(рение, 1998 б Я ' ^ с Я н Г у с Мартин Лютер Жан Кальвин Торквемада Лоио^а - М Республика, 1995 -383 с
' ' А ю к с е е в А А Насильственная преступность и карательная практика Авюрефдис
канд юрид на\к /Очс
гос ун-т -Омск. 1998 - 26 с , Ангтайская реформация Документы и материалы - М И)л-воМГУ 1990 104 с . Борисов Н С Русская церковь в потнтическои борьбе X I V - X V вв - М Идд-воМГУ 1986 205 с
ВеликовичЛН Черная гвардия Ватикана - М Мысль 1985 - 2 7 1 с , В т а с т ь философско-политическис
25
и, наконец, тезис о том, что в ряде культур и эпох проблематики насилия,
как и проблематики добра и зла встретить нельзя или можно, но при условии
внешнего влияния христианской идеологии, обосновывающиеся
в ходе
исследования, также потребовал опоры и подтверждения в имеющейся на этот
счет литературе.'
В целом исследование проблемы социального насилия, предпринятое в
диссертации, имеет многоаспектное и многоуровневое «укоренение»
Оно
опирается как на зарубежные, так и на отечественные источники; как на
классические, так и современные исследования по проблеме; учитывает как
методологические, так и концептуальные тенденции в развитии социальнофилософской проблематики
результаты, в
насилия
Эти
тенденции,
свою очередь, показывают, насколько
их
динамика
и
своевременной и
органичной явилась представленная в диссертационной работе концепция
Научная новизна представленного исследования в целом определяется
следующими пунктами
аспекты/РАН Ин-т философии - М 1989 - П Ч с Всемирная история В 24-ч т Т 7 Раннее средневековье
- М н Литература. 1998 - 592 с , Всемирная история В24-\т Т 8 Крестоносцы и монголы - М н Литературл,
1998 -528 с 1еГоффЖ Цивилизация средневекового Запа/и - М Прогресс, 1992 -176 с . Ершов Ю Г
Человек. Социум История - Свердловск Изд-во Урал ун-та 1990 - 1 5 1 с . Закомлистов А И Рациональность
и естественная правота социально-онтологические осиовання философии права Автореф дисс канд филос
наук/Урал гос ун-т - Екатеринбург, 1997 -22 с Иванов В Г История этики средних веков - Л Им-во
л г у , 1984 - 279 с , Иностранное конеттуционное право - М Юристъ, 1997 - 512 с , Кавелин К Д Наш
умственный строй - М Правда, 1989 - 653 с , Карнеги Д Как ивоевать друзей - М Полиграфия, 1989 -95
с , Кирштова Е А Очерки радикализма в России X I X века -Новосибирск Изд-во Новосиб гос ун-та 1991 201 с Козловски П Этика капитализма - СПб Экономическая школа. 1996 - 160 с , Либерали!М Запада
X V n - X X вв / Р А Н , Ин-т всеобщей истории - М , 1 ! ) 9 5 -225 с , Милюьов П Н Orcpiai по исторш! р) сскои
культуры В 2 - Х Т - М Прогресс, 1993 ~ Т 1 -528с Т 2 -416 с . Пономарев Н В Критика aHapvHCTCKofl
теории власти и современность -Казань И}д-во Ка?ан rocvH-ra 1978 - 139 с , Революционнодемократические традиции и русская культура - Л Л Г И К 1987 -160 с Скворцов л В Субъект истории и
соодальное самосознание - М Пояитииат 1983 -264 с C^■^oтинAK Превратности научных идеи - М
Мол гвардия, 1991 -271 с . Успенский Ф И История Византийской империи В З - ч т Т 1 - М Мысль 1996
-827 с
' Беседы Этшктета - М • Ладомир, 1997 - 3 1 3 с , Бониар А Греческая цивилизация. В 2-х т - Ростов н/Д
Феникс, 1994 - Т I - 4 4 8 с , Т 2 -448 с , Великие мыслители Востока - М Крон-пресс, 1998 -655 с
ГугоровВА Античная социальная утопия - Л Изд-во ЛГУ, 1989 - 288 с . Диоген Лаэртский О жизни
учениях и изречениях знаменитых фи.тосо()юв - М Мысль 1986 - 571 с . Драч Г В Проблема человека в
раннегреческой философии - Ростов н/Д Изд-во Рост гос ун-та, 1987 - 174 с Дырин А И , Кузин В П
Проблемы войны и мира в сопиально-филосо(!)скои мысли античности - М 1992 -149с Кирабаев И С
Социальная философия мусу.льмзнского Востока - М Изд-во Ун-та Дружбы Народов 1987 -255 с
КостюченкоВС Вивекаианоа - М Мысть, 1977-19()с КуманецкииК История кучьтуры Древней Греции и
Рима - М Высш ш к , 1990 - 3 51 с Пл\тар\ Сравнительные лшзнеописания Трактаты и письма - М
Р И П О Л К Л А С С И К , 1997 - 672 с , Римские стоики - М Республика, 1995 -462 с Эррикер К Буддизм М ФАИР-ПРЕСС, Инфopмпpecc-^, 1999 - 304 с
26
Во-первых,
обоснование
единства
онтологического
и
аксио-
феноменального аспектов в феномене социального насилия обнаруживает, что
само понятие социального насилия с необходимостью должно определяться
через констатацию обвинения в умышленном причинении ущерба
Во-вторых, анализ преемственности проблематики социального насилия
проблематике
проблемы
зла
показывает, что
явились
способами современной
секуляризация,
деноминация,
постановки
сенсуализация
и
псевдосоциализация зла, а также депроблематизаця лжи
В-третьих, исследование индийского, персидского и эллинистического
культурно-идеологических влияний на возникновение христианской концепции
насилия как зла показывает исключительный социально-творческий потенциал
христианства
В-четвертых, теоретической новизной обладает также тезис о том, что
проблема социального насилия зарождается как смысло- и социообразующий
концепт в двух принципиально различных версиях - конструктивной (раннее
христианство) и деструктивной (гнозис)
В-пятых,
философско-исторический
анализ
социальных
форм
проблематизации и депроблематизации насилия показал, что эти формы
явились
существенными
обсто5ггельствами
византийской, российской
и
европейской истории вплоть до наших дней
В-шестых, исследование обнаруживает, что социальное насилие во всех
формах
проявления,
от
заведомо
репрессивных
до
деюшративно-
нерепрессивных, может существовать только при условии ретрансляции смысла
насильственных действий в феноменально-смысловые «поля» Охоты, Работы и
Игры
В-седьмых,
принципиальным
достижением
исследования
является
установление меры социального насилия, которая во всех без исключения
подсистемах
общественных
отношений
проблематизации или депроблематизации
27
пропорциональна
объему
его
Практическая значимость настоящего исследования заключается, вопервых, в возможности применения его материалов в ходе учебного процесса
Изучение
проблематики
государственным
«Философия»,
социального
образовательным
насилия
стандартом
а также для предметов
блока
в
вузах
РФ
предписывается
для
дисциплины
«Спеццисциплины»
ряда
специальностей высшего и послевузовского образования В настоящее время
разработан и читается элективный курс «Проблема социального насилия»,
материалы исследования использованы также при разработке спецкурсов
«Философия права» и «Роль гностических идей в русской классической
литературе»
Во-вторых, исследование открывает определенные
перспективы для
практической социологии
Это особенно касается 3-й главы, отдельные
положения
конкретно-социологической
которой
при
переработке
могут
служить рабочими гипотезами, дальнейшая детализация и инструментализапил
которых должна привести, как и планируется, к оформлению ряда программ
социологических исследований
В-третьих, материалы исследования могут быть использованы в процессе
определенР1я
и
выработки
приоритетов
национальной,
экономической,
идеологической политики государственными и региональными органами
власти Они также могут быть полезны специалистам, изучающим проблему
социального насилия и сопредельные проблемы И, наконец, эти материалы
могут быть использованы в просветительской деятельности
О С Н О В Н Ы Е П О Л О Ж Е Н И Я ДИССЕРТАЦИИ,
В Ы Н О С И М Ы Е А В Т О Р О М НА ЗАЩИТУ, И И Х К Р А Т К О Е
ОБОСНОВАНИЕ
Сущность и содержание диссертационной концепции отражены в девяти
основных положениях
28
Положение 1 Логически необходимым и существенным элементом в
определении понятия социального насшия является указание на интенцию
обвинения в умыитенном ущербе, чибо на противоположно направленную
интенцию оправдания такового, что отачает слияние в понятии социального
насилия онтологического и аксиологического аспектов
Согласно классическим стандартам теория, даже изучая нравственность,
должна наблюдать ее извне, отчужденно, и избегать морализаторских оценок
Однако, если взглянуть на историю проблемы социального насилия, можно
обнаружить процесс бурного словарного формотворчества, в результате
которого синонимический ряд понятия «социальное насилие» стал одним из
самых богатых в социальных науках В определенных вариационных пределах
здесь
можно
встретить
понятия
агрессии, конфликта, деструкции,
атчу.ждения, структурного, демографического, культурного давления и др
При этом до определенного момента совершенно ясно просматривается
тендешдия вытеснения понятия насилия из социологии, политологии и др наук,
испытавших влияние позитивистской теоретической парадигмы
Из этого
обстоятельства, в числе прочих предположений, следует заключить, что в
понятии «социальное насилие» оказались скрыты и неуничтожимы свойства,
неприемлемые для строгого позитивизма
К таковым относятся основной
парадокс «Субъект насилия есть объект обнаружения насилия, а объект насилия
есть субъект обнаружения насилия» и проявляющаяся в содержании понятия
этико-аксиологическая
составляющая
«обвинение/оправдание»
Согласно
требованиям элементарной формальной логики «социальное насилие» есть
«неправильное» понятие и оно, вместе с самой проблемой, вполне заслужива1ю
бы вытеснения.
Однако социально-философское исследование проблемы социального
насилия за последние десятилетия не просто не заглохло, а, наоборот,
активизировалось и даже приобрело новые формы Такой формой стала
концепция толерантной ненасильственной цивилизации, в которой ясно
29
проступают черты все того же позитивизма
Переход наук на новую,
постклассическую парадигму может служить хоть и существенным, но лишь
одним из объяснений внезапного интереса сциентического разума к проблеме
гуманизацр1и общественных отношений В контексте нашего исследования
важнее другое' все терминологические замены, призванные закамуфлировать
интенциональную
«начинку»
понятия
за
иллюзорной
нейтральностью
протокольных констатации (например, «эксплуатация»), оказались бесполезны,
так как рано или поздно заражались «первородным грехом» обвинения или
оправдания.
Положение 2 Пробпематика насилия исторически и логически есть
органическое продолж'ение проблематики зла, которое начиная с эпохи Нового
Времени
подвергалось секучяризации, деноминации, сенсуализации и
псевдосоциализации;
выделение идеи насилия осуществляется
путем
обособления и депроблематизации лжгс из идеи зла
Борьба за вытеснение из понятия социального насилия интенции
обвинения и ответная интенсивная проблематизапия разворачиваются с конца
эпохи
Возрождения
Первым
«позитивистом»
в
истории
проблемы,
предложившим говорить о насилии в категориях сущего и полезного, стал
Н.Макиавелли
Позднее и с иной аргументацией депроблематизировать,
оправдать социальное насилие попытался Т Гоббс Оба они были пионерами
светской науки, и именно они предложили оставить 1еоло1ии морализаторство
о насилии как грехе Оценочные понятия «греха» и «зла» не укладывались в
новые общесоциологические теории, бравшие пример с естествознания,
«объективно отражавшего реальность» Поэтому с них и начинается также
процесс переименования, деноминации понятия и проблемы социального
насилия
У
Гоббса
как
представителя
англо-саксонской
школы
депроблематизация насилия аргументировалась также соображениями, что
насилие, в отличие от метафизического Зла, есть факт, который можно
достоверно устанавливать и изучать в чувственном опыте
30
Макиавелли же
аргументировал
свои умопостроения
соображением, что
государство
как
стержень светской политики живет по иным, социальным законам, нежели
человеческий
индивид, выбирающий
между добром и
начинается обособление проблематики ллт,
злом
С
них
же
которая, оставаясь моральным
злом либо логическим значением, не расценивалась отныне как безусловное
насилие.
С возражениями на эти попытки выступили соответственно Г Гроций и
Д ж Локк, утверждавшие, что светский общественный порядок может и должен
покоиться на принципах добра и справедливости
нашлись
свои оппоненты, что
определило
проблемы социального насилия
В дальнейшем и у них
историко-философскую
судьбу
Но с точки зрения социальной философии
гораздо важнее бурная и возмущенная реакция широкой общественности на
концепции Макиавелли и Гоббса, которые благодаря этой реакции до сих пор
стоят очень высоко в рейтинге циников и мизантропов Общество
возражало
мнению Макиавелли и Гоббса, будто оно может руководиться только насилием
Кроме того, депроблематизировать можно лишь то, что прежде уже было
проблематизировано
Христианство с его идеей борьбы со злом средствами
ненасилия создало к тому моменту уже три великие цивилизации, то есть было
фактически апробацией идеи социального добра со всем присущим
ему
этическим зарядом Таким образом, попытка вывести из понятия социального
насилия значение «быть злом» изначально была бесперспективной, а истоки
изучаемой проблематики лежат в истории гораздо глубже
Положение
3
Проблема
социального насилия
как
зла
исторически
возникает из эллинистического синтеза принципов недеяния, борьбы со злом и
атараксии
соответственно
происхож'дения
(современный
Прочие
индийского,
персидского
культурно-исторические
буддизм, неоведанта,
взаимодействия с христианством
и
античного
идеологии
ненасилия
ислам) сформировались как
результат
Обнаружение проблемы социального насилия как факта общественного
бытия, действовавшего на протяжении христианской истории ставит проблему
исторического отграничения, если такое возможно, от предшесгвующих или
альтернативных христианству доктрин подобного содержания
Ведь аналоги
понятий «зло», «грех», «насилие», «несправедливость» существовали до и
помимо
христианской
ойкумены
И
в
случае
прямого
заимствования
проблематика социального насилия не смогла бы претендовать на статус
существенной характеристики христианского мировоззрения и существенного
фактора христианской истории
Основные
отличия
христианской
проблематики
зла-насилия
от
предшествовавших социатьно-этических котгцептуальных систем китайской,
индийской, ближневосточной, античной культур и цивилизаций сводятся к
следующему
относились
Во-первых, до- и внехристианские
к
насилию
прагматично,
системы
функционально,
мировоззрения
христианство
выступило с идеей абсолютной неоправданности насилия
же
Во-вторых, эти
альтернативные сис1емы видели социальное насилие в довольно ограниченном
диапазоне, христианство
широкого
понимания
в свою очередь задало традицию
феномена
социального
насилия
обобщенного,
Однако
ничто
не
возникает из ничего, и христианская концепция насилия как проявления
вселенского зла сформировалась как результат синтеза
социально-этических
идей,
выполнивших
по
предшествовавших
отношению
к
нему
роль
предпосылок и «строительного материала» Помня, что христианство возникает
как результат эллинистического
слияния античной и восточных
культур,
нетрудно заключить, что наиболее важными предпосылками христианской
концепции насилия-зла были принцип недеяния, взятый из Др Индии, принцип
атараксии античного происхождения (в ходе творческой переработки они
превратились
в
принцип
страстотсрпения),
и
взятый
зороастризма принцип бескомпромиссной борьбы со злом
12
из
персидского
Что же касается более поздних мировоззренческих систем, обладающих
собственными
концепциями
буддизме, неоведанте и др
насилия-ненасилия,
-
исламе,
современном
- то нетрудно заметить, что данный концепт
возникал после и в результате взаимодействия с христианством Всякий раз,
когда
социальное
ненасилие
оказывалось
действенным
регулятором
общественных отношений (как в случае с М Ганди), за внешне оригинальной
формой выражения обнаруживалось, что преодолевающую свое христианство
евроамериканскую
цивилизацию
побеждает
социальная сила,
оснащенная
специфически христианской идеей
Положение 4 Проблема социального насилия юрождается
сощо-образующий
деструктивной
концепт
(гнозис)
общественного
в
конструктивной
версиях,
как счыс ю- и
(раннее христианство)
превращение
которого
в
и
феномен
сознания совпачо с началом византийской истории и который
явился по отношению к ней существенным фактором, определившим ее ход
Самой
ранней
альтернативной
концепцией
насилия-иенасилия,
сформировавшейся во 2 в н э под влиянием христианской, была гностикоманихейская
Е е особенность состояла в обвинении не только наличному
социальному
бытию, но и Богу
мировоззрение
закономерно
в факте существования насилия
ставит
его носителя
в
оппозицию
к
Такое
миру,
подвигает на вначале пассивное, а затем все более активное противодействие
социальному
мироустройству
Историческая
и
идеологическая
общность
происхождения христианства и гнозиса стала причитюй тому, что в истории
христианства не только заимствование, но и самозарождение гнозиса со всеми
вытекающими
деструктивными
последствиями,
стало
трагической
закономерностью Христианство же, с самого начала пребывая в агрессивной
социальной среде и провоцируемое этими условиями к демонстративному
самоотторжению
(как
в манихеизме), тем не менее
проявило
себя как
конструктивная социальная сила Рсзулыатом такого социального творчества
стала византийская цивилизация, а особенности ее структуры (такие, как
33
цезарепапизм, армия нового типа, принцип мирного сосуществования) и
истории (такие, как искоренение рабовладения, кооптация славян) оказались
возможны благодаря тому, что идея и принцип социального ненасилия
превратились в стандарт, императив и, далее, углубились до уровня феномена
социального поведения, невыводимого на уровень осознания и усомнения
Положение 5 Феномен насилия-ненасилия и многократное перерождение
его конструктивных (православных) форм выражения в деструктивные
(гностические) формы явились существенными обстоятельствами российской
истории
Восприятие византийского христианства стало для молодой древнерусской
цивилизации одним из решающих событий Уже одно то, что Русь и, позже,
Россия не вели религиозных войн, значит очень многое в свете проблемы
социального насилия Без феномена терпимости (и веротерпимости) было бы
трудно представить комплиментарную кооптацию в состав складывающейся
империи множества народов и территорий
Однако глубокое усвоение
христианства с его концепцией и феноменологией ненасилия происходило
медленно и испытывало влияние как внутреннее (со стороны особенностей
восточнославянского менталитета), так и внешнее (в виде военно-политических
и идеологических экспансий) И то обстоятельство, что самостоятельное и
органичное превращение христианской идеологии в аксиологию и, далее, в
феноменологию ненасилия не было собственным фактом российской истории,
как это было в Византии, сделало российское православие неготовым к
самозарождению и импорту гностических отклонений Начиная с X I V в , когда
функции главной опоры православия переходят о г Византии к России, в нашей
духовной культуре происходит процесс
отпочкования
и
заимствования
идеологических антисистем, деструктивные последствия которых выяснялись и
выясняются до сих пор с большим опозданием В частности, такие ключевые
факты нашего прошлого, как См>та и нестяжательство, раскол и сектантство,
декабризм и революционно-демократические движения, коммунистическое
44
строительство и диссидентское движение были бы невозможны как социальные
явления, если бы соответствующие доктрины, на уровне деклараций даже
противоречащие
идее
ненасилия,
не
выражались
демонстративным
страстотерпением, что предопределило их комплиментарное восприятие,
диктуемое феноменом ненасичия, со стороны российского народа
Положение 6. Развитие феномена социального насилия на протяоюении
европейской истории, ставшее ее существенный фактором, происходило в
направлении депроблематизации и апологии насилия в
сменяющих друг друга католической, протестантской
последовательно
и сциентической
формах
Европейская цивилизация, начавшая свое развитие почти одновременно с
древнерусской, поставила христианство в несколько иные условия С одной
стороны, оно было в Европе результатом не свободного и окончательного
выбора, а своеобразного соглашения с Римской епархией
Своеобразие
заключалось в том. что «союз тронов и алтаря» был отчасти взаимовыгодным,
но отчасти вынужденным и даже насильственно насаждаемым
Поэтому
христианскую историю Европы можно даже понимать как историю борьбы с
христианством. С другой стороны. Римская церковь, задолго до раскола
взявшая
курс
на
идеологическое
и
политическое
обособление
от
Константинополя, вооружилась рационалистическими идеями бл Августина,
навеянными неоплатонизмом и гнозисом
В
результате католицизм как
религиозное самосознание средневековой Европы на уровне теории перевел
проблематику
насилия
в
юридическую
плоскость
(т е
нетрализовал,
депроблематизировал социальное насилие), а практически воплотил этот
перевод в крестовые походы и демонологическую социальную истерику
Эпоха Возрождения сделала призрачными прежние победы папства над
Европой, которая на этом этапе к военно-политической атаке гибеллинов
добавила
идео;югическую
- протестантизм
Проходившая
под флагом
демократизации вероисповедания. Реформация де\юкратизировала и подход
45
европейцев
к
проблеме
насилия
Однако
протестантская
обгцина
руководствовалась принципами не соборности, любви и всепрощения, а права
на религиозный самосуд и коммерческого успеха Эпохи Нового Времени и
Просвещения выдвинули на историческую арену новую силу - науку, которая
снабдила демократизированное насилие и теоретическим самооправданием, и
техническими средствами невиданных прежде масштабов
Положение 7. Социальное насилие в репрессивных формах (в виде войны,
преступления,
ретрансляции
Работы
и
наказания)
мо-исет
существовать
только
при
смысла действий в феноменально-смысловые «поля»
Игры,
а
мера
насилия
в
этих
репрессивных
условии
Охоты,
подсистемах
общественных отношений пропорциональна объему его проблематизации или
депроблематизации.
Современное общество, чрезвычайно сложное по строению, в отношении
насильственной проблематики представляет собой своеобразный «накопитель»
всевозможных форм, видов и вменяемых им смысловых статусов насилия
В
этом отношении из всех систем общественных отношений можно выделить
такие, которым по законам отчуждения и институциализации со стороны
общества
вменяется
функция
«быть
специализированной
формой
насильственных отношений». Эти системы отношений - война, преступления и
наказания - внутри единого общественного бытия составляют обособленные
«реальности» со специфическими правилами функционирования отношений
Смысловое освоение насильственных процедур их участниками играет здесь
решающую
роль
Насильственность
действий армии, преступников
и их
преследователей является внешней характеристикой этих видов социальной
деятельности и не объясняет природы и механизма автосанкции, даваемой их
участниками изнутри
Автосанкция же как условие функционирования этих
систем общественных отношений становится возможгюй лишь в результате
депроблематизации греха насилия, осуществляемой в социальном масштабе. В
свою очередь депроблематизация осуществляется в виде перевода смысла
социальной деятельности из плоскости «насилие-ненасилие», «добро-зло», в
иные
плоскости
Наиболее
устойчивыми
вариантами
здесь
являются
прафеномены (т е феномены, исторически предшествующие и актуально более
укорененные в сознании) Охоты, Работы и Игры
Субъект насильственного
действия может быть самим собой только если он «всего лишь» охотится,
работает или играет
Положение 8 Мера
отношениях
насилия в патентно-репрессивных
общественных
(в процессе функционирования экономики, государства
пропорциональна
объему
его
пробчематизации
ответственности
за умышленное причинение ущерба
или
и права)
депроблематизации
Выделение обществом форм отношений, специализированных на крайних
и
явных видах сош1ального насилия, не является для самого общества
достаточным По крайней мере, в нем существует целый ряд других социальных
институтов, в процессе функционирования которых регулярно осуществляется
умышленное причинение ущерба, но происходит это в скрытых формах,
косвенно
и
эмпирически
недостоверно
Отсюда
и
двойственность
в
определении насильственной природы таких систем отношений деятельность
государства с одноИ стороны
есть управление, а с другой - принуждение,
отношения внутри экономических институтов и между ними с одной стороны
есть конвенция, а с другой - борьба на выживание Такая амбивалентность есть
проявление все тех же проблематизации и депроблематизации насилия
социологическое
стороны
Их
выражение напрямую зависит от того, с какой именно
осуществляется смысловое освоение социальной реальности таких
латентно-репрессивных
институтов
Как
и
в
репрессивных
системах
общественных отношений самоидентификация государства как регулятора и
гармонизатора
социального
бытия,
допускаюшего
насилие
«лишь
вынужденно», в современных условиях есть фактически автосанкция даже на
собственное существование И это именно онтологическое условие, ибо при
отсутствии такой автосанкции государство реально начинает деградировать и
47
разрушаться И этот порядок функционирования присущ остальным латентнорепрессивным системам общественных отношений
Положение 9 Мера социального насилия в науке, искусстве, образовании и
воспитании,
прямо
пропорционачъна объему
проблематизации
/
депроблематизации ответственности за умышленное причинение ущерба
В спектре исторически устойчивых систем общественных отношений
выделяется особый «сегмент», в котором социальное насилие вообще не
является вмененной функцией
Даже если оно там обнаруживается в
действительности, все равно наука, воспитание и образование, искусство в
данный момент существуют не дня осуществления репрессий, и насилие
признается здесь случайным и искоренимым Однако чем подробнее и глубже
они изучаются, тем больше «случайностей» (вроде пропаганды насилия в
искусстве
или
педагогического
насилия)
в
них
обнаруживается
и
проблематизируется Однако дело даже не в эмпирически регистрируемых
случаях,
а
в
том,
депробчематизированое
что
здесь
проблематизируется
прежде
Иными словами, депроблематизация и есть мера
отсутствия насилия в этих сферах общественной жизни И в том, каковы
масштабы, структура и функции таких вмененно-нерепрессивтгых систем
отношений
в
настоящее
время,
механизмы
проблематизации
депроблематизации социального насилия играют важнейитую роль
и
Если
«сторонние наблюдатели» перестают верить, что ученые, педагоги и артисты
служат соответственно Истине, Детям и Красоте, то наука, социальная
педагогика и искусство в их современном институциональном виде рано или
поздно деградируют Более того, работоспособность и социальное обаяние этих
сфер
также
находятся
в
прямой
зависимости
от
интенсивности
депроблематизации социального насилия самими их представителями
Материалы диссертационного исследования прошли апробацию
а) в докладах на международной научно-практической конференции
«Байкальская встреча» (г Улан-Удэ, 2003 г, тема доклада «Интеллигенция
амбивалентность
и
ускользание»),
конференции «Евразийство
межвузовской
научно-практической
историко-культурное наследие и перспективы
развития» (г Абакан, 2001 г , тема доклада «Византизм и евразийство»),
б) в докладах на методологическом семинаре кафедры философии и
социологии Хакасского государственного университета им
Н Ф Катанова
(темы «Проблема социального насилия в феноменологическом аспекте»,
«Сущность
и
содержание
интроспективной
методологии
исторических
исследований», «Основные этапы истории лжи»),
в) при разработке и проведении учебных курсов «Проблема социального
насилия», «Философия права», «Гнозис в русской классической литературе»
По теме диссертации опубликованы следующие работы.
Монография Социальное насилие, феномен, проблема. - Абакан. Изд-во
Хакасского государственного университета им Н Ф Катанова, 2001 -344 с
Статьи
1 Насилие как проблематизация и проблематизация как насилие // Человек и
Вселенная, 2003, № 8 (29), С. 86-103
2 Проблема насилия в фуякционально-цешюстном аспекте Деп ст , № 48479 М.. ИНИОН РАН, 1993 - 19 с
3 Отчуждение и социальное насилие // Феномен отчуждения в различных
культурных парадигмах Тез междунар науч.-теор конф - Симферопош,
1993.-С, 9-10.
4 Культура и насилие старая проблема - новые вопросы // Актуальные
проблемы подготовки специалиста в вузе Материалы 3-х респ Катановских
чтений - Абакан: Изд-во Х Г У им Н Ф Катанова, 1996 - С 9-10
5 Массовая педагогика в аспекте проблемы насилия // Культура Образование
Духовность Материалы Всероссийской науч -практ конф В 2-х ч 4 1 Бийск-НИЦ БиГПИ. - С 153-160
6 Массовая педагогика в аспекте проблемы насилия // X X I век, будущее
России в философском измерении Материалы II Всерос Филос Конгресса,
Т 4' Философия духовности, образования религии , Ч.2 —Екатеринбург Издво Урал гос ун-та, 1999 -С.71-72
7 Иллюзия ненасильственной цивилизации // Человек, культура, цивилизация
на рубеже 2 и 3 тысячелетий. Труды конф В 2-х т. Т 1 / Волгоф гос техн
ун-т - Волгоград, 2000 - С 33-36
39
8 Образ войны (опыт феноменологического анализа) // Вопросы философии
Сборник статей докторантов, аспирантов, соискателей и молодых ученых
МПУ. Вып. № 5 . - М Народный учитель, 2000. - С 60-79.
9 Культурдиалекгика конституционализма // Вопросы философии Сборник
статей докторантов, аспирантов, соискателей и молодых ученых МПУ Вып
№ 6 - М Народный учитель, 2001 - С 36-53
10 Священная медицина Заметки о феноменологии страдания // Вопросы
философии: Сборник статей докторантов, аспирантов, соискателей и
молодых ученых МПУ Вып. № 6 - М Народный учитель, 2001. - С. 54-91.
11 Феномен интеллигентности // Интеллигенция в судьбах России на р>беже
X X и X X I веков' Материалы междунар.науч конф. - Улан-Удэ. Ч 2. Изд-во
бурятского ун-та, 2000. - С. 16-18.
12 Парадоксы насилия // Вопросы философии' Сборник статей докторантов,
аспирантов, соискателей и молодых ученых МГОУ и других вузов России
Вып № 14. - М Изд-во Москов гос. области ун-та, 2002. - С. 3-24
Отдельные положения диссертационного исследования нашли отражение в
статьях:
1 Вино культуры // Вестник Х Г У им. Катанова, вып. 7, серия VII
«Общественно-полит науки» - Абакан Изд-во Х Г У им. Катанова, 1996 - С
4-10.
2 Сенсуализм и эйдетика в социальном познании // Культура и социум.
Материалы межвуз науч -практ конф Абакан. Изд-во Хакасского юс ун-та
им. Н Ф Катанова, 2002
3 Византизм и евразийство // Евразийство' историко-культурное наследие и
перспективы развития Материалы межвуз науч -практ конф / Абакан, 2001 С. 24-30.
4 Интеллигенция: амбивалентность и ускользание // Интеллигенция в процессе
поиска Россией будущего Материалы междунар науч конф., Ч.1 - Улан-Удэ :
Изд-во бурятского jTi-Ta, 2003 - С 158-164
40
Подписано в печать: 22.09 2003 г. Бумага офсетная. Гарнитура «Times New Roman».
Печать офсетная. Формат бумаги 60/84 ],]ь Усл. п л 2,5.
Тираж 100 экз. Заказ № 253.
Изготовлено: Издательство М Г О У
105005. г Москва, ул Радио, д. 10-а, тел.: 265-41-63, факс:265-41-62.
РНБ Русский фонд
2006-4
24923
q otlT-?ii3
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
0
Размер файла
1 816 Кб
Теги
bd000103494
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа