close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

bd000103527

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
ДАВЫДОВ ВСЕВОЛОД ВИКТОРОВИЧ
ПСИХОФИЗИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА
В МЕТОДОЛОГИИ КОГНИТВИЗМА
Специальность 09.00.01 - онтология и теория познания
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание учёной степени
кандидата философских наук
Петропавловск-Камчатский - 2005
Работа выполнена на кафедре социально-гуманитарных наук Государствен­
ного образовательного учреждения высшего профессионального образования
«Камчатский государственный университет».
Научный руководитель:
доктор философских наук
Сердюков Ю р и й Михайлович
Официальные оппоненты:
доктор философских наук, профессор
Лившиц Рудольф Львович
доктор психологических наук, профессор
Яссмаи Людмила Викторовна
Ведущая организация:
Государственное образовательное
учреждение высшего профессионального
образования «Дальневосточный государственный
гуманитарный университет»
Защита состоится
«if»
р^п
2005 года в
<©часов на заседа­
онного сов
нии Регионального диссертацийнного
dosera Д М 218.003.02 при Дальневосточ­
ном государственном университете путей сообщения по защите диссертаций на
соискание учёной степени доктора философских наук по адресу: 680021, г. Ха­
баровск, ул. Серышева, д. 47, ауд. 230.
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Д В Г У П С по ад­
ресу: г. Хабаровск, ул. Серышева, д. 47.
Автореферат разослан « j _ l _ » i^%
Учёный секретарь
диссертационного совета
<;^
"Р Л
(Р^и^
2005 г.
С Е . Туркулец
■щпГ
^ДЗ^^-^У
3
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность исследования. Психофизическая проблема, конкретизируе­
мая с разных методологических позиций как проблема отношения духа и
материи, психического и физического, сознания и мозга (тела), является одной
из самых обсуждаемых в современной философии. Бурно развивающиеся ког­
нитивные науки, эволюционная теория вновь актуализировали вопросы о воз­
можности построения единой картины мира, о природе человека и сущности
сознания и стимулировали, таким образом, становление мощного сциентистски
ориентированного материалистического направления в философии сознания.
На первом этапе становления философия «научного материализма» опира­
лась на методологию логико-семантического анализа языка, описывающего
психофизическое взаимодействие. Утверяедение того, что сознание есть про­
цесс в мозге, считалось перспективной научной гипотезой. Философыфизикалисты свою задачу видели в устранении «логических препятствий для
признания правдоподобности этой теории [тождества мозга и сознания - В.Д.],
с тем чтобы при передаче её учёным она могла бы использоваться для объясне­
ния сознания»'. С 70-х годов, решая психофизическую проблему, философия
расширяет сферу своей компетенции и опирается, прежде всего, на данные ког­
нитивных наук, которые как будто убедительно утверждают, что психофизиче­
ский дуализм невозможен, но при этом сохраняют дуализм понятий «идеаль­
ное» и «материальное», «сознание» и «мозг» и др., определяя их реальное зна­
чение во взаимном отношении друг к другу^. И натурализация сознания, и ука­
зания на его уникальный природный статус теперь являются аспектами одного
научного или философского проекта. Холистический характер этого проекта при сохранении дуализма понятий - обеспечивается методологиями, которым
следуют осуществляющие его исследователи. Это когнитивно-информацион­
ный подход и эволюционная эпистемология. Данные методологические уста­
новки можно определить и как антиредукционистские, и как редукционисгские,
поскольку, с одной стороны, они противопоставляются физикалистскому ре­
дукционизму, но с другой " переводят понятия обьщенного языка и метафизи­
ческие понятия, с помощью коюрых представляется субъективная реальность,
на язык естественных наук. Эти понятия пока не имеют единого «нормативно­
го» определения, но уже задают такую картину мира, которая не поддаётся
объяснению на языке физикалистской онтологии'. Важно заметить, что когни' Прист С Теории сознания М
Идея-Пресс, Дом интеллектуальной книги, 2000 С 136
^ Методология логико-лингвистического анализа по-прежнему остается актуальной, но она уже не связа­
на только с установкой на снятие логических противоречий при описании онтологических условий пси­
хофизического взаимодействия Анализу подвергается язьш эмпирических исследований сознания
^ Подобное оправдание редукционизма (его нового, противопоставленного физикалистскому, облика)
см Dennett D С Darwin's Dangerous Idea Evolution and the Meanings of Life London etc Penguin
Books, 1995 P 80-83 О «расширительном материализме», делающем употребление термина «редук­
ционизм» проблематичным, см Марголис Дж Материализм менее чем адекватными средствами //
Вопросы философии 2002 № 7 С 103-104
РОС НАЦИОНАЛЬНАЯ J
БИБЛИОТЕКА
М
J
, _^,, ,
-t/
^. Л
тивистская редукция'' открывает новые перспективы для философского синтеза:
необходимо определить онтологический статус нередуцируемой информацион­
ной сущности сознания (появление функционализма, эмсрджентизма, «теорий
интенциональности сознания»' в этой связи симптоматично).
Первостепенное значение для решения вопроса об отношении психического
и физического приобретают исследования структурной и функциональной ор­
ганизации мозга . Но, несмотря на растущее число работ, посвя1цённых отно­
шению организации мозга и феноменов сознания, психофизическая проблема
так и не решена, не определены основания для её решения науками о мозге в
союзе с философией. Задача разработки методологии изучения психических
явлений в их отношении к структурной и функциональной организации
материи мозга оказалась гораздо сложнее, чем это казалось на начальных
этапах формирования парадигмы когнитивизма.
Существенной трудностью для интеграции философии сознания и наук о
мозге явилось то, что эмпирические свидетельства эффективности когнитивистской редуктщи, состоятельности материалистической онтологии на основе на­
учной картины мира представлены (и в философских, и в специальных научных
исследованиях) с помощью неполного, внутренне противоречивого языка.
Сущности и процессы, которые он заявляет, имеют сомнительную, с точки
зрения традиционного философского словаря, природу. Экспериментальные
исследования заставляют нас считать реальностью «гомункулуса», «премудрый
нейрон», «левополушарное» или «правополушарное сознание», признавать су­
ществование ментальных образов как «картинок в голове», возможность такого
сознательного существа, как «мозг в ванне» и т. п. Этих онтологических «кен­
тавров», соединяющих в себе психические и физические свойства, можно рас­
сматривать как результат отсутствия научной теории психофизического взаи­
модействия, во-первых, или некритического смешения двух языков, описы­
вающих физическое и ментальное, во-вторых'. Вторая причина активно обсуж­
дается философами-аналитиками. Но обоснования редуцируемости ментальных
терминов к физическому языку, как и невозможности перевода терминов одно­
го языка в термины другого, ими так и не представлено. Объём литературы, где
■
■ В результате которой предполагается «связать психофизиологию, анатомию, нейрофармакологию,
генетическую биологию, психолингвистику, компьютерное моделирование в единую картину, позво­
ляющую детерминистски объяснить и предсказать феномены восприятия, обучения, познания, памя­
ти, мышления, поведенческой деятельности человека» (Юдина Н С Проблема человека в философии
физикализма//Буржуазная философская антропология 20 века М
Наука, 1986 С 137)
Термин «теории интенциональности сознания» в ряду традиционных терминов, определяющих
направления в современной философии сознания, использован Грязнов А Ф От переводчика // Прист С
Указ соч С 13
' Открыгае таких принципов его организации, как, к примеру, межполушарная функциональная асиммет­
рия, как будто бы наглядно демонстрирует тождество, либо корреляцию психического и физического
Первая причина актуальна для сциентистски ориентированных редукционистов, мыслящих психофизи­
ческое взаимодействие как отношение необходимого тождества Вторая причина актуальна для
антиредукционистов, которые очень сдержанно огносятся к любым попыткам продвижения
субъективности в глубь мозга, либо распространения физических свойств на ментальные «сущности»
предпринимаются попытки таких обоснований, настолько велик, что уже не по­
зволяет как-то продуктивно соотнести между собой положения редукционист­
ских и антиредукционистских методологий. Актуальной становится задача кри­
тического анализа методологических трудностей философии сознания в усло­
виях «когнитивной революции». Её решение, в свою очередь, требует опреде­
ления перспектив создания новой онтологии сознания, обеспечивающей недву­
смысленный характер когнитивистских исследований психофизической про­
блемы и интерпретации их результатов в процессе натурализации субъектив­
ной реальности. В своей работе мы рассматриваем методо;югические пробле­
мы, возникающие при попытках решить или интерпретировать психофизиче­
скую проблему в условиях «когнитивной революции».
Степень разработанности проблемы. Исследования психофизической
проблемы как вопроса об онтологических условиях опыта сознания в аналити­
ческой философии представлены редукционистскими и антиредукционистски­
ми теориями*. К первым относятся физикализм (Д. Армстронг, Ю . Т. Плэйс,
Д. Смарт, Г. Фейгл) и - условно - элиминативизм (Р. Рорти, П. Фейсрабенд,
Пол и Патрисия Чёрчлэнд). Ко вторым - разные формы функционализма
(Н. Блок, Д. Льюис, X . Патпэм, Д. Фодор), эмерджентизм ( М . Бунге, Д. Марголис), теории «материализма без редукционизма», корректирующие классиче­
скую концепцию тождества применительно к отношению психического и фи­
зического (Д. Дэвидсон), либо вообще направленные против её применения к
этому отношению, (С. Крипке, Н. Малкольм), «теории интенционалъности соз­
нания» (Д. Деннет, Д. Сёрл) и другие.
В отечественной философии критическое рассмотрение идей аналитической
философии сознания представлено в работах А.Ф. Грязнова, Д.И. Дубровского,
В.В. Петрова, Н.С. Юлиной'.
Оригинальные концепции психофизического взаимодействия даны в трудах
Д.И. Дубровского, А.В. Иванова, А.Г. Спиркина'".
Проблема физиологических условий феноменов сознания, или специальная
психофизиологическая проблема исследуется нейронаукой (термин введён в
' Обзор направлений в современной философии сознания см Прист С Указ соч; Moravia S The
Enigma of the Mmd' The Mind-Body Problem in Contemporary Thought Cambridge Cambridge Univ
Press, 1995, Readings in Philosophy of Psychology /Ed by N Block Cambridge- Harvard Univ Press,
1980 (Vol 1); Юлина H С Тайна сознания- альтернативные стратегии исследования // Вопросы фи­
лософии 2004 №10 С 125-136,№11 С 150-165
' См • Грязное А Ф Язык и деятельность М - Изд-во МГУ, 1991, Дубровский Д И Психика и мозгрезультаты и перспективы исследований//Мозг и разум [Сб ст] М Наука, 1994 С 3-20, Дубров­
ский Д И Проблема духа и тела возможности решения (В связи со статьей Т Нагеля «Мыслимость
невозможного и проблема духа и тела»)// Вопросы философии 2002 № 10 С 92-108, Петров В В
От философии языка к философии сознания // Философия, логика, язык М Прогресс, 1987 С 3-18,
Юлина И С Головоломки проблемы сознания концепция Дэниела Деннета М • Канон+, 2004, Юли­
на Н С Проблема человека в философии физикализма // Буржуазная философская антропология
20 века С 133-160
'" Дубровский Д И Проблема идеального Субъективная реальность М Канон-^, 2002; Иванов А В
Сознание и мышление М Изд-во IVITy, 1994, Спиркин А Г Сознание и самосознание М Политиз­
дат, 1972
конце 60-х годов 20 века Ф. Шмиттом). Философские аспекты исследований
организации мозга" представлены в работах П.К. Анохина, Н.П. Бехтеревой,
A . M . Иваницкого, А . Я . Лурии, П.К. Симонова, М. Газзаниги, X . Дельгадо.
Ф . Крика, Э. Кэндела, У. МакКаллоха, У. Пенфилда, Р. Сперри, Г. Хакена,
Д. Хебба, Д. Хьюбела, Ч . Шеррингтона, Д. Экклза и др.
Отношение структурных и функциональных единиц мозга к целостностям
психического опыта, определённым когнициям и феноменам сознания
рассматривается, в частности, в исследованиях межполушарной функциональ­
ной асимметрии мозга. Они не претендуют на философские обобщения и не
имеют непосредственной цели решить психофизическую проблему. Но для ин­
терпретации и учёта их результатов необходимо определение отношения пси­
хического и его физиологических условий. В работах нейропсихологов и ней­
рофизиологов это делается путём указания на факторы, от которых зависит на­
личие и качество психического опыта в связи с активностью структурных и
функциональных единиц мозга. Так в работах О.С. Адрианова, В.Л. Бианки,
Л.Р. Зенкова в качестве такого фактора рассматривается дифференцированность материи мозга. Внутриполушарные и межполушарные взаимодействия
(разных типов) представляют собой динамические паттерны, отвечающие за
психические феномены. Н.Н. Брагина и Т.А. Доброхотова считают, что для оп­
ределения психофизического взаимодействия необходимо иметь в виду фактор
асимметрии латерализованных физиологических и психических функций. По­
нимание психического как когнитивного предполагает актуализацию в нейроисследованиях многих факторов - от генетического, до фактора эксперимен­
тальных условий выявления когниции. Их комплексное рассмотрение в рамках
когнитивной нейробиологии и нейропсихологии представлено трудами
Э.А. Костандова, В.М. Мосидзе, А.А. Невской, Е.Д. Хомской, М. Газзаниги,
Г. Дейча, М. Кинсборна, Д. МакКея, Р. Небиса, С. Спрингер и др. Исследова­
ние проблемы отношения сознания к сложнейшей структурной и функциональ­
ной организации мозга, динамике определяющих её факторов дано в работах
B.C. Ротенберга, О. Зангвилла, Д. Орнстейна, Р. Пуччетти, Р. Сперри, Д. Экклза.
Важной стороной проекта натурализации сознания является его рассмотре­
ние в отношении к телу (мозгу) в эволюционной перспективе. Ч . Дарвин и
Г. Спенсер определили сознание (разум) человека как результат адаптации
древних гоминид к окружающей среде: психика, самосознание, альтруистиче­
ские эмоции, мораль формируются благодаря механизмам естественного отбора
Или актуализация онтологического измерения при специальных исследованиях психофизического
взаимодействия ( С м , например- Анохин П К Философские аспекты теории функциональной системы
М Наука, 1978, Бехтерева Н П. О мозге человека последняя декада 20 века о мозге человека. СПб Но­
табене, 1997, Брагина Н Н , Доброхотова Т А Проблема «мозг-сознание» в свете современных представ­
лений о функциональной асимметрии мозга // Мозг и ра-зум [Сб ст ] М ■ Наука, 1994 С 45-55, Мозг
[Сб с т ] М Мир, 1984; Хакен Г Принципы работы головного мозга Синергетический подход к актив­
ности мозга, поведению и когнитивной деятельности М Per se, 2001, Gazzaniga М Cognitive Neuroscience The Biology of the Mind New-York; London Norton & C o , 1998, Popper К R , E c c l e s J С The Self and
Its Brain A n Argument for Interactionisra London etc Routledge & Kcgan Poul, 1983)
и свойственны как животным, так и человеку. К. Лоренц натурализовал «врож­
дённое знание» или априорные эпистемологические формы познавательной дея­
тельности человека как внутренние «шаблоны» опыта, «репрезентации» свойств
среды, фор.мирующиеся в процессе адаптации и изменяющиеся (подобно фенотипическим признакам). Натурализация когнитивного опыта человека в процессах
фило-, онтогенеза осуществлена в работах Ф. Вукетича, Ж . Пиаже, Р. Ридля.
Д. Кэмпбелл предложил распространить эюлюционные закотш на процесс чело­
веческого познания вообще и, соответственно, на культурно-историческое ста­
новление человеческого духа. В отечественной философии обобщением и раз­
витием идей эволюционной эпистемологии занимается И.П. Меркулов.
Связь сознания и мозга с точки зрения когнитивных наук представлена ис­
следованиями Н. Винера, С. Косслина, Ч . Ламсдена, 3. Пилишина, С. Пинкера,
Э. Рош, А. Тьюринга, Э. Уилсона, Н. Хамфри, Н. Хомского и др'^. Собственно
когнитивный подход к психофизической проблеме заключается, во-первых, в
рассмотрении мозга человека как своеобразного вычислительно-репрезентатив­
ного «устройства», аналогичного сложной системе с отрицательной обратной
связью, либо сложной программе компьютера (Н. Винер, А. Тьюринг). Вовторых, когнитивистика пытается натурализовать сознание как ментальные об­
разы, репрезентирующие объективный мир в субъективной реальности. Эти об­
разы могут определяться как логические, закреплённые в языке пропозиции
(3. Пилишин), как образы восприятия и сформированные на их основе образы
представления (С, Косслин, Э. Рош). В обоих случаях психологами рассматри­
вается когнитивный формат ментальных репрезентаций и обеспеченная им
возможность единого потока субъективного опыта. Кроме того, их интересует и
нейрофизиологический аспект проблемы ментальных образов - как они пред­
ставлены в структурной и функциональной организации мозга. Лингвист С.
Пинкер рассматривает происхождение языка и сознания в качестве результата
эволюционного развития способности организмов к информационному контро­
лю внешней среды. Н. Хомский рассматривает языковые когниции человека в
семантическом аспекте и приходит к утверждению того, что ментальное долж­
но быть необходимо связа1Ю с организацией его субстрата - мозга. Третьим на­
правлением когнитивистики являются психогенетические исследования, кото­
рые, в свою очередь, стимулируют развитие гуманитаристики. Так в работах
социобиологов Ч . Ламсдена и Э. Уилсона сознание как уникальный социоприродный феномен определяется в отношении генетического фактора. Это откры­
вает широкую перспективу для осуществления проекта натурализации сознания
(вплоть до его интенциональных установок и некоторых «идей»).
Этот пласт литературы, к сожалению, в малой степени адаптирован для российского читателя
(исключение состав-шют работы Н Винера и Н Хомского) В числе репрезентативных работ и работ
обобщающего характера укажем Меркулов И П Эпистемология (когнитивно-эволюционный под­
ход) Т 1 СПб РХГИ, 2003, Максимов Л В Когнитивизм как парадигма гуманитарно-философской
мысли М ГОССПЭН, 2003, Эволюция, культура, познание М ИФ РЛН, 1996, Краткий словарь
когнитивных терминов / Под общ Ред Е С Кубряковой М Филолог Ф-т МГУ им М В Ломоносо­
ва, 1996, Баксанский О Е Система когнитивных наук // Системный подход в современной науке М ■
Прогресс-Традиция, 2004 С 276-309
8
Oebeicr исследования: психофизическая проблема.
Предмет исследования: психофизическая проблема в методологии когнитивизма.
Цель исследования: определить перспективы когнитивистской натурали­
зации сознания.
Для достижения данной цели необходимо решить следующие задачи:
- определить сущность когнитивизма как методологической установки в
философии сознания;
- рассмотреть подходы к решению психофизической проблемы в исследо­
ваниях информационной и функциональной организации когнитивной системы
человека;
-рассмотреть подходы к решению психофизической проблемы в
исследованиях эволюционного становления когнитивной системы человека;
- определить сущность методологических трудностей аналитической фило­
софии сознания в условиях интенсивных исследований различных аспектов
психофизической проблемы, предпринятых когнитивными науками;
- рассмотреть подходы к решению психофизической проблемы редукцио­
нистской философией, учитывающей результаты специальных исследований
структурной и функциональной организации мозга человека (в частности, межполушарной асимметрии мозга);
- рассмотреть подходы к решению психофизической проблемы антиредук­
ционистской философией, учитьгеающсй результаты специальных исследова­
ний структурной и функциональной организации мозга человека (в частности,
межполушарной асимметрии мозга).
Методология исследования основывается на принципах аналитической
философии сознания. Путём логико-семантического анализа мы определяем
нормативные аспекты существующих обоснований постановки и решения пси­
хофизической проблемы. В работе также используются обп;елогические мето­
ды и приемы исследования, а именно - анализ, синтез, систематизация, сравни­
тельно-исторический метод.
Научная новизна исследования заключается в следующем:
- дан критический анализ методологических оснований постановки и реше­
ния психофизической проблемы в контексте парадигмы когнитивизма;
- выявлены проблемные моменты натурализации сознания сциентистски
ориентированной философией;
- рассмотрено отношение установленных современной философией созна­
ния вариантов онтологических условий субъективной реальности к актуальным
интерпретациям результатов исследований психофизического взаимодействия в
рамках когнитивной нейробиологии, представляющим условия психофизиоло­
гических феноменов;
- указаны пути осмысления философией сознания эмпирических свиде­
тельств корреляции или тождества психических феноменов и активности фи­
зиологических единиц мозга.
Положения, выносимые на защиту:
1. Когнитивные науки пока не в состоянии корректно поставить и решить
психофизическую проблему. Концепция сознания, заявленная когнитивистами,
не может служить основанием для холистического исследования субъективной
реальности в рамках проекта её натурализации. Причиной этому является мето­
дологическое несовершенство когнитивно-информационного и когаитивноэволюционного подходов к феномену сознания.
2. Для решения психофизической проблемы требуется корректировка методо­
логических установок материалистических направлений в аналитической фило­
софии сознания. Исследования структурной и функциональной организации мозга
человека (в частности, межполушарной функциональной асимметрии мозга)
свидетельствуют о необходимости пересмотра логико-лингвистических основа­
ний для представления редуктивных или нфедуктивных отношений сознания и
мозга. Существующие сегодня описания психофизического взаимодействия необ­
ходимо поставить в подчинённое отношение к эмпирическим свидетельствам то­
го, что онтологический дуализм в том виде, в каком он фиксируется, опровергает­
ся или снимается в языке философии сознания, вообще не реален.
3. Разрабатываемая различными направлениями аналитической философии
проблема онтологических условий сознания не имеет прямой связи с методоло­
гическими трудностями когнитивных наук, стремягцихся к теоретическому ос­
мыслению эмпирически доступных условий психофизического взаимодейст­
вия. Это препятствует ожидаемому в условиягх «когнитивной революции» сою­
зу наук о мозге и философии сознания.
4. Одним из перспективных направлений решения психофизической про­
блемы является изучение специализированных подсистем и модулей мозга, для
представления которых необходимо приписывание им субъективности.
Выделение таких структур и модулей не позволяет приписывать целостность
опыта сознания только субъекту, также как и не позволяет редуцировать
сознание субъекта только к чисто физиологическим структурам. Решение пси­
хофизической проблемы, с одной стороны, связано с возможностью приписы­
вания субъективности функциональным системам, которая, согласно Д. Деннету, ничем, кроме языковых границ интенциональных установок человека, не
может быть ограничена. С другой стороны, она решается в сцециальных иссле­
дованиях путём продвижения субъективности в глубь мозга' (в формулировке
Т. Нагеля). В обоих случаях когнитивистское решение психофизической про­
блемы требует нейтрального, с точки зрения психофизического дуализма, язы­
ка, избавляющего философию от бесплодных попыток редукции психического
к физическому или разграничения этих сфер.
Теоретическая и практическая значимость исследования заключается в
обосновании стратегии исследования отношения сознания и мозга в условиях
«когнитивной революции». Материалы диссертации могут быть востребованы
в работах, посвященных критическому анализу решения психофизической
проблемы в когнитивных науках и аналитической философии сознания.
10
Результаты исследования могут быть использованы в преподавании курса
философии в разделе «Философские проблемы сознания» и при изучении
истории европейской философии X X века. Кроме того, материалы диссертации
могут быть включены в содержание специальных курсов («Философия психо­
логии», «Эволюционная эпистемология», «Философские теории сознания»,
«Когнитивные науки»).
Апробация работы. Основные положения и выводы автора изложены в его
публикациях. Результаты исследования получили отражение в выступлениях на
научных конференциях: 1) научно-теоретическая конференция «Актуальные
проблемы познавательной активности субъекта» (Петропавловск-Камчатский,
2002 год); 2) ежегодные научно-теоретические конференции «Смысловое про­
странство текста» (Петропавловск-Камчатский, 2003, 2004 год). Положения и
выводы диссертации были отражены в лекционных курсах по философии, прочи­
танных автором в Камчатском государственном университете в 2001-2005 годах.
Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав,
разделенных на параграфы, заключения и библиографии, содержащей
литературу на русском и английском языках. В конце каждой главы приводятся
выводы, в которых резюмируются основные результаты проделанной работы.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ
Во «Введении» обосновывается актуальность темы исследования, анализи­
руется степень разработанности проблемы, формулируется цель, задачи и тео­
ретико-методологическая основа диссертации, указывается научная новизна,
определяется теоретическая и практическая значимость, представлены формы
апробации работы и её логическая структура.
Первая глава - «Когнитивизм как методология исследования созна­
ния» состоит из трёх парафафов. В главе рассматривается сущность и обосно­
вание когпитивистской методологии в качестве пути решения философской
психофизической проблемы. М ы выделяем два варианта конкретизации этого
проекта: когнитивно-информационный и когнитивно-эволюционный подходы к
феномену сознания. Разделение производится на основании того, что сознание
может быть натурализировано как эмерджентное свойство материи мозга, вопервых, и как функциональное состояние сложной биологической системы, вовторых'^. В одном случае обосновывается принципиальная возможность рас­
смотрения феномена сознания как результата психофизического взаимодейст­
вия' , определяется онтологический статус сознания, а в другом - необходи' Ср и П Меркулов как направления в рамках натуралистической эпистемологии выделяет эволюцион­
ную и компьютерную эпистемологии Первая «своим воэникновением обязана достижениям эволюци­
онной биологии и широко применяет модели естественного отбора дня объяснения эволюции когнитив­
ной системы живых существ и развития знания», а вторая «для решения эпистемологических про­
блем привлекает различные модели переработки информации» (Меркулов И П Указ соч С 9)
'* Слово «взаимодействие» здесь употребляется, скорее, как дань традиции эмерджентный подход к созна­
нию не предполагает рассмотрения отношения сознания к мозгу в принципе интеракции двух субстанций
В качестве альтернативы итвракции предлагается опюшение «супервентности» (следования)
11
мость феномена сознания в процессе естественного развития более примитивных
форм до-психического и психического отражения мира, определяется его гносео­
логический статус. В обоих случаях осуществление задачи натурализации созна­
ния зависит от успешной интеграции философии сознания и когнитивных наук.
В первом параграфе «Понятие «когнитивизм» в современной филосо­
фии» мы обращаемся к актуальным определениям когнитивизма как парадиг­
мы в современной философии и методологии исследования сознания. В первом
значении понятие «когнитивизм» «)Т10требляется как название и вместе с тем
как характеристика (обычно - негативная) тех концепций, в которых преувели­
чивается роль и место «когнитивной» (фактически же - рациональной) состав­
ляющей духа, и тех подходов, в рамках которых абсолютизируются «когнитив­
ные» (рационально-научные) методы исследования сознания» . Если пе прибе­
гать к оценочным определениям, то когнитивизм как парадигма - это «взгляд,
согласно которому человек должен изучаться как система переработки инфор­
мации, а поведение человека должно описываться и объясняться в терминах
внутренних состояний человека»'*. Широкое определение понятия «когнити­
визм» вызывает трудности при его использовании. В частности, «этим именем
одновременно называются» и «программа исследований человеческого «мыс­
лительного механизма», и «стиль наблюдений над явлениями ментальной при­
роды человека (в этом когнитивизм близок феноменологии)», и «исходная ги­
потеза о том, что субъект - источник, инициатор своих действий», и «демарка­
ция области исследования, когда когниции - восприятие, языковая деятель­
ность, память, представления - противопоставляются аффектам, не входящим,
тем самым, в число первичных объектов исследования» ^. В каком значении
когнитивистскую методологическую установку должна с пользой для себя вос­
требовать философия - вопрос открытый.
В философии сознания термин «когнитивизм» можно использовать для обо­
значения «концепций, редуцирующих сознание к знанию, то есть трактующих
все компоненты сознания (включая и ценностно-интенциональные) как когни­
тивные феномены»". Когнитивизм здесь - это методологический принцип, со­
гласно которому сознание в целом и в таких частных проявлениях, как эмоции,
ценностные и целевые (интенциональные) установки, может быть сведено к
знанию и познанию. В данном смысле это редукционистский принцип (хотя он
противопоставляется физикалистскому редукционизму). Центральным когнитивистским тезисом, востребованным для рещения психофизической пробле­
мы, является положение о том, что феноменология субъективного опыта созна­
ния редуцируется к когнициям субъекта, репрезентированным в организации
Максимов л В Указ соч С 4
" «Эти состояния физически проявлены, наблюдаемы и интерпретируются как получение, перера­
ботка, хранение, а затем и мобилизация информации для рационального решения разумно формули­
руемых задач» (Демьянков В 3 Когнитивная лингвистика как разновидность интерпретирующего
подхода//Вопросы языкознания 1994 № 4 С 17)
" Т а м же
"Максимов Л В Указ соч С 5
12
его мозга и данным ему как информация о состоянии внешней среды, собст­
венном состоянии. Объяснение всех аспектов функциональной организации
когнитивной системы человека должно привести к решению загадки существо­
вания сознания в мире естественных явлений и процессов. Ожидания здесь свя­
заны, прежде всего, с моделью, представляющей сознание как эмерджентное
свойство сложных изменяющихся целостных систем. Это свойство возникает в
процессе информационной саморегуляции (устранения состояния неопределён­
ности) организмов, связано с функцией управления и представляет собой новое
системное свойство организма, качественно отличное от других, определяемых
его естественными, непосредственно включающими в среду когнициями.
Во втором параграфе «Когнитивно-информационный подход к феноме­
ну сознания» мы рассматриваем перспективы решения психофизической про­
блемы с учетом актуальных интерпретаций феномена сознания, предложенных
когнитивными науками. Главная трудность, препятствующая реализации этого
проекта, связана с натурализацией такой сущностной характеристики феноме­
нологии сознания, как субъективность. Субъективный опыт сознания представ­
ляет собой только часть информационной организации когнитивной системы
человека. Потому функциональность сознания как такового определить затруд­
нительно. Прослеженная зависимость уникального опыта субъективности от
когнитивной специализации сознательно или бессознательно задействованных
субъектом подсистем мозга способствовала бы определению его (опыта) функ­
циональности. Но даже в этом пока не имеющем места случае возникнет про­
блема с редукцией таких свойств сознания, как данность от первого лица и
рефлексивность. К тому же эти свойства не могут быть приписаны принципи­
ально не осознаваемому объективному уровню его организации, так как счита­
ется, что они имеют отношение только к субъективному опыту сознания. Во­
просы вызывает критерий применимости менталистских терминов при описа­
нии определённой сложной системы, предположительно осуществляющей про­
цессы «внутренней переработки» внешних стимулов. Как определить, имеет ли
информация, которой оперирует система, смысл для неё самой?" Без решения
этой проблемы любая попытка антиредукционистской интерпретации психофи­
зического взаимодействия будет только реализацией метафор, с помощью ко­
торых сторонний наблюдатель приписывает ментальные состояния некому фи­
зическому объекту. Оправдание такого способа представления сознания может
быть связано только с желанием когнитивистов избежать грубой редукции, но
сам он так же, как и другие существующие способы, - несовершенен.
Задача определения когнитивного формата (или ответа на вопрос: что в
объективной характеристике ментальных образов позволяет считать их именно
" Здесь можно вспомнить аргумент «китайской комнаты» Д Серла Его суть, коротко говоря, заклю­
чается в указании на возможность такой ситуации, когда некий субъект, владея на определенном
уровне грамматикой языка (некоторыми формальными принципами его организации), не владеет, тем
не менее, языком (не может выражать на нем свои мысли), хотя у окружаю1Цих создаётся иллюзия
того, что перед ними полноценный носитель языка
13
когнищямиТ) доступных субъекту ментальных образов и вообще самой воз­
можности объективной представленности ментальных образов в организации
мозга существенно затрудняет когнитивистскую редукцию сознания. Её пьпаются решить сторонники вычислительно-репрезентативной модели мозга чело­
века как функциональной системы^". Главная проблема здесь: отсутствие ясных
представлений об организации и онтологической характеристике уровня созна­
ния, где объективные когниции и их субъективная данность как ментальных
образов и интенций взаимодействуют. Единственная возможность представить
его - прибегнуть к редукции, применив тезис тойадества, или поместить на этом
уровне гомункулуса.
Попытка функционалистов натурализовать сознание, прибегая не к редук­
ции ментальных образов и интенциональных установок сознания, а к их элими­
нации, представлена моделью «метафизического функционализма». Она пред­
полагает, что функциональная система «мозг» обеспечивает ментальные со­
стояния, опосредованные субъективным опытом сознания, который сам по себе
некогнитивен (или когнитивен для субъекта, то есть - уже условно), но свиде­
тельствует об объективном состоянии всей определённым образом (функцио­
нально) мобилизованной когнитивной системы. Опыт сознания, следовательно,
не может быть тождественен чему-либо в организации когнитивной системы, а
последняя, в сущности, ничем не заявляет себя как принадлежащая некому но­
сителю уникальной субъективности или - используя любимый образ критиков
реалистической интерпретации метального - объективно принадлежит «зом­
би». Проблемой такого подхода к психофизическому взаимодействию является
то, что здесь остаётся не прояснённой связь функционального описания мен­
тальных состояний человека, нейтрального по отношению к характеру их дан­
ности носителю и свойствам поддерживающего их субстрата, с психологиче­
скими и, далее, нейрофизиологическими характеристиками этих состояний.
Интерпретация поведения, семантика ментальных^ состояний, образы, состав­
ляющие опыт переживания определённого ментального состояния, - всё это
необходимо нуяодается в психологических характеристиках, а последние, в
свою очередь, - в физиологических механизмах. Если эта связь случайна, то
психофизическая проблема вообще лишается смысла: психологические сущно­
сти и характеристики элиминируются, физическая организация мозга «демифо­
логизируется» в качестве обеспечивающей структуры «самости», интенциональности. Соответственно, когнитивистские интерпретации функциональной
связи субъективной реальности и её «нейрокода» становятся беспочвенными:
никакого психофизического взаимодействия в мозге попросту нет, есть экстра­
поляция субъекпивности на функциональные состояния некого физического
*" Используемая нами классификация направлений в функционализме дана в Block N What is Functionalism'//Readings in Philosophy ofPsychology/Ed by N Block (Vol 1) P 171-186
^' Представленных в качестве функциональных
14
объекта (в частности - мозга человека)^^. Если же эта связь не случайна и мен­
тальное принципиальным образом зависит от его психологических и нейрофи­
зиологических характеристик, то функционалистская интерпретация сознания
также становится излишней: становится очень трудно отличить её от бихевио­
ристской и физикалистской^'.
В третьем параграфе «Когнитивно-эволюцинныЙ подход к феномену
сознания» обсуждается перспектива решения психофизической проблемы при
учёте эволюционных моделей развития когнитивной системы человека, кото­
рые предполагают, что сознание как уникальная, но, тем не менее, генетически
связанная с раздражимостью, психикой других живых существ «когниция» воз­
никло в результате естественного процесса адаптации человека к природе. Ког­
нитивный характер процесса адаптации живого существа к внепшей среде
можно считать объективным. Набор естественных когниций организма - залог
его адаптации к среде; естественный процесс адаптации организма к среде
представлен его когнициями. Но субъективная данность сознания налагает ог­
раничения на возможность их связи с намерениями, стремлениями, ожидания­
ми и потребностями человека как уникального по природе существа. Кроме то­
го, есть основания для рассмотрения становления когнитивной системы чело­
века безотносительно процесса адаптации. Когнитивный характер процесса со­
циализации человека или его «экологических» практик^ можно считать услов­
ным, так как они опосредствованы субъективно. И здесь мы опять сталкиваемся
с проблемой связи естественных когниций с интенциями сознательного суще­
ства. В том случае, когда есть возможтюсть заявить объективность социальных
когниций (например, объективность языка), мы сталкиваемся с проблемой
обоснования связи структур языка, а далее - интенций социального существа со
структурной и функциональной организацией эволюционирующей, способной
к психическому отражению материи (в частности, мозга человека)^'. Поскольку
вычислительно-репрезентативная модель только условно пригодна для натура­
лизации субъективного опыта сознания, функционализм предпринимает по­
пытку натурализации когнитивных структур сознания социального существа за
счёт утверждений существования объективизированного в функциональной ор­
ганизации мозга «языка мысли». Этот «язык мысли» якобы имеет врождённую
Яркой иллюстрацией такого подхода к психофизической проблеме является позиция Д Деннета (е6
обсуждение см Юлина Н С Д Деннет' самость как «центр нарративной гравитации» или почему
возможны самостные компьютеры//Вопросы философии 2003 >fe2 С 104-121; Юлина Н С Дэниел
Деннег концепция сознания и личностного // История философии № 5 М И Ф Р А Н , 2000 С 192-199,
Юлина Н С Головоломки проблемы сознания концепция Дэниела Де1шета М Каноне, 2004
" С м : Marbach Е Mental Representation and Consciousness Towards a Phenomenological Theory of Representatmn and Reference Dordrecht etc Kluwer Academic Publishers, 1993 P 1-18
" C M К Л Я Г И Н H В От доистории к истории (Палеосоциология и социальная философия) М Наука,
1992 С 89,90,94,95 и др
" Мозг отражает объективные свойства физической реальности, но он не может отражать объективные
значения идеального мира культуры (их отражает субъект познавательной деятельности) КультуржШ
знак (слово, к примеру) не имеет значимых для его восприятия физических параметров он должны быть в
щтпрте воспринимаем, но его информативность не определяется его физической природой
15
общую для всех людей структуру. Его характер, повторим, столь же объекти­
вен, как и характер когниций, непосредственно направленных аа физическую
среду. А складывается «язык мысли» в процессе эволюции когнитивной систе­
мы человека в связи с усложнением информационной среды, в которой послед­
ний находится, или в связи с переходом к новой адаптационной стратегии. Так
устанавливается когнитивный формат сознания иа семантическом уровне^'.
Признание объективно когнитивного характера социальных, а не адаптацион­
ных практик как будто позволяет компенсировать недостаточность эволюцион­
ного подхода к проблеме репрезентации субъективности в материи мозга как
функциональной системы. Заметим, что, кроме субъективных ментальных об­
разов, когнитивный формат которых может определяться как свойствами физи­
ческого мира, так и значениями мира идеального, в качестве объективных ког­
ниций в мозге могут быть представлены даже интенциональные установки че­
ловека (что подтверждают психогенетические исследования). Но так как семан­
тический уровень организации языка и интенциональные установки сознания
актуализируются TOJU,KO социальными практиками, мы не можем приписывать
сознание никаким организмам, в том числе далёким предкам человека, не удо­
стоверив их поведение и язык как сознательные в отношении нашего поведения
и языка. Никаких объективных оснований для этого удостоверения нет". По­
пытки обосновать представленность в материи организма феноменов субъек­
тивной реальности с помощью гипотез о «языке мысли», «культургенах», в об­
щем, бесперспективны, поскольку информация, заключённая в этих когнитивистских новообразованиях, может быть востребована только субъективностью
наблюдателя (интерпретатора) когнитивной реакции (поведения). Если же оп­
ределить их как эволюционное завоевание вида Homo Sapiens, то возникает
проблема выяснения связи этих объективных ментальных структур с субъек­
тивным опытом отдельного представителя вида. Потому, несмотря на все воз­
можности натурализации опыта сознания в отношении объективной организа­
ции когнитивной системы человека, решение психофизической проблемы в
эволюционной перспективе Офаниченно пределами актуализации сознания, за­
данными ему современными социальными практиками. В этой ситуации фило­
софия может отказаться от проекта натурализации сознания и декларировать
задачу логико-семантического анализа условий приписывания сознания како-
Таким образом когнитивисты надеются согласовать семантический и кибернетический аспекты,
актуализируемые в определениях понятая информация Напомним, как мотивируются эти ожидания
в связи с решением психофизической проблемы «описание информагщи позволяет логически кор­
ректно включать свойства интенциональности, ценности, смысла, а ее кодовая воплощенность пред­
полагает пространственное описание и физические характеристки» (Дубровский Д И Проблема иде­
ального Субъективная реальность С 267)
" В этой связи мы обращаемся к позиции Д Деннета по проблеме происхождения языка и сознания,
изложенную на страницах его книги «Darwm's Dangerous Idea. Evolution and the Meanings of Life» Он
рассматривает сознание и его когнитивные механизмы (язык, в частности) как особый случай «при­
родного Дизайна», представляющего отношение организм-среда, и исключает при эюм возможность
объективно описать «внутреннюю среду» опьиа организма как таковую
16
му-либо существу или даже машине, актуальных вне зависимости от того, что
известно об организации его когнитивной системы.
Проблематичность приписывания эволюционирующему существу сознания
как особого рода «внутреннего» знания, подкреплённого объективными когнициями и информационной организацией субстрата, очевидна также при учёте
относительности «реалистических» интерпретаций когниций и информацион­
ной саморегуляции существ некоторого биологического вида. Объективность
эволюционного процесса несомненна, и в этом смысле нет никакой необходи­
мости считать реализм эволюционистов несостоятельным. Но открытым оста­
ётся вопрос о том, как возможтю заявить объективный характер знания среды
тем или иным организмом и, соответственно, таким образом объективизировать
субъективный опыт сознания. Конструктивистская альтернатива реализму (или
нонадаптационистская - адаптационизму)^* построена на утверждении, что
природа не есть поставщик «обстоятельств» и «положения дел», которые дол­
жен учитывать, приспосабливаясь, организм. При учёте того, что варианты ак­
туализации определённых необходимых для сохранения вида связей со средой
представителями разных видов не имеют никаких объективных критериев для
их сопоставления , можно сказать, что сама данность человеку его отношений
со средой как «знания» является условной (по крайней мере, если её рассмат­
ривать в эволюционной перспективе). Это делает перспективу развития когни­
тивных наук с их объективистским пафосом неоднозначной. Объективизм и
реализм могут легко обернуться релятивизмом.
В выводах подводятся итоги Первой главы.
Вторая глава «Психофизическая проблема и философские аспекты ис­
следований структурной и функциональной организации мозга человека»
состоит из трёх параграфов. В ней анализируются перспективы решения пси­
хофизической проблемы с учётом достижений когнитивной нейробиологии'".
Для этого мы рассматриваем отношение онтологических тезисов и методологи­
ческих установок современной философии сознания к интерпретациям данных
специальных исследований структурной и функциональной организации мозга
человека как физиологических условий психических фепомепов.
См ■ Wuketits F Functional realism // Functional models of cognition Self-organizing dynamics and se­
mantic structures in cognitive systems E d by A Carsetty Dordrecht etc Kluwer Academic Publishers,
2000 P 28-31
" Предлагаются только самые общие, но опять-таки, в сущности, субъективные, вроде рациоморфности поведения, уменьшения неопределённости состояния и т п Ср «Только сторонний наблюда­
тель, который вводит совершенно другие критерии в дополнение к просто выживанию - н е ч ю вроде
экономичности, простоты, либо изящества жизни мог бы на основании такой добавочной оценоч­
ной шкалы говорить о «лучшем» или «худшем» выживании» (Цоколов С А Философия радикального
конструктивизма Эрнста фон Глазерсфельда // Вестник Московского университета Серия «Филосо­
фия» 2001 № 4 . С 47).
™ «Центральной догмой» нейробиологии является «предположение, что все нормальные функции
здорового мозга и все их патологические нарушения можно в конечном счёте объяснить исходя из
свойств основных структурных компонсгггов мозга» (Блум Ф , Лейзерсон Ф , Хофстедтер Л Мозг,
разум и поведение М : Мир, 1988 С 32)
17
В первом параграфе «Актуальные аспекты психофизической проблемы
в условиях взаимодействия аналитической философии сознания и когни­
тивной нейробиологии» мы обращаемся к попыткам решения психофизиче­
ской проблемы и проблемы тождества сознания и мозга путём их логикосемантического анализа. В первую очередь мы обратились к обсуждению от­
ношения философской психофизической и специальной психофизиологиче­
ской проблем. Были рассмотрены следующие его варианты: разфаничение этих
проблем, рассмотрение в единстве (вторая является аспектом первой), некрити­
ческое смешение. Каждый из них предполагает употребление термина сознание
в определённом категориальном или терминологическом контексте, а также соответствуюп1ую методологию исследования феномена сознания. Методологи­
ческие аспекты решения психофизической проблемы рассмотрены нами в связи
с обсуждением терминов «психофизическая проблема» и «проблема тождества
мозга и сознания». Эти термины с равными основаниями могут быть востребо­
ваны как в рамках аналитической философии, так и в рамках ориентированных
на когнитивные науки сциентистских философских проектов. Логикосемантический анализ предшествовал во времени попыткам когнитивистских
решений психофизической проблемы и проблемы тождества сознания и мозга.
В рамках собственно аналитической философии выделяют две методологиче­
ские установки: редукционизм и антиредукционизм. Редукционистские теории
сводят решение вопроса об отношении психического и физического либо к ут­
верждению тождества сознания и мозга, либо к необходимости элиминации
всех нефизических понятий и сущностей. И в том, и в другом случае для
определения феномена сознания первостепенное значение имеют специальные
исследования мозга человека. Потому редукционистские теории с их акцентом
на онтологическом и гносеологическом тезисах физикализма .могут служить
основанием для проекта решения психофизической проблемы в рамках
специальных исследований и только в них. В антиредукционистских теориях
положения о тождестве сознания мозгу или необходимости элиминации поня­
тия «сознание» рассматриваются критически. Таким образом, во-первых,
обосновывается независимый характер собственно философских исследований
психофизической проблемы, а во-вторых - предлагаются альтернативные
тождеству или элиминации варианты определишя онтологического статуса
сознания в отношении к мозгу. Последние связаны с исследованием
когнитивных, информационных, языковых, личностно-интенциональных и
других не тождественных физическим моделей субъективного опыта сознания;
моделей, включающих мозг человека в природу, но не включающих в неё
сознание на тех же основаниях, что и мозг. Антиредукционизм совместим со
сциентизмом и в таком случае может быть рассмотрен как методологическая
установка нового витка развития философии научного материализма, натурализирующего феномен сознания на иных, нежели физикалистский материализм,
основаниях. Значение антиредукционистских теорий заключается в деталыюм
рассмотрении уникальной сущности сознания. Это позволяет избегать
18
примитивной трактовки физической организации мозга человека и искать
возможности объяснить отношение физического и психического в ином
принципе, нежели интеракция. Но, с другой стороны, антиредукционисты увле­
каются возможностью представить организацию субъективного опыта сознания
без обращения к исследованиям организации мозга. Это ведёт к
бессмысленным и неоправданным ничем, кроме полемического задора,
мысленным экспериментам, которые, в конечном итоге, оказываются крайне
далеки от актуальной в условиях когнитивной революции задачи
натурализации сознания. Хотя значение логико-семантического анализа психо­
физической проблемы и прюблсмы тождества сознания и мозга в условиях .ме­
тодологических проблем современных когнитивистских исследований отноше­
ния психического и физического по-прежнему сохраняется.
С изменением задач аналитической философии в условиях бурного развития
когнитивистских исследований психофизической проблемы в аспектах, дос­
тупных эмпирическим методам, собственно методологический характер проти­
вопоставления редукционизма и антиредукционизма становится очевидным.
Онтологическая проблематика, заявленная аналитической философией созна­
ния, уже не значима сама по себе: онтологии физикализма, функционализма и
других теорий должны пройти эмпирическую проверку. Именно поэтому пер­
востепенное значение для решения философской психофизической проблемы
приобретают методологические вопросы. Редукция психофизической проблемы
к проблеме тождества сознания и мозга в рамках собственно аналитического
подхода может осуществляться, во-первых, как утверждение онтологии науч­
ного материализма за счёч специальных методов исследования отношения соз­
нания к мозгу. Во-вторых, она производится как обоснование логической воз­
можности тождества сознания и мозга, а соответственно — психического и фи­
зического, ментального и материального. Философы-аналитики, даже в случае
успеха хотя бы одного из этих редукционистских проектов'" оставляют без от­
вета вопрос о теоретико-методологических основаниях редукции условий субъ­
ективного опыта сознания к объективным физиологическим условиям (или во­
прос о том, как^^ возможно утверждать взаимодействие психического и физиче­
ского при многочисленных эмпирических его свидетельствах). Это в ситуации
когнитивного поворота материалистической философии значительно ослабляет
Подчеркнем, что редукционизм в материалистической философии сознания не предполагает задачи
обоснования и, тем более, исследования физической основы субъективного опыта сознания, этим
должна заниматься наука о мозге.
'^ Именно к этому вопросу сводится сегодня проблемный характер философских исследований пси­
хофизического взаимодействия Автор одной из самых обсуждаемых и интересных философских
концепций сознания последних лет, Дэвид Чалмерс, определяет специальные исследования феномена
сознания как направленные на «легкие проблемы сознания», они не дают ответа на вопрос, «как мо­
жет физическая система такая, как мозг, быть еще и опытом»- « М ы имеем хорошие основания пола­
гать, что сознание происходит из физической системы такой, как мозг, но мы имеем мало идей, как
оно происходит и почему оно существует вообще» (Chalmers D J The Conscious mmd In search of a
fundamental theory Oxford Oxford Univ Press, 1996 P 12)
19
позицию аналитической философии. Антиредукционистские решения психофи­
зической проблемы философами-аналитиками, во-первых, связаны с утвержде­
нием независимости философских исследований проблемы онтологических ус­
ловий сознания от специальных исследований физиологических условий психи­
ческих феноменов. Во-вторых, они указывают на логическую несостоятельность
теории тождества применительно к отношению сознания и мозга, свойств пси­
хического и физического, либо предлагают различные «мягкие» варианта теории
тождества. Антиредукпиоиизм в аналитической философии сознания оказывает­
ся гораздо ближе, чем физикалистски ориентированный редукционизм, к акту­
альным философским аспектам когнитивистских исследований психофизическо­
го взаимодействия. Успехи когнитивных наук внушают иллюзию, что антире­
дукционистская онтология философии сознания может быть прямо подтвержде­
на результатами специальных исследований когнитивной системы человека. Но
здесь и философы, и представители когнитивных наук сталкиваются с пробле­
мой согласования языка антиредукционистских теорий онтологических условий
психофизического взаимодействия с языком специальных когнитивистских ис­
следований различных аспектов психофизической проблемы. Во-первых,
ущербной оказалась антиредукционистская онтология сознания: её основное по­
ложение" в условиях когнитивного поворота философии сознания ведёт к реля­
тивизму при решении вопроса о необходимом отношении онтологических усло­
вий сознания и эмпирически очевидных условий его феноменов. Во-вторых,
язык когнитивистики оказался достаточно противоречив и тёмен в метафизиче­
ском отношении. Он изобилует метафорами, описывающими физические по оп­
ределению процессы и явления за счёт менталистского словаря. Вследствие не­
критического смешения когаитивистами менталистского и физического слова­
рей, онтологическая природа многих предметов исследования когнитивных наук
(нейробиологии, в частности) попросту становится не ясна.
Второй параграф «Психофизическая проблема и эмпирические модели
физиологических условий психических феноменов: редукционистская ин­
терпретация и её критика» посвящен рассмотрению перспектив решения
психофизической проблемы с учётом результатов специальных исследований
связи организации мозга с организацией когнитивной системы человека. Здесь
наиболее очевидно просматриваются все проблемные моменты процесса сбли­
жения философии сознания и когнитивных паук'''.
Существуют многочисленные свидетельства того, что психические феноме­
ны определяются активностью мозга. Но характер этой связи в метафизическом
" Согласно которому сознание не тождественно мозгу (не может быть описано в физических поняти­
ях), но находится к нему (материи) в отношении композиции, эмердженции, супервентности и пр
'" Повторим, что, по мнению когнитивистов, современная философия сознания, решая проблему от­
ношения к мозгу субъеггнвной реальности, «должна от»раться
на новейшие достижения науки,
прежде всего психологии, нейрофизиологии и в особенное ги тех областей знания, предметом кото­
рых служат информационные процессы, компьютерная технология, кибернетические устройства,
теоретические вопросы функционирования самоорганизующихся систем» (Дубровский Д И Пробле­
ма идеального Субъективная реальность С 243)
20
отношении не ясен, а в специальных исследованиях нет ясного представления о
том, как относятся к психофизиологическим феноменам традиционный фило­
софский словарь с его «контр-определениями» ментального и физического. При
■этих затруднениях сознание может определяться в актуальных эмпирических
моделях организации мозга''.
В качестве яркого примера эмпирической модели физиологических условий
психического можно привести чр)езвычайно востребованную модель организа­
ции мозга в принципе межполушарной функциональной асимметрии. М ы рас­
сматриваем варианты интерпретации этой модели и феноменов, связанных с её
объяснительным потенциалом («правополушар1юго» и «левополушарного соз­
нания», «расщеплённого сознания»).
Наглядный характер связи феноменов сознания, когниций субъекта с опре­
делёнными физиологическими условиями в экспериментах с расщеплённым
мозгом вселяет надежды на скорый успех редукционистского проекта, направ­
ленного на поиск физиологических механизмов субъективного опыта сознания.
Но методологические проблемы нейронаук не позволяют утверждать состоя­
тельность отношения тождества или корреляции физиологических механизмов
и психических феноменов применительно к существующей аналитической раз­
работке психофизической проблемы. Ни методы выявления когнитивных фе­
номенов, ни методология их исследования не могут претендовать на объектив­
ность - когниций с равными основаниями определяются в отношении струк­
турной и функциональной организации мозга, в отношении субъективных мен­
тальных состояний испытуемого, в отношении условий констатирующего экс­
перимента. Потому их теоретическое осмысление ещё не сложилось. Более то­
го, онтологическая перспетсгива этого теоретического осмысления - неопреде­
лённа, так как эмпирические данные допускают диаметрально противополож­
ные интерпретации. Рассмотренные нами направления в редукционистских ин­
терпретациях сознания в расщеплённом парном мозге предполагают решение
психофизической проблемы путём исследования механизмов межполушарных
взаимодействий, определения материального субстрата (полушарной локализа-
" Существуют факторы, которые делают приемлемой метафору «сознательного мозга», кооперирую­
щего активность множества функщюнальных единиц, и непосредственно влияют на субъективное ка­
чество опыта сознания и бессознательную психическую активность субъекта Именно эти факторы яв­
ляются основанием для оптимистических заявлений относигельно возможности решения психофизиче­
ской проблемы когнитивными науками Опыт сознания может быть связан с активностью функцио­
нальных единиц мозга, с принципами их взаимодействия при условии убедительного представления
значимости для их активизации факторов филогенетической и онтогенетической относительности ког­
нитивной системы и сознания человека, факторов пола, индивидуального профиля латерализации, фак­
торов, определяющих изменение состояний сознания, экспрессию генов, а также факторов условий
предъявления, характера решаемой субъектом задачи и других Понятно, что зависимость активизации
когнитивной системы субъекта от указанных факторов будет определена только эмпирически, посколь­
ку нет общих теорий фило-, онтогенеза, функциональных асимметрий человека, генетического фактора
в индивидуальном развитии, изменённых состояний сознания, нет общей методики проведения психо­
логических, психофизиологических экспериментов Фактически, в первую очередь, становится значи­
мым полное и непротиворечивое описание этой масштабной эмпирической модели
21
ции) базового для сознания когнитивного модуля, определения материального
субстрата (полушарной локализации) необходимых условий личностного бы­
тия. Ни на одном из этих направлений определение феномена сознания в отно­
шении к физиологическим единицам или к конкретным когнитивным структу­
рам, на наш взгляд, не является достаточно обоснованным'*. Более того, нейробиология и сциентистская философия испытывают большие трудности с редук­
цией сознания к естественным процессам в мозге ещё и по причине отсутствия
ясного представления об онтологии субъективной реальности'". Последняя же
обсуждается сегодня, главным образом, философами-аитиредукционистами
причём совершенно независимо от специальных исследований психофизиче­
ского взаимодействия.
В третьем параграфе «Психофизическая проблема и эмпирические моде­
ли физиологических условий психических феноменов: аятиредукционистская интерпретация и её критика» мы рассматриваем методологические
трудности антиредукционистских интерпретаций физиологических условий
феноменов сознания. Для антиредукционистов (или философов, решающих
главным образом философскую психофизическую проблему) результаты экспе­
риментов с расщеплённым мозгом значимы в контексте аналитики, направлен­
ной на определение онтологических условий субъективного опыта сознания.
Антиредукционистские теории сознания допускают довольно широкие толко­
вания феномена двух потоков сознания при расщеплении мозга. Прежде всего,
надо заметить, что они связывают феноменологию сознания с личностным бы­
тием, языковой картиной мира. Условия личностного бытия и языковой карти­
ны мира не являются постоянными, не тождественны физическим и не состоят
из каких-либо физических условий. Релятивизм антиредукционистских теорий
сознания здесь, тем не менее, ограничен эволюционно определёнными усло­
виями когнитивного опыта, во-первых, актуальными в определённом языке
возможностями приписывания ментальных состояний, во-вторых. Таким обра­
зом, вопрос о числе сознаний в расщеплённом мозге, будучи частью актуальной
в нередуктивном материализме проблемы критического пересмотра отношения
тождества условий личностного бытия определённым физическим условиям
или условиям психического, решается в зависимости от того, насколько убеди­
тельно удастся представить связь физиологических механизмов расщеплённого
парного мозга с онтологическими условиями личностного бытия. И представи­
тели аналитической философии сознания, активно - но с разной степенью до" В этом смысле показательны дискуссии, где обсуждается число сознаний в расщепленном парном
мозге, во-первых, и полушарная латерализация копшций, во-вторых Обзор решений проблемы соз­
нания в парном мозге см Спрингер С , Дейч Г Левый мозг, правый мозг М Мир, 1983 С 199-219,
Nebes R Direct Examination of Cognitive Function in the Right and Left Hemispheres // Asymmetncal
Function ofthe Brain/Ed by M Kinsbourne London etc Cambridge Univ Press, 1978 P 129-131, GazzanigaM Cognitive Neuroscience The Biology of the Mind P 527-549, ZangwiIIО L Consciousness and
the Cerebral Hemispheres // Hemisphere Function in the Human Bram / E d by S J Diamond and
J G Beaumont London Elek-Science, 1974 P 264-278
" Вопрос что же всС-таки натурализирует когнитивистика''
22
верия - интерпретирующие результаты когнитивистских исследований отно­
шения психических феноменов к мозгу (такие, как Д. Деннет, Д. Марголис"), и
представители феноменологической философии сознания, либо философы, ис­
следующие психические феномены по характеру их данности субъекту (такие,
как Ж. Рэй, К. МакГинн, Б. Дайнтон") не испытывают иллюзий по поюду воз­
можности отождествления структуры сознания и какой-либо физиологической
или когнитивной структуры. Ни к физиологической единице, ни к когнитивному
модулю, локализованному в одном или обоих полушариях, редуцировать когниции личности, идентифицирующей себя в языке и культуре, онтологические усло­
вия субъективного опыта сознания нельзя. Но последние в отношении к эмпири­
чески очевидным физиологическим условиям психических феноменов теряют
свою определёшюсть и приобретают релятивный или парадоксальный характер'"'.
На наш взгляд, продуктивная интерпретация данных о физиологических ус­
ловиях психических феноменов предполагает обеспечение связи когнитивист­
ских исследований организации мозга человека с актуальными проблемами со­
временной философии сознания посредством модернизации языка, метафори­
чески представляющего психофизическое взаимодействие и используемого для
описаний эмпирически доступных психофизиологических феноменов. Она
должна быть связана с расширением сферы применения ментального словаря, с
расширением возможности приписывания свойств психического без обязатель­
ной их связи с некой феноменологически опосредованной целостностью опыта.
Это позволит продолжить исследования психофизического взаимодействия
когнитивными науками без давно исчерпавших свой объяснительный потенци­
ал редукционистских и антиредукционистских метафор. Последние уже не при­
годны для учёта эмпирии современной когнитивистики. Их дальнейшее ис­
пользование в условиях сближения когнитивистики и философии ведёт фило­
софов к релятивизму, а представителей когнитивных наук - к убеждению, что,
несмотря на интенсивные исследования психофизических связей, нет качест­
венного сдвига в осмыслении феномена сознания. При их сохранении иссле­
дуемые наукой о мозге человека объекты и отношения требуют либо реши­
тельной физикалистской редукции, либо вынуждают признать справедливость
той или иной формы дуализма. Что касается возможности натурализации соз­
нания путём согласования языка антиредукционистских теорий онтологических
условий сознания (как ориентированных на функционализм и информационный
подход, так и на лингвистические, культурные условия личностного бытия) с
" Деннет Д Почему каждыйгонас является новеллистом //Вопросы философии. 2003 № 2 С 121-131;
Деннет Д Условия личностного//История философии № 5 М ИФРАН, 2000 С 199-224, МарголисД
Личность и сознание Перспективы нередуктивного материализма М • Прогресс, 1986 С 160-171
" McGinn С The Subjective View Secondary Qualities and Indexical Thoughts Oxford Clarendon Press,
1983 P 28-31, 39-41, ReyG Survival//The Identities of Person / Ed by A О Rorty Berkeley etc Uni­
versity of California Press, 1976 P 41-61, Dainton В Stream of Consciousness Unity and Continuity m
Conscious Experience London, New-York Routledge, 2000 P 97-103
*' В одном мозге может быть несколько (сколько угодно много) лшшостей, одна личность может
быть воплощена в двух и более мозгах и т п (см указанные выше работы Д ДеннетаиЖ Рэя)
23
языком специальных когнитивистских исследований различных аспектов пси­
хофизической проблемы, то её утверждение является, скорее, тактическим хо­
дом современного материализма. Ни тот, ни другой язык не имеет преимущест­
ва для описания результатов редукции субъективного опыта сознания к некому
объективному состоянию когнитивной системы человека. Двойственность ме­
тодологического самоопределения антиредукционизма опасна ещё и тем, что
допускает непродуктивный критицизм в отношении данных нейронаук, то есть
не имеет критерия для установления их значимости, либо, наоборют, легко при­
нимает на веру эти данные, обосновывая или иллюстрируя свой онтологиче­
ский тезис, то есть не имеют критерия для определения их логической и кон­
цептуальной состоятельности.
Ответом редукционистским и антиредукционистским теориям сознания,
противопоставляющим ментальное и физическое как субъективный опыт соз­
нания и физиологию мозга, может быть предположение о том, что проблема
«сознательного мозга», конкретизируемая как проблема «диалога» полушарий,
«мозга в ванне», «гомункулуса», не решается открытием «мозгового кода мыш­
ления», либо отрицанием этой возможности (при сохранении методологическо­
го дуализма). Суть альтернативного решения в утверждении того, что мозг
«сознателен» ещё каким-то образом, помимо того, что он опосредствует созна­
ние субъекта. Можно сказать, что мозг не является «бессознательным», а чело­
век не является «зомби», то есть сознание не определяется только в отношении
языка и культуры, а тело и мозг не «бездушны». С этим решением связано тре­
бование пересмотра статуса эмпирических данных, предоставляемых нейронауками в распоряжение философии сознания. Во-первых, эмпирия наук о моз­
ге не есть основа для создания «собственно философской» теории сознания. То
есть она не может рассматриваться в качестве «объективных данных», необхо­
димых для состоятельности философии в условиях когнитивной революции.
Во-вторых (и это определяет первое), эмпирию нейронаук надо признать сло­
жившейся под давлением языка философии сознания, в котором имманентно
присутствует установка на альтернативу физикализма и психофизического дуа­
лизма. Это существенно офаничивает возможности интерпретации результатов
экспериментальных когнитивистских исследований психофизического взаимо­
действия. В-третьих, надо признать, что эмпирически засвидетельствованные
феномены психофизического взаимодействия можно интерпретировать только
при помощи метафорического языка или условных как аналогии и идеализации
моделей. При этом заметим что, несмотря на такой х^актер описания эмпирии
нейронаук, она заявляет реальные сущности. Следуя за Томасом Нагелем*', мы
предполагаем, что функциональные единицы мозга не могут быть поняты фи­
лософией сознания непосредственно как чисто физиологические или опосред*' Nagel Т Brain Bisection and the Unity of Consciousness // Personal Identity / Ed by J Perry. Berkeley
California Univ Press, 1975 P 227-245, Nagel T Concealment and Exposure and Other Essays NewYork' Oxford Univ Press, 2002 Chapter 18, Нагель T Мыслимость невозможного и проблема духа и
тела//Вопросы философии 2001 № 8 С 101-1В
24
2006-4
» 2 3 2 0 4 24992
ствованно как отвечающие за некие целостности субъективного опыта. Необ­
ходимо допустить воплощение сознания не только в опыте субъекта, личности,
языке, не только в общей активности когнитивно специалгаированных подсис­
тем мозга, но и в мозге, который организован безотносительно к опыту созна­
ния субъекта. Это позволит учесть эмпирические модели когнитивистики, не
определяя их как онтологически парадоксальные или методологически услов­
ные. То есть позволит представить вполне естественный союз философии и
нейронаук, который даст возможность в перспективе выстроить убедительную
материалистическую теорию сознания.
В выводах подведены итоги Второй главы.
В «Заключении» подведены итоги исследования.
Основные результаты исследования отражены в публикациях:
1. Давыдов В.В. Психофизическая проблема сегодня: новая онтология или когни­
тивная натурализация сознания? // Социальные и гуманитарные науки на Дальнем
Востоке. 2005. Л» 2 (6). С. 4-13. - 0,8 п. л.
2. Давыдов В.В. Когнитивный подход к проблеме отноше1Шя «сознание-мозг» //
Вопросы гуманитарных наук. 2005. № 1 (16). С. 117-125. - 0,6 п. л.
3. Давыдов В.В. Проблема происхождения языка и сознания в аналитической фи­
лософии (Д. Деннет) // Смысловое пространство текста. Вып. 4. ПетропавловскКамчатский: Изд-во КГПУ, 2005. С. 46-59. - 0,5 п. л.
4. Давыдов В.В. О языке «правого мозга» в связи с проблемой «правополушарного сознания» // Смысловое пространство текста. Вып. 3. Петропавловск-Камчатский:
Изд-во КГПУ, 2004. С. 154-166. - 0,5 п. л.
5. Давыдов В.В. Проблема обоснования исследований нерефлексивного познания
и межполушарная функциональная асимметрия мозга // Проблемы теории познания.
Выпуск 1. Сб. ст. Петропавловск-Камчатский: Изд-во КГПУ, 2003. С. 3-18. - 0.6 п. л.
Обищй объём публикаций по теме диссертации - 3 п. л.
ДАВЫДОВ ВСЕВОЛОД ВИКТОРОВИЧ
а С В Х О Ф Ш И Ч Е С К Л Я П Р О Б Л Е М А В МЕТОДОЛОГИИ КОГНИТВИЗМА
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата философских наук
ИД №05247 от 2.07.2001 г
Сдано в набор 07.11.2004 г Подписано в печать 09 11 2005 г
Формат бОх 84Vi6 Бумага тип № 2. Гарнитура «Times New Roman» Печать RISC
Усл. печ. л. 1,4. Зак. 278 Тираж 100 экз
Издательство ДВГУПС
680021, г. Хабаровск, уд Серышева, 47
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
0
Размер файла
1 473 Кб
Теги
bd000103527
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа