close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

bd000103585

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
ЖУЛКОВСКА ТЕРЕЗА
СОЦИАЛИЗАЦИЯ ЛЮДЕЙ С ОГРАНИЧЕННЫМИ
ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ:
СООТНОШЕНИЕ ИНСТИТУТОВ И ПРОЦЕССОВ
Специальность 22.00.04 — социальная структура,
социальные институты и процессы
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
доктора социологических наук
Москва
2002
Работа выполнена на кафедре социологии Московской гума­
нитарно-социальной академии.
Научный консультант:
доктор социологических наук, профессор
Ковалева Антонина Ивановна
Официальные оппоненты:
доктор философских наук, профессор
Выборнова Валентина Васильевна
доктор социологических наук
Кочетков Владимир Викторович
доктор социологических наук, профессор
Рыбинский Евгений Михайлович
Ведущая организация:
Московский государственный социальный
университет
Защита состоится 5 февраля 2002 года в 14.30 на заседании
диссертационного совета Д-521.004.02 в Московской гуманитарносоциальной академии по адресу: Москва, ул. Юности, 5/1 корп. 3,
ауд. 511.
С диссертацией можно ознакомится в библиотеке Московской
гуманитарно-социальной академии.
Автореферат разослан 4 января 2002 года.
Ученый секретарь
диссертационного совета
Н. А. Селиверстова
2Л^0Я^В>
I. О Б Щ А Я Х А Р А К Т Е Р И С Т И К А Р А Б О Т Ы
Актуальность исследования. Проблемы людей с ограничен­
ными интеллектуальньПкО! возможностями все больше осознаются в
мировом сообществе как особо значимые, особо актуальные для ка­
ждого человека. С одной стороны, к этому ведет существенное из­
менение экологической обстановки и численный рост различного
рода нарушений в биологии человека. Граница нормы и отклонения
меняется под воздействием и общесоциальных изменений, связан­
ных с преимущественной жизнью в крупных городах, ростом стрес­
сов, снижением роли непосредственных контактов между соседями
и т. д. С другой стороны, имеет большое значение утверждение идей
равенства, равноправия людей, существенно разнящихся по своему
статусу в обществе, своим способностям и талантам.
С развитием идей социальной работы современная наука, со­
циология прежде всего, становится неотъемлемой частью социаль­
ных практик, связанных с поддержкой определенной части людей.
В конечном счете, эти практики выражают и человеческую солидар­
ность, и ответ на глобальные вызовы нашего времени. В этом отно­
шении социология не только ведет исследование социальной реаль­
ности, но и распространяет и пропагандирует ценности, образцы и
поведенческие нормы, фиксирует моменты развития, вызывающие
обеспокоенность. Они являются не только следствием угрожающих
факторов (действительных или мнимых), но и взаимосвязаны с на­
рушенным чувством безопасности. Все это не может не сказываться
на социализационньгх моделях, распространяемых в обществе, на
обеспечении управляемости социализационных процессов, включая
и сегмент, связанный с социализацией людей с ограниченными ин­
теллектуальными возможностями (обозначаемых также в различных
контекстах как недееспособные, умственно отсталые, умственно не­
доразвитые или даже умственно неполноценные).
Многие идеи, являющиеся базовыми для социализации таких
людей, по-прежнему актуальны, важны и необходимы. Это, к при­
меру, идеи интереса к личности, общественной справедливости,
равным образом как и идея адресной помощи как обязанности госу­
дарства помогать всем нуждающимся индивидам, группам и ло­
кальным социальным структурам.
1
РОС
ЧЛЦИПНАЛЬНЛЯ
БИБЛИОТЕКА
С.Петербург
Для правильного функционирования процесса социализации в
локальной среде большое значение имеют отдельные элементы
структуры локуума и соотнесение полученных результатов с кон­
кретными ситуациями во времени и пространстве, с анализом ре­
зультатов, вытекающих из прежнего опыта, с поиском новых реше­
ний. Но сегодня особенно важен взгляд на локуум вместе со всей его
структурой с точки зрения двух параметров: локального и глобаль­
ного. Здесь, на перекрестке двух этих перспектив, появляются новые
теоретические и методические проблемы. Их изучение — задача со­
циологии, в этом — ее участие в углублении знаний о меняющемся
общественном йоложении людей с ограниченными интеллектуаль­
ными возможностями. Попытки решения этих проблем также важны
с точки зрения самой социологии как науки, они могут обогатить и
развить ее. Соединение обеих перспектив заключается в видении
взаимосвязей между локальной и более широкой общественной сре­
дой. В первом случае речь идет об изучении влияний местной среды
(микросистема и экосистема), во втором — об изучении процесса
социализации, осуществляющегося в рамках общего воздействия
государства и его институтов (макросистема).
В современном обществе роль локальной среды возрастает.
Это следствие современных процессов демократизации, децентра­
лизации власти, расширения самоуправления, публичной сферы об­
щественной жизни. Исследования таких процессов не будут полны,
если будет обходиться проблема социальной нормы и отклонения в
аспекте социализационных практик в отношении людей с ограни­
ченными интеллектуальными возможностями.
Существующие научные подходы к социализационному про­
цессу в локальной среде нацеливают на усиление отношений между
человеком с ограниченными интеллектуальными возможностями и
миром — через сознательную ориентацию на категорию «между»,
разработанную в философии диалога (Мартин Бубер) и отражаю­
щую возможности взаимодействия и взаимной коммуникации лю­
дей в достижении различных измерений индивидуальной и коллек­
тивной жизни, а также в преодолении различных современных ис­
торических, культурных, цивилизационных, национальных и рели­
гиозных ограничений. Категория «между» не является компро­
миссом, каким-то «посредственным состоянием». Это новая цен2
ность и источник нового вызова для людей, общественных групп и
мира. Это также не абстракция, недостижимый идеал, она имеет бо­
гатейшие традиции в мире. Реализуется она в виде ответственной
общности (А. Этциони).
В организационном отношении эти гуманитарные положения
в отношении исследуемой категории людей реализуются в системе
их социальной поддержки. Существует настоятельная необходи­
мость исследования направлений развития сети социальной под­
держки людей с ограниченными интеллектуальными возможностя­
ми по месту жительства. Этот вопрос представляет интерес с теоре­
тической и практической точек зрения. В среде обитания любого
индивида сокрыты могучие силы, которые можно использовать в
процессе его социализации, что относится и к исследуемой группе
лиц.
Отсутствие теоретических основ изучения социализации с ог­
раниченными интеллектуальными возможностями не позволяет
объединить различные подходы к социализации и снижает ее эф­
фективность. Особенности данной категории лиц позволяют полу­
чить из сравнительных исследований важные выводы для развития
социологической теории социализации. Суть их в анализе, сравне­
нии и оценке социальной политики государства, сети социальной
поддержки означенной категории лиц в различных странах во взаи­
мосвязи с их социально-экономическим, социокультурным и психо­
логическим развитием, а также с методологией и общей теорией
развития реабилитационных тенденций в мире.
В перспективном планировании мер социальной поддержки
людей с ограниченными интеллектуальными возможностями изуче­
ние закономерностей их социализации во взаимосвязи с социальной
действительностью имеет большое значение для практики в широ­
ком смысле. Появляется возможность моделирования оптимальных
условий для социализации рассматриваемой категории лиц в буду­
щем.
Наиболее проблемной областью является разработка теорети­
ческих концепций человека с ограниченными интеллектуальными
возможностями как активного участника и соавтора форм его под­
держки в среде обитания. Речь идет о создании сети поддержки лю­
дей с ограниченными интеллектуальными возможностями на про3
тяжении всей их жизни, в среде их обитания с учетом близких им
ценностей, а не о создании для них искусственной среды, на кото­
рую они не могут воздействовать. Иными словами, необходима но­
вая концепция социализации людей с ограниченными интеллекту­
альными возможностями и разработка механизма ее реализахщи.
Собственно, в этом заключается проблемная ситуация, которую
диссертантка стремится разрешать в рамках данного исследования.
Необходимо выработать новые критерии социальной иденти­
фикации отдельных людей или групп, которые внедряют в практику
формы поддержки людей с ограниченными интеллектуальными
возможностями. Эта проблема носит практический характер и осо­
бенно актуальна в странах, развивающих механизмы рыночной эко­
номики. Но она не может быть решена без соответствующих иссле­
дований, в том числе из-за увеличения рисков экологического, эко­
номического, социального и цивилизационного характера.
Степень разработанности проблемы. Проблематика социа­
лизации — одна из наиболее исследуемых в социологии. Берущая
начало в трудах Г. Спенсера, К. Маркса, Ф. Гиддингса, У. Джемса,
Э. Дюркгейма, социализационная тематика породила разные по сво­
ей теоретико-методологической природе концепции, из которых
широкое признание в современной социологической литературе по­
лучили концепции Т. Парсонса и других представителей структур­
но-функционального направления в социологии, Дж. Г. Мида и его
последователей в рамках концепции символического интеракционизма, Э. Эриксона и других неофрейдистов, а также представите­
лей гуманистической социологии (Ф. Знанецкий), понимающей со­
циологии (А. Щюц, П. Бергер, Т. Лукман) и др.
Существенным аспектом этой проблематики в аспекте инсти­
тутов социализации являются теории социальных сетей, представ­
ленные в трудах П. В. Марсдена, Э. Ф. и Н. Л. Борготтов, Г. А, Ала­
на, Дж. А. Барнеса, Я . Данецкого, С. Ковальского, X. Тайфеля и др.
Трактовки социальных сетей как основы социализационных воздей­
ствий в той или иной мере присутствуют (в обобщенном виде) в
концепциях таких видных социологов, как Г. Блумер, Р. Мертон,
Я . Щепаньски, Н. Элиас и др. М. А. Аддисон, М. Ричмонд, М. Дэвис
и другие исследователи обратились в этом вопросе к анализу реаль­
ной практики.
4
в теоретическом плане выделяются позиции различных со­
циологических направлений и школ, дающих трактовку социальной
поддержки. Эта проблематика разрабатывается как в обобщенных
характеристиках социальной солидарности (эта линия восходит еще
к трудам О. Конта и Э. Дюркгейма), так и в более прикладном ас­
пекте, что свойственно таким авторам, как Дж. Оксфорд, С. Кавуля,
П. Гэплан, Дж. Френч, У. Роджерс, С. Кобб, Г. Кёльхо и др. Очевид­
но, что здесь определенный вклад внесли представители символиче­
ского интеракционизма, трактующие данную проблематику с при­
менением категории «значимый другой». Институциональный ас­
пект социальной поддержки (государственный, общественный, цер­
ковный ее секторы) рассмотрен в работах Г. Альбрехта, Я . Бейнаровича, Л. Бидвелла, Р. Лукашевич, С. Л. Мак-Девитта, В. Маковского,
П. В. Мардсена, Б. Миккельсена, В. Моравского, X. Г. Ньюмана,
Т. Осби, А. Пейна и др. Важные аспекты функционирования общинньк форм поддержки человека, связанных с определенным
уровнем интеграции деятельности социальных институтов в зависи­
мости от различий тех или иных сообществ, стали предметом иссле­
дования С. Ковальского, Г. М. Андреевой, А. А. Бодалева, А. Пекара, Ф. Ф. Пауэра, Т. Дембо, Т. Е. Доу, И. Дзялюк, П. Яворского,
А. Н. Леонтьева, А. Гидденса и др.
В современной российской социологической литературе наи­
более обстоятельно проблемы социализации рассмотрены И. С. Ко­
ном, А. И. Ковалевой, А. В. Мудриком. Важные аспекты социализаципи, связанные с воспитательным воздействием, представлены в ра­
ботах И. М. Ильинского. Проблематика социализации в аспекте со­
циологии молодежи и социологии детства изучена и теоретически
обобщена в работах В. Ф. Левичевой, а также В. А. Лукова,
С. Н. Щегловой и других представителей научной школы МГСА,
в исследованиях С. Н. Иконниковой, В. Т. Лисовского, 3. В. Сикевич, В. И. Чупрова.
Другая область исследований связана с проблематикой умст­
венной отсталости (если использовать наиболее широко распро­
страненный термин, применяемый исследователями). Интерес со­
циологов к этой проблематике отсталости восходит к середине 60-х
годов, и первоначально анализ велся прежде всего с точки зрения
ролевой теории (Э. Томас, Ф. Дэвис) или в связи с анализом про5
блемы социальной адаптации к новым ролям (Б. Когсвелл). Социо­
логов интересовала также зависимость между общественным клас­
сом, системами ценностной ориентации и реакцией на дефектив­
ность, и эффективностью лечения и реабилитации (Т. Дау, X. Раби­
нович, С. Митсос). В исследованиях Э. Фрейдсона, Р. Скотта и
Ф. Дэвиса инвалидность и ущербность характеризовались в связи с
проблемой отклонений от общественной нормы (девиации) и обще­
ственного предназначения.
Специальные работы по социологии инвалидности в 70-90-е
годы появились в Польше (А. Островска, Я . Холувка, М. Соколовска
и др.). Проблематика социальной реабилитации в аспекте процессов
и институтов социализации глубоко раскрыта в трудах Т. Витковского, Р. Оссовского. Существенный вклад в разработку проблем
социализации людей с ограниченными интеллектуальными возмож­
ностями внес С. Ковалик, который на протяжение многих лет непо­
средственно работал с этой категорией лиц. В целом в польской ли­
тературе, как и в литературе ряда европейских стран (в частности, в
Дании), получила признание концепция социализации людей с ог­
раниченными умственными возможностями X. Гунзбурга.
Известные достижения имеются в разработке вопросов соци­
альной реабилитации на уровне локального сообщества. Г. Альб­
рехт, Э. Аронсон, М. Бальцерек, Р. Г. Бэкер, Г. Блумер, П. Э. Даунт,
М. Дэвис, В. Дьхкчик, Э. Эриксон, А. Этциони, П. Гэплан, А. Хулек,
А. Юрос, В. Отрембски, А. Кужиновски, Ю. Микульски, Дж. Митчел, С. Нива, А. Островска, Ч. Ротшильд и другие исследователи
вскрыли наиболее значимые стороны реабилитационного процесса
как процесса социального. Эти идеи широко распространены в тео­
ретических разработках в области социальной работы (в том числе
относительно организации групп помощи).
Специально вопросы работы на общинном уровне с различ­
ными категориями недееспособных граждан рассмотрены в трудах
таких авторов, как Д. Арку-Менса, Г. Бенке, Б. Бэри, С. Завадски,
3. Кавчиньска-Бутрым, X. Катц, Я . Киверски, Г. Лесли, П. Мендис,
Э. Нильс, 3. Ратайчак, А. Ричард, Ч. Робертис, Р. А. Скидмор,
Р. Скотт, Дж. Стельмах, Я . Супиньска, Г. Тэккерей, А. Д. Уорд,
Л. Франкевич, Р. Фрит, Б. Хаманн, Я . Шмагальски, А. Янкевич и др.
Однако здесь трудно обнаружить более или менее целостную
концепцию особенностей социализационных практик в отношении
людей с ограниченными интеллектуальньпк1и возможностями.
Таким образом, в основном в рамках изучаемой диссертантом
темы имеется два направления исследовательской активности, кото­
рые слабо соприкасаются между собой. Одни исследователи рабо­
тают в области построения теории социализации, другие обращают­
ся к проблемам инвалидности. Социализация в большинстве работ
рассматривается в модели, свойственной людям, не имеющим ка­
ких-либо отклонений в здоровье, интеллектуальной деятельности от
того, что в обществе признано нормой. Между тем, социализация
людей с такого рода отклонениями от нормы с очевидностью имеет
специфические характеристики, которые не могут быть выведены
логическим путем из общих правил. Литература по этому вопросу
очень незначительна. В России социализации неслышащей молоде­
жи посвящены исследования А. И. Ковалевой и М. Н. Реут, отдель­
ные фрагменты есть в исследованиях по инвалидам, проведенных Т.
А. Добровольской, И. П. Катковой, Е. Н. Ким, Н. В. Васильевой, Н.
С. Моровой, Е. Р. Смирновой-Ярской, А. В. Суворовьа!, Б. Ю. Ша­
пиро, Н. В. Шапкиной.
В целом исследований крайне недостаточно, кроме того, лишь
некоторые из них содержат обобщения теоретического характера.
Анализ литературы по социальным проблемам рассматривае­
мой категории лиц указывает на отсутствие достаточного количест­
ва теорий, которым присущ гуманный прагматизм по отношению к
людям с ограниченными интеллектуальными возможностями и
представление о необходимости определенных социализационных
технологий. Немного найдется исследований, в которых ставится
задача создания приемлемой для этих людей локальной среды, со­
циальной инфраструктуры. До настоящего времени часто встреча­
ются исследования, оторванные от практики. Назрела необходи­
мость в исследованиях, целью которых будет активизация институ­
тов и процессов социализации людей с ограниченными интеллекту­
альными возможностями, а не увеличения форм зависимости этих
людей от социального окружения.
Актуальность избранной для исследования темы и недоста­
точная степень ее разработанности предопределили выбор объекта,
предмета исследования и постановку его цели и задач.
Объектом исследования является социализация людей с ог­
раниченными интеллектуальными возможностями.
Предмет исследования — соотношение процессов и инсти­
тутов социализации людей с ограниченными интеллектуальными
возможностями.
Цель и задачи исследования. Целью исследования является
обоснование теоретической концепции социализации людей с огра­
ниченными интеллектуальными возможностями и исследование на
ее основе соотношения институтов и процессов социализации таких
людей.
Достижение данной цели осуществляется через постановку
и решение следующих исследовательских задач:
— теоретическое осмысление социализации людей с ограни­
ченными интеллектуальными возможностями в ее институциональ­
ных и процессуальных аспектах;
— выявление макро- и микродетерминантов социальной адап­
тации людей с ограниченными интеллектуальньпии возможностями;
— характеристика индивидуальной и общественной моделей
ограниченных интеллектуальных возможностей;
— определение особенностей социализации людей с ограни­
ченными интеллектуальными возможностями в аспекте ее результа­
тивности;
— анализ специфики воздействия институтов социализации на
людей с ограниченными интеллектуальными возможностями;
— выявление общеевропейских тенденций в эволюции специ­
альных институтов социализации;
— разработка модели сети социальной поддержки людей с ог­
раниченными интеллектуальными возможностями в процессе со­
циализации.
Основная гипотеза исследования. Социализация людей с ог­
раниченными интеллектуальными возможностями протекает ус­
пешнее, если общество стремится приблизить условия жизнедея­
тельности таких людей к нормальным (обычньпй для данного обще­
ства) и заинтересовано в расширении их участия в общественной
8
жизни, если в обществе упорядочены процессы социализации таких
людей на гуманистической основе, институционализированы меха­
низмы социализационного воздействия на уровне локального сооб­
щества в виде сети социальной поддержки людей с ограниченными
интеллектуальными возможностями.
На защиту выносятся следующие основные положения:
1. Теоретическое обоснование социологического изучения со­
циализации людей с ограниченными интеллектуальными возможно­
стями, строящееся на совмещении объективного и субъективного
подходов.
2. Комплексная характеристика индивидуальной и общест­
венной моделей ограниченных интеллектуальных возможностей,
строящихся на доказательстве неравноправности положения людей
с ограниченными интеллектуальными возможностями. Акцентиру­
ется внимание не только на разновидностях умственных возможно­
стей индивидов, но и, в сопоставительном плане, на особенностях
среды, связанных с барьерными ограничениями (экономическими,
социальными, культурными), которые затрудняют для данной кате­
гории лиц пользование гражданскими правами и правами человека.
В глобальном аспекте имеется в виду асимметрия в развитии чело­
вечества, проявляющаяся, с одной стороны, успехами, достижения­
ми, богатством, с другой — отсталостью, нуждой, голодом, негра­
мотностью и т. д. В национальном аспекте — это неравноправность
в образовании, труде, использовании социальных учреждений. На
локальном уровне неравноправность связана с дисфункциями соци­
альных институтов в интегрировании таких людей, с дистанцирова­
нием от них социальных связей, дефицитом социальной инфрастр5пктуры.
3. Концепция социализации людей с ограниченными интел­
лектуальными возможностями, основанная на трактовке этого про­
цесса с учетом его макро- и микроуровней и системой социализационных воздействий (институтов социализации).
Социализация людей с ограниченными интеллектуальными
возможностями определяется как двусторонний процесс (1) переда­
чи обществом, его инстрггутами и (2) освоения индивидами соци­
альных норм, культурных ценностей, стереотипов поведения, соци­
ально-психологических свойств, позволяющий этим людям адапти9
роваться к условиям социальной среды и функционировать в ней.
Параметры нормы и отклонения социализации таких индивидов
имеют специфику, связанную прежде всего с нетипичностью и с
конкретизацией образцов личностного развития, их упрощением
(как правило) и персонификацией эталонов социализации с учетом
психофизиологического потенциала конкретного индивида.
Результативность социализации людей с ограниченными ин­
теллектуальными возможностями проявляется в том, что достигает­
ся ожидаемое обществом (общественно приемлемое) поведение лю­
дей с ограниченными интеллектуальными возможностями. На всех
жизненных этапах таких людей для их позитивной социализации
важное значение имеет накопление активного опыта деятельности
(чаще всего в сфере простых занятий исполнительного характера) и
общения, участие в различного типа социальных ситуациях, поста­
новка и достижения целей, осуществление самостоятельного выбо­
ра. Этим сужается дихотомия <фазвитые и умственно отсталые».
Негативные результаты социализации проявляются в деструк­
тивном поведении, противоречащем общепринятым нормам, при­
нимающем эгоцентрические и эгоистические формы. У людей с ог­
раниченными интеллектуальными возможностями возникают слож­
ности в процессе социализации, связанные с преобладанием нега­
тивного социального опыта, заниженным уровнем ожиданий и за­
просов, диспропорцией между запросами и их удовлетворением,
усиленным стремлением к успеху и страхом перед выбором адек­
ватной стратегии поведения, продолжительной неудовлетворенно­
стью, затруднением в оценке собственных возможностей.
4. Обоснование положения о том, что соотношение институ­
тов и процессов социализации людей с ограниченными интеллекту­
альными возможностями имеет специфический характер, обуслов­
ленный особой значимостью институционального влияния (объек­
тивных факторов) на процесс социализации таких людей. Актуали­
зируется институциональность социализационных процессов, кото­
рые в случае людей с ограниченными интеллектуальными возмож­
ностями имеют особые приоритеты сфер (деятельность, общение,
самосознание) и фаз (адаптация и интериоризация) социализации.
Процессы социализации людей с ограниченными интеллектуальны­
ми возможностями отличает преимущественно воспроизводящая
10
направленность и слабый инновационный потенциал в общественно
значимом смысле.
5. Концептуальное обоснование модели Сети социальной под­
держки людей с ограниченными интеллектуальными возможностя­
ми в процессе социализации, строящееся на следующих положени­
ях:
а). Сеть, являясь совокупностью институтов социализации
людей с ограниченными интеллектуальными возможностями, имеет
своей основной функцией интеграцию таких людей в общество и
направлена на нормализацию, предполагающую приближение усло­
вий их жизни к «нормальной» жизни, повышение ценности их уча­
стия в общественной жизни, актуализацию их стремления считать
себя «нормальными», не «другими». Сеть включает формальные и
неформальные социальные связи в местных сообществах, она долж­
на иметь четко сформулированные и признанные цели социальной
поддержки людей с ограниченными интеллектуальными возможно­
стями в процессе их социализации;
б). Сеть имеет разновидности в зависимости от (1) уровня институционализации, (2) степени интеграции в своих сегментах,
(3) характера включенности в них объекта помощи. Сеть может
быть формальной и неформальной, открытой и закрытой, а также
функционировать в форме конфигурации, когда конкретные условия
определяют целесообразность тех или иных вариантов, поскольку
каждая разновидность Сети имеет свои достоинства. Формальная
Сеть предполагает организованный характер влияний на индивида,
в неформальной — только часть влияний целенаправленна. Откры­
тая Сеть предполагает, что объекты помощи не меняют обычной для
себя среды проживания, могут свободно перемещаться между учре­
ждениями, оказывающими помощь, и своим домом. Открытая Сеть
не является интегрированной. Закрытая Сеть интегрирована: она
предполагает переход клиентов на полное попечение соответст­
вующего учреждения, постоянное проживание в нем при изоляции
от предыдущего окружения.
в). Эффективному функционированию Сети способствует ди­
агностика психофизиологических ограничений и личностных ресур­
сов людей с ограниченными интеллектуальными возможностями.
целенаправленное расширение их субъектности и адаптированности.
С учетом положений, выносимых на защиту, научная новиз­
на исследования состоит в следующем:
1. Разработаны теоретические основы исследования социали­
зации людей с ограниченными интеллектуальными возможностями
в ее институциональных и процессуальных аспектах.
2. Выявлены макро- и микродетерминанты социальной адап­
тации людей с ограниченными интеллектуальными возможностями.
К макродетерминантам отнесены: политика государства и реализа­
ция программ помощи людям с ограниченными интеллектуальными
возможностями; правовое положение лиц, признаваемых умственно
отсталыми; система образования людей с ограниченными интеллек­
туальными возможностями; их профессиональная подготовка и
профессиональная реабилитация; социальная инфраструктура. К
микродетерминантам отнесены: семья, школа, учреждения социаль­
ной и медицинской помощи, группы ровесников, локальное сообще­
ство.
3. Охарактеризованы индивидуальная и общественная модели
ограниченных интеллектуальных возможностей.
4. Обоснована концепция социализации людей с ограничен­
ными интеллектуальными возможностями.
5. Выявлено соотношение институтов и процессов социализа­
ции людей с ограниченными интеллектуальными возможностями.
6. Проанализированы общеевропейские тенденции в эволю­
ции специальных институтов социализации.
7. Разработана модель сети социальной поддержки людей с
ограниченными интеллектуальными возможностями в процессе со­
циализации.
Эмпирическую базу диссертации составили проведенные ав­
тором исследования:
— исследование роли семьи в подготовке детей к дошкольной
подготовке (1982-1986 гг., экспеприментальное исследование 30
детей 4-6 лет из неполных семей после развода и 30 детей того же
возраста из полных семей; тест Шефера-Ааронсон C B I ,
проективные техники, анализ документов, лейтмотивное интервью);
— исследование уровня самооценки и социальной позиции
детей с легкой степенью умственной отсталости (1986-1988 гг.,
объем целевой выборки 90 детей в возрасте 10-14 лет; метод кейсстади, техника
Q-sort, социометрическая техника, анализ
документов, анкетный опрос экспертов);
— исследование социальной позиции и особенностей социаль­
ного поведения детей с тяжелой спетенью умственной отсталости
(1990-1991 гг., объем целевой выборки 60 детей школьного
возраста; метод кейс-стади, социометрическая техника, исследова­
ние по шкале ценностей У. Бронфенбренера, шкале оценок
социального поведения, анализ документов, наблюдение);
— исследование условий семейного воспитания учеников с
легкой степенью умственной отсталостью в зависимости от эконо­
мической, культурной и социально-воспитательной ситуации (19911995 гг., объем целевой выборки 150 детей в возрасте 10-16 лет;
метод кейс-стади, анкетные опросы родителей; тест отношений в
семье Дж. Энтони и Э. Бене, социометрические техники,
наблюдение, анализ документов);
— исследование воздействия трудовой терапии на социальнопрофессиональную
реабилитацию
взрослых
с
диагнозом
«умственная отсталость» (1996-1999 гг.; объем целевой выборки 90
чел. с тяжелой степенью умственной отсталости; метод кейс-стади,
анализ документов, интервью, экспертный опрос);
— исследование реабилитации людей с ограниченньп^и
интеллектуальными возможностями в домах социальной помощи
(1999-2001 гг.; объем целевой выборки 150 взрослых с тяжелой
степенью умственной отсталости, проживающих в домах
социальной помощи, 120 взрослых с глубокой степенью умственной
отсталости, проживающих в своих семьях; метод кейс-стади, анализ
документов, экспертный опрос, интервью, исследования по шкале
оценки мест реабилитации, шкале адаптивного поведения детей и
молодежи A A M D — Adaptice Behavior Scale for Children and Adults).
Методологические
основы исследования. Теоретикометодологической базой интерпретации социальных явлений и про­
цессов в диссертации выступали труды классиков социологии
М. Вебера, Ф. Знанецкого, У. Томаса, выявивших роль аксиологиче­
ских аспектов в организации социальной жизни. Применялись идеи
13
социальной солидарности Э. Дюркгейма, роли групп в регулирова­
нии социальных процессов Л. Гумпловича, а также методологиче­
ские идеи современных социологов 3. Баумана, Э. Гидденса, А. И.
Ковалевой, В. А. Лукова, Т. Парсонса по вопросам теории социали­
зации.
В методологии исследования социальных процессов диссер­
тантка опиралась на труды С. Новака, Я . Щепаньского.
При социологическом конструировании моделей сети соци­
альной поддержки людей с ограниченными интеллектуальными
возможностями диссертантка опиралась на концептуальные модели
междисциплинарного исследования, разработанные В. Р. Ашом,
Г. Мушиньским, А. Яновским и другими методологами науки. Со­
гласно этим концепциям, разъяснительную функцию в социологии
выполняют дисциплины, которые анализируют социальное функ­
ционирование личности. Именно они вводят эмпирические обоб­
щения, которые берет на вооружение социология. Данные положе­
ния являются базой для разработки социологических теорий при­
менительно к рассматриваемой в диссертации проблематике.
Практическая значимость исследования. Разработанная
диссертанткой концепция может применяться органами государст­
венной власти при коррекции положений государственной социаль­
ной политики в отношении людей с ограниченными интеллектуаль­
ными возможностями. Она может выступать как теоретическое ос­
нование эмпирических исследований проблем социальной структу­
ры, социальных институтов и процессов.
Анализируемая в данной работе сеть социальной поддержки
может рассматриваться как теоретическая праксеологическая мо­
дель, которая найдет свое применение в социальной практике со­
временных обществ и их структур, организованных в государствен­
ные, местные, семейные и соседские формы сосуществования.
Материалы диссертационного исследования могут быть ис­
пользованы в преподавании вузовских курсов социологии, теории
социальной работы, социологии личности.
Апробация исследования. Основные идеи и выводы диссер­
тации были представлены на польско-датской конференции «Реаби­
литация умственно отсталых людей» (Щецин, Польша, 1997), меж­
дународной конференции «Реабилитация в домах социальной по14
мощи» (Познань, Польша, 1998), международной конференции
«Специальная педагогика перед лицом угроз и вызовов X X I века»
(Познань, Польша, 1999), международной конференции по пробле­
мам социализации умственно отсталых (Краков, Польша, 1999), ме­
ждународной конференции «Реабилитация людей с более серьезной
степенью умственной отсталости — направление поиска» (Мендзыздрое, Польша, 2000), польско-немецкой конференция «Реформа
специального образования в Германии и Польше» (Берлин, Герма­
ния, 2000), международных конференциях «Гуманитарное образо­
вание: вызов и реальность» (Мендзыздрое, Польша, 2000, 2001),
международной конференции «Педагогика X X I века» (Щецин,
Польша, 2001), заседаниях Московско-Щецинской социологической
группы (Москва-Щецин, 2000, 2001).
Итоги исследования представлены в двух научных моногра­
фиях по итогам социологических исследований, проведенных дис­
сертанткой или с ее участием, в других публикациях (обшим объе­
мом 50 п. л.) и изложены в сообщениях на заседаниях кафедры со­
циологии Московской гуманитарно-социальной академии.
Структура диссертации. Работа состоит из Введения, четы­
рех глав. Заключения, списка использованных источников и литера­
туры.
II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ
Во Введении обоснована актуальность избранной для изуче­
ния темы, показана степень ее разработанности в научной литерату­
ре, определены объект, предмет, цель и задачи исследования, мето­
дологические основания и эмпирическая база, а также гипотеза ис­
следования, сформулированы основные положения, выносимые на
защиту, показана их научная новизна и практическая значимость.
В первой главе «Теоретические основы исследования со­
циализации людей с ограниченными интеллектуальными воз­
можностями» рассматриваются три группы вопросов. Первая свя­
зана с рассмотрением умственной отсталости как научной проблемы
в свете теорий социализации, вторая — с раскрытием на этой основе
социологических подходов к исследованию макро- и микродетер15
минантов социальной адаптации людей с ограниченными интеллек­
туальными возможностями, третья — с анализом индивидуальной и
общественной моделей ограниченных интеллектуальных возможно­
стей.
Диссертантка показывает, что в социологическом разрезе пре­
обладают определения умственной отсталости на основе двух кри­
териев: существования расстройств или функциональных ограниче­
ний организма (вследствие болезни, травм или врожденного дефек­
та), а также вытекающих из них следствий для общественного
функционирования лиц, которых они касаются (в контексте воз­
можности исполнения основных общественных установок). Рас­
смотрение данных определений свидетельствует о том, что в них ат­
рибутивными выступают постоянные офаничения в выполнении
основных функций, дифференцированных в зависимости от пола,
возраста, общественных и культурных установок человека.
Поскольку существует преемственность различных состояний
от здоровья до болезни, то равным образом большинство людей об­
ладают в какой-то степени ограниченным радиусом действия. Су­
жение водораздела к дихотомии «развитые и умственно отсталые», а
в итоге — имеющие право и не имеющие права на системную по­
мощь, зависит, таким образом, на практике от многих факторов —
медицинских, общественных и культурных, а также политических и
экономических.
Это обстоятельство определило использование в диссертации
в качестве основного термина «люди с ограниченными интеллекту­
альными возможностями»: этим выделяется социологическая харак­
теристика проблемы социального статуса исследуемой категории
лиц. Анализируется соотношение понятий, используемых в различ­
ных научных дискурсах при характеристике людей с ограниченны­
ми интеллектуальными возможностями: умственная отсталость,
слабоумие, заторможенность умственного развития, снижение уров­
ня умственного .развития, отставание в умственном развитии, умст­
венная несостоятельность, неспособность к учебе. Отмечается, что в
настоящее время чаще всего в научной литературе встречаются два
термина: умственная отсталость (mental handicap) и неспособность
к учебе (learning disabilities).
16
в социологии еще на начальном этапе ее становления умст­
венные отклонения рассматривались в тесной связи с представлени­
ем об уме как ценности, как показателя успешности человека. В ря­
де теорий ум связывался с определенными социальными и биопси­
хологическими характеристиками людей и их сообществ. Умствен­
ная
неполноценность
трактовалась
в
некоторых
расовоантропологических теориях как признак, характерная черта небелых
рас.
В X X веке щирокое распространение получили исследования
умственной неполноценности с точки зрения ролевой теории. Со­
циологи выделяли комплекс ролей, которые играли в обществе лю­
ди с ограниченными интеллектуальными возможностями, анализи­
ровали проблемы синхронизации этих ролей и возникающую кон­
фликтность или проблемы социальной адаптации к новым ролям.
Однако характерно то, что проблематика инвалидности еще не по­
мещается в классической концептуализации роли больного, сфор­
мированной Т. Парсонсом.
Социологию интересовала также зависимость между общест­
венным классом, системами ценностной ориентации и реакцией на
дефективность, и эффективностью лечения и реабилитации. Попу­
лярность приобрели работы, интерпретировавщие инвалидность и
ущербность на языке теории отклонений от общественной нормы
(девиации) и общественного предназначения. В работах Э. Фрейдсона, Р. Скотта и Ф. Дэвиса содержалась попытка придать практиче­
ское и приспособленное к потребностям практики измерение на­
правлению, сформированному И. Гоффманом, Г. Беккером или
Э. Лемертом. Они концентрировались прежде всего на видимых
увечьях тела и дисфункциях, выработке приемов идентификации.
Значимость данного направления анализа для дальнейших исследо­
ваний заключается в том, что проблема физического увечья иденти­
фицировалась в качестве явления, сформированного прежде всего в
общественном измерении — как функция упрощенной генерализа­
ции, стереотипов и предубеждений.
Общественное положение людей с отклонениями анализиро­
валось также по аналогии с положением этнических и религиозных
меньшинств и с точки зрения общественных последствий признания
за ними подобного статуса «меньшинства». Указывалось на сепара17
тистские и дискриминационные аспекты положения категории лю­
дей с физическими и умственными отклонениями, заключающиеся,
прежде всего, в формировании для них отдельных социальных ин­
ститутов, которые бы «пошли им на пользу».
Социологический подход к рассматриваемой проблематике в
диссертации характеризуется скорее как использование многих раз­
личных теоретических концепций и аналитических конструкций,
чем как попытка конструкции какой-то более основательной теории.
В центре внимания многих социологических исследований, связан­
ных с проблематикой ущербности, находится не столько сама кон­
цепция ущербности, но проблематика реабилитации, и особенно
общественной реабилитации. В этом контексте под реабилитацией
подразумевается процесс возвращения лицу с определенными от­
клонениями возможности полноценного физического существова­
ния и умственной деятельности и наиболее эффективного (в рамках
пределов, установленных болезнью или увечьем) исполнения про­
фессиональных и социально-экономических функций. Социологам
большое подспорье оказали знания, накопленные по проблематике
процессов социализации, и особенно социализации взрослых.
Диссертантка специально рассматривает направление иссле­
дований, проводившихся в мире начиная с 80-х годов X X века и
явившихся своего рода ответом на возникновение все более много­
численных групп взаимопомощи, ассоциаций и организаций лиц с
отклонениями от нормы. Исследователи в данном контексте интере­
совались, прежде всего, механизмом возникновения подобных
групп, а также явной и латентной функциями, которые они выпол­
няют для своих членов. Рост общественной активности лиц с откло­
нениями способствует также выделению в тот же самый период но­
вого типа анализа, совершаемого самими этими лицами. Это было
ответом на критику, что прежние исследования, концепция которых
принадлежала «людям без отклонений», грешила собственными
стандартами нормальности, т. е. способы оценки и оценочные клас­
сификации были характерными для здоровых.
Динамика явлений физических и психических отклонений и
рост их общественной значимости в мире определили развитие со­
циологии инвалидности, других отраслей социологии, где данные
исследований рассматриваемой категории лиц принимаются во
18
внимание как существенное явление современной социальной жиз­
ни, с одной стороны, испытывающее на себе влияние социальных
факторов, с другой — само являющееся фактором социальных из­
менений, что, в частности, отражается на мерах социальной полити­
ки.
В диссертации выявлены макро- и микродетерминанты соци­
альной адаптации людей с ограниченными интеллектуальными воз­
можностями.
Макродетерминанты этого процесса имеют общий для социализационного процесса характер. Существенную роль играют поли­
тика государства и реализация программ помощи людям с офаниченными интеллектуальными возможностями.
Социальная поддержка определяется государством и социаль­
ной политикой и зависит от принадлежности к различным социаль­
ным устоям. Место и роль социальной поддержки поставлены в за­
висимость от государственных служб и неправительственных вспо­
могательных инициатив, вкупе составляющих производные соци­
альной политики.
Доктрина государства благосостояния определила своеоб­
разную альтернативу относительно социалистического пути разви­
тия. Модель демократического государства с развитой системой со­
циального обеспечения в различных своих формах реализована се­
годня в европейских странах — Швеции, Дании, Норвегии, Герма­
нии, Великобритании, Франции, Италии.
Концепция правового государства появилась на свет в усло­
виях протеста против безапелляционности и произвола государст­
венных органов. «Правовое государство» формировало правовую
систему, а вслед за ней и всю сферу институциональных гарантий,
направленных на обеспечение широчайшей области, определяемой
как «социальное государство». В результате всех этих разнородных
достижений сама концепция именно таким образом функциони­
рующего государства получила название доктрины «социального
правового государства», несмотря на то, что данная теория стояла в
прямой и очень прочной связи с идеологией «государства благосос­
тояния».
Другим ее вариантом, оказавшим очевидное воздействие на
практику жизни, стала теория «неолиберального правового государ19
ства», популярная, главным образом, в США. Речь здесь шла о со­
вершенно иных, чем в «социальном правовом государстве», макси­
мальных свободах — в смысле гарантированности правопорядком и
государством, — включая свободу экономической деятельности.
Государству адресуются неразрешенные противоречия, объе­
диненные рамками интересов того или иного слоя общества. Госу­
дарство же, будучи главным субъектом реализации обещанной по­
литической программы, автоматически становится источником про­
тиворечий, претензий и ожиданий как отдельных индивидов, так и
социальных групп с «пробивной силой» различной интенсивности.
В одних государствах при этом речь идет о решении главных жиз­
ненных проблем, в других — о подстраховке гражданина от обще­
ственного риска (различных случайностей) с помощью государства.
В связи с этим существует мнение, что государство благосостояния
является государством социальным, формирующим у граждан ощу­
щение уверенности в жизни и снимающим с них жизненные заботы
и беспокойства.
Ограниченность ресурсов социальной политики ведет к более
жесткой регламентации правового положения лиц, признаваемых
умственно отсталыми. В диссертации рассматриваются юридиче­
ские нормы, применяемые в ряде стран Европы (прежде всего в
Польше, Дании и России) при выделении соответствующей катего­
рии подлежащих социальному обеспечению. Здесь очевиден соци­
альный аспект, ставящий проблему определения границ умственной
отсталости от установок и ресурсов общества. Отсюда следует и ин­
ституциональное обеспечение образования людей с ограниченными
интеллектуальными воз.можностями; их профессиональной подго­
товки и профессиональной реабилитации. Как показано в диссерта­
ции, возможности выбора моделей социальной поддержки людей с
ограниченными интеллеьпуальными возможностями тесно зависят
от наличного состояния социальной инфраструктуры.
Микродетерминанты социализации людей с ограниченными
интеллектуальными возможностями также имеют институциональ­
ный характер. Семья, школа, учреждения социальной и медицин­
ской помощи являются формальными институтами. Группы ровес­
ников, локальное сообщество составляют неформальные институ­
циональные образования, детерминирующие результативность со20
циализационног.0 процесса. Особое значение микродетерминант со­
циализации состоит в том, что определяется как общественная под­
держка людей с ограниченными интеллектуальными возможностя­
ми.
Общественная поддержка чаще всего определяется как «зна­
чимые другие», мобилизующие психологический потенциал челове­
ка и помогающие преодолевать трудности, выражающие готовность
помочь, предлагающие конкретную (также и материальную) помощь
и совет. Общественная поддержка определяется также как вид взаи­
модействия. Формы общественной поддержки относятся чаще всего
к отношениям, существующим вокруг индивида, семьи или немно­
гочисленной группы. Система общественной поддержки, трактуе­
мая в качестве единого целого, имеет свое измерение во времени и в
пространстве; это означает, что она охватывает общественные связи,
представляющие ценность для индивида, связанные с его прошлым
и настоящим. Кроме семьи и родных, в кругу системы поддержки
находятся коллеги, представители институтов (государственных,
общественных, церковных), профессионалы и непрофессионалы,
имеющие влияние на ее функционирование.
Далее диссертантка останавливается на индивидуальной и об­
щественной моделях ограниченных интеллектуальных возможно­
стей.
Попытки выяснить отличия общественного положения людей
с ограниченными интеллектуальными возможностями, генезис об­
щественной ущербности и механизмов, вытесняющих людей с от­
клонениями на обочину общественной жизни, сведены к двум ана­
литическим моделям. Первая их них стремится выяснить проблемы,
какие несет с собой инвалидность, на индивидуальном уровне (ин­
дивидуальная модель), вторая — на общественном уровне (общест­
венная модель). Из обеих моделей вытекают определенные практи­
ческие последствия для определенных действий в сфере социальной
политики.
Индивидуальная модель трактует проблемы, с которыми стал­
киваются люди с отклонениями, как непосредственное следствие их
болезни или увечья. Принципиальным направлением предприни­
маемых исследований и практических действий становятся факто­
ры, содействующие лучшей адаптации таких лиц к условиям, в ко21
торых живут другие. Речь идет о факторах, содействующих макси­
мальной как физической, так и психической адаптации, позволяю­
щей индивиду действовать с учетом имеющихся ограничений. Дан­
ная модель, таким образом, делает акцент на мотивацию людей
предпринимать усилия, направленные на то, чтобы их жизнь при­
ближалась к тем нормам, которые действуют сегодня в обществе.
В основе функционирования данной модели лежат убеждения и
оценочные суждения по поводу того, что пристало, а что не приста­
ло в отношении людей с ограниченными умственными возможно­
стями, и суждений, трактующих отступления от этого как недостат­
ки процесса адаптации. Индивидуальная модель в своем крайнем
проявлении ведет на практике к своего рода «комплексу жертвы»,
делая лицо с отклонениями ответственным за те жизненные пробле­
мы, с которым оно сталкивается.
В общественной модели центр тяжести проблемы не находит­
ся в физических или психических ограничениях для определенного
человека, но скорее в ограничениях среды, порождающей барьеры.
На практике, в соответствии с установками данной модели, речь
идет о том, что наряду с помощью в общественной адаптации инва­
лидов настала пора задуматься о том, готово ли общество, и в какой
мере, приспособить имеющиеся поведенческие модели и ожидания
к возможностям рассматриваемой категории лиц. В данном разрезе
конструкционные барьеры не являются продуктом слабости людей с
офаниченными интеллектуальными возможностями, но скорее не­
совершенством конструкций, которые не в состоянии удовлетворить
запросы определенной части общества.
Общественная модель, таким образом, отвергает рассмотрение
данного явления в категориях индивидуальной патологии в пользу
рассмотрения несовершенства материальной и общественной среды.
Постулаты данной модели в определенной мере соотносятся с кон­
цепциями общественной девиации и «навешивания ярлыков», кото­
рые интерпретировали отклонение от принятой нормы как следст­
вие общественной реакции, т. е. как социальный продукт. В данном
контексте подчеркивается стигматизирующая функция социальной
организации и институтов социального контроля. Данная модель
исходит из того, что выяснение общественной основы маргинализа­
ции возможно только на коллективном, а не на индивидуальном
22
уровне, так как ее основные формы являются институтами жизни
общности.
Выяснение определенных социальных проблем на основе ка­
ждой из этих моделей имеет большие практические последствия.
Усматривание их генезиса исключительно в индивидуальных фак­
торах ведет к сохранению существующего общественного порядка и
оставляет институциональную систему без изменений. «Реформиро­
ванию» в данном случае подлежит только поведение людей.
Определенные загвоздки содержат и постоянные ссылки на
общественные модели. Все социальные проблемы — явления весьма
сложные, обладающие как индивидуальными, так и общественными
компонентами. В определенных ситуациях проблемы могут быть
инициированы исключительно медицинскими или психологически­
ми факторами, с которыми в состоянии справиться лишь индивиду­
альным образом сориентированные программы, действие которых
должно быть направлено как раз на индивидов. Исключительное
использование общественных моделей объяснения проблем содер­
жит также специфический детерминизм, не учитывающий того фак­
та, что в распоряжении индивида обычно имеется какая-то альтер­
натива, и что он также несет свою долю ответственности за сделан­
ный выбор.
Таким образом, подчеркивается в диссертации, ни представ­
ленные теоретические предпосылки, ни прежний исследовательский
опыт не убеждают в необходимости сосредоточиться исключитель­
но на «индивидуальном» или «общественном» подходе. Диссер­
тантка выдвигает постулат о комплексном анализе обеих групп яв­
лений в свете теории социализации, поскольку выявление механиз­
мов социализации — это существенный фактор совершенствования
социальной политики, нацеленной на осуществление интеграцион­
ных решений. Подобный подход особенно эффективен для опреде­
ления места инвалидов в качестве сегмента со1щальной структуры в
период трансформации и формирования нового общественного
строя.
Во второй главе «Концепция социализации людей с огра­
ниченными интеллектуальными возможностями» проблема со­
циализации рассматривается в контексте интеграции, являющейся
двусторонним, межличностным актом. Общность переживаний и
23
действий, взаимное экспериментирование субъектов в процессе ин­
теграции в общество является основой высокого уровня обществен­
ной жизни. Для интеграции в социальную среду важным условием
является достаточный уровень интеллектуальных способностей. Не­
достаточная компетентность может стать причиной заученной бес­
помощности, породить нежелательное развитие внепгаего контроля,
нарушить перспективы личностного развития человека с ограничен­
ными интеллектуальными возможностями. Интеграции со стороны
такого человека может препятствовать также недостаток веры в соб­
ственные силы, слишком сильная зависимость от других, сложность
с самооценкой и примирением с «неполноценностью», слабая пси­
хическая устойчивость. И, наоборот, со стороны «полноценных»
членов общества может проявляться стигматизация «неполноцен­
ных» лиц, нетерпимость к их отличию, недооценка возможностей их
социализации.
Диссертантка определяет социализацию людей с ограничен­
ными интеллектуальными возможностями как двусторонний про­
цесс (1) передачи обществом, его институтами и (2) освоения ин­
дивидами социальных норм, культурных ценностей, стереотипов
поведения, социально-психологических свойств, позволяющий этим
людям адаптироваться к условиям социальной среды и функциони­
ровать в ней. Позитивным результатом процесса социализации ста­
новятся прежде всего ожидаемые обществом формы поведения,
приемлемые для определенньпс лиц или социальных групп. Поведе­
ние может принять и форму действий эгоцетпрических, эгоистиче­
ских, враждебных и даже деструктивных, антиобщественных, нано­
сящих ущерб отдельным лицам или группам и противоречащих об­
щепринятым поведенческим моделям. В этом случае имеют место
негативные результаты connajmsannH рассматриваемой группы лиц.
Норма и отклонение в социализации людей с ограниченными
интеллектуальными возможностями характеризуются параметра­
ми, связанными (1) с нетипичностью и с конкретизацией образцов
личностного развития, (2) их упрощением (как правило) и (3) персо­
нификацией эталонов социализации с учетом психофизиологиче­
ского потенциала индивида.
Центральными идеями социализации людей с офаниченными
интеллектуальными возможностями в диссертации признаются:
24
подготовка к жизни посредством обучения их навыкам повседнев­
ной необходимости, а также подготовка к жизни в открытом обще­
стве в интеграции с социальной средой, что связано с деинституционализацией и перемещением центра тяжести с обучения в про­
цессе подражания в нормальной школе (academic teaching) на при­
обретение социальных, а также профессиональных навыков.
Социализационные процессы в этом случае предполагают:
1) получение, понимание, оценку и освоение новых знаний об окру­
жающих явлениях; 2) проявление закономерных (типичных) форм
продвижения вперед и поведения человека в различных обществен­
ных ситуациях. Социальная адаптация зависит от интенсивности
процессов социализации.
У людей с ограниченными интеллектуальными возможностя­
ми с учетом эмоциональной неуравновешенности, проявляющейся в
трудностях с управлением своими влечениями (порывами) и аффек­
тах, в погрешностях механизма контроля, — течение социализационного процесса может быть нарушено. То, что данные категории
лиц легко поддаются влиянию минутных эмоций и импульсов, огра­
ничивает освоение социальности.
Невозможность добиться успеха среди большинства сверст­
ников с нормальным умственным развитием может стать у такого
индивида причиной плохого самочувствия. Это является одним из
факторов, тормозящих процесс социальной адаптации в обществе.
Когда «неполноценный» ребенок сравнивает свое социальное поло­
жение с положением «полноценных» детей, в нем пробуждается со­
стояние фрустрации (неудовлетворенности). У лиц с нормальным
умственным развитием сложные ситуации становятся поводом к
многократному повторению действий, в процессе которых структу­
ра этих действий подвергается изменению направления и реоргани­
зуется настолько, что возможности реализации определенной цели
повышаются. Трудные ситуации не становятся для них ситуациями,
ощущаемьпйи как безнадежные. Большая частота возникновения
трудных ситуаций может стать причиной низкой самооценки, что
способствует трактовке целого ряда ситуаций как неразрешимых:
ситуации, воспринимаемые как безнадежные, влияют на появление
признаков дезогранизации и распада деятельности вместо ее орга­
низации (концентрации воли) в трудной ситуации. В момент
25
возникновения ситуации неудовлетворенности (фрустрации) рас­
стройство приобретает форму препятствия, затрудняющего дейст­
вие.
Люди с ограниченными интеллектуальными возможностями в
ходе социализации встречаются с рядом трудностей. Нарушения
умственного развития этих людей значительно чаще становятся
причиной неудач, нежели успехов. У них наблюдается низкий уро­
вень общего ожидания успеха, а общий заниженный уровень ожи­
даний проявляется в новой ситуации занижением уровня запросов.
Тогда индивид, принадлежащий к рассматриваемой группе, ставит
перед собой не такие высокие цели, какие он мог бы реализовать в
действительности, или предъявляет неадекватные своим возможно­
стям запросы.
Накопление опыта социального общения за счет собственной
активности является важным индикатором адекватной социализа­
ции людей с ограниченными интеллектуальными возможностями.
Участие в различного типа социальных ситуациях, постановка определенньге целей, а также их адекватная реализация подготавлива­
ют их к соблюдению норм поведения, существующих в обществе.
Исследования социального опыта людей с ограниченными интел­
лектуальными возможностями показывают, что они, в отличие от
своих умственно «полноценных» сверстников, больше всего опыта
накапливают в сфере простых занятий исполнительного характера.
Наименее в категории «неполноценных» лиц распространен опыт в
сфере деятельности и функций, связанных с руководством.
Наряду с целым рядом перечисленных выше ограничений, ка­
сающихся социального поведения людей с ограниченными интеллектуальньпии возможностями, подчеркивается, что они демонстри­
руют более высокие показатели социального развития по сравнению
с умственным, способны взаимодействовать с окружающими, со­
трудничать и адаптироваться в профессиональной и социальной
сфере, приобретать навыки в сфере нормального общения с себе по­
добными, привыкают помогать другим, уважать этические нормы,
проявлять адекватные экономические реакции, а также строить от­
ношения, направленные на пользу окружения.
Важным составляющим элементом, оказывающим непосред­
ственное воздействие на процесс социализации индивида, является
26
социальная среда как совокупность единиц общественных кругов,
групп и прочих слоев общества, с которыми он входит в соприкос­
новение в течение своей жизни и которые оказывают влияние на его
поведение.
Далее диссертантка рассматривает концептуальные аспекты
проблемы соотношения институтов и процессов социализации лю­
дей с ограниченными интеллектуальными возможностями. Пока­
зывается, что в данном случае это соотношение обусловлено особой
значимостью институционального влияния на процесс социализа­
ции, когда актуализируется институциональность этого процесса.
Теоретическая вдея автора состоит в том, что процессы социализа­
ции людей с ограниченными интеллектуальными возможностями
отличает преимущественно воспроизводящая направленность и сла­
бый инновационный потенциал в общественно значимом смысле.
Другая важная для концепции идея состоит в том, что приоб­
ретающая институциональный характер общественная поддержка
рассматриваемой группы лиц имеет две стороны.
Во-первых, общественная поддержка — необходимое условие
социализационного процесса. Она может выполнять много функ­
ций, например: материальную— предоставление конкретной по­
мощи, денег взаймы, покупка продуктов, установка в ванной при­
способлений, и т. д.; эмоциональную — проявление сочувствия и
взаимопонимания, эмоциональная поддержка в сложные, кризисные
моменты; оценочную — выражение признательности и подтвержде­
ние значения и ценности партнера для общественной жизни; ин­
формационную — предоставление консультаций и руководство при
принятии жизненно важных решений; товарищескую — поддержка
товарищеских отношений, заполнение досуга позитивным общест­
венным взаимодействием.
Однако, во-вторых, постоянная высокая общественная под­
держка, которую индивид получает от среды, может оказать нега­
тивное влияние как на его адаптационные возможности, так и на са­
мочувствие. Человек, окруженный густой общественной сетью, мо­
жет страдать от переизбытка социального контроля, потерять спо­
собность к самостоятельным действиям, сделать себя зависимым от
окружения. Поддержка, особенно если она носит формальный ха27
рактер, может усиливать чувство зависимости от окружения, подчи­
ненности, и даже беспомощности.
Человек с ограниченными интеллектуальными возможностя­
ми испытывает затруднения в самореализации, а также находится в
невыгодном социальном и экономическом положении, у него возни­
кают проблемы в достижении жизненных целей, что вытекает не
только из достигнутого уровня его социализированности, но и из
сложившихся в обществе обычаев, традиций и норм человеческого
общежития. В контексте реабилитации в этом случае имеются в ви­
ду все те факторы, которые не входят непосредственно в структуру
интеракций между реабилитируемым и реабилитирующим, однако
косвенно они могут усиливать или ослаблять эффективность кор­
ректирующего воздействия. Общественный контекст в первую оче­
редь образуют здоровые, «полноценные» люди, которые не прини­
мают непосредственного участия в процессе реабилитации, но, де­
монстрируя свое отношение к «неполноценности», способны созда­
вать дополнительные проблемные ситуации или, наоборот, не до­
пускать условий для возникновения таких ситуаций. Поразительны
крайности в отношении «неполноценных» людей. Причем самая
худшая из них заключается в дискриминации.
Диссертантка, вслед за С. Коваликом, различает пять видов
дискриминационных действий, представляя их по возрастающей —
от наиболее «мягких» до наиболее жестоких: дистанцирование, де­
вальвация, делегитимация, сегрегация, экстерминация.
Дистанцирование состоит в стремлении избежатьблизких
и/или неформальных отношений с лицами с ограниченными умст­
венными способностями. Девальвация заключается в распростране­
нии собственных убеждений в негативных особенностях определен­
ной группы людей с дефектами развития или ее представителей. Делегитимизация — еще более опасная и страшная форма дискрими­
национной практики. В этом случае негативное психологическое
отношение одних людей к другим закрепляется в виде соответст­
вующих юридических предписаний. Предписания эти санкциони­
руют то, что раньше существовало только в психологическом изме­
рении, — т. е. четкое отнесение данного индивида к негативной ка­
тегории общества, лишенной определенных прав. Сегрегация — это
практика дискриминации, состоящая в полной физической изоляции
28
индивида или группы от окружающей общественной среды. Наибо­
лее мучительной формой дискриминации является практика экстерминации, которая состоит в биологическом уничтожении людей,
принадлежащих, к определенной категории общества. В современ­
ном обществе эта форма не принимает таких масштабов, в каких ее
применяли гитлеровцы в отношении психически больных и умст­
венно отсталых людей. Однако экстерминация не обязательно про­
изводится таким радикальным образом, неоказание хотя бы какойнибудь помощи наркоманам или ВИЧ-инфицированным в какой-то
мере демонстрирует сохранение социальных практик экстерминации.
Позиции в отношении людей с ограниченными интеллекту­
альными возможностями в большинстве случаев оказываются нега­
тивными. Негативные позиции, называемые позициями отвержения,
отличаются равнодушием, безучастностью, враждебностью, непри­
язненностью, стремлением к изоляции.
Автор выделяет два направления противодействия социаль­
ным предубеждениям в отношении рассматриваемой категории лиц.
Первое из них состоит в обобщении стереотипа «неполноценного»
человека, обогащенного новыми, позитивньвга атрибутами. Второе
основывается на демонстрации подобия в сфере ценностей, призна­
ваемых как «полноценньпли», так и «неполноценными» людьми.
Однако учитывается, что истоки предубеждений лежат гораздо
глубже, чем это обычно предполагается. За ними не стоят предубе­
ждения, понимаемые как какие-либо негативные качества, припи­
сываемые определенной категории, но особый класс качеств и
свойств, относимых к самой сущности человечества. В этом пони­
мании устранение предубеждений в отношении «неполноценных»
лиц должно основываться HSL регуманизации этих лиц, а противопос­
тавление дискриминации должно сопровождаться специфическими
формами социализационных практик.
Воздействие множества барьеров, затрудняющих людям с ог­
раниченными интеллектуальньган возможностями участие в жизни
общества и приобретение общественно значимых ценностей, — а
это значит, барьеров, провоцирующих маргинализацию, — в опре­
деленных случаях может вести не только к отказу от своих позиций,
но и к утверждению себя в статусе второстепенности. Индивиды,
29
подверженные автомаргинализации, становятся инертными и не на­
ходят в себе мотивации к изменению своего положения. Они все
глубже погружаются в ощущение безысходности, непреодолимости
трудностей и неспособности контролировать события, теряют инте­
рес к жизненным устремлениям, а жизнь их во все большей степени
превращается в прозябание. Все это сопровождается значительной
изоляцией от общества, чувством одиночества и покинутости. В та­
ких условиях отнощение людей с ограниченными интеллектуаль­
ными возможностями к жизни становится еще одним источником
возникновения барьеров, отделяющих их от участия в жизни обще­
ства.
Социализация создает возможность усиления отношений ме­
жду человеком и миром через созидательную ориентацию на взаи­
модействие в условиях ответственной общности, сужающей дихо­
томию «развитые и умственно отсталые».
В третьей главе «Эволюция институтов социализации лю­
дей с ограниченными интеллектуальными возможностями» рас­
сматриваются общеевропейские тенденции генезиса этих институ­
тов, на опыте Дании анализируются эволюция территориальных уч­
реждений и современная сеть учреждений социальной помощи по
месту жительства исследуемой категории лиц. Внимание автора
приковано не столько к последовательности исторических эпизодов
(что, тем не менее, продемонстрировано на большом хронологиче­
ском пространстве), сколько к истории развития идей, предопреде­
ливших те или иные подходы к рассматриваемой проблеме в разные
эпохи.
Показано, что в европейской традиции данный вопрос тесно свя­
зан с проблемой инвалидов. К этой проблеме особое внимание было
привлечено после окончания первой мировой войны, когда крупной
социальной задачей стала помощь миллионам инвалидов нормально
адаптироваться к жизни в обществе. С учетом высоких идей гуманиз­
ма, достижений медицины, биологии, общественных наук итого факта,
что значительная часть инвалидов была жертвой войны, начались по­
иски новых способов включения этих людей в жизнь в нормальном
обществе, вместо того чтобы помещать их в дома опеки или приюты.
Компенсацией за их более низкую активность и деловую хватку стала
социальная поддержка, которая вскоре обрела форму не только в виде
30
материальной помощи, но также в виде помощи в профессиональной
подготовке, обучения относительной самодостаточности, т. е. введении
их в нормальную общественную деятельность. Со временем, более по­
пулярная ранее форма общественников была вытеснена государствен­
ными организавдмми.
В диссертации отмечается, что в современных условиях в ев­
ропейских странах социальная поддержка инвалидов осуществляет­
ся как государственными, так и частными общественными органи­
зациями. В сформировавщейся системе поддержки инвалидов ут­
вердилась ориентация на то, чтобы не изолировать лиц, нуждаю­
щихся в помощи по различным причинам, от естественных условий.
Это имеет особое значение в отношении людей с ограниченными
интеллектуальными возможностями: они могут оставаться в своих
привычных местах проживания, среди «нормальных» людей и могут
не бояться быть помещенными в больницы, лечебные центры, спец­
приемники и т. д., которые, как правило, воспринимаются ими в ка­
честве мест изоляции.
Социализационные практики в отношении людей с ограни­
ченными интеллектуальными возможностями представлены как
важный показатель гуманистических основ общества, уровня соци­
альной напряженности и толерантности. Эти практики рассматри­
ваются применительно к общеевропейским тенденциям в трех ос­
новных аспектах: локальном, национальном и глобальном.
Локальный аспект связан с проблемами небольших террито­
рий, жизнедеятельности локальных сообществ. В случае рассматри­
ваемой категории лиц нехватка школ, магазинов, здравпунктов или
больниц, детских садов или яслей является примером дефицита со­
циальной инфраструктуры, которая решает вопросы территориаль­
ной социальной дифференциации. Национальный аспект социаль­
ной проблемы связан с наличием признаков асимметрии, которая
выражается, например, в неравноправии граждан относительно ис­
пользования тех возможностей, которые дает работа, ограничения­
ми в праве пользоваться службами социальных учреждений и т. д.
Глобальный аспект — это цельномасштабная постановка проблем
человека с ограниченными интеллектуальными возможностями, ко­
торая связана с развитием телекоммуникаций, с активизацией раз­
личного рода поездок, расширением пределов понимания, со сбли31
жением еще недавно дистанцировавшихся друг от друга государств
и их граждан. Глобальный аспект социальной проблемы помогает
осознать асимметричность развития человечества. В глобальном ас­
пекте асимметрия прослеживается гораздо более четко, чем в ло­
кальном или национальном аспектах. Асимметрия предоставляет
аргументы в пользу уравновешенности развития, решения особой
сложности проблем рассматриваемой категории лиц.
В локальном или национальном аспекте не прослеживаются те
различия, которые существуют в диапазоне крупных пространств,
например, в масштабах больших государств. В глобальном понима­
нии к социальным аспектам относятся бедность, голод, неграмот­
ность, безработица, эпидемии, эксплуатация детей и женщин, или
рассматриваемая в диссертации проблема.
Общеевропейские тенденции рассмотрены более предметно
на материале Дании. При этом автор исходил их того, что модели
социальной помощи скандинавских государств похожи друг на дру­
га и решительно отличаются от аналогичных моделей стран Запад­
ной Европы, называемой датчанами центральной (Германия, Фран­
ция, Италия, Австрия и прочие).
Датский опыт социализации людей с ограниченными интел­
лектуальными возможностями, имеющий длительную историю, по­
казывает, во-первых, что эта область деятельности не может осуще­
ствляться вне государственных усилий по законодательному упоря­
дочению соответствующей системы учреждений, форм и методов
деятельности, подготовки и переподготовки кадров и т. д.; вовторых, что активизация мер по поддержке людей с ограниченными
умственными возможностями имеет своим следствием как повыше­
ние эффективности затрат на решение проблемы инвалидности, так
и повышение толерантности в обществе, усилению гуманистических
тенденций не только в отношении людей с ограниченными умст­
венными возможностями, но и всех других членов человеческих со­
обществ. В этом отношении датский опыт институциализации социализационных практик в отношении людей с ограниченными ум­
ственными возможностями представляет и теоретический, и прак­
тический интерес.
Современная сеть учреждений социальной помощи по месту
жительства в Дании, как показано в диссертации, прежде всего
32
включает: (1) разработку и последовательное осуществление поли­
тики государства и реализации программ помощи людям с ограни­
ченными интеллектуальными возможностями, (2) совершенствова­
ние правового статуса лиц, признаваемых умственно отсталыми,
(3) обеспечение образовательных услуг людям с ограниченными ин­
теллектуальными возможностями путем создания соответствующей
системы учреждений и правил деятельности, (3) профессиональную
подготовку людей с ограниченными интеллектуальными возможно­
стями, их профессиональную реабилитацию, (4) институционализацию деятельности по подготовке и обучению социальных педагогов
и социальных опекунов.
В четвертой главе «Модель Сети социальной поддержки
людей с ограниченными интеллектуальными возможностями в
процессе социализации» представлено концептуальное обоснова­
ние такой модели.
Ориентация на сети выделилась в социологии в конце 40-х го­
дов как альтернатива доминировавшему в то время структурнофункциональному подходу. Первоначально термин сеть использо­
вался исключительно для определения внеинституциональных
взаимосвязей, вскоре, однако, оказалось, что формальные связи и
группы могут анализироваться в тех же самых категориях. Катего­
рия «общественная сеть» входит в теорию общественной среды и
непосредственно связана с такими категориями, как «общественные
связи» или «общественное вспомоществование».
С учетом этого Сеть рассматривается диссертанткой как сово­
купность институтов социализации людей с ограниченными интел­
лектуальными возможностями. По утверждению автора. Сеть име­
ет своей основной функцией интеграцию людей с ограниченными
интеллектуальными возможностями в общество, социальные общ­
ности.
Эффективному функционированию Сети способствует диаг­
ностика, понимаемая как описание социального функционирования
человека с ограниченными интеллектуальными возможностями в
сложных жизненных ситуациях и в процессе их разрещения. Глав­
ной целью диагноза должно оставаться всегда описание того, на­
сколько человек подготовлен к жизни, учебе, работе в условиях ми­
нимальной социальной поддержки. Важно обнаружить основной
33
пробел в возможностях индивида. Одни и те же его проявления мо­
гут быть вызваны различными патофизиологическими и патопсихо­
логическими свойствами. Если не будет учитываться данный фак­
тор, могут быть неправильно подобраны методы их сокращения.
Другими словами, цели поддержки окажутся под угрозой срыва.
Далее диссертантка останавливается на проблемах субъектности индивида в процессе социализации. При наличии постоянных
ограничений индивида трудно быть субъектом. Человек с ограни­
ченными интеллектуальными возможностями становится субъектом
благодаря созданию условий в процессе поддержки, которые будут
способствовать его приобщению к ответственной деятельности для
достижения конечной цели социализации; такому оказанию помо­
щи, чтобы он нуждался в ней в будущем все меньше и меньше Весь
вопрос в том, какая должна быть эта помощь.
В диссертации обосновывается необходимость направленно­
сти функционирования Сети на нормализацию. Идея интеграции и
нормализации — «сделать людей нормальными», однако для этого
не требуется, чтобы люди с ограниченными интеллектуальными
возможностями полностью подчинялись действующим в обществе
нормам поведения. Принципы нормализации не означают также, что
эти люди остаются без специальной помощи. Физическое пребыва­
ние в обществе не означает автоматической интеграции или норма­
лизации. Нормализация означает улучшение жизни людей с ограни­
ченными интеллектуальными возможностями. Задачей интеграции и
нормализации является изменение отношений между ними и ос­
тальными членами общества.
Интеграция и нормализация способствуют активизации физи­
ческого присутствия людей с ограниченными интеллектуальными
возможностями в обществе и повышают ценность их участия в об­
щественной жизни. Речь идет о подлинных контактах, а не об ими­
тации, которая может быть совершенной.
Исследования качества жизни взрослых людей с ограниченны\ш интеллектуальными возможностями подтверждают ключевое
значение возможности выбора, чтобы иметь возможность вести
жизнь, имеющую ценность. Больше любых других критериев, боль­
ше, чем тренинг определенных навыков, качество жизни взрослых
людей с ограниченными интеллектуальными возможностями зави34
сит от процесса подлинного выбора и контроля некоторых аспектов
услуг, которыми они пользуются.
Многолетняя практика работы автора диссертации с людьми с
ограниченными интеллектуальными возможностями и изучение ми­
рового опыта такой работы позволяют утверждать, что лучшей ме­
тодикой социальной поддержки в рассматриваемых вопросах явля­
ется предоставление соответствующих услуг по месту жительства.
В последние годы подчеркивается значение участия местной
общины в осуществлении социальной помощи инвалидам. Из трех
стран, опыт которых проанализирован автором с наибольшим вни­
манием (Польша, Дания, Россия), это особенно касается Дании.
Кроме этого, децентрализация функций государства, например,
в Дании и Польше, придает дополнительный импульс опекунским
действиям местной общественности.
Кроме существования формальной, базирующейся на соци­
альной политике государства Сети помощи людям с ограниченными
интеллектуальными возможностями, все чаще на практике осущест­
вляется общинная помощь, в которой преобладает неформальное и
неоплачиваемое оказание помощи, что особенно важно для таких
стран, как Польша и Россия.
На формирование Сети социальной поддержки повлияли раз­
личные факторы: экономические возможности государства, чувство
ответственности граждан, объем потребностей в социальной помо­
щи определенного типа (например, наличие большого числа инва­
лидов), использование опыта других стран, имеющих большие дос­
тижения в оказании социальной помощи, и т. д. Однако, независимо
от различия в принятии конкретных организационных решений,
можно определить два главных вида форм помощи людям с ограни­
ченными интеллектуальными возможностями. Первый — это от­
крытый тип, при котором лица — объекты помощи — не меняют
обычной для себя среды проживания. Они могут свободно переме­
щаться между заведениями, оказывающими помощь, и своим до­
мом. Второй тип — это закрытая система оказания социальной по­
мощи. В этом случае индивиды переходят на полное попечение со­
ответствующего заведения, меняют место проживания и в новых ус­
ловиях жизни полностью изолируются от предыдущего окружения.
35
Продолжительное время, иногда до конца жизни, они не могут вер­
нуться в свой дом.
Лишь незначительная часть фактически оказываемой соци­
альной помощи людям с ограниченными интеллектуальными воз­
можностями носит организованный характер и оказывается госу­
дарством. В гораздо большей степени помощь осуществляется него­
сударственными организациями, ассоциируемыми с неформальны­
ми Сетями. Диссертантка исходит из тезиса о том, что невозможно и
нежелательно, чтобы всю ответственность за деятельность всей Се­
ти брало на себя государство, с одной стороны, из-за того, что
большинство государств не имеют для ее обеспечения необходимых
финансовых, материальных, кадровых ресурсов, с другой — из-за
того, что неформальные опекуны вносят в процесс оказания помощи
эмоциональные и личностные элементы воздействия.
Для увеличения эффективности реализации поставленных це­
лей в области оказания социальной поддержки, по мнению диссер­
тантки, следует развивать партнерские отношения со всеми нефор­
мальными институтами (соседями, родственниками, добровольцами
и т. п.). Все это необходимо для оказания единого и систематизиро­
ванного набора услуг.
В рамках закрытой Сети осуществляется принятие организа­
цией на себя полного контроля над жизнью индивида благодаря его
изоляции. В рассматриваемых странах (Польше, Дании, России) за­
крытые учреждения социальной помощи людям с ограниченными
интеллектуальными возможностями характеризуются достаточно
дифференцированной структурой.
Человек с ограниченными интеллектуальными возможностя­
ми после помещения его в заведение обычно не покидает этого мес­
та своего обитания. Он должен проживать на определенной площа­
ди, в определенных материальных условиях, у него нет возможно­
сти что-либо изменить. Его судьба полностью находится в руках со­
трудников учреждения, его общественные контакты ограничивают­
ся контактами с другими такими же людьми или персоналом. Воз­
можности других контактов исключительно редки (визиты родст­
венников, поездки на каникулы).
Позитивное значение имеют те характеристики закрытой Се­
ти, которые связаны с координацией процесса социализации: спе36
циалисты различного профиля работают в одном учреждении и
имеют возможность действовать совместно и консультироваться
друг с другом. Коллективный труд позволяет более полно и много­
сторонне анализировать проблемы людей с ограниченными интел­
лектуальными возможностями, обсуждать и рассматривать альтер­
нативные точки зрения, выбирать такие решения, которые дают
лучшие результаты социализации посредством применения единого
комплекса разнонаправленных специализированных воздействий.
Закрытая Сеть имеет и другие положительные черты. К ним
можно отнести возможность получения немедленной квалифициро­
ванной помощи, наличие различных удобств, позволяющие осуще­
ствлять какие-либо действия с незначительным усилием (архитек­
турные удобства, реабилитационное оборудование, как правило, хо­
рошие жилищные условия и т. д.), а также обеспечивать интенсив­
ность процесса реабилитации.
Судьба людей с ограниченными интеллектуальными возмож­
ностями, которым оказывается помощь в закрытом заведении, пол­
ностью связана с этим учреждением. В нем применяется единая и
комплексная система социализационных воздействий. Организаци­
онная структура закрытых учреждений, независимо от вида опеки,
для реализации, которых они были созданы, остается практически
неизменной.
Закрытая Сеть имеет недостатки. Это прежде всего изоляция
учреждений от естественной среды проживания индивидов. Новые
экологические ниши представляются чем-то искусственным и, од­
новременно, отчужденным. Здесь нет близких людей, у которых ин­
дивиды могли бы найти психологическую поддержку. Условия жиз­
ни представляются неестественными, имеется принуждение к пере­
мене привычного образа жизни, вынужденное общение с другими
такими же, с которыми приходится общаться большую часть време­
ни, необходимость отказа от привычек и т. д.
Другим недостатком закрытой Сети является неравенство
межличностных отношений между персоналом и пациентами, пере­
населенность учреждений, отсутствие организации досуга, частые
конфликты внутри коллектива и т. д. Но нельзя отрицать тот факт,
что без подобных учреждений немногие люди с ограниченными ин­
теллектуальными возможностями могли бы пройти процесс реаби37
литации. Прежде всего, речь идет о лицах, которые из-за внезапной
травмы или какой-то болезни должны лечиться и проходить реаби­
литацию в больницах, а также о лицах, которые из-за серьезных
функциональных расстройств организма не могут самостоятельно
существовать в естественной для себя среде (при этом они не могут
рассчитывать на помощь близких). В такой ситуации уже многие
годы предпринимаются попытки по модификации норм функциони­
рования подобного рода учреждений.
Такой процесс, называемый деинституционализацией, скла­
дывается из трех направлений:
а) развитие альтернативных методов социальной помощи, ко­
торые могли бы облегчить жизнь в естественной среде проживания
как можно дольше, а также поощряли бы скорейшее возвращение
индивидов из закрытых учреждений;
б) приближение условий жизни в закрытом учреждении к ус­
ловиям жизни в естественной среде проживания;
в) применение более строгих критериев для помещения инва­
лидов в закрытые учреждения.
Но это не означает, что в домах социальной помощи деинституционализация уже завершилась. Как отмечается в диссертации,
больше всего нареканий вызывает третье направление действий,
осуществляемых в рамках этого процесса. Исследования С. Ковалика показывают, что в домах социальной опеки для людей с ограни­
ченными интеллектуальными возможностями находится около 15%
людей, которые' не являются ни умственно отсталыми, ни страдаю­
щими заболеваниями, оправдывающими их пребывание в закрытой
системе помощи. Еще большие цифры были получены в домах со­
циальной опеки для хронически больных. Состояние физического и
психического здоровья у 20% обследованных показало, что они не
нуждаются в пребывании в учреждениях социальной помощи. Эти
люди без особых трудностей могли бы жить в своей естественной
среде. Вывод, который можно сделать на основании вышеприведен­
ных данных, звучит следующим образом: недостаточное развитие
открытой Сети помощи не позволяет им покинуть закрытую Сеть и
жить в естественной среде зачастую из-за ошибочного диагноза или
отсутствия более эффективной реабилитации.
38
Существование открытой Сети типично для Дании. В Польше,
несмотря на короткую историю функционирования такой Сети,
можно говорить об успешных попытках ее работы и определения
организационных составляющих. Не все элементы Сети оказывают
одинаковое влияние на людей с ограниченными интеллектуальными
возможностями. Как показал анализ польской и российской Сетей,
деятельность различных учреждений происходит в значительной
степени независимо друг от друга. Каждая из организаций имеет
различные цели и различные средства их достижения. Кроме того,
как показали исследования, два элемента данных Сетей — семья и
общество — не выполняют функции осознанной и целенаправлен­
ной помощи. Можно сказать, что польская и российская формаль­
ные открытые Сети вдвойне дезинтегрированы, так как их органи­
зационные составляющие по-разному осуществляют процесс социа­
лизации и только часть их работы носит черты целенаправленной
поддержки в этом процессе.
Очередная причина, влияющая на низкую эффективность по­
мощи, — это низкая интеграция Сети. Анализ данных по польской и
российской Сетям показывает, что отдельные элементы Сети имеют
различные цели и средства.
Автор выделяет в открытой Сети разновидности учреждений
в зависимости от реализуемых ими задач. Основные группы таких
учреждений осуществляют: а) помощь в лечении и реабилитации
опорно-двигательного аппарата; б) социальную помощь, консульта­
цию по профориентации; в) помощь в образовании.
Закрытая и открытая Сети отличаются друг от друга по всем
параметрам, которые считаются важными в оценке эффективности
социализации людей с ограниченными интеллектуальными возмож­
ностями. По поводу степени интеграции Сети необходимо заметить,
что закрытая Сеть является интегрированной, так как составляющие
ее элементы реализуют схожие задачи схожими методами. Открытая
Сеть в контексте задач и средств их реализации не является интег­
рированной.
Закрытая Сеть характеризуется меньшим количеством задач, и
эти задачи лучше поставлены и организованы (в смысле некон­
фликтности). Но это очень ограниченные задачи, они касаются
только подчинения людей с ограниченными интеллектуальными
39
возможностями общественным нормам, действующим в данных за­
ведениях. Открытая Сеть реализует более разнообразные задачи, хо­
тя они менее выражены и решение их менее организовано.
Составные элементы закрытой Сети образуют единое целое по
отношению к способу проведения социализации. Пациенты непре­
рывно находятся под контролем персонала, которым руководит од­
но лицо. Такое положение позволяет последовательно влиять на
процесс социализации. Люди с ограниченными интеллектуальными
возможностями должны подчиняться нормам общежития, одинако­
вым для всех подопечных заведений. Их поведением одинаковым
образом управляют отдельные члены Сети. Ясное определение за­
дач и того факта, что поведение пациентов полностью подчинено
правилам, позволяет предположить, что люди с ограниченными ин­
теллектуальными возможностями, проживающие в таких условиях,
будут подчиняться любым четко обозначенным нормам. Вместе с
тем, их поведение будет менее дифференцированным, менее спон­
танным, чем поведение лиц, которые проживали в других условиях
социализации.
В открьггой Сети людей с ограниченными интеллектуальными
возможностями' связь между отдельными ее членами более свобод­
на. Здесь нет единого способа воздействия на таких людей. Учреж­
дения, входящие в состав такой Сети, лишь в определенной степени
вмешиваются в поведение пациентов разнообразными методами.
Управление их поведением осуществляется в меньшей степени, чем
в закрытой Сети. Можно предположить, что лицо, социализация ко­
торого проходит в этих условиях, будет отличаться большим разно­
образием в поведении и личной активностью. Такие люди будут в
меньшей степени склонны подчиняться приказам и принуждению.
Целенаправленные действия в закрытой Сети встречаются
чаще, чем в открытой. Диссертантка делает вывод, что с точки зре­
ния влияния на поведение людей с ограниченными интеллектуаль­
ными возможностями закрытая Сеть более эффективна. Однако сле­
дует отметить, что человек в такой Сети лишается контактов с более
широкой средой, что приводит к уменьшению разнообразных воз­
действий на него по сравнению с открытой Сетью. В закрытой Сети
имеется большая возможность контроля за поведением индивида,
чем в открытой Сети.
40
На основе анализа функционирования формальных Сетей де­
лается вывод, что в каждой из них предъявляются различные требо­
вания и различны ожидания, касающиеся поведения пациентов. Ха­
рактер их поведения в закрытой Сети достаточно разнообразен и
определяется действующим распорядком. Это связано с однообраз­
ной реализацией задач опеки в закрытой Сети, а также с более стро­
гими правилами, минимальной свободой для методов воздействия
персонала на пациента.
Закрытая Сеть развивает у человека с ограниченными интел­
лектуальными возможностями внешне управляемый способ его
функционирования и одновременно с этим предпочитает именно та­
ким образом функционирующую личность, т. е. личность, приспо­
собленную к жизни в условиях данной Сети. Открытая Сеть благо­
приятствует развитию у пациента изнутри управляемого способа
функционирования личности.
Представленная в диссертации характеристика двух типов Се­
ти, которые функционируют в Дании, Польше и России, показывает,
что они не совсем независимы друг от друга. Способ функциониро­
вания одного из них влияет на другой. Таким образом, речь должна
идти не столько о совершенствовании открытой Сети, сколько о
развитии обоих типов Сетей. При этом следует помнить об измене­
нии общественного мнения в отношении закрытой Сети. Господ­
ствующее общественное мнение затрудняет эту задачу. Пациенты,
которые попадают в закрыгую Сеть, несмотря на получаемую там
заботу и помощь, отрицательно относятся к системе в целом не в
последнюю очередь под влиянием общественного мнения. Такому
негативному воздействию подвергается также персонал домов соци­
альной помощи. Понимая то, что их труд не встречает общественно­
го признания, люди меняют место работы или ограничивают свое
участие.
Предлагаемая диссертанткой модель Сети основывается на
гуманистических принципах, реализуемых в следующих требовани­
ях к реабилитации людей с ограниченными интеллектуальными
возможностями: 1) их полная или повышенная финансовая незави­
симость; 2) улучшение физического и физиологического состояния
их здоровья; 3) правовой статус лица, не пользующегося правами,
присущими инвалидам; 4) получение статуса работающего человека
41
в рамках интегрирующей системы; 5) примирение со своим недугом
в психологическом плане, обретение смысла жизни; 6) включение в
семейную и возрастную группы, местную общественную и профес­
сиональную и Tv п. группы в социальном плане; 7) достижение ме­
дицинских и реабилитационных целей.
В Заключении диссертации излагаются основные выводы по
результатам проведенного исследования, подтверждающим основ­
ную гипотезу о соотношении институтов и процессов социализации
людей с ограниченными интеллектуальными возможностями.
Из материалов исследования следуют предлагаемые меры в об­
ласти развития и совершенствования социализационньк практик в от­
ношении людей с офаниченными интеллектуальными возможностя­
ми. В основе этих мер лежит согласование социализационного процес­
са с определенными изменениями в институциональной сфере.
Постоянно растущее количество людей с ограниченньпми ин­
теллектуальными возможностями, вместе с социальными перемена­
ми в Европе, требует принятия новых решений, новой концепции
социальной политики, правовых регулятивов и организационных
изменений. В этом аспекте правильное понимание процесса социа­
лизации и его многоплановости — это важнейшая основа теорети­
ческих и практических действий в отношении рассматриваемых
лиц.
Имеется насущная необходимость переосмысления тезисов,
лежащих в основе процессов социализации инвалидов (а в их числе
и людей с ограниченными интеллектуальными возможностями). Не­
обходимо встроить в понятийное поле процесса социализации инва­
лидов категорию равных шансов, что, среди прочего, соответствует
задачам, решаемым Международным сообществом инвалидов (Dis­
abled Peoples International).
Помощь людям с ограниченными интеллектуальными воз­
можностями по месту жительства приобретает социологическую
перспективу в теоретическом, эмпирическом и методологическом
аспектах как отправная точка для анализа работы с этой группой.
Дальнейшее эффективное развитие такой формы общественной дея­
тельности возможно именно при условии проведения социологиче­
ских исследований и использования теоретических разработок со­
циологии.
42
Будущее развитие этой области требует проведения социоло­
гических исследований на двух уровнях. Прогресс будет зависеть
от продолжения социологических исследований в конкретных об­
ластях, касающихся помощи людям с офаниченными интеллекту­
альными возможностями, и от работы над более глобальной социо­
логической перспективой, стремящейся к формированию своих соб­
ственных мер и гипотез, одновременно синтезирующих результаты
подробных исследований.
Основные положения диссертации изложены в следующих
публикациях автора:
Монографии, итоговые отчеты об исследованиях:
1. Жулковска Т. Социализация людей с ограниченными интеллек­
туальными возможностями /Пер. с польск. под ред. А. И. Ковале­
вой, В. А. Лукова; Моск. гуманит.-социальн. академия. — М.:
Социум, 2001. — 208 с. (13,0 п. л.)
2. Жулковска Т. Люди с ограниченными интеллектуальными воз­
можностями в Дании: эволюция институтов социализации /Пер.
с польск. под ред. В. А. Лукова; Моск. гуманит.-социальн. акаде­
мия. Кафедра социологии. — М.: Социум, 2001. — 80 с. (5,0 п. л.)
3. Жулковска Т. Семья и функционирование в школьном классе
учащегося с легкой степенью умственной отсталости (Rodzina а
fiinkcjonowanie w klasie szkolnej ucznia uposledzonego umyslowo w
stopniu lekkim). — Szczecin: US, 1994. — 144 s. (9,0 n. л.)
4. Жулковска Т. Отчет об исследовании «Оптимизация модели
круглосуточного институционального формирования для лиц с
умственной отсталостью», осуществленном в рамках датского
проекта на основе дома социальной помощи в Новом Чарнове
(Raport Z badan Optymalizacja modelu instytucji caiodobowej dla
osob z upo^ledzeniem umyslowym wg projektu dunskiego na
podstawie DPS w Nowym Czamowie). — Szczecin, 1999. — 67 s.
(4,2 П. л.)
5. Жулковска Т. Отчет об исследовании «Оценка институ­
циональных форм поддержки развитию лиц с умственной
отсталостью в свете эмпирических исследований» (Raport z badan
43
Ewaluacja instytucjonalnych form wsparcia rozwoju osob z
uposledzeniem umystowym — w swietle badan empirycznych). —
Szczecin, 1999. — 17 s. (1,2 n. л.)
6. Жулковска Т. Проект местного дома самопомощи (Projekt
Srodowiskowego Domu Samopomocy). — Szczecin: U M , 1997. —
11 s. (0,8 n. Л.)
Статьи и другие публикации:
1. Жулковска Т. К вопросу о смысле жизни // Польское общество:
актуальные ' проблемы исследования личности /Научноисследовательский центр при Институте молодежи. — М.: Социкум, 2000. — С. 27-36. (0,6 п. л.)
8. Жулковска Т. Педагогические особенности работы в центре реа­
билитации инвалидов // Проблемы воспитания в современном
польском обществе /Научно-исследовательский центр при Ин­
ституте молодежи. — М . : Социум, 2001. — С. 108-122. (0,9 п. л.)
9. Жулковска Т. Ощущение качества жизни у лиц с тяжелой сте­
пенью умственной отсталости (Poczucie jakosci ^cia u osob z
uposledzeniem umyslowym stopnia gl^bszego) // Rehabilitacja osob z
gl?bszym stopniem uposledzenia imiyslowego — kr§gi poszukiwan
/Pod red. T. Zolkowskiej. — Szczecin, 2000. — S. 89-100. (0,7 n. л.)
Ю.Жулковска Т. Реформа специального образования для лиц с
комплексным нарушением дееспособности (Die Reform der
Erziehung fiir Personen mit komplexen Behinderungen) //
Bildungsreformen in Deutschland und Polen /edit. H. Marburger,
N. H. Weber. — Benin, 2000. — S. 82-87. (0,3 n. л.)
11 .Жулковска Т. Нормализация как парадигма реабилитации в доме
социальной помощи (Normalizacja jako paradygmat rehabilitacji w
domu pomocy spolecznej) // Edukacja Humanistyczna W S H TWP. —
Szczecin, 2000. — S. 125-137. (1,2 n. л.)
12.Жулковска Т. Мастерская трудовой терапии как звено социальнопрофессиональной реабилитации лиц с умственной отсталостью
(Warsztat Terapii Zaj?ciowej jako ogniwo rehabilitacji spoleczno —
zawodowej osob z uposledzeniem umyslowym, Rozprawy i studia
US) // Rewalidacja spoleczna i zawodowa osob niepehiosprawnych:
44
wybrane zagadnienia /Pod red. H. Las. — Szczecin, 1996. — №214.
— S. 23-33. (0,7 П. Л.)
13.Жулковска Т. Трудовая терапия как форма социально-професси­
ональной реабилитации лиц с умственной отсталостью (Terapia
zaj^ciowa form^ rehabilitacji spoieczno-zawodowej osob z
uposledzeniem umyslowym) // Kieranki rehabilitacji w pracy z
osobami z uposledzeniem mnyslowym. — Szczecin, 1997. — S.
96-104. (0,6 П. л.)
14.Жулковска Т. Внеучебная активность школьников с легкой сте­
пенью умственной отсталости и уровень контроля родителей над
их свободным временем (Aktywnosc pozadydaktyczna uczniow z
lekkim stopniem uposledzenia umyslowego a poziom opieki rodzicow
nad ich czasem wolnym) // Zeszyty naukowe Uniwersytetu
Szczecinskiego. — 1997. — Nr 179. — S. 115-129. (1,4 n. л.)
15.Жулковска Т: Программа обучения работников, осуществляющих
первый контакт (Program szkolen pracownikow pierwszego
kontaktu. Arkusz diagnostyczny; Charakterystyka fimkcjonowania
biopsychospolecznego mieszkanca DPS. Indywidualny program
rehabilitacji). —Nowe Czarnowo: Dom Pomocy Spolecznej, 1997. —
20 s. (1,5 n. Л.)
16.Жулковска Т. Трудовая терапия в домах социальной помощи
(Terapia zajfciowa w domach pomocy spolecznej) // Rehabilitacja w
domach pomocy spoiecznej /Pod red. S. Kowalika. — Jarogniewice,
1998. —S.l07-117.(1,On. Л.)
17.Жулковска Т. Проект создания и деятельности Поморского
центра
образования
и
социально-профессиональной
реабилитации в Щецине (Projekt utworzenia i dzialalnoici
Pomorskiego Osrodka Edukacji i Rehabilitacji Spoleczno-Zawodowej
w Szczecinie). — Szczecin: MOSiR, 1998. — 5 S. (0,2 n. л.)
18.Жулковска Т. Новые формы профессиональной реабилитации в
Польше (Neue Formen der Berufsrehabilitationvon Behinderten in
Polen) // Padagogik im Zeitalter des Wandels. — Szczecin, 1999. —
S. 58-64. (0,4 П. Л.)
19.Жулковска Т. Индивидуальные программы реабилитации в домах
социальной помощи (Indywidualne programy rehabilitacji w
domach pomocy spoiecznej) // Rehabilitacja os6b z glfbszym
45
stopniem uposledzenia umystowego. — Gryfmo, 1999. — S. 52-57.
(0,3 П. л.)
20.Жулковска Т. Стиль воспитательного воздействия учителей и
достижения в учебе школьников с легкой степенью умственной
отсталости (Style oddzialywania wychowawczego nauczycieli a
osi^gni^cia szkolne uczni6w z lekkim stopniem uposledzenia
mnysiowego) 7/ Zeszyty Naukowe Uniwersytetu Szczecinskiego. —
Szczecin, 1999.—№2, — S . 19-33. (1,4n. л.)
21.Жулковска Т. Профессиональная квалификация специальных
педагогов и эффекты реабилитации взрослых с умственной
отсталостью (Kwalifikacje zawodowe pedagogow specjalnych a
efekty rehabilitacji doroslych osob z upo^ledzeniem umysbwym) //
Pedagogika specjalna wobec zagrozen i wyzwali X X I wieku /Pod red.
J . Panczyka, W. Dykcika. — Poznan, 1999. — S. 161-173. (0,9 n. л.)
22.Жулковска Т. Роль мастерской трудовой терапии в социальнопрофессиональной
адаптации
взрослых
с
умственной
отсталостью (Rola warsztatu terapii zaj^ciowej w adaptacji
spoteczno-zawodowej dorostych osob z uposledzeniem umyslowym)
// Wspomaganie rozwoju os6b niepefeiosprawnych /Pod red. J .
Pileckiego. — Krak6w, 1999. — S. 230-239. (0,6 n. л.)
23 Жулковска Т. Эффекты реабилитации взрослых с умственной
отсталостью и профессиональная компетентность специальных
педагогов (Efekty rehabilitacji doroslych osob z uposledzeniem
umyslowym a kompetencje zawodowe pedagogow specjalnych) //
Edukacja Hmnanistyczna W S H TWP. —- Szczecin, 1999. — Nr 1. —
S. 109423.(1,4 П. л.)
24.Жулковска Т. Эмоциональные отношения в семье после развода
и поведение ребенка в дошкольном возрасте (Stosunki
emocjonalne w rodzinie rozbitej a zachowanie si? dziecka w
wieku przedszkolnym) // Zagadnienia Wychowawcze a Zdrowie
Psychiczne. — 1984. — Nr 2. — S. 47-58. (0,8 n. л.)
25.Жулковска Т. Интеракция в семье после развода и адаптация
ребенка к дошкольной подготовке (Interakcje w rodzinie rozbitej a
przystosowanie si? dziecka do przedszkola) // Zeszyty Naukowe
Uniwersytetu Szczeciuskiego. — Szczecin, 1987. — Nr 17. — S.
109-135. (2,6 П.Л.)
46
26.Жулковска Т. Уровень самооценки детей с легкой степенью
умственной отсталости и их положение в школьном классе
(Poziom samooceny dzieci uposledzonych umystowo w stopniu
lekkim a ich pozycja w klasie szkolnej) // Z zagadnien
Oligofrenopedagogiki, T. 1 /Pod red. J Pariczyka. — Warszawa:
WSPS, 1988. — S. 124-139. (1,0 n. л).
27.Жулковска Т. Харцерская дружина как одна из форм проведения
свободного времени и функционирование в школе учащихся с
легкой степенью умственной отсталости (Druzyna harcerska
Nieprzetartego Szlaku jako jedna z form sp?dzania czasu wolnego a
flinkcjonowanie szkolne uczni6w lekko uposledzonych umyslowo) //
Studia pedagogiczne /Pod red. A. Hulka. — Warszawa, 1989. —
T.LV. —8.143-151.(1,0 n. л.)
28.Жулковска Т. Позиция в группе и поведение ребенка с тяжелой
степенью умственной отсталости (Pozycja w grupie а zachowanie
si? dziecka gi?biej uposledzonego umysiowo) // Zeszyty Naukowe
Uniwersytetu Szczeciiiskiego. — Szczecin, 1991. — Nr 56. — S. 6985. (1,5п.л.)
29.Жулковска Т. Воспитательные условия в семье и отношение к
науке школьников с легкой степенью умственной отсталости
(Waranki wychowawcze rodziny а stosunek do nauki szkolnej
ucznidw uposledzonych umyslowo w stopniu lekkim) // Roczniki
Pedagogiki Specjalnej /Pod red. J . Panczyka. — Warszawa: WSPS,
1991. — T. 2. — S. 86-101. (1,2 П. л.)
ЗО.Жулковска Т. Культурные условия в семье и функционирование в
классе школьников с легкой степенью умственной отсталости
(Waranki kulturalne rodziny
а ftinkcjonowanie uczniow
uposledzonych umysiowo w stopniu lekkim w klasie szkolnej) //
Zeszyty Naukowe Uniwersytetu Szczecinskiego. — Szczecin, 1992.
— Nr 84. — S. 69-81. (1,0 П. л.)
31.Жулковска Т. Стиль воспитания в семье и достижения в учебе
школьников с легкой степенью умственной отсталости (Styl
wychowania w rodzinie a osi^gni^cia szkolne uczniow z lekkim
stopniem upoJledzenia umyslowego) // Ruch pedagogiczny. — 1992.
— Nr 5-6, S. J59-171. (1,1 П. л.)
32.Жулковска Т. Воспитательные условия в семье и адаптация
школьников с легкой степенью умственной отсталости (Waranki
47
wychowawcze rodziny a przystosowanie szkolne uczni6w
uposledzonych umyslowo w stopniu lekkim) // Zeszyty naukowe
Uniwersytetu Szczecinskicgo. — Szczecin, 1993. — Nr 106. — S.
139-163. (2,4 П.Л.)
ЗЗ.Жулковска Т. Готовность и отношение к школьному обучению
учащихся с легкой степенью
умственной
отсталости
(Przystosowanie szkolne а stosunek do nauki uczni6w z lekkim
stopniem uposledzenia umystowego) // Zeszyty Naukowe
Uniwersytetu Szczecinskicgo. — Szczecin, 1995. — Nr 107. — S.
37-47. (1,0 П. л.)
34.Жулковска Т. Отделение специальной педагогики в Щецинском
университете — итоги и перспективы исследований (Zaklad
Pedagogiki Specjalnej w Uniwersytecie Szczecinskim — dokonania i
perspektywy Ъadan) // Pedagogika lat dwutysi^cznych /Pod red.
J . Panczyka. — Lodz, 2000. — S. 157-164. (0,4 n. л.)
ЗЗ.Жулковска Т. Рец. на кн. Э. Сахайской «Учим правильной речи»
(Recenzja Е. Sachajska «Uczymy poprawnej wymowy», WSiP,
Warszawa, 1981, S. 160) // Wychowanie w Przedszkolu, — 1983. —
№ 5 . —8,34-41.(0,4 П. л.)
Зб.Жулковска Т. Рец. на кн.: Ревалидизация умственно отсталых
детей и молодежи в семье (Recenzja ksi^zki: Rewalidacja dzieci i
mlodziezy niepeinosprawnej w rodzinie, p. red. A. Hulka, PWN,
Warszawa, 1984) // Zeszyty Naukowe Uniwersytetu Szczecinskiego.
— Szczecin, 1987. — N r 17. — S. 181-189. (0,5 n. л.)
ЗУ.Жулковска Т. Рец. на кн. Ф. Войчеховского «Умственно отсталый
ребенок в семье» (Recenzja ksi^ki F. Wojciechowskiego «Dziecko
umyslowo uposledzone w rodzinie», WSiP Warszawa, 1991) //
Zeszyty Naukowe Uniwersytetu Szczecinskiego. — Szczecin, 1992.
— Nr 84. — S. 195-197. (0,3 n. л.)
Подписано в печать 3 января 2002 г.
Тираж 100 экз. Объем 2,7 п. л.
Типография издательства МГСА «Социум», 2002.
111395 Москва, ул. Юности, 5/1, корп. II
ИД№ 03833 от25.01.2001 г.
ЛПД № 00953 от 12.02.2001 г.
ф
РНБ Русский фонд
2006-4
25102
/^
7 8 ^'V.Tyi
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
0
Размер файла
2 354 Кб
Теги
bd000103585
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа