close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

презентация 1

код для вставкиСкачать
Искусство строения
церквей на Руси
XI – XII вв.
Группа ИИ-1-03
Кондаков Александр
1
2
Русское искусство эпохи Средневековья начиная с X
в. и вплоть до конца XVII столетия неразрывно
связано с Церковью и христианской верой, которую
Русский народ вслед за своими византийскими
учителями называл православной.
Первым городом на Руси, принявшим крещение,
Стал Киев. Начало новой истории и новому
искусству на русской земле было положено в конце
X в. при великом князе Владимире Святославиче.
Древнейшая русская летопись — «Повесть
временных лет» — сохранила предание о том, как
Владимир «испытывал веры», желая выбрать для
Руси иную религию вместо язычества. Княжеские
послы побывали в соседних странах, где
знакомились с обрядами различных религий.
Переживание красоты как святости
сохранится в каждой русской иконе и будет
сокровенным идеалом и непреложным законом для
каждого истинного творца: иконописца, книжника и
зодчего.
3
ДЕСЯТИННАЯ
ЦЕРКОВЬ
Многоглавая церковь Успения Богоматери,
Возвышавшаяся рядом с княжеским двором,
Была прозвана Десятинной, потому что
князь Владимир велел десятую часть своих
доходов отдавать на устроение этого храма.
Храм был построен в 991—996 гг
греческими мастерами. В середине XI в.
церковь с трёх сторон была обстроена
галереями, что характерно для древнерусских
храмов домонгольской эпохи.
За образец была принята церковь Большого
императорского дворца в Константинополе,
также посвященная Богоматери и в истории
Искусства именуемая Фаросской.
Вероятно, что поражала красотой и
великолепием и Десятинная церковь, о которой
ныне может рассказать только её фундамент.
Его вернули из небытия археологи, раскопав в
4
1908 г.
ДЕСЯТИННАЯ
ЦЕРКОВЬ
Десятинная Церковь была возведена из особой
— светло жёлтой и необычно тонкой плинфы
(плоского квадратного кирпича) в традициях
византийского зодчества. Из такого же
материала были построены и дворцы, её
окружавшие. В отделке Десятинной церкви
широко использовалась мозаика.
Учёные по сей день спорят, как выглядел этот
храм. Решить непростую задачу помогают
тщательный анализ археологических раскопок и
Уникальная находка: выложенный древним
мастером из необожжённого кирпича рисунок
западного фасада храма. На протяжении
нескольких десятилетий, пока не был построен
главный храм Киева — храм Святой Софии,
Десятинная церковь оставалась самым
значительным и самым почитаемым храмом
Руси.
В 1240 г., в чёрную годину нашествия
5
Батыя, Десятинная церковь была разрушена.
СПАСО-ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ
СОБОР В ЧЕРНИГОВЕ
Самый древний из дошедших до наших дней в
своём былом облике храмов Киевской Руси
находится не в Киеве, а в Чернигове. Это
Спасо-Преображенский собор, заложенный по
приказанию могущественного князя
Мстислава Владимировича в середине XI в.
За образец данного храма бала взята
Десятинная церковь. Ученые полагают,
что собор строили константинопольские
мастера. Как и все киевские храмы того
времени, он был возведён из плинфы и
необработанного камня, редкими рядами
вкрапленного в кладку. Кирпичи образовывали
полосы на поверхности степы благодаря
особой технике, применявшейся в
Константинополе: кладке «с утопленным
рядом».
6
«Утопленные ряды» чередовались с обычными.
Храмы тогда не штукатурили, и кирпичный
орнамент, выполненный с помощью чуть
Розоватого раствора из-за добавленного в него
толчёного кирпича, помимо нарядности
придавал храму неповторимую лёгкость.
Кирпичный орнамент изящно огибал оконные
проёмы, стелился по стене крестами или
поясами
меандра. На стенах апсид мастера выкладывали
высокие полукруглые плоские пиши (тремя и
двумя ярусами соответственно на центральной и
боковых апсидах).
7
СПАСОПРЕОБРАЖЕНСКИИ
СОБОР В ЧЕРНИГОВЕ
В своей основе это был пятиглавый
храм типа вписанного креста с
развитой алтарной частью и
нартексом — притвором, помещением
с западной стороны храма. Из-за
него храм получался вытянутым,
прямоугольным.
Нартекс обязательно отделялся от
наоса — центральной части храма —
стеной, но с арочными проёмами,
ведущими соответственно в каждый из
нефов.
8
СПАСОПРЕОБРАЖЕНСКИИ
СОБОР В ЧЕРНИГОВЕ
Один из самых красивых элементов
архитектуры Спасо-Преображенского
Собора — тройные аркады,
расположенные в двух ярусах
подкупольного квадрата между
боковыми столбами. В нижних аркадах
Были использованы необычные для
Руси византийские колонны.
Сами аркады — очень древний
архитектурный мотив, встречающийся
в Византийских храмах с V в.
Вторящие друг другу широкие и
торжественные арочные дуги придают
пространству храма зрительные единство.
9
СПАСОПРЕОБРАЖЕНСКИИ
СОБОР В ЧЕРНИГОВЕ
Внутреннее пространство СпасоПреображенского собора обладает необычным
свойством, которое называют пластикой
архитектуры. В покое стен чувствуется
перетекание тяжести от одной опоры к другой,
перед глазами выстраивается всё сложное
многообразие Арочных переходов. Русская
архитектура начиналась здесь триумфом
света, величия и необычайной гармонии.
Стены храма задают ритм внутреннему
пространству и, построив объём, создают
красоту крупных, весомых и как бы
круглящихся объёмов.
В Спасо-Преображенском соборе явлено в
рукотворном творении торжество небесной
власти. Мудрое и высокое наследие Византии,
может быть, нигде более так не ощущается в
архитектуре Древней Руси.
10
УСТРОЙСТВО
КРЕСТОВОКУПОЛЬНОГО
ХРАМА
В Древнерусском государстве получила
Распространение крестово-купольная композиция в
строительстве каменных храмов. Над храмовым
зданием сооружали главный купол, с
которым могло соседствовать от четырёх до
двенадцати меньших куполов. Эту центральную
«главу» поддерживал барабан со световыми
окнами, опиравшийся на четыре главных столба,
находящихся внутри храма. Таким образом,
прямоугольное в плане здание церкви как
бы расчленялось крестом, перекрестье которого
приходилось точно на центр храма — подкупольное
пространство между четырьмя главными столбами.
11
УСТРОЙСТВО
КРЕСТОВОКУПОЛЬНОГО
ХРАМА
Главные и прочие столбы делили храм на нефы
галереи, идущие от входа к алтарю, межрядовые
пространства. Нефов, как правило, было три или
пять. С восточной стороны в храме располагался
алтарь, где происходила наиболее важная
часть христианского богослужения. В области
алтаря церковная стена выдавалась
полукруглыми выступами — апсидами.
Полукруглые покрытия церковных сводов
назывались закомарами. Вход в церковь был в
западной части храма. Над ним древнерусские
зодчие строили хоры — верхнюю открытую
галерею, балкон, где пребывали Во время
богослужения именитые люди: князь, его семья и
приближённые.
12
СОБОР СВЯТОЙ
СОФИИ В КИЕВЕ
Новый этап в истории зодчества
Киевской Руси связан со
строительством Ярослава Мудрого в
стольном граде Киеве.
В конце 30-х — начале 50-х гг. XI
столетия по указанию великого
князя киевского был возведён
самый величественный и
знаменитый из всех русских храмов
— собор Святой Софии.
13
СОБОР СВЯТОЙ
СОФИИ В КИЕВЕ
Без сомнения, этот собор можно
назвать
самым грандиозным из
всех известных в наше время
соборов
Византийской художественной
традиции.
Для архитектуры собора Святой
Софии в
Киеве характерны триумфальность
и
праздничность, связанные с
утверждением авторитета князя и
могущества молодого государства.
14
Огромный пятинефный собор с большими
хорами-«палатами», светлыми и
широкими, имел купол с необычным
взлётом в самом центре, перед алтарём,
где сияют древние мозаики на мерцающем
золотом фоне.
В XI в. Софийский собор был
тринадцатикупольным, но позднее
подвергся
серьёзной перестройке, и число куполов
уменьшилось.
Число глав (куполов) церковного
здания в древнерусской архитектуре было
исполнено глубокого символического
смысла.
15
16
Тринадцать куполов
символизировали Иисуса Христа и
двенадцать апостолов.
Четыре главы, ближайшие к
центральной, напоминали о четырёх
евангелистах: Матфее, Марке, Луке и
Иоанне. Пространство под сенью
главного купола представляет собой
описанный арками огромный крест.
Христос Вседержитель расположен в
куполе горнего неба, словно в
необъятной дали, а в алтаре, на стене
центральной апсиды,
сосредоточенная и строгая
фигура Богоматери.
Её руки вознесены высоко вверх в
непрестанном молении. Вишнёвый
цвет её одеяния — мафория,
окутывающего её голову и
плечи, символизировал страдание.
17
Если древние фрески едва-едва
проступают на
стенах собора, то Мозаики
(изображения или узоры,
выполненные из цветного
непрозрачного стекла
смальты) так же ярки, как и много
веков назад.
Ими украшены главные части храма.
18
Купол как символ Церкви Небесной и
алтарь — символ Церкви земной. Здесь,
в алтаре, совершается великое
таинство: двумя рядами идут к Христу
апостолы, их шаг мерен, коренастые
фигуры исполнены внутренней энергии,
руки с распростёртыми пальцами
застыли в жесте прошения; огромные
глаза обращены к Христу.
Как много света в красках мозаичных
апостольских одеяний! Они ждут
причастия (греч. «евхаристия») —
таинства соединения с Христом,
обновления внутренней духовной жизни
Его Кровью и Телом, претворившимися
из хлеба и вина.
Саркофаг великого князя Ярослава Мудрого. XI в.
А в нижнем ряду мозаичных
изображений, открывающемся в
проёмах предалтарной преграды, даны
образы великих Отцов и Учителей
древней Церкви.
19
ЦEPKOBЬ ПАРАСКЕВЫ
ПЯТНИЦЫ В ЧЕРНИГОВЕ
На рубеже XII—XIII вв. в Чернигове была построена
Пятницкая церковь. Она стала наиболее ярким воплощением
новых веяний в русской архитектуре, которые
характеризуются смелостью конструкций и оригинальностью
композиционного решения.
Храм отличается высоко поднятой центральной частью и
высоким барабаном, который динамично «взлетает» вверх.
Невиданная ранее ступенчатость композиции стала
возможна благодаря аркам под барабаном, размешенным
выше цилиндрических сводов, перекрывающих остальное
пространство храма. Прямоугольное основание плавно
переходит к круглому барабану, который в свою очередь
опирается на возвышающиеся друг над другом арки.
Особую нарядность внешнему облику храма придают
декоративные вставки и пояски из кирпича. Сооружение
одинаково органично воспринимается со всех сторон,
демонстрируя редкое равновесие и стройность форм.
Церковь Параскевы Пятницы в
Чернигове. Рубеж XII—XIII вв.
К началу XX в. внешний вид храма изменили
многочисленные перестройки.
Памятник в годы Великой Отечественной войны был почти
полностью разрушен прямым попаданием авиабомбы.
Однако послевоенная реставрация вернула церкви
20
Параскевы Пятницы облик, близкий к первоначальному.
СОБОР МИХАИЛА
ЗЛАТОВЕРХОГО
В КИЕВЕ
На рубеже XI—XII вв. недалеко от храма Святой
Софии был воздвигну]' собор, посвященный
Архангелу Михаилу, который войдёт в историю
русского народа под именем Златоверхий.
Древнюю церковь постигнет трагическая участь
— Михайловский собор, переживший все
пожары и войны предшествовавших веков,
взорвут в ЗО-е гг. XX столетия, чтобы
освободить место для монумента, который так
и не будет никогда построен. Остатки мозаик и
фресок перенесли на хоры Святой Софии.
Переливы множества оттенков от голубых до
глубоких синих, от зелёных до плотных жёлтых
цветов, оттенённых вишнёвыми и золотыми
контурами, подчёркивают утончённую красоту
сцены причастия алтаря Михайловского собора.
Плавными кажутся движения высоких фигур
апосголов, обращенных друг' к другу в мудрой
беседе. Под руками греческого мастера линии
приобрели совершенство грации, цвета —
благородную насыщенность, а жесты —
ритмическую соразмерность.
В эпоху политической раздробленности (XIII—
XV вв.) искусство изменится: в нём уже не
будет величавого молчания и эпической
простоты XI столетия., отвечающих великой
силе первых озарений духа на русской земле,
но появится иное — глубина оттенков мысли,
выразительность её толкования, зрелая
мудрость языка.
21
Нигде больше на русской земле не сохранятся храмы,
украшенные мозаиками, выложенными из кусочков специально
сваренного цветного непрозрачного стекла — смальты — и
природного камня. Это останется только на киевской земле как
отблеск Византийской империи, подарившей Руси умение
строить храмы и писать иконы. Архитектура древнего Киева
впитывала в себя лучшее, что создавали в то время
архитектурная мысль Византии и её столичная школа. И всё же
молодая христианская Русь отнюдь не чувствовала себя робкой
ученицей. Стройным и умудрённым был язык первых храмов и
мозаик, созданных греческими и русскими мастерами. Русскому
искусству эпохи Средневековья суждено было стать новым
воплощением христианского искусства, по своему значению
равного византийскому, насчитывавшего к XI в. уже шестое
столетие своей истории.
22
НОВГОРОДСКАЯ
АРХИТЕКТУРА XI—XV
СТОЛЕТИИ
XI век в древнерусской архитектуре — это эпоха
«трёх Софий». Византийская архитектурная
традиция, воспринятая русскими мастерами, с
наибольшей полнотой отразилась в киевском соборе
Святой Софии. Однако чем дальше от Южной Руси —
Киева, Чернигова, Переяславля — строился храм, тем
больше в нём черт оригинального русского
зодчества, тем больше собственных находок
привносили в строительную практику местные
мастера. «Младшие сестры» Софии Киевской —
София Новгородская и София Полоцкая —
возводились по образцу «старшей сестры», но
северные зодчие творчески преобразили его до
неузнаваемости.
23
СОФИЙСКИЙ СОБОР В
НОВГОРОДЕ ВЕЛИКОМ
На протяжении нескольких столетий Новгород Великий был
«второй столицей» Руси после Киева. Этот город славился
многолюдностью и богатством. Киевские князья «сажали» на
новгородский престол своих старших сыновей. Вплоть до середины
XII в. княжеская власть в Новгороде располагала немалыми
правами; новгородский князь, используя неисчислимые богатства
города, мог возводить огромные величественные храмы.
В 1045—1050 гг. повелением князя Владимира Ярославича,
«посаженного» в Новгороде отцом Ярославом Мудрым, возвели
один из самых известных соборов Древней Руси — Софию
Новгородскую. «Где Святая София, там и Новгород», — любили
говорить в старину новгородцы. Храм стал символом города, и
даже в бой новгородские ратники ходили с кличем: «За Святую
Софию!».
Собор построен из плинфы (плоского кирпича) и камня, и, хотя
кладка грубее и проще, чем в Киеве, все арки и своды сооружены в
традиционной для того времени манере «с утопленным рядом» (см.
статью «Киевская архитектура»). Об24
ширные хоры (открытые галереи внутри храма) опирались на мощные столбы,
делившие храм на пять частей (нефов) с запада на восток. В середине храма —
крестообразное свободное пространство, увенчанное куполом. Несмотря на то что
основные архитектурные элементы Софии Киевской и Софии Новгородской во многом
совпадают, они производят совершенно различное впечатление.
Тринадцать куполов Софии Киевской как бы постепенно, от господствующей
центральной главы к боковым, переходят в основной храмовый объём. Новгородский
храм выглядит суровее, монументальнее и компактнее. Пять его мощных куполов
высоко подняты над монолитным кубическим храмовым зданием, строго отделяясь от
него. Стены Софии Киевской «дышат», наступая на зрителя и отступая от него,
создавая гармонию ниш, окон, полукружий и малых куполов. Внешний облик
северного Софийского собора гораздо строже, его стены массивны, почти лишены
выступов и лишь изредка прорезаются узкими окнами. В интерьере (внутреннем
пространстве) новгородского храма нет единства, рождающегося из
взаимосоответствия всех элементов конструкции общему принципу своеобразного
«перетекания» про-
25
странств, которое присутствует в киевских храмах.
Внутреннее архитектурное убранство Софии Новгородской
создаёт впечатление необычайной энергии вертикального
движения: собор в полтора раза выше Софии Киевской,
арки удлинены, крупные высокие столбы «прорезают»
внутрихрамовое пространство, разделяя его на гранёные
кубические зоны.
Таким образом, Новгород являет самобытный вариант
православного храма, в меньшей степени, чем в Киене,
связанный с воплощением византийского архитектурного
сознания, но по выразительности и лаконичности
родственный характеру северной природы.
В XI в. София Новгородская возвышалась громадой
розоватой плин-фы над невысокими деревянными
палатами. Фасад украшали бронзовые врата немецкой
работы, попавшие в Новгород в 1187 г. как трофей. Собор
изнутри был расписан фресками, от которых до нашего
времени дошли лишь немногочисленные фрагменты:
изображение святых Константина и Елены, пророков, а
также некоторые другие. Позднее храм был оштукатурен,
и белые стены его стали в ещё большей степени
восприниматься как сплошной, непроницаемый, плотный
массив, создающий впечатление бесстрастной и
величественной простоты. Один из современных
историков новгородской
архитектуры писал: «Даже в наши дни среди
многоэтажной застройки Софийский собор не утратил
главенствующего значения в архитектуре Новгорода».
Во время Великой Отечественной войны (1941 — 1945 гг.)
храм пострадал от артиллерийского обстрела и был
разграблен оккупантами. В послевоенное время его
отреставрировали с любовью и старанием, но, к
сожалению, многие драгоценные фрески погибли
безвозвратно.
26
ГЕОРГИЕВСКИЙ СОБОР
ЮРЬЕВА МОНАСТЫРЯ
В начале XII в. новгородским князем был сын Владимира
Мономаха Мстислав, крупный политический деятель,
получивший впоследствии историческое прозвище
Великий. В годы его княжения новгородская архитектура
обогатилась несколькими монументальными постройками.
В 1113 г. был заложен Николо-Дворищенский собор, а
несколько позднее — собор Рождества Богородицы.
Однако наиболее известным архитектурным памятником
той эпохи является Георгиевский собор Юрьева
монастыря, строительство которого началось в 1119 г.
Среди
многочисленных новгородских церквей разных эпох по
размерам его превосходит один лишь Софийский собор.
Древнерусские зодчие издревле руководствовались
золотым правилом: вписывать архитектуру каждого храма
в окружающий ландшафт, создавая гармонию
рукотворных форм и природы. Место для строительства
церкви всякий раз выбиралось тщательнейшим образом. В
отношении Георгиевского собора Юрьева монастыря
выбор был сделан как нельзя более удачно: собор
расположен на возвышенном берегу реки Волхов в
живописной местности, недалеко от озера Ильмень.
27
По предположению учёных, храм строили
южнорусские мастера. Однако архитектурные
особенности постройки доводят до чистоты и
завершённости черты, присущие
новгородской традиции. Георгиевский собор
отличается лаконичностью форм и
строгостью пропорций. Четыре мощных
столба делят пространство храма на три
нефа. Необычайно высоки арки сводов, хоры
также расположены очень высоко; таким
образом, интерьер открыт на всю высоту и
создаётся впечатление пространственной
ясности, торжественной простоты
композиции. Фасады здания прорезаны
много-численными окнами. Свет,
проникающий через них, заливает хоры и
пространство под куполами.
Стены собора в древности были покрыты
фресками так же, как и степы других
новгородских храмов времён Мстислава
Владимировича, однако до наших дней дошли
только отдельные фрагменты фресок.
Церковь Успения на Торгу. 1135 г.
Храм увенчан тремя мощными главами
разной высоты и размера. Один из куполов
завершает пристроенную к основному зданию
квадратную башню с лестницей, ведущей на
хоры. Число глав символизирует Святую
Троицу, триединство христианского Бога.
28
Церковь Иоанна Предтечи на Опоках
(Ивана на Опоках). 1127 г.
численными окнами. Свет, проникающий через них, заливает
хоры и пространство под куполами.
Стены собора в древности были покрыты фресками так же, как
и степы других новгородских храмов времён Мстислава
Владимировича, однако до наших дней дошли только
отдельные фрагменты фресок.
Храм увенчан тремя мощными главами разной высоты и
размера. Один из куполов завершает пристроенную к
основному зданию квадратную башню с лестницей, ведущей на
хоры. Число глав символизирует Святую Троицу, триединство
христианского Бога.
После Георгиевского собора более ни один новгородский храм
не славился столь же независимым, гордым характером,
выраженным в архитектурных формах. Собор представляег
собой завершающую и одновременно высшую точку в разпитии «княжеской» архитектуры Новгорода. Власть князей
постепенно теряла свои права, подчиняясь вольному нраву
независимых новгородцев. Пройдёт совсем немного времени, и
новгородские князья станут наёмными военачальниками и
судебными администраторами. Средства городской казны
постепенно уходили из-под контроля князей, и это имело
печальные последствия для столь далекой на первый взгляд от
политики сферы человеческой деятельности, какой является
архитектура. Не имея достаточно средств, новгородский князь
уже не мог себе позволить строительство парадных
монументальных соборов, приходилось ограничиваться более
скромными постройками. Последние княжеские храмы в
пределах города были возведены в 20—30-х гг. XII в. К ним
относятся церковь Ивана на Опоках (была передана князем
Всеволодом Мстиславичем купеческой корпорации «Иванское
сто») и церковь Успения на Торгу. Для храмового
строительства тех лет характерно то, что архитектурные
формы упростились, объём церковных зданий уменьшился и
многоглавие сменилось на одноглавие.
29
Собор Рождества Богородицы
Антониева монастыря. 1117 г.
Обший вид Аетиниа с пешеходного
моста через реку Волхов.
Церковь Параскевы Пятницы
30
на Торгу. 1156 г.
Церковь Симеона Богоприимиа
Зверина монастыря. 1467 г.
Церковь Николы Белого
Николо-Бельского монастыря. 1312—1313 гг.
Церковь Двенадцати Апостолов
на Пропастях. 145431
г.
До конца XII столетия несколько храмов
было построено новгородскими
князьями за пределами города.
Последней княжеской постройкой стал
храм Спаса на Нередице, возведённый в
1198 г.
32
БЕЛОКАМЕННОЕ
ЗОДЧЕСТВО ВЛАДИМИРОСУЗДАЛЬСКОЙ ЗЕМЛИ
Северо-Восточная Русь в XII—XV вв.
Лесные земли Ростово-Суздальского княжества долгое
время были глухой окраиной Киевской Руси. Первая
столица — Ростов — возникла только в X в. В начале
следующего столетия появился Ярославль, основание
которого легенда связывает с Владимиром
Мономахом. Осматривая свои северо-восточные
владения, князь остановился на ночлег в посёлке на
берегу Волги. Однако местные волхвы (языческие
жрецы) встретили гостя неприветливо и натравили на
него священного медведя. Владимир в единоборстве
одолел зверя и в память об этом заложил на месте
поселения город, гербом которого стал медведь с
секирой.
Примерно тогда же Владимир Мономах основал
крепость в Суздале и город на Клязьме, получивший
его имя, — Владимир. Строительство в те годы, судя
по остаткам построек, обнаруженных археологами,
вели киевские мастера.
Первым самостоятельным ростово-суздальским князем
стал сын Владимира Мономаха Юрий Долгорукий.
Князь почти постоянно вёл междуусобные войны за
киевский великокняжеский престол, а собственную
землю рассматривал скорее как базу, оплот для
решающего броска на стольный град. Своей
резиденцией Юрий Долгорукий избрал пустынное
место под Суздалем — Кйдекшу, где возвёл мощный
укреплённый замок.
33
ХРАМ СВЯТЫХ БОРИСА И
ГЛЕБА В КИАЕКШЕ
Оплывшие, но до сих пор впечатляющие валы
окружают единственную сохранившуюся постройку
княжеского замка — церковь святых Бориса и Глеба
(1152 г.). По преданию, именно на этом месте
полутора веками раньше разбили стан князья Борис и
Глеб, павшие жертвой династической борьбы за
киевский престол и впоследствии объявленные
Церковью святыми. Четырёхсголпная одноглавая
церковь не похожа на изысканные памятники Киева.
Декор (от лат. decoro — «украшаю») церкви, т. е.
система украшений, необычно скромен для княжеской
постройки: он ограничивается только плоскими
двухуступчатыми выступами-лопатками, которые
соответствуют внутренним сголбам, да простым
пояском поребрика (выступающих углами камней) с
аркатурой (плоскими арочками) под ним.
Многие особенности постройки Юрия Долгорукого —
техника кладки из белого камня, перспективные
порталы, характерная аркачура — роднят её с
романской архитектурой Европы (см. раздел
«Искусство средневековой Западной Европы»).
Церковь Бориса и Глеба
в Кидекше. 1152 г.
Есть все основания считать, что строительная артель,
трудившаяся у суздальского князя, пришла на Русь из
Польши.
34
ПРЕОБРАЖЕНСКИИ
СОБОР В ПЕРЕСЛАВАЕЗАЛЕССКОМ
Одновременно с придворной церковью Юрий Долгорукий
заложил Спасо-Преображенский собор (1152—1157 гг.) в
основанном им городе Переславле-Залесском.
В Древней Руси слово «город» означало в первую очередь
огороженное, т. е. защищенное, место. Поэтому города Юрия
— это города-крепости: Переславль-Залесский, ЮрьевПольской, Кснятин, Дмитров, Москва. Сохранившиеся валы
Переславля достигают в высоту шестнадцати метров.
Спасский собор поражает простотой и суровостью облика.
Храм из-за своих пропорций (его ширина больше, чем высота)
получился почти кубическим, приземистым, тяжёлым; зодчие
воплотили в нём не образ Небесной Премудрости, как в Софии
Киевской, а земную силу и мощь. Однако собор не
воспринимается как примитивный или грубый: прекрасная
кладка стен из гладких, идеально пригнанных блоков придаёт
этому творению рук человеческих одухотворённость,
противопоставляя его дикой природе.
Спасо-Преображенскии собор в
Переславле-Залесском. 1152—1157 гг.
Отличительной чертой храма является почти полное
отсутствие декора. Могучий шлем главы напоминает воинский,
поэтому само собой напрашивается сравнение храма с его
заказчиком, неутомимым воителем Юрием Долгоруким.
35
ВЛАДИМИР
И БОГОЛЮБОВО
Золотые ворота во Владимире.
Размах строительства, предпринятого Андреем, не
может не удивлять: за восемь лет его правления в
княжестве, которое стало называться Влади-мироСуздальским, было возведено больше каменных
зданий, чем за тридцать два года правления Юрия
Долгорукого. Но самым важным был даже не масштаб,
а новая направленность деятельности энергичного
князя. Андрей не пожелал владеть Киевом: в 1169 г.
владимиро-суздаль-ские войска под командованием
среднего сына Андрея Боголюбского захватили город, но князь отдал его племяннику —
двенадцатилетнему отроку, младшему в роду.
Впервые в русской истории киевский престол был
поставлен ниже другого. Князь не собирался
переселяться в уже однажды отвергнутый город: он
мечтал превратить Владимир в новый Киев, который
не уступал бы прославленному образцу.
Строить города «по образу» мировых столиц или
священных градов было характерно для европейской
культуры Средневековья, но в разных странах и в
различные периоды эта идея приобретала местную
окраску. Например, подражание Киева
Константинополю должно было уподобить русский
город древней столице византийских императо-роввасилевсов с таким же Софийским собором,
Ирининским и Георгиевским монастырями. А Андрей
Боголюбский уподоблял Владимир Киеву, чтобы,
наоборот, противопоставить его древней столице
Руси. Во Владимире, как и в Киеве, текли реки
Почайна и Лыбедь, на княжеском дворе стояла
церковь Спаса, а входили в город через Золотые
36
ворота (1164 г.). И сейчас торжест-
Успенский собор в
Владимире. XII в.
венно высится на главной улице Владимира их сводчатый
массив, увенчанный церковью, которая была перестроена в
XVIII в. Высота проёма ворот настолько велика (около
четырнадцати метров), что не позволила мастерам изготовить
воротное полотнище таких размеров. Пришлось перекрыть их
на половине высоты арочной перемычкой, на уровне которой
располагался настил для воинов — защитников ворот.
Разумеется, строители руководствовались не только
практическими соображениями: ворота были форпостом
города, представляли гостям его лицо и служили границей
между враждебным внешним миром и обжитым внутренним.
Поэтому для Божественной защиты ворот на них ставили
церковь, хотя она и ослабляла оборонительные свойства
сооружения. Не случайно, конечно, было выбрано посвящение
надврат-ного храма Положению Ризы Богоматери.
Этот праздник установили в Константинополе в 860 г. после
осады столицы Византийской империи русским войском под
предводительством князя Аскольда. Когда славянский флот подошёл к
берегу вплотную, патриарх Константинопольский погрузил в
воды залива край ризы (одежды) Богоматери, хранившейся во
Влахернском храме, и поднявшаяся буря разбросала корабли
противника. С тех пор этот праздник чтился именно благодаря
его «градозащитному» свойству, а храм Ризположения должен
был обеспечить надёжную защиту ворот. Кроме Золотых ворот
во Владимире были ещё Серебряные и Медные. Надо признать,
что зодчие Андрея Боголюбского достойно справились со своей
задачей: возведённые ими ворота — огромные, белокаменные,
с окованными позолоченной медью створками, с венчающей их
златоглавой церковью — были достойны любой столицы тех
времён.
По высоте владимирские Золотые ворота всё же уступали
киевским, высота проёма которых равнялась высоте
центрального прохода-нефа Софии Киевской. А вот новый
владимирский Успенский собор (1158—1160 гг.), заложенный
Андреем, высотой превосходил все
37
Фрагменты белокаменной резьбы
Успенского собора во Владимире.
соборы Святой Софии на Руси — и киевский, и новгородский, и полоцкий.
По площади храм Андрея Боголюбского был значительно меньше Софии
Киевской и обладал поразительной лёгкостью и стройностью. Стены и
столбы стали тоньше, чем в постройках Юрия Долгорукого; вместо как бы
растекающихся по стене выступов-лопаток появились плоские
четырёхгранные полуколонны — пилястры. Незамысловатые арочки
преобразились в красивый пояс из колонок, свисающих подобно бахроме.
Между колонками, очевидно позолоченными, были написаны изображения
святых. Сверкали золочёной медью также порталы, глава и несущий её
барабан.
Впервые владимирские горожане смогли полюбоваться и резными
каменными рельефами. На одном из них грифоны (фантастические существа
с львиным туловищем, орлиными головой и крыльями) возносили на небо
Александра Македонского. С другого рельефа смотрели фигурки сорока
севастийских мучеников, брошенных в холодное озеро, с третьего — три
отрока, ввергнутые вавилонским царём Навуходоносором в горящую печь. А
вошедшего в храм поражали яркие росписи, полы из цветных майоликовых
плиток, сделанных из обожжённой глины и покрытых глазурью,
драгоценные ткани и ковры. Весь облик собора стал совершенно другим: не
суровый воин заказал возвести эту постройку, а рачительный хозяин и
утончённый ценитель искусства.
Едва ли уступала по роскоши городскому собору княжеская церковь
Рождества Богородицы в Боголюбовском замке (1158—1165 гг.), куда князь
Андрей любил водить почётных гостей. Такой церковью, «всею
добродетелью церковной исполненной, измечтанной всею хитростию»,
можно было гордиться. Её купол несли не столбы, а круглые колонны,
которые завершались пышными золочёными капителями, напоминавшими
короны; стены пестрели фресками, а полы сверкали начищенными плитами
красной меди. Внутри было светло и просторно; высоко возносились хоры,
где во время службы стоял князь со своей свитой. 11ад белокаменной
крепостной стеной издалека были видны золотая глава Рождественской
церкви и две высокие лестничные башни двухэтажного белокаменного
дворца.
Если у Юрия Долгорукого храмы выглядели как крепости, то у Андрея
Боголюбского крепость походила на дворец. Нарядно украшенный фасад с
тройными окнами, с бахромой висячих колонок более подходил парадной
резиденции, чем зданию, рассчитанному на осаду. Площадь перед дворцом
была вымощена камнем: на такой площади не стыдно было бы принять и
самого германского императора Фридриха Барбароссу, который, по
преданию, в знак уважения и дружбы прислал Андрею своих мастеров. Под
белокаменной сенью стояла большая водосвятная чаша. Говорили, что в эту
чашу Андрей щедрой рукой насыпал деньги для раздачи работникам. Князь
чувствовал себя «самовластцем» в своём княжестве и не видел нужды
хорониться за грозными стенами мрачных крепостей.
38
ЦEPKOBЬ ПОКРОВА
НА НЕРЛИ
От остатков Боголюбовского дворца
открывается вид на постройку, ставшую
символом древнерусской архитектуры, —
знаменитую церковь Покрова на Нерли
(1165 г.). Андрей велел поставить её в
том месте, где река Нерль впадает в
Клязьму, в память о сыне, юном Изяславе,
павшем в бою с волжскими булгарами.
Сейчас церковь, уединённо стоящая на
бескрайних просторах владимирских
равнин, отражающаяся в воде неширокой
речки, выглядит покинутой и печальной.
Чем же объясняется её мировая слава?
39
Церковь невелика и удивительно гармонична.
Полуцилиндры апсид (выступов алтарной части
храма), такие грузные, так сильно
выступающие в постройках Юрия Долгорукого,
здесь словно утоплены в тело храма, и
восточная (алтарная) часть не перевешивает
западную.
Фасады разделяются многослойными
четырёхуступчатыми лопатками с
приставленными к ним полуколоннами; острые
углы лопаток и стволы полуколонн образуют
пучки вертикальных линий, неудержимо
стремящихся ввысь. Вертикальное устремление
постепенно и незаметно переходит в
полукруглые очертания закомар.
Церковь Покрова на Нерли. 1165 г.
Красив резной убор церкви. В центре каждого
фасада (кроме восточного), наверху, в поле
закомары, находится рельефная фигура
знаменитого библейского царя Давидапсалмопевца. Царь Давид играет на лире, а
слушают его львы, птицы и грифоны. Птица —
древний символ человеческой души, а лев —
символ Христа.
40
Под львами и птицами в кладку вставлены загадочные маски: юные лики с огромными
очами и распущенными волосами. Некоторые учёные связывали их с образом Богоматери
до Её обручения с Иосифом, когда Пресвятая Дева ещё не покрывала головы. Однако
скорее всего маски изображают ангелов, явившихся послушать Давида и прославить
Богородицу. Изображения Девы Марии в резьбе храма нет, но весь облик церкви, такой
стройной и изысканной, напоминает Её образ, запёчатлённый церковным писателем
Епифанием, особо отмечавшим тонкость Её рук и перстов. Вообще говоря, любую церковь
можно уподобить Богоматери, поскольку Мария в церковной традиции символизирует
Церковь Земную. В храме Покрова на Нерли это умозрительное положение стало
наглядным.
Своей властной политикой Андрей вызвал недовольство бояр и был убит заговорщиками в
Боголюбовском дворце. Предание гласит, что он принял смерть от руки Кучковичей —
братьев его жены, сыновей боярина Кучки, некогда казнённого Юрием Долгоруким.
Владимиром стали править рязанские князья, прежде всего отправившие владимирскую
казну к себе в Рязань. Когда же они посягнули на
имущество церквей и даже на икону Владимирской Богоматери, жители города восстали и
позвали на княжение брата Андрея — Михаила. Тяжелобольного Михаила к месту битвы с
рязанцами принесли на носилках. Несмотря на это, ему удалось обратить противников в
позорное бегство: рязанские князья так торопились, что бросили во Владимире своих жён и
старую мать.
Михаил прожил недолго. Его наследником стал следующий сын Юрия Долгорукого,
Всеволод, получивший за своё большое семейство прозвище Большое Гнездо. Он предал
казни убийц Андрея, повелев бросить их в просмолённых гробах в бездонное озеро.
Говорят, что с тех пор вода в этом озере, получившем название Пловучего, стала чёрной,
как смола. Всеволоду досталось хорошее наследство — богатое, обширное, процветающее
княжество, которое стало сильнейшим на Руси.
41
ДМИТРИЕВСКИЙ СОБОР
В 1185 г. во Владимире случился большой пожар,
повредивший Успенский собор Андрея
Боголюбского.
Надо было или ремонтировать его, или строить
заново. Однако новый князь Всеволод Юрьевич
поступил иначе: зодчие обстроили старый храм
широкими галереями, заключив его в огромный
каменный футляр (1185— 1193 гг.). Стены
андреевского собора частично разобрали,
превратив их в столбы новой постройки, а над
галереями возвели ещё четыре главы.
Таким образом, собор стал пятиглавым и как бы
ступенчатым: выше галерей, служивших
усыпальницей владимирских князей и епископов,
были видны своды центральной части, над
боковыми куполами господствовала центральная
могучая глава.
Если собор Андрея высился над обрывом берега
Клязьмы как прекрасное видение, то собор
Всеволода напоминал могучий уступ горы.
42
Фрагменты белокаменной резьбы
Дмитриевского собора во Владимире. XII в.
43
Дмитриевский собор во Владимире. XII в.
Близ Успенского собора князь устроил новый княжеский двор, где
решил поставить храм в честь своего покровителя Святого Дмитрия
Солунского (1193—1197 гг.), потому что Всеволод носил
христианское имя Дмитрий. Из далёкой Солуни, византийского
города Фессалоники, принесли доску от гроба этого святого воина,
ревностного защитника своего града. На этой доске написали
храмовую икону Дмитриевского собора (накануне Куликовской битвы
Дмитрий Донской перенёс святыню в Успенский собор Московского
Кремля).
Придворный храм Всеволода не так строен, как церкви Андрея Боголюбского, но и не так приземист, как храмы его отца: он кажется
золотой серединой между ними. Первоначально его обходили
торжественные галереи, а у западного фасада высились две могучие
лестничные башни (к сожалению, малосведущие реставраторы во
времена Николая I приняли их за более поздние постройки и
разобрали). А вот по богатству резного убранств;! он превосходит
всё, что строилось до него не только во Владимирском княжестве,
но, пожалуй, и во всей Руси. Вся верхняя часть стен храма, начиная
со ставшего обязательным для владимиро-суздальского зодчества
аркатурно-колончатого пояса, покрыта разнообразной резьбой. Её
можно рассматривать часами как своеобразную энциклопедию:
ангелы, птицы, звери, фантастические существа и растения сплошь
покрывают стены между многослойными лопатками. Под арочка-ми
колончатого пояса стоят многочисленные святые, а в полях закомар
расположены сюжетные сцены. Здесь тоже нашлось место для
сюжета «Вознесение Александра Македонского», а на другом фасаде
появился — совсем неожиданно для русской традиции — портрет
самого Всеволода с сыновьями; новорождённого сына князь держит
на руках. Выбор этих сюжетов продиктован назначением собора —
княжеского домового храма, а также желанием возвеличить его
могущественного заказчика.
Гораздо менее понятна тематика сюжетов богатой каменной резьбы.
Выдающийся исследователь владимиро-суздальского зодчества Н. Н.
Воронин подсчитал, что разные звери на резьбе храма изображены
двести сорок три раза, птицы — около двухсот пятидесяти раз, а
львы сто двадцать пять раз. С ними соседствуют полуфигуры святых
и всадники, а господствует над всем трижды повторённая (на разных
фасадах) фигура библейского песнопевца. Может быть, мастера
хотели изобразить весь существующий мир, все живые творения
прислушивающимися к Божественному слову? «Всякое дыхание да
хвалит Господа» — так сказано в одном из псалмов Давида. А может,
их вдохнонил описанный в Библии образ Соломонова храма, который
считался непревзойдённой вершиной зодчества всех времён?
44
ГЕОРГИЕВСКИЙ СОБОР В
ЮРЬЕВЕ-ПОЛЬСКОМ
Другим шедевром белокаменного зодчества является
Георгиевский собор в Юрьеве-Польском (1230— 1234 гг.).
Его построил сын Всеволода Святослав — тот, который
изображён на руках у отца на рельефе Дмитриевского
собора.
Георгиевский собор в
Юрьеве-Польском. XIII в.
Резьба Георгиевского собора двуплановая: изображения,
выполненные в высоком рельефе, размещены на фоне
плоского коврового узора из растительных завитков.
Сочетание низкого рельефа с высоким производит
удивительное впечатление, будто резьба выступает,
прямо на глазах выходит наружу из гладкой поверхности
стены. Если в церкви Юрия Долгорукого в Кидекше
мастер явно «прикладывал» резные детали к телу храма,
то здесь они будто вообще не высечены человеческими
руками, а порождены самим камнем.
С запада на входящего смотрел резной деисус (греч.
«моление»), а северный фасад охраняли святые
покровители владимирской княжеской династии. В
образе воина над северным притвором (постройкой у
входа) учёные видят Святого Георгия — святого,
носившего то же имя, что и основатель династии Юрий
(Георгий) Долгорукий.
В резьбу включены многочисленные библейские сцены,
Очевидно, главная идея, воплощённая в резном наряде
собора, — это охрана, Божественная защита княжества.
45
Княжеский дворец Боголюбове XII в. Реконструкция.
46
47
Заключение
Церковь в Древней Руси была не только
культовым сооружением. Она учила и
воспитывала, т.е. играла роль школы. Кроме
того, прививала людям, шедшим туда,
определённые моральные нормы, ставила
жизненные цели, показывала пути
достижения этих целей, т.е. пути
приближения к идеальному образу, к Богу.
48
Список литературы
1)Б.А.Рыбаков. Киевская Русь и русские княжества. 1993.
2)Н.М.Никольский. История русской церкви. 1983.
3)Карташев А. В. Очерки по истории русской церкви. - М., 1998.
49
Документ
Категория
Презентации по истории
Просмотров
253
Размер файла
6 824 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа