close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Ученые записки. Вып.17

код для вставкиСкачать
ISSN 2079-5653
Министерство спорта и туризма Республики Беларусь
Учреждение образования
«Белорусский государственный университет физической культуры»
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
УЧЕНЫЕ
ЗАПИСКИ
по
зи
то
Сборник рецензируемых научных трудов
Ре
Выпуск 17
Минск
БГУФК
2014
УДК796.001(081)
ББК 75
У91
ISSN 2079-5653
Рекомендовано к изданию редакционно-издательским советом БГУФК
Издание выходит с 1997 года
Заместитель главного редактора
д-р пед. наук, проф. Т. П. Юшкевич
К
Ред а к ционная кол л егия:
Главный редактор
д-р пед. наук, проф. Т. Д. Полякова
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
Члены редколлегии:
д-р филос. наук, доц. Т. Н. Буйко,
канд. пед. наук, доц. Р. Э. Зимницкая,
д-р пед. наук, проф. Е. И. Иванченко,
д-р пед. наук, проф. М. Е. Кобринский,
канд. пед. наук Г. П. Косяченко,
д-р психол. наук, проф. Л. В. Марищук,
д-р биол. наук, проф. С. Б. Мельнов,
д-р пед. наук, д-р биол. наук, доц. А. А. Михеев,
канд. пед. наук, доц. М. Д. Панкова,
канд. биол. наук, доцент И. Н. Рубченя,
д-р мед. наук, проф. И. Н. Семененя,
канд. пед. наук, доцент Н. Б. Сотский,
канд. пед. наук, доц. Е. В. Фильгина,
д-р пед. наук, проф. А. Г. Фурманов
Ученые записки : cб. рец. науч. тр. / редкол.: Т. Д. Полякова (гл. ред.)
У91 [и др.] ; Белорус. гос. ун-т физ. культуры. – Минск : БГУФК, 2014. –
Вып. 17. – 299 с.
Ре
В данном издании содержатся научные труды, в которых имеются теоретические выкладки и практические рекомендации по совершенствованию системы управления физкультурно-оздоровительной и спортивной работой, системы
подготовки высококвалифицированных спортсменов и спортивного резерва,
а также по физическому воспитанию различных слоев населения, физической
реабилитации и оздоровительной физической культуре.
Представленные научные материалы могут быть полезны для специалистов, работающих в отрасли «Физическая культура, спорт и туризм».
УДК 796.001(081)
ББК 75
© Оформление. Учреждение образования
«Белорусский государственный университет
физической культуры», 2014
СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОЙ
РАБОТЫ В БЕЛОРУССКОМ ГОСУДАРСТВЕННОМ
УНИВЕРСИТЕТЕ ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ
Т.Д. Полякова, д-р пед. наук, профессор,
М.Ф. Елисеева, Н.А. Бурковская, В.А. Данилович,
Белорусский государственный университет физической культуры
Ф
К
В статье представлена информация о научно-исследовательской работе,
которая проводилась в 2013 году, об участии сотрудников университета в реализации заданий Государственной программы развития физической культуры
и спорта, грантах, международных проектах, научно-организационных мероприятиях, проведенных в университете.
Б
ГУ
THE STATE AND PROSPECTS OF RESEARCH WORK AT THE
BELARUSIAN STATE UNIVERSITY OF PHYSICAL CULTURE
ри
й
The article provides information on the research work which was carried out
in 2013, on participation of the university staff in realization of the tasks of the State
Program for the Development of Physical Culture and Sport, in grants, international
projects, and scientific-organizational activities held at the university.
по
зи
то
В 2013 учебном году научные исследования проводились:
1. В соответствии с планом НИР университета на 2011–2015 годы по
33 темам (таблица).
Таблица – Список тем плана НИР БГУФК в 2013 году
Ре
Наименование
кафедры, структурного
Название темы
подразделения
1
2
Факультет оздоровительной физической культуры и туризма
Кафедра анатомии
Тема 1.2.1. Совершенствование преподавания дисциплины
«Анатомия»
Кафедра белорусского Тема 1.2.2. Совершенствование учебного процесса и методики
и русского языков
преподавания филологических дисциплин в БГУФК на кафедре
белорусского и русского языков
Кафедра иностранных Тема 1.2.3. Совершенствование содержания профессиональноязыков
ориентированного обучения иностранным языкам в БГУФК
Кафедра лечебной
Тема 3.1.1. Коррекция психофизического состояния лиц, имеющих
физической культуры отклонения в состоянии здоровья
Кафедра менеджмента Тема 1.1.1. Организационно-методическое обеспечение
спорта и туризма
управленческой деятельности физкультурно-спортивных и
туристических организаций
3
Продолжение таблицы
1
2
Тема 3.2.1. Совершенствование системы ресурсного обеспечения
ОФК
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
Кафедра
оздоровительной
физической культуры
Кафедра физиологии и Тема 1.2.9. Совершенствование учебного процесса и
биохимии
самостоятельной работы студентов по курсу биохимии в БГУФК
Тема 2.4.4. Функциональное состояние кардиореспираторной
системы и физиологические особенности физической
работоспособности легкоатлетов с различной направленностью
тренировочного процесса сборной команды БГУФК
Кафедра физического Тема 3.2.2. Разработать программно-методическое обеспечение
физического воспитания детей дошкольного возраста
воспитания
дошкольников
Кафедра физической
Тема 1.2.10. Совершенствование содержания преподавания
реабилитации
специальностей: 1-88 01 03 «Физическая реабилитация и
эрготерапия» по направлениям, 1-88 02 01-01 «Спортивнопедагогическая деятельность (тренерская работа по у-шу)»
Тема 3.2.3. Разработка и внедрение оздоровительных,
реабилитационных и эрготерапевтических методик в работу с
различными категориями населения
Спортивно-педагогический факультет массовых видов спорта
Тема 2.3.1. Совершенствование физической и технико-тактической
Кафедра водноподготовки квалифицированных спортсменов в водно-технических
технических видов
видах спорта
спорта
Кафедра гимнастики
Тема 2.3.2. Тренировочная и соревновательная деятельность
спортсменов высокой квалификации и резерва по спортивным
видам гимнастики в макроцикле 2011–2015 гг.
Кафедра легкой
Тема 2.3.3. Совершенствование видов подготовки легкоатлетов
атлетики
различной квалификации
Кафедра лыжного и
Тема 1.2.6. Разработка и совершенствование учебных программ и
стрелкового спорта
методических материалов по лыжным гонкам, пулевой стрельбе,
биатлону и спортивному ориентированию
2.3.4. Совершенствование тренировочного процесса в видах
спорта: лыжные гонки, фристайл, горнолыжный спорт, биатлон,
пулевая стрельба и спортивное ориентирование
Кафедра педагогики
Тема 1.2.7. Инновационные подходы к совершенствованию
профессионального педагогического образования будущих
тренеров по избранному виду спорта (на примере дисциплин
кафедры педагогики)
Кафедра плавания
Тема 2.3.5. Система тренировки и отбора на различных этапах
многолетней подготовки в плавании и других водных видах спорта
Кафедра психологии
Тема 2.3.6. Научно-методическое обеспечение психологического
сопровождения олимпийского резерва
Тема 2.3.7. Система подготовки в видах контактных
Кафедра спортивнобоевых единоборств и единоборств на различных этапах многолетнего спортивного
совершенствования и профессионально-прикладной физической
спецподготовки
подготовки к служебно-боевой деятельности
4
Продолжение таблицы
2
Тема 2.4.1. Заболеваемость и травматизм членов сборной команды
БГУФК по легкой атлетике
Тема 2.4.3. Функциональное состояние гандболистов сборных
команд БГУФК
Спортивно-педагогический факультет спортивных игр и единоборств
Кафедра биомеханики Тема 2.1.1. Исследование и синтез биомеханической структуры
физических упражнений на основе моделирования и тренажерных
технологий
Тема 2.2.1. Тренировочная и соревновательная деятельность
Кафедра
квалифицированных спортсменов и резерва велосипедистов,
велосипедного,
конькобежцев, конников, фигуристов
конькобежного и
конного спорта
Кафедра спортивной
Тема 2.3.8. Совершенствование тренировочной и
борьбы
соревновательной деятельности высококвалифицированных
борцов
Кафедра спортивных Тема 2.3.9. Разработка банка данных о средствах контроля
игр
разносторонней (физической, технико-тактической и интегральносоревновательной) подготовленности спортсменов разного пола,
возраста и квалификации в игровых видах спорта (на примере
баскетбола, волейбола, гандбола и тенниса)
Тема 1.2.8. Проблемы структуры и содержания теории физической
Кафедра теории и
методики физического культуры и теории спорта
воспитания и спорта
Кафедра фехтования, Тема 2.3.10. Совершенствование тренировочной и
соревновательной деятельности в фехтовании, боксе и в тяжелой
бокса и тяжелой
атлетике
атлетики
Кафедра философии и Тема 1.2.11. Качество высшего физкультурного образования как
истории
фактор становления профессиональной культуры специалиста:
социально-антропологический аспект
Кафедра футбола и
Тема 2.3.11. Соревновательная деятельность футболистов и
хоккея
хоккеистов высокой квалификации
Структурные подразделения университета
МУНИЛ
Тема 2.4.2. Фактическое питание и его рационализация в сборных
командах БГУФК (каратэ, рукопашный бой, таэквондо)
ИППК
Тема 1.2.4. Теоретико-методические основы повышения
квалификации и переподготовки кадров в области физической
культуры и спорта
Институт туризма
Тема 1.2.5. Методологические основы инновационного
развития системы непрерывного образования в сфере туризма,
гостеприимства, рекреации и экскурсоведения
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
1
Кафедра спортивной
медицины
По заданиям Государственной программы развития физической культуры и
спорта в Республике Беларусь на 2011–2015 годы (далее – Госпрограмма):
(39) «Разработать и внедрить в практику спорта методики повышения общей работоспособности спортсменов с применением тренировочного гемокорригирующего стенда» (срок выполнения: 3 кв. 2011 г. – 2 кв. 2013 г.) – завершено;
5
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
(43) «Разработать и внедрить в практику конного спорта технологии улучшения функционального состояния спортивных лошадей с использованием
фоно-, магнито- и фотофореза хондропротекторов» (срок выполнения: 1 кв.
2012 г. – 4 кв. 2014 г.);
(53) «Разработать и внедрить в подготовку олимпийского резерва комплексные компьютерные программы для диагностики многоуровневой системы психологической подготовленности спортсменов и развития актуальных психических качеств» (срок выполнения: 1 кв. 2011 г. – 4 кв. 2013 г.) – завершено.
По двум завершенным заданиям Госпрограммы были получены следующие результаты и осуществлено внедрение в практику подготовки спортсменов
национальных команд и ближайшего резерва:
– разработана методика повышения общей работоспособности спортсменов
с применением тренировочного гемокорригирующего стенда, которая внедрена
в учебно-тренировочный процесс высококвалифицированных спортсменов национальных команд Республики Беларусь по велосипедному и конькобежному
спорту и ближайшего резерва, а также в учебный процесс БГУФК при изучении
дисциплины «Теория и методика обучения и спортивной тренировки»;
– разработана и внедрена в учебно-тренировочный процесс подготовки олимпийского резерва методика формирования психологической подготовленности спортсменов на основе использования компьютерных программ
(PSY-MONIT и PROFIL-AS) в УО «МГОУОР» (акт внедрения 46/13 от
16.09.2013), СДЮШОР по баскетболу ОАО ППО «Горизонт» (акт внедрения
44/13 от 17.06.2013), УО «МГГУОР» (акт внедрения 13/13 от 15.03.2013) с проведением обучающих семинаров для тренеров и психологов на базе областных
училищ олимпийского резерва Республики Беларусь. Разработанные компьютерные программы были зарегистрированы в Национальном центре интеллектуальной собственности Республики Беларусь.
Выполнялась научно-исследовательская работа по 5 проектам, получившим грантовую поддержку:
Разработать электронную систему тестирования уровня подготовленности
специалистов отрасли ФКСиТ по дисциплине «Теория и методика физического
воспитания» (научный руководитель: канд. пед. наук, доцент А.Л. Смотрицкий);
Изучить преемственность обучения между II ступенью высшего образования (магистратурой) и послевузовским образованием (аспирантурой) (научный
руководитель: д-р пед. наук, профессор Т.Д. Полякова);
Разработать учебное наглядное пособие «Миология» с элементами динамической и функциональной анатомии (научный руководитель: канд. мед. наук,
доцент Г.М. Броновицкая);
Разработать и внедрить в подготовку специалистов по физической культуре и
спорту мультимедийный комплекс по дисциплине «Психология физической культуры и спорта» (научный руководитель: канд. пед. наук, доцент В.Г. Сивицкий);
Провести в мониторинговом режиме социологическое исследование отношения белорусского спортивного сообщества к допингу в спорте (научный руководитель: канд. ист. наук, доцент А.Г. Гататуллин).
6
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
В результате выполнения данных проектов:
разработана компьютерная программа тестирования уровня подготовленности специалистов отрасли ФКСиТ по дисциплине «ТиМФВ», положение об
электронном тестировании, подготовлен практикум по дисциплине «Теория и
методика физического воспитания», содержащий 314 тестовых заданий, система
компьютерного тестирования была внедрена в образовательный процесс ИППК;
разработан мультимедийный комплекс по дисциплине «Психология физической культуры и спорта», включающий лекции по дисциплине «Психология
физической культуры и спорта», практические задания для закрепления учебного материала и задания для программированного опроса, систему их оценки.
Мультимедийный комплекс «Психология физической культуры и спорта» апробирован и внедрен в учебный процесс БГУФК (3 акта о внедрении);
разработан учебно-методический комплекс для аспирантуры: учебное пособие; образовательная программа аспирантуры; методические рекомендации
для членов аттестационных комиссий, содержащие требования к аспиранту для
прохождения промежуточной и итоговой аттестации за каждый год обучения и
требования для прохождения государственной аттестации для присвоения научной квалификации «Исследователь», образцы отчетной документации; методические рекомендации для аспирантов, включающие требования к аспиранту по
годам обучения, образцы календарного и индивидуального планов, процедуру
аттестации;
подготовлено первое национальное учебное наглядное пособие «Миология» с элементами динамической и функциональной анатомии с адаптацией общепринятых методик обучения по темам «Мышцы туловища», «Мышцы головы
и шеи», «Мышцы верхней конечности» и «Мышцы нижней конечности», содержащее иллюстративный материал к вышеперечисленным темам лабораторных
занятий с помощью компьютерной графики;
в соответствии с разработанной программой социологического исследования
«Отношение белорусского спортивного сообщества к допингу в спорте», включающей анкеты «Отношение белорусских спортивных болельщиков к допингу в
спорте» и «Отношение белорусских спортсменов и тренерского состава к допингу
в спорте», был проведен анкетный опрос белорусских спортсменов, тренерского
состава и белорусских спортивных болельщиков об их отношении к применению допинга в спорте, всего было опрошено 785 респондентов. По итогам исследования были разработаны методические рекомендации «Проблема допинга в
спорте» для кураторов студенческих академических групп БГУФК.
По международным проектам:
IV PROJEKT TETV516630-TEMPUS-1-2011-1-DE-TEMPUS-JPHES по теме
«Подготовка и повышение квалификации преподавателей дисциплин по туризму в Республике Беларусь» (сроки выполнения: 2011–2014 гг.);
«Элитные спортсмены в старшей школе. Модели спортивного успеха» (сроки выполнения: 2013 г.) – совместно со Швецией, Польшей и Латвией.
В выполнении НИР приняли участие: 10 докторов наук; 105 кандидатов наук; 212 преподавателей без ученой степени, 46 аспирантов, 311 студент.
7
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
Основные научные результаты отражены в 831 публикации, из них: монографий – 4; словарей – 3; учебников и учебных пособий с грифом Министерства
образования – 3; учебно-методических пособий (с грифом УМО) – 9; пособий –
33; методических рекомендаций – 5; практических руководств – 20; программ –
8; научных статей в сборниках, рекомендуемых ВАК для опубликования результатов научных исследований – 100; научных статей в материалах конференций и
других сборниках – 599. В 2013 году изданы: сборник рецензируемых научных
трудов «Ученые записки» (выпуск 16), 4 выпуска информационно-аналитического бюллетеня, 4 номера научно-теоретического журнала «Мир спорта». Полученные результаты подтверждены 90 актами внедрения в практику.
Сотрудниками университета в 2013 году получены 2 патента:
Патент на полезную модель «Устройство для восстановления равновесия
пациента с ампутированной нижней конечностью» (выдан Национальным центром интеллектуальной собственности Республики Беларусь);
Патент на полезную модель «Способ тестовой оценки психофизических
качеств спортсменов» (выдан Государственной службой интеллектуальной собственности Украины).
В 2013 году создана межкафедральная учебно-научно-исследовательская
лаборатория (МУНИЛ) с целью повышения статуса фундаментальных исследований в университете, эффективности подготовки научных работников высшей
квалификации, совершенствования научно-исследовательской работы профессорско-преподавательского состава и студентов. Непосредственная деятельность
МУНИЛ направлена на научно-методическое, психолого-педагогическое, медико-биологическое, социологическое и информационное обеспечение подготовки спортсменов национальных команд Республики Беларусь и сборных команд
университета по видам спорта, что будет осуществляться в рамках выполнения
проекта отраслевого назначения «Разработать и внедрить программу комплексного сопровождения учебно-тренировочного процесса студентов-спортсменов
на основе психофизиологического мониторинга и немедикаментозных оздоровительных технологий».
В 2013 году началось оснащение МУНИЛ, в результате чего приобретены:
программно-аппаратный комплекс «Анализатор состава тела человека
«Спрут 2» – для выявления особенностей компонентного состава массы тела
спортсменов методом биоимпеданстного анализа состава тела и баланса водных
средств в зависимости от вида спорта, направленности тренировочного процесса и периода подготовки;
программно-аппаратный комплекс «Интекард» – для оценки функционального состояния миокарда у спортсменов при адаптации к тренировочным и соревновательным нагрузкам;
Polar различных модификаций – RS 400 – 9 шт., RS 800 – 3 шт., RS 800
GPS – 3 шт., FT4 – 1 шт, FT80 – 1 шт. – для мониторинга сердечного ритма при
выполнении тренировочных нагрузок различного объема и интенсивности.
8
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
В декабре 2013 года организационно-аналитическим отделом МУНИЛ был
проведен обучающий семинар по использованию мониторов сердечного ритма «Polar». В семинаре приняли участие заведующие и преподаватели кафедр
университета, выполняющие исследования в рамках кафедральных научно-исследовательских тем, а также аспиранты, которые планировали использование
мониторов сердечного ритма «Polar» в исследовании в рамках выполнения темы
диссертационной работы.
В этот же период сотрудниками лаборатории был проведен семинар-презентация МУНИЛ, на который были приглашены представители сборных команд университета по различным видам спорта, а также ответственные за научную работу на факультетах и кафедрах. Целью данного семинара было привлечение заинтересованных сторон к целенаправленной разработке и выполнению
тем НИР, необходимых для достижения более высоких спортивных результатов
университета. На примере студентов-спортсменов кафедры легкой атлетики
были представлены результаты пилотных психологических и физиологических
исследований, которые могут выполняться отделом психофизиологического
мониторинга спортсменов и немедикаментозных оздоровительных технологий
МУНИЛ. Заведующий отделом кандидат медицинских наук Д.К. Зубовский рассказал о возможности применения немедикаментозных технологий для восстановления и оздоровления студентов.
В феврале 2014 года организационно-аналитическим отделом МУНИЛ совместно с Советом молодых ученых БГУФК был организован семинар для магистрантов, аспирантов, преподавателей, ответственных за научную работу на
кафедрах по участию в международных научных проектах, предлагаемых странами Европейского союза, Восточной Европы и странами Скандинавии. Были
представлены основные фонды, которые выделяют индивидуальные и коллективные гранты для различных категорий исследователей, а также некоторые зарубежные университеты, выполняющие исследования в сфере физической культуры и спорта.
2. Научно-исследовательская работа студентов (далее – НИРС)
НИРС организована на кафедрах университета в соответствии с учебной
программой (УИРС) и во внеучебное время через СНК. Всего в работе СНК в
2012/2013 учебном году приняли участие 752 человека, в том числе на факультете ОФКиТ – 271 человек, на СПФ МВС – 193 человека, на СПФ СИиЕ – 254 человека, институт туризма – 34 человека. НИРС осуществляется в соответствии с
планами работы факультетов и кафедр, в которых отражены проводимые мероприятия, сроки проведения студенческих конференций и списки членов СНК. На
всех кафедрах в 2012/2013 учебном году были проведены тематические конференции в соответствии с запланированными сроками. На основании результатов
научно-исследовательской деятельности было подготовлено 177 публикаций.
Одним из важных этапов в организации и проведении НИРС является участие в Республиканском конкурсе научных работ студентов. В 2013 году в Республиканском конкурсе научных работ студентов высших учебных заведений
9
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
Республики Беларусь из 57 научных работ студентов университета 3 работы получили 1 категорию, 20 работ были отмечены 2 категорией; 16 работ удостоены
3 категории и 18 – без категории. Удельный вес студенческих работ, получивших
категорию, от общего числа представленных на конкурс работ составил 68,4 %
(в 2012 году – 72,3 %, в 2011 году соответственно – 62,7 %): Данный целевой
показатель для факультета ОФКиС составил 93,8 %, СПФ МВС – 60,9 %, СПФ
СИиЕ – 42,9 %, Института туризма – 100 %.
3. Проведение научно-организационных мероприятий
В 2013 году в рамках XIII Международной научной сессии по итогам НИР
за 2012 год «Научное обоснование физического воспитания, спортивной тренировки и подготовки кадров по физической культуре, спорту и туризму» были
проведены 4 конференции и 3 семинара:
20.03.2013 г. – Международный научно-практический семинар «Актуальные вопросы учебно-тренировочной и соревновательной деятельности в конькобежном спорте, шорт-треке и фигурном катании» совместно с Белорусским
союзом конькобежцев;
18.04.2013 г. – Международная научная конференция «Социально-антропологическое измерение профессиональной культуры специалиста: к 20-летию
историко-этнографического музея БГУФК»;
25–26.04.2013 г. – Х Международный методический семинар по спортивной психологии;
16–17.05.2013 г. – VI Международная научно-практическая конференция
молодых ученых «Молодежь – науке. Актуальные проблемы теории и методики
физической культуры и спорта»;
17.05.2013 г. – Международный научно-практический семинар «Современные системы подготовки спортсменов высокого класса и резерва в спортивных
видах гимнастики и танцевальном спорте;
24.05.2013 г. – Научно-практическая конференция «Физическая культура,
спорт и туризм в системе дополнительного образования взрослых»;
30.05.2013 г. – Международная научная конференция «Актуальные проблемы физической реабилитации и эрготерапии: к 20-летию кафедры физической
реабилитации» (научно-педагогическая школа Т.Д. Поляковой, М.Д. Панковой);
За рамками сессии были проведены:
24.09.2013 г. – Международная научно-практическая конференция «Современные технологии в сфере туризма, гостеприимства, рекреации, экскурсоведения и физической культуры» в рамках VIII Форума творческой и научной интеллигенции государств – участников СНГ;
23.10.2013 г. – Международная научно-практическая конференция «Актуальные проблемы подготовки высококвалифицированных легкоатлетов и ближайшего резерва» совместно с Белорусской федерацией легкой атлетики.
В целом в научных мероприятиях участие приняли более 900 человек: тренеры национальных команд по различным видам спорта, тренеры и психологи
из училищ олимпийского резерва, ДЮСШ и СДЮШОР, представители Бело10
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
русского союза конькобежцев и Белорусской федерации легкой атлетики, профессорско-преподавательского состава БГУФК, НИИ физической культуры и
спорта Республики Беларусь, Республиканского центра спортивной медицины,
учреждений высшего образования Республики Беларусь, Российской Федерации, Украины, Литвы, Эстонии, Ирана, Ирака и Ливии, организаций Министерства здравоохранения и Министерства обороны Республики Беларусь. В рамках работы семинаров участникам из числа тренеров были выданы информационно-аналитические бюллетени «Гипоксическая тренировка», «Зимние виды
спорта», «Гимнастика», «Легкая атлетика».
По итогам проведенных конференций выпущены 6 сборников материалов.
4. Подготовка научных работников высшей квалификации
Одной из составляющих научно-исследовательской работы в университете
являются диссертационные исследования аспирантов.
Подготовка научных работников высшей квалификации в аспирантуре университета осуществляется по двум научным специальностям:
13.00.04 – теория и методика физического воспитания, спортивной тренировки, оздоровительной и адаптивной физической культуры (педагогические
науки);
03.03.01 – физиология (биологические науки).
В докторантуре по специальности 13.00.04 – теория и методика физического воспитания, спортивной тренировки, оздоровительной и адаптивной физической культуры.
В настоящее время в аспирантуре БГУФК обучаются 58 человек, из них:
24 по дневной форме обучения, 21 по заочной и 13 в форме соискательства. 48
человек обучаются за счет республиканского бюджета, 10 человек на платной
основе, в том числе 2 иностранных гражданина. В докторантуре обучаются 2
докторанта за счет республиканского бюджета.
Научное руководство аспирантами и соискателями осуществляют 7 докторов наук и 22 кандидата наук. Из 29 научных руководителей 10 являются сотрудниками других учреждений высшего образования и организаций. Научным
консультантом докторантов является д-р пед. наук, профессор Т.Д. Полякова.
НИР аспирантов, соискателей и докторантов выполняются по научным направлениям, проводимым кафедрами.
Подготовка научных работников высшей квалификации проходит на 18 кафедрах университета. Наиболее активно в подготовке научных работников высшей квалификации участвует спортивно-педагогический факультет МВС. На
кафедрах факультета проходят подготовку 2 докторанта, 19 аспирантов и 7 соискателей, на кафедрах СПФ СИиЕ 12 аспирантов и 4 соискателя и на кафедрах
факультета ОФКиТ 13 аспирантов и 2 соискателя.
Как известно, существенной проблемой в университете является недостаточное количество педагогических кадров, имеющих ученую степень. Так, из
данных, приведенных в таблице, видно, что из 60 человек, проходящих подготовку на кафедрах университета, только 20 % обучающихся проходят подго11
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
товку для собственных нужд, и 80 % – для других учреждений образования и
организаций.
В 2013 году 13 человек завершили обучение в аспирантуре. Государственная аттестационная комиссия присвоила научную квалификацию «Исследователь» в области педагогических наук всем выпускникам аспирантуры. Кроме
того, 1 аспирант защитил кандидатскую диссертацию досрочно, 1 аспирант –
выпускник 2014 года прошел предварительную экспертизу диссертации в рамках обучения в аспирантуре и 23 января успешно ее защитил.
Отделом науки, аспирантурой проводится ряд мероприятий для решения
проблемы качественной и своевременной подготовки диссертационных работ.
Повышение требований к качеству подготовки специалистов высшей научной
квалификации предполагает совершенствование образовательных программ,
призванных обеспечить формирование и развитие научно-исследовательской
компетентности специалистов.
С этой целью:
– в учебный план подготовки аспирантов введена новая дисциплина «Математическая статистика в педагогических и биологических исследованиях»;
– утверждены новые учебные планы для всех форм подготовки обучающихся в аспирантуре;
– разработана новая форма планирующей и отчетной документации: индивидуальный план работы аспиранта (соискателя, докторанта);
– два раза в год проводится текущая аттестация на заседаниях кафедр, факультетов, аттестационных комиссий с целью контроля выполнения аспирантами, соискателями и докторантами индивидуального плана работы;
– практикуется аттестация аспирантов-выпускников в форме научного доклада с презентацией результатов научного исследования;
– аспирантам, получающим в дневной форме послевузовское образование
за счет средств республиканского бюджета, имеющим положительные результаты текущей аттестации и успешно выполняющим индивидуальный план работы, устанавливаются надбавки к стипендиям;
– ежегодно аспиранты дневной формы получения образования участвуют в
конкурсе на присуждение стипендии Президента Республики Беларусь – в 2013
году аспиранту Д.Э. Шкирьянову была присуждена стипендия Президента Республики Беларусь. На присуждение стипендии в 2014 году направлены документы аспирантки А.В. Ильютик, которой также присуждена стипендия Президента Республики Беларусь;
– в 2013 году докторант А.Л. Сируц и аспиранты Д.А. Венскович и
Д.Э. Шкирьянов прошли стажировку в Украине: А.Л. Сируц и Д.А. Венскович –
в Киеве, Д.Э. Шкирьянов – в Днепропетровске;
в помощь аспирантам подготовлены к печати и опубликованы «Методические рекомендации для аспирантов», «Методические рекомендации для членов
аттестационных комиссий», в которых содержатся базовые требования к аспирантам, основные требования к подготовке аспирантов, образцы документов,
12
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
порядок и критерии аттестации, условия для прохождения аттестации, этапы
прохождения экспертизы диссертации, порядок действий аспиранта до и после
прохождения предварительной экспертизы.
5. Совет по защите диссертаций
В совет по защите диссертаций Д 23.01.01 за 2013 год поступило на рассмотрение 13 диссертаций. По итогам года было проведено 8 защит кандидатских
диссертаций, из них:
4 диссертации утверждены ВАК:
– Ращупкина Владислава Владимировича «Развитие специальной выносливости военнослужающих на основе применения тренажерно-диагностического
комплекса «Рейд»» (научный руководитель – д-р пед. наук, профессор Т.П. Юшкевич);
– Власенко Натальи Эдуардовны «Развитие профессиональной компетентности руководителей физического воспитания учреждений дошкольного образования (на основе использования системы индикаторов)» (научный руководитель – д-р пед. наук, проф. Л.Д. Глазырина);
– Михуты Игоря Юрьевича «Повышение координационных способностей
учащихся суворовских училищ на этапе начальной профессионально-прикладной физической подготовки» (научный руководитель – канд. пед. наук, доцент
В.Е. Васюк);
– Дворака Виталия Николаевича «Общее физкультурное образование студенток на адаптационном этапе физического воспитания» (научный руководитель – д-р пед. наук, проф. В.А. Коледа);
6. Присвоение ученых званий
Из числа сотрудников университета были присвоены ученые звания: профессора И.В. Листопаду (кафедра лыжного и стрелкового спорта); доцентов:
В.А. Барташу (кафедра спортивно-боевых единоборств и спецподготовки),
О.А. Волковой (кафедра философии и истории), О.А. Мечковской (кафедра непрерывного образования в туризме Института туризма), Е.В. Силич (кафедра
психологии).
7. Выполнение целевых показателей научно-исследовательской деятельности:
1. Удельный вес монографий, учебников, учебных и учебно-методических
пособий, пособий, научных статей в сборниках, рекомендуемых ВАК, для опубликования результатов научных исследований от общего количества публикаций (15 %) – 17,9 %;
2. Удельный вес внедрения результатов научных исследований от общего
числа научных тем (60 %) – 66,7 %;
3. Удовлетворенность потребителей научной продукцией БГУФК (90 %) –
95,7 % (по итогам мониторинга за 2012/2013 учебный год);
4. Удельный вес студенческих работ, получивших категорию, от общего
числа представленных на конкурс работ (50 %) – 68,4 %.
13
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
1. Полякова, Т.Д. Мониторинг целевых показателей процесса «Научно-исследовательская деятельность» в Белорусском государственном университете физической культуры за
2011 год / Т.Д. Полякова [и др.] // Ученые записки: сб. рец. науч. тр. / редкол.: Т.Д. Полякова (гл. ред.) [и др.]; Белорус. гос. ун-т физ. культуры. – Минск: БГУФК, 2012. – Вып. 15. –
С.12–20.
2. Полякова, Т.Д. Методические рекомендации для аспирантов / Т.Д. Полякова, Н.А. Бурковская, В.А. Данилович; Белорус. гос. ун-т физ. культуры. – Минск: БГУФК, 2011. – 51 с.
3. Иванченко, Е.И. Основы системы спортивной подготовки: учеб.-метод. пособие /
Е.И. Иванченко; Белорус. гос. ун-т физ. культуры. – Минск: БГУФК, 2012. – 278 с.
4. Полякова, Т.Д. Информация о проведении ХIII Международной научной сессии по
итогам НИР за 2012 год «Научное обоснование физического воспитания, спортивной тренировки и подготовки кадров по физической культуре и спорту» / Т.Д. Полякова // Мир спорта. –
2013. – № 2. – С. 70–72.
5. Реабилитация в спорте: информ.-аналит. бюллетень по актуальным проблемам физ.
культуры и спорта / сост.: Т.Д. Полякова, И.В. Усенко; Белорус. гос. ун-т физ. культуры. –
Минск: БГУФК, 2013. – Вып. 15. – 335 с.
6. Зимние виды спорта: информ.-аналит. бюллетень по актуальным проблемам физ.
культуры и спорта / сост.: Т.Д. Полякова, И.В. Усенко; Белорус. гос. ун-т физ. культуры. –
Минск: БГУФК, 2013. – Вып. 16. – 317 с.
7. Гипоксическая тренировка: информ.-аналит. бюллетень по актуальным проблемам
физ. культуры и спорта / сост.: Т.Д. Полякова, И.В. Усенко, М.Ф. Елисеева; Белорус. гос. ун-т
физ. культуры. – Минск: БГУФК, 2013. – Вып. 17. – 327 с.
8. Полякова, Т.Д. Состояние и перспективы научно-исследовательской работы в Белорусском государственном университете физической культуры / Т.Д. Полякова [и др.] // Ученые записки: сб. рец. науч. тр. / редкол.: Т.Д. Полякова (гл. ред.) [и др.]; Белорус. гос. ун-т физ.
культуры. – Минск: БГУФК, 2013. – Вып. 16. – С. 3–12.
14
Поступила 08.09.2014
I. СИСТЕМА УПРАВЛЕНИЯ ФИЗКУЛЬТУРНООЗДОРОВИТЕЛЬНОЙ И СПОРТИВНОЙ РАБОТОЙ, ПРОГНОЗ
ОСНОВНЫХ НАПРАВЛЕНИЙ РАЗВИТИЯ ФИЗИЧЕСКОЙ
КУЛЬТУРЫ, СПОРТА И ТУРИЗМА, ПОДГОТОВКА КАДРОВ,
СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО ПРОЦЕССА
Ф
О.С. Грачева,
Белорусский государственный университет.
К
МОТИВАЦИЯ К ФИЗКУЛЬТУРНО-СПОРТИВНОЙ
ДЕЯТЕЛЬНОСТИ БЕЛОРУССКОЙ МОЛОДЕЖИ И ПОДРОСТКОВ
ри
й
Б
ГУ
В статье рассматриваются вопросы, связанные с формированием здорового образа жизни молодежи и подростков в аспекте усиления мотивации к активным занятиям физическими упражнениями с учетом социально-возрастной трансформации потребностей и интересов к физкультурно-спортивной
деятельности в данной возрастной группе.
MOTIVATION OF BELARUSIAN YOUTH AND TEENAGERS
TO SPORTS ACTIVITIES
по
зи
то
The problems concerning a healthy lifestyle formation in youth and teenagers in
the aspect of motivation development to active physical activities taking into account
social and age-specific transformation of their needs and interests in the sphere of
sports activities in the given age group are considered in the article.
Ре
Ведение. В нашей стране достаточно остро стоит проблема снижения уровня здоровья подрастающего поколения в связи с низким уровнем физической
активности детей и молодежи. Ребенку для успешной успеваемости в образовательном учреждении на фоне повышения требований образовательных программ необходимо 5–6 часов в день проводить за партой и не менее 2–3 часов
уходит на подготовку домашнего задания. Остальное время молодежь и подростки имеют, казалось бы, в своем распоряжении, однако лишь малая его часть
посвящается ими активным занятиям физическими упражнениями, а львиную
долю они проводят за компьютером и телевизором. Различные компьютерные
игры, социальные сети, молодежные сериалы, мультфильмы и реалити-шоу
привлекают молодежь больше, чем игры на свежем воздухе и занятия физической культурой и спортом. Праздное времяпрепровождение перед «голубым
экраном» не требует от молодежи особых сил и средств, тогда как физические
упражнения требуют не только физических затрат, но и материальных вложений
15
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
(спортивная форма, спортивное оборудование и инвентарь на сегодняшний момент стоят немалых денег). К тому же следует учитывать, что во многих случаях
занятия в спортивных секциях проводятся на коммерческой основе.
Не каждая семья способна выделять средства на физкультурные увлечения
своего ребенка, и поэтому основным местом, где ребенок может получить физическую нагрузку и заняться каким-либо видом спорта, остаются учреждения
образования. Поэтому столь важно привить ребенку любовь и желание к активным занятиям физическими упражнениями именно в период обучения в учреждениях образования [6].
В Республике Беларусь, как в социально ориентированном государстве,
внутренняя политика направлена на укрепление здоровья нации, особенно ее
подрастающего поколения, тех, кто уже завтра будет обеспечивать развитие
и процветание своей Родины. Свидетельством этому могут служить государственные программы по организации физической культуры и спорта в учреждениях среднего и высшего образования, образовательные стандарты системы
высшего и среднего образования, включающие учебные программы для учреждений среднего образования с русским (белорусским) языком обучения: «Физическая культура и здоровье, I–IV классы», «Физическая культура и здоровье,
V–XI классы», для специальных медицинских групп с русским (белорусским)
языком обучения «Физическая культура и здоровье, I–XII классы». Для учреждений высшего образования предусмотрена типовая учебная программа по дисциплине «Физическая культура». Реализация программ по предмету «Физическая
культура» в учреждениях среднего и высшего образования призвана способствовать развитию физической культуры личности учащихся и студентов. Преподавание учебной дисциплины «Физическая культура и здоровье», включает:
– формирование социально-личностных компетенций и здорового образа
жизни средствами физической культуры и спорта;
– содействие в сохранении и укреплении здоровья средствами физической
культуры и спорта;
– овладение опытом физкультурно-спортивной деятельности;
– овладение знаниями биологических, методических и практических основ
физической культуры;
– формирование мотивационного ядра физической культуры личности, ее
ценностного отношения к физической культуре, получающего практическое отражение в регулярных занятиях физическими упражнениями на протяжении
всей жизни [7].
На наш взгляд, формирование потребностно-мотивационной сферы личности в области физической культуры является наиболее важным условием пролонгации физкультурно-спортивной активности. Прежде всего потому, что, как
отмечает Д.А. Кикнадзе, только осознанная потребность, превращенная в привычку, может стать мотивационным ядром личности [3].
Создание потребностно-мотивационной сферы в условиях образовательных учреждений требует определения ее структуры и содержания, выделение
16
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
основных потребностей и перспективных мотивов, что позволит адекватно организовать педагогический процесс: подобрать средства, методы и формы включения в физкультурно-спортивную деятельность, а также продумать способы
активизации этой деятельности [4]. При этом следует учитывать, что одна из
проблем современной системы образования заключается в том, что в средней и
высшей школе используются одни и те же средства физической культуры (гимнастические упражнения, лыжная подготовка, плавание, легкая атлетика, спортивные и подвижные игры и т. п.), что не всегда удовлетворяет потребности
подростков и, как следствие, не способствует формированию мотивации к активным занятиям физической культурой в той или иной форме.
Целью исследования стало выявление мотивов активных занятий физическими упражнениями. Одним из методов выявления таких мотивов стал проведенный нами вторичный анализ данных мониторинга общественного мнения
об отношении населения к физической культуре, проведенный в Республике Беларусь в 2010 году совместно Министерством спорта и туризма Республики Беларусь и Научно-исследовательским институтом физической культуры и спорта
Республики Беларусь, в котором мы принимали непосредственное участие в качестве интервьюера.
В опросе приняло участие 6207 человек практически всех регионов Республики Беларусь, включая города, поселки, поселки городского типа, агрогородки, села. Для проведения вторичного анализа из генеральной совокупности
была выделена страта «молодежь» (от лат. stratum – слой, пласт) как элемент
социальной структуры [8], объединенный общим социальным признаком, каковым в данном случае стал возраст на момент опроса – 14–25 лет.
На наш взгляд, с учетом социально-психологических характеристик молодежного контингента было бы неправомерно рассматривать молодежь 14–25 лет
как однородный контингент. Так, представители молодежных когорт, обучающихся в учреждениях среднего образования и в период выбора профессии и
получения специального образования, несомненно, имеют различия не только в
физическом и физиологическом, но и в социально-психологическом контексте.
Поэтому, основываясь на социальной периодизации, разработанной В.А. Пономарчуком и В.Н. Супиковым, молодежный контингент мониторинга был распределен на две основные подгруппы:
«Подростки» – 10–18 лет, в социальном плане на этот возраст приходится
обучение в средних и старших классах школы, где идет активное формирование
самосознания субъекта, определяемое институтом образования, где он, по сути,
овладевает основными общими принципами жизни социума. Заканчивается
этот период завершением общего среднего образования и получением «аттестата зрелости» [5].
«Молодежь в возрасте самоопределения» – это 19–25 лет. Для данного периода характерно самоопределение индивида в профессиональном, семейном
и бытовом плане. Критерием окончания данного периода в социальной жизни
индивида является момент его определения своего место в социуме [5].
17
Объект исследования. Подростки и молодежь в возрасте самоопределения.
Предмет исследования. Мотивации к физкультурно-спортивной деятельности молодежи и подростков, причастных инновационным и традиционным
формам физкультурно-спортивной активности, а также занимающихся только
на обязательных занятиях.
Результаты исследования и их обсуждение. Нами был проведен анализ мотивов занятий физическими упражнениями данной возрастной когорты
(таблица 1).
Ф
3,31
Стремление не
отставать от друзей
3,10
К
4,17
Желание получить без
проблем оценку по
физкультуре
Значимость
физического состояния
для будущей профессии
Улучшить настроение,
самочувствие
4,29
Б
ГУ
2,89
Получить удовольствие
от самого процесса
занятий
4,40
Желание получить,
повысить спортивный
разряд
Желание развить
физические качества
4,63
ри
й
4,68
Стремление хорошо
выглядеть
Стремление сохранить
и укрепить здоровье
Таблица 1 – Ранговая значимость при занятиях физическими упражнениями
3,12
Ре
по
зи
то
Наивысшую ранговую значимость при занятиях физическими упражнениями получили мотивы «Стремление сохранить и укрепить здоровье» (самооценка
личностной значимости 4,68 балла по 5-балльной шкале), «Стремление хорошо
выглядеть» (соответственно 4,63 балла), которые можно охарактеризовать как
телесные мотивы или же как первичные, связанные с биологической сущностью
самого человека.
Вторым по ранговой значимости стал мотив «Желание развить физические
качества» (4,40 балла), который следует отнести к мотивам утилитарным.
Третья ранговую значимость получили мотивы «Улучшить настроение, самочувствие» (4,29 балла) и «Получить удовольствие от самого процесса занятий» (4,17 балла). Эта группа мотивов свидетельствует о гедонистической направленности внимания к занятиям физическими упражнениями.
Наименьшую значимость при занятиях физическими упражнениями среди
нашего контингента имеют мотивы прагматические – «Значимость физического
состояния для будущей профессии» (3,10 балла) и «Желание получить без проблем оценку по физкультуре» (3,31 балла), а также престижные – «Стремление
не отставать от друзей» (3,12 балла) и «Желание получить, повысить спортивный разряд» (2,89 балла).
Как известно, процесс формирования мотива начинается с возникновения потребности и заканчивается возникновением побуждения к достижению
необходимой человеку цели. Иными словами, активность находится в прямой
зависимости от потребностей и именно она является начальным звеном и ис18
Б
ГУ
Ф
К
точником мотивации. Поэтому для понимания мотива необходимо понимание
потребности, движущей человеком, внимание к проблеме «Почему?». При попытках решить эту проблему был предпринят перекрестный анализ причин заботы о своем физическом состоянии (таблица 2), который показал, что мотив
«Стремление сохранить и укрепить здоровье» для данного возрастного контингента является вербальным, так как лишь 13,57 % опрошенных указали в качестве потребности заботы о своем физическом состоянии «Что бы долго жить» и
только 3,45 % «считают целесообразным строго следовать рекомендациям врачей, других специалистов». Наиболее реально в данном контексте говорить о
том, что стремление сохранить и укрепить здоровье для молодежи выражается в
том, «чтобы физическое состояние не мешало реализовать себя в повседневной
жизни». На это указывает почти каждый четвертый опрошенный (22,69 %).
Свою высокую ранговую значимость подтверждают мотив внешней привлекательности (22,15 % в качестве причины заботы о своем физическом состоянии указывают именно ее) и гедонистические мотивы (23,17 % опрошенных
указывают на улучшение настроения и самочувствия в качестве причин заботы
о своем физическом состоянии). Из данных этой же таблицы видно, что лишь
13,35 % заботятся о своем физическом состоянии для того, чтобы увереннее
чувствовать себя в обществе.
Считаете целесообразным строго следовать
рекомендациям врачей,
других специалистов
Для улучшения настроения, самочувствия
Чтобы долго жить
Иное
ри
й
Чтобы физическое состояние не мешало Вам
реализовать себя в повседневной жизни
22,69
3,45
23,17
13,57
1,62
по
зи
то
22,15
Ре
13,35
Чтобы быть привлекательным
Чтобы увереннее чувствовать себя в обществе
(%)
Таблица 2 – Причины заботы о своем физическом состоянии, %
В целом структуру мотивационной сферы занятий физическими упражнениями молодежного контингента с учетом причин заботы о своем физическом
состоянии можно представить иерархично следующим образом:
1. Мотивы гедонистические, позволяющие человеку получать удовольствие
от своей деятельности, поднимающие ему настроение и улучшающие самочувствие.
2. Мотивы естественно-телесные, связанные с оптимизацией физического
развития и эстетикой тела, позволяющие человеку комфортно чувствовать себя
в обществе и полноценно исполнять свои социальные роли.
3. Мотивы прагматические, связанные с получением образования и приобретением профессии.
4. Мотивы престижные, позволяющие выделиться среди сверстников.
19
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
На подобную иерархию мотивов занятий физическими упражнениями указывали исследователи еще двадцать лет назад, однако это обстоятельство не получило должной непосредственной реализации в практике применения, а лишь
отразилось в программно-нормативном материале [1].
По результатам проведенного анализа мы пришли к выводу, что приведенная выше социологическая периодизация все же недостаточно информативна
в плане определения динамики мотивации к активным занятиям физическими
упражнениями, а, как известно, изменение мотивов вовлечения человека в деятельность, изменяет и сам смысл активности в этой сфере. Иными словами,
осознаваемые мотивы несут направляющую, детерминирующую и побудительную функции, определяя включенность личности в достижение результата [4].
Поэтому для изучения потребностно-мотивационной сферы в области физической культуры и спорта рационально, как мы полагаем, в каждой из этих групп
выделить группы более близкие по своему биологическому, социальному и паспортному возрасту. В этой связи мы предлагаем различать группы:
– доподростковый возраст – 10–14 лет, что соответствует обучению в средних классах учреждений среднего образования (УСО);
– собственно подростки – 14–17 лет, когда часть подростков переходят в
учреждения профессионально-технического образования, а оставшиеся в системе УСО продолжают процесс углубленной ориентации на поступление в УССО
или УВО и получение будущей профессии;
– переходный – 17–19 лет приходится на окончание УСО и обретение нового социального статуса студента или статуса работающего человека, обеспечивающего самостоятельно свое материальное благополучие;
– самоопределения – 18–22 соответствует периоду обучения в УССО и/или
УВО;
– переходный к активной профессиональной карьере и начало таковой –
22–25 лет.
Используя приведенную выше периодизацию, был проведен анализ динамики мотивов вовлечения молодежи и подростков в физкультурно-спортивную
деятельность. Так было выявлено две группы мотивов: мотивы, имеющие положительную динамику, и мотивы, имеющие стойкую тенденцию к снижению
своей значимости в процессе взросления молодежи.
В группе мотивов, имеющих положительную динамику, наиболее значимым является мотив «стремления хорошо выглядеть», следующими по значимости являются мотивы гедонистического плана: «улучшить настроение и самочувствие» и «получить удовольствие от занятий физическими упражнениями»
(рисунок 1).
Эти данные позволяют говорить о смещении интересов молодежи к моменту самоопределения в сторону эстетико-гедонистического направления. Тогда
как другого рода мотивы, мотивы прагматические, связанные с получением образования и приобретением профессии, и мотивы престижные отходят на второй план (рисунок 2).
20
К
Ф
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Рисунок 1 – Мотивы, имеющие положительную динамику
Ре
Рисунок 2 – Мотивы, имеющие тенденцию к снижению значимости
Так мотивы: «желание развить физические качества», «желание получить,
повысить спортивный разряд», «желание получить без проблем оценку по физкультуре», «стремление не отставать от друзей» и «значимость физического состояния для будущей профессии» имеют стойкую тенденцию к снижению своей
значимости для молодежи в возрасте самоопределения.
Особое внимание стоит уделить мотиву «стремление сохранить и укрепить здоровье», его значимость имеет неоднозначную динамику, из приведенной выше диаграммы видно, что данный мотив имеет тенденцию снижения от
подросткового до переходного возраста, однако к возрасту самоопределения его
значимость начинает возрастать, что может быть свидетельством более осознанного отношения молодежи в этом возрасте к своему здоровью.
21
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
Выводы. Стоит особо отметить, что переломным периодом, в котором происходит трансформация мотивации, является период самоопределения, который
соответствует периоду обучения в учреждении высшего образования (УВО).
Еще М. Монтессори говорила о необходимости предоставления средств воспитания, соответствующих внутренним потребностям развития человека. Только в
этом случае, считает она, возможно построение «нормальной», то есть соответствующей внутреннему структурному плану, нравственно положительной личности. В различные периоды жизни человек самостоятельно поляризует (фокусирует) свое внимание – управляемое изнутри и стимулируемое снаружи на
тех средствах действительности, которые соответствуют данным потребностям
развития [2]. Поэтому в этот период необходимо предоставить такой «материал развития», который соответствовал бы внутреннему структурному плану и
удовлетворял бы его личностно значимые потребности и интересы.
Поэтому программы по физическому воспитанию УВО должны быть ориентированы на подбор средств физического воспитания, способствующих удовлетворению потребностей в приобретении внешне привлекательного вида и
способствовать получению удовольствия и улучшению самочувствия молодых
людей в период самоопределения. При удовлетворении этих потребностей перспектива пролонгации физкультурно-спортивной активности на последующие
периоды жизнедеятельности человека достаточно высока.
Ре
по
зи
то
1. Детский спорт: тревога общественности и ученых // Курьер «СДВ» – 1995. – № 23
(113). – С. 5.
2. История образования и педагогической мысли за рубежом и в России: учеб. пособие
для пед. вузов по дисциплине «Педагогика» / И.Н. Андреева [и др.]; под ред. З.И. Васильевой. – М.: Аcademia, 2006. – 414 с.
3. Кикнадзе, Д.А. Потребности. Поведение. Воспитание / Д.А. Кикнадзе. – М.: Мысль,
1968. – 148 с.
4. Лю Юн Цянь. Мотивация физкультурно-спортивной активности студенческой молодежи в системе формирования установки на здоровый образ жизни (на примере белорусской и китайской студенческой молодежи): дис. … канд. пед. наук: 13.00.04 / Лю Юн Цянь. –
Минск, 2010. – 189 с.
5. Пономарчук, В.А. К вопросу о возрастной периодизации при социологических исследованиях института спорта / В.А. Пономарчук, В.Н. Супиков // Социально-профессиональное
самоопределение студента физкультурного вуза: материалы VIII Междунар. науч. сессии по
итогам НИР за 2004 г., Минск, 30 мар. 2005 г. / Белорус. гос. акад. физ. культуры; редкол.:
Кобринский (председатель) [и др.]. – Минск: БГУФК, 2005 – С. 26–30.
6. Старченко, В.Н. Формирование потребностно-мотивационной сферы физической
культуры учащихся / В.Н. Старченко, А.А. Курако // Фізічная культура і здароўе. – Минск,
2003. – № 4. – С. 47.
7. Физическая культура: типовая учеб. программа для высш. учеб. заведений / сост.:
В.А. Коледа [и др.]; под ред. В.А. Коледы. – Минск: РИВШ, 2008. – 60 с.
8. Ядов, В.А. Стратегия социологического исследования. Описание, объяснение, понимание социальной реальности / В.А. Ядов. – 3-е изд., испр. – М.: Омега-Л, 2007. – 567 с.
Поступила 15.09.2014
22
ДИЛЕММА КАК МЕТОД ДУХОВНО-НРАВСТВЕННОГО
РАЗВИТИЯ ЛИЧНОСТИ СОВРЕМЕННОГО
СПОРТСМЕНА-СТУДЕНТА
Е.Е. Заколодная, канд. пед. наук, доцент,
Белорусский государственный университет физической культуры
Б
ГУ
Ф
К
В спортивной практике не исключены ситуации, порождающие неприемлемое поведение воспитанников. Наблюдения исследователей за работой тренеров выявили, что планомерному и систематическому духовно-нравственному
воспитанию спортсменов не всегда уделяется соответствующее внимание. На
предупреждение и борьбу с негативными проявлениями в спорте должны быть
нацелены, в первую очередь, усилия тренера. На современном этапе важнейшими направлениями развития личности спортсмена становятся: воспитание
красоты человеческих отношений, формирование умения сделать верный выбор между двумя одинаково сложными ситуациями.
ри
й
DILEMMA AS A METHOD OF SPIRITUAL-MORAL PERSONALITY
DEVELOPMENT OF A MODERN STUDENT-ATHLETE
по
зи
то
In a sports practice there might be situations that generate unacceptable
behavior of pupils. Researchers’ observations over trainers’ work have revealed lack
of due attention to a regular and systematic spiritual-moral education of athletes. The
coach’s efforts should be aimed, first of all, at prevention and control under negative
manifestations in sport. At the present stage the most important aspects of an athlete’s
personality development are: nurture of the beauty of human relations, creating the
ability to make the right choice between the two equally complex situations.
Ре
Введение. Дилемма, которую как род человеческий, так и каждый индивид
должны решить, состоит в том, чтобы родиться. Рождение в общепринятом значении слова – это только начало рождения в более широком смысле. Вся жизнь
индивида – это процесс превращения человека природного в Человека духовного. Спортивная деятельность может способствовать, но может и препятствовать
духовному развитию человека. Выбор между славой, материальным благополучием (которые достигаются не всегда честным путем) и желанием оставаться
Человеком в любой ситуации (но возможно при этом, лишаясь золотой медали,
материальной выгоды) – для многих спортсменов является сложным испытанием. В любом случае становление личности происходит в процессе образования,
воспитания.
Вырабатывая определенный набор регулирующих и регламентирующих
свое поведение норм и правил и передавая их из поколения в поколение путем
воспитания и образования, человечество руководствовалось желанием сделать
свою жизнь более комфортной и безопасной. С другой стороны, необходимо
23
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
создание определенных гуманистических ценностей и ценностей совместного
бытия, основная задача которых заключается в обеспечении относительной стабильности сосуществования людей. Создание гуманистических ценностей необходимо во избежание хаоса, а затем и гибели человеческой общности, во время которого абсолютно каждый будет считать возможным решать свои жизненно необходимые задачи за счет физического существования других людей [1–3].
В контексте вышесказанного необходимо осознавать, что многие из нас
способны предвидеть основное направление собственной жизни, могут с большой долей уверенности сказать, что они поступят определенным образом в
каких-то жизненных ситуациях, опираясь на свой жизненный опыт. Однако достаточное число людей приходят к осознанию того факта, что не все в их жизни
подвластно им, и они не в состоянии утвердительно говорить о пер­спективах
и направлении своей деятельности до наступления конкретных жизненных условий. В таких жизненных обстоятельствах человек вынужден делать выбор,
к которому часто не готов. Не всегда в трудных ситуациях человек способен сохранить достоинство, не поддавшись своей биологической сути, как, например,
инстинкту самосохранения [4].
Обычно в экстремальных обстоятельствах как раз и проявляется то, насколько у конкретного человека сформировано его ценностное поле, насколько
оно устойчиво или являет собой только то, что нанесено как слой социальной
пыли на его биологическую сущность. Экстремальные ситуации являются нормой жизни в сфере спортивной деятельности, спортсмену постоянно приходится решать дилемму (например, ударить соперника-боксера в рассеченную бровь
и победить или провести честный бой, но проиграть).
Цель исследования заключалась в выявлении наиболее эффективных
средств, способствующих верному выбору в ситуации решения духовно-нравственной проблемы.
Методы, организация исследования: анализ и синтез научно-методической литературы и опыта решения названной проблемы, анкетирование, анализ
и решение дилемм.
Исследование проводилось в период с 2012 по 2014 годы на учебных занятиях по дисциплине «Педагогика». В исследовании приняли участие 320 студентов БГУФК.
Результаты исследования. Изучение философии Китая, позволяет убедиться, что мастера слова или живописи (как правило – великие мудрецы), были
еще и выдающимися мастерами единоборств. Они утверждали, что духовное
развитие должно идти параллельно с физическим развитием. Тело нужно упражнять, поскольку оно является инструментом постижения мира. В Японии в воинах воспитывают осознанность, бдительность с помощью фехтования, стрельбы из лука. Отечественные педагоги также считают, что одним из эффективных
средств решения задач духовно-нравственного воспитания подрастающего поколения являются занятия физической культурой и спортом. Формирование физических качеств, двигательных навыков и умений тесно связано с воспитанием
нравственно-волевых качеств личности. Физически развитый человек, крепкий,
24
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
сильный и здоровый должен быть терпимым, уметь прийти на помощь к тем,
кому она нужна, направлять свои умения только на добрые поступки.
Одно из важнейших направлений духовного воспитания заключается в воспитании красоты человеческих отношений, поступков, поведения. Мы можем
одного и того же человека осуждать за беспринципность, поощрять за доброту и возмущаться бесчувственностью по отношению к близким людям. Потому
что добрым нельзя быть вообще, так же как отважным и великодушным, можно
только в определенной ситуации и по отношению к конкретным людям [3, 4].
Наблюдения исследователей за работой тренеров выявили, что планомерному и систематическому духовно-нравственному воспитанию спортсменов в
тренировочном процессе не всегда уделяется должное внимание [1, 2, 5].
Методы воспитания (убеждение, стимулирование, воспитывающие ситуации) в органичном сочетании со средствами физической культуры и спорта могут быть эффективными в восстановлении традиций духовности, нравственности, здорового образа жизни [1–4].
Существуют различные средства и методы нравственного воспитания. Одним из действенных средств нравственного воспитания является применение
моральных дилемм в учебно-воспитательном процессе.
Дилемма (от гр. di – дважды и lemma – посылка) – двойное предположение; мучительное положение, в котором находится тот, кто обязан сделать выбор между двумя одинаково неприятными ситуациями. Такую ситуацию часто
называют «попасть в переплет».
Анализ психолого-педагогической литературы отечественных авторов
(Ю.В. Антюхов, М.Г. Яновская, А.А. Хвостов, О.С. Гребенюк, М.И. Рожков) позволяет сделать вывод о том, что влияние моральных дилемм на нравственное
воспитание изучено недостаточно и представлено лишь методиками проведения
занятий по граждановедению, внеклассной работой, психологическими тренингами. Некоторые российские ученые считают моральные дилеммы методом воспитания [6].
Использование моральных дилемм в нравственном просвещении учащихся
весьма продуктивно. В процессе деловой игры учащиеся, принявшие на себя
различные роли, учатся быть справедливыми. Применение дилемм на занятиях
способствует повышению интереса к предмету, формирует у учащихся определенные ценностные ориентиры. Важно использовать моральные дилеммы в
ходе преподавания как общественных, так и естественных наук, поскольку дилеммы оказывают значительное воздействие на учащихся, ибо заставляют размышлять, искать ответы на вопросы моральных проблем. Учащиеся включаются в ситуацию выбора, обсуждают моральные дилеммы, что способствует их
нравственному развитию [6–9].
Исходя из собственного опыта работы со студентами вуза физ­культурного
профиля, используя моральные дилеммы, связанные с умением поступать по
совести с учетом общечеловеческих идеалов и принципов независимо от жизненных обстоятельств, можно предложить свой вариант работы на занятиях.
25
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
Диагностика поведения в различных ситуациях наиболее эффективна в том
случае, если на вопросы дилеммы будут получены анонимные ответы (в письменной форме). Не каждый человек может и хочет представить свое видение
решения проблемы перед аудиторией из страха быть осмеянным, наказанным
презрительным отношением к себе окружающих.
Примером тому, как тяжело сделать выбор в некоторых ситуациях, может
служить дилемма Гайнца [6].
В одной из европейских стран женщина умирала от рака. Существовало
единственное средство, которое, по мнению врачей, могло ее спасти. Это был
препарат радия, незадолго до происходящего открытый аптекарем, живущим в
том же городе. Приготовление лекарства стоило достаточно дорого самому аптекарю, но он просил за него в десять раз больше реальной стоимости. Муж
больной женщины, обошел всех своих знакомых, занимая у них деньги, но это
составило лишь половину требуемой суммы. Он рассказал аптекарю о том, что
жена при смерти, и просил продать лекарство дешевле или отсрочить выплату
денег. Аптекарь ответил отказом: «Я создал это лекарство и собираюсь делать
из этого деньги». Гайнц, отчаявшись, взломал замок и влез в аптеку для того,
чтобы достать лекарство для своей жены.
Для обсуждения предлагаются следующие вопросы:
1. Было ли у Гайнца право красть это лекарство?
2. Если в аналогичной ситуации находится чужой ему человек, должен ли
он в этом случае красть лекарство?
3. Важно ли для человека сделать все, чтобы спасти жизнь другого человека?
4. Воровство – это акт противозаконный. Является ли он одновременно безнравственным?
Эта дилемма не вызвала разногласий у студентов, практически в каждой
группе все студенты ответили, что поступили бы так же. И только в конце занятия, после напряженного обсуждения, большинство студентов начинали осознавать, что нельзя достичь хорошей цели плохими средствами.
Студентам предлагались моральные дилеммы, стимулирующие их и побуждающие принять активное участие в обсуждении, подойти к выбору осознанно. Необходимо учитывать имеющийся жизненный опыт воспитанников, также важно, чтобы материал дилемм был посильным и значимым для них. Темы
могут быть реальными или вымышленными; они могут быть взяты из курса
обучения или личного опыта учащихся. Педагог может найти темы из литературных произведений или создать собственные. Объем описываемой дилеммы
не должен превышать 1/4 страницы. Оптимальное время работы по обсуждению
дилеммы 90 минут, раз в две недели. Метод моральных дилемм эффективен для
разных возрастных групп и предполагает работу как в больших, так и в малых
группах. Анализ и обсуждение материала на следующем занятии будет способствовать накоплению воспитанниками опыта нравственного поведения в различных жизненных ситуациях.
26
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
В работах ряда исследователей (В.А. Винник, Т.Ю. Дельцова, В.А. Пономарчук, Н.У. Хайрутдинова и др.) показано, что спортсмены входят в сферу
реальной трудовой деятельности уже в 10–14 лет. При этом ранняя профессиональная ориентация и специализация приводит к тому, что, еще не овладев
богатствами общей культуры, подросток овладевает вполне определенной социальной ролью. Происходит сужение круга интересов и круга общения. Для
жизненных ориентаций спортсменов, как показали исследования В.А. Винник,
Т.Ю. Дельцовой, характерно преобладание статусных моментов, а человеческие
качества и креативность отходят на второй план [2].
Современный спорт является одним из наиболее важных социальных институтов, который дает человеку возможность оценить свое отношение к социуму и через эти отношения оценить свое положение в обществе. В условиях
коммерциализации и профессионализации спорта на первый план выходят проблемы влияния спортивной деятельности на становление ценностных ориентаций подрастающего поколения [1, 2, 5].
Все спортсмены, которые защищают честь своей страны на Олимпийских
играх, тренируются по 8–10 часов в день. У них просто нет времени на другую
работу, а у студентов на учебу. По причине невозможности получения полноценного образования в период подготовки к ответственным стартам спортсмены
не всегда могут быть образцом для подражания. Да и руководство НОК, принимая те или иные решения, часто способствует неверным представлениям о нравственности. Например, на Лондонской Олимпиаде ливанские бойцы отказались
тренироваться в одном зале с израильтянами. По идее Олимпийский комитет
должен был сказать: ваше требование противоречит духу Олимпиады, мы вас
исключаем из соревнований. Вместо этого комитет... разделил стенкой зал для
тренировок, чтобы не обидеть чувства ливанских националистов. Еще пример:
на Лондонской Олимпиаде выступали две спортсменки из Саудовской Аравии,
Воджан Али и Сара Аттар. Гражданки отказались выступать без хиджаба. Логика Олимпийского движения очень проста: если вы не принимаете стандарты
участия на Олимпиаде, то участие невозможно. Вместо этого Олимпийский комитет разрешил спортсменкам выступать в хиджабе.
Можно вспомнить и Олимпиаду 2010 года в Канаде. В финальном поединке
по хоккею сборная Канады обыграла извечных соперниц из США со счетом 2:0.
Спустя полчаса после вручения наград спортсменки сборной Канады в игровой
форме вернулись на лед, где начали курить сигары и распивать шампанское прямо из бутылок. Как заявил исполнительный директор МОК Джилберт Фелли,
публичное распитие алкогольных напитков на одном из объектов Олимпиады
недопустимо и негативно влияет на имидж спорта. Однако наказания хоккеисток не последовало.
В связи с обострением борьбы на международной арене все большее значение приобретает вопрос о спортивной этике, то есть о нравственных правилах,
которые вытекают из идеи здорового, честного соперничества. Поэтому решение дилемм в учебно-тренировочном процессе будет способствовать накоплению опыта нравственного поведения спортсменами различного возраста.
27
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
Нравственность можно измерить только поступками человека. «Нравственность – это способность человека действовать, думать и чувствовать в соответствии со своими духовными началами, это способы и приемы передачи вовне
своего внутреннего духовного мира» [5; С. 121].
Как писал знаменитый бегун Владимир Куц, «Спорт тем и велик, что противники на беговой дорожке, загнавшие себя до полуобморочного состояния,
после финиша обнимают друг друга, а едва стоящие на ногах боксеры после боя
никогда не забывают обменяться рукопожатиями» (Предисловие В. Куца к кн.:
Г. Гиллюр, П. Снела. Без труб, без барабанов. М.: ФиС, 1976. – С. 8).
В спортивной деятельности много случаев, когда спортсмены проявляют
благородство, прервав состязание, спешат на помощь сопернику, получившему травму во время крупных международных соревнований. Таких примеров
можно было бы привести много. Однако дух бизнеса, проникший в профессиональный спорт, часто отрицательно влияет на формирование нравственных черт
личности спортсменов.
Мы сейчас видим множество примеров того, как утверждается мораль с
помощью бомб и ракет. Силовые методы создания счастливого пространства существуют и между отдельными людьми, и между государствами. Спорт – посол
мира, важно, чтобы и сегодня он оставался таковым. Важно также, чтобы люди
видели не только негативные проявления в спорте, но и не забывали о поступках
спортсменов, которые можно считать нравственными ориентирами поведения
для подрастающего поколения.
Формирующаяся в таких условиях спортивная культура, ее особенности и
перспективы определяются сочетанием негативных и позитивных факторов.
Негативно сказывается на социализации спортсменов ограничение влияния других социальных институтов общества – института образования и института семьи (спортсмены часто и на длительное время уезжают на сборы). Это
приводит к усилению влияния на подростков средств массовой информации,
которые если не отрицают нормы общественной морали и права, то снижают их
значимость, что, в свою очередь, становится предпосылкой потери нравственного стержня и асоциального и даже антисоциального поведения в повседневных условиях [4, 5].
К позитивным факторам можно отнести возможность приобщения к трудовой деятельности. Тренировка, по своей сути, представляет собой трудовую деятельность, а потому воспитывает волю и способность к концентрации усилий,
а соревновательная деятельность предоставляет возможность самоутверждения
личности.
Связь между нравственностью и отношением людей друг к другу была известна еще с зарождения мировых религий. Главная заповедь всех религий:
«Во всем как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с
ними» (Иисус Христос);
«Не делай другому того, чего не хочешь себе» (Конфуций);
«Никто из вас не правоверен, пока вы не возжелаете для ближнего того, что
желаете для себя» (Мухаммед);
28
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
«Не уязвляй других тем, что уязвляет тебя самого» (Будда);
«Не делай другим того, что ненавистно тебе самому» (Равви Гиллель, иудейский учитель веры).
В контексте духовно-нравственного воспитания будущего педагога в процессе личностно-профессионального развития целесообразным представляется
организация тесных междисциплинарных связей в процессе обучения, которые
будут способствовать формированию целостного мышления, как студентов, так
и педагогов, постижению взаимосвязи и взаимозависимости мироздания и человеческой жизнедеятельности.
Выводы. Использование моральных дилемм в нравственном просвещении будущих педагогов в сфере спортивной деятельности весьма продуктивно.
В процессе деловой игры студенты, принявшие на себя различные роли, учатся
делать выбор. Применение дилемм на занятиях способствует повышению интереса к предмету, формирует у учащихся определенные ценностные ориентиры.
Важно использовать моральные дилеммы в ходе преподавания как общественных, так и естественных наук, поскольку дилеммы оказывают значительное воздействие на учащихся, ибо заставляют размышлять, искать ответы на
вопросы моральных проблем. Учащиеся включаются в ситуацию выбора, обсуждают моральные дилеммы, что способствует их нравственному развитию.
Диагностика поведения в различных ситуациях наиболее эффективна
в том случае, если на вопросы дилеммы будут получены анонимные ответы
(в письменной форме). Практическая работа с дилеммами способствует усвоению норм человеческого общежития.
Умение работать с дилеммами позволит будущим специалистам в сфере
спорта повысить эффективность учебно-воспитательного и тренировочного
процессов, выработать иммунитет к нестандартным педагогическим ситуациям, характерным для спортивной деятельности, связанной с постоянными перегрузками и стрессами.
Ре
1. Визитей, Н.Н. Основные тенденции влияния спорта на личность / Н.Н. Визитей //
Нравственный потенциал современного спорта: материалы 4 Всесоюз. метод. семинара, Суздаль, 10–12 мар. 1988 г. – М., 1989. – С. 7–15.
2. Винник, В.А. Субкультурные ценности института спорта в современном обществе /
В.А. Винник. // Проблемы методологии социогуманитарного познания: диалектика и герменевтика: материалы Междунар. коллоквиума, посвящ. 80-летию Д.И. Широканова. – Минск:
БГУФК. – С. 157–160.
3. Заколодная, Е.Е. Духовно-нравственное образование будущих специалистов в сфере
физической культуры и спорта: монография / Е.Е. Заколодная; Белорус. гос. ун-т физ. культуры. – Минск: БГУФК, 2012. – 269 с.
4. Духовность. Спорт. Культура / сост. и ред. В. Столяров, А. Егоров. – М.; Смоленск:
Рос. акад. образования, Гуманитар. центр «СпАрт» РГАФК, Смоленская олимп. акад., 1997. –
Вып. 4. – Ч. II: Проекты, программы, технологии (отечественный и зарубежный опыт). – 195 с.
5. Красников, А.А. Спорт, соперничество как фактор формирования личности /
А.А. Красников // Научное обоснование физического воспитания, спортивной тренировки и
подготовки кадров по физической культуре и спорту: материалы науч.-практ. конф., Минск,
8–9 апр. 2009 г. – Т. 3. – Минск, 2009. – С. 53–57.
29
6. Голикова, Т.В. Применение моральных дилемм в нравственном воспитании
подростков / Т.В. Голикова. – Йошкар-Ола: МГПИ им. Н.К. Крупской, 2006. – 192 с.
7. Хвостов, А.А. Типология морального сознания студенческой молодежи / А.А. Хвостов // Развитие личности. – 1999. – № 3. – С.121–151.
8. Gibbs, J.C. Moral maturity: Measuring the development of socio-moral reflection /
J.C. Gibbs, K.S. Basinger, D. Fuller. – New-York: Lawrence Erlbawm association, 1992. – XII. –
218 p.
9. Aspinall, T. Advanced Master Class. Student’s book / T. Aspinall, A. Caspel. – Oxford
University Press, 2002. – P. 206.
Поступила 15.05.2014
Ф
К
АНАЛИЗ ВЗАИМОСВЯЗЕЙ ПРОФЕССИОНАЛЬНО ЗНАЧИМЫХ
ФИЗИЧЕСКИХ И ПСИХИЧЕСКИХ КАЧЕСТВ ПОГРАНИЧНИКОВ
ри
й
Б
ГУ
В.Л. Марищук, д-р психол. наук, профессор,
Военный институт физической культуры (г. Санкт-Петербург),
Л.В. Марищук, д-р психол. наук, профессор,
Белорусский государственный университет физической культуры,
А.В. Козыревский, С.А. Гайдук, канд. пед. наук, доцент,
Институт пограничной службы Республики Беларусь
по
зи
то
В статье анализируются взаимосвязи профессионально значимых физических и психических качеств пограничников, обусловливающих успешность
их профессиональной деятельности в сложной и напряженной повседневной
деятельности, а также возможность выполнения поставленных задач в экстремальных условиях. Представлены некоторые результаты интеркорреляционного анализа показателей уровня развития ряда психических процессов, личностных качеств, физической и психологической подготовленности.
Ре
ANALYSIS OF INTERCONNECTION OF OCCUPATIONALLY
SIGNIFICANT PHYSICAL AND MENTAL QUALITIES OF BORDER
GUARDS
The article analyzes the interconnection of occupationally significant physical
and mental qualities of border guards that determine the success of their professional
activities in complex and stressful daily activities, as well as the ability to perform tasks
in extreme conditions. Some results of an intercorrelation analysis of development
of a number of mental processes, personality traits, physical and psychological
preparedness are presented.
Введение. Проблема достижения и поддержания высокого уровня физической и психологической подготовленности военнослужащих и сотрудников
системы обеспечения национальной безопасности Республики Беларусь, в
30
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
частности подразделений органов пограничной службы Республики Беларусь,
остается актуальной. Об этом свидетельствуют последние события на Украине,
наращивание присутствия и усиление активности НАТО в Польше и странах
Балтии, а также то внимание, которое уделяется решению указанной проблемы
на самом высоком правительственном уровне. Так, 25 января 2014 г. на заседании расширенной коллегии Госпогранкомитета по вопросам охраны государственной границы Республики Беларусь А.Г. Лукашенко заявил: «Какие бы ни
были беспилотники, никто пограничника на этом последнем метре земли не заменит. Все остальное – это как вспомогательные средства… », «…пограничные
войска – особые, они действуют в боевой обстановке. Мы армию готовим на
случай, если вдруг (не дай бог, конечно). Может быть, и не будет такого случая.
А пограничные войска уже выполняют свои боевые задачи. В этом их особенность». Глава государства также подчеркнул «Самое главное – ваши недостатки,
провалы на последнем метре нашей земли могут вызвать огромные последствия
для всей страны».
Многолетний опыт организации и проведения физической подготовки указывает на то, что средства и методы физической подготовки военнослужащих
необходимо рассматривать не только по их прямому назначению, но и как незаменимый метод подготовки психологической – формирования эмоциональноволевой устойчивости к воздействию неблагоприятных факторов профессиональной деятельности и экстремальным условиям ее осуществления.
Анализ доступных в открытой печати документов по физической подготовке силовых ведомств Республики Беларусь и стран ближнего зарубежья – Наставлений, инструкций, руководств, учебников и учебно-методических пособий
показывает недостаточную разработанность конкретных методик психологической подготовки военнослужащих и сотрудников. Содержание экстремальности
деятельности по несению службы на границе отличается от экстремальных условий спортивной деятельности в спорте высших достижений, для психологической подготовки в котором разработано множество действенных методик для
каждого вида спорта и конкретного спортсмена. Психологическая подготовка
военнослужащих, особенно пограничников, регулярно сталкивающихся с нарушителями, в том числе и вооруженными, требует особого отношения. Формирование эмоционально-волевой устойчивости, способной обеспечить активное
противодействие нарушителям в напряженных условиях несения службы на
границе, отсутствие адекватных средств психологической подготовки пограничников может препятствовать эффективности их деятельности. Следовательно, разработка и апробация технологии формирования эмоционально-волевой
устойчивости пограничников в процессе целенаправленной сопряженной физической и психологической подготовки актуальна и востребована.
Технология рассматривается как микросистема в системе «обучающий – обучающийся», так как пять компонентов: целевой, содержательный, организационный, операциональный, диагностический взаимосвязаны и взаимозависимы,
31
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
цель ее применения выступает системообразующим фактором, а достижение
цели – прогнозируемый и диагностируемый результат применения – механизмом обратной связи.
Целевой компонент – определял основную – повышение эмоциональноволевой устойчивости пограничников в процессе целенаправленной физической подготовки и диагностичные цели применения технологии.
Содержательный компонент обеспечивался использованием физических
упражнений, приемов и действий, имеющих профессиональную значимость, и
включал: комплексы физических упражнений: № 1 «Внимание», № 2 «Бдительность, № 3 «Поиск-1», № 4 «Смелость», № 5 «Поиск-2», № 6 «Спасатель»,
№ 7 «Препятствие»:
Организационный компонент – создание условий для развития и проявления эмоционально-волевой устойчивости в процессе реализации содержательного компонента на практических занятиях по физической подготовке с целью
адаптации к стрессогенным факторам профессиональной деятельности по охране Государственной границы.
Операциональный компонент – поэтапное освоение навыков и умений
выполнения профессиональных приемов и действий в обычных и напряженных условиях деятельности, совершенствование эмоционально-волевой устойчивости.
Диагностический компонент реализовывался методом включенного наблюдения, исходного, текущего и итогового тестирования, квалитативного и
квантитативного оценивания выполнения профессиональных приемов и действий, эмоционально-волевой устойчивости в различных условиях.
Основная часть. При проведении исследования мы опирались на динамическую функциональную структуру личности как биосоциального феномена [1],
представляющую собой, по сути, систему организации жизнедеятельности и
активности индивида. Шесть подструктур личности по К.К. Платонову: четыре базовые и две налагаемых [1], на основании исследований Е.П. Ильина [2],
В.Л. Марищука, Л.В. Марищук [3], были дополнены пятой базовой подструктурой, формируемой тренировкой – «физические качества»: силовые, скоростные,
скоростно-силовые, координационные, общая и специальная выносливость и
гибкость. Развитие физических качеств обеспечивает высокую работоспособность, что способствует развитию и функционированию остальных подструктур личности.
Первая, самая «социальная» базовая подструктура – «направленность»,
формируемая в процессе воспитания, включает потребности, мотивы, интересы, влечения, желания, склонности, убеждения, идеалы, ценностные ориентации и мировоззрение.
Следующая подструктура – «опыт»: знания, навыки, умения и привычки
поведения, формируются в процессе обучения и самообразования, она также
высокосоциальна.
32
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
Третья подструктура – «психические и психомоторные процессы» определяет индивидуальные особенности психических познавательных, эмоционального и волевого процессов как форм отражения, она менее социальна нежели
две предыдущие. Эта подструктура формируется упражнением и ответственна
за формирование психических качеств личности, в том числе свойств эмоционально-волевой сферы (самообладание, самоконтроль, выдержка, эмоциональная устойчивость).
Четвертая подструктура – «биопсихические свойства» совершенствуется
тренировкой, включает биологически обусловленные особенности личности:
свойства высшей нервной деятельности, темперамент, возрастные и половые
различия.
Шестая (пятая по К.К. Платонову) налагаемая подструктура – «характер» –
абсолютно социальна и охватывает все пять базовых подструктур. Она формируется в процессе социализации, т. е. и воспитания, и обучения, и упражнения,
и тренировки, корригируя, при необходимости, особенности темперамента.
По выражению А.Г. Ковалева – «характер – темперамент, помноженный на волю».
Седьмая подструктура – «способности» характеризуется аналогичным механизмом формирования, но более зависима от биологической основы каждой
из пяти базовых подструктур, так как развивается только на основе задатков,
как анатомо-физиологических особенностей анализаторов нервной системы, но
обязательно в процессе деятельности [4].
Все подструктуры, развиваясь, взаимодействуют друг с другом, обусловливая качественные изменения каждой и личности в целом. Для доказательства эффективности технологии развития эмоционально-волевой устойчивости пограничников в процессе целенаправленной сопряженной физической подготовки
для интеркорреляционного анализа было отобрано 96 показателей тестирования
и анкетирования. Определялись: уровень развития ряда психических процессов, личностных качеств, физической и психологической подготовленности [5],
относящиеся к профессионально значимым качествам (ПЗК) пограничников,
выявленных в ходе констатирующего эксперимента на основании заполнения
945 сотрудниками, непосредственно выполняющими задачи по охране Государственной границы методики автоматизированного сопровождения психологической деятельности АСПСД [6], экспертные оценки преподавателями уровня
подготовленности курсантов и их самооценки. Было обследовано 120 курсантов
1 курса факультета управления подразделениями органов пограничной службы
Института пограничной службы Республики Беларусь. По результатам интеркорреляционного анализа можно судить о взаимосвязях эмоционально-волевой
устойчивости – одного из основных ПЗК пограничников, их физических качеств
с другими оцениваемыми показателями. Результаты интеркорреляционного анализа позволили построить ряд оснований корреляционных плеяд, представленных ниже (рисунки 1 и 2).
33
1, 2,
3
7, 10,
11, 12
0,17–0,34
22, 24
0,24
0,21–0,32
Ф
0,15–016
0,16
17,
18, 19
ри
й
0,26–0,91
Б
ГУ
8
К
15
32,
23, 67
0,82
16
Ре
по
зи
то
Показатели:
– уровня общей физической подготовленности: сила 1, быстрота 2, ловкость 3;
– специальной физической подготовленности: преодоление препятствий 7, маршбросок на 5 км 8, ныряние 10, плавание 11, рукопашный бой 12;
– психических процессов: память – кратковременная (числа) 22, – кратковременная
(слова) 23, зрительная 24, логичность мышления 32;
– самооценка значимости мышления для успешности профессиональной деятельности
пограничника 67;
– экспертных оценок ЭВУ: преподавателя-экспериментатора 17, командира учебной
группы 18, начальника курса 19;
– оценка эмоционально-волевой устойчивости по внешним проявлениям эмоций (по наблюдению) 16
Примечание – –––– значимо r=0,17–0,22 (Р<0,01–0,05); --- близко к значимому Р<0,05
Рисунок 1 – Основание корреляционной плеяды вокруг показателя (15)
«Эмоционально-волевая устойчивость – ЭВУ»
Первая плеяда (рисунок 1) была построена вокруг объективного показателя – оценки «Эмоционально-волевой устойчивости – ЭВУ» определяемой по
методике Б.Н. Смирнова [2, С. 242]. Показатель «ЭВУ» имеет высокую корреляционную связь с показателем «Оценки внешних проявлений эмоций при выпол34
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
нении пробы Б.Н. Смирнова – оценки «ЭВУ» (r=0,82), что еще раз доказывает
высокую информативность и ценность педагогического наблюдения, которое
явилось важной составляющей диагностического компонента разработанной
технологии.
Обсуждаемый показатель взаимосвязан с экспертными оценками ЭВУ преподавателя-экспериментатора (r=0,31), командиров учебных групп (r=0,28) и
начальника курса (r=0,26), естественно тесно связанными между собой (r=0,860,91), что подчеркивает их объективность. Взаимосвязана ЭВУ также с показателями: уровня развития памяти – кратковременной (r=0,24) и зрительной
(r=0,24) – тесты выполнялись в дефиците времени, близки к значимой связи показатели кратковременной (слова) (r=0,16), что подтверждает целостность психики и самооценки значимости «развитого мышления» для успешности профессиональной деятельности (r=0,15).
Определились взаимосвязи «ЭВУ» с показателями выполнения тестов
ОФП: ловкость (r=0,34), сила (r=0,23), быстрота (r=0,17) и с показателями выполнения тестов СФП будущих офицеров-пограничников: плавание (r=0,32),
ныряние (r=0,30), преодоление препятствий (r=0,25), рукопашный бой (r=0,21),
марш-бросок на 5 км (r=0,16). Выявленные взаимосвязи подчеркивают возможность и необходимость развития эмоционально-волевой устойчивости средствами и методами не только общей, но и специальной физической подготовки. Эта
информация, на наш взгляд, имеет общепедагогическое и общепсихологическое
значение. Количественные сведения в таком аспекте подготовки пограничников
нам ранее не встречались.
Вторая плеяда была построена вокруг показателя (70) «Самооценка значимости эмоционально-волевой устойчивости для успешности профессиональной
деятельности пограничников» (рисунок 2). В нее вошло большее число показателей – в анализ были включены результаты заполнения опросников – самооценки значимости физических и психических качеств, навыков и умений, аспектов
обучения и самооценки, естественно, шире коррелировали между собой. Объективными показателями в плеяде выступили результаты тестирования психических процессов: кратковременной (r=0,19) и оперативной (r=0,32) памяти, внимания (r=0,28), логичности мышления (r=0,17-0,19), что косвенно подтверждает
адекватность самооценок испытуемых.
Определились связи «Самооценки значимости ЭВУ для успешности профессиональной деятельности пограничников» с самооценками значимости физических качеств: быстрота (r=0,47), сила (r=0,33), гибкость (r=0,33), ловкость
(r=0,31), выносливость (r=0,28) и физической подготовленности (r=0,19); психических качеств: стрессустойчивости (r=0,58), хорошей памяти (r=0,57), логичного мышления (r=0,48), развитой речи (r=0,41), внимательности (r=0,39);
психологической подготовленности (r=0,33), что свидетельствует о понимании
курсантами необходимости проявления волевых усилий с целью формирования
искомых качеств, высокой произвольности психических процессов как познавательных, так и эмоционального [7].
35
60, 61,
62,
63,64
90, 91,
92, 93,
94, 96
0,28–0,47
0,17–0,32
21, 23,
25,28,
32
0,17–0,36
Ф
0,18–0,28
65, 66,
67,
68,69
К
79, 84,
85
0,39–0,58
70
0,37–0,62
Б
ГУ
0,19–0,33
0,21–0,30
71, 72,
73, 75,
ри
й
76, 77,
78
58,
59
Ре
по
зи
то
Показатели:
– внимания: 21 – тест «Корректурная проба»; памяти: 23 – кратковременная (слова),
25 – оперативная; логичности и критичности мышления: 28 – «Анализ отношений понятий»,
32 – тест «Логичность»;
– самооценки значимости физических качеств: 60 – выносливость, 61 – сила, 62 – быстрота, 63 – ловкость, 64 – гибкость;
– самооценки значимости психических качеств: 65 – внимание, 66 – память, 67 – мышление, 68 – речь, 69 – стрессустойчивость;
– самооценки значимости двигательных навыков и умений: 71 – рукопашный бой, 72 –
плавание, 73 – ускоренное передвижение, 75 – преодоление препятствий;
– самооценки значимости навыков и умений психической деятельности: 76 – быстрая
оценка обстановки, 77 – контроль и самоконтроль, 78 – регуляция эмоционального напряжения;
– самооценки значимости разделов ФП: 79 – ускоренное передвижение, 84 – гимнастика, 85 – спортивные и подвижные игры;
– самооценки отношения к технологии формирования ЭВУ: 90 – желание освоить технологию, 91 – необходимость обучения курсантов технологии, 92 – намерение использовать
технологию при работе с личным составом;
– самооценки подготовленности к будущей профессиональной деятельности: 58 – физической подготовленности, 59 – психологической подготовленности, 93 – задержание вооруженного нарушителя, 94 –задержание нарушителя в воде, 96 – действия в темноте
Примечание – –––– значимо r=0,17–0,22 (Р<0,01–0,05); ---- стремится к значимому
Рисунок 2 – Основание корреляционной плеяды вокруг показателя (70) «Самооценка
значимости эмоционально-волевой устойчивости для успешности профессиональной
деятельности пограничников»
36
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
Отметим самую тесную связь (r=0,58) в этом блоке опросника – «значимость ЭВУ» и «стрессоустойчивости», что подтверждает близость их содержания в понимании испытуемых.
О взаимосвязи физической и психической подготовленности свидетельствуют корреляции обсуждаемого показателя и значимости навыков и умений
психической и двигательной деятельности: контроля и самоконтроля (r=0,62),
регуляции эмоционального напряжения (r=0,59), быстрой оценки обстановки и
принятия решения в условиях дефицита времени (r=0,37), преодоления препятствий (r=0,30), ускоренного передвижения (r=0,24), рукопашного боя (r=0,22),
плавания (r=0,21), что еще раз подтверждает возможность развития ЭВУ сопряженно с формированием двигательных навыков и умений. Все это вписывается
в представления И.М. Сеченова о связях разума с движением «Все бесчисленное разнообразие внешних проявлений мозговой деятельности сводится к одному лишь явлению – мышечному движению» [8].
То же можно сказать и о корреляциях с организационно-методическими условиями развития ЭВУ средствами и методами разделов физической подготовки
военнослужащих: спортивные и подвижные игры (r=0,28), ускоренное передвижение и легкая атлетика (r=0,27), гимнастика и атлетическая подготовка (r=0,18),
решением задач психологической подготовки на занятиях по физической подготовке (r=0,19). Самооценка значимости ЭВУ коррелирует и с самооценками
подготовленности к будущей профессиональной деятельности: вероятностью
успешного выполнения профессиональных приемов и действий в ночных условиях (r=0,36), желанием овладеть технологией развития ЭВУ (r=0,36), необходимостью обучения курсантов и слушателей Института пограничной службы указанной технологии (r=0,36), намерением использовать технологию после
выпуска из вуза (r=0,28), вероятностью успешного задержания вооруженного
нарушителя (r=0,22), вероятностью успешного задержания нарушителя, пытающегося скрыться вплавь (r=0,17), увеличением чувства уверенности на занятиях
физической подготовкой вероятностью успешного задержания вооруженного
нарушителя (r=0,16).
Отсутствие корреляции обсуждаемого показателя с объективной оценкой
выполнения пробы Б.Н. Смирнова говорит не столько о завышенной его самооценке, сколько о несформированности эмоционально-волевой устойчивости,
что еще раз подчеркивает необходимость использования на занятиях технологии
формирования эмоционально-волевой устойчивости пограничников в процессе
целенаправленной сопряженной физической и психологической подготовки.
Выводы
1. Для сотрудников органов пограничной службы физический и психологический аспект профессиональной подготовленности остается существенным
и важным компонентом успешности профессиональной деятельности. Психологический аспект реализуется в способности противостоять стрессогенным
факторам, благодаря сформированности эмоционально-волевой устойчивости –
одного из основных ПЗК пограничников.
37
Б
ГУ
Ф
К
2. Высокие оценки значимости эмоционально-волевой устойчивости военнослужащими, непосредственно выполняющими задачи по охране государственной границы указали на необходимость ее формирования у курсантов Института пограничной службы и повлекли за собой разработку и апробацию технологии, содержательный компонент которой включил комплексы физических
упражнений, а организационный – моделирование условий профессиональной
деятельности в процессе реализации содержательного компонента.
3. Выявленные корреляционные связи эмоционально-волевой устойчивости с показателями, как общей, так и специальной физической подготовленности (r=0,28–0,47), свидетельствуют о возможности ее формирования применением разработанной технологии в процессе целенаправленной сопряженной
физической и психологической подготовки.
4. Показатель «Самооценки значимости эмоционально-волевой устойчивости для успешности профессиональной деятельности пограничников» достаточно тесно коррелирует с самооценками значимости физических и психических качеств, навыков и умений, что свидетельствует о понимании испытуемыми возможности их сопряженного формирования.
Ре
по
зи
то
ри
й
1. Платонов, К.К. Структура и развитие личности / К.К. Платонов. – М: Наука, 1986. –
255 с.
2. Ильин, Е.П. Психология воли / Е.П. Ильин. – СПб.: Питер, 2000. – 288 с.
3. Марищук, В.Л. Поведение и саморегуляция человека в условиях стресса / В.Л. Марищук, В.И. Евдокимов. – СПб.: Сентябрь, 2001. – 260 с.
4. Марищук, Л.В. Психология: пособие / Л.В. Марищук, С.Г. Ивашко, Т.В. Кузнецова. –
Минск: Тесей, 2013. – 777 с.
5. Методики психодиагностики в спорте: учеб. пособие / В.Л. Марищук [и др.]. – М.:
Просвещение, 1990. – 256 с.
6. Фрумкин, А.А. Методы и средства эргономического обеспечения проектирования /
А.А. Фрумкин, Т.П. Зинченко, Л.В. Винокуров. – СПб.: ПГУПС, 1999. – 154 с.
7. Гайдук, С.А. Технология формирования волевых качеств в процессе профессионально-прикладной физической подготовки: монография / С.А. Гайдук, Л.В. Марищук. – Минск:
Минск. гос. высш. радиотех. колледж, 2007. – 200 с.
8. Сеченов, И.М. Избранные произведения / И.М. Сеченов; под. ред. В.М. Каганова. –
М.: М-во просвещения РСФСР, 1953. – 334 с.
Поступила 21.05.2014
ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ СТРЕЛКОВОГО СПОРТА В КОНТЕКСТЕ
СОВРЕМЕННЫХ ОЛИМПИЙСКИХ ИГР
В.Г. Нехаева, Н.А. Юрчик, канд. пед. наук, доцент,
Белорусский государственный университет физической культуры
Грамотное построение учебно-тренировочного процесса во многом определяет перспективы как спортсмена, команды, так и страны, которую данный
спортсмен или команда представляют на международной спортивной арене.
38
Важно, опираясь на богатое историческое прошлое, отыскивать закономерности и причинно-следственные связи между результатами выступлений и
системой подготовки спортсменов каждой конкретной страны. Детальное
знание истории избранного вида спорта в совокупности с хорошим владением
теорией и методикой спортивной подготовки – залог успеха каждого тренера.
THE HISTORY OF SPORTS SHOOTING IN THE CONTEXT OF
MODERN OLYMPIC GAMES
Б
ГУ
Ф
К
Proper construction of a training process largely determines the prospects as of
an athlete, a team as of a country that the competitor or the team represents on the
international sports arena. It is important, being based on a rich historical past, to
find regularities and cause-effect relationships between the competition results and
the system of training athletes in the every particular country. A detailed knowledge
of the history of the chosen sport combined with a good command of the theory and
methodology of sports training are the earnest of success of each coach.
Ре
по
зи
то
ри
й
По инициативе барона Пьера де Кубертена, семикратного чемпиона Франции по стрельбе из пистолета, в 1896 были возрождены Олимпийские игры современности и, начиная с первых Олимпийских игр, в программу был включен
стрелковый спорт.
Количественный состав участников по стрельбе на Олимпийских играх
в Афинах (1896 год) был самый незначительный по сравнению с последующими играми. Всего 39 спортсменов из семи стран принимали участие в пяти
упражнениях соревновательной программы: в двух винтовочных и трех пистолетных [1].
Участниками Игр I Олимпиады по стрельбе были в основном греческие
спортсмены, конкуренцию которым составляли военные атташе и послы шести
стран, которые хорошо владели оружием и проживали в это время в Греции.
Доминировали на Играх I Олимпиады греки, победившие в трех дисциплинах, и американцы – в двух дисциплинах. Чемпионами стали греки Pantelis
KARASEVDAS, Georgios ORPHANIDES и Ioannis PHRANGOUDIS, и американцы – братья John и Sumner PAINE [2].
Игры II Олимпиады организаторы решили приурочить к Всемирной промышленной выставке, которая проходила в 1900 году в столице Франции.
Это привело к тому, что спортивные состязания проводились одновременно
с мероприятиями выставки и воспринимались порой зрителями, да и самими
участниками, как часть ее развлекательной программы. Масштабность этого
мероприятия содействовала популяризации олимпийского движения [3, 4].
Многие организационные вопросы на первых Олимпиадах не были четко отрегулированы, как это сделано сейчас, поэтому иногда спортсмены выступали во
многих видах соревновательных программ, не зная, какое именно упражнение
входит в официальную программу соревнований. И только спустя некоторое
39
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
время становилось известно, кто выиграл Олимпиаду, а кто выиграл дружеский турнир. Олимпийские игры 1900 года примечательны тем, что победителям не вручали медалей – им вручали картины известных художников того
времени. Пройдет несколько десятилетий и Международный олимпийский комитет изготовит и вручит медали победителям и призерам Олимпийских игр в
Париже (1900 год) [5, 6].
В отсутствии спортсменов из США наибольшего успеха на Играх II Олимпиады достигли спортсмены Швейцарии, завоевав 5 золотых, 1 серебряную и
1 бронзовую медали; спортсмены Франции – 3 золотые, 4 серебряные и 3 бронзовые медали; спортсмены Дании – 1 золотую и 3 серебряные медали.
США, Швеция, Англия и Норвегия были безусловными лидерами следующих Олимпиад 1908, 1912, 1920, 1924. Эти Олимпийские игры были самыми
массовыми для стрелкового спорта по количеству разыгранных медалей, потому что было много командных упражнений, а также были добавлены новые
упражнения.
Количество и разнообразие олимпийских стрелковых дисциплин на сегодняшний день заметно отличается от той программы, с которой все начиналось.
На первых Олимпийских играх было всего две дисциплины: стрельба из пистолета и винтовки. В 1900 году добавилась стендовая дисциплина, где для стрельбы
использовали живых голубей. Впоследствии, после многочисленных протестов
общественности, организаторы соревнований отказались от «живой мишени» и
на следующих Олимпийских играх уже стреляли по летающим тарелочкам. В
1908 году появилась еще одна дисциплина – стрельба по движущейся мишени:
«бегущий олень», которая впоследствии была замена на дисциплину – «бегущий кабан». Это упражнение было в программе Олимпийских игр до 2004 года.
Поскольку лишь немногие страны имели техническую возможность культивировать данную дисциплину, упражнение «бегущий кабан» исключили из программы Олимпийских игр. На протяжении столетия менялся количественный
состав упражнений на Олимпийских играх. Представители многих стран всегда
выступали с протестами против проведения на Олимпиадах таких упражнений,
как стрельба на 300 метров и 1000 ярдов, потому что не каждая страна могла позволить себе содержать столь громоздкие стрельбища для стрельбы на длинные
дистанции. В итоге это привело к тому, что на последних Олимпийских играх
спортсмены разыгрывали медали только в упражнениях в стрельбе на 10, 25 и
50 метров.
В 1984 году в программу Олимпийских игр впервые было включено новое
стрелковое упражнения (стрельба из пневматического пистолета на дистанции
10 метров). Рост количества упражнений привел к сильному увеличению количества участников. Единственное ограничение, существовавшее до 1988 года
(не более двух участников от страны в одном упражнении), позволяло выступать от каждой страны большим по количественному составу командам. Среди
участников нередко оказывались такие, которые априори не могли соперничать
с сильнейшими спортсменами, но имея возможность участвовать на Олимпий40
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
ских играх, использовали ее. В результате в 1984 году в Лос-Анжелесе в стрельбе соревновалось рекордное количество участников – 459 человек.
После Олимпийских игр 1984 года Международный Олимпийский комитет
ввел ограничения для всех видов спорта по количеству участников и, начиная с
XXIV Олимпийских игр в Сеуле (1988 год), необходимо было завоевать лицензии для участия в Олимпийских играх в предстоящем олимпийском цикле.
На первых Олимпиадах 1896–1924 гг. многие спортсмены соревновались
одновременно в разных видах стрелковой программы – стрельбе из пистолета,
винтовки и стендовой стрельбе. Среди них было много успешных спортсменов,
которые выиграли медали в разных видах стрельбы. Например, спортсмен из
Бельгии Paul VAN ASBROECK на Олимпийских играх в Париже (1900 год) выиграл бронзовую медаль в стрельбе из винтовки, а на Олимпийских играх в Лондоне (1908 год) выиграл золото и серебро в стрельбе из пистолета. Спортсмен
из Швеции Alfred SWAHN на Олимпиадах 1908–1924 гг. завоевал 9 медалей в
стендовой стрельбе и в стрельбе «по бегущему оленю». Спортсмен из Финляндии Toivo TIKKANEN выиграл на Олимпийских играх в Антверпене (1920 год) в
стрельбе «по бегущему оленю» серебряную и бронзовую медали, а через четыре
года на Олимпийских играх в Париже – бронзовую медаль в стендовой стрельбе. Англичанин Harry HUMBY на Олимпийских играх в Лондоне (1908 год) стал
обладателем золотой и серебряной медалей в стрельбе из винтовки, а через четыре года на Олимпийских играх в Стокгольме завоевал серебряную медаль в
стендовой стрельбе.
Кроме того, были такие универсальные спортсмены, которые успешно выступали одновременно в различных видах спорта. Так, например, особо отличились спортсмены из Дании на Играх I Олимпиады в Афинах: Alexander JENSEN
ROWING завоевал золотую и серебряную медали в тяжелой атлетике и бронзовую – в стрельбе из винтовки, а также занял четвертые места в соревнованиях
по гимнастике и легкой атлетике, а Holger NIELSEN выиграл бронзовую медаль
в фехтовании и две медали в стрельбе из пистолета – серебряную и бронзовую.
Спортсмен из Швеции Patrik DE LAVAL на Олимпийских играх в Стокгольме
(1912 год) выиграл бронзовую медаль в пятиборье и серебряную – в стрельбе
из пистолета. Спортсмен из Финляндии Karl WEGELIUS на Олимпиадах 1908–
1924 гг. выиграл 5 медалей в различных видах спорта и различных дисциплинах:
бронзовую – в гимнастике, бронзовую – в стрельбе из винтовки, бронзовую –
в стрельбе на стенде, серебряную и бронзовую – в стрельбе «по бегущему оленю». Еще один финский спортсмен Heikki NIEMINEN на Олимпийских играх
в Лондоне (1908 год) выиграл бронзовую медаль в гимнастике и на Олимпийских играх в Антверпене (1920 год) – бронзовую в стрельбе из винтовки.
На сегодняшний день мастерство и конкуренция спортсменов всего мира
достигли такого уровня, что для завоевания олимпийских медалей необходимо
сосредоточиться на одном упражнении в своей дисциплине. И хотя на Олимпийских играх спортсмен, например в мужских дисциплинах по стрельбе из винтовки, может принимать участие в трех упражнениях, его шансы в этом случае на
41
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
завоевание медалей будут минимальны. Команда Китая на Олимпийских играх
в Лондоне (2012 год) заявила 23 участника, где все, кроме одного спортсмена,
принимали старт только в одном упражнении. В итоге Китай завоевал семь медалей – две золотые, две серебряные и три бронзовые. Это лучший показатель
по количеству медалей среди всех стран.
На протяжении всего времени проведения Олимпийских игр постоянно
изменялись некоторые правила соревнований, изменялись мишени, добавляли
или сокращали количество упражнений, вводили ограничения для допуска к соревнованиям, сокращали время для выполнения упражнения. Технический прогресс, использование более современного, качественного оружия и боеприпасов, спортивной стрелковой одежды привели к тому, что результаты спортсменов стали приближаться к абсолютным. Для того чтобы проще было определить
победителя, в 1989 году были уменьшены габариты мишеней. Так, например,
диаметр десятки мишени для стрельбы из пневматической винтовки, ранее составлявший один миллиметр, сократили вдвое. Еще одно достижение технического прогресса – применения электронных систем подсчета результатов –
способствовало скоротечному и зрелищному проведению соревнований. Это
позволило зрителям и участникам получать моментальную информацию после
каждого выстрела. На Олимпийских играх в Сеуле (1988 год) для определения
победителей были введены дополнительные финальные выстрелы – и это добавило психологического напряжения для спортсменов и еще большей зрелищности для зрителей.
После проведения Олимпийских игр в Лондоне (2012 год) для еще большей
зрелищности были снова приняты изменения в регламенте проведения соревнований по стрельбе. Начиная с 2013 года, все финалисты в олимпийских дисциплинах должны продолжать борьбу за медали без учета их предварительного результата, с поступательным выбыванием спортсменов по ходу проведения
финальной серии.
По итогам всех прошедших Олимпийских игр на сегодняшний день безусловными лидерами в розыгрыше 774 олимпийских медалей, которые распределились между спортсменами их 67 стран, являются спортсмены Соединенных
Штатов Америки, которые завоевали 107 медалей (53 золотых, 29 серебряных
и 25 бронзовых) в упражнениях пулевой и стендовой стрельбы [8]. Они же лидируют и по количеству золотых медалей, превышая более чем в два раза достижения спортсменов Китая, завоевавших 21 золотую медаль. Стоит отметить,
что спортсмены Китая впервые приняли участие в олимпийском движении в
1984 году и сегодня являются явными лидерами в стрельбе. Спортсмены Советского Союза, которые выступали на Олимпийских играх с 1952 по 1988 гг.,
завое­вали 17 золотых медалей, и по сей день занимают третье место в неофициальном командном зачете. Победные традиции бывшие советские спортсмены продолжили, выступая за объединенную команду на Олимпийских играх
1992 года, и позже, представляя команду России и другие бывшие советские
рес­публики (таблица 1).
42
Таблица 1 – Зачет по количеству медалей на Олимпийских играх с 1896 по 2012 гг. в пулевой
и стендовой стрельбе (10 лучших стран)
Страна
USA
CHN
URS
SWE
GBR
NOR
ITA
FRA
RUS
GER
Год
1896–2012
1984–2012
1952–1988
1908–2012
1908–2012
1900–2008
1932–2012
1900–2012
1996–2012
1912–2008
Золото
53
21
17
15
13
13
12
9
7
7
Серебро
29
13
15
23
15
8
12
13
11
8
Бронза
25
15
17
18
16
11
11
9
9
5
Всего
107
49
49
56
44
32
35
31
27
20
К
Место
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
ри
й
Б
ГУ
Ф
Большая часть всех олимпийских медалей (615) была разыграна в упражнениях пулевой стрельбы среди спортсменов из 61 страны. Здесь те же лидеры:
США, Китай и СССР [7].
Стендовая стрельба вошла в олимпийское движение на Олимпиаде 1900
года в Париже и на протяжении многих лет за пальму первенства соперничали в
этих видах программы спортсмены США и Италии. 159 олимпийских медалей в
пяти видах программы для мужчин и женщин были распределены между спорт­
сменами из 40 стран (таблица 2).
Таблица 2 – Зачет по количеству медалей 15 лучших стран на Олимпийских играх 1896–
2012 гг. (стендовая стрельба)
Год
1912–2012
1956–2012
1908–2012
1996–2004
1960–1988
1908–1952
1976–1992
1924–2004
1900–2012
1920–2012
1992–2012
1924–2008
1980–2012
2000–2012
2000–2008
по
зи
то
Страна
USA
ITA
GBR
AUS
URS
CAN
TCH
HUN
FRA
SWE
CHN
FIN
DEN
RUS
CZE
Ре
Место
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
Золото
13
9
4
4
2
2
2
2
1
1
1
1
1
1
1
Серебро
4
8
2
1
3
3
1
 
3
3
2
2
2
1
1
Бронза
8
8
2
2
1
 
 
1
3
2
5
1
 
2
 
Всего
25
25
8
7
6
5
3
3
7
6
8
4
3
4
2
Наибольших успехов среди мужчин добился спортсмен из США Carl
Townsend OSBURN, который в стрельбе из винтовки выиграл 11 медалей (5 золотых, 4 серебряные и 2 бронзовые медали) на Олимпиадах 1912, 1920 и 1924
годов. Этот результат в настоящее время не по силам превзойти современным
43
спортсменам, потому что раньше были также командные старты и большее количество упражнений (таблица 3).
Таблица 3 – Мужчины мультимедалисты Олимпийских игр с 1896 по 2012 гг. (пулевая и стендовая стрельба), 15 лучших спортсменов
4
5
6
7
LIBERG Einar
USA
1912–
1924
5
4
2
11
USA
1920
5
1
1
7
5
1
NOR
USA
USA
NOR
NOR
SPOONER
Lloyd Spencer
CARLBERG
Wilhelm
SWAHN
Alfred
SWE
11
JIN Jongoh
KOR
11
SCHUMANN
Ralf
GER
13
SWAHN Oscar
SWE
9
Ре
10
14
15
USA
1920–
1924
1912–
1920
1920–
1924
1920–
1924
1908–
1924
1920
1908–
1924
1908–
1924
2004–
2012
1988–
2008
1908–
1920
1920–
1924
1920–
1924
по
зи
то
8
Золото Серебро Бронза Всего
NATVIG
Harald
FENTON
Dennis
SWE
NOR
USA
5
5
4
Дисциплина
Винтовка / Бегущий олень
Винтовка / Бегущий олень
К
3
Год
6
Бегущий олень
6
Пистолет
5
Винтовка
Ф
2
OSBURN Carl
Townsend
LEE Willis
Augustus Jun.
LILLOEOLSEN Ole
LANE Alfred
P.
FISHER
Morris
OLSEN Otto
Martin
Страна
1
Б
ГУ
1
Имя
Винтовка / Бегущий олень
Винтовка / Бегущий олень
Винтовка / Бегущий олень
Пистолет / Винтовка
Бегущий олень /
Стенд
3
1
8
4
2
1
7
4
1
2
7
3
4
3
3
3
2
5
Пистолет
3
2
5
Пистолет
3
1
2
6
Бегущий олень
3
1
1
5
Бегущий олень
2
5
Винтовка / Бегущий олень
ри
й
Место
3
7
3
9
До Олимпийских игр 1984 года не было стрелковых упражнений специально для женщин, и они соревновались наравне с мужчинами. Наибольших
успехов, соревнуясь с мужчинами, добилась Margaret MURDOCK (США) на
Олимпиаде 1976 года в Монреале, где она завоевала серебряную медаль, показав одинаковый с чемпионом результат. Международный олимпийский комитет
немного изменил эту ситуацию и на Олимпиаде 1984 года женщины впервые
соревновались в отдельных стрелковых упражнениях. Но такое решение было
44
Ф
К
принято не для всех стрелковых упражнений. В стендовой стрельбе женщины
продолжали соревноваться на равных с мужчинами, где спортсменка из Китая
Shan ZHANG, показав абсолютный результат в квалификации (200 из 200) и 23
разбитые тарелочки в финале, выиграла Олимпиаду в Барселоне в 1992 году в
упражнении «Скит», опередив всех мужчин [8].
После этого сделали изменения для стендовой стрельбы и на Олимпиаде в
Атланте в 1996 году женщины впервые соревновались в отдельной категории и
разыграли медали в упражнении «Дубль трап».
Самых больших успехов в стрелковом спорте добилась спортсменка
из США Kimberly RHODE. Она участвовала на пяти Олимпиадах (с 1996 по
2012 гг.) в трех видах программы: скит, трап, дубль трап и с каждой Олимпиады
возвращалась с медалью, завоевав в итоге 3 золотые, 1 серебряную и 1 бронзовую медали (таблица 4).
Имя
RHODE
Kimberly
LOGVINENKO
Marina
GROZDEVA
Maria
1
2
3
Страна
USA
RUS
BUL
MAUER Renata
POL
5
DU Li
CHN
5
GUO Wenjun
CHN
7
SEKARIC Jasna
SRB
9
GALKINA
Lioubov
EMMONS
Katerina
SALUKVADZE
Nino
Ре
8
1996–
2012
1988–
1996
1992–
2004
1996–
2000
2004–
2008
2008–
2012
1988–
2004
2004–
2008
2004–
2008
1988–
2008
2008–
2012
1992–
1996
1988
2000
2004–
2012
по
зи
то
4
Год
9
RUS
CZE
GEO
11
CHEN Ying
CHN
11
LI Duihong
CHN
11
11
SPERBER Silvia
TAO Luna
KOSTEVYCH
Olena
FRG
CHN
15
UKR
Золото Серебро Бронза Всего Дисциплина
3
1
1
5
Стенд
2
5
Пистолет
2
3
5
Пистолет
2
1
3
Винтовка
2
2
Винтовка
2
2
Пистолет
5
Пистолет
3
Винтовка
ри
й
Место
Б
ГУ
Таблица 4 – Женщины мультимедалисты Олимпийских игр с 1976 по 2012 гг. (пулевая и стендовая стрельба), 15 лучших спортсменов
2
1
1
3
1
2
1
1
1
3
Винтовка
1
1
1
3
Пистолет
1
1
2
Пистолет
1
1
2
Пистолет
1
1
1
1
2
2
Винтовка
Пистолет
3
Пистолет
1
1
2
45
Ф
К
О развитии и популярности стрелкового спорта говорит тот факт, что на
Олимпийских играх в Лондоне 2012 г. приняло участие рекордное количество
стран – 108, где представители 23 стран стали обладателями медалей в 15 олимпийских упражнениях пулевой и стендовой стрельбы.
Выводы. Итог более чем вековой истории современного олимпийского
движения по стрельбе это: участие 4651 спортсмена (3996 мужчин и 655 женщин) из 149 стран, которые разыграли 774 медали (646 для мужчин и 128 для
женщин) на двадцати пяти Олимпиадах (с1896 по 2012 гг.).
В настоящее время в пулевой и стендовой стрельбе разыгрываются 15 комплектов наград. Мужчины соревнуются в девяти упражнениях: по три упражнения в каждом виде – в стрельбе из пистолета, стрельба из винтовки и стендовая стрельба. Женщины соревнуются в шести упражнениях: по два упражнения в каждом виде – в стрельбе из пистолета, стрельба из винтовки и стендовая
стрельба.
Поступила 21.05.2014
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
1. Юрьев, А.А. Пулевая спортивная стрельба / А.А. Юрьев. – 3-е изд., перераб. и доп. –
М.: Физкультура и спорт, 1973. – 432 с.
2. Пулевая стрельба: справочник / сост. М.К. Корейс. – М.: Физкультура и спорт, 1982. –
400 с.
3. Платонов, В.Н. Общая теория подготовки спортсменов в олимпийском спорте /
В.И. Платонов. – Киев: Олимпийская литература, 1997. – 593 с.
4. Платонов, В.Н. Система подготовки спортсменов в олимпийском спорте. Общая теория и ее практические приложения / В.Н. Платонов. – Киев: Олимпийская литература, 2004. –
808 с.
5. Теория и методика физического воспитания: учебник / под ред. Б.А. Ашмарина. – М.:
Физкультура и спорт, 1990. – 345 с.
6. Платонов, В.И. Теория и методика спортивной тренировки / В.И. Платонов. – Киев: Вища
школа, 1984. – 352 с.
7. Anderson, G. ISSF 100 years shooting sport 1907–2007 / G. Anderson. – ISSF. p. 96–170.
8. Palmer, A.J. UIT History Book 1907–1977 / A.J. Palmer. – Wiesbaden: Union lnternationale
de Tir, 1978. – 280 p.
РЕАЛИЗАЦИЯ ВНУТРИПРЕДМЕТНЫХ СВЯЗЕЙ КАК УСЛОВИЕ
СИСТЕМНОГО УСВОЕНИЯ ЗНАНИЙ В ПРОЦЕССЕ ИЗУЧЕНИЯ
ДИСЦИПЛИНЫ «ПЕДАГОГИКА»
И.Е. Токаревская,
Белорусский государственный университет физической культуры
Выявление содержательных центров (в качестве таковых мы выбрали
сферы развития личности: интеллектуальная, эмоциональная, волевая и физическая) по основополагающим темам учебной дисциплины «Педагогика» позволило реализовать в учебном процессе внутрипредметные связи и организовать
46
повторение изучаемого материала как разнообразно протекающую деятельность. Таким образом, были созданы условия для системного усвоения знаний
и повышения качества практико-ориентированного аспекта подготовки студентов БГУФК к педагогической практике в учреждении общего среднего образования.
REALIZATION OF INTRASUBJECT RELATIONS AS A TERM FOR
SYSTEM KNOWLEDGE ACQUISITION IN THE PROCESS OF STUDY
OF THE DISCIPLINE “PEDAGOGY”
Б
ГУ
Ф
К
Exposure of meaningful centers (as such we have chosen the spheres of personal
development: intellectual, emotional, volitional, and physical) on the fundamental
themes of the discipline “Pedagogy” allowed to realize intrasubject relations in the
educational process and to organize repetition of the studied material in a form of
diverse activities. Thus, conditions were created for system knowledge acquisition and
the quality of practice-oriented aspect improvement in preparing of BGUFK students
for pedagogical practice in an institution of secondary education.
Ре
по
зи
то
ри
й
Фундаментальной основой подготовки специалиста высшей квалификации
в области физической культуры и спорта является профессиональное знание,
которое определяет глубину, основательность и осмысленность действий педагога. Знания являются одним из факторов, определяющих возможности преподавателя.
Профессиональные знания учителя складываются из общих и специальных. Общие знания характеризуют мировоззрение и общую культуру учителя
(общественно-политические, знания литературы, искусства, истории). Специальные – составляют психолого-педагогические, медико-биологические, а также знания в сфере физической культуры и спорта, необходимые для осуществления педагогической деятельности тренера, учителя физической культуры [5].
Сложность обучения будущего преподавателя состоит в том, что профессиональное знание должно формироваться сразу на разных уровнях: теоретическом, методическом и технологическом (уровне решения практических задач
обучения и воспитания в конкретных условиях). Это требует достаточно развитого педагогического мышления специалиста, способного отбирать, анализировать и синтезировать приобретенные знания в достижении поставленных целей.
Кроме того, оно характеризуется комплексностью и, соответственно, требует
умения реализовывать как внутрипредметные, так и межпредметные связи, т. е.
синтезировать изучаемые науки, что способствует компетентному решению педагогических задач в образовательном процессе [4].
Профессионально-педагогическая компетентность представляет собой совокупность умений педагога (как субъекта педагогических воздействий) особым
образом структурировать научное и практическое знание в целях эффективного
решения педагогических задач [2].
47
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
Именно поэтому практическая деятельность специалиста в сфере физической культуры и спорта, в первую очередь учителя физической культуры и
тренера, определяет содержание профессионально-педагогической компетентности студента БГУФК.
Компетентность педагога предполагает его осведомленность в области науки или нескольких наук, которые он преподает, и которыми должны овладеть
учащиеся. Для выпускников БГУФК таковыми науками являются теория и методика физического воспитания, теория и методика спортивной тренировки, теория и методика соответствующего вида спорта.
Так как преподаватель физической культуры и тренер, занимаясь педагогической деятельностью, управляют развитием и формированием личности
воспитанника, то владение системным знанием по дисциплине «Педагогика»
является важной составляющей профессионально-педагогической подготовки
выпускника БГУФК.
В трудах известных педагогов Б.Т. Лихачева и В.А. Сластенина представлены разные аспекты значения системного усвоения знаний.
С точки зрения Б.Т. Лихачева, эффективность практического применения
теоретических знаний во многом обусловлена систематичностью их усвоения.
Обучение без глубокого проникновения во внутрипредметные связи ведет к дилетантизму и невозможности подготовки к практической деятельности [3].
В.А. Сластенин считает, что не совсем верно понимать содержание теоретической готовности педагога как определенную совокупность психолого-педагогических и специальных знаний, так как знания, лежащие в структуре опыта
учителя «мертвым грузом», не будучи сведенными в систему, остаются никому
не нужными [8].
В психолого-педагогических исследованиях высшей школы системный
подход выступает как средство решения проблем совершенствования высшего
образования и повышения его эффективности и качества [1, 4].
Получить систематизированные знания можно только при строгой логической последовательности изучаемого материала, четкой организации внутрипредметных и межпредметных связей [7, 9].
Принцип систематичности и последовательности предполагает преподавание и усвоение знаний в определенном порядке и системе [10].
Реализация принципа систематичности и последовательности требует соблюдения следующих условий: 1) устанавливать тесные связи между ранее
изу­ченным материалом и новым, а также с содержанием практической деятельности; 2) хорошо знать содержание не только одной темы, но и предыдущих,
и последующих; 3) хорошо знать содержание всей учебной дисциплины, видеть
взаимосвязи их частей; 4) не переходить к изучению последующих тем, до тех
пор, пока не будут изучены предыдущие; 5) направлять и развивать логическое
мышление учащихся, побуждать их к самостоятельному анализу и обобщению
фактов, самоконтролю и самокоррекции [3, 6–8, 10].
48
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
Технологию реализации принципа систематичности и последовательности
предлагает П.И. Пидкасистый: в каждой теме надо установить содержательные
центры, выделить главные понятия, идеи, структурировать материал; при изу­
чении курса установить связи между темами, разделами и с другими предметами [10].
Установление внутрипредметных связей требует прочного владения знанием, что предполагает запоминание учебного материала. Запоминание должно быть понято не как однообразное многократное запечатление того, что надо
запоминать, а как разнообразно протекающая деятельность, каждое отдельное
звено которой, то есть каждое отдельное повторение направлено на решение
новой задачи [4].
С целью изучения уровня владения системным знанием по учебной дисциплине «Педагогика» в 2012/2013 учебном году было проведено исследование с
участием 112 студентов 2-го курса спортивно-педагогического факультета массовых видов спорта (СПФ МВС). В качестве метода исследования использовали
опрос. По мере изучения второго, третьего и четвертого разделов учебной дисциплины «Педагогика» студенты выполняли письменные задания, включающие
ответы на следующие вопросы: задачи и виды воспитания; основные подходы к
формированию содержания образования; сущность, структура и виды мировоззрения; методы воспитания их сущность и классификация.
Анализ письменных ответов выявил, что 25 % студентов имеют полное
представление о структуре и компонентах, указанных тем (из них 5 % продемонстрировали осмысленное усвоение, 20 % – механическое заучивание). 75 %
студентов только частично смогли воспроизвести компоненты видов воспитания, содержания образования, мировоззрения, сферы воздействия методов воспитания.
По результатам проведенного исследования установлено, что у большинства студентов практически отсутствует систематизированное знание по учебной дисциплине «Педагогика». Кроме того, в ходе выполнения заданий по учебной практике «Технология воспитательной работы» установлено, что студенты
с большим трудом осваивают содержание видов воспитания, достаточно проблематичным для них является также формулирование задач по соответствующему виду воспитания. В период педагогической практики возникли некоторые
сложности по определению уровня воспитанности школьников, выявлению резервов развития личности ученика и класса, определению направления и способов воздействия на личность воспитанника и коллектив. Указанные недостатки
можно объяснить неосознанным выбором и интуитивным характером действий
студентов-практикантов.
Таким образом, вышеизложенное свидетельствует о необходимости создания условий для освоения студентами БГУФК внутрипредметных связей в процессе изучения учебной дисциплины «Педагогика».
Установление внутрипредметных связей должно осуществляться в соответствии с технологией реализации принципа систематичности и последова49
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
тельности, следовательно, необходимо выделить общее в избранных темах и
определить их содержательные центры. В качестве таковых мы выбрали сферы
развития личности: интеллектуальная, эмоциональная, волевая и физическая.
В разделе «Общие основы педагогики» в теме «Проблемы целеполагания в
педагогике. Целостный педагогический процесс» вопрос задачи и виды воспитания рассматривается относительно компонентов фундаментальных качеств.
Познавательный компонент включает знания, что соответствует интеллектуальной сфере развития личности; эмоциональный компонент связан с воспитанием чувств, что соответствует эмоциональной сфере; поведенческий компонент
предполагает формирование умений и навыков, что соответствует волевой и физической сферам развития личности.
В разделе «Дидактика – составляющая целостного педагогического процесса», в теме «Процесс обучения: сущность, структурные компоненты, содержание, закономерности, принципы» вопрос основные подходы к формированию
содержания образования рассматривается относительно компонентов содержания образования в соответствии с концепцией И.Я. Лернера [8]. Первый компонент – научные знания о природе, обществе, технике, мышлении и способах деятельности – отражает воздействие на интеллектуальную сферу личности. Второй компонент – опыт эмоционально-ценностного отношения к окружающему
миру, к знаниям, к деятельности, к себе самому характеризует воздействие на
эмоциональную сферу личности. Третий компонент – опыт осуществления способов деятельности, предполагает формирование практических умений и навыков, что характеризует воздействие на физическую и волевую сферы личности.
В разделе «Воспитание – как составляющая целостного педагогического
процесса» структурированию подлежат две темы.
В теме «Базовая культура личности: сущность и пути воспитания» вопрос
формирование мировоззрения как важнейшая задача образовательного процесса; сущность, структура и виды мировоззрения следует рассматривать относительно структурных элементов мировоззрения. Знания как результат познания
действительности (факты, сведения, законы, теории) способствуют развитию
интеллектуальной сфере личности. Взгляд – суждение, связанное с переживанием субъективного отношения человека к происходящему, предполагает воздействие на эмоциональную сферу личности. Убеждение, как результат интеллектуально-эмоционального процесса и жизненного опыта личности, отражает
практическую составляющую мировоззрения и характеризует воздействие на
физическую и волевую сферы личности.
В теме «Современные технологии воспитания» вопрос методы воспитания,
сущность и классификация логично рассматривать относительно сферы пре­
имущественного воздействия на личность и коллектив определенной группы методов. Первая группа (методы формирования сознания) оказывает воздействие
словом, что отражает влияние на интеллектуальную сферу личности. Вторая
группа (методы формирования опыта поведения и деятельности) включает обу­
чающихся в деятельность и характеризуется преимущественным воздействием
50
Б
ГУ
Ф
К
на физическую и волевую сферы личности. Третья группа (методы стимулирования и коррекции поведения и деятельности) воздействует преимущественно
на эмоциональную сферу личности.
Результаты установления внутрипредметных связей по основополагающим
темам и трем разделам учебной дисциплины «Педагогика» представлены в таблице.
Как видно из таблицы, сферы личности (интеллектуальная, эмоциональная, волевая и физическая) представляют собой то общее, на основании которого выявлены содержательные центры основополагающих тем по учебной дисциплине «Педагогика».
Относительно воздействия на интеллектуальную сферу общим для четырех тем является результат, который выражается в знаниях.
Относительно воздействия на эмоциональную сферу общим для четырех
тем является результат, который выражается в переживаниях, выраженных в
чувствах.
Относительно воздействия на физическую и волевую сферы общим для четырех тем является результат, который выражается в умениях и навыках.
Интеллектуальная
Эмоциональная
сфера
сфера
Познавательный: Эмоциональный:
усвоение знаний воспитание чувств
Физическая и
волевая сферы
Поведенческий:
формирование умений и навыков, привычек и потребностей
Чувства, отражающие Опыт осуществления
Научные знапрактической деятельопыт эмоциональнония о природе,
обществе, техни- ценностного отношения ности, предполагает
формирование умеке, мышлении и
к окружающему миру,
способах деятель- к знаниям, к деятельно- ний и навыков
ности
сти, к самому себе
Знания – объекВзгляд – объективный
Убеждение – это ретивный компонент компонент мировоззре- зультат интеллектумировоззрения
ния. Отражает субъекально-эмоционального
тивное переживание че- процесса и жизненловека к происходяще- ного опыта личности,
му, которое выражается который выражается в
в чувствах
умениях и навыках
Методы формиро- Методы стимулироваМетоды организации
ния и коррекции повеопыта поведения и девания сознания.
Результат воздей- дения и деятельности.
ятельности. Результат
Результат воздействия – воздействия – умения
ствия – знания
адекватные чувства
и навыки, привычки
и потребности
по
зи
то
Содержательные
центры тем
Компоненты видов
воспитания
ри
й
Таблица – Внутрипредметные связи по основополагающим темам учебной дисциплины «Педагогика»
Компоненты содержания образования
Ре
Компоненты структурных элементов
мировоззрения
Сферы преимущественного воздействия методов воспитания
51
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
Выводы. Таким образом, разработанная система заданий на основе предложенных содержательных центров и использование системы заданий на учебных
занятиях по учебной дисциплине «Педагогика» позволило разнообразить условия повторения учебного материала, что обеспечило прочное усвоение знаний.
Результаты письменного опроса студентов II курса СПФ МВС 2013/2014 учебного года продемонстрировал, что 67 % студентов имели полное представление
о структуре и компонентах контрольных тем, (из них 52 % владели осмысленным знанием, 15 % – на уровне механического запоминания), а 33 % студентов
смогли воспроизвести учебную информацию не в полном объеме. Подобная работа повысила качество подготовки студентов БГУФК к педагогической практике в учреждении общего среднего образования.
Владение систематизированным педагогическим знанием позволило студентам БГУФК в период педагогической практики 2013/2014 года успешно исследовать педагогическую ситуацию; грамотно определять цели и формулировать задачи воспитательной работы в классе; отбирать нужное содержание учебного материала, а также предлагать соответствующие методы, средства и формы
решения задач воспитания; умело проводить анализ результатов педагогических
воздействий; профессионально осуществлять коррекцию педагогического процесса в рамках урока физической культуры.
Ре
по
зи
то
1. Андарало, И.А. Педагогика высшей школы: курс лекций / И.А. Андарало. – Минск:
Академия МВД, 2010. – 139 с.
2. Воеводина, С.А. Компетентностный подход в реализации содержания образования
будущих педагогов / С.А. Воеводина // Пути повышения качества проф. подготовки студентов: материалы Междунар. науч.-практ. конф. Минск, 22–23 апр. 2010 г. / редкол.: О.Л. Жук
[отв. ред. и др.]. – Минск: БГУ, 2010. – С. 170–173.
3. Лихачев, Б.Т. Педагогика. Курс лекций: учеб. пособие для студ. пед. учеб. заведений
и слушателей ИПК и ФПК / Б.Т. Лихачев. – М.: Прометей, 1992. – 528 с.
4. Овдей, С.В. Педагогика и психология высшей школы: пособие / С.В. Овдей. – Минск,
2009. – 132 с.
5. Зязюн, И.А. Основы педагогического мастерства: учеб. пособие для спец. пед. высш.
учеб. заведений / И.А. Зязюн [и др.]; под ред. И.А. Зязюна. – М.: Просвещение,1989. – 302 с.
6. Жук, А.И. Основы педагогики: учеб. пособие / А.И. Жук [и др.]; под общ. ред.
А.И. Жука. – Минск: Аверсэв, 2003. – 349 с.
7. Крившенко, Л.П. Педагогика: учебник для бакалавров / Л.П. Крившенко [и др.]; под
ред. Л.П. Крившенко. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Проспект, 2013. – 488 с.
8. Сластенин, В.А. Педагогика: учеб. пособие для студ. пед. учеб. заведений / В.А. Сластенин [и др.]. – М.: Школа-Пресс, 1998. – 512 с.
9. Психология и педагогика: учеб. пособие / под ред. К.А. Абульхановой [и др.]. – М.:
Совершенство, 1998. – 320 с.
10. Пидкасистый, П.И. Педагогика: учеб. пособие для студ. пед. вузов / П.И. Пидкасистый. – 3-е изд. перераб. – М.: Высшее образование, 2009. – 498 с.
Поступила 26.06.2014
52
II. СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ СИСТЕМЫ ПОДГОТОВКИ
ВЫСОКОКВАЛИФИЦИРОВАННЫХ СПОРТСМЕНОВ
И СПОРТИВНОГО РЕЗЕРВА
Г.И. Башлакова,
Институт пограничной службы Республики Беларусь
К
ОСОБЕННОСТИ ПЛАВАТЕЛЬНОЙ ПОДГОТОВКИ
В УЧРЕЖДЕНИЯХ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ
СИЛОВЫХ ВЕДОМСТВ
ри
й
Б
ГУ
Ф
Умение плавать, в силу специфики профессиональной деятельности, обязательно для всех военнослужащих и сотрудников системы обеспечения национальной безопасности государства. Преодоление водных преград, оказание
помощи тонущим, задержание правонарушителей в воде – немногое из того,
что применяется в служебно-боевой и оперативно-служебной деятельности
военнослужащих Вооруженных Сил (ВС), Министерства внутренних дел, Министерства по чрезвычайным ситуациям, органов пограничной службы (ОПС)
и др., что определяет значимость прикладных навыков плавания для успешности профессиональной деятельности.
по
зи
то
FEATURES OF SWIMMING TRAINING AT HIGHER EDUCATIONAL
INSTITUTIONS OF THE LAW ENFORCEMENT BODIES
Ре
Swimming is obligatory for every military man and officer of the system of
national security because of the specificity of their professional activity. Passing
water obstacles, providing aid for drowning people, detaining violators in the water
constitute only a small number of measures employed in the service-combat and
operational activities of the officers of the Armed Forces, of the Ministry of the Internal
Affairs, of the Ministry for Emergency Situations, of the Border Service authorities
and others that determines the significance of applied swimming skills for success in
professional activities.
Введение. К уровню физической подготовленности, владению прикладными двигательными навыками и умениями военнослужащих и сотрудников
системы обеспечения национальной безопасности государства предъявляются
особые требования, от которых зависит выполнение служебно-боевых и оперативно-служебных задач. Одним из наиболее важных разделов в профессионально-прикладной физической подготовке (ППФП) вышеуказанной категории
является «Плавательная подготовка», который непосредственно связан с особенностями выполняемой профессиональной деятельности.
53
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
Наиболее значимым этапом профессиональной подготовки сотрудников
всех силовых ведомств является обучение в учреждениях высшего образования
(УВО). Будущие офицеры должны обладать сформированными специальными
двигательными навыками и умениями для выполнения любой поставленной задачи: поиск, задержание нарушителя с применением оружия, спецсредств, приемов самообороны и задержания, как на суше, так и в воде. Естественно, что
данные навыки выпускники смогут приобрести в процессе дальнейшей служебной деятельности, по мере накопления опыта практической работы. Однако, поскольку курсанты сразу после окончания учебного заведения полноценно
приступают к исполнению служебных обязанностей и, соответственно, сразу
сталкиваются с различными оперативно-служебными ситуациями, в том числе
и в водной среде, необходимо, чтобы их уровень владения практическими навыками был сразу как можно выше, что актуализирует поиск методически правильно выбранных физических упражнений на суше и в воде для достижения
желаемого эффекта в улучшении плавательной подготовленности курсантов
даже в сокращенные периоды обучения в УВО.
Проблеме обучения плаванию и приемам военно-прикладного плавания,
плаванию с оружием и ведению стрельбы с воды, преодоления водных преград и др. военнослужащих посвящено достаточное количество научных работ (Ю.А. Семенов, 1990; О.В. Новосельцев, 1990, 2003; А.Н. Клепач, 1997,
К.Н. Пахомов, 2000; В.В. Расщупкин, 2007 и др.). При этом по вопросу эффективного противоборства, задержания правонарушителя с применением приемов
самообороны и других профессиональных действий в условиях водной среды
научные исследования единичны, в публикациях представлены фрагментарно
[1, 2, 3 и др.].
Плавательная подготовка курсантов наряду с обучением спортивному плаванию, подготовкой к сдаче существующих типовых нормативов должна носить
ярко выраженную профессионально-прикладную направленность. В частности,
по мнению А.Н. Клепач [4], обучение военнослужащих прикладному плаванию
и действиям на воде в экстремальной ситуации обеспечивает их безопасность
в разных условиях и обстановке. Как отмечает В.И. Плиско (2002), эффективное формирование готовности профессионала к деятельности в экстремальных
условиях происходит на основе регулярных влияний в учебно-тренировочном
процессе, что повышает сопротивляемость организма к внешним и внутренним
влияниям, обеспечивая их соответствующую психофизическую готовность.
Анализ нормативных документов разных периодов и стран, регламентирующих организацию и проведение физической подготовки с военнослужащими
(Наставлений по физической подготовке Советской армии и Военно-Морского
флота; Наставлений, Положений и Инструкций по физической подготовке в ВС
Республики Беларусь, Сухопутных войск ВС Украины, в органах и войсках Федеральной пограничной службы России, ОВД России и Республики Беларусь)
свидетельствуют о том, что в раздел «Прикладное плавание» были включены
лишь некоторые прикладные упражнения, не в полной мере учитывающие спе­
54
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
цифику выполняемых оперативно-боевых задач, внешние условия осуществления их службы. Вместе с тем, анализируя содержание контрольных упражнений, используемых в плавательной подготовке военнослужащих иностранных
армий, отметим, что в сухопутных войсках Армии США, ВС Германии используются разнообразные плавательные тесты, в ВМС США разработаны специальные программы «по выживанию в воде», для оценки уровня развития выносливости военнослужащих Франции, Германии, имеющих ограничения по
состоянию здоровья, альтернативным тестом является плавание на длинные
дистанции (400–800 м) [5].
Таким образом, для повышения уровня физической подготовленности представителей разных специализаций военных и правоохранительных ведомств необходимо определение, отбор и систематизация разных средств плавательной
подготовки, разных контрольных упражнений, способствующих формированию профессиональной готовности, совершенствованию прикладных навыков,
характерных специфики выполняемых задач.
Основная часть. Целью нашего исследования явилось определение значимости плавательной подготовки в УВО для будущей успешной профессиональной деятельности; выявление недостатков исходного уровня плавательной
подготовленности курсантов для определения и отбора эффективных средств,
рациональное использование которых может успешно решить проблему ускоренного и надежного формирования навыков плавания, профессионально значимых прикладных навыков задержания нарушителей в воде.
В соответствии с программой исследования нами использовались следующие методы: теоретико-библиографический анализ; изучение нормативных
документов, анкетирование, статистическая обработка результатов; включенное
педагогическое наблюдение.
Нами была разработана анкета, прошедшая процедуру стандартизации в
процессе апробации в ходе проведенного исследования в 2013/2014 учебном
году с участием 112 курсантов 2 курса факультета № 1 (управление подразделениями органов пограничной службы) ГУО «Институт пограничной службы
Республики Беларусь» (ИПС).
Анкета закрыто-открытого типа содержала 24 высказывания и вопроса,
касающиеся значимости плавательной подготовки для будущей успешной профессиональной деятельности, а именно: владение спортивными, прикладными
способами плавания, способами ныряния и осуществления поиска под водой,
приемами самообороны и задержания, оказания помощи пострадавшему на
воде. Также респондентам предлагалось оценить высказывания о наиболее значимых прикладных навыках и умениях в профессиональной деятельности сотрудника ОПС. Оценка 9, 18–23 высказываний, включенных в анкету, осуществлялась по пятибалльной шкале, где «5» баллами определялся максимальный
уровень оценки, абсолютно согласен; «4» – скорее положительный, нежели отрицательный уровень оценки; «3» – средние данные (не всегда, не обязательно);
«2» – скорее отрицательный, чем положительный уровень оценки; «1» балл –
минимальный уровень оценки, абсолютно не согласен.
55
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
Проведенное до практических занятий по плавательной подготовке анкетирование являлось анонимным, что может свидетельствовать об уровне искренности ответов курсантов. Статистическая обработка полученных количественных показателей проводилась на ПЭВМ с расчетом средних арифметических
значений величин, стандартной ошибки средней арифметической, процентного
соотношения показателей.
В анкетировании приняло участие 112 юношей (100 %), средний возраст
которых составил 18,38±0,06 лет. Практически все курсанты поступили в ИПС
после окончания средней школы или средних специальных заведений (96,43 %),
до поступления в ВС служило 3,57 % респондентов, перед поступлением все
абитуриенты прошли профессиональный отбор, в том числе по физической подготовке (бег 100 м, 1000 м, подтягивание на перекладине), что свидетельствует о
равномерности подготовки всей выборки.
Умение плавать – жизненно необходимый двигательный навык, позволяющий человеку чувствовать себя намного свободнее и увереннее в окружающем
мире, а человеку «в погонах» быть готовым действовать в любых экстремальных ситуациях в водной среде. Это в полной мере осознают курсанты, о чем
свидетельствует результат оценки в 4,31±0,08 балла высказывания о том, что
плавать должен уметь каждый человек. При этом 54,46 % будущих офицеровпограничников считают, что при поступлении в УВО силовых ведомств, наряду
со сдачей других нормативов, должно оцениваться и умение плавать.
Особенно профессионально важным умение плавать является для сотрудников и военнослужащих ОПС, несущих службу по охране Государственной
границы Республики Беларусь, при этом протяженность охраняемой водной части границы составляет около 500 км, что составляет более 20 % от ее общей
протяженности. Курсанты-пограничники признают значимость плавательной
подготовки для будущей успешной профессиональной деятельности, что подтверждается оценкой в 4,23%±0,08 балла высказывания о том, что навыки, полученные на занятиях по плавательной подготовке, помогут в будущей службе.
На вопрос «Умеете ли Вы плавать?» положительно ответило 95,54 % оптантов, отрицательно – 4,46 %. Однако, несмотря на то что обучение плаванию
предусмотрено государственными программами по физической культуре в дошкольных и общеобразовательных учреждениях, мы можем констатировать,
что 58,93 % курсантов научились плавать самостоятельно на водоемах по месту проживания; под руководством родителей на море, реке и т. д. – 17,86 %
респондентов; посещали бассейн в спортивных секциях – 22,32 % и лишь
8,04 % юношей научились плавать на уроках физической культуры в средних
школах. Полученные результаты подтверждают мнение специалистов других
право­охранительных ведомств [6] о недостаточной преемственности среднего
и высшего образования, и согласуются с ответами на вопрос о способности на
момент анкетирования проплыть без остановки любым способом. Так, 27,68 %
курсантов заявили, что могут проплыть без остановки не менее 100 м; 41,96 %
опрошенных – не менее 50 м; 19,64 % курсантов – любую заданную дистанцию.
56
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
По мнению многих авторов (Н.Ж. Булгакова, Б.Н. Никитский, В.С. Васильев,
В.И. Зернов и др.), первоначальный навык в плавании формируется к моменту
проплывания 25 м. В то же время среди опрошенных не способны проплыть
25 м – 10,71 % юношей и могут быть отнесены к группе «не умеющих» плавать.
Таким образом, 6,25 % курсантов переоценивают свои способности по безопасному нахождению на воде, считая себя умеющими плавать.
Отсутствие должного процесса начального обучения плаванию школьников под руководством специалистов физической культуры подтверждают ответы курсантов на вопросы о владении спортивными способами плавания. Так, не
владеют спортивными способами плавания 40,18 % опрошенных, владеют кролем на груди, брассом – по 44,64 %, кролем на спине – 28,57 %, баттерфляем –
17,86 %. Однако, как показывает практика, зачастую большинство юношей, давших положительный ответ, имеют лишь общее представление о технике спортивных способов плавания и на первых практических занятиях демонстрируют
плавание с грубейшими ошибками, не позволяющими дальнейшее развитие их
плавательной подготовленности.
Плавательная подготовка в УВО силовых ведомств должна решать не только задачи по обучению и совершенствованию навыка плавания спортивными
способами, но и связанные с профессионально-важными двигательными навыками – помощью тонущим, транспортировке, задержанию в воде, оказанию
первой помощи и др. В связи с этим обоснованно включение в программу плавательной подготовки курсантов ИПС раздела прикладного плавания, согласно которому проводится обучение способам прикладного плавания, ныряния и
осуществление поиска под водой, оказание помощи пострадавшим на воде (освобождение от захватов, транспортировки пострадавшего и др.) [7]. Вместе с
тем, как мы и прогнозировали до начала исследования, полученные результаты
анкетирования свидетельствует о небольшом количестве опрошенных, владеющих техникой прикладного плавания.
Так, было выявлено, что плаванием на боку владеет 22,32 % опрошенных;
кролем без выноса рук и опускания лица в воду – 25,00 % курсантов; брассом
на груди без опускания лица в воду – 42,86 % респондентов; брассом на спине с
проносом рук по воздуху – 20,54 %; не владеют перечисленными прикладными
способами – 42 % курсантов.
Хотелось бы отметить, что от уровня владения способами прикладного плавания зависит возможность выполнения ряда действий по спасению тонущего,
важнейшим из которых является транспортировка к берегу (бортику бассейна).
Так, среди опрошенных курсантов владеют способами транспортирования на воде
тонувшего и имели практический опыт – 8,04 %; могут применить еще 12,5 %
опрошенных; владеют только теоретическими знаниями о способах 26,79 %; не
имеют знаний и навыков по данному вопросу – 56,25 % респондентов.
Как правило, тонущего либо терпящего бедствие на воде человека охватывает паника, он находится в возбужденном состоянии и при приближении спасателя возможны различные неадекватные действия с его стороны, в том числе
57
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
захваты за туловище, волосы, руки, обхваты за шею спасателя [8]. Эти же действия также могут выполняться целенаправленно правонарушителем при попытке его задержания в воде. Проводимые нападающим нарушителем обхваты
и захваты дают тактическое преимущество, сковывают действия сотрудника, не
позволяя тем самым провести приемы самообороны и задержания в воде. Таким образом, владеющий навыками и умениями по освобождению от захватов
и обхватов сотрудник ОПС может применить их, как в оперативно-служебной
деятельности, так и в экстремальных ситуациях по спасению человека в воде.
Вместе с тем 70,54 % опрошенных будущих офицеров не владеют данными навыками, 18,75 % курсантов сомневаются в «своих силах», лишь 9,82 % уверенно
могут применить в практической ситуации и только 2,68 % обучающихся имели
практический опыт применения освобождения от захватов потерпевшего.
Владеют способами ныряния и осуществления поиска под водой 58,93 %
курсантов, что согласуется с высказыванием «Я могу пронырнуть в длину»: не
менее 15 м – 54,46 % опрошенных; менее 10 м – 41,96 % курсантов.
Владеют приемами и могут оказать первую помощь пострадавшему на
воде – 16,96 % курсантов; знают теоретически, но не уверены, что смогут применить в экстремальной ситуации – 41,96 % опрошенных; не смогут оказать помощь на берегу – 41,07 % оптантов.
Заинтересованность и стремление курсантов в получении теоретических
знаний, их мотивированность в приобретении различных прикладных навыков
и приемов подтверждают высокие оценки высказываний о том, что каждый сотрудник ОПС должен уметь оказать помощь тонущему – 4,60±0,14 балла; должен владеть: приемами задержания в воде нарушителя – 4,07±0,08 балла, приемами самообороны в воде – 4,13±0,08 балла.
Значимость уровня владения практическими навыками подтверждается и
высокими оценками высказываний о том, что сотрудник ОПС должен уметь:
длительное время двигаться в пешем порядке – 4,63±0,08 балла; уметь передвигаться на лыжах – 3,96±0,08 балла; владеть приемами самообороны – 4,79±0,06
балла; уметь плавать – 4,09±0,08 балла; владеть оружием, спецсредствами –
4,78±0,08 балла; преодолевать препятствия (в том числе водные преграды) –
4,37±0,06 балла.
Приоритетность разделов учебных тем в учебной программе по ППФП для
сотрудников ОПС опрошенные курсанты определили следующим образом (из
8 мест): легкая атлетика и ускоренное передвижение – 3,21±0,13 место; атлетическая подготовка 3,69±0,13 место; лыжная подготовка 5,31±0,13 место; прикладное плавание – 5,14±0,13 место; приемы самообороны (в том числе приемы
борьбы, задержания и сопровождения, наружный досмотр и др.) – 2,29±0,13 место; преодоление препятствий – 4,71±0,11 место; спортивные игры – 5,52±0,13
место; методическая подготовка – 6,13±0,13 место.
Курсанты считают, что занятия по плавательной подготовке должны быть
направлены на: укрепление здоровья, гармоничное физическое развитие –
4,54±0,08 балла; повышение степени развития физических и психологических
качеств – 4,46±0,06 балла; освоение спортивных способов плавания – 4,12±0,08
58
Б
ГУ
Ф
К
балла; освоение разновидностей прикладного плавания – 4,05±0,08 балла; подготовку к решению любой прикладной задачи (задержание нарушителя в воде,
помощь тонущему и т.д.) – 4,38±0,08 балла. Таким образом, высокие баллы, выставленные курсантами, свидетельствуют о значимости плавания в развитии
физических и психологических качеств, совершенствовании прикладных двигательных навыков и умений, что должно находить отражение в программе плавательной подготовки.
Заключение. Результаты проведенного исследования делают перспективным дальнейший поиск путей повышения эффективности плавательной подготовки сотрудников силовых ведомств, что будет иметь большое теоретическое
и практическое значение. Результаты проведенного анкетирования будут способствовать дальнейшей разработки и внедрения в образовательный процесс
педагогической модели формирования профессионально значимых прикладных
навыков средствами плавательной подготовки, необходимых сотрудникам для
успешного несения службы по охране Государственной границы и выполнения
других мероприятий оперативно-служебной деятельности, что, в свою очередь,
скажется на обеспечении национальной безопасности Республики Беларусь.
Ре
по
зи
то
ри
й
1. Овечкин, Д.Г. Знание приемов освобождения от захватов и обхватов в воде, как фактор эффективного противоборства сотрудника полиции с преступником в воде / Д.Г. Овечкин,
Р.Г. Логинов // Совершенствование боевой и физической подготовки курсантов и слушателей
образовательных учреждений силовых ведомств: Материалы междунар. науч.-практ. конф.,
7–8 июня 2012 г.: в 2 т. / Иркутск: ФГКОУ ВПО ВСИ МВД России, 2012. – С. 192–194.
2. Найдин, А.В. Подготовка курсантов к действиям в экстремальных ситуациях на
практических занятиях в бассейне / А.В. Найдин // Научные труды НИИ физической культуры и спорта Республики Беларусь: сб. науч. тр. / редкол.: Н.Г. Кручинский (гл. ред.) [и др.];
Науч.-исслед. ин-т физ. культуры и спорта Респ. Беларусь. – Вып. 10. – Минск: РУМЦ ФВН,
2011. – С. 136–141.
3. Марищук, Л.В. Прикладное плавание – как одно из средств совершенствования эмоционально-волевой устойчивости пограничников / Л.В. Марищук, А.В. Козыревский // Инновационные технологии защиты от чрезвычайных ситуаций: сб. тез. докл. Междунар. науч.практ. конф. – Минск: КИИ, 2013. – С. 67–68.
4. Клепач, А.Н. Обучение военнослужащих прикладному плаванию и действиям на воде
в экстремальной ситуации: автореф. дис. ... канд. пед. наук / А.Н. Клепач; Воен. ИФК. – СПб.,
1997. – 25 с.:
5. Физическая подготовка иностранных армий: учеб. пособие / под. общ. ред. В.А. Щеголева. – СПб.: МО РФ, 2007. – 272 с.
6. Леонов, В.В. Проблема преемственности процесса физической подготовки в общеобразовательных школах и учреждениях образования МВД Республики Беларусь / В.В. Леонов,
С.В. Шукан // Проблемы борьбы с преступностью и подготовки кадров для правоохранительных органов: тез. докл. Междунар. науч.-практ. конф., Минск, 4 апр. 2013г. / Акад. М-ва
внутр. дел Респ. Беларусь; под ред. В.Б. Шабанова [и др.]. – Минск, 2013. – С. 367–368.
7. Физическая подготовка для специальности 1-92 01 01 «Управление подразделениями органов пограничной службы»: раб. учеб. программа / Гос. погран. ком-т Респ. Беларусь,
Инст. погран. службы Респ. Беларусь. – Минск, 2011. – 52 с.
8. Чертов, Н.В. Плавание / Н.В. Чертов // Модуль 5. Прикладное плавание [Электронный учебник]. – Режим доступа sport.pi.sfedu.ru/swimmig book.
Поступила 15.05.2014
59
РОЛЬ РЕЙТИНГА В УПРАВЛЕНЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
ТРЕНЕРА ПО ПУЛЕВОЙ СТРЕЛЬБЕ
Н.Д. Заколодная,
Белорусский государственный университет физической культуры
Б
ГУ
Ф
К
В статье проведен анализ результатов соревнований мирового уровня на
основании изучения более 10000 выступлений стрелков посредством рейтинговой системы: этапов и финалов Кубка мира, чемпионата мира, континентальных чемпионатов, прошедших в период 2009–2012 гг., а также Олимпийских
игр 2008–2012 гг. в Пекине и Лондоне. Представленный прогноз выступлений
стрелков на Олимпийских играх в Лондоне подтвердился на 89 %, в результате
чего появилась возможность оценивать реальные и перспективные возможности спортсменов с учетом рейтинговой оценки, а также наиболее рационально планировать многолетнюю подготовку стрелков.
THE ROLE OF RATING IN MANAGEMENT ACTIVITIES OF A
COACH IN SPORTS SHOOTING
по
зи
то
ри
й
Analyses of world-class competition results of more than 10,000 performances
of sports shooters (stages and the finals of the World Cup, World Championships,
Continental Championships held in the period 2009–2012, as well as of the Olympic
Games 2008–2012 in Beijing and London) based on the rating system is made in
the article. Our forecast of shooters’ performances at the Olympics in London was
confirmed by 89 % resulting in an opportunity to assess the real and prospective
chances of athletes taking into consideration their rating, and make the most rational
planning of a long-term preparation of shooters.
Ре
Введение. Интенсивное развитие олимпийского спорта в последние годы,
усиление конкуренции на международной арене способствуют обострению
борьбы за олимпийские награды. Воспитание будущего финалиста, а тем более
медалиста Олимпийских игр, прежде всего, приоритет тандема «тренер-спорт­
смен». Но и здесь необходима поддержка большого круга специалистов, организаторов спорта, научного и медицинского персонала [3–5].
При подготовке к соревнованиям и во время участия в них спортсмены постоянно ищут и совершенствуют способы противодействия конкретным соперникам, в разной мере знакомым по предшествующим соревнованиям, тренировке, рассказам тренеров и товарищей по команде. Выработка моделей предстоящих поединков происходит с учетом сопоставления собственного мастерства и
особенностей соперников, целей и возможных результатов предстоящих соревнований. Стиль ведения тактической борьбы должен включать и общие тенденции тактики в конкретном виде спорта, учитывать наиболее сильные индивидуальные особенности спортсмена, а также его характерные недостатки [5, 8].
60
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
Особое место в соревновательном периоде занимает этап непосредственной подготовки к главным соревнованиям. Достаточно сказать, что при неправильном его использовании вся тренировочная работа годичного цикла может
быть непродуктивной.
Как свидетельствуют результаты выступлений спортсменов на чемпионатах мира и этапах Кубков мира в олимпийских видах спорта, результативность
членов сборных команд по различным видам спорта на главных соревнованиях
года была значительно ниже по сравнению с их наилучшими результатами сезона. Пример подготовки этих спортсменов показал, что подведение спортсменов
к состоянию повышенной работоспособности в канун главных соревнований во
многом основывалось на личном опыте и интуиции тренера [9].
Главной целью соревновательной деятельности является достижение максимально возможного результата в основном соревновательном упражнении.
Если высокий результат неоднократно подтверждается в ряде соревнований, то
это свидетельствует о некоторой устойчивости, а, следовательно, и надежности
спортсмена.
Несчетное множество факторов, прямо или косвенно влияющих на результат, вызвало в спорте возникновение целого ряда «моделей сильнейшего спорт­
смена», в которых выделяется три основных иерархических уровня:
– «соревновательной деятельности»;
– «специальной подготовленности»;
– «функциональных возможностей организма» [10].
Спортсменов, достигающих высоких результатов, к примеру, за счет скоростно-силовых способностей можно назвать типологическими моделями. Индивидуальные модели разрабатываются для отдельных спортсменов и опираются на данные длительного исследования и индивидуального прогнозирования
возможностей отдельного спортсмена.
Основываясь на данных, полученных с помощью рейтинговой системы,
можно представить модель спортсмена, имеющего наибольшие предпосылки к
достижению результатов мирового уровня (на примере стрелка из пневматической винтовки на 10 метров (ВП – 6) среди мужчин).
В данном упражнении это спортсмен в возрасте 24–27 лет, имеющий стаж
занятия стрельбой не менее 9 лет, принявший участие не менее чем в 9 официальных соревновательных стартах международного уровня (этапы Кубков мира,
финалы Кубка мира, чемпионат мира), который стреляет из оружия и пулями
определенной марки, в экипировке конкретного производителя [2].
Естественно, такая информация лишь ориентировочна и актуальна для определенного отрезка времени, в связи с тем, что спортивные достижения не стоят
на месте так же как, и факторы, их обусловливающие. В настоящее время существует сильнейшая конкуренция среди организаций и фирм-производителей,
обеспечивающих спортсменов необходимой атрибутикой для профессионального занятия спортом.
61
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
Тем не менее тренер, являясь ключевой фигурой в спорте, должен постоянно идти в ногу со временем и опираться на новейшие разработки. Своей деятельностью тренер обусловливает успешность выступления спортсмена, так как
в первую очередь она является управленческой. При работе со спортсменами
на этапе высшего спортивного мастерства тренер выступает в роли наставника.
Вместе со спортсменом он определяет стратегию и тактику подготовки. Эффективность деятельности тренера зависит от умения использовать последние достижения в подготовке ведущих спортсменов, данные научных исследований, а
также результаты научного и медицинского обеспечения тренировочного процесса.
Существенное влияние на уровень и динамику спортивного результата оказывают темп и ритм биологического созревания организма спортсмена. В одной
возрастной группе могут быть спортсмены с различным темпом и ритмом биологического созревания, что отражается на динамике их результатов. Возраст и
спортивный стаж также существенно влияют на уровень спортивного результата,
так как определяют функциональные возможности организма спортсмена [7–9].
В деятельности тренера в качестве сбивающих или ограничивающих факторов могут выступать возрастные особенности организма спортсмена, закономерности развития спортивной формы, уровень спортивно-технической подготовки спортсмена, плановые задания организаций на подготовку разрядников,
система оценки деятельности тренера, отбора и соревнований. Игнорирование
этих факторов приводит к перегрузкам спортсменов, срывам в подготовке, к постановке нереальных целей.
Рациональная система тренировки позволяет спортсмену на протяжении
ряда лет повышать свой уровень готовности таким образом, что наивысшая его
точка совпадает с оптимальным возрастом для достижения наивысших результатов.
Процесс тренировки и воспитания спортсмена – это динамический процесс, в ходе которого реализуются такие типичные управленческие функции,
как планирование, принятие решений, организация, регулирование, координация, учет, прогнозирование и контроль [6].
Принимая во внимание данные обстоятельства, тренеру необходимо не
только подвести спортсмена к главным соревнованиям, но и уметь спрогнозировать, учитывая наибольшее количество факторов, каким будет результат в определенных стартах и при определенных условиях.
Цель исследования: выявить значение рейтинга в управленческой деятельности тренера по пулевой стрельбе для определения перспективы выступления
стрелков на Олимпийских играх.
Результаты исследования. На протяжении олимпийского цикла 2009–
2012 гг. 358 участников из 68 стран завоевали лицензии на участие в предстоящих Олимпийских играх. Проведя анализ результатов соревнований мирового
уровня: этапов и финалов Кубка мира, чемпионата мира, континентальных чемпионатов прошедших в период 2009–2012 гг., а также Олимпийских игр 2008
62
Б
ГУ
Ф
К
в Пекине посредством рейтинговой системы, был составлен предварительный
прогноз выступлений стрелков в Лондоне.
Для выявления вероятных победителей мы отследили общее количество
медалей, завоеванных спортсменами в каждой дисциплине на официальных соревнованиях этого олимпийского цикла. Это позволило нам составить список
десятки фаворитов Олимпийских игр по каждой из 10 дисциплин.
Учитывая то, что регламент соревнований предусматривает участие не более двух представителей страны, в список попали только те спортсмены, которые имели лицензию на участие, а также те, кто по количеству медалей за
2009–2012 гг., в своей стране находились на первом и втором местах.
Довольно сложно судить о достоинстве прогнозируемых медалей, так как
исход соревнований решается десятыми долями очков, но в представленных
списках спортсменов показаны реальные фавориты Олимпийских игр 2012 года
в Лондоне, которые должны были разыграть медали в соответствующих упражнениях (таблицы 1–10).
Таблица 1 – Произвольная винтовка, стрельба из трех положений (мужчины)
по
зи
то
ри
й
Место
Фамилия Имя (страна)
Год соревнований
1
EMMONS Matthew (USA)
2009; 2010; 2011
2
SIDI Peter (HUN)
2009; 2010; 2011
3
HAN Jinseop (KOR)
2009; 2010; 2011
4
CAMPRIANI Niccolo (ITA)
2009; 2010; 2011
5
ZHU Qinan (CHN)
2010; 2011
6
BRYHN OleKristian (NOR)
2011
7
MIROSAVLJEV Nemanja (SRB)
2010; 2011
8
HE Zhaohui (CHN)
2009
8
RAJPUT Sanjeev (IND)
2011; 2012
10
KHADJIBEKOV Artem (RUS)
2010
10
PARKER Jason (USA)
2010; 2011
Примечание – З – золото, С – серебро, Б – бронза.
З С Б Всего
4 1 1
6
3 1 1
5
1 3 1
5
  3 2
5
2   1
3
1   2
3
  1 2
3
2    
2
2    
2
1 1  
2
1 1  
2
Ре
Таблица 2 – Произвольная винтовка, стрельба лежа 60 выстрелов (мужчины)
Место
1
2
3
4
5
6
7
7
9
10
Фамилия Имя (страна)
MARTYNOV Sergei (BLR)
POTENT Warren (AUS)
UPTAGRAFFT Eric (USA)
JUNGHAENEL Henri (GER)
EMMONS Matthew (USA)
BERG Vebjoern (NOR)
PLANER Christian (AUT)
WANG Weiyi (CHN)
SAUVEPLANE Valerian (FRA)
CAMPRIANI Niccolo (ITA)
Год соревнований
2010; 2011
2008; 2009; 2010; 2011
2010; 2011
2010; 2011
2008; 2009; 2010
2009; 2010
2009; 2010
2011; 2012
2009; 2010
2010
З
5
5
 
1
 
1
1
1
 
1
С
1
 
4
1
2
2
 
 
1
 
Б Всего
2
8
2
7
1
5
2
4
2
4
 
3
1
2
1
2
1
2
 
1
63
Таблица 3 – Пневматическая винтовка, 60 выстрелов (мужчины)
Фамилия Имя (страна)
Год соревнований
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
ZHU Qinan (CHN)
CAMPRIANI Niccolo (ITA)
SIDI Peter (HUN)
SOKOLOV Denis (RUS)
NARANG Gagan (IND)
WANG Tao (CHN)
BINDRA Abhinav (IND)
PIASECKI PierreEdmond (FRA)
RIKHTER Sergy (ISR)
KRUGLOV Serguei (RUS)
2008; 2009; 2010; 2011; 2012
2009; 2010; 2011; 2012
2009; 2010; 2011
2010; 2012
2009; 2010
2010; 2011; 2012
2008; 2011; 2012
2009; 2011
2009; 2011
2010
8
4
3
3
1
 
2
1
1
1
Ф
Год соревнований
2008; 2009; 2010; 2011; 2012
2010; 2011
2010; 2011
2009; 2010; 2011
2011
2008; 2009; 2010
2009; 2011
2009; 2010
2011
2010
по
зи
то
ри
й
Фамилия Имя (страна)
JIN JongOh (KOR)
MATSUDA Tomoyuki (JPN)
SZARENSKI Daryl (USA)
EKIMOV Leonid (RUS)
ZLATIC Andrija (SRB)
ISAKOV Vladimir (RUS)
COSTA Joao (POR)
KOPP Pavol (SVK)
BRUNO Francesco (ITA)
OMELCHUK Oleg (UKR)
Б
ГУ
Таблица 4 – Произвольный пистолет, 60 выстрелов (мужчины)
Место
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
З С Б Всего
5
4
4
 
1
2
1
2
1
 
К
Место
2
1
2
2
3
3
 
 
 
1
15
9
9
5
5
5
3
3
2
2
З С Б Всего
5 2  
7
3   3
6
2 2 1
5
1 4  
5
2 1 1
4
  1 3
4
1 1 1
3
  2 1
3
1 1  
2
1   1
2
Таблица 5 – Скоростной пистолет, 60 выстрелов (мужчины)
Фамилия Имя (страна)
REITZ Christian (GER)
KLIMOV Alexei (RUS)
LI Yuehong (CHN)
SANDERSON Keith (USA)
ZHANG Jian (CHN)
MILEV Emil (USA)
LLAMES Jorge (ESP)
SCHUMANN Ralf (GER)
PODHRASKY Martin (CZE)
EKIMOV Leonid (RUS)
Ре
Место
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
64
Год соревнований
2008; 2009; 2010; 2011
2009; 2010; 2011
2010; 2012
2009; 2011
2009; 2010
2010; 2011
2009; 2010; 2011
2008; 2011
2011
2010
З
4
4
3
1
 
1
1
 
2
1
С
2
1
1
2
3
1
 
2
 
 
Б Всего
3
9
 
5
1
5
2
5
2
5
1
3
2
3
1
3
 
2
1
2
Таблица 6 – Пневматический пистолет, 60 выстрелов (мужчины)
Место
Фамилия Имя (страна)
Год соревнований
З С Б Всего
4
2
1
7
ZLATIC Andrija (SRB)
2009; 2010; 2011
2
3
 
5
3
EKIMOV Leonid (RUS)
2009; 2011; 2012
3
 
1
4
4
MATSUDA Tomoyuki (JPN)
2010; 2011; 2012
2
 
2
4
5
LEE Daemyung (KOR)
2009; 2010; 2011
1
2
1
4
6
DIKEC Yusuf (TUR)
2011; 2012
1
1
1
3
6
PANG Wei (CHN)
2008; 2009; 2010
1
1
1
3
8
OMELCHUK Oleg (UKR)
2011
 
1
2
3
9
ISAKOV Vladimir (RUS)
2009; 2010
 
 
3
3
10
SZARENSKI Daryl (USA)
2010; 2011
2
 
 
2
2
Ф
JIN JongOh (KOR)
К
2008; 2009; 2010; 2012
1
1
PFEILSCHIFTER Sonja (GER)
2
GRAY JamieLynn (USA)
Б
ГУ
Таблица 7 – Произвольная винтовка, стрельба из трех положений (женщины)
3
ENGLEDER Barbara (GER)
4
DU Li (CHN)
4
WU Liuxi (CHN)
6
CRUZ EglisYaima (CUB)
7
GALKINA Lioubov (RUS)
8
Место
Фамилия Имя (страна)
Год соревнований
З С Б Всего
3
3
2
8
2009; 2010; 2011
4
1
1
6
2009; 2010; 2011
2
2
 
4
2008; 2009; 2011; 2012
2
1
1
4
2010
2
1
1
4
2008; 2010; 2011
1
1
1
3
2009; 2011
1
 
1
2
AHMADI Elaheh (IRI)
2010
 
1
1
2
9
PEJCIC Snjezana (CRO)
2010
 
 
2
2
10
DOVGUN Olga (KAZ)
2010
1
 
 
1
З
6
5
2
2
 
2
1
1
1
 
С
4
3
1
3
3
2
 
 
1
1
Б Всего
 
10
 
8
3
6
 
5
2
5
 
4
2
3
2
3
 
2
1
2
по
зи
то
ри
й
2009; 2010; 2011
Таблица 8 – Пневматическая винтовка, 40 выстрелов (женщины)
Фамилия Имя (страна)
YI Siling (CHN)
PFEILSCHIFTER Sonja (GER)
PEJCIC Snjezana (CRO)
WU Liuxi (CHN)
GAUSS Beate (GER)
EMMONS Katerina (CZE)
ARSOVIC Andrea (SRB)
TYKHOVA Darya (UKR)
CRUZ EglisYaima (CUB)
GALKINA Lioubov (RUS)
Ре
Место
1
2
3
4
5
6
7
7
9
10
Год соревнований
2009; 2010; 2011; 2012
2009; 2010; 2011; 2012
2008; 2009; 2010; 2011
2009; 2010
2009; 2010
2008; 2010; 2011; 2012
2010; 2012
2009; 2011
2010; 2011
2008; 2009
65
Таблица 9 – Спортивный пистолет, 30+30 выстрелов (женщины)
Фамилия Имя (страна)
CHEN Ying (CHN)
YUAN Jing (CHN)
DORJSUREN Munkhb. (GER)
HYKOVA Lenka (CZE)
GROZDEVA Maria (BUL)
SALUKVADZE Nino (GEO)
MOZGALOVA Kira (RUS)
YAUHLEUSKAYA Lalita (AUS)
OTRYAD Gundegmaa (MGL)
GOBERVILLE Celine (FRA)
Год соревнований
2008; 2009; 2011; 2012
2009; 2011; 2012
2008; 2009; 2010
2009; 2010; 2011
2009; 2010; 2011
2009; 2010; 2011
2010; 2011
2009; 2010
2008; 2011
2010
Б
ГУ
Год соревнований
2009; 2010; 2011; 2012
2008; 2009; 2010
2009; 2010; 2011
2009; 2010; 2011
2010; 2011
2010; 2011
2008; 2009; 2011
2010; 2012
2010; 2011
2010; 2011
ри
й
Фамилия Имя (страна)
KOSTEVYCH Olena (UKR)
GUO Wenjun (CHN)
CHAIKA Viktoria (BLR)
YAUHLEUSKAYA Lalita (AUS)
SUN Qi (CHN)
GOBERVILLE Celine (FRA)
SALUKVADZE Nino (GEO)
VELICKOVIC Bobana (SRB)
ARUNOVIC Zorana (SRB)
ASPANDIYAROVA Dina (AUS)
по
зи
то
Место
1
2
3
4
5
6
7
8
9
9
Ф
Таблица 10– Пневматический пистолет, 40 выстрелов (женщины)
З
4
2
2
1
3
2
1
 
 
 
С
1
3
 
2
1
1
2
2
2
1
Б Всего
1
6
1
6
3
5
2
5
 
4
1
4
 
3
1
3
 
2
1
2
С
2
 
3
2
2
 
1
 
1
1
Б Всего
3
8
3
7
2
5
3
5
 
4
2
4
2
4
 
2
 
2
 
2
К
Место
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
З
3
4
 
 
2
2
1
2
1
1
Ре
В результате анализа выступлений стрелков на Олимпийских игр 2012 года
в Лондоне можно сравнить прогноз с реальным выступлением стрелков. В четырех из десяти олимпийских упражнений по пулевой стрельбе лидеры в своих
дисциплинах подтвердили позиции и выиграли золотые медали: Мартынов Сергей из Беларуси – в упражнении в «Стрельбе лежа на 50 метров»; спортсмен из
Южной Кореи Jin Jong Oh – два золота в пистолетных упражнениях: в «Стрельбе на 50 метров из произвольного пистолета» и в «Стрельбе из пневматического
пистолета на 10 метров»; спортсменка из Китая Yi Siling –в «Стрельбе из пневматической винтовки на 10 метров».
Прогноз медалей также подтвердили, завоевав их, спортсмены в девяти из
десяти упражнений: Например, для спортсмена из Америки EmmonsMatthew
прогнозировалась золотая медаль, но он выиграл бронзу в «Стрельбе из трех положений на 50 метров»; для спортсмена из Италии Campriani Niccolo – серебряная медаль в этом же упражнении и он выиграл серебро; спортсмен из Сербии
Zlatic Andrija в рейтинговом списке в «Стрельбе из пневматического пистолета
на 10 метров» был на второй позиции, но на Олимпиаде он выиграл бронзу.
Для американки Gray Jamie Lynn в «Стрельбе из трех положений на 50 метров»
и китаянки Guo Wenjun в «Стрельбе из пневматического пистолета на 10 ме66
Ф
К
тров» прогнозировались серебряные медали, но они выиграли золотые. Наиболее вероятный победитель Олимпиады в стрельбе из пистолета, спортсменка из
Украины, Алена Костевич в итоге завоевала бронзовую медаль в «Стрельбе из
пневматического пистолета на 10 метров».
Выводы. Согласно протоколам соревнований, прогнозируемые и фактические результаты совпали на 89 %, что отражено в международной таблице
рейтинговой системы стрелкового спорта. В результате этого появилась возможность оценивать реальные и перспективные возможности спортсменов посредством рейтинговой оценки; определять уровень спортивного мастерства
каждого спортсмена на конкретном этапе его соревновательной деятельности;
наиболее рационально планировать многолетнюю подготовку стрелков, а также
комплектовать сборные команды различных стран для выступления на соревнованиях мирового уровня. Дальнейшее исследование предполагает составление
прогноза выступлений лидеров не только в пулевой, но и в стендовой стрельбе.
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
1. Заколодная, Н.Д. Рейтинговая система как прогноз выступления спортсменов в пулевой стрельбе на Олимпиаде в Лондоне / Н.Д. Заколодная // Научные труды НИИ физической
культуры и спорта Республики Беларусь: сб. науч. ст. / редкол.: Н.Г. Кручинский [и др.]. –
Минск, 2012. – Вып. 11. – С. 60–67.
2. Заколодная, Н.Д. Критерии оценки уровня мастерства спортсмена в Республике Беларусь посредством рейтинговой системы деятельности / Н.Д. Заколодная // Проблемы физической культуры населения, проживающего в условиях неблагоприятных факторов окружающей среды: материалы Х Междунар. науч.-практ. конф., Гомель, 3–4 окт. 2013 г.: в 2 ч. /
редкол.: О.М. Демиденко (гл. ред.) [и др.]. – Гомель, 2013 – Ч. 2. – С. 29–31.
3. Заколодная, Н.Д. Рейтинговая оценка как средство управления развитием спорта в Беларуси / Н.Д. Заколодная // Ученые записки: сб. рец. науч. тр.: / редкол.: Т.Д. Полякова (гл. ред.)
[и др.]; Белорус. гос. ун-т физ. культуры. – Минск: БГУФК, 2013. – Вып. 16. – С. 43–49.
4. Нарскин, Г.И. Особенности климато-временной адаптации спортсменов к Олимпийским играм 2008 г. В Пекине (на примере гребли на байдарках) / Г.И. Нарскин // Научно-практические проблемы спорта высших достижений: материалы Междунар. конф., Минск, 29–30
нояб. 2007 г. / редкол.: А.В. Григоров [и др.]; Науч.-исслед. ин-т физ. культуры и спорта Респ.
Беларусь. – Минск: БГУФК, 2007. – С. 30.
5. Платонов, В.Н. Система подготовки спортсменов в олимпийском спорте. Общая теория
и ее практические приложения / В.Н. Платонов. – Киев: Олимпийская литература, 2004. – 808 с.
6. Полозов, А.А. Система рейтинга при проведении личного первенства в командных
видах спорта без изменения структуры игры (на примере мини-футбола) / А.А. Полозов. –
Тюмень, 1999. – С. 19.
7. Полякова, Т.Д. Возрастные границы наивысших спортивных достижений в пулевой стрельбе / Т.Д. Полякова, Н.Д. Заколодная // International shooting sport. – 2008. – № 1. –
Р. 10–16.
8. Тамбовский, А.Н. Подготовка стрелка-пулевика с применением методик оптимизации глазодвигательных функций процесса прицеливания / Н.Д. Заколодная. – Малаховка,
1995. – С. 24.
9. Шеламов, Б.Н. Средства и методы физической подготовки стрелка высокой квалификации в подготовительном периоде: автореф. дис. … канд. пед. наук. – М., 1986 – 23 с.
10. Шустин, Б.Н. Концептуальные основы подготовки сборной команды России к Олимпийским играм. О прогнозировании модельных характеристик сильнейших спортсменов /
Б.Н. Шустин // Вопросы методологии прогнозирования спортивных движение: материалы
Всесоюз. симпозиума. – М., 1976. – С. 19–20.
Поступила 30.06.2014
67
ОСОБЕННОСТИ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ПОДГОТОВКИ
СПОРТСМЕНОВ-ЕДИНОБОРЦЕВ
С.Г. Ивашко, канд. психол. наук, доцент, Н.Ю. Мацюсь,
Белорусский государственный университет физической культуры
К
В статье раскрываются особенности психологической подготовки единоборцев. Проведено исследование по выявлению взаимосвязи показателей агрессивности и успешности соревновательной деятельности единоборцев. Разработаны и предложены практические рекомендации тренерам и спортсменам
по профилактике деструктивной (ненормативной) агрессивности.
Ф
PECULIARITIES OF PSYCHOLOGICAL TRAINING OF ATHLETES
IN COMBAT SPORTS
ри
й
Б
ГУ
Peculiarities of psychological training of athletes in combat sports are shown
in the article. A research work aimed to identify the relationship between the
aggressiveness indicators and successful competitive activity of athletes has been
carried out. Practical recommendations for prevention of destructive (non-normative)
aggressiveness have been developed and brought forward to coaches and athletes.
Ре
по
зи
то
Введение. В современном мире единоборств произошел огромный скачок в
достижениях спортсменов. Такие успехи обусловлены не только высоким уровнем овладения спортсменами техникой и тактикой, но также и высоким уровнем
развития психических качеств. Психологическая подготовка в единоборствах
является одной из актуальнейших проблем спортивной подготовки. Для тренеров и спортсменов важно знать, каким образом достичь хорошей психологической подготовленности и как развить наиболее важные психические качества.
Г.Д. Бабушкин и В.Н. Смоленцева [1] считают, что психологический компонент в спортивном результате является значимым наряду с физическим, техническим и тактическим компонентами спортивной подготовки. В работах спортивных психологов [1–3] и специалистов теории спорта [4, 5] уделяется большое
внимание психологической подготовке. А.Ц. Пуни [2] психологическую подготовку рассматривал в рамках психологического и педагогического аспектов. Психологический аспект обусловлен тем, что в процессе спортивной подготовки
формируется психическая готовность, которая относится к категории психических состояний, изучение которых входит в компетенцию психологии. Педагогический аспект проблемы обусловлен поиском наиболее рациональных путей
и средств обеспечения психической готовности спортсмена в процессе обучения и воспитания.
На современном этапе аспекты психологической подготовки не получили достаточно полного научного обоснования, и их содержание раскрывается
по-разному. А.В. Родионов, В.Ф. Сопов и В.Н. Непопалов [6] рассматривают
68
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
психологическую подготовку с позиций психологических моделей управления
комплексной подготовкой спортсменов. Г.И. Савенков [3] рассматривает психологическую подготовку с позиций психологической паспортизации деятельности и личности спортсмена. Каждый из исследователей обосновывает свои пути
решения проблемы психологической подготовки спортсменов.
Соглашаясь с точкой зрения А.Ц. Пуни [2], психологическая подготовка
рассматривается в настоящем исследовании как педагогический процесс создания, поддержания и восстановления состояния психической готовности спорт­
смена к выступлению в соревновании, к борьбе за достижение наилучшего
спортивного результата.
Различают основные виды психологической подготовки, связанные друг с
другом, но направленные на решение самостоятельных задач: 1) общая психологическая подготовка; 2) специальная психологическая подготовка к соревнованиям.
Общая психологическая подготовка начинается с момента прихода в спорт
и продолжается до завершения занятиями спортом. Целью общей психологической подготовки является адаптация спортсменов к тренировочной деятельности
и соревновательной ситуации, а также совершенствование психических качеств,
навыков и умений. Задачами выступают: формирование специальных свойств
личности, эмоционально-волевой сферы спортсмена; формирование мотивации
спортивной деятельности; использование психологических основ при обучении
двигательным действиям; обучение приемам моделирования соревновательных
действий в процессе тренировки; обучение приемам регуляции и саморегуляции. Выделяют общую психологическую подготовку к соревнованиям (связана
с формированием благоприятных психических состояний) и к тренировочному
процессу (связана с развитием и совершенствованием мотивов спортивной тренировки, положительного отношения к тренировочному процессу, большое место отводится нравственному воспитанию и волевой подготовке) [2].
Специальная психологическая подготовка спортсмена является интегральной формой спортивной подготовки, направленной на совершенствование умений вести спортивную борьбу; осуществляется на базе общей подготовки и связана с решением задач, стоящих перед спортсменами в конкретном соревновании. Целью специальной психологической подготовки является формирование
такого психического состояния, при котором спортсмен может использовать в
полной мере специальную подготовленность. В процессе специальной психологической подготовки решаются задачи: формирования состояния психической
готовности; поддержания «оптимального» уровня эмоционального возбуждения; актуализация методов регуляции и саморегуляции; совершенствования
психических качеств, обеспечивающих реализацию технических и тактических
действий [2].
Психологическая подготовка в спортивных видах единоборств имеет отличительные особенности. Характеризуясь эстетической выразительностью,
эти виды спорта одновременно подразумевают физический контакт с сопер69
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
ником, где противники изначально поставлены в равные условия. В зависимости от вида единоборств, они либо оба вооружены, либо оба безоружны. Цель
спортивных единоборств – высшие спортивные достижения, мировая известность, для достижения которой вводятся более жесткие правила и ограничения
(с целью минимизировать травматизм), а также используются разнообразные
защитные приспособления (перчатки, капа, шлемы, бандажи, маски в фехтовании). Деятельность единоборца протекает в форме преодоления объективных
и субъективных трудностей, в форме реального противодействия конкретному
сопернику; противоборство определяет исход поединка. В поединке результаты
зависят не только от степени владения техникой, но и от умения создавать тактически благоприятные ситуации. В связи с этим принято говорить о неразрывности техники и тактики действий спортсмена-единоборца; их сопряженность
и зависимость от уровня развития индивидуальных качеств спортсмена обязывают в процессе подготовки соблюдать единство всех ее сторон – физической,
психологической, технической и тактической [7, 8].
При анализе содержания психологической подготовки единоборцев необходимо учитывать степень психической нагрузки, которую испытывают спортсмены в процессе подготовки к соревнованиям. Психическая нагрузка определяется длительностью подготовки, значимостью соревнований, условиями жесткой
конкуренции в команде, спаррингами. Действия спортсменов реализуются как
прямое, взаимное и обратное рефлексивное управление и зависят от специфики
специальных способностей, особенностей развития специальных психических
качеств и личностных свойств. Эти закономерности деятельности единоборцев
обусловливают процесс поиска специализированных средств и методов психологической подготовки [5].
В программу общей психологической подготовки спортсменов, занимающихся единоборствами, должны быть включены мероприятия, направленные на
формирование у спортсменов спортивного характера, основными критериями
которого являются: стабильность выступлений на соревнованиях; улучшение
результатов от соревнований к соревнованиям [9]. Сформированный спортивный характер позволяет спортсмену осуществлять успешную спортивную деятельность, итогом которой является достижение поставленной цели, оцениваемое показанным соревновательным результатом.
В.Н. Платонов [4] отметил, что спортсменам высокого класса присущи типичные черты характера: чувство превосходства и собственной уверенности; самонадеянность и повышенная готовность в отстаивании своих прав; упорство;
несговорчивость; эмоциональная устойчивость; высокая целеустремленность;
экстравертированность; в то же время W.P. Morgan и L.M. Leith к этому списку
отнесли также соревновательную агрессивность [4].
Важным качеством для занятий единоборствами является агрессивность.
Спортивные единоборства относятся к таким видам спорта, где психическое
напряжение достаточно высоко и поощряется проявление непосредственной
агрессивности, но строго в рамках правил: она допускается в чисто тактических
70
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
целях, так называемая конструктивная (нормативная) агрессивность [7, 12]. Существуют два подхода по отношению к агрессивности в единоборствах: первый
подход заключается в формировании у спортсмена уверенности в себе и способности контролировать свои эмоции и агрессивность в процессе занятий этими
видами спорта; второй – ведет к постепенному росту подсознательной и впоследствии сознательной агрессии деструктивного характера. В.М. Бызовой [10]
было выявлено содержание стереотипных представлений людей, не занимающихся спортом, о единоборцах как о нервных, наглых и безжалостных (то есть,
агрессивных) людях. И.А. Воронов [7] отмечает, что агрессивность специфически влияет на успешность спортсменов различных видов единоборств: при атакующем и защитном стилях спортивной деятельности психологическими факторами успеха единоборца являются воля, мотивация достижений, высокий уровень
притязаний, низкая тревожность и слабая фрустрация. Все эти факторы объединяют в себе умение контролировать агрессивность и регулировать ее проявления.
У единоборцев, которые являются наиболее надежными в достижении спортивного результата, агрессивность является позитивной чертой, ведущей к успеху в
соревнованиях [7, 8].
В.Л. Марищук и Е.Н. Курьянович [11] выделяют две формы агрессивности:
нормативная агрессивность, которая способствует успехам в спорте, поскольку связана с настойчивостью, активностью, «спортивной злостью»; агрессивность, выражаемая в деструктивной (ненормативной) агрессии, предопределяющая неудачи
(штрафные броски, предупреждения судьи, дисквалификацию и т. п.). В работах
[12, 13, 14] утверждается, что агрессивность спортсменов является необходимым
качеством для достижения высокого спортивного результата, особенно в тех видах спорта, где допускается непосредственный физический контакт. Существует
и противоположное мнение [15, 16], где отмечается, что агрессивность характеризуется как негативное качество, выражение ее в агрессии связано исключительно
с целью нарушения спортивных правил и нанесения ущерба другим личностям.
Придерживаясь мнения авторов, которые под агрессивностью понимают
необходимое качество спортсменов, ведущее к успеху в спортивной деятельности, в настоящем исследовании мы также разделяем агрессивность на конструктивную (нормативную) – непосредственно ведущую к успеху, и деструктивную
(ненормативную) – препятствующую достижению поставленных целей.
В процессе психологической подготовки спортсменов, занимающихся
различными видами спортивных единоборств, необходимо уделять внимание
агрессивности: формированию этой черты характера при недостаточной ее выраженности у спортсменов; коррекции – при чрезмерной выраженности; проведению профилактических мероприятий – с целью обеспечения оптимальной
конструктивной (нормативной) агрессивности и предупреждения проявления ее
деструктивных (ненормативных) форм.
Основная часть. С целью выявления степени и форм проявления агрессивности у спортсменов-единоборцев в настоящем исследовании использовался опросник агрессивности А. Ассингера, опросник агрессивности А. Басса и
71
Ф
К
А. Дарки. Исследование проводилось с участием спортсменов (n=110), обучающихся в УО «Витебское государственное училище олимпийского резерва», УО
«Минская государственная областная средняя школа-училище олимпийского
резерва» и УО «Белорусский государственный университет физической культуры». Квалификация исследуемых спортсменов варьировала от I взрослого разряда до звания мастера спорта международного класса, возраст – от 14 до 27 лет.
Выборка являлась разнородной по полу и включала 89 спортсменов мужского
пола и 21 женского. Спортсмены были разделены на две выборки в зависимости от специфики видов спорта: представители спортивно-боевых единоборств
(рукопашный бой, таэквондо, каратэ, тайский бокс, n=55) и борцы (греко-римская борьба, вольная борьба, дзюдо, самбо, n=55). Полученные результаты сопоставлялись между собой. В таблице представлены результаты проведенного
исследования.
Б
ГУ
Опросник А. Басса и А. Дарки
Показатели агрессивности
ФА
КА
Н
Р
О
П
ЧВ
ИА
ИВ
6,75± 4,55± 3,56± 5,38± 3,60± 4,27± 5,82± 18,26± 7,87±
0,31 0,25 0,32 0,29 0,27 0,26 0,26 0,67 0,44
6,82± 4,44± 2,49± 4,78± 4,15± 3,31± 5,71± 17,73± 7,46±
0,35 0,23 0,21 0,26 0,26 0,23 0,27 0,68 0,42
P>0,05 P>0,05 P<0,05 P>0,05 P>0,05 P<0,05 P>0,05 P>0,05 P>0,05
по
зи
то
Спортивно39,45± 6,13±
боевые еди0,59 0,26
ноборства
38,13± 6,13±
0,52 0,26
Борьба
P>0,05 P>0,05
ВА
ри
й
Опросник
А. Ассингера
Таблица 1 – Сопоставление показателей степени и форм проявления агрессивности у представителей спортивно-боевых единоборств и борцов
Примечание – ФА – физическая агрессия; ВА – вербальная агрессия; КА – косвенная
агрессия; Н – негативизм; Р – раздражение; О – обида; П – подозрительность; ЧВ – чувство
вины; ИА – индекс агрессивности; ИВ – индекс враждебности.
Ре
По результатам опросника агрессивности А. Басса и А. Дарки по шкале
«Вербальная агрессия» значимых различий между представителями спортивнобоевых единоборств и борцами (6,75±0,31 против 6,82±0,35 соответственно, при
P>0,05) выявлено не было, это свидетельствует о том, что спортсмены в равной степени используют способ выражения негативных чувств через различные
формы и содержание вербальных реакций (например, ссора, крик, визг и угроза,
ругань). По шкале «Косвенная агрессия» значимых различий между показателями спортсменов двух выборок не выявлено (4,55±0,25 против 4,44±0,23 соответственно, при P>0,05), то есть можно предположить, что форму проявления
агрессии, которая окольным путем направлена на другое лицо, – злобные
сплетни, шутки, так и форму, которая ни на кого не направлена, – взрыв
ярости, проявляющийся в крике, топанье ногами, битье кулаками по столу и прочие, и представители спортивно-боевых единоборств, и борцы могут
применять в одинаковых условиях. Результаты спортсменов по шкале «Фи72
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
зическая агрессия» существенных различий не имеют (6,13±0,26 против
6,13±0,26, при P>0,05), их можно охарактеризовать, как средние, не имеющие отклонений от нормы. Это дает основание предположить, что использование физической силы против других лиц спортсменами-единоборцами
может быть использовано лишь в некоторых ситуациях, тенденции к предпочтению данной формы агрессивности у единоборцев не выявлено. По шкале
«Обида» также не выявлено значимых различий между показателями данной
формы проявления агрессии у представителей спортивно-боевых единоборств
и борцов (3,60±0,27 против 4,15±0,26 соответственно, при P>0,05). Не обнаружено значимых различий и по шкале «Чувство вины» (5,82±0,26 против 5,71±0,27,
при P>0,05), «Раздражение» (5,38±0,29 против 4,78±0,26, при P>0,05), что свидетельствует о практически одинаковой выраженности этих форм агрессивности
у представителей спортивных единоборств. По шкале «Негативизм» представители спортивно-боевых единоборств значимо превзошли борцов (3,56±0,32 против 2,49±0,21 соответственно, при P<0,05), однако у спортсменов обеих выборок
отклонений от нормы не выявлено и результаты характеризуются как средние
значения. По шкале «Подозрительность» также отмечена тенденция к различию
между показателями представителей спортивно-боевых единоборств и борцов (4,27±0,26 против 3,31±0,23 соответственно, при P<0,05). Результат значимо
выше у представителей спортивно-боевых единоборств, можно предположить,
что этим спортсменам в большей степени свойственна склонность к недоверию, чрезмерная критичность по отношению к окружающим. Различия могут
быть связаны с более высоким уровнем перфекционизма (от лат. perfectio – совершенство), ориентированного представителями спортивно-боевых единоборств на других
спорт­сменов. Сложность техники, тактики спортивно-боевых единоборств предъявляет высокие требования к спортсменам, обусловливает постоянное оценивание соперников, требует более агрессивной, по сравнению с борьбой, манеры ведения поединков. Можно предположить, что при несоответствии сложившимся стерепотипам и
стандартам у спортсмена может возникнуть неудовлетворенность и фрустрация
по отношению к сопернику, при этом может проявляться более высокий уровень негативизма как ситуативной реакции или личностной черты, а также подозрительности в отношении различных сторон подготовленности соперников.
Существенных различий между показателями индекса агрессивности у представителей спортивно-боевых единоборств и борцов не выявлено (18,26±0,67
против 17,73±0,68 соответственно, при P>0,05); они соответствуют норме (21±4).
Не выявлено существенных различий и в показателях индекса враждебности
у представителей спортивно-боевых единоборств и борцов (7,87±0,44 против
7,46±0,42, при P>0,05), который также соответствует норме (7±3). Таким образом, показатели агрессивности у обеих групп исследуемых нами спортсменов,
находятся в пределах среднего, достаточно умеренного уровня. Такой уровень
агрессивности не мешает нормальному общению и взаимодействию испытуемых с другими людьми, не препятствует успешной реализации спортивной деятельности.
73
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
В ходе анализа результатов по показателю опросника А. Ассингера не было
выявлено достоверно значимых различий между представителями спортивнобоевых единоборств и борцами (39,46±0,60 против 38,13±0,52, при P>0,05). Показатели степени агрессивности характеризуются как средние, не имеющие отклонений от нормы (36–44 балла).
Для исследования взаимосвязей между степенью и формами проявления
агрессивности и показателями успешности спортсменов-единоборцев, а также
их возрастом и полом был проведен корреляционный анализ между полученными показателями. Критериями успешности выступили спортивная квалификация и лучший результат за последний год участия спортсменов-единоборцев в
соревнованиях различного ранга (рисунок).
Ре
1 – физическая агрессия; 2 – степень агрессивности; 3 – успешность спортсменов;
4 – вербальная агрессия; 5 – раздражительность; 6 – негативизм; 7 – пол; 8 – чувство вины;
9 – подозрительность; 10 – индекс враждебности; 11 – косвенная агрессия; 12 – обида;
13 – индекс агрессивности; 14 – возраст
Рисунок – Основание корреляционной плеяды вокруг показателя «Физическая агрессия»
(n=110, при Р<0,05)
В ходе исследования была выявлена статистически достоверная прямая
корреляционная связь между показателем степени агрессивности спортсменов
и их успешностью (r=0,33). Это может свидетельствовать о том, что спортсмены-единоборцы, которые обладают умеренной степенью агрессивности, наиболее успешны в соревнованиях. В свою очередь, была обнаружена прямая корреляционная связь между показателем степени агрессивности спортсменов и
такой формой ее проявления, как физическая агрессия (r=0,22). Поскольку об74
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
наруженная связь не может быть охарактеризована, как прочная, то можно предположить, что зависимость степени агрессивности от проявления физической
агрессии слабая, однако оказывает определенное влияние в спортивных видах
единоборств.
Статистически значимой является обнаруженная прямая корреляционная
связь между возрастом спортсменов и их успешностью (r=0,37). Это может свидетельствовать о том, что чем старше спортсмен, занимающийся различными
видами единоборств, тем больших успехов он может достичь в своей соревновательной деятельности.
С помощью проведенного корреляционного анализа была обнаружена прямая положительная статистически значимая связь между показателем пола исследуемых спортсменов и проявлением физической агрессии (r=0,31), а также
степенью агрессивности спортсменов (r=0,21). Эти показатели агрессивности
в наибольшей степени характерны для спортсменов мужского пола. Обнаруженные статистически значимые обратные корреляционные связи между полом исследуемых спортсменов и такими показателями агрессивности, как «Негативизм» (r=-0,23), «Подозрительность» (r=-0,26) и «Чувство вины» (r=-0,29),
свидетельствуют о большей выраженности их у представительниц единоборств
женского пола.
Обнаружены статистически значимые связи между показателями индекса
агрессивности и таких форм агрессивности, как вербальная агрессия (r=0,83),
раздражение (r=0,73), косвенная агрессия (r=0,27) и физическая агрессия
(r=0,74); между показателями индекса враждебности спортсменов и такими формами агрессивности, как негативизм (r=0,33), подозрительность (r=0,81), обида
(r=0,84) и чувство вины (r=0,42). Это свидетельствует о том, что при увеличении или уменьшении составляющих индексов агрессивности и враждебности,
будут, соответственно, увеличиваться или уменьшаться суммарные показатели
агрессивности. Коррелируют между собой и показатели различных форм проявления агрессивности, между ними выявлены прямые положительные статистически значимые связи. Соответственно при увеличении одних форм проявления
агрессивности спортсменов будут увеличиваться и другие показатели.
В результате проведения исследования были выявлены показатели степени
и форм агрессивности, которые соответствуют установленным нормам. Одной
из задач нашего исследования стало выявление склонности спортсменов к проявлению деструктивных форм агрессивности. Необходимо отметить, что, несмотря на средние значения показателей агрессивности, не имеющих отклонений
от нормы, у представителей спортивно-боевых единоборств (n=14) и у представителей борьбы (n=13) была выявлена склонность к проявлению деструктивной
(ненормативной) агрессивности. Это обусловливает необходимость проведения профилактических мероприятий в процессе психологической подготовки
спорт­сменов-единоборцев, направленных на предотвращение развития выявленной склонности в соответствующее свойство личности спортсменов. Нами
были разработаны и предложены практические рекомендации для тренеров и
спортсменов, а также тренинговые задания, направленные на предупреждение
75
излишней агрессивности и возможность управления ею в спортивной деятельности. Представленные профилактические мероприятия были внедрены в тренировочный процесс спортсменов-единоборцев, что позволило достичь им высоких результатов в соревновательной деятельности.
Заключение. Таким образом, одной из отличительных особенностей психологической подготовки в спортивных единоборствах являются мероприятия
по профилактике деструктивной (ненормативной) агрессивности, препятствующей успешности соревновательной деятельности. Неспособность спортсмена
управлять собственной агрессивностью может привести к переходу ее из конструктивной (нормативной) в деструктивную (ненормативную) форму, что может повлечь за собой различные негативные последствия для спортсмена.
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
1. Бабушкин, Г.Д. Психология – спорту / Г.Д. Бабушкин, В.Н. Смоленцева. – Омск: СибГАФК, 1998. – 85 с.
2. Пуни, А.Ц. Психологическая подготовка к соревнованию в спорте / А.Ц. Пуни. – М.:
Физкультура и спорт, 1969. – 88 с.
3. Савенков, Г.И. Психологическая подготовка спортсмена в современной системе спортивной тренировки: учеб. пособие / Г.И. Савенков. – М.: Физическая культура, 2006. – 96 с.
4. Платонов, В.Н. Система подготовки спортсменов в олимпийском спорте. Общая теория
и ее практические приложения: учебник тренера высшей квалификации / В.Н. Платонов. –
М.: Советский спорт , 2005. – 820 с.
5. Родионова, И.А. Индивидуализация программирования психологической подготовки
фехтовальщиц-рапиристок высокой квалификации: автореф. дис. … канд. пед. наук: 13.00.04 /
И.А. Родионова; РГУФК. – М., 2002. – 33 с.
6. Родионов, А.В. Психологические модели в управлении комплексной подготовкой //
А.В. Родионов, В.Ф. Сопов, В.Н. Непопалов // Спортивный психолог. – 2007. – № 1. – С. 6–13.
7. Воронов, И.А. Психотехника восточных единоборств (Восточно-азиатская классическая
концепция психологической подготовки единоборцев) / И.А. Воронов. – М.: ACT, Минск.: Харвест,
2006. – 432 с.
8. Гагонин, С.Г. Спортивно-боевые единоборства: от древних ушу и бу-дзюцу до профессионального кикбоксинга: монография / С.Г. Гагонин. – СПб.: СПбГАФК им. П.Ф. Лесгафта, 1997. – 352 с.
9. Уэйнберг, Р.С. Основы психологии спорта и физической культуры: учеб. пособие /
Р.С. Уэйнберг, Д. Гоулд. – Киев.: Олимпийская литература, 1998. – 335 с.
10. Бызова, В.М. Отношение спортсменов к проявлению агрессии / В.М. Бызова // Ананьевские чтения – 2000: 20 лет специализации «Психология спорта»: тез. науч.-практ. конф., СанктПетербург, 25–27 окт. 2000 г. / С.-Петерб. гос. ун-т, под ред. А.А. Крылова. – СПб., 2000. – С. 14–16.
11. Марищук, В.Л., Агрессия в спорте: материалы к лекции / В.Л. Марищук, Е.Н. Курьянович. – СПб.: ВИФК, 2003. – 26 с.
12. Хромина, Т.В. Проблема агрессивности в спорте / Т.В. Хромина, С.Е. Татаржицкий // Развитие физической культуры и спорта на Дальнем Востоке: материалы науч.-практ.
конф. – Хабаровск, 2001. – С. 286–290.
13. Сафонов, В.К. Агрессия в спорте: монография / В.К. Сафонов. – СПб.: СПбГУ,
2003. – 157 с.
14. Сергеев, О.М. Психологический настрой и агрессия в спортивном бою / О.М. Сергеев //
Ученые записки университета. – № 4. – СПб, 2008. – С. 75–78.
15. Романин, А.Н. проблемы агрессивности в зарубежной психологии спорта / А.Н. Романин,
Е.Б. Матвеева. – М.: ЦООНТИ-ФиС, 1986. – 20 с.
16. Юров, И.А. Агрессивность в спорте / И.А. Юров // Теория и практика физической культуры. – 2006. – № 1. – С. 46.
Поступила 07.05.2014
76
ОСОБЕННОСТИ ОТБОРА ЛЫЖНИЦ-ГОНЩИЦ В ГРУППУ
НАЧАЛЬНОЙ ПОДГОТОВКИ
И.В. Листопад, канд. пед. наук, профессор,
Заслуженный тренер Республики Беларусь,
А.П. Айдаров,
Белорусский государственный университет физической культуры
Б
ГУ
Ф
К
В статье представлены результаты педагогического тестирования различных физических качеств юных лыжниц-гонщиц. Выявлена взаимосвязь между уровнем общей выносливости и уровнем скоростно-силовых, силовых способностей, уровнем быстроты и координационных способностей, гибкости.
Данные, полученные в результате исследований, будут способствовать совершенствованию системы отбора юных лыжниц-гонщиц в ДЮСШ.
SELECTION PECULIARITIES OF SKI-RACERS IN A GROUP OF
INITIAL TRAINING
по
зи
то
ри
й
The article presents the results of pedagogical testing of young ski-racers’ (girls)
various physical qualities. The correlation between the general level of endurance
and speed-strength and power abilities, level of agility and coordination abilities, and
flexibility has been revealed. The research findings will contribute to the process of
selection improvement of young ski-racers at Children Junior Sports School.
Ре
Введение. Важным компонентом общей системы подготовки, во многом
определяющим эффективность работы на всем протяжении многоэтапного процесса подготовки, является спортивный отбор перспективных юных спортсменов.
Важная роль в подготовке спортивных резервов принадлежит эффективной
системе отбора перспективных юных спортсменов. Анализ выступлений спорт­
сменов на Олимпийских играх и других крупнейших соревнованиях показал,
что больших успехов добиваются те из них, которые, наряду с ярко выраженной
двигательной одаренностью, обладают высоким уровнем развития моральных и
волевых качеств, значительной работоспособностью, в совершенстве владеют
спортивной техникой и тактикой, а также обладают высокой степенью устойчивости к сбивающим факторам в соревнованиях. Все это обусловливает необходимость специального отбора лиц, обладающих высоким уровнем развития
перечисленных качеств и способностей для успешной подготовки в определенном виде спорта [1, 3, 5, 9].
Особо актуальным является вопрос о своевременном выявлении способностей у детей и подростков, так как у них по мере формирования и развития организма двигательные и психические способности дифференцируются, различные их проявления становятся менее взаимосвязанными и все заметнее начинают обнаруживаться склонности к определенным видам двигательной деятель77
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
ности. Известно, что дети школьного возраста широко привлекаются к занятиям
в спортивных школах. Рациональная система отбора и спортивной ориентации
позволяет своевременно выявить задатки и способности детей и подростков,
создать благоприятные предпосылки для наиболее полного раскрытия их потенциальных возможностей, достижения духовного и физического совершенства и на этой основе овладения высотами спортивного мастерства. Объективная оценка индивидуальных способностей юных спортсменов дается на основе
комплексных обследований детей, подростков, юношей и девушек, так как не
существует какой-либо один критерий спортивной пригодности. Даже такой интегральный показатель, каким является спортивный результат, не может иметь
решающее значение в процессе отбора спортсменов, если это касается детей
и подростков с еще полностью не завершившимся формированием организма.
Отдельно рассматриваемые морфологические, функциональные, педагогические, психологические показатели недостаточны для проведения качественного отбора и спортивной ориентации. Только на основе комплексной методики
выявления склонностей и способностей, необходимых для овладения высотами спортивного мастерства, возможно, эффективно осуществить отбор детей и
подростков для занятий спортом [2, 4, 7].
Актуальность темы. Уровень спортивных достижений почти во всех видах спорта непрерывно возрастает. В отдельных случаях результаты настолько
высоки, что мировые рекорды не улучшаются на протяжении 10 лет и более.
По-видимому, это следствие не только несовершенной методики подготовки, но
и несовершенных методов поиска талантливых спортсменов.
Очевидно, что отсутствие эффективных организационных форм и методов
отбора юных лыжников является одним из факторов, не позволяющих потенциальным возможностям спортсмена в полной мере реализоваться. В этой связи
поиск научно-обоснованных путей совершенствования организационно-методических форм отбора талантливых лыжниц-гонщиц представляется достаточно актуальным [6, 8].
Цель исследования: выявление наиболее информативных тестов при зачислении в ДЮСШ юных лыжниц-гонщиц.
Задачи исследования:
1. изучить систему отбора юных лыжниц-гонщиц по анализу научно-методической литературы;
2. определить эффективность выявленных тестов по ОФП для юных лыжниц-гонщиц при зачислении в ДЮСШ;
3. определить нормативные оценки общей физической подготовленности
9–10-летних лыжниц-гонщиц.
Методы исследования:
1. анализ и обобщение научно-методической литературы;
2. педагогическое наблюдение;
3. контрольно-педагогическое тестирование;
4. методы математической статистики.
78
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
Исследования проводились в сентябре 2013 года. В исследовании приняли
участие 20 девочек в возрасте 9–10 лет из 4 «А», 4 «Б» и 5 «А», 5 «Б» классов
ГУО «СШ № 4 города Борисова, изъявивших желание заниматься в секции лыжного спорта на базе ГУ «Борисовская специализированная детско-юношеская
школа олимпийского резерва профсоюзов по лыжным гонкам».
Для определения уровня развития физических качеств проводилось контрольно-педагогическое тестирование.
Нами были использованы следующие тесты:
Для определения уровня быстроты проводился бег с высокого старта на
дистанции 10 м, с.
Для определения уровня развития быстроты и координационных способностей выполнялся бег «змейкой» на дистанции 10 м, с .
Для определения уровня развития скоростно-силовых качеств выполнялись
прыжки в длину с места и прыжки вверх с места с махом рук, см.
Для определения уровня развития силовых способностей плечевого пояса
использовалось подтягивание на низкой перекладине из виса лежа, кол-во раз.
Для определения уровня гибкости выполнялись наклоны вперед из положения стоя на гимнастической скамейке, ноги вместе, выпрямлены, см.
Уровень развития общей выносливости определялся при проведении соревнований (кросс по пересеченной местности на дистанции 500 м), мин/с.
Результаты проведенных исследований обрабатывались с помощью методов математической статистики (сумма, среднее, стандартное отклонение,
ошибка среднего арифметического, процентные различия, критерий Стьюдента) на основании компьютерного вычисления, что позволило дать описательную
характеристику и подвести итог практической работе.
Результаты контрольно-педагогического тестирования представлены в таблице 1.
В результате проведенных исследований была определена корреляционная зависимость между спортивно-техническими результатами и показателями
уровня развития исследуемых физических качеств:
1. Уровень выносливости в кроссе на дистанции 500 м с уровнем скоростных способностей в беге на 10 м. Коэффициент корреляции: 0,45 – слабая статическая взаимосвязь.
2. Уровень выносливости в кроссе на дистанции 500 м с уровнем скоростных способностей в беге «змейка» на дистанции 10 м. Коэффициент корреляции: 0,46 – слабая статическая взаимосвязь.
3. Уровень выносливости в кроссе на дистанции 500 м с уровнем скоростно-силовых способностей в прыжке в длину с места. Коэффициент корреляции:
-0,78 – сильная статическая взаимосвязь (здесь минусовое значение обусловлено тем, что имеет место отрицательная линейная взаимосвязь, так как снижение
времени бега в кроссе на дистанции 500 м отражается на увеличении показателей (см) в прыжке в длину с места);
4. Уровень выносливости в кроссе на дистанции 500 м с уровнем скоростно-силовых способностей в прыжке в высоту с места. Коэффициент корреляции: -0,62 – средняя статическая взаимосвязь;
79
5. Уровень выносливости в кроссе на дистанции 500 м с уровнем силовой
выносливости в подтягивании из виса лежа на низкой перекладине. Коэффициент корреляции: -0,56 – средняя статическая взаимосвязь.
6. Уровень выносливости в кроссе на дистанции 500 м с уровнем гибкости
в наклоне вперед. Коэффициент корреляции: -0,27 – слабая статическая взаимосвязь.
Таблица 1 – Результаты контрольно-педагогического тестирования
Подтягивание на низкой
перекладине из виса
лежа, кол-во раз
Наклон вперед, см
Кросс по пересеченной
местности на дистанции
500 м, мин, с
12
10
11
5
6
7
5
11
6
12
9
6
8
11
9
10
7
10
7
9
171
12
14
13
8
7
15
6
5
17
10
13
8
12
9
13
11
8
12
8
6
207
2,05
2,07
2,04
3,16
2,11
2,06
2,58
2,10
3,12
2,02
2,01
2,12
2,01
2,05
2,07
2,02
3,02
2,06
3,09
3,15
46,91
33
4,63
1,03
8,55
2,30
0,51
10,35
3,33
0,74
2,34
0,47
0,10
Ре
X
Δ
M
168,4
14,57
3,48
80
Ф
2,81
0,16
0,03
Б
ГУ
2,22
0,33
0,07
ри
й
2,68
2,67
2,66
2,83
3,09
2,93
2,89
3,10
2,98
2,66
2,68
2,72
2,67
2,81
2,72
2,69
2,71
2,68
3,12
2,98
56,27
К
Прыжок вверх с места,
с махом рук, см
39
38
36
27
26
29
30
39
28
37
35
27
36
39
34
35
29
37
28
31
660
Бег «змейка» 10 м, с
179
182
183
151
147
162
170
165
143
189
181
165
179
177
182
176
152
182
154
149
3368
1,99
2,01
1,98
2,31
2,10
2,32
2,03
2,87
2,49
2,03
2,00
2,80
1,99
2,03
1,89
2,01
1,98
2,03
2,76
2,83
44,45
по
зи
то
Муштукова Ал-дра
Веревка Ольга
Примова Ели-та
Мазок Полина
Муравейко Валерия
Достанко Дарья
Гончарик Анастасия
Миронович Ольга
Горелько Инна
Горбачева Даша
Лаптик Ольга
Казаченко Настя
Стасюк Татьяна
Богова Ольга
Пенх Лариса
Галка Ангелина
Дудник Яна
Леуш Екатерина
Терехова Валерия
Кисель Анастасия
Х
Бег 10 м, с
Ф.И.О.
Соревнования
Прыжок в длину
с места, см
Тесты ОФП
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
В результате проведенных исследований можно сделать рекомендации для
тренеров, что при зачислении юных лыжников-гонщиков в ДЮСШ наиболее
информативными являются следующие тесты:
– прыжок в длину с места (для оценки уровня скоростно-силовых способностей), так как результаты этого теста имеют высокую статистическую взаимосвязь с результатами, показанными в кроссе на дистанции 500 м, Rxy=-0,78;
– прыжок в высоту с места (для оценки уровня скоростно-силовых способностей) так как результаты этого теста имеют среднюю статистическую взаимосвязь с результатами, показанными в кроссе на дистанции 500 м, Rxy=-0,62;
– подтягивание на низкой перекладине из виса лежа (для оценки уровня
силовой выносливости), так как результаты этого теста имеют среднюю статистическую взаимосвязь с результатами, показанными в кроссе на дистанции 500
м, Rxy=-0,56;
менее информтивными являются следующие тесты:
– бег на дистанции 10 м (для оценки уровня скоростных способностей), так
как результаты этого теста имеют слабую статистическую взаимосвязь с результатами, показанными в кроссе на дистанции 500 м, Rxy=0,45;
– бег «змейкой» на дистанции 10 м (для оценки уровня скоростных и координационных способностей), так как результаты этого теста имеют слабую статистическую взаимосвязь с результатами, показанными в кроссе на дистанции
500 м, Rxy=0,46;
неинформативным является тест:
– наклон вперед (для оценки уровня гибкости), так как результаты этого
теста имеют слабую статистическую взаимосвязь с результатами, показанными
в кроссе на дистанции 500 м, Rxy=-0,27.
На основании проведенных исследований нами была разработана оценочная шкала по общей физической подготовленности лыжниц-гонщиц 9–10 лет.
Ре
Таблица 2 – Нормативные оценки по общей физической подготовленности для 9–10-летних
лыжниц-гонщиц
Тест
Бег 10 м, с
Бег «змейкой» 10 м, с
Балл
5
4
3
2
1
5
4
3
2
1
Девушки
2.00 и лучше
2.01–2,29
2,30–2,49
2,50–2,79
2,80 и хуже
2,69 и лучше
2,70–2,80
2,81–3,30
3,31–3,70
3,71 и хуже
81
Прыжки в длину с места, см
Прыжок вверх с места с махом рук, см
ри
й
Наклон вперед, см
по
зи
то
Кросс по пересеченной местности
500 м (девочки), с
Девушки
178 и более
167–177
151–166
140–150
139 и менее
37 и лучше
33–36
27–32
23–26
22 и менее
9 и более
7–8
5–6
3–4
2 и менее
12 и более
9–11
5–8
2–4
1 и менее
2,01 и менее
2,02–2,07
2,08–2,13
2.14–2,19
2,20 и более
Б
ГУ
Подтягивание на перекладине,
кол-во раз
Балл
5
4
3
2
1
5
4
3
2
1
5
4
3
2
1
5
4
3
2
1
5
4
3
2
1
К
Тест
Ф
Продолжение таблицы 2
Ре
Выводы
1. Рациональная система отбора позволяет своевременно выявить задатки
и способности детей, что впоследствии способствует наиболее полному раскрытию их потенциальных возможностей в достижении духовного и физического совершенства, а также в выборе спортивной ориентации.
2. В процессе начального отбора следует широко использовать простые
педагогические тесты, позволяющие оценить уровень двигательных способностей детей. При этом предпочтение следует отдавать тем тестам, которые характеризуют двигательные способности, в значительной мере обусловленные
природными задатками. В частности, особое внимание следует отдавать тестам,
позволяющим оценить выносливость при аэробной работе, скоростно-силовые
способности.
3. Для отбора в группы начальной подготовки ДЮСШ следует использовать тесты, имеющие высокую и среднюю корреляционную взаимосвязь с результатами, показанными в кроссе на дистанции 500 метров:
– прыжок в длину с места (Rxy=-0,78);
– прыжок в высоту с места (Rxy=-0,62);
82
– подтягивание на низкой перекладине из виса лежа (Rxy=-0,56);
– бег на дистанции10 метров (Rxy=0,45);
– бег «змейкой» на дистанции 10 метров (Rxy=0,46);
4. Не рекомендуется использовать тест «наклон вперед, стоя на гимнастической скамейке» (Rxy=-0,27).
5. На основании проведенных исследований можно констатировать, что от
уровня развития физических качеств во многом зависит спортивный результат в
будущем. Лыжницы-гонщицы, имеющие более высокие показатели физической
подготовленности, лучше осваивают основные элементы техники лыжных ходов.
Поступила 24.04.2014
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
1. Артомонов, В.Н, Методические рекомендации по спортивному отбору и ориентации
(врачебно-физиологический раздел) / В.Н. Артомонов, Р.В. Мотылянская. – М., 1986. – 65 с.
2. Верхошанский, В.Ю. Программирование и организация тренировочного процесса /
В.Ю. Верхошанский. – М.: Физкультура и спорт, 1988. – 176 с.
3. Волков, В.М. Спортивный отбор / В.М. Волков, В.П. Филин. – М.: Физкультура и
спорт, 1983. – 176 с.
4. Демко, Н.А. Лыжные гонки: программа для детско-юношеских спортивных школ,
специализированных детско-юношеских школ спортивного резерва / Н.А. Демко, А.А. Томанов, О.Л. Гракович. – Минск, 2004. – 133 с.
5. Иванченко, Е.И. Теория и практика спорта: учеб.-метод. пособие: в 3 ч. / Е.И. Иванченко. – Минск, 1997. – Ч. 3. – 240 с.
6. Коновалов, Г.Е. Исследование индивидуальных особенностей развития быстроты и
выносливости у детей 8–10 лет с целью спортивной ориентации: автореф. дис. … канд. пед.
наук / Г.Е. Коновалов. 1974. – 15 с.
7. Листопад, И.В. Лыжные гонки. Методика преподавания / И.В. Листопад. – Минск:
БГУФК, 2012. – 504 с.
8. Методические рекомендации по подготовке учебных программ по видам спорта для
специализированных учебно-спортивных заведений (ДЮСШ, ДЮСШ ОФП, СДЮШОР,
УОР, ШВСМ, ЦОК). – Минск, 2000. – 36 с.
9. Отбор перспективных юных лыжников-гонщиков. Лыжный спорт / сост. В.Н. Манжосов [и др.]. – М.: Физкультура и спорт, 1979. – Вып. 2. – 180 с.
ВЛИЯНИЕ ОШИБОК В ТЕХНИКЕ КАТА
НА СОРЕВНОВАТЕЛЬНЫЙ РЕЗУЛЬТАТ
Е.Н. Лысенко,
Белорусский государственный университет физической культуры
Отсутствие модельных характеристик технической подготовленности в
каратэ делают процесс судейства весьма субъективным. Этот факт негативно влияет на методику подготовки спортсменов. Одним из способов решения
данной проблемы является изучение возможных ошибок в технике ката и отно83
шение к ним судей. В статье анализируются результаты исследования мнений
судей по каратэ о влиянии ошибок на соревновательный результат. Полученные данные позволили определить значимость ошибок и проранжировать их, а
также дать рекомендации тренерам по совершенствованию тренировочного
процесса.
EFFECT OF ERRORS IN KATA TECHNIQUE ON COMPETITION
RESULTS
Б
ГУ
Ф
К
Lack of technical preparation model characteristics in karate makes the judging
process very subjective. This has a negative impact on the methodology of athletes
training. One way of solving this problem is to study possible errors in the kata
technique and judges’ attitude towards them. The article analyzes the data of a study
of karate judges’ opinions concerning the impact of errors on competitive results. The
data obtained allowed to determine the significance of errors and to rank them, and
make recommendations to coaches on improving the training process.
Ре
по
зи
то
ри
й
Введение. Каратэ популярно во всем мире как одна из форм спортивных
состязаний, однако первоначально оно было искусством самозащиты. В спортивном каратэ важно выиграть балл и произвести впечатление на судью, тогда как в традиционном каратэ самозащита является фактором первостепенной
важности [7]. Спортивное каратэ – это продукт нового времени. Методика физической, технико-тактической и психологической подготовки в спорте и боевых
дисциплинах существенно различаются [5]. Соревнования по каратэ проводятся
по двум направлениям «ката» и «кумитэ». Кумитэ – это поединок, ката – комплекс строго регламентированных двигательных действий, выполняемых без
соперника, изменять и пропускать которые запрещается [6]. Изучая ката, основатель стиля Сито-рю, сформулировал теорию относительности техники каратэ.
Суть ее заключается в том, что различия в антропометрических данных людей
делают невозможным создание какой-то единственно правильной техники [1].
Ката отличаются друг от друга составом действий, временем исполнения, степенью координационной сложности, ритмом и другими составляющими. Соответственно предъявляются различные требования к технической и физической подготовленности спортсмена [4]. Каждое ката строго рассчитано на определенную
ученическую или мастерскую степень и состоит не только из набора всевозможной техники, но также содержит определенные принципы для поэтапного развития ученика [2]. Полное владение ката характеризуется той глубиной знаний
и практического опыта, которая позволяет подняться на следующую ступень мастерства, для начала изучения более высокого и сложного ката [3].
В ходе соревнований судьи сталкиваются с целым рядом проблем. Отсутствие модельных характеристик, четкого понимания критериев оценки техники,
лимит времени для принятия решения делают судейство еще более субъективным. Изменение правил соревнований по ката привели к изменению взгляда су84
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
дей на выступление спортсменов, что не могло не отразится на методике их
подготовки. Основными требованиями к спортсменам до 2013 года были компетентное выполнение комплексов ката и демонстрация ясного понимания традиционных принципов. Основными критериями являлись:
– реалистичная демонстрация значения ката;
– понимание выполняемой техники (бункай);
– правильное время, ритм, скорость, баланс, концентрация силы (кимэ);
– корректное и надлежащее использование дыхания при выполнении кимэ;
– правильный фокус внимания (чакуган) и его концентрация;
– правильные стойки с надлежащим напряжением бедер и плавным скольжением ног по полу;
– надлежащее напряжение живота (хара) и отсутствие колебаний бедер
вверх-вниз при передвижении;
– правильная форма (кихон) демонстрируемого стиля;
– сложность демонстрируемого ката.
Кроме того, ката должны быть реалистичными в боевом понимании и демонстрировать концентрацию, мощь, потенциальный эффект техники, силу,
мощь и скорость, также как и изящество, ритм, баланс [8].
На данном этапе соревнования по ката каратэ проводятся путем сравнения
пар спортсменов, определяемых жеребьевкой. Согласно современным правилам
соревнований, судьи сравнивают спортсменов по четырем основным критериям. Первый критерий включает в себя понимание выполняемых приемов (бункай) и соответствие техники одному из стилей каратэ. Преимущество в уровне
физической подготовленности является вторым показателем. Третий критерий –
сложность выполнения элементов. Кроме того, учитывается качество параметров техники [8]. Однако в правилах соревнований нет градации ошибок, не
описывается степень их влияния на соревновательный результат. Все вышеперечисленное делает процесс судейства весьма сложным.
Целью данного исследования являлось изучение мнений судей о степени
влияния ошибок на соревновательный результат. Для решения поставленной
цели был использован метод экспертных оценок с участием белорусских специалистов по каратэ. Данный метод был выбран в связи с тем, что на соревнованиях судьи оценивают спортсменов визуально и с помощью него, вероятно,
информативнее оценивать уровень проявления двигательных способностей в
ката, чем с помощью тестов, предложенных программой по каратэ. Кроме того,
метод экспертных оценок неоднократно использовался в процессе исследования
технической подготовленности каратистов и уже зарекомендовал себя как один
из наиболее эффективных [4, 6].
На первом этапе исследования изучено мнение шести судей по каратэ (таблица 1). Все эксперты имели аттестацию и были допущены к судейству республиканских соревнований по каратэ.
85
Таблица 1 – Общая характеристика специалистов, принимавших участие в исследовании
Судья
Стаж (лет)
Категория
1
15
Международная
2
3
4
5
6
7
7
7
7
6
Судья А
Судья А
Судья В
Судья В
Судья В
Б
ГУ
Ф
К
Исследование проводилось на базе Белорусской федерации традиционного каратэ. Были проведены контрольные просмотры 10 спортсменов высокой
квалификации, занимающихся в группах спортивного совершенствования (таблица 2). Все спортсмены имели достаточный опыт выступления на соревнованиях республиканского и международного уровней. В исследовании принимал участие один спортсмен, имевший звание мастера спорта международного
класса, двое являлись мастерами спорта по каратэ, шестеро были кандидатами
в мастера спорта и один имел первый разряд. Всего проанализировано 20 выступлений.
№ п/п
ри
й
Таблица 2 – Общая характеристика спортсменов, принимавших участие в исследовании
Разряд, звание
Количество испытуемых (%)
МСМК
10,0
МС
20,0
3
КМС
60,0
4
1
10,0
1
по
зи
то
2
Ре
Судьи располагались на площадке там, где, согласно правилам, расположен
судья № 1. В ходе исследования респонденты заполняли специальные бланки,
в которых фиксировалось наличие ошибок в технике, степень ее проявления и
влияния на соревновательный результат. Спортсмен выполнял ката, после чего
(в течение ограниченного времени) судьи заполняли бланки. Степень влияния
каждой из ошибок на соревновательный результат оценивался по пятибалльной
шкале. Уровень допущенных нарушений обозначался как малый, средний и значительный.
Анализ полученных результатов позволил сделать выводы о том, что строже всего судьи оценивают ошибки в стойках. 100,0 % респондентов считают,
что нарушение параметров стоек (длины, ширины, высоты) при значительной
ошибке существенно влияет на соревновательный результат, и поставили максимальную оценку 5 баллов (таблица 3). За среднее нарушение все судьи поставили 4 балла, малую погрешность оценили в 60,0 % случаев в 3 балла и в
40,0 % – в 2.
86
Таблица 3 – Влияние ошибок в стойках ката на соревновательный результат спортсменов-каратистов (по данным исследования мнения судей по каратэ)
Баллы
Степень ошибки
5
4
3
2
1
Значительная
100,00 %
0
0
0
0
Средняя
0
100,00 %
0
0
0
Малая
0
0
60,00 %
40,00 %
0
Ф
К
Ошибки в перемещении центра тяжести (значительное нарушение) оценены судьями в 40,0 % случаев в 5 баллов и в 4 балла в 60,0 % (таблица 4). Если
уровень проявления ошибки был средним, то в 60,0 % встречалась оценка 2 балла и в 40,0 % 3 балла. При малых погрешностях все респонденты поставили
1 балл.
Степень ошибки
Б
ГУ
Таблица 4 – Влияние ошибок при перемещении центра тяжести в технике ката на соревновательный результат спортсменов-каратистов (по данным исследования мнения судей по
каратэ)
Баллы
4
3
2
1
Значительная
40,0 %
60,0 %
0
0
0
Средняя
0
0
40,0 %
60,0 %
0
Малая
0
0
0
0
100,0 %
ри
й
5
по
зи
то
Отрывание стоп от опоры, по мнению судей, существенно снижает соревновательный потенциал (таблица 5). При значительном проявлении ошибки все
судьи поставили 5 баллов, а при малом единогласно – 1 балл. Среднее нарушение 60,0 % респондентов оценили в 4 балла и 40,0 % – в 3 балла.
Ре
Таблица 5 – Влияние ошибок возникающих при отрывании стоп от опоры при перемещениях
в стойках на соревновательный результат спортсменов-каратистов (по данным исследования
мнения судей по каратэ)
Степень ошибки
Значительная
Средняя
Малая
5
100,0 %
0
0
4
0
60,0 %
0
Баллы
3
0
40,0 %
0
2
0
0
0
1
0
0
100,0 %
Высокую степень влияния на соревновательный результат оказывает согласованность движений рук и ног. 100,0 % судей поставили 5 баллов при значительном проявлении ошибки, 4 – при среднем и 3 – при малом (таблица 6).
87
Таблица 6 – Влияние недостатков в согласованности движений рук и ног в ката на соревновательный результат спортсменов-каратистов (по данным исследования мнения судей по
каратэ)
Степень ошибки
Баллы
5
4
3
2
1
Значительная
100,0 %
0
0
0
0
Средняя
0
100,0 %
0
0
0
Малая
0
0
100,0 %
0
0
Б
ГУ
Ф
К
При оценке техники ударов руками и блоков оценки были существенно
ниже (таблица 7). Значительное нарушение амплитуды замахов и траектории
движения бьющей руки в 40,0 % случаев оценено в 4 балла и в 60,0 % – в 3 балла. Среднее и малое проявление ошибки у 100,0 % опрашиваемых получили 2 и
1 балл соответственно.
Таблица 7 – Влияние ошибок в технике ударов руками и блоках в ката на соревновательный
результат спортсменов-каратистов (по данным исследования мнения судей по каратэ)
Баллы
5
Значительная
0
Средняя
0
Малая
0
4
3
2
1
40,0 %
60,0 %
0
0
0
0
100,0 %
0
0
0
0
100,0 %
ри
й
Степень ошибки
по
зи
то
Ошибки в конечном положении единогласно заслужили 3 балла при значительном проявлении, 2 – при среднем и 1 балл – при малом нарушении, так же
были оценены и ошибки в фазе возврата при выполнении ударов ногами (таблица 8).
Ре
Таблица 8 – Влияние ошибок в конечном положении при выполнении ударов руками и блоках, фазе возврата удара ногой в технике ката на соревновательный результат спортсменовкаратистов (по данным исследования мнения судей по каратэ)
5
4
3
2
1
Значительная
0
0
100,0 %
0
0
Средняя
0
0
0
100,0 %
0
Малая
0
0
0
0
100,0 %
Степень ошибки
Баллы
При оценке ошибок в уровне нанесения ударов ногами 100,0 % респондентов за значительное нарушение поставили 2 балла, за среднее и малое нарушение – 1 балл, что, вероятно, свидетельствует не о сильном влиянии данной
ошибки на соревновательный результат (таблица 9).
88
Таблица 9 – Влияние ошибок в выборе уровня удара ногой в технике ката на соревновательный результат спортсменов-каратистов (по данным исследования мнения судей по каратэ)
Степень ошибки
5
0
0
0
Значительная
Средняя
Малая
4
0
0
0
Баллы
3
0
0
0
2
100,0 %
0
0
1
0
100,0 %
100,0 %
В таблице 10 представлены средние значения баллов, отражающие влияние
каждой из ошибок на соревновательный результат в ката каратэ.
К
Таблица 10 – Влияние ошибок в технике на соревновательный результат спортсменов, специализирующихся в ката (среднее значение по данным опроса судей по каратэ)
Ошибка
по
зи
то
ри
й
Параметры стоек
Перемещение центра тяжести
Отрывание стоп от опоры
Амплитуда замахов руками
Конечное положение ударов и блоков
Согласованность ударов и перемещений
Траектория выноса ударов ногами
Фаза возврат после удара ногой
Уровень нанесения удара ногой
Б
ГУ
Ф
Степень проявления ошибки
Значительная
Средняя
Малая
(баллы)
(баллы)
(баллы)
5,0
4,0
2,5
4,5
2,5
1,0
5,0
3,5
1,0
3,5
2,0
1,0
3,0
2,0
1,0
5,0
4,0
3,0
3,5
2,0
1,0
3,0
2,0
1,0
2,0
1,0
1,0
Ре
Таким образом, проанализировав полученные результаты, можно сделать
выводы о том, за какие ошибки судьи наказывают строже и на какие обращают
внимание в последнюю очередь (рисунок). Как видно на рисунке, наибольшее
внимание в тренировочном процессе, по мнению судей, необходимо уделять согласованности движений рук и ног, а также ошибкам, возникающим в стойках
(отрывание пяток от опоры, соблюдению параметров стоек). Большое значение
на соревновательный результат оказывает корректное перемещение центра тяжести. По мнению респондентов, значительное внимание в тренировочном процессе необходимо уделять траекториям замахов при выполнении блоков, траектории
ударов, фазе выноса при выполнении удара ногой. В меньшей степени судьи снижают балл за ошибки в конечных положениях ударов и блоков (угловые характеристики), возвраты при ударах ногами и ошибках в выборе уровня ударов.
Полученные результаты найдут применение в планировании тренировочного процесса спортсменов, особенно в условиях дефицита времени при непосредственной подготовке к конкретным соревнованиям. Последовательное
исправление каждого недочета позволит избежать «метода проб и ошибок»,
быстрее двигаться к намеченной цели и повышать соревновательный результат. Кроме того, опора на мнение судей помогает оценить проблему изнутри.
89
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
Имеющиеся данные станут основой дальнейших исследований технической
подготовленности каратистов, специализирующихся в ката. Также появляется
возможность составления модельной характеристики технической подготовленности спортсменов, с точки зрения судей по ката. Результаты работы могут использоваться для индивидуализации тренировочного процесса катистов.
по
зи
то
Рисунок – Распределение мнений о влиянии ошибок на соревновательный результат
(по данным опроса тренеров по каратэ)
Ре
1. Горбылев, А.М. Становление сито-рю каратэ-до / А.М. Горбылев. – М.: Будо-спорт,
2003. – 96 с.
2. Горбылев, А.М. Становление концепции ката в традиционной японской культуре /
А.М. Горбылев. // Хиден. Боевые искусства и рукопашный бой: науч.-метод. сб. – Вып. 7. –
М., 2013. – С. 4.
3. Горбылев, А. Становление концепции ката в традиционной японской культуре /
А. Горбылев, Н. Демченко // Хиден. Боевые искусства и рукопашный бой: науч.-метод. сб. –
Вып. 8. – М., 2013. – С. 90–130.
4. Лысенко, Е.Н. Классификация ката каратэ / Е.Н. Лысенко // Международная научнопрактическая конференция по проблемам физической культуры и спорта государств – участников Содружества Независимых Государств: в 4 ч. – Ч. 1: Молодежь – науке. Актуальные
проблемы теории и методики физической культуры, спорта и туризма: материалы V науч.практ. конф. молодых ученых / Белорус. гос. ун-т физ. культуры; редкол.: Т.Д. Полякова (гл.
ред.) [и др.]. – Минск: БГУФК, 2012. – С. 34–37.
5. Маряшин, Ю.Е. Современное каратэ / Ю.Е. Маряшин. – М.: АСТ, 2002. – С. 19–20.
6. Орлов, Ю.Л. Анализ критериев и технология экспертной оценки участников аттестационных семинаров и соревнований по ката каратэ / Ю.Л. Орлов // Боевые искусства Японии.
Додзе. – 2003. – № 1. – С. 19–22.
7. Томияма, К. Основы каратэ-до / К. Томияма // Бат. Пресс. – 1991. – С. 31.
8. World Karate Federation: правила соревнований по каратэ, версия 5.3.а. – Мадрид,
2002. – 38 с.
Поступила 25.06.2014
90
ОСОБЕННОСТИ ПРОЯВЛЕНИЯ АГРЕССИИ У БОКСЕРОВ
ВЫСОКОЙ КВАЛИФИКАЦИИ И МАССОВЫХ РАЗРЯДОВ
Л.В. Марищук, д-р психол. наук, профессор, С.В. Архипенко,
Белорусский государственный университет физической культуры
К
В статье анализируется содержание понятий «агрессия», «агрессивность», «нормативная агрессия» и «деструктивная агрессия», обсуждаются
проявления агрессии у спортсменов-боксеров. Приведены результаты исследования и сравнительный анализ показателей агрессивности боксеров высокой
квалификации и массовых разрядов.
Ф
SPECIAL FEATURES OF AGGRESSIVENESS MANIFESTATIONS IN
BOXERS OF HIGH QUALIFICATION AND MASS CATEGORIES
ри
й
Б
ГУ
The concepts “aggression”, “aggressiveness”, “normative aggression” and
“destructive aggression” are being analyzed, and boxers` aggressive manifestation
is discussed in the article. Some research results and comparative analysis of
aggressiveness indices of highly skilled boxers and boxers of mass categories are
presented.
Ре
по
зи
то
Введение. Спортивный успех в некоторых спортивных единоборствах может быть обусловлен наличием агрессивного потенциала, что ведет к улучшению психических кондиций спортсменов, например, в боксе. Соревнование –
это отрегулированное правилами агрессивное поведение, это агрессивность,
выражаемая в социально неопасной форме.
В соответствии с определениями, изложенными в различных источниках,
агрессия от латинского aggredio, gressum, ere, в переводе означает «склонять на
свою сторону», либо aggressio, onis – «нападение». Агрессия – это индивидуальное или коллективное поведение, насилие, действие, направленное на нанесение
кому-либо вреда или ущерба (физического или морального). Агрессия – временное ситуативное состояние, находясь в котором, человек производит действия,
причиняющие ущерб другому человеку, группе людей, животному или неодушевленному предмету или направленные на нанесение ущерба самому себе [1].
Согласно словарю В.И. Даля, агрессия – мотивированное деструктивное поведение, противоречащее нормам сосуществования людей, наносящее вред объектам нападения, приносящее физический ущерб людям или вызывающее у них
психологический дискомфорт [2].
Теория социального научения [3] рассматривает агрессивность как поведение, возникшее вследствие подражания другим. Все более популярной среди психологов становится теория З. Фрейда [4], в которой агрессия и агрессивность рассматриваются как следствие противоречия между саморазрушением и
самосохранением. Агрессивность согласно этой теории возникает с рождения и
91
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
содержится в инстинкте смерти ее носителя, агрессия же является тем же самым
инстинктом, но спроецированным и направленным вовне.
Проявления агрессии разнообразны. По формальным характеристикам в психологии [1, 5–7] выделяют следующие формы агрессивных действий: негативные –
позитивные (деструктивные – конструктивные); явные и латентные (внешне наблюдаемая агрессия – скрытая агрессия); вербальные – физические (словесное
нападение – физическое нападение); прямые – косвенные (непосредственно направленные на объект – смещенные на другие объекты); враждебные – инструментальные иначе манипулятивные (с целью причинения вреда/боли другому человеку – с
иными целями); эго-синтонные (принимаемые личностью) – эго-дистонные (чуждые для «Я», осуждаемые личностью). Различают внутреннюю агрессию, как намерение, психологическую готовность нанести кому-либо конкретный ущерб, и
внешнюю агрессию, как непосредственное физическое или словесное действие,
связанное с нанесением прямого или косвенного ущерба, вреда. При этом и в
первом, и во втором случаях может иметь место аутоагрессия, направленная на
самого себя.
В большинстве случаев агрессия является явлением асоциальным, т. е. социально осуждаемым. Выделяют также виды агрессии, оправдываемые в социальном, нравственном плане (например, как противостояние враждебным
воздействиям, активные наступательные акты в спортивных единоборствах и
др.) [5]. Такие действия многие психологи, в частности: А. Басс [8], А. Бандура [3], Л. Берковиц [1], Н.Д. Левитов [9], называют инструментальной или манипулятивной агрессией. В.Л. Марищук, С.М. Ашкинази, Е.Н. Курьянович [5],
Л.В. Марищук [10] в отношении этой формы агрессии в спорте применяют термин «нормативная агрессия».
По мнению А. Басса и А. Дарки [8], агрессивные и враждебные реакции
могут иметь следующие формы: физическая агрессия, косвенная агрессия,
склонность к раздражению, негативизм, обида, подозрительность, вербальная
агрессия, чувство вины и др.
Свою типологию агрессии предложил Н.Д. Левитов [9]:
– по направленности: внешняя агрессия – направленная вовне; аутоагрессия – направленная на себя;
– по цели: интеллектуальная; враждебная;
– по методу выражения: физическая; вербальная;
– по степени выраженности: прямая; косвенная;
– по наличию инициативы: инициативная; оборонительная.
В научном плане для строгости исследования и описания явления агрессии необходимо разведение понятий «агрессия» и «агрессивность».
Агрессия (как реальное отрицательное действие) органически связана с
агрессивностью, выступающей в роли личностного свойства, черты характера,
склонности к агрессии, агрессивному поведению [1, 8].
Агрессивность, отмечает Г.А. Андреева [11], – свойство личности, выражающееся в готовности к агрессии. Это потенциальная готовность к агрессивным действи92
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
ям, предопределяемая соответствующим восприятием и интерпретацией условий
деятельности или жизнедеятельности. Этим в советской психологии подчеркивается
ситуативность агрессивного поведения по принципу детерминации (внешнее преломляется через внутреннее); агрессия зависит от внешних факторов, личностных особенностей, соотношения мотивационных установок и возможных санкций за ненормативное поведение в конкретной ситуации, отрицается перманентность агрессивности.
На агрессивность, как свойство личности, может оказывать влияние чрезмерно повышенная эмоциональная возбудимость, склонность к эмоциональной
напряженности [10, 12], усиливаемая пребыванием в экстремальных условиях
деятельности и обитания. Формирование навыков управления своим эмоциональным состоянием (преодоления напряженности) может играть позитивную
роль в коррекции агрессивности. Выше отмечалось, что проявление агрессии
(нанесение определенного осмысленного ущерба, вреда другому человеку) может проходить при относительно нормативных условиях, в том числе в рамках
спортивного соревнования, это – «нормативная агрессия» [5].
Основная часть. Спорт предполагает нормативную агрессию не только в
боксе и других единоборствах, но и на самых различных соревнованиях. Это допускается в пределах существующих правил. Более того, достижение спортивного результата в целом ряде случаев без проявления достаточно выраженной
агрессии просто невозможно.
С точки зрения Дж. Б. Кретти [7], агрессивные тенденции в спортивных ситуациях, допускающих проявление контролируемой враждебности, в одних случаях могут усиливаться, в других – снижаться. У спортсменов с выраженным
стремлением к агрессивности, вероятность снижения этих тенденций благодаря
занятиям спортом не наблюдается в том случае, если спортивная деятельность
не вызывает физической усталости или попытки проявлять агрессивность приводят к фрустрации. Но если агрессивность спортсмена невысока, а спортивная
деятельность вызывает у него, хотя бы среднюю усталость – его агрессивность
снижается. Можно предложить, что тенденции к агрессивности снижаются,
если проявление агрессии связано с физическим утомлением и если агрессивные действия, будучи проявлением нормативной агрессии в определенной спортивной ситуации поощряются.
С другой стороны, немало спортсменов, в погоне за победой, выходящих
за границы правил, нарушающих нормы спортивной этики, т. е. проявляющих
деструктивную агрессию [5, 7]. Если тренеры и судьи допускают в таких случаях излишнюю терпимость, снисходительность, то у спортсменов может развиваться деструктивная агрессивность, как личностное свойство, черта характера.
Развитие такой черты характера у спортсменов может затем весьма негативно
сказываться на поведении в быту, особенно после ухода из спорта [1, 3, 8].
В статье В.К. Сафонова [14] анализируется модель «индивидуальных зон оптимального функционирования» Л. Изберга [цит. по 4], описывающего проявление
агрессии как психического состояния. Доминирование аффективного компонента
определяет склонность чаще проявлять агрессию, меньшую сдержанность лиц с
93
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
большей выраженностью агрессивности как личностного свойства. Влияние агрессии на когнитивный компонент может как улучшать, так и ухудшать переработку
значимой информации. Под влиянием агрессии мотивационная установка спортсмена ужесточает критерии достижения цели. Проявлением телесно-соматического компонента выступает фактор риска сердечно-сосудистых заболеваний – у лиц, подавляющих агрессию (оставляющих агрессию «внутри себя»), отмечается большая частота
сердечных сокращений и более высокое кровяное давление. И наоборот, реализация
агрессивных побуждений представляет своего рода нервно-психическую разрядку,
нормализующую деятельность сердечно-сосудистой системы. Агрессия как проявление психического состояния отличается от других состояний, таких как беспокойство, страх, фрустрация по проявлениям моторно-поведенческого компонента. Выявлена зависимость успешности спортивной деятельности от интенсивности
и продолжительности проявления агрессии, а также влияния средовых факторов на
агрессию спортсмена. Данные, экспериментально полученные другими исследователями [13], свидетельствуют о том, что агрессия как проявление состояния может оказывать как позитивное, так и негативное влияние на результативность деятельности,
может либо снижать психическую напряженность, либо приводить к соматическим
отклонениям.
Исследование, проведенное А.Ф. Шестаком [15], позволило получить интересные сведения о том, что среди молодых людей, перворазрядников, КМС, мастеров
спорта количество правонарушителей значительно ниже, чем среди их ровесников, не имеющих прямого отношения к спорту. Более того, оказалось, что
спортсмены высокой квалификации значительно реже участвуют в различных
конфликтах, чем начинающие спортсмены. Среди спортсменов наибольшая бытовая агрессивность была выявлена не у боксеров, борцов или рукопашников,
а у хоккеистов, футболистов, штангистов. Анализ материалов, накопленных
тренерами по рукопашному бою, показывает, что умеренное повышение тренировочных нагрузок по объему и интенсивности несколько снижает бытовую
агрессивность, сохраняя нормативную. Этим же исследователем было показано,
что привлечение агрессивных школьников к активным тренировкам по боксу
определяло переключение бытовой агрессии в активность на спортивных тренировках и соревнованиях. Особую важную роль при этом играли воспитательные воздействия тренера.
Применив опросник агрессивности Басса-Дарки [8], мы провели исследование с целью изучения особенностей агрессивности спортсменов, занимающихся боксом на базе учреждения образования «Детско-юношеская спортивная
школа № 3 города Бобруйска», учреждения образования «Детско-юношеская
спортивная школа олимпийского резерва города Бобруйска, учреждения образования «Бобруйское государственное училище олимпийского резерва». В исследовании приняли участие 210 спортсменов массовых разрядов и 10 высококвалифицированных боксеров.
Средние результаты заполнения опросника приведены в таблице.
94
Таблица – Сравнительная характеристика показателей агрессивности боксеров высокой квалификации и массовых разрядов
Показатели агрессивности
спортсменов массовых
разрядов
Показатели агрессивности
спортсменов высокой
квалификации
p
Физическая агрессия
6,99±0,11
5,90±0,51
<0,05
Косвенная агрессия
4,84±0,10
4,10±0,41
>0,05
Раздражительность
5,56±0,11
4,20±0,62
<0,05
Негативизм
3,04±0,06
2,90±0,41
>0,05
Обида
4,17±0,09
3,20±0,41
<0,05
Подозрительность
5,76±0,10
5,00±0,51
>0,05
Вербальная агрессия
7,76±0,11
7,00±0,62
>0,05
Чувство вины
6,17±0,10
5,50±0,41
>0,05
Общая агрессия
19,59±0,20
17,00±1,23
<0,05
Враждебность
9,53±0,19
8,20±0,92
>0,05
Б
ГУ
Ф
К
Форма агрессии
Ре
по
зи
то
ри
й
По шкалам: «Физическая агрессия»; «Раздражительность» и суммарному
показателю – «Индекс агрессивности» (19,59±0,20 балла у спортсменов массовых разрядов и 17,00±1,23 балла у высококвалифицированных спортсменов)
были выявлены значимые различия (p≤0,05). По шкалам: «Косвенная агрессия»,
«Негативизм», «Подозрительность», «Вербальная агрессия», «Чувство вины» и
суммарному показателю «Индекс враждебности» (9,53±0,19 – спортсмены массовых разрядов, 8,20±0,92 – высококвалифицированные спортсмены) значимых
различий выявлено не было.
Проанализируем выявленные различия. Результаты по шкале «Физическая
агрессия» находятся в диапазоне средних величин, как у спортсменов массовых разрядов (6,99±0,11), так и боксеров высокой квалификации (5,90±0,51).
Однако у последних этот показатель значимо ниже (p≤0,05). Это говорит о том,
что использование физической силы, как возможного способа решения спорных вопросов, боксерам высокой квалификации менее свойственен. Осознание
собственной силы, технических возможностей и развитое чувство социальной
ответственности препятствуют проявлению физической агрессии спортсменами-мастерами.
По шкале «Раздражительность» индекс агрессивности у спортсменов массовых разрядов выше (5,56±0,11), чем у спортсменов высокой квалификации
(4,20±0,62), (p≤0,05). Это позволяет предположить большую склонность начинающих спортсменов к проявлению негативных чувств при малейшем возбуждении
(вспыльчивость, грубость, резкость). Результаты шкалы «Обида» (4,17±0,09 – балла у спортсменов массовых разрядов и 3,20±0,41 – у высококвалифицированных
спортсменов, (p≤0,05) свидетельствуют о том, что боксеры высокой квалификации в
меньшей степени склонны испытывать чувство, вызванное завистью и ненавистью,
обусловленное горечью, гневом на все окружающее.
95
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
Статистически незначимые различия результатов по шкале «Косвенная
агрессия», как у высококвалифицированных спортсменов (4,10±0,41), так и
спортсменов массовых разрядов (4,84±0,10), говорят о том, что форма проявления агрессии, окольным путем направленной на другое лицо (злобные
сплетни, шутки), как и форма, ни на кого не направленная (взрывы ярости,
проявляющиеся в крике, топанье ногами, битье кулаками по столу и прочее),
мало характерна для представителей обсуждаемого вида спорта. Различия результатов по шкале «Негативизм» (3,04±0,06 балла – у спортсменов массовых
разрядов и 2,90±0,41 балла – у высококвалифицированных спортсменов) также не значимы, свидетельствуют о том, что оппозиционная форма поведения,
как элемент скрытой враждебности, направленная обычно против какого-то
авторитета, руководителя, организации и нарастающая от пассивного сопротивления до активных действий против требований, правил, законов, инструкций, может применяться спортсменами-боксерами достаточно часто. Результаты спортсменов по шкале «Подозрительность» (5,76±0,10 балла – у спорт­
сменов массовых разрядов и 5,00±0,51 балла – у высококвалифицированных
спортсменов) свидетельствуют о достаточно редком проявлении недоверия и
осторожности с их стороны, основанных на убеждении, что окружающие намерены причинить им вред.
Полученный результат по шкале «Вербальная агрессия» показывает, что
и высококвалифицированные спортсмены (7,00±0,62), и спортсмены массовых
разрядов (7,76±0,11) довольно часто используют способ выражения негативных
чувств через различные формы и содержание вербальных реакций (ссора, крик,
угроза, ругань). Показатели спортсменов-боксеров по шкале «Чувство вины»
(6,17±0,10 балла у спортсменов массовых разрядов и 5,50±0,41 балла у спорт­
сменов высокой квалификации) свидетельствуют о том, что им присуща эта
форма агрессивности. Они готовы приписывать себе злобные намерения и раскаиваться по этому поводу, болезненно переживая совершенные ошибки, мучаясь угрызениями совести.
Индекс агрессивности испытуемых соответствует норме (17,00±1,23 – у высококвалифицированных спортсменов и 19,59±0,20 – у спортсменов массовых разрядов при норме 21,00±4,00), однако у спортсменов высокой квалификации он значимо ниже (p≤0,05), что говорит о меньшей их склонности к проявлению агрессии,
равно как лучшем умении контролировать свое эмоциональное состояние, сосредотачиваться на поставленной задаче по сравнению со спортсменами массовых разрядов. По показателю «индекс враждебности» значимых различий выявлено не было.
И у спортсменов высокой квалификации, и у боксеров массовых разрядов он находится в пределах нормы (8,20±0,92 – у высококвалифицированных спортсменов
и 9,53±0,19 – у спортсменов массовых разрядов при норме 7,00±3,00) [16]. Это позволяет предположить невысокую склонность спортсменов-боксеров, принявших
участие в исследовании, к проявлению реакции, развивающей негативные чувства
и негативные оценки людей и событий.
96
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
Заключение. Резюмируя, констатируем, что:
– наличие агрессивного потенциала у спортсменов таких жестких видов
спорта, как бокс, ведет к улучшению их психических кондиций и, в целом ряде
случаев, является залогом спортивного успеха;
– занятия различными видами единоборств, в том числе и боксом, при соответствующей воспитательной работе тренера противостоят деструктивной, в
частности, бытовой агрессии, трансформируя ее в нормативную;
– одним из способов снижения агрессивности спортсменов-единоборцев
является повышение тренировочных нагрузок по объему и интенсивности, что
предопределяет соответствующее перераспределение функциональных резервов в
сторону спортивного совершенствования;
– с ростом спортивной квалификации спортсменов-боксеров снижается
проявление всех форм агрессии, и, как следствие, общая агрессивность, что, по
нашему мнению, является результатом выработанного в процессе спортивной
деятельности навыка высококвалифицированных спортсменов управлять своим
эмоциональным состоянием.
Вышеизложенное дает основание полагать, что целенаправленные занятия
спортивными единоборствами (боксом, борьбой, рукопашным боем и др.) с применением в тренировочном процессе специальных методик для оптимизации
эмоционального состояния спортсменов, позволят, с одной стороны, снизить
уровень деструктивной агрессии, а с другой – повысить спортивный результат.
Ре
по
зи
то
1. Берковиц, Л. Агрессия. Причины, последствия и контроль / Л. Берковиц. – СПб.:
Нева, 2001. – 510 с.
2. Даль, В.И. Толковый словарь / В.И. Даль. – М.: Русский язык, 1979. – 779 с.
3. Бандура, А. Теория социального научения / А. Бандура. – СПб.: Евразия, 2000. – 320 с.
4. Фрейд, З. Основные психологические теории в психоанализе / З. Фрейд. – М.: ЮГИЗ,
1923. – 217 с.
5. Ашкинази, С.М. Агрессия в спорте / С.М. Ашкинази, В.Л. Марищук, Е.Н. Курьянович. – СПб.: ВИФК, 2003. – 28 с.
6. Ашкинази, С.М. Развитие содержания, теории и методики обучения рукопашному бою и боевым единоборствам с древности и до наших времен / С.М. Ашкинази. – СПб.:
ВИФК, 1998. – 42 с.
7. Кретти, Б.Д. Психология в современном спорте / Б.Д. Кретти. – М.: ФиС, 1978. – 217 с.
8. Басс, А. Агрессия / В «Энциклопедии психологических тестов: общение, лидерство,
межличностные отношения / А. Басс, А. Дарки. – М.: АСТ, 1997. – 304 c.
9. Левитов, Н.Д. Психическое состояние агрессии // Вопросы психологии / Н.Д. Левитов. – 1972. – № 6. – С. 168–173.
10. Марищук, Л.В. Психология спорта: учеб. пособие / Л.В. Марищук. – 2-е изд. – Минск:
БГУФК, 2006. – 147 с.
11. Андреева, Г.М. Социальная психология / Г.М. Андреева. – М.: Аспект–ПРЕСС, 2001. – 378 с.
12. Марищук, В.Л. Евдокимов В.И. Поведение и саморегуляция человека в условиях
стресса / В.Л. Марищук, В.И. Евдокимов. – СПб.: Сентябрь, 2001. – 260 с.
13. Бэрон, Р. Агрессия: учеб. пособие / Р. Бэрон, Д. Ричардсон. – СПб.: Питер, 1999. –
351 с.
14. Сафонов, В. Проявления агрессии в поведении спортсменов и неспортсменов /
В.К. Сафонов // Вестн. С-Петерб. ун-та. Серия 12, Психология. Социология. Педагогика. –
2012. – № 2. – С. 202–208.
97
15. Шестак, А.Ф. Контроль агрессии человека средствами спортивных единоборств /
А.Ф. Шестак. – СПб.: ГАФК, 2002. – 20 с.
16. Дерманова, И.Б. Диагностика эмоционально-нравственного развития / И.Б. Дерманова. – СПб.: Речь, 2002. – С. 80–84.
Поступила 14.05.2014
ОЦЕНКА ОСНОВНЫХ ЭЛЕМЕНТОВ СКОЛЬЖЕНИЯ
И ТИПИЧНЫЕ ТЕХНИЧЕСКИЕ ОШИБКИ В ИХ ИСПОЛНЕНИИ
В ФИГУРНОМ КАТАНИИ
Б
ГУ
Ф
К
А.П. Мелёхин, И.Е. Токаревская,
Белорусский государственный университет физической культуры,
Н.А. Парамонова, канд. биол. наук, доцент,
Белорусский национальный технический университет
по
зи
то
ри
й
В статье представлены результаты исследования по выявлению типичных технических ошибок при исполнении базовых элементов скольжения на
этапе начального обучения. На основе дифференцирования ошибок на грубые
и мелкие разработана шестибалльная шкала оценок, позволяющая повысить
эффективность качества работы тренера с юными фигуристами. Эффективность процесса начального обучения возможна только в том случае, если с первых шагов на льду будет вестись подготовка, направленная на быстрое и качественное овладение базовой техникой катания, ориентированная на освоение в
дальнейшем сверхсложных элементов.
EVALUATION OF BASIC ELEMENTS OF SLIDING AND TYPICAL
TECHNICAL FAILURES IN THEIR PERFORMANCE
Ре
The article presents the results of a study on identification of common technical
failures in the performance of basic elements of sliding at the initial training stage.
Differentiation based on the gross and small errors of a six-point scale of evaluation
has been developed that allows improving the quality of coach’s work with young
skaters. Efficiency of the process of initial training is only possible in case when from
the first steps on the ice the preparation will be aimed at a rapid and high-quality
mastering of the basic skating techniques, focused on super elements development in
the future.
Введение. Фигурное катание на коньках – сложнокоординационный вид
спорта, связанный с оценкой результатов соревнований по точности и выразительности, сложности и красоте движений спортсмена при выполнении соревновательных программ.
98
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
В программу фигурного катания входят одиночное катание (мужское и
женское), парное (женщина – мужчина) и спортивные танцы на льду (женщина – мужчина) [4]. Стоит отметить, что каждый из этих видов относительно
самостоятелен. Однако объединяющим началом является владение навыками
скольжения, основы которого закладываются на начальных этапах подготовки
фигуристов [2].
Спортивные соревнования являются центральным элементом, который
определяет всю систему организации, методики и подготовки спортсменов для
достижения наивысших результатов.
Соревновательная деятельность фигуристов оценивается по уровню владения элементами фигурного катания: скольжением, прыжками, вращениями.
Скольжение является важнейшей базовой составляющей программы, поскольку
оценивается как в технической части программы, так и в компонентах.
В программах фигуристов (короткой и произвольной) дифференцированно
оцениваются дорожки, которые представляют собой набор шагов и поворотных
элементов. Наряду с прыжками и вращениями в дорожках выставляется уровень
(от 1 до 4), означающий сложность, что отражается в оценке за технику. В компонентах скольжение оценивается дважды. Первый компонент – навыки катания –
отражает уверенность владения коньком, широту, свободу, накат в скольжении.
Второй компонент – соединительные шаги – отражает сложность, разнообразие,
оригинальность соединительных шагов между элементами, отсутствие простых
(беговых) шагов [10].
В.А. Апарин, изучая спортивную карьеру выдающихся фигуристов, отмечает, что «…их спортивное совершенствование развивалось планомерно, естественно и не было связано со значительными исправлениями недочетов и ошибок, полученных в начальные годы обучения». Кроме того, указывает, что «…
история фигурного катания на коньках содержит достаточное количество примеров, когда очень талантливые фигуристы не могли добиться высшего уровня
мастерства из-за несовершенной подготовки в начальный период обучения» [3].
По мнению специалистов, современное фигурное катание характеризуется
резким повышением уровня мастерства (владение всеми тройными, рядом четверных прыжков, каскадами из них, вращениями отличной центровки, оригинальной формы, большой продолжительности, виртуозное владение коньком),
поэтому необходим соответствующий уровень начального обучения, обеспечивающий решение поставленных задач [3, 4]. Сложность работы тренера увеличивается в связи с тем, что от учеников требуется не только высокая степень владения базовыми элементами, но и ускоренное прохождение учебного материала.
А.Н. Мишин, В.А. Апарин обращают внимание на то, что совершенствование процесса обучения должно идти в направлении повышения качества учебно-тренировочного процесса, а не за счет увеличения объема занятий, числа повторений [1]. Эффективность процесса начального обучения возможна только в
том случае, если с первых шагов на льду будет вестись подготовка, направленная на быстрое и качественное овладение базовой техникой катания, ориентированная на освоение в дальнейшем сверхсложных элементов.
99
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
Владение навыками катания (коньком) создает базу, основу, закладывает
фундамент для освоения более сложных элементов фигурного катания: прыжков и вращений. Неверно сформированные навыки скольжения (в первую очередь, сгибательно-разгибательная работа ног в позе фигуриста) создают значительные трудности, а в определенных случаях – непреодолимые препятствия в
освоении элементов сложной координационной структуры [3].
В 1990 году Международным союзом конькобежцев было принято решение
об отмене обязательной программы, т. е. «Школы», как одного из видов программы представителей одиночного катания. В связи с этим многие тренеры,
не оценив всей значимости обязательных фигур, вообще исключили из тренировочного процесса качественную работу над техникой скольжения, а сделали
акцент на овладение прыжками и вращениями.
Данное обстоятельство вызвало необходимость разработки критериев
оценки скольжения на этапе начального обучения фигуристов.
Цель исследования: определение типичных ошибок при исполнении базовых элементов скольжения на этапах начального обучения в фигурном катании
на коньках и разработка критериев оценки основных шагов.
Методы и организация исследования. Для достижения цели исследования использовались следующие методы:
1. анализ научно-методической литературы;
2. опрос;
3. педагогическое наблюдение;
4. метод экспертных оценок.
Исследование проводилось в течение 2012–2013 гг. на базе СДЮШОР по
фигурному катанию на коньках. В исследовании приняли участие 20 юных фигуристов (8–9 лет), занимающиеся в группах начальной подготовки.
Результаты исследования и их обсуждение. Для определения наличия
критериев оценки степени освоенности базовых элементов скольжения на этапе
начального обучения нами было изучено мнение тренеров, которые работают с
юными фигуристами.
Опрос показал, что тренеры обращают внимание на некоторые грубые
ошибки, не замечая мелких, что свидетельствует о поверхностном видении качества исполнения базовых элементов скольжения.
Анализ методической литературы также выявил отсутствие четких критериев исполнения базовых элементов скольжения. Не уделено внимание ранжированию ошибок по степени влияния на качество исполнения элементов. Ведущие тренеры и ученые, занимающиеся систематизацией технических требований, выделяют следующие типичные ошибки в исполнении основных элементов скольжения.
В.А. Апарин выделяет следующие ошибки при выполнении перебежки
вперед: низкая эффективность толчков, выполнение перебежки на прямых ногах, толчок зубцом, скованность движений [3].
В качестве критериев правильного исполнения перебежки вперед Р. Огилви, В.И. Рыжкин, Е.А. Чайковская и В.А. Апарин выделяют положение рук и
100
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
плечевого пояса по отношению к нижней части туловища, т .е. скручивание
плеч внутрь круга [2, 5, 6, 9].
Кроме того, Р. Огилви указывает на проблему переноса веса тела не на согнутое колено, а на прямую ногу [5]. Еще одну типичную ошибку подмечают
В.И. Рыжкин и В.А. Апарин – это выполнения толчка зубцом, а не ребром конька [2, 6].
А.Б. Гандельсман и А.Н. Мишин особо выделяют в толчке фазу нажима,
которая начинается, когда свободная нога еще находится сзади, что позволяет
удлинить время приложения усилий и тем самым увеличить скорость скольжения [7, 8].
При выполнении перебежки назад типичными ошибками, по мнению
В.А. Апарина, А.Н. Мишина и Е.А. Чайковской, являются: «скобление» льда
зубцами конька, наклон туловища вперед [2, 8, 9]. Кроме того, В.А. Апарин в
качестве ошибки отмечает скольжение по прямой с остановками [2].
В качестве критериев правильного исполнения перебежки назад Р. Огилви
предлагает следующие: спина держится прямо, скрут плеч внутрь круга, руки
по дуге [5].
Е.А. Чайковская указывает на необходимость сохранения прямого положения туловища и выполнение толчка внутренним ребром конька при основном
шаге. Типичной ошибкой является отсутствие переноса веса тела на опорную
ногу «…в результате ноги разъезжаются» [9].
С целью выявления типичных ошибок при исполнении базовых элементов
скольжения было проведено педагогическое наблюдение. Для того чтобы разработать дифференцированные критерии оценивания качества исполнения базовых элементов скольжения, мы ранжировали ошибки по степени значимости:
грубые и мелкие. За каждую грубую ошибку предлагается снятие в 1 балл, за
мелкую – 0,5 балла.
Критерием выделения грубых ошибок было изменение структуры двигательного действия, которое влияет на основу техники движения. Незначительное изменение структуры, вызванное нарушением деталей техники двигательного действия, явилось критерием выделения мелких ошибок.
Ранжирование было проведено для перебежки вперед, перебежки назад и
основного шага.
Общей грубой ошибкой для всех трех шагов является наклон туловища вперед. Толчки зубцами и скольжение на прямых ногах – характерные грубые ошибки при исполнении основного шага и перебежки вперед. К грубым ошибкам также относятся толчок «шагом» в основном шаге, отсутствие ротации плеч внутрь
круга при исполнении перебежки вперед и назад, отсутствие продолжительного, сильного толчка и выполнение перебежки вперед, когда свободная нога при
постановке в момент толчка наружным ребром не пересекает дугу скольжения.
Ротация плеч вправо и влево на каждый шаг перебежки, «скобление» зубцами и
непересечение дуги скольжения толчковой ногой в момент толчка назад наружу – грубые ошибки, отмеченные при исполнении перебежки назад.
101
Ф
К
Мелкими ошибками, характерными для выполнения всех шагов, являются неполное разгибание свободной ноги в голеностопном и коленном суставах,
а также неполная амплитуда движений. Неразвернутая свободная нога, отсутствие сгибательно-разгибательной работы опорной ноги и приподнятые плечи –
ошибки при исполнении перебежки вперед. Если при перебежке назад свободная нога ставится не напротив опорной ноги, а несколько назад, ставится на два
ребра или не развернута, снимают по 0,5 балла.
На основе выявления и ранжирования типичных ошибок нами разработаны
критерии оценки исполнения базовых элементов скольжения. Шестибалльная
шкала выбрана, поскольку на этапе начального обучения дифференцировать исполнение элементов фигурного катания по 10 баллам слишком сложно из-за недостаточной сложности упражнений, выполняемых детьми. Примерные критерии оценки качества исполнения базовых элементов скольжения представлены
в таблицах 1–3.
5
4
3
2
1
ри
й
6
Критерии оценки
Опорная нога максимально согнута; свободная нога развернута, сильно напряжена,
полностью разогнута в коленном и голеностопном суставах; туловище прямо, плечи
опущены, толчок выполняется внутренним ребром конька
Неполная амплитуда движений, неполное разгибание свободной ноги в голеностопном
суставе
Отсутствие сгибательно-разгибательной работы опорной ноги, толчки зубцом, плечи
приподняты
Толчок «шагом», скольжение на прямых ногах, неполное разгибание свободной ноги
в коленном суставе, свободная нога не развернута
Туловище наклонено вперед, толчки зубцами, скольжение на прямых ногах, толчок
«шагом»
Туловище наклонено вперед, толчки зубцами, скольжение на прямых ногах, толчок
«шагом», неполное разгибание свободной ноги в коленном суставе, неполное
разгибание свободной ноги в голеностопном суставе, свободная нога не развернута
по
зи
то
Балл
Б
ГУ
Таблица 1 – Примерные критерии оценки качества исполнения основного шага
Ре
Таблица 2 – Примерные критерии оценки качества исполнения перебежки вперед
Балл
6
5
4
3
102
Критерии оценки
Опорная нога максимально согнута; свободная нога развернута, сильно напряжена,
полностью разогнута в коленном и голеностопном суставах; туловище прямо, ротация
плеч внутрь круга, плечи опущены, толчок выполняется внутренним и наружным
ребром конька
Неполная амплитуда движений, неполное разгибание свободной ноги в голеностопном
суставе
Отсутствие продолжительного, сильного толчка, неполная амплитуда движений,
неполное разгибание свободной ноги в голеностопном суставе
Толчки зубцами, скольжение на прямых ногах, неполное разгибание свободной ноги
в коленном суставе, свободная нога не развернута
Продолжение таблицы 2
Балл
Критерии оценки
Туловище наклонено вперед, толчки зубцами, скольжение на прямых ногах, отсутствие
2
ротации плеч внутрь круга
Туловище наклонено вперед, толчки зубцами, скольжение на прямых ногах, отсутствие
1 ротации плеч внутрь круга, отсутствие, свободная нога при постановке в момент
толчка наружным ребром не пересекает дугу скольжения
Таблица 3 – Примерные критерии оценки качества исполнения перебежки назад
3
2
1
Ф
Б
ГУ
4
ри
й
5
по
зи
то
6
Критерии оценки
Туловище прямо, ротация плеч внутрь круга, плечи опущены, толчок выполняется
внутренним и наружным ребром конька; опорная нога максимально согнута; свободная
нога полностью разогнута в коленном и голеностопном суставах, сильно напряжена
Неполная амплитуда движений, неполное разгибание свободной ноги в голеностопном
суставе
Туловище наклонено вперед, неполная амплитуда движений, неполное разгибание
свободной ноги в голеностопном суставе
Отсутствие ротации плеч внутрь круга, «скобление» зубцами, свободная нога ставится
не напротив опорной ноги, а несколько назад, свободная нога ставится на два ребра
Ротация плеч вправо и влево на каждый шаг перебежки, «скобление» зубцами,
туловище наклонено вперед, свободная нога ставится на два ребра, свободная нога
ставится не напротив опорной ноги, а несколько назад
Туловище наклонено вперед, «скобление» зубцами, в момент толчка назад наружу
толчковая нога не пересекает дугу скольжения, ротация плеч вправо и влево на каждый
шаг перебежки, свободная нога ставится не напротив опорной ноги, а несколько назад,
свободная нога ставится на два ребра
К
Балл
Ре
Приведем пример оценивания качества исполнения перебежки назад по
данной таблице. Если фигурист, исполняя перебежку назад, демонстрирует такие грубые ошибки, как наклон туловища вперед (снятие – 1 балл) и несколько мелких ошибок – неполная амплитуда движений, неполное разгибание свободной ноги в голеностопном суставе (0,5×2=1 балл). Общая сбавка составляет
2 балла. От максимальной оценки в 6 баллов отнимаем 2 балла, и в итоге спорт­
смен получает 4 балла.
Выводы. Анализ литературных источников по фигурному катанию на
коньках показал, что типичные ошибки не ранжированы, а критерии правильного исполнения базовых элементов скольжения представлены фрагментарно.
Существующая система судейства использует десятибалльную шкалу оценки навыков катания в соревновательной деятельности фигуристов, однако она
применяется только с этапа углубленной специализации. Предыдущая шестибалльная система судейства не отражала детализированных критериев оценки
навыков катания.
Для предотвращения ошибок в обучении на этапе начальной подготовки
нами разработана шестибалльная шкала оценивания базовых элементов скольжения.
103
Выявленные типичные ошибки и разработанные критерии оценки помогут
тренеру осуществлять полноценное, как целостное, так и дифференцированное,
восприятие исполнения базовых элементов скольжения, что создаст условия для
повышения эффективности качества работы тренера на начальном этапе подготовки фигуристов.
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
1. Апарин, В.А. Организация работы при массовых формах обучения фигурному катанию на коньках. Лекция / В.А. Апарин, А.Н. Мишин. – Л.: ГДОИФК им. П.Ф. Лесгафта,
1986. – 26 с.
2. Апарин, В.А. С чего начинать обучение фигурному катанию на коньках / В.А. Апарин. – М.: Терра-Спорт, 2000. – 24 с.
3. Апарин, В.А. Фигурное катание на коньках. Одиночное катание. Техника и методика
обучения: учеб.-метод. пособие / В.А. Апарин. – СПб.: СПбГУФК им. П.Ф. Лесгафта, 2007. –
125 с.
4. Медведева, И.М. Фигурное катание на коньках / И.М. Медведева. – Киев: Олимпийская литература, 1998. – 223 с.
5. Огилви, Р. Азы фигурного катания (пер. с. англ.) / Р. Огилви; под ред. В.И. Рыжкина. –
М.: Физкультура и спорт, 1974. – 120 с.
6. Рыжкин, В.И. Ледовая сюита / В.И. Рыжкин. – М.: Физкультура и спорт, 1975. – 207 с.
7. Фигурное катание на коньках: учебник для ин-тов физ. культуры / под общ. ред.
А.Б. Гандельсмана. – М.: Физкультура и спорт,1975. – 183 с.
8. Фигурное катание на коньках: учебник для ин-тов физ. культуры / под общей ред.
А.Н. Мишина. – М.: Физкультура и спорт, 1985. – 271 с.
9. Чайковская, Е.А. Фигурное катание / Е.А. Чайковская. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.:
Физкультура и спорт, 1986. – 127 с.
10. Special regulations and technical rules single and pair skating and dancing. – International
Skating Union, 2012. – 169 p.
Поступила 30.06.2014
МЕТОДИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ СИЛОВОЙ ПОДГОТОВКИ
ЮНЫХ ГИМНАСТОВ
Ре
В.М. Миронов, канд. пед. наук, профессор,
Белорусский государственный университет физической культуры
Направленность силовой подготовки квалифицированного гимнаста проста и понятна. Чем выше силовые показатели и меньше вес спортсмена, тем
легче управлять телом, преодолевая действие гравитационных и инерционных
сил. Опытный мастер стремится поднять «потолок» относительной силы,
совершенствовать качественные показатели мышц – структуру мышечных
волокон, мышечные координации и нервно-регуляторные механизмы. Силовая
подготовка юного гимнаста существенно отличается от подготовки взрослых спортсменов.
104
METHODICAL FEATURES OF YOUNG GYMNASTS’ STRENGTH
TRAINING
Orientation of a skilled gymnast’s strength training is simple and clear. The higher
the power rates and the less the weight of an athlete, the easier it is to control the body
against the action of gravitational and inertial forces. An experienced master aims
to raise the “ceiling” of the relative strength, to improve muscles quality indicators
that are the structure of muscle fibers, muscle coordination, and neuro-regulatory
mechanisms. Strength training of a young gymnast differs significantly from adult
athletes training.
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
В разных видах гимнастических упражнений сила проявляется в разных
формах. Фиксация трудных статических поз осуществляется благодаря изометрическому напряжению мышц (без изменения длины), «жимовая» сила характеризует способность выполнять переместительные движения, преодолевать
гравитацию или внешнее противодействие за счет мышечного сокращения. При
выполнении маховых упражнений важна способность не к достижению максимума сокращения мышц, а к оптимальной быстроте сокращения, т. е. важна
способность реализовать усилие в короткий промежуток времени (0,1–0,3 с).
Совершенствование скоростно-силовых движений в учебно-тренировочных занятиях квалифицированных гимнастов занимает особое место, ибо прирост быстроты реализации усилий, как правило, сопровождается сдвигами в
абсолютной силе, силовой выносливости, а в некоторых случаях и гибкости.
Положительный перенос скоростно-силовой тренировки, подмеченный профессором М.Л. Украном и его сотрудниками в работе с мастерами спорта экстракласса около четверти века назад [1], и по сей день широко используется при
подготовке национальных команд [2].
Не случайно поэтому в качестве основных методов силовой подготовки
квалифицированных гимнастов, обеспечивающих совершенствование нервномышечного аппарата и прирост силы без увеличения мышечной массы, можно
видеть известный метод предельных динамических напряжений, методы изометрических и скоростно-изометрических усилий. Последний совершенствует
способность к переключениям от динамического режима усилий к статическому и наоборот.
При всей убедительности доводов об эффективности скоростно-силовой
тренировки молодым гимнастам следует относиться к ней с большой осторожностью, учитывать специфику возрастных особенностей, не спешить копировать привычки и манеру известных мастеров. Прежде всего следует уяснить, что
сдерживание роста мышечной массы опытными гимнастами в тренировке начинающих не только не разумно, но и противоестественно, ведь организм растет,
развивается. Прирост мышечной массы для юных является первым и главным
условием нарастания силовых возможностей. Скорость же мышечных сокра105
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
щений изменяется независимо от массы и часто уже в подростковом возрасте
достигает максимума [3].
Важной заботой тренера и его юного воспитанника является подтягивание
отстающих мышц, стремление к пропорциональному, гармоничному развитию
мускулатуры. Научные исследования [4] и спортивная практика убеждают, что
мышца (или группа мышц-синергистов) при выполнении специальных упражнений действуют более эффективно, если окружены соразмерно развитой мускулатурой.
К сожалению, гармония развития детей явление редкое. В силу определенных биологических закономерностей развитие систем и функций, а, следовательно, и физических способностей, происходит гетерохронно (разновременно). Этим и объясняется неравномерность рельефа и силовых потенциалов мускулатуры. У школьников младшего возраста, которые приходят в гимнастику,
как правило, лучше развиты мышцы спины, бедер, икроножные и ягодичные
мышцы, сгибатели рук. Значительно слабее мышцы живота, задней поверхности бедер и разгибатели рук. В повседневной жизни они испытывают недогрузку. Но именно эти отстающие мышцы играют важную роль в гимнастике, поэтому укрепление их – одна из основных задач общей и специальной подготовки
начинающих [4–6].
Выбор упражнений – дело важное. Но не следует переоценивать его. Известно, что в период бурного развития организма больших приростов силы можно достичь любыми силовыми упражнениями. В этом универсальное влияние
физических упражнений на растущий организм! В отличие от квалифицированного гимнаста, которому каждый минимальный сдвиг в силе дается с трудом,
требует тщательного подбора специальных средств и методических приемов,
юный гимнаст явно в выгодных условиях. Как видно, дело не столько в умелом
выборе упражнений, сколько в восприимчивости развивающегося организма, в
быстроте адаптационных перестроек.
Высокий уровень силы в гимнастике не самоцель, а средство успешного
освоения спортивной техники, которую с самых первых шагов следует закладывать правильно. Если недостает силы, надо сдерживать естественное желание
поскорее выполнить элемент самостоятельно. Могут закрепиться компенсаторные движения, которые чаще всего квалифицируются как технические ошибки.
В итоге страдает «школа движений», замедляется передвижение по спортивным
квалификационным ступенькам. И если на первых порах запас силы обеспечивает позитивный перенос на техническую подготовку, то со временем, когда
программой предусматриваются более сложные упражнения, требующие мобилизации комплекса силовых способностей, когда важно не просто показать
элемент, а выполнить его мягко, плавно, элегантно – одной силы оказывается
недостаточно, а вносить коррекции поздно. Примеров немало, когда физически
одаренные мальчики и девочки уступают «середнячкам», скрупулезно и последовательно постигающие азы гимнастического искусства.
106
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
Практический опыт, накопленный в Республике Беларусь несколькими поколениями талантливых тренеров (Р. Кныш, В. Дмитриев, В. Хомутов, О. Мищенко, Н. Лискович, С. Шинкарь, Н. Шкарубо, В. Селицкий, А. Баранов, Н. Котов, В. Дойлидов и многие другие) предостерегает против злоупотребления
ускоренными методами развития силовых качеств на этапах начальной подготовки [7, 8].
Некорректное использование средств, преждевременный переход молодых
гимнастов к методам глубоких качественных перестроек в структуре мышц,
ранняя специализация в узколокальных силовых движениях, форсирование событий – все это может нарушить тонкий механизм адаптационных процессов,
негативно повлиять на ход возрастной перестройки функций. И, конечно, не
дать ожидаемых спортивных результатов. Именно поэтому опытные тренеры
обоснованно рекомендуют запастись выдержкой, терпением, видеть перспективу и верить: всему свое время! Придет пора и естественные возрастные факторы
плюс систематические тренировки сделают свое дело – создадут равномерный
силовой фундамент для последующих специализированных воздействий, отвечающих требованиям конкретных упражнений программы многоборья. И не
беда, если некоторое время недостающую силу мышц, например плечевого пояса, спины при освоении «спичака» или «бланша», силу мышц ног при сальто,
компенсируют физическая помощь тренера, партнера или какое-либо нехитрое
техническое приспособление (их создано немало совместными усилиями тренеров и гимнастов). Как ни печально констатировать, но в своем подражании
кумирам молодые гимнасты порой заимствуют не только стиль, манеру, методы, но и «чудодейственные» средства – стимулирующие препараты. «Расцвет»
сомнительных фармакологических средств, явное смещение ее от элитарной
олимпийской сферы в сферу юношеского спорта – одна из опасных тенденций,
которая развращает не только тренера, но и ученика. Самое главное – опасность
для здоровья. На это указывает монография белорусских специалистов В.С. Федоровича и Е.А. Лосицкого «Врачебный и антидопинговый контроль в спортивной медицине». Перегрузка пластичного детского организма – прямой путь к
нервным срывам, травмам, а в более тяжелых случаях – к нарушению обмена
веществ, деятельности эндокринных систем, генетической сферы.
В работе с юными гимнастами вообще не следует рассчитывать на быстрый
результат. Хорошо известен спортивный парадокс: легко и быстро обретаемая
сила также легко и быстро подвержена угасанию [6]. Воспитанная же неспешно на основе глубоких морфофункциональных перестроек с увеличением мышечной массы более стойка и долговечна. Поэтому развитие силовых качеств
в юношеском возрасте должно базироваться, прежде всего, на использовании
фундаментального метода – повторных динамических напряжений [6, 9]. Умеренные по интенсивности серии возрастающих объемов нагрузок до утомления,
с достаточными для отдыха и восстановления интервалами, активизируют кровообращение и обменные процессы в тканях, обеспечивают рост массы мышц и
силовых возможностей, предохраняя от перенапряжений и перегрузки нервной
107
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
системы. Думается, здесь уместно подчеркнуть, что понятие «нагрузка» – не
просто количество выполняемых упражнений (или даже их плотность в единицу
времени), как иногда трактуют его в практике. Нагрузка определяется реакцией
организма. Один и тот же объем силовых движений имеет разную «стоимость»
в зависимости от функционального состояния организма. Как показывают исследования [10, 11], во избежание перенапряжений в учебно-тренировочном
процессе следует не только учитывать объем применяемых подготовительных
упражнений, но и «функциональный фон», внося упреждающие коррекции в
содержание двигательной программы ежедневно перед силовой нагрузкой.
Перегрузки особенно опасны в переходный период (11–13 лет). За бурным
ростом тела в длину не поспевают перестройки систем вегетативного обеспечения. Кровеносные сосуды удлиняются, сужается их просвет. Перегрузка сердца
может сопровождаться повышением кровяного давления (так называемая юношеская гипертония). Такие примеры в практике юношеского спорта, как и примеры использования допингов, не должны иметь места, так как противоречат
гуманной, благородной миссии спорта.
В плане практической реализации методических правил развития силовых
качеств актуальным является вопрос изыскания благоприятных для этого условий в режиме учебно-тренировочного процесса. Анализ многолетней спортивной практики свидетельствует, что развитие силовых качеств, как правило,
смещается в заключительную часть тренировочного занятия. В принципе это
вполне обоснованно, если учесть, что лучшее время должно отводиться решению основных задач технической подготовки. Но можно взглянуть на проблему с иной точки зрения. Если учесть, что воспитание специальных силовых
качеств, необходимых, к примеру, для фиксации трудных статических поз (горизонтальный упор, упор руки в стороны вниз головой на кольцах и др.) и силовых перемещений связано с выработкой тонких силовых дифференцировок,
станет очевидным, что опора только на традиционные методические правила не
удовлетворяет. Видимо, нужно учитывать, что развитие способности проявлять
тончайшие межмышечные координации в сверхсложных статических элементах или соразмерных с требованиями контрастной динамики усилий маховых
элементах (например, в соскоках повышенной сложности с комбинированными вращениями тела в пространстве) осуществляются на той же основе, что и
становление двигательного навыка [10–12]. На фоне утомления (к концу тренировки) натруженные работой мышцы, забитые продуктами метаболического обмена, оказываются недостаточно лабильны и восприимчивы. Вероятно, по этой
причине для многих гимнастов существует проблема освоения суперсложных
силовых элементов, элементов с мгновенной сменой режима мышечной активности (динамико-статика). Каков же выход из положения? Видимо, он заключается в поиске условий, облегчающих формирование навыков силовых дифференцировок. Экспериментально подтверждены некоторые нетрадиционные
подходы. Они в рассредоточении применяемых средств силовой тренировки, в
дроблении доз воздействия.
108
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
Дробление силовых нагрузок (по принципу «понемногу, но чаще») в подготовке юных гимнастов, с физиологической точки зрения, вполне приемлемо, так
как создает благоприятную основу для окислительно-восстановительных процессов, и аргументирует использование в структуре обучения и тренировки режима двухразовых, а в условиях учебно-тренировочных сборов национальных
команд даже трехразовых занятий в день. Поскольку формирование специальных силовых качеств и двигательных навыков в упражнениях на снарядах лучше всего осуществляется на свежие силы, поиск возможностей для разумного
сочетания видов подготовки обогатил спортивную технологию такими находками, как выделение для этих целей в недельном цикле одного дня, а в рамках годового цикла даже одного-двух учебно-тренировочных сборов по специальной
физической подготовке [2, 7].
Сформулируем некоторые общие методические правила, которые обеспечивают оздоровительно-развивающую направленность подготовки юных гимнастов:
1. Избегать максимализма во всем – в разовых силовых напряжениях, суммарных дозировках (занятие, недельный микроцикл и т. д.).
2. Отказаться от злоупотребления высокоинтенсивными средствами и методами.
3. Вместо чрезмерно интенсивных занятий лучше использовать увеличение
их числа, снижение темпа, дробление доз силовых нагрузок (особенно скоростно-силового характера). Полезно практиковать локальные нагрузки с местным
мышечным утомлением (силовые упражнения в положениях сидя, лежа – без
перегрузки вегетативной системы).
4. Щадить развивающийся организм. Не позволять исчерпать ресурсы (прежде всего нервные) задолго до того времени, когда они понадобятся и обеспечат плавный переход к высокоинтенсивным тренировочным режимам взрослых
гимнастов.
5. Шире использовать природные факторы – открытый воздух, вода, активный отдых как средство переключений. Неслучайно после летних каникул, проведенных в организованных спортивно-оздоровительных лагерях на природе
при высокой общедвигательной активности, четком режиме и положительных
эмоциях, у детей отмечают хорошие результаты и в развитии и в спортивных
достижениях.
1. Укран, М.Л. Методика тренировки гимнастов / М.Л. Укран. – М.: Физкультура и
спорт, 1971.
2. Шинкарь, С.С. Основные аспекты современной системы подготовки гимнастов экстра-класса / С.С. Шинкарь, Г.В. Индлер, В.М. Миронов // Материалы науч. конф. АФВиС
РБ. – Минск, 1994.
3. Фарфель, В.С. Физиология человека / В.С. Фарфель. – М.: Физкультура и спорт, 1987.
4. Менхин, Ю.В. Физическая подготовка в гимнастике / Ю.В. Менхин. – М.: Физкультура и спорт, 1989.
109
Б
ГУ
Ф
К
5. Лесив, Г.Г. Обучение сложным упражнениям на кольцах на основе управления ведущими режимами мышечной деятельности и учета силовой подготовленности гимнастов
старших разрядов: дис. … канд. пед. наук / Г.Г. Лесив. – Минск, 1991.
6. Гужаловский, А.А. Развитие двигательных качеств у школьников / А.А. Гужаловский. – Минск: Народная асвета, 1978.
7. Миронов, В.М. Технология физической и функциональной подготовки в гимнастике /
В.М. Миронов. – Минск: БГАФК, 2007.
8. Верхошанский, Ю.В. Основы специальной силовой подготовки в спорте / Ю.В. Верхошанский. – М.: Физкультура и спорт, 1977.
9. Морозевич, Т.А. Базовая подготовка юных акробатов / Т.А. Морозевич, В.М. Миронов. – Минск: АФВиС РБ, 1996.
10. Волков, А.В. Планирование тренировочных нагрузок при развитии мышечной силы
в связи с периодическими изменениями функциональной готовности двигательного аппарата
спортсмена: автореф. дис. … канд. пед. наук / А.В. Волков. – М., ГЦОЛИФК, 1970.
11. Дражина, И.В. Интенсификация подготовки начинающих акробатов на основе оперативного контроля за функциональным состоянием и ростом спортивных результатов: автореф. дис. … канд. пед. наук / И.В. Дражина. – Минск, 1984.
12. Трещева, О.Л. Распределение средств физической подготовки в занятиях юных гимнасток / О.Л. Трещева // Гимнастика: сб. статей, 1982.
ри
й
Поступила 27.05.2014
БАЗА СОРЕВНОВАТЕЛЬНЫХ УПРАЖНЕНИЙ АКРОБАТОВ
по
зи
то
Т.А. Морозевич-Шилюк, канд. пед. наук, доцент,
Белорусский государственный университет физической культуры
Ре
Определено, что основой соревновательных упражнений акробатов является вращательная база, т. е. определенная совокупность вращательных
движений вокруг фронтальной, вертикальной и сагиттальной осей пространственной системы координат, способная при освоении порождать сложные
разнонаправленные многократные вращения. Пробелы в технической подготовке на этапах начальной и предварительной базовой подготовки являются
слабо компенсируемыми. Недопонимание этого фактически программирует
отставание наших спортсменов от основных соперников на главных стартах
акробатов Европы и мира.
THE BASIS OF COMPETITIVE EXERCISES OF ACROBATS
It is determined that the basis of competitive exercises of acrobats is a rotational
base, i.e. a certain set of rotational movements around the frontal, vertical, and sagittal
axes of coordinate space that in the process of mastering can generate complex multidirectional multiple rotations. Gaps in technical skills in primary and pre-basic training
are poorly compensable. Misunderstanding of this factor actually programs our athletes’
lagging from the main competitors at the principle European and world starts.
110
Соревновательные упражнения акробатов представляют собой упражнения
трех типов – балансовое, вольтижное и комбинированное. Балансовое упражнение состоит из элементов, связанных преимущественно с проявлением функции
равновесия, силы и гибкости, вольтижное – из элементов, содержащих фазу полета и различные виды сальто. В комбинированном упражнении используются элементы балансового и вольтижного характера. Множество используемых
элементов фактически определяется Таблицами трудности [1]. Несмотря на это
многообразие, структурный анализ упражнений всех трех типов, выполняемых
на соревнованиях высшего ранга, показывает, что их основу составляют различного рода вращения. Примером тому являются соревновательные упражнения
лидеров мирового рейтинга 2013 г. [2] (таблица 1).
Ф
К
Таблица 1 – Содержание элементов с вращением в соревновательных упражнениях лидеров
мирового рейтинга 2013 г.
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Упражнение
Всего
балансовое
вольтижное
комбинированное элементов
Вид
с вращениэлеменэлеменкол-во
кол-во
кол-во
элементов
акробатики
ем в трех
тов с
тов с
элеменэлеменэлемен- с враще- упражневращевращетов
тов
тов
нием (%) ниях (%)
нием (%)
нием (%)
22
59
19
100
23
74
78
Смешанная пара1
2
8
75
13
92
14
86
84
Женская пара
21
100
21
100
20
100
100
Женская тройка3
Среднее количество элементов с вращением в соревновательных упражнениях
87
представителей разных видов акробатики
Примечания
1
Рог Гонкало, Оливиера Леонор (Rogue Goncalo, Oliviera Leonor) – Португалия;
2
Снел Ники, Де Смедт Элин (Snel Nikki, De Smedt Eline) – Бельгия;
3
Сан Ван Овербергхе, Лаура Скхулер, Камея Ван Бетсругге (San Van Overberghe, Laure
Schollier, Camea Van Betsbrugge) – Бельгия.
Ре
Очевидно, что высокий процент элементов с вращением в вольтижном
упражнении (от 92 до 100 % в зависимости от вида акробатики) объясняется
самим названием упражнения (вольтиж – от фр. voltiger – порхать).
Однако следует отметить, что и в балансовом упражнении, как бы это не
казалось парадоксальным на первый взгляд, наблюдается явное преобладание
вращательных движений (от 59 до 100 %), таких как выходы в стойку силой (2/4
вращения вокруг поперечной оси), подсечки, каприоли, диамидовские повороты, силовые перемещения из стойки в горизонтальный упор на локте, в горизонтальное равновесие, в фигурные стойки типа мексиканка, ивушка и т. п.
Это же подтверждает и анализ генеральной совокупности акробатических
элементов Таблиц трудности. Например, Таблицы трудности 2013–2016 гг. для
всех видов пар (женских, мужских, смешанных) представлены графическим
описанием 142 057 элементов. При этом 141 072 элемента (99 %) содержат вращение вокруг одной или нескольких осей (таблица 2).
111
Таблица 2 – Содержание элементов с вращением в Таблицах трудности (для пар) 2013–2016 гг.
Вид акробатики
Без вращения (кол-во)
С вращением (кол-во)
Доля элементов с вращением от
общего числа элементов (%)
Балансовые элементы
629
3710
Вольтижные элементы
356
137362
83
99,7
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
Факт того, что основу деятельности акробатов составляют вращательные
движения различной степени сложности, во многом определяет содержание
технической подготовки акробатов на всех этапах многолетней тренировочной
деятельности. Оно должно обеспечивать освоение разнообразных вращений в
опорных и безопорных положениях. А для этого крайне важным является развитие связанных с этим функций организма спортсменов и их двигательных
способностей, в частности точности дифференцировки движений во времени
и пространстве и вестибулярной устойчивости. По мнению специалистов [3],
уровень развития этих способностей находится в прямой зависимости с качеством выполнения сложных элементов, насыщенных вращениями и скоростью
формирования двигательных навыков.
Профессор В.Н. Болобан утверждает, что совершенствование вестибулярной функции средствами акробатики проходит наиболее успешно в возрасте
8–10 лет [4]. Поэтому специальная тренировка вестибулярного анализатора уже
на начальном этапе тренировочной деятельности становится необходимой и целесообразной.
Автором ранее было доказано, что акробаты, обладающие высоким уровнем
развития координационных способностей (в частности скорости двигательной
реакции и вестибулярной устойчивости), быстрее осваивают учебный материал,
допускают меньше ошибок при выполнении элементов [5]. Видимо, поэтому
опытные тренеры, закладывая у воспитанников общедвигательный фундамент,
стремятся заблаговременно выработать у них устойчивые реакции на простейшие и сложные формы вращений, рассчитывая на ускорение темпов роста спортивно-технических достижений.
Необходимость формирования соответствующей «вращательной базы» как
базы соревновательных упражнений была учтена и при разработке действующей
классификационной программы для юношеских и взрослых разрядов. В ней сохранено определенное ранее соотношение вращательных нагрузок вокруг фронтальной (поперечной, горизонтальной, переднее-задней), вертикальной (продольной) и сагиттальной осей пространственной системы координат – 13:3:1 [6].
Общий объем вращательных движений в действующей классификационной программе составляет от 41 до 68 % в зависимости от вида акробатики.
С ростом уровня подготовленности объем нагрузки на вестибулярный аппарат
возрастает, что соответствует реальной картине, наблюдаемой в практике подготовки и выступлениях спортсменов на соревнованиях.
Указанная неравномерность распределения вращений вокруг различных
осей (13:3:1) объясняется рядом причин, в частности тем, что в ходе многолет112
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
ней подготовки и продвижения по «классификационной лестнице» необходимо
формирование навыков, связанных с обучением техническим действиям, таким
как хваты, броски, ловли, балансирование партнеров. Только обучившись этим
действиям, партнеры могут выполнять парно-групповые элементы, содержащие
сложные вращения, а это процесс длительный, связанный, в том числе с развитием силовых способностей спортсменов. Кроме того, появление в элементах
акробатов винтового вращения (вращения вокруг вертикальной оси) возможно
только после освоения вращений по сальто, т. е. вокруг поперечной оси, поскольку винтовое вращение «накручивается» на гладкое [7]. Этим объясняется и
то, что преобладание вращения вокруг фронтальной оси до последнего времени
являлось устойчивым и лежало в основе подготовки акробатов.
В ходе развития вида спорта и сложности соревновательных упражнений за
десятилетний период произошла смена приоритетов. Начиная с 2013 г. выполнение только однонаправленных вращений (вокруг одной оси и в одном направлении) даже многократных (двойных и тройных сальто) оказалось недостаточным
для завоевания высоких мест на крупнейших соревнованиях. Успеха добились
спортсмены, способные сочетать в одном элементе вращение вокруг нескольких
осей пространственной системы координат. Например, вокруг фронтальной и вертикальной, выполняя двойное сальто назад прогнувшись с поворотом на 360°.
Причем победителями и призерами чемпионата Европы 2013 года (Одивелаш,
Португалия, 20–26 октября) стали те, кто максимально наполнил свои упражнения элементами, сочетающими вращения вокруг нескольких осей, кто был способен выполнять сложные разнонаправленные многократные вращения, или, по
Ю.К. Гавердовскому [8], вращения вокруг мгновенной оси. Особенно ярко это
проявилось в выступлениях смешанных, женских и мужских пар.
Белорусские акробаты оказались не готовыми к такому повороту событий.
Отчасти причиной проявления отставания стало одно из следствий реорганизационных изменений. Выведение из числа видов акробатики прыжков на акробатической дорожке привело к структурному изменению подготовки спортсменов: значительно снизился процент прыжковой подготовки, составляющей основу обу­чения вращательным движениям [9].
Для устойчивого сохранения лидерства актуальным и крайне важным является понимание того, что в ходе продвижения акробатов по этапам многолетней тренировочной деятельности соотношение вращений должно изменяться в
сторону увеличения вращений вокруг вертикальной оси. Последнее достигается,
в первую очередь, включением в тренировочный процесс упражнений на батуте
и так называемой обкрутки. Причем обкрутки особой сложности, обеспечивающей формирование умения выполнять вращения с разным углом поворота, измеряемым традиционно в градусах или, по международным правилам, в четвертях1.
 В градусах измеряются углы, кратные полному углу, т. е. кратные 360° (360°, 720°,
1080° и т. п.) либо кратные его четверти, т. е. кратные 90° (по В.П. Коркину [10], полные либо
неполные вращения). В четвертях – соответственно 4/4, 8/4, 12/4 и т. п. или, например, 2/4,
5/4 и т. п.
113
1
по количеству вращений
по
зи
то
по осям вращения
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
Умение выполнять такие вращения необходимо, поскольку многие акробатические элементы, даже те, которые предполагают вращение по сальто, выполняются с приземлением на живот, на спину, в стойку, а также в различные, специфичные
для акробатики положения (например, «в рыбку», в вис и т. п.).
Создаваемый для этого тренировочный процесс, безусловно, должен строиться не только на принципах индивидуализации и дифференциации, но и с учетом прогноза развития акробатики.
Так, согласно анализу 52 описаний соревновательных программ представителей 14 стран, принимавших участие в XXI чемпионате Европы (5–9.11.2003 г.,
г. Зелена Гура, Польша), во взрослой возрастной категории (параграф 3.2), акробаты верхние смешанных пар исполнили в упражнениях 26 разновидностей
вращенией, женских троек – 24 вида, в упражнениях женских пар – 20 разновидностей вращений. В мужских парах и четверках верхние партнеры выполнили соответственно 14 и 15 видов вращений. При этом в вольтижных элементах, выполненных акробатами смешанных пар на указанных соревнованиях,
преобладали неполные (79,2 %), смешанные2 (61,5 %) вращения; верхние троек
и женских пар в равной степени использовали в упражнениях однородные и
смешанные вращения, при этом предпочтение было отдано неполным сальто
(63,6 и 70,6 % соответственно); в работе верхних мужских пар также преобладали неполные вращения (60 %), но чаще выполнялись однородные (57,1 %);
в соревновательных программах четверок верхними преимущественно исполнялись полные (61,5 %) и смешанные (60 %) вращения (рисунок).
Ре
Рисунок – Типы вращений, выполняемых верхними партнерами в различных видах
акробатики
В 2013 и 2014 гг. ситуация претерпела значительные изменения и явно
проявилась тенденция к существенному увеличению объема полных вращений
(сальто с многократным вращением в соскок, в руки, в плечи, из стойки в стойку, с решетки на решетку) в соревновательных упражнениях лидеров мировой
акробатики (таблица 3), что свидетельствует о значительном усложнении выполняемых элементов.
 Смешанные вращения по В.П. Коркину [10] – элементы, содержащие вращение вокруг
нескольких осей.
114
2
Таблица 3 – Вклад полных вращений в общий объем элементов в вольтижных соревновательных упражнениях ведущих акробатов мира
Вид
акробатики
ЖП
МП
СмП
Тройки
Четверки
Чемпионат Европы 2013
(Португалия)
пол- непол- однородсменые
ные
ные
шанные
86
14
71
29
44
56
67
33
43
57
70
30
56
44
78
22
86
14
71
29
полные
90
41,5
68,5
67
Кубок мира 2014
(Португалия)
непол- однородсменые
ные
шанные
53
47
10
60
40
58,5
66
34
46,5
71,5
28,5
33
56
44
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
Таким образом, реализация при подготовке спортсменов нашей страны существующих программ, предполагающих выполнение вращательных движений
преимущественно вокруг фронтальной оси (по сальто), не обеспечивает в полной мере подготовку, соответствующую современным международным требованиям. Недостаточное использование вращений вокруг вертикальной оси (по
пируэту), фактически программирует отставание наших спортсменов от основных соперников на главных стартах. Этот важный вывод следует учесть при
определении содержания подготовки спортсменов.
Для устранения возникших проблем следует, не дожидаясь изменения
классификационной программы для юношеских и взрослых разрядов, включать
в подготовку акробатов различные элементы, в том числе простейшие, и движения с вращениями вокруг вертикальной и сагиттальной осей, а также связки и
комбинации этих элементов и движений. Поскольку, как было отмечено ранее,
функции вестибулярного аппарата лучше всего совершенствуются на начальных этапах многолетней подготовки, делать это необходимо как можно раньше.
При этом следует понимать:
1. Использование многообразия двигательных действий является одной
из основных методических особенностей развития координационных способностей [10, 11], что важно для акробатики, как сложнокоординационного вида
спорта.
2. Адекватные разнообразные учебные упражнения обеспечивают формирование вариативного двигательного навыка, закладывая на будущее основания
для освоения профилирующих компонентов. Они же являются средством профилактики «заскоков» (случаев спонтанной, неосознаваемой спортсменом замены необходимого двигательного действия, элемента, на другое) и ригидности
двигательного навыка, которую профессор Ю.К. Гавердовский определяет как
тормозящий фактор, радикально препятствующий расширению технического
мастерства спортсмена [8].
3. Эффективность тренировочного процесса существенно повышается,
если целью начального этапа подготовки является не разучивание простых
прыжков, а освоение динамической структуры отталкивания, типичной для
115
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
сложных прыжков [12]. Это важно при разучивании базовых элементов структурных групп.
4. На этапе спортивного совершенствования возникают противоречия в
системе движений, тормозящие рост сложности упражнений. Нередко ошибки
проявляются при соединении элемента с элементом, в связи с неправильным пониманием базовой структуры техники акробатических упражнений, неверным
восприятием собственной позы в пространстве, при недостаточном учете феномена функциональной асимметрии [13].
5. «Практика показывает, что противоречия в движениях, лавинообразно
нарастающие ошибки в технике упражнений встречаются в тех случаях, когда
у занимающихся не создан фундамент управляемой двигательной активности,
складывающейся из упражнений общеразвивающего профиля, «школы движений», базовой и специальной технической подготовленности, когда проявляется
торопливость в обучении и даже эксплуатируются природные качества юных
спортсменов» [14, С. 189].
6. Требования по проведению разнонаправленной вращательной подготовки лежат в русле современной теории развития координационных способностей.
Причем повышение объема упражнений с вращением вокруг вертикальной и
сагиттальной осей, подтягивание их к уровню доминирующих вращений могут
стать компонентом творческого поиска новых оригинальных форм вольтижных
элементов, контрастных по ритмическому рисунку соединений (с контрвращением, использованием необычных плоскостей перемещения тела в полете и
т. п.).
7. Вращательные элементы, являясь базой соревновательных упражнений,
не обеспечивают в полной мере решение соревновательных задач. Для их решения необходимо системное проектирование упражнений. При этом акцент в
структуре последних должен все-таки быть смещен в сторону разнонаправленных вращений.
Ре
1. Acro Tables of Difficulty [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.figgymnastics.com/vsite/vnavsite/page/directory/0,10853,5187-188050-205272-nav-list,00.html.
–
Дата доступа: 15.04.2014.
2. Acrobatic World Ranking [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.figgymnastics.com/vsite/vnavsite/page/directory/0,10853,5187-196636-213859-nav-list,00.html.
–
Дата доступа 01.02.2013.
3. Шинкарь, С.С. Организационно-педагогические основы системы подготовки гимнастов высокой квалификации в условиях училища олимпийского резерва: дис. … канд. пед.
наук: 13.00.04 / С.С. Шинкарь. – Минск, 1994. – 185 с.
4. Болобан, В.Н. Спортивная акробатика. – Киев: Выща школа, 1988. – 168 с.
5. Morozevich, T. Effect of Training Exercise on Sensomotor Latency in Girl Acrobats /
T. Morozevich // Biology of Sport. – 2000. – № 1, Vol. 17. – Р. 57–61.
6. Миронов, В.М. Объем вращательных нагрузок в классификационных упражнениях акробатов / В.М. Миронов, Т.А. Морозевич, А.В. Коркина // Ученые записки: сб. науч.
тр. / Акад. физ. восп. и спорта Респ. Беларусь. – Минск: Четыре четверти, 2000. – Вып. 3. –
С. 136–142.
7. Скакун, В.А. Акробатические прыжки / В.А. Скакун. – Ставрополь, 1990. – 222 с.
116
Б
ГУ
Ф
К
8. Гавердовский, Ю.К. Обучение спортивным упражнениям. Биомеханика. Методология. Дидактика / Ю.К. Гавердовский. – М.: Физкультура и спорт, 2007. – 912 с.
9. Гавердовский, Ю.К. Техника гимнастических упражнений: популярное учеб. пособие / Ю.К. Гавердовский. – М.: Терра-Спорт, 2002. – 512 с.
10. Лях, В.И. Взаимоотношения координационных способностей и двигательных навыков: теоретический аспект / В.И. Лях // Теория и практика физической культуры. – 1991. –
№ 3. – С. 31–36.
11. Платонов, В.Н. Система подготовки спортсменов в олимпийском спорте. Общая теория и ее практические приложения / В.Н. Платонов. – Киев: Олимпийская литература, 2004. –
808 с.
12. Макаров, Н.В. Биомеханические закономерности формирования механизма отталкивания спортсмена от упругой опоры (на примере прыжков на батуте и в воду) / Н.В. Макаров. – Ленинград, 1982. – 202 с.
13. Оцупок, А.П. Методика обучения упражнениям спортивных видов гимнастики и
прыжков на батуте с учетом феномена функциональной асимметрии: автореф. дис. … канд.
пед. наук / А.П. Оцупок. – Киев, 1984. – 23 с.
14. Болобан, В.Н. Регуляция позы тела спортсмена: монография / В.Н. Болобан. – Киев:
Олимпийская литература, 2013. – 232 с.
Поступила 20.06.2014
ри
й
ИНДИВИДУАЛЬНАЯ ПРОГРАММА ДЛЯ ПОВЫШЕНИЯ
СПОРТИВНОГО МАСТЕРСТВА СТУДЕНТА-БОРЦА
по
зи
то
С.В. Новаковский, д-р пед. наук, профессор,
Уральский федеральный университет им. первого Президента России
Б.Н. Ельцина (г. Екатеринбург),
Е.Ф. Жданкина, канд. пед. наук, доцент,
Институт физической культуры, спорта и молодежной политики
(г. Екатеринбург)
Ре
Повышение эффективности спортивного совершенствования студентов,
занимающихся греко-римской борьбой с использованием индивидуальных программ.
INDIVIDUAL PROGRAM FOR SPORTS SKILL IMPROVEMENT
OF A STUDENT-WRESTLER
Improvement of sports efficiency perfection of students involved in Greco-Roman
wrestling by individual programs implementation.
Сохранение и укрепление здоровья студентов, формирование у них потребности в физическом совершенствовании и здоровом образе жизни являются основными задачами образовательных учреждений всех типов. Процесс
физического воспитания в вузе, как и весь учебный процесс, регламентирован
117
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
и обеспечен документами федерального уровня (приказ Министерства образования Российской Федерации от 1 декабря 1999 г. № 1025, примерная учебная
программа, государственный образовательный стандарт). Таким образом законодательно созданы предпосылки для укрепления здоровья студентов, повышения качества физического воспитания в вузах. Для эффективной постановки физического воспитания в образовательных учреждениях страны требуются
современные программы физического воспитания с использованием новейших
технологий, форм и методов физкультурно-спортивной работы в вузах.
Технический прогресс снял значительную долю физических нагрузок на
организм, что выдвинуло пагубную для человека проблему века – гиподинамию.
Человек, привыкший к незначительным нагрузкам, не сможет вынести внезапных физических нагрузок, которые окажутся для него дистрессорными [9],
а значит губительными. Молодые люди, учитывая этот фактор, должны помимо
основной производственной деятельности (особенно если она малоподвижна),
заниматься физической культурой как средством, стимулирующим все функциональные структуры, перестраиваться, ориентируясь на большие нагрузки [2].
Целенаправленное физкультурно-оздоровительное воздействие на сердечно-сосудистую, дыхательную, нервную системы возможно лишь в процессе работы
мышц и суставов.
Физическая культура и спорт являются наиболее действенным средством
в борьбе с гиподинамией [3, 8]. Участие студента-спортсмена в учебно-тренировочном процессе и соревнованиях ставят физическую культуру, и в особенности спорт, на одно из первых мест среди средств по снятию социально-психологической напряженности и направлению излишней адаптационной энергии
в безопасное и полезное для общества русло [11, 13].
Если стресс является стимулятором для адаптации организма и его психики к сложным условиям среды, то дистресс может привести к гибельному
разрушению биологической системы [9]. Так, ступор наступает, когда человек
в условиях надвигающейся опасности теряет способность двигаться. Для предотвращения случаев такого реагирования лучшим средством является единоборство, поскольку оно постепенно, в щадящих режимах, готовит человека к
перенесению больших физических и психологических нагрузок в конфликтных условиях. Оно является наиболее действенной частью боевых искусств
так же, как спорт является наиболее эффективной частью физической культуры [1, 5].
Каждый человек может выбрать для себя наиболее психологически привлекательный вид единоборства, но если рассматривать эти виды с позиции подготовки для дальнейшего расширения своих умений и навыков, то греко-римская
борьба является наиболее удобной для создания оптимальной базы к участию в
любом виде спортивной борьбы и во всех разновидностях современного рукопашного боя. Связано это с тем, что в греко-римской борьбе преобладают приемы, проводимые из плотных захватов (обхватов), возникающих в ходе рукопашного боя.
118
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
В связи с необходимостью сужения индивидуального технико-тактического арсенала [7], борцу необходимо владеть способностью противостоять противникам, использующим различные тактические стили и способы ведения поединка, что не находит отражения в программах и методических рекомендациях
для этапа спортивного совершенствования.
Обостряющаяся конкуренция на мировой спортивной арене требует научно
обоснованных подходов к организации индивидуальной тактической подготовки на этапе спортивного совершенствования.
Основой техники греко-римской борьбы является совокупность рациональных, разрешенных правилами действий-приемов, используемых спортсменами
для достижения победы. Прием борьбы представляет собой единое (целостное)
действие, состоящее из отдельных простых (элементарных) движений, соединенных между собой в пространстве и времени [11].
В зависимости от сложности технического действия и способа сочетания
движений во времени прием может быть разделен на различное количество фаз.
Количество же элементарных движений в структуре приемов тоже не всегда остается постоянным, иногда некоторые из них могут быть заменены на другие, а иногда могут отсутствовать [12].
Известно, что технико-тактическое совершенствование – это процесс овладения комплексом взаимосвязанных элементов, каждый из которых должен
быть доведен до высокой степени автоматизма. Если борец владеет большим
числом освоенных элементов, тем значительнее его потенциальные возможности. Согласованность элементов во всех случаях должна быть динамичной, гибкой и надежной. Технико-тактическая подготовка является основой мастерства
борца. Владение достаточным арсеналом отдельных операций (перемещение,
захваты, рывки и т. п.) и их комплексное применение (приемы атаки, защиты,
контратаки, выведение из равновесия, угрозы и других отвлечений соперника) является неотъемлемой частью технико-тактической подготовки студентаспортсмена [4]. Техника борьбы включает операции в стойке и партере, которые
должны быть освоены до автоматизма, так как борьба быстротечна и соперник
не позволяет особенно раздумывать.
В греко-римской борьбе заметна тенденция к многообразию усложняющихся технических средств спортсменов, которые применяются и закрепляются благодаря находкам новых эффективных действий выдающимися борцами
и тренерами, а также способствуют формированию сложнейших атакующих
комбинаций. Ю.Ю. Крикуха считает, что «… на этапе спортивного совершенствования метод учебного урока теряет свое преимущество, предполагаем, что
наиболее эффективным будет метод проблемного обучения, занятия в индивидуальном поиске» [6].
Проблема совершенствования технико-тактической подготовки студентовборцов может быть успешно решена с помощью научно обоснованных подходов к организации индивидуальной тактической подготовки на этапе спортивного совершенствования.
119
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
Цель исследования – повышение эффективности технико-тактической
подготовки студентов-спортсменов в учебно-тренировочных занятиях на основе использования индивидуальной программы.
Задачи исследования:
1. Выявить функциональное состояние сердечно-сосудистой системы студентов, специализирующихся на греко-римской борьбе.
2. Разработать индивидуальную программу по повышению спортивного
мастерства студента-борца.
3. Опытно-экспериментальным путем проверить эффективность индивидуальной программы.
Учебно-тренировочные занятия по греко-римской борьбе проводились в
специально оборудованном спортивном зале. В эксперименте принимало участие 28 студентов-борцов различной квалификации, специализирующихся по
греко-римской борьбе.
В эксперименте, проведенном в течение одного семестра, участвовали студенты первого курса. В экспериментальную группу вошли 15 человек, в контрольную – 13 человек. В контрольной группе занятия проводились по базовой программе. Занятия в экспериментальной группе проводились по той же
программе, но с одновременным освоением технико-тактических действий в
порядке возрастания их трудности и разработкой индивидуальной программы.
Составление индивидуальных программ основывалось на показаниях тестирования и способности правильного выполнения упражнений при увеличении
нагрузки, а также индивидуальная программа включала подбор специальных
упражнений и их дозировку. Упражнения и уровень нагрузки подбирались в
зависимости от уровня физической подготовленности и спортивного мастерства студентов-борцов. Сначала давались варианты упражнений с небольшими
нагрузками и постепенно повышающейся сложностью индивидуальных программ. Кроме силовых упражнений использовались специальные упражнения,
предназначенные для улучшения подвижности суставов, эластичности мышц,
связок и сухожилий. Большое значение имело определение состояния опорнодвигательного аппарата: гипертонуса различных мышечных групп, ригидность
связочного аппарата позвоночника и суставов, подвижность и объем движения
суставов. После получения данных медицинского осмотра определялся набор
упражнений для работы в зале, отмечались акценты программы. С целью определения результативности решения поставленных задач на протяжении всей
опытно-экспериментальной работы велись и анализировались индивидуальные
карты студентов-борцов. Общее количество и время занятий в зале в обеих группах было одинаковым – 2 раза в неделю по 60–90 минут.
Технические элементы, выполняемые в стойке, изучались в такой последовательности: маневрирование, сближение, захваты ног со сваливанием и контрприемы от них, переводы и контрприемы от них, сбивания и контрприемы от
них, броски и контрприемы от них. Студенты-борцы должны были преодолевать
сопротивление соперника и предотвращать попытки контратаки, в таких ситу120
ациях выполнение каждого технико-тактического действия осуществлялось в
определенной последовательности различных мышечных групп, активного использования веса, инерции, рычагов тела для создания пары сил, предельного
внимания, готовности в любой момент изменить способ и направление атаки.
Для проверки результативности разработанной индивидуальной программы, а также выявления оздоровительного и тренировочного эффекта занятий,
использовался тест – бег на 3 км, направленный на развитие аэробно-анаэробной выносливости борцов.
Методика проведения теста: бег по внутренней дорожке стадиона, круг
400 метров.
Май
11,45±0,28
11,11±0,45
Ф
Сентябрь
12,36±0,14
12,40±0,11
Б
ГУ
Группы
Контрольная
Экспериментальная
К
Таблица 1 – Результаты тестирования – бег на 3 км
P
<0,03
<0,04
по
зи
то
ри
й
В беге на 3 км студенты контрольной группы показали средние результаты
на уровне экспериментальной группы, что подтверждает известные данные о
положительном влиянии занятий греко-римской борьбой на развитие двигательного аппарата и кардиореспираторную систему, обеспечивающие проявления
быстроты и выносливости.
Для оценки функционального состояния сердечно-сосудистой системы
студенты выполняли тест Руфье [12]. Методика проведения теста: в положении
сидя за 15 с (Р1), подсчитывается пульс, затем выполняются 30 приседаний за
45 с. Пульс подсчитывается за 15 с (Р2) после выполнения приседаний и в последние 15 с (Р3) первой минуты периода восстановления.
Таблица 2 – Оценка работоспособности сердца
Функциональное состояние
сердечно-сосудистой системы
Атлетическое сердце
Очень хорошее сердце
Хорошее сердце
Сердечная недостаточность средней степени
Сердечная недостаточность сильной степени
Ре
Индекс Руфье
Менее 0
0,1–5
5,1–10
10,1–15
15,1–20
Оценка
Отлично
Отлично
Хорошо
Удовлетворительно
Плохо
На первом этапе выявлено функциональное состояние сердечно-сосудистой системы, индексом Руфье – 6,0, который показал, что в среднем у занимающихся – «хорошее сердце».
Учебные и тренировочные схватки, в зависимости от насыщения их технико-тактическими элементами и темпа, проводились с любой, необходимой в
121
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
данный момент борцу, интенсивностью. На втором этапе в результате проведенной работы и составления индивидуальных программ, направленных на повышение спортивного мастерства индекс Руфье составил – 0,5 («очень хорошее
сердце»).
Проведение индивидуальной технико-тактической подготовки на этапе
спортивного совершенствования существенно повышает эффективность соревновательных тактико-технических действий и уровень адаптации к изменяющимся условиям при применении противником разнообразных методов воздействия и стилей ведения единоборства.
Таким образом, установлено, что эффективность разработанной индивидуальной программы проведения занятий, при использовании большого разно­
образия движений, по сравнению с обычным, способствует осознанному усвоению двигательных действий, выработке необходимого двигательного навыка,
что позволяет повысить тренировочный эффект занятий, подтверждаемый ростом силовых способностей и выносливостью. Рационально организованные
занятия греко-римской борьбой повышают уровень сознательного отношения к
учебно-тренировочным занятиям, что, в свою очередь, положительно влияет на
процесс физической и технико-тактической подготовленности студентов-борцов. В построении учебного процесса по дисциплине «физическая культура»
может быть использована современная инновационная технология его проведения, ориентированная на состояние здоровья занимающихся, обеспечивающая
более индивидуализированный подход к его построению и эффективность реализации. Перечисленные данные свидетельствуют о необходимости разработки индивидуальных программ по повышению спортивного мастерства борцов,
а также могут быть применены и в других видах спорта.
Ре
1. Алиханов, И.И. Техника и тактика вольной борьбы / И.И. Алиханов. – 2-е изд., перераб., доп. – М.: Физкультура и спорт, 1986.
2. Анохин, П.К. Философские аспекты теории функциональной системы. Избранные
труды / П.К. Анохин. – М.: Наука, 1978.
3. Бальсевич, В.К. Концепция альтернативных форм организации физического воспитания детей и молодежи / В.К. Бальсевич // Физическая культура: воспитание, образование,
тренировка. – 1996. – № 1. – C. 23–25.
4. Захаров, А.В. Индивидуальный подход к тренировочно-соревновательному процессу
борцов вольного стиля 17–18 лет / А.В. Захаров, В.В. Федоров // Ученые записки университета им. П.Ф. Лесгафта. – 2012. – № 4 (86). – С. 39–43.
5. Карелин, А.А. Структурно-функциональная модель интегральной подготовленности
борца высокой квалификации / А.А. Карелин // Теория и практика физической культуры. –
2006. – № 10. – С. 34–35.
6. Крикуха, Ю.Ю. Метод проблемного обучения как основа индивидуальной тактической подготовки борцов на этапе спортивного совершенствования / Ю.Ю. Крикуха // Ученые
записки. – 2009. – № 8 (54). – С. 66–68.
7. Кузнецов, А.С. Организационно-методические основы многолетней технико-тактической подготовки в греко-римской борьбе: дис. ... д-ра пед. наук / А.С. Кузнецов. – Краснодар, 2002.
8. Пилоян, Р.А. Мотивация спортивной деятельности / Р.А. Пилоян. – М.: ФИС, 2005.
122
9. Селье, Г. Стресс без дистресса / Г. Селье. – М.: Прогресс, 1979.
10. Сытник, А.А. Повышение технической подготовленности детей 13–15 лет, занимающихся греко-римской борьбой посредством игровых заданий / А.А. Сытник, А.В. Кириллова // Успехи современного естествознания. – 2013. – № 10. – С. 169–170.
11. Туманян, Г.С. Спортивная борьба: теория, методика, организация тренировки: учеб.
пособие / Г.С. Туманян. – М.: Советский спорт, 1997.
12. Холодов, Ж.К. Теория и методика физического воспитания и спорта: учеб. пособие /
Ж.К. Холодов, В.С. Кузнецов. – 2-е изд., испр. и доп. – М.: Академия, 2002.
13. Шулика, Ю.А. Самозащита без оружия и прикладные единоборства / Ю.А. Шулика,
В.А. Самойленко, А.А. Саликов. – Краснодар: Краснодарские известия, 2002.
К
Поступила 02.06.2014
Б
ГУ
Ф
НАПРАВЛЕННОСТЬ ТРЕНИРОВОЧНОЙ НАГРУЗКИ НА ЭТАПАХ
МНОГОЛЕТНЕЙ ПОДГОТОВКИ СПОРТСМЕНОВ В МОГУЛЕ
А.С. Пенигин, канд. пед. наук,
Белорусский государственный университет физической культуры
по
зи
то
ри
й
Для достижения значительных спортивных результатов в большинстве
зимних видов спорта чрезвычайно важную роль играет рациональное построение тренировочного процесса, обеспечивающее поэтапное и последовательное
решение педагогических задач овладения спортсменом всей совокупностью слагаемых высшего спортивного мастерства. Проведенное исследование позволило определить оптимальный удельный вес и соотношение объемов тренировочных средств различной направленности для целевого планирования учебно-тренировочного процесса спортсменов в дисциплине фристайла (могул) в аспекте
многолетней подготовки.
Ре
ORIENTATION OF TRAINING LOADS ON THE STAGES
OF A LONG-TERM PREPARATION IN MOGUL
In order to achieve significant results in most winter sports rational organization
of a training process plays an extremely important role ensuring a gradual and
consistent solving of pedagogic tasks of athlete’s acquisition of the whole totality of
terms of high sportsmanship. The research allowed to determine the share and ratio
of training facilities of various kinds for a targeted planning of an educational and
training process of athletes engaged in freestyle skiing (mogul) in the context of longterm preparation.
В современной теории и практике спорта специалисты и тренеры перманентно осуществляют изыскание эффективных путей достижения высоких спортивных результатов с наименьшими затратами времени и труда спортсменов и
тренеров. Решение такой задачи значительно усложняется тем, что постоянно
123
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
возрастают требования, предъявляемые к спортсменам, обостряется конкуренция на международной арене, увеличивается интенсивность тренировочных и
соревновательных нагрузок. Все вышеобозначенное требует дальнейшего усовершенствования системы подготовки спортсменов в различных видах спорта в
ходе многолетнего процесса спортивного совершенствования [10, 11].
Анализ учебного и научно-методического материала наглядно свидетельствует о том, что основы планирования и построения учебно-тренировочного
процесса во фристайле опираются, как правило, на теоретические и экспериментальные сведения из смежных видов спорта, таких как прыжки на батуте,
спортивная гимнастика, акробатика, горнолыжный спорт и некоторые другие.
Круг глубоких научно-исследовательских работ, посвященных проблемам построения учебно-тренировочного процесса в годичном цикле во фристайле в
аспекте многолетней подготовки, весьма и весьма ограничен [8, 9].
Дисциплина фристайла – могул – является олимпийским видом спорта.
Традиции подготовки квалифицированных спортсменов в этой дисциплине
фристайла в республике, теоретические и методические основы не имеют достаточно прочной аргументации и собственной научно-исследовательской базы.
Отсутствие единой школы воспитания квалифицированных тренерских кадров,
соответствующего современного программно-методического обеспечения, достаточной методической и учебной литературы, существенно сдерживают на современном этапе развитие могула в нашей стране. Известные эпизодические исследования, посвященные построению тренировочного процесса, как начинающих, так и квалифицированных спортсменов, выполнявшиеся в различные годы
обеспечивали лишь фрагментарное решение совокупности текущих и частных
педагогических задач этого зрелищного зимнего вида спорта, нуждаются в настоящий момент в основательной коррекции [1, 2, 3, 5, 8].
В блок приоритетных научных направлений совершенствования системы
построения многолетней подготовки спортсменов-фристайлистов, специализирующихся в могуле, входят:
– определение целесообразных соотношений средств общей физической,
специальной физической и специальной технической подготовки на каждом
этапе многолетней тренировки могулистов;
– рационализация содержания и структуры тренировочных и соревновательных нагрузок;
– выявление эффективных соотношений средств специальной технической
подготовки и тренировки на горнолыжных трассах с элементами могула на каждом этапе многолетней тренировки спортсменов;
– установление содержания, структуры и дозировки упражнений общего и
специального характера;
– разработка и совершенствование учебных программ спортивной подготовки занимающихся в отделениях по горнолыжному спорту в ДЮСШ с учетом
современных тенденций развития этой дисциплины фристайла;
124
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
– разработка системы комплексного педагогического контроля с применением наиболее информативных тестов, а также способов оценивания результатов тестирования и контрольных нормативов.
Специфика вида спорта накладывает существенный отпечаток как на суммарный объем работы, так и на ее соотношение по видам физической и технической подготовки. Так сложные в координационном отношении виды спорта,
такие как фристайл, требуют особого внимания к общей и специальной физической, специальной технической подготовке и тренировке на могульных трассах [13, 14]. Анализ современной литературы и опыт передовой практики позволяют считать, что рациональное построение учебно-тренировочного процесса в
могуле заключается в умении подбирать и использовать такие объемы, средства
и методы, которые позволят обеспечить наиболее эффективные тренировочные
воздействия [4–6].
Важнейшей принципиальной особенностью построения подготовки в годичном цикле тренировки в могуле является то, что она базируется на основе относительно самостоятельных структурных образований, все элементы которых
объединены общей педагогической задачей – достижения состояния наивысшей
готовности спортсмена, обеспечивающего успешное выступление в главных соревнованиях [7]. В этой связи особое значение приобретают исследования, в
которых обоснованы те краеугольные положения, которые раскрывают закономерности структурного упорядочения годичного цикла тренировки как системы
специализированных занятий, направленных на индивидуально возможные высокие достижения в этом виде спорта, и обязывают исходя из этого обеспечивать
структурные соотношения, черты и тенденции в развертывании тренировочного процесса. Для планомерного и постоянного достижения стабильно высоких
спортивных результатов, наряду с познанием биологических закономерностей
и особенностей двигательной деятельности, в большинстве видов спорта чрезвычайно большую роль приобретает рациональное построение тренировочного
процесса, обеспечивающее поэтапное и последовательное решение педагогических задач овладения спортсменом всей совокупностью слагаемых высшего
спортивного мастерства [7–10].
Именно рациональное соотношение различных видов подготовки, сложная
динамика нагрузок, изменение соотношения работы различной направленности
и многообразие тренировочных средств, умелое использование внетренировочных факторов (специальные тренажеры, подготовка в условиях высокогорья и
т. п.) позволяют обеспечить поступательное повышение уровня подготовленности и добиваться достаточно высоких и стабильных результатов спортсменам на
соревнованиях самого высокого уровня [11, 12].
Активно возрастающая напряженность современной спортивной тренировки диктует необходимость поиска и совершенствования способов реализации методических концепций системы построения годичного цикла тренировки в могуле и технологии подготовки квалифицированных спортсменов на всех
этапах многолетнего процесса спортивного совершенствования и становления
125
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
спортивного мастерства [10]. Анализ и обобщение результатов экспериментально-поисковых исследований позволили определить, что в комплекс приоритетных научных направлений совершенствования системы построения годичного
цикла тренировки в аспекте многолетней подготовки спортсменов в зимних видах спорта вообще, и во фристайле в частности, необходимо включить: установление оптимальных соотношений средств общей и специальной подготовки на
каждом ее этапе, рационализацию содержания и структуры тренировочных и соревновательных нагрузок, разработку и совершенствование учебных программ
подготовки спортсменов по могулу и другим зимним видам спорта с учетом современных тенденций их развития, разработку системы комплексного контроля
с применением наиболее информативных тестов, способов оценки результатов
тестирования и контрольных нормативов [2, 9].
Для реализации целевых установок исследования нами был проведен подробный анализ общих тенденций и различий в методических подходах при планировании средств подготовки квалифицированных спортсменов в могуле в
мире, который выявил, что существующие учебно-методические концепции и
программы подготовки по зимним видам спорта содержат определенные практические сведения о соотношениях тренировочных средств различной направленности, однако нуждаются в коррекции для определения оптимального удельного веса каждой группы средств для рационального планирования учебнотренировочного процесса квалифицированных спортсменов в могуле в аспекте
многолетней подготовки [9].
В содержании спортивной подготовки могулистов выделим следующие
виды: физическую, техническую, психологическую, тактическую, теоретическую и интегральную.
Физическую подготовку подразделяют на:
– общую физическую подготовку, которая направлена на повышение общей работоспособности с использованием элементов из других видов спорта
(легкой атлетики, плавания, прыжков на батута, акробатики, прыжков в воду,
спортивных игр, велосипедного спорта и многих др.);
– специальную физическую подготовку, направленную на развитие специальных физических качеств, а также специальные подготовительные (подводящие и развивающие) упражнения;
– функциональную, направленную на развитие систем организма, позволяющих выполнять тренировочные нагрузки с высоким объемом и интенсивностью.
Техническую подготовку подразделяют на:
– подводящие и имитационные упражнения, упражнения для обучения и
совершенствования управления движения на лыжах;
– освоение и совершенствование техники спусков и поворотов на горных
лыжах;
– тренировка на горнолыжных трассах с элементами могула и могульных
трассах.
126
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
Теоретическая подготовка включает формирование у фристайлистов, специализирующихся в могуле, специальных знаний, необходимых для успешной
деятельности в этой дисциплине фристайла. Может осуществляться в ходе практических занятий и самостоятельно по заданию тренера.
В психологическую подготовку входят:
– базовая (психическое развитие, образование и обучение);
– тренировочная (формирование значимых мотивов и благоприятных отношений к тренировочным заданиям и нагрузкам);
– соревновательная (формирование состояния боевой готовности, способности к сосредоточению и мобилизации).
Тактическая подготовка включает составление индивидуальной соревновательной программы, распределение сил, тактика поведения, формирование
умений и навыков в принятии решений во время прохождения трасс на соревнованиях, умение самостоятельно проводить анализ соревнований, умение организовать режим дня во время соревнований [7].
На основании проведенных исследований был разработан примерный учебный
план многолетней подготовки квалифицированных могулистов в широком возрастном диапазоне, который представлен в таблице.
Подробный и обстоятельный анализ содержания в таблице показывает, что
разработанный в процессе эксперимента примерный учебный план многолетней подготовки квалифицированных могулистов включает в себя четыре основных раздела
подготовки (ОФП, СФП, СТП и тренировку на горнолыжных трассах с элементами
могула) и шесть дополнительных (теоретическую подготовку, контрольные тестирования, соревновательную практику, инструкторскую и судейскую практику, восстановительные мероприятия, медицинский контроль). При этом как общий объем годовой нагрузки, так и частные ее показатели по каждому разделу подготовки, имеют очевидную
тенденцию к увеличению в зависимости от стажа занятий и возраста занимающихся.
Вместе с тем характер возрастания объема нагрузки по каждому разделу подготовки
значительно различается в соответствии с задачами этапов учебно-тренировочного
процесса и возрастными особенностями спортсменов-фристайлистов, специализирующихся в могуле, в аспекте многолетней подготовки.
В этой связи весьма важно и целесообразно проанализировать динамику соотношений основных разделов подготовки в рамках разработанного учебно-тренировочного плана многолетней подготовки могулистов в широком возрастном диапазоне
11–14 лет – 18–22 года и старше.
Динамика объемов общефизической подготовки (ОФП) в аспекте многолетней подготовки квалифицированных могулистов приведена на рисунке 1.
Как видно из содержания рисунка 1, объем ОФП на этапе начальной спортивной специализации в учебно-тренировочных группах подготовки равен от 268,5 до 486
часов в год, что составляет от 49,4 до 57,4 % общего объема всей нагрузки, причем
максимальные показатели нагрузки по разделу ОФП как в часах, так и в процентах к
общему объему, приходятся на учебно-тренировочные группы первого и свыше трех
лет обучения.
127
Таблица – Примерный учебный план многолетней подготовки квалифицированных могулистов в широком возрастном диапазоне 11–14 лет – 18–22 лет и старше.
Учебно-тренировочные Группы спортивного
группы
совершенствования
Год обучения
I. Теоретическая подготовка
1
2
3
свыше
3 лет
7
8
17
18
268,5 317 385
15–
16
лет
16–
17
лет
16–17
лет
1
2
свыше
2 лет
18–22
года и
старше
К
12– 12–
11–12
13–14
13 14
лет
лет
лет лет
Этап достижения
высшего спортивного мастерства
Ф
№
Этап углубленной
спортивной
специализации
Б
ГУ
Этап начальной
спортивной
специализации
Содержание
занятий
Группы высшего
спортивного
мастерства
18–22
года и
старше
1
НК
23
23
29
22
26
486
520
596
664
783
837
85
146
155
211
240
240
3. Специальная техническая подготов- 120,5 121 188
ка (СТП)
220
173
135
147
124
140
4. Тренировка на горнолыжных трассах
с элементами могула
1. Общая физическая
подготовка (ОФП)
23
95
87
по
зи
то
2. Специальная физическая подготовка
(СФП)
ри
й
II. Практическая подготовка
83
103
127
230
285
301
391
421
5. Участие в соревнованиях и контрольных стартах
+
+
+
+
+
+
+
+
+
III. Углубленное медицинское обследование
+
+
+
+
+
+
+
+
+
IV. Восстановительные
мероприятия
+
+
+
+
+
+
+
+
+
V. Инструкторская и
судейская практика
–
–
–
–
+
+
+
+
+
1352
1560
1664
Ре
49
ИТОГО ЧАСОВ: 468
128
624 780
936
1092 1196
К
Ф
Б
ГУ
Рисунок 1 – Динамика объемов ОФП (в часах и в % к общему объему нагрузки) в процессе
многолетней подготовки квалифицированных могулистов
Ре
по
зи
то
ри
й
На этапе углубленной спортивной специализации в группах спортивного совершенствования объем ОФП продолжает находится на определенном необходимом
уровне, ритмично возрастая и составляя от 520 до 664 часов в год, что находится приблизительно в тех же границах по сравнению с общим объемом тренировочной нагрузки (от 47,6 до 49,8 %). На этапе достижения высшего спортивного мастерства
такая тенденция продолжает сохраняться: объем ОФП составляет 783–837 часов в год, что находится приблизительно в тех же границах по сравнению с общим
объемом тренировочной нагрузки (около 50,2 %).
Динамика объемов специальной физической подготовки (СФП) в аспекте
многолетней подготовки квалифицированных могулистов приведена на рисунке 2.
Рисунок 2 – Динамика объемов СФП (в часах и в % к общему объему нагрузки) в процессе
многолетней подготовки квалифицированных могулистов
129
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
Как видно из содержания рисунка 2, объем СФП на этапе начальной спортивной специализации в учебно-тренировочных группах 1, 2, 3, и свыше 3 лет
обучения равен от 23 до 85 часов в год, что составляет от 4,9 до 15,2 % объема всей тренировочной нагрузки. На этапе углубленной спортивной специализации в группах спортивного совершенствования объем СФП продолжает
ритмично возрастать, составляя от 146 до 211 часов в год, что составляет от 13
до 15,6 % объема всей тренировочной нагрузки. На этапе достижения высшего
спортивного мастерства такая тенденция продолжает сохраняться: объем СФП
сохраняется на уровне 15,1 % объема всей тренировочной нагрузки и в часах
составляет по 240 часов в год.
Одним из важных разделов многолетней подготовки спортсменов-фристайлистов, специализирующихся в могуле, является специальная техническая подготовка (СТП). Динамика объемов специальной технической подготовки (СТП)
в аспекте многолетней подготовки квалифицированных могулистов приведена
на рисунке 3.
Ре
Рисунок 3 – Динамика объемов СТП (в часах и в % к общему объему нагрузки) в процессе
многолетней подготовки квалифицированных могулистов
Содержание рисунка 3 показывает, что объем СТП на этапе начальной спортивной специализации в учебно-тренировочных группах 1, 2, 3, и свыше 3 лет обучения
равен от 120,5 до 220 часов в год, что составляет около ¼ объема всей тренировочной
нагрузки (от 19,4 до 25,7 %). На этапе углубленной спортивной специализации в группах спортивного совершенствования 1, 2, и свыше 2 лет обучения объем СТП продолжает неравномерно постепенно снижаться, составляя от 173 до 135 часов в год, в связи
с увеличением доли объемов тренировок на горнолыжных трассах с элементами могула и непосредственно на могульных трассах и находится приблизительно в границах
от 15,8 до 10,9 % к общему объему тренировочной нагрузки. На этапе достижения
высшего спортивного мастерства такая тенденция активного уменьшения доли
специальной технической подготовки продолжает сохраняться: объем СТП про130
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
должает неравномерно снижаться и составляет от 147 до 129 часов в год и находится приблизительно в границах от 10,9 до 8,27 % к общему объему тренировочной
нагрузки. Как видно из содержания рисунка 3, объемы средств СТП неравномерно уменьшаются в сторону увеличения объемов тренировки на горнолыжных
трасах с элементами могула в соответствии с задачами этапов многолетней подготовки могулистов как в абсолютных, так и в относительных величинах.
Ведущим и основным разделом спортивной тренировки в аспекте многолетней подготовки спортсменов-фристайлистов, специализирующихся в могуле,
является тренировка на горнолыжных трассах с элементами могула. Динамика
объемов нагрузки по объемам тренировки на горнолыжных трассах с элементами могула в аспекте многолетней подготовки квалифицированных могулистов
приведена на рисунке 4.
Рисунок 4 – Динамика объемов тренировки на горнолыжных трассах с элементами
могула (в часах и в % к общему объему нагрузки) в процессе многолетней подготовки
квалифицированных могулистов
Ре
Содержание рисунка 4 показывает, что объем тренировочной нагрузки на горнолыжных трассах с элементами могула на этапе начальной спортивной специализации в учебно-тренировочных группах 1, 2, 3, и свыше 3 лет обучения равен от 49 до
127 часов в год, что составляет на этом этапе от 10,5 до 13,6 % общего объема всей
тренировочной нагрузки. На этапе углубленной спортивной специализации в группах
спортивного совершенствования 1, 2, и свыше 2 лет обучения объем тренировки на
горнолыжных трассах с элементами могула продолжает активно возрастать, составляя
от 230 до 301 часа в год, что находится приблизительно в границах от 21,1 до 23,8 %
к общему объему тренировочной нагрузки. На этапе достижения высшего спортивного мастерства такая тенденция активного увеличения продолжает сохраняться: объем тренировки на горнолыжных трассах с элементами могула и непосредственно могульных трассах продолжает возрастать от 301 до 421 часа в
год, что составляет около ¼ объема всей тренировочной нагрузки (от 25,1 до 25,3 %).
131
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
Еще одним существенно важным аспектом, характеризующим обоснованность разработанных детальных программ многолетней подготовки могулистов,
является динамика соотношений объемов ОФП, СФП, СТП и тренировки на
горнолыжных трассах с элементами могула в абсолютных значениях (в часах) и
в относительных значениях (в %) на различных этапах спортивного совершенствования в аспекте многолетней подготовки, которые представлены на рисунках 5 и 6. Динамика соотношения в абсолютных значениях (в часах) объемов
общефизической (ОФП), специальной физической (СФП), специальной технической подготовки (СТП) и тренировки на горнолыжных трассах с элементами могула в аспекте многолетней подготовки квалифицированных могулистов
представлена на рисунке 5.
Рисунок 5 – Динамика соотношения в абсолютных значениях (в часах) объемов ОФП, СФП,
СТП и тренировки на горнолыжных трассах с элементами могула в аспекте многолетней
подготовки квалифицированных спортсменов-фристайлистов
Ре
Динамика соотношения в относительных значениях (в %) объемов общефизической (ОФП), специальной физической (СФП) и специальной технической подготовки (СТП) и тренировки на горнолыжных трассах с элементами
могула в общем объеме нагрузки в процессе многолетней подготовки квалифицированных могулистов представлена на рисунке 6.
Проведенный подробный системный анализ и обобщение социально-педагогических и методических аспектов подготовки фристайлистов, включающих
в себя различные аспекты учебно-тренировочной и соревновательной деятельности с учетом современных тенденций развития этого зимнего вида спорта,
позволили существенно модифицировать содержание и структуру тренировки
на всех этапах многолетней подготовки, значительно повысить эффективность
ее реализации и обеспечить условия для оптимизации учебно-тренировочного
процесса и соревновательной деятельности спортсменов-фристайлистов, специализирующихся в могуле, что подтверждается результатами экспериментальных исследований.
132
Ф
К
Рисунок 6 – Динамика соотношения объемов в относительных значениях (в %) ОФП, СФП,
СТП и тренировки на горнолыжных трассах с элементами могула в общем объеме нагрузки
в процессе многолетней подготовки квалифицированных могулистов
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
1. Бабич, В.В. Начальная подготовка горнолыжника: учеб. пособие / В.В. Бабич,
В.Г. Федцов, В.Г. Федцов. – М.: Советский спорт, 2003. – 92 с.
2. Боннэ, О. Лыжи по-французски / О. Боннэ, Ж. Моруа. – М.: Физкультура и спорт,
1970. – 207 с.
3. Горнолыжный атлас 2004: справочник / пер. с нем. Т.Ф. Датченко. – М.: Астрель, АСТ,
2004. – 640 с.
4. Жубер, Ж. Самоучитель горнолыжника / Ж. Жубер; пер. с фр. Л.П. Ремизова. – М.:
Физкультура и спорт, 1974. – 216 с.
5. Зырянов, В.А. Подготовка горнолыжника / В.А. Зырянов. – М.: Физкультура и спорт,
1970. – 191 с.
6. Мартяшев, А.Ю. Горные лыжи для начинающих / А.Ю. Мартяшев. – Москва: Астрель,
АСТ, 2000. – 192 с.
7. Орехов, Л.И. Тренировка горнолыжников: учеб. пособие / Л.И. Орехов, П.А. Дельвер;
Казах. ин-т физ. культуры. – Алма-Ата, 1983. – 91 с.
8. Пенигин, А.С. Системно-структурный подход к построению спортивной тренировки
во фристайле / А.С. Пенигин, С.И. Пенигин // Ученые записки: сб. науч. тр. – Минск, 2001. –
Вып. 5. – С.153–156.
9. Пенигин, А.С. Фристайл (специализация могул): программа для ДЮСШ и СДЮШОР /
А.С. Пенигин; М-во спорта и туризма Респ. Беларусь, НИИФКиС Респ. Беларусь. – Минск,
2004. – 110 с.
10. Платонов, В.Н. Общая теория подготовки спортсменов в олимпийском спорте /
В.Н. Платонов. – Киев: Олимпийская литература, 1997. – 584 с.
11. Платонов, В.Н. Спорт высших достижений и подготовка национальных команд
к Олимпийским играм. Отечественный и зарубежный опыт. История и современность /
В.Н. Платонов. – М.: Советский спорт. 2010. – 310 с.
12. Полякова, Т.Д. Особенности построения учебно-тренировочного процесса квалифицированных спортсменов в сложнокоординационных видах спорта в годичном цикле подготовки (на примере фристайла и стрелкового спорта) / Т.Д. Полякова, А.С. Пенигин, Н.А. Юрчик. – Минск, 2010. – 31 с.
13. Фискалов, В. Д. Спорт и система подготовки спортсменов: учебник / В.Д. Фискалов. – М.: Советский спорт, 2010. – 392 с.
14. Энциклопедия экстремального спорта / авт.-сост. Д.А. Родионов. – М.: ЭКСМОПресс, 2002. – 256 с.
Поступила 01.07.2014
133
ТЕОРЕТИКО-МЕТОДИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ СПОРТИВНОЙ
ПОДГОТОВКИ ВЫСОКОКВАЛИФИЦИРОВАННЫХ ЛЫЖНЫХ
АКРОБАТОВ В ЧЕТЫРЕХЛЕТНЕМ ОЛИМПИЙСКОМ ЦИКЛЕ
2010–2014 ГГ.
А.С. Пенигин, канд. пед. наук,
Белорусский государственный университет физической культуры
Б
ГУ
Ф
К
Отличительной чертой теории спорта на современном этапе развития
является то, что известные и выдвигавшиеся ранее педагогические положения все более дифференцируются и уточняются исходя из учета особенностей
конкретной соревновательной деятельности. Результаты экспериментальнопоисковых исследований позволили выявить и применить оптимальные параметры учебно-тренировочного процесса в четырехлетнем цикле при подготовке национальной команды Республики Беларусь по фристайлу к Олимпийским
играм в г. Сочи (Российская Федерация) в 2014 году.
ри
й
THEORETICAL AND METHODOLOGICAL ASPECTS OF SPORTS
PREPARATION OF HIGHLY QUALIFIED SKI ACROBATS IN A
FOUR-YEAR OLYMPIC CYCLE 2010–2014
по
зи
то
At the present stage of development a distinctive feature of the theory of sport is
that the well-known and previously put forward pedagogical propositions are more and
more being differentiated and made more exact by taking into account peculiarities
of a concrete competitive activity. Experimental and exploratory research findings
allowed revealing and applying optimal parameters of a training process in a fouryear cycle of preparation of the national freestyle team of the Republic of Belarus for
the Olympic Games 2014 in Sochi (Russian Federation).
Ре
Общеизвестным является тот факт, что в последние несколько десятилетий
стали появляться различные подходы и взгляды, иногда крайне противоречивые, по изменению традиционных теоретико-методических положений построения подготовки сильнейших спортсменов мира в различных видах спорта. Все
это имеет принадлежность как к полугодичным и годичным, так и многолетним
тренировочным циклам [2, 9, 10].
Появление именно таких взглядов и подходов применительно к современной системе многолетней подготовки спортсменов явление закономерное и неизбежное, так как в развитии спорта вообще и высших достижений в частности
в последние годы наблюдается непрерывное стремление к профессионализации и коммерциализации, которая выражается в увеличении соревновательной
практики у спортсменов высшей квалификации на всех уровнях. Следствием
увеличения общего количества соревнований является сокращение времени на
подготовку к ним, что уже, в свою очередь, существенно снижает качественные
показатели всех сторон подготовленности спортсменов [11].
134
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
В этой связи все вышеназванное порождает активные противоречия и в современной теории спортивной тренировки. Некоторые авторы предлагают отказаться от классической структуры годичного цикла, включающего подготовительный, соревновательный и переходный периоды, с присущими им специфическими задачами и содержанием, и использовать новые модели построения
тренировочного процесса в форме «блоков» и «модулей», «тренировочно-соревновательных комплексов» [5, 6]. Другие авторы продолжают выдвигать аргументы в пользу традиционных представлений о построении структуры тренировочного процесса в течение года [9, 11].
Вместе с тем важно отметить, что различные направления разработки проблемы построения спортивной тренировки в течение года на протяжении многих лет занимают одно из центральных мест в теории и методике спортивной
тренировки. При этом ведущими направлениями в построении и планировании
тренировки являются главные принципы традиционной периодизации спортивной тренировки и современные, которые отражают опыт подготовки элитных
спортсменов ведущими тренерами, имеющими собственные методические концепции, следуя которым им удается воспитывать чемпионов [1, 3].
В комплекс приоритетных научных направлений совершенствования системы построения годичного цикла тренировки в аспекте многолетней подготовки
спортсменов в зимних видах спорта вообще и во фристайле (дисциплина – лыжная акробатика) в частности необходимо включить: установление оптимальных
соотношений средств общей и специальной подготовки на каждом ее этапе, рационализацию содержания и структуры тренировочных и соревновательных нагрузок, разработку и совершенствование учебных программ подготовки спорт­
сменов по фристайлу, горнолыжному спорту и другим зимним видам спорта с
учетом современных тенденций их развития, разработку системы комплексного
контроля с применением наиболее информативных тестов, способов оценки результатов тестирования и контрольных нормативов [7, 8].
Основы построения тренировки во фристайле опира­ются на теоретические
и экспериментальные сведения из смежных видов спорта, таких как прыжки
на батуте, прыжки в воду, спортивная гимнастика, акробатика, горнолыжный
спорт и некоторые другие. Важной принципиальной особенностью построения
подготовки в годичном цикле тренировки во фристайле является то, что она базируется на основе относительно самостоятельных структурных образований,
все элементы которых объединены общей педагогической задачей – достижения
состояния наивысшей готовности спортсмена, обеспечивающего успешное выступление в главных соревнованиях [5, 12].
На наш взгляд, именно разработка теоретико-методологических основ построения процесса многолетней подготовки спортсменов на современном этапе
развития фристайла, связанной с перерас­пределением объемов тренировочной
нагрузки и соотношением специальных средств подготовки, а также создание
программно-методиче­ского обеспече­ния организации этого процесса, разработка методологического аппарата спортивной деятельности является одним из путей ре­шения этого во­проса.
135
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
Исходя из вышеизложенного, можно заключить, что актуальность избранной темы исследования определяется практическими запросами данного вида спорта, а разработка теоретико-методологических основ построения
процесса многолетней подготовки спортсменов во фристайле, а также планирования тренировочных и соревновательных нагрузок, становится одним
из ведущих направлений в системе управления многолетней подготовкой,
направленной на достижение высших уровней спортивного мастерства во
фристайле.
Дальнейший прогресс в спорте специалисты связывают с совершенство­
ванием системы спортивной тренировки и, прежде всего, построением струк­
туры и содержания тренировочных нагрузок в больших, средних и малых циклах
подготовки. Для планомерного достижения стабильно высоких спортивных результатов, наряду с познанием биологических закономерностей и особенностей
двигательной деятельности, в большинстве видов спорта чрезвычайно большую
роль приобретает рациональное построение тренировочного процесса, обеспечивающее поэтапное и последовательное решение педагогических задач овладения спортсменом всей совокупностью слагаемых высшего спортивного мастерства [10, 11, 13].
Специфика вида спорта накладывает существенный отпечаток как на суммарный объем работы, так и на ее соотношение по видам физической и технической подготовки. Так сложные в координационном отношении виды спорта,
такие как горнолыжный спорт, а особенно фристайл, требуют особого внимания
к технической подготовке. Анализ литературы и опыт передовой практики позволяют считать, что рациональное построение учебно-тренировочного процесса во фристайле заключается в умении подбирать и использовать такие объемы,
средства и методы, которые позволят обеспечить наиболее эффективные тренировочные воздействия [4, 7, 9, 12].
Оптимизацию построения учебно-тренировочного процесса лыжных
акробатов в го­дичном цикле следует связывать с оптимальным соотношением различных видов подготовки, сложной динамикой нагрузок, изменением
соотношения работы различной направленности и многообразием применяемых тренировочных средств, умелым использованием внетренировочных
факторов (специальные трена­жеры, подготовка в условиях высокогорья и
т.п.), совершенствованием различных сторон подготовленности в строгом
соответствии с объективными закономерностями становления их составляющих и учетом индивидуальных особенностей при формировании различных
составляющих спортивного мастерства, которые позволяют обес­печить поступательное повышение уровня подготовленности и добиваться достаточно
высоких и стабильных результатов нашим спортсменам-фристайлистам, специализирующимся в лыжной акробатике, на соревнованиях самого высокого
уровня [6].
Для реализации целевых установок исследования нами был проведен подробный анализ общих тенденций и различий в методических подходах при
136
планировании средств подготовки высококвалифицированных спортсменов в
дисциплине фристайла – лыжной акробатике, в четырехлетнем олимпийском
цикле, что позволило определить оптимальный удельный вес каждой группы
средств для планирования учебно-тренировочного процесса высококвалифицированных спортсменов во фристайле.
На основании проведенных исследований нами были разработаны и апробированы в процессе эксперимента при подготовке к XXII зимним Олимпийским играм в
г. Сочи (Российская Федерация) в 2014 г. примерные основные показатели тренировочной нагрузки в аспекте четырехлетнего олимпийского цикла подготовки квалифицированных лыжных акробатов, который представлен в таблице 1.
Ф
К
Таблица 1 – Примерные основные показатели тренировочного процесса квалифицированных
спортсменов-фристайлистов, специализирующихся в лыжной акробатике, в четырехлетнем
олимпийском цикле 2010–2014 гг.
II
III
IV
265
272
270
470
476
470
1352
1664
1560
320
318
318
320
400
452
452
400
780
832
832
780
по
зи
то
I
Б
ГУ
Годы олимпийского цикла
Показатели
9–11
9–11
7–9
260
Количество тренировочных занятий
462
Количество тренировочных часов
1352
Объем нагрузки в ОФП, часов
Объем нагрузки в СФП, часов
Объем нагрузки в СТП, часов
ри
й
Количество тренировочных дней
Участие в соревнованиях (количество
стартов)
7–9
Ре
Подробный и обстоятельный анализ содержания таблицы 1 свидетельствует о том, что как общий объем годовой нагрузки, так и частные ее показатели по
каждому разделу подготовки имеют очевидную тенденцию к увеличению в зависимости от этапа и года олимпийского цикла и лишь в предолимпийском сезоне немного
снижаются. Вместе с тем характер возрастания объема нагрузки по каждому разделу
подготовки значительно различается в соответствии с задачами этапов учебно-тренировочного процесса и возрастными индивидуальными особенностями спортсменовфристайлистов, специализирующимися в лыжной акробатике.
Также в процессе проведения исследования были разработаны примерное
сочетание основных средств подготовки высококвалифицированных спорт­
сменов-фристайлистов, специализирующихся в лыжной акробатике по этапам
годичного цикла (в процентах вклада), а также примерное распределение компонентов технической подготовки по недельным микроциклам для высококвалифицированных лыжных акробатов в годичном цикле тренировки на этапе
достижения высшего спортивного мастерства, которые представлены в таблицах 2 и 3.
137
138
 
Ре
25
 
 
 
 
 
 
 
10
 
 
 
 
20
 
 
 
 
 
 
 
10
 
30
 
 
 
 
 
20
10
 
 
 
 
 
 
20
50
5
15
 
 
 
 
 
 
10
24.07–
20.08
ри
й
 
 
20
50
 
 
 
 
 
10
20
30
 
5
03.07–
23.07
20
22.05–
02.07
20
01.05–
20.05
 
10
 
10
30
 
20
16.10–
12.11
 
 
 
 
 
 
30
 
 
 
 
К
35
15
 
 
 
 
25
15
5
 
 
 
 
 
 
 
5
13.11–
03.12
Ф
30
 
Б
ГУ
 
 
 
20
30
Х
 
 
15
5
21.08–
15.10
15
10
30
5
Х
10
10
 
10
5
 
 
5
04.12–
14.01
10
10
 
10
 
40
30
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
15.01–
25.02
10
 
40
10
10
30
 
 
 
 
 
26.02–
25.03
ВРЕМЕННЫЕ ПЕРИОДЫ В ТЕЧЕНИЕ КАЛЕНДАРНОГО ГОДА
по
зи
то
АКРОБАТИКА (ВОЛЬНЫЕ
УПРАЖНЕНИЯ)
БАЗА-ЭТАПЫ
ПРЫЖКИ НА
БАТУТЕ
ЭТАПЫ
ПРЫЖКИ НА
БАЗОВЫЕ
БАТУТЕ
(ЛОНЖА)
С КОЭФ.ТР.
СОСКОКИ
ПРЫЖКИ НА
БАТУТЕ
СВЯЗКИ
БАЗОВЫЕ
ПРЫЖКИ НА
ЛЫЖАХ В ВОДУ
ПРОГРАММА
ПЛВ-ЛИЦЕНЗИРОВАНИЕ
СКОРОСТНО-СИЛОВАЯ
ПОДГОТОВКА
ЭТАПЫ
СГЛП (Г/Л
ПОДГОТОВКА)
ПРИЗЕМЛЕНИЕ
ФРИСТАЙЛ-БАЗА
ФРИСТАЙЛ-ПРИЗЕМЛЕНИЕ
ФРИСТАЙЛ-ЛИЦЕНЗИРОВАНИЕ
ФРИСТАЙЛ-ПРОГРАММА
(% ВКЛАДА)
ОСНОВНЫЕ СРЕДСТВА
ПОДГОТОВКИ
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
26.03–
29.04
Таблица 2 – Примерное сочетание основных средств подготовки высококвалифицированных спортсменов-фристайлистов, специализирующихся в лыжной акробатике по этапам годичного цикла (в процентах вклада)
139
Сентябрь
№
Содержание занятий
п/п
1 2 3 4
1
2
3 4 5 6
1 Упражнения на
акробатической дорожке
Кувырки (вперед,
назад), стойки,
«спичаки», перево- + + + +
роты (на одну, на
две)
Рондат-сальто назад
прогнувшись с по+ + + +
воротом на 360, 720,
1080º
Сальто назад с
места, тоже согнув+ + + +
шись. Фляк с места.
Фляк-сальто назад
С разбега рондат-3142; с разбега
+ +
рондат-3144; С разбега-2143
Совершенствование
связок и этапов на + + + +
дорожке
2 Упражнения на батуте
Сальто назад прогнувшись с поворо+ + + +
том на 360, 720, 900,
1080º
Ре
Январь
по
зи
то
Ноябрь
Февраль
Март
Апрель
Май
Июнь
Июль
Август
+ + + + + + +
К
+ + + + + + + + + + + + + + + + + + + + +
Ф
+ + + + + + + + + + + + + +
+ + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + +
+ +
+ + + + + + + + + + + + +
+ + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + +
Б
ГУ
+ + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + +
ри
й
+ + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + +
5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52
7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54
Октябрь
Декабрь
55
Всего
за год
Таблица 3 – Примерное распределение компонентов технической подготовки по недельным микроциклам у высококвалифицированных лыжных акробатов в годичном цикле тренировки на этапе достижения высшего спортивного мастерства
140
2
Двойное сальто назад прогнувшись, то
же с поворотом на
360º, 720º
Двойное сальто вперед в группировке,
согнувшись, поворотом на 180º
Совершенствование
элементов, связок и
комбинаций, этапов
Упражнения на батуте в лонже
Соскоки
3 Прыжки на лыжах
(фристайл), прыжки на лыжах на водном трамплине
4 Горнолыжная подготовка
Итого: часов в неделю
Контроль подготовки
Виды обследований
Восстановительные мероприятия
Психологическая подготовка
Инструкторская и судейская практика
Воспитательная работа
1
Ре
+ + + +
+ + + + + + + + + + + + + +
Б
ГУ
+ + + + + + + + + + + + + + + + + +
ри
й
+ + +
+ + + +
+ + +
+ + + +
+ + + + + + + + + + +
55
В ТЕЧЕНИЕ ГОДА
В ТЕЧЕНИЕ ГОДА
В ТЕЧЕНИЕ ГОДА
В ТЕЧЕНИЕ ГОДА
В ПРОЦЕССЕ ЗАНЯТИЙ
Ф
К
16 16 16 16 16 16 16 16 16 16 16 16 16 16 16 16 16 16 16 16 16 16 16 16 16 16 16 16 16 16 16 16 16 16 16 16 16 16 16 16 16 16 16 16 16 16 16 16 16 16 16 832
+ + +
+ + + +
+ + + + + + + + +
+ + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + +
+ + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + +
по
зи
то
+ + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + +
3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54
Продолжение таблицы 3
Б
ГУ
Ф
К
Таким образом, представленные разработанные концептуальные основы построения учебно-тре­нировочного процесса высококвалифицированных
спорт­сменов-фристайлистов, специализирующихся в лыжной акробатике, в годичном цикле тренировки в аспекте многолетней подготовки в виде соответствующих про­грамм подготовки для учащихся ДЮСШ, СДЮШОР, УОР, а также членов нацио­нальной команды Республики Беларусь, предполагающая оптимизацию структуры и содержания, продолжительности периодов и этапов подготовки, а также бо­лее мелких образований (мезо- и микроциклов), в пределах
отдельного макроцикла и перераспреде­ление объемов тренировочной нагрузки
и соотноше­ния специальных дополнительных средств подготовки в годичном
цикле тренировки, отвечает современным тенденциям спортивной тренировки в дисциплине фри­стайла – лыжной акробатике и оказало влияние на спортивный результат в основной соревновательной деятельности, выразившееся
в завоевании А. Кушниром и А. Цупер двух олимпийских золотых медалей в
лыжной акробатике на XXII зимних Олимпийских играх в г. Сочи (Российская
Федерация) в 2014 году.
Ре
по
зи
то
ри
й
1. Боген, М.М. Физическое воспитание и спортивная тренировка: обучение двигательным действиям. Теория и методика / М.М. Боген. – 3-е изд. – М.: Либроком, 2011. – 200 с.
2. Верхошанский, Ю.В. Принципы организации тренировки спортсменов высокого
класса в годичном цикле / Ю.В. Верхошанский // Теория и практика физ. культуры. – 1991. –
№ 2. – С. 24–31.
3. Елевич, С.Н. Управление спортивной подготовкой баскетболистов высокой квалификации: учеб. пособие / С.Н. Елевич / Нац. гос. ун-т физ. культуры, спорта и здоровья
им. П.Ф. Лесгафта. – СПб.: Олимп-СПб, 2008. – 96 с.
4. Красников, А.А. Основы теории спортивных соревнований: учеб. пособие / А.А. Красников. – М.: Физическая культура, 2005. – 166 с.
5. Матвеев, Л.П. Общая теория спорта и ее прикладные аспекты / Л.П. Матвеев. – Спб.:
Лань, 2005. – 384 с.
6. Матвеев, Л.П. Основы общей теории спорта и системы подготовки спортсменов /
Л.П. Матвеев. – Киев: Олимпийская литература, 1999. – 318 с.
7. Пенигин, А.С. Особенности подготовки национальной команды Республики Беларусь по фристайлу к Олимпийским играм в Солт-Лейк-Сити (2002): метод. рекомендации /
А.С. Пенигин, С.И. Пенигин; Белорус. гос. акад. физ. культуры. – Минск, 2002. – 48 с.
8. Пенигин, А.С. Фристайл: программа для училищ олимп. резерва (специализация
лыжная акробатика) / А.С. Пенигин, Н.А. Шерстнева; М-во спорта и туризма Респ. Беларусь,
Белорус. гос. ун-т физ. культуры. – Минск, 2004. – 28 с.
9. Платонов, В.Н. Периодизация спортивной тренировки. Общая теория и ее практическое применение / В.Н. Платонов. – Киев: Олимпийская литература, 2013. – 624 с.
10. Платонов, В.Н. Система подготовки спортсменов в олимпийском спорте. Общая теория и ее практические приложения / В.Н. Платонов. – М.: Советский спорт. 2005. – 820 с.
11. Суслов, Ф.П. Структура годичного цикла соревновательно-тренировочного цикла
подготовки: реальность и иллюзии / Ф.П. Суслов, С.П. Шепель // Теория и практика физической культуры. – 1999. – № 9. – С. 57–61.
12. Фарфель, В.С. Управление движениями в спорте / В.С. Фарфель. – 2-е изд., стереотип. – М.: Советский спорт, 2011. – Серия: Атланты спортивной науки. – 202 с.
13. Фискалов, В.Д. Спорт и система подготовки спортсменов: учебник / В.Д. Фискалов. – М.: Советский спорт, 2010. – 392 с.
Поступила 01.07.2014
141
СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ МЕТОДИК
КЛАССИФИЦИРОВАНИЯ ДИСТАНЦИЙ СОРЕВНОВАНИЙ
ПО ТУРИСТСКО-ПРИКЛАДНЫМ МНОГОБОРЬЯМ В ТЕХНИКЕ
ГОРНО-ПЕШЕХОДНОГО ТУРИЗМА
К
В.Е. Подлисских, канд. биол. наук,
Белорусский государственный университет физической культуры,
А.А. Гивойно,
Физкультурно-спортивный центр детей и молодежи Московского района,
Д.В. Михайлов,
Туристский клуб Минского подшипникового завода
ри
й
Б
ГУ
Ф
В работе проводится сравнительный анализ различных методик, применявшихся для классифицирования дистанций соревнований по туристско-прикладным многоборьям. Результаты анализа свидетельствуют о том, что подход к классифицированию дистанций, применявшийся до 2014 г., основанный
на применении чисел Фибоначчи для балльной оценки этапов и дистанций прогрессивно возрастающей сложности, является хорошо методологически обоснованным. В то же время стандарты для классифицирования этапов представлены в действующих «Правилах» 2014 г. гораздо более определенно, что
делает процесс планирования дистанций более технологичным.
по
зи
то
COMPARATIVE ANALYSIS OF CLASSIFICATION METHODS OF
DISTANCES IN TOURIST-APPLIED ALL-AROUND COMPETITIONS
IN TECHNIQUE OF MOUNTAIN HIKING TOURISM
Ре
The paper presents a comparative analysis of various techniques used for
classification of distances in tourist-applied all-around competitions. The analysis
shows that the approach to distances classification used prior to 2014 and based on
the use of Fibonacci numbers for scoring of stages and distances with progressively
increasing complexity is methodologically well-founded. At the same time, the
standards for classification of stages are presented in the current “Rules” 2014 much
more definite, making the process of distances planning more technological.
Туристско-прикладные многоборья (далее ТПМ) – одна из двух спортивных дисциплин вида спорта «Туризм спортивный», имеющая свои Правила проведения соревнований и установленные Единой спортивной классификацией
Республики Беларусь разрядные требования. Соревнования по ТПМ в технике горно-пешеходного туризма заключаются в преодолении длинных и коротких дистанций, требующих от туристов применения всех компонентов техники
спортивного туризма (ориентирования на местности, преодоления препятствий,
транспортировки пострадавшего и пр.), а также решения комплекса тактических задач в данных компонентах. Длинные дистанции включают ряд техни142
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
ческих этапов, на которых оценивается спортивное мастерство участников, и
выступают в качестве аналоговой модели протяженного маршрута туристскоспортивного похода. Короткие дистанции и технические этапы длинной дистанции – это модели отдельных классифицированных препятствий (участков)
маршрута похода.
Следует отметить, что в связи с относительно непродолжительной историей развития данной спортивной дисциплины (первые соревнования состоялись в 1995 г.) [1] в настоящее время продолжается интенсивная работа по совершенствованию методики подготовки и проведения соревнований по ТПМ,
что отражается и в совершенствовании соответствующих нормативных документов. Особенно значимые изменения в «Правила соревнований по туристскоприкладным многоборьям» (далее «Правила») в технике горно-пешеходного туризма вносились Исполкомом Республиканского туристско-спортивного союза
в период 2011–2014 гг., в том числе по такому важнейшему аспекту управления
соревнованиями, как методика классифицирования дистанций ТПМ.
Классифицирование дистанций по уровню их технико-тактической сложности, физической трудности и планирование дистанций заданного класса
сложности лежит в основе организации и проведения соревнований по ТПМ.
Соответствие класса сложности дистанций и этапов ТПМ масштабу (группе)
соревнований является обязательным требованием безопасности соревнований и залогом успешного управления соревнованиями [2]. В то же время анализ
методологической обоснованности и эффективности применения в практике
проведения соревнований новых, установленных последней редакцией «Правил» [3], подходов к классифицированию дистанций фактически не проводился
и соответствующие результаты не публиковались.
Цель настоящей работы – провести сравнительный анализ методик, использовавшихся для классифицирования дистанций ТПМ в технике горно-пешеходного туризма в период 1998–2014 гг., с точки зрения их теоретической
обоснованности и практической применимости.
В процессе исследования проводилось сравнение методики классифицирования дистанций ТПМ, ранее предложенной В.И. Ганопольским [4, 5], и в «Правилах» редакций 1998, 2011 гг. [6, 7] с методикой, представленной в действующих «Правилах» [3]. Работа выполнялась на примере классифицирования характерной для проведения соревнований по ТПМ в условиях Республики Беларусь
короткой дистанции 4 класса открытого первенства учреждения высшего образования «Белорусский государственный университет физической культуры»
(далее БГУФК) в технике горно-пешеходного туризма. Первенство относилось к
соревнованиям III группы и проводилось 25 мая 2013 г. в окрестностях пос. Ратомка (Минский р-н). Для проведения сравнительного анализа использовалось
описание дистанции, представленное в «Условиях проведения соревнований».
Авторский коллектив входил в состав главной судейской коллегии и принимал
непосредственное участие в планировании дистанций первенства.
143
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
Действующими «Правилами» установлено шесть классов сложности дистанций ТПМ [3]. Дистанция 1-го класса – наименее сложная, дистанция 6-го
класса – наиболее сложная. Обе сравниваемые методики предполагают определение класса дистанций исключительно экспертными методами в зависимости
от следующих показателей:
− естественной сложности преодолеваемых командами и участниками препятствий (параметров крутизны и технической сложности склонов, глубины и
скорости течения водных препятствий и пр.);
− физической трудности дистанции (ее протяженности, характера покрытия трассы движения, уровня проходимости лесных участков и пр.);
− сложности определенных для спортсменов «Условиями проведения соревнований» технико-тактических задач (способов переправ через водные препятствия, транспортировки «пострадавшего» и пр.) [4, 8, 9].
Определение класса сложности того или иного этапа дистанции наиболее
ответственный и в то же время сложный элемент планирования дистанции. При
использовании обеих сравниваемых методик классифицирования от судейской
коллегии требуется сравнить «реальные», установленные на местности, этапы
дистанции с эталонными этапами определенного класса сложности по их параметрам (высота, крутизна склонов, глубина реки и пр.) и содержанию технико-тактических действий участников. Эталонные этапы представленны в специальных классификационных таблицах «Правил». В соответствие с данной
процедурой в процессе классифицирования качественные оценки сложности
необходимо подвергнуть кодификации, т. е. тому или иному классу сложности
эталонных дистанций (этапов) поставить в соответствие оценочные коэффициенты (баллы). Отметим, что несмотря на принципиальное единство подхода к
классифицированию (экспертная сравнительная оценка), методика классифицирования и балльной оценки дистанций и этапов ТПМ в технике горно-пешеходного туризма, обоснованная В.И. Ганопольским и применявшаяся до 2014 г.,
существенно отличается от методики классифицирования, представленной в
действующих «Правилах».
Согласно В.И. Ганопольскому [4, 5], уровень (диапазон) технико-тактической сложности дистанций (этапов) ТПМ с повышением их класса возрастает
неравномерно (прогрессивно). Например, технический этап 5-го класса отличается от этапа 4-го класса по уровню сложности, разнообразию и сумме техникотактических действий команд и участников значительно больше, чем этап 2-го
класса отличается от этапа 1-го класса. Исходя из этого, наиболее приемлемой
для балльной оценки этапов различного класса сложности является шкала, выраженная в числах Фибоначчи: 5, 8, 13, 21, 34, 55 (соответственно для этапов 1,
2, 3, 4, 5 и 6-го класса). Отношение любого последующего числа такой шкалы к
предыдущему всегда остается величиной, округленно равной 1,6. Поэтому, возвращаясь к вышеприведенному примеру, оценка эталонного этапа 5-го класса
превышает оценку эталонного этапа 4-го класса на 13 баллов, в то время как
144
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
оценка эталонного этапа 2-го класса превышает оценку эталонного этапа 1-го
класса лишь на 3 балла.
Использование чисел Фибоначчи для оценки класса сложности дистанций
(этапов) методически целесообразно еще и потому, что она позволяет получать
оценки по принципу «сильнее – слабее» [5]. Параметры реально имеющихся
на местности района соревнований препятствий (участков ориентирования) или
(и) содержание заданных «Условиями» соревнований технико-тактических действий команд могут быть и часто планируются несколько «сильнее» или «слабее» чем те, что указаны в «Правилах» в качестве эталонных для этапов данного класса сложности. Поэтому числа Фибоначчи определяют исходные оценки
стандартных этапов, на которые ориентируются судьи эксперты при планировании «реальных» технических этапов. Однако каждая из них обладает своим, возрастающим диапазоном варьирования, позволяющим дать окончательную оценку установленных на соревнованиях этапов в виде: 5±1 (1 класс); 8±2
(2 класс); 13±3 (3 класс); 21±5 (4 класс); 34±8 (5 класс), 55±13 (6 класс). Такая
методика классифицирования предоставляет достаточно широкие возможности
для творчества при планировании дистанций высокого класса с учетом имеющегося спортивно-технического потенциала конкретного района соревнований
(«реальные» установленные этапы могут достаточно значительно отличаться от
эталонных по параметрам и содержанию технико-тактических действий).
Установленный действующими «Правилами» редакции 2014 г. подход к
классифицированию и балльной оценке дистанций и этапов предполагает, что
сложность технических этапов дистанции ТПМ в технике горно-пешеходного
туризма должна возрастать равномерно. Для балльной оценки этапов 1–6-го
классов используется арифметическая прогрессия с шагом в 2 балла (оценка
эталонного этапа 1-го класса – 4 балла, оценка эталонного этапа 6-го класса –
14 баллов).
В процессе планирования дистанции судейской коллегии, по сути, рекомендуется устанавливать технические этапы весьма близкие или аналогичные
по параметрам эталонным этапам, что должно увеличить точность экспертной
оценки класса дистанции и сделать процесс планирования дистанции более
технологичным (стандартизированным). Следовательно, практическая применимость (технологичность) процедуры классифицирования дистанций (этапов)
ТПМ в процессе подготовки соревнований в большей степени определяется
точностью описания эталонных параметров препятствий и технико-тактических действий команд (участников) для этапов разного класса сложности. Исходя из данной концепции была существенно изменена, детализирована представленная в «Правилах» таблица классификационных параметров и содержания технико-тактических действий спортсменов на эталонных этапах разного
класса.
В процессе выполнения работы мы провели экспертную оценку класса
сложности короткой командной дистанции первенства БГУФК с использованием обеих вышеуказанных методик классифицирования. Короткая дистанция со145
ревнований в технике горно-пешеходного туризма предполагает оценку техники
передвижения и страховки на «горных» склонах. Для планирования дистанции
высокого класса, кроме того, могут быть использованы этапы транспортировки «пострадавшего» и преодоления переправ. Короткая дистанция первенства
БГУФК в связи с отсутствием в районе проведения соревнований природных
склонов с требуемыми параметрами конструировалась на модельных «склонах»,
в качестве которых были использованы деревья, что является характерным подходом к планированию дистанций 4, 5-го классов в условиях Беларуси. Дистанция включала 5 этапов, установленные судейской коллегией класс сложности и
содержание технических действий которых представлены в таблице 1.
К
Таблица 1 – Содержание технико-тактических действий и класс сложности этапов короткой
командной дистанции
Ф
Б
ГУ
по
зи
то
Подъем и траверс
склона
Навесная
переправа
Подъем легко
«пострадавшего»
из трещины
ри
й
Этап
Класс сложности
Содержание технико-тактических действий
этапа и его оценка
(баллы)
Подъем по «склону» с командной страховкой и
3
траверс «склона»
(10 баллов)
Движение по навесной переправе (судейская
2
веревка) с организацией сопровождения командой
(8 баллов)
Движение по горизонтально закрепленному
на высоте 8 м стволу дерева с организацией
командной страховки, как имитация движения по
3
леднику. Участок осложнен действиями команды
(16 баллов)
по подъему участника, «провалившемуся в
ледовую трещину»
4
Траверс «склона» (высота 10 м, 5–6 ПТС с
набиванием крючьев). Спуск способом Дюльфера
(26 баллов)
Спуск пострадавшего на крутом «скальном»
3
участке с сопровождающим
(16 баллов)
Ре
Траверс склона и
спуск
Спуск
пострадавшего с
сопровождающим
Примечания
1 – в качестве имитации склона на дистанции используются стволы деревьев;
2 – ПТС – промежуточные точки страховки.
Провести экспертизу короткой дистанции соревнований III–V группы соревнований и надежно определить ее класс сложности в соответствие с «Правилами» 1998, 2011 г. оказалось достаточно проблематичным. В ранее действующих «Правилах» представлены параметры эталонных коротких дистанций как
системы участков подъема, траверса и спуска по склону в расчете на использование для планирования дистанций природных или искусственных (скальная
стенка) склонов. Пользуясь данной классификационной таблицей, сложно провести оценку дистанции, включающей 4–6 оригинальных этапов, часть из которых является комбинацией участков преодоления склона, переправ, транспортировки «пострадавшего» по сложному рельефу. Ниже представлены результаты
146
Б
ГУ
Ф
К
экспертизы двух этапов дистанции – «Навесная переправа» и «Траверс склона и
спуск», второй из которых имел определяющий класс сложности.
Участок переправы по судейским веревкам трудно сравнить с эталонными
параметрами, указанными в «Правилах» 1998, 2011 г. (эталонный этап переправы через «каньон» без преодоления водного препятствия вообще здесь не представлен). По параметрам протяженности и содержанию технико-тактических
действий он в большей степени соответствует эталонному этапу 2-го класса
«Переправа над условной рекой». С учетом физически трудного участка движения вверх по крутонаклонной переправе данный этап «сильнее» эталона и
должен быть оценен, по нашему мнению, как 8+2=10 баллов (судейская коллегия соревнований оценила его как 8 баллов). Гораздо более определенно можно
установить класс сложности этапа «Навесная переправа», пользуясь классификационной таблицей правил 2014 г. Здесь он точно может быть классифицирован как этап 2-го класса, включающий движение по наклонной переправе до
20 м и организацию сопровождения участников основной веревкой (таблица 2).
Таблица 2 – Экспертная оценка этапа переправы короткой дистанции открытого первенства
БГУФК по туристско-прикладным многоборьям в технике горно-пешеходного туризма
1
Эталонные параметры этапов переправ («Правила» 2011 г.)
Переправа над условной рекой. Наведение навесной переправы и
движение по веревкам переправы
Длина переправы 20–30 м
с самостраховкой. Организация
сопровождения
участников
веревкой
Переправа над условной рекой, Движение по навесной переправе с
наведена судьями. Длина 10–15 м самостраховкой
Эталонные параметры этапов переправ («Правила» 2014 г.)
сопровождения
Переправа наведена судьями. Организация
участников веревкой. Движение
Длина 15–20 м
по
навесной
переправе
с
самостраховкой
Наклонная переправа наведена Подъем по наклонной навесной
переправе
с
самостраховкой.
судьями. Наклон – 20–30º.
Организация
сопровождения
Длина – 11–20 м
участников веревкой
Этап преодоления переправы на дистанции первенства БГУФК
Навесная переправа по судейским Движение по навесной переправе
веревкам. Длина переправы с организацией сопровождения
30 м. Веревки не туго натянуты командой. Физически сложный
(с
большим
провисанием). участок движения вверх по
Длина участка крутонаклонной крутонаклонной переправе
переправы (30º) 10 м
Оценка
(баллы)
8±2
5±1
6
Ре
2
Технико-тактические действия
ри
й
2
Параметры переправы
по
зи
то
Класс
этапа
6
2
8
2
147
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
Практически аналогичная картина наблюдалась при классифицировании
определяющего этапа дистанции «Траверс склона и спуск». Данный этап предполагал выполнение командой траверса сложного для передвижения участка
«склона» (ствол дерева, закрепленный между двумя опорами на высоте 10 м)
с последующим спуском участников по веревке на глубину 3 м способом Дюльфера (без технических средств спуска) (рисунок). По сути, он являлся комбинацией участков траверса и спуска по склону. Представленные в «Правилах»
1998, 2011 г. эталонные параметры короткой дистанции не позволяют надежно
отнести данный этап к определенному классу сложности.
по
зи
то
Рисунок – Преодоление определяющего этапа дистанции ТПМ в технике горнопешеходного туризма с использованием искусственных точек опоры
Ре
Так, по результатам проведенной экспертизы, мы классифицировали участок траверса (10 метров движения первого участника без опор для ног с использованием ИТО (искусственных точек опоры), по «склону» крутизной 90º,
с наличием ограниченных полок для страховки) как «укороченный» по протяженности, но более «сильный», чем эталон этап 4-го класса (21 балл). Участок
спуска значительно укорочен по протяженности, но с точки зрения параметров
склона (крутизна 90º) и применения сложной техники спуска, он равноценен
этапу 3-го класса (13–3=10 баллов). Полученная суммарная оценка определяющего этапа соревнований (31 балл) соответствует более «слабому», чем эталон
этапу 5-го класса. В то же время судейская коллегия соревнований данный этап
оценила как этап 4-го класса – «сильнее», чем эталон (26 баллов). На первый
взгляд небольшие различия в балльной оценке определяющего этапа (5 баллов)
имеют в данном случае важные последствия для планирования. В случае если
определяющий этап имеет 5-й класс сложности, то и вся дистанция является
дистанцией 5-го класса, которая не могла быть установлена на соревнованиях
III группы, к которым относилось первенство БГУФК.
148
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
Приведенный случай неоднозначности экспертных оценок сложных этапов,
«пограничных» между двумя соседними классами часто встречался в практике
планирования дистанций ТПМ. Мы полагаем, что возникающие разночтения
в экспертных оценках обусловлены недостаточно четким определением стандартов для эталонных этапов преодоления склонов различного класса, представленных в «Правилах» 1998, 2011 г. Стандарты не соответствовали в полной
мере условиям проведения соревнований на территории Республики Беларусь,
что затрудняло процесс планирования дистанций заданного класса сложности.
В том числе по этой причине «Правила» подверглись в 2014 г. существенной
модификации.
Сравнить рассматриваемый в качестве примера этап дистанции первенства БГУФК определяющей сложности с эталонными параметрами, представленными в «Правилах» 2014 г. (таблица 3), и определить его класс сложности
оказалось значительно проще. Параметры и содержание технических действий
на участке траверса (использование ИТО) однозначно указывают на несколько
укороченный по протяженности этап 4-го класса. Участок спуска, хотя и усложнен запретом на применение спусковых устройств, по содержанию технических
действий является укороченным этапом 3-го класса. Итого, исследуемый этап
соревнований является комбинацией этапов 4 и 3-го классов и в целом рассматривается «Правилами» 2013 г. как этап 4-го класса.
Отметим, что хотя, по сути, установленный на соревнованиях этап «Траверс склона и спуск» значительно «сильнее», чем эталонный этап 4-го класса,
но инструмента для точной балльной оценки такого этапа «Правила» 2013 года
не предоставляют – он оценивается в 10 баллов в соответствие с «ближайшим»
эталоном. Чтобы не превышать сложность эталона, постановщику дистанции
можно было отказаться от участка спуска способом Дюльфера (строго придерживаться установленных эталонов), но при этом изменился бы общий замысел,
красота и логика дистанции (восхождение на «вершину» и спуск с нее).
Ре
Таблица 3 – Экспертная оценка этапа короткой дистанции открытого первенства БГУФК по
туристско-прикладным многоборьям в технике горно-пешеходного туризма
Параметры
Оценка
склона
(баллы)
a
l
1
2
3
4
5
6
Преодоление склона: подъем, траверс. спуск (эталонные параметры «Правил» 2011 г.)
Более 50 % подъема с
Организация командной
70
60
34±8
5
неудобными зацепками,
страховки, (страховочных
опорами на трении,
станций, перил)
стенки 5–7 м крутизной
(самонаведение участка)
70–80º, отсутствие полок в
пунктах страховки
Класс
этапа
Характеристика участков
рельефа
Технико-тактические
действия
149
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
Продолжение таблицы 3
1
2
3
4
5
6
Организация командной
4
Более 30 % подъема с
60
50
21±5
страховки, (страховочных
неудобными зацепками,
станций, перил)
опорами на трении,
(самонаведение участка)
стенки 3–5 м крутизной
60–70º, неудобные полки в
пунктах страховки
Спуск по крутому склону (эталонные параметры «Правил» 2014 г.)
Организация перил (в том
5
Склон (его модель).
70–90 21–30
12
числе с наращиванием
Неудобные или (и)
веревок). Верхняя
отсутствие полок в
командная страховка
пунктах страховки
Организация перил.
4
Склон (его модель).
70–90 13–20
10
Верхняя командная
Неудобные или (и)
страховка
отсутствие полок в
пунктах страховки
Организация перил.
3
Склон (его модель).
60–90 7–9
8
Верхняя командная
Ограниченные полки в
страховка
пунктах страховки
Траверс крутого склона (модели склона) (эталонные параметры «Правил» 2014 г.)
Траверс склона
5
Склон (его модель),
70–90 21–30
12
1-м участником с
включая участок с
командной страховкой
неудобными зацепками,
свободным лазанием
опорами на трении
или с применением ИТО
8–13 м, крутизной
(16–25 м). Организация
70–90º. Неудобные или
(и) отсутствие полок в
перил для остальных
пунктах страховки
участников (в том
числе с промежуточной
страховочной станцией)
Траверс склона 1-м
4
Склон (его модель),
50–90 13–20
10
участником с командной
включая участок с
страховкой свободным
неудобными зацепками
лазанием или с
6–8 м, крутизной 60–90º.
применением ИТО (11–
Ограниченные полки в
15 м). Организация перил
пунктах страховки
для остальных участников
Определяющий этап преодоления «скального» склона на дистанции первенства
БГУФК
Траверс склона 1-м
4
Траверс «склона» без
90
8
28
участником с командной
зацепок, 90º (гладкий
ствол дерева, укрепленный страховкой, 10 м (5–6 ПТС
между двумя опорами на с набиванием крючьев,
искусственные точки
высоте 10 м). Неудобная
опоры для ног (лестница)).
полка в начале и на
целевом участке траверса. Организация перил для
остальных участников.
Спуск на глубину 3 м
(90º). Неудобная полка на Спуск способом Дюльфера
с верхней командной
целевом участке спуска
страховкой
Примечание – а – средняя крутизна склона (градусы), l – протяженность склона (метры).
150
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
Сравнение различных подходов к классифицированию дистанций, применявшихся в сравнительно непродолжительной истории развития спортивной
дисциплины «ТПМ» позволяет сделать следующие заключения. Сам по себе
подход к классифицированию дистанций, применявшийся до 2014 г., основанный на применении шкалы Фибоначчи для балльной оценки этапов прогрессивно возрастающей сложности, является хорошо методологически обоснованным и в теории позволяющим точно дать балльную оценку и определить класс
дистанции. Однако использовать преимущества данного подхода на практике в
полной мере не удавалось вследствие несоответствия указанных в «Правилах»
стандартов эталонных этапов практике планирования дистанций на территории
Республики Беларусь. На коротких дистанциях 4–6-го классов, где планируются
уникальные по содержанию технико-тактических действий этапы, весьма проблематично было точно определить тот «эталон» заданного класса, «слабее»
или «сильнее» которого является «реальный» этап. Зачастую «нужная» балльная оценка дистанции выставлялась формально и не соответствовала ее действительной сложности (что частично наблюдалось и в рассматриваемом нами
случае короткой дистанции, класс которой был занижен судейской коллегией).
Стандарты для классифицирования этапов представлены в действующих
«Правилах» 2013 г. гораздо более определенно с учетом многолетней практики
проведения соревнований. Они учитывают специфику постановки дистанций на
территории Беларуси, хорошо применимы на практике для планирования дистанций и этапов ТПМ в технике горно-пешеходного туризма заданного класса сложности. В то же время принцип балльной оценки (кодификации) этапов, принятый
«Правилами» 2014 г. и основанный на допущении о равномерном росте техникотактической сложности этапов с повышением их класса, не соответствует реальному положению дел. Параметры и содержание технико-тактических действий
эталонных этапов, представленных в ранее действующих и ныне действующих
«Правилах», свидетельствуют не о равномерном, а о прогрессирующем росте
технико-тактической сложности этапов вместе с повышением их класса.
Из проведенного исследования можно сделать вывод о том, что числа Фибоначчи, применявшиеся ранее для балльной оценки этапов ТПМ от 1-го до 6-го
класса, гораздо более точно соответствуют характеру роста их технико-тактической сложности и позволяют проектировать и дать окончательную и точную
оценку этапу, который является несколько «слабее» или «сильнее» эталонного
этапа. Действующие же «Правила» предполагают проектирование дистанций,
как комбинацию этапов, весьма близких по содержанию или аналогичных эталонным, что несколько ограничивает творчество постановщика дистанции, но
зато упрощает (делает более технологичным) процесс планирования дистанции
и увеличивает точность определения ее класса сложности.
Вероятно, что дальнейшее совершенствование процедуры классифицирования дистанций и этапов ТПМ будет связано с объединением принятых в
2014 г. подходов к стандартизации этапов разного класса сложности с проверенными практикой и хорошо обоснованными теоретически подходами к проектированию и балльной оценке этапов с использованием чисел Фибоначчи.
151
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
1. Ганопольский, В. И. Спортивный туризм в Республике Беларусь (1949-1999) / В.И. Ганопольский // 50 лет спортивному туризму Беларуси / под ред. В. Аносова. – Минск, 1999. –
С. 2–4.
2. Подлисских, В.Е. Технология планирования дистанций соревнований по туристскоприкладным многоборьям / В.Е. Подлисских, М.В. Соболь, Е.А. Дикусар // Материалы Междунар. науч.-практ. конф., проводимой в рамках VIII Форума творческой и научной интеллигенции государств – участников СНГ, Минск, 24 сент. 2013 г.: в 2 ч. / Белорус. гос. ун-т физ.
культуры; редкол.: Т.Д. Полякова (гл. ред.) [и др.]. – Минск: БГУФК, 2013. – Ч. 1. – С. 174–176.
3. Правила соревнований по виду спорта «Туризм спортивный», спортивная дисциплина «Туристско-прикладные многоборья» (техника горно-пешеходного туризма): Введ.
17.03.2014: текст по состоянию на 01.05. 2014 г. [Электронный ресурс] / Интернет портал
«Тур Столица». – Режим доступа: http://www. – Дата доступа: 13.05.2014.
4. Ганопольский, В.И. Туристско-прикладные многоборья: создание нового вида спорта
и разработка его программно-нормативного обеспечения / В.И. Ганопольский // Спортивная
наука на рубеже столетий: Междунар. сб. науч. тр. – Минск, 2000. – Вып. 1. – С. 30–36.
5. Ганопольский, В.И. Применение чисел Фибоначчи в качестве оценочных коэффициентов при классифицировании спортивно-туристских маршрутов и дистанций соревнований / В.И. Ганопольский // Ученые записки: сб. науч. тр. – Минск, 2001. – Вып. 5. – С. 85–88.
6. Туристско-прикладные многоборья. Правила соревнований. – Введ. 05.05.1998. –
Минск: М-о спорта и туризма, 1998. – 96 с.
7. Правила соревнований по туристско-прикладным многоборьям в технике лыжного,
горно-пешеходного туризма и поисково-спасательным работам. Введ. 11.01.2011. – Минск,
2011. – 111 с.
8. Ганопольский, В.И. Организация массовой туристской работы в Республике Беларусь: метод. рекомендации / В.И. Ганопольский; М-во спорта и туризма Респ.Беларусь;
НИИФКиС РБ. – Минск, 2008. – 99 с.
9. Подлисских, В.Е. Организационно-методические основы спортивного туризма:
учеб.-метод. пособие / В.Е. Подлисских, В.М. Литвинович; Белорус. гос. ун-т физ. культуры. – Минск: БГУФК, 2009. – 101 с.
Поступила 03.06.2014
Ре
ДИНАМИКА СОМАТОМЕТРИЧЕСКИХ ПОКАЗАТЕЛЕЙ
И ФИЗИЧЕСКОЙ ПОДГОТОВЛЕННОСТИ ТЯЖЕЛОАТЛЕТОК
ПОД ВЛИЯНИЕМ СРЕДСТВ ОБЩЕЙ ФИЗИЧЕСКОЙ
ПОДГОТОВКИ
Е.В. Фильгина, канд. пед. наук, доцент,
Белорусский государственный университет физической культуры
В процессе онтогенеза показатели силы изменяются гетерохронно и гетеродинамично. Особенность развития относительных силовых показателей девушек на этапе онтогенеза от 14 до 17 лет заключается в том, что регрессивные изменения отдельных показателей обнаруживают высокие темпы. В ходе
проведения исследования учитывалась возрастная периодизация развития отдельных мышечных групп. В данной статье рассматривается динамика соматометрических показателей и физической подготовленности тяжелоатлеток
под влиянием средств общей физической подготовки.
152
DYNAMICS OF SOMATOMETRIC INDICES OF PHYSICAL
PREPAREDNESS OF WOMEN WEIGHTLIFTERS UNDER THE
IMPACT OF GENERAL PHYSICAL TRAINING MEANS
К
In the process of ontogenesis strength indices are changing heterochronically
and heterodynamically. A feature of the girls’ relative strength indices development on
the stage of ontogenesis from 14 to 17 years old is in high rates of regressive changes
of some indices. In the course of the study the age-specific periodization of particular
muscle groups development was taken into account. The dynamics of somatometric
indices and physical preparedness of girls-weightlifters under the impact of general
physical training means is considered in the article.
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
Введение. Принцип системного подхода к оценке спортивной деятельности позволяет глубже понять все многообразие взаимосвязанных и взаимообусловленных морфологических и физиологических процессов, происходящих при
адаптационных перестройках организма по отношению к условиям тренировочной деятельности [1–6].
Главную задачу тренировки с использованием упражнений из других видов
спорта составляет разностороннее физическое развитие спортсменов [7–10].
При направленном воздействии на отдельные мышечные группы необходимо
учитывать возрастную периодизацию их развития. Знание морфологических,
физиологических и возрастных особенностей женского организма позволит
проводить спортивную подготовку спортсменок на многолетних этапах спортивного совершенствования на должном уровне [11].
Основная часть. При распределении средств общей физической подготовки (ОФП) на многолетних этапах подготовки учитывали возрастные закономерности развития собственно силовых способностей. Ввиду того что у девушек
в 14 лет наблюдаются высокие темпы регрессивных изменений относительных
силовых показателей мышц-разгибателей бедра, в 15 лет – сгибателей и разгибателей плеча и туловища, разгибателей голени; в 16 лет – разгибателей плеча;
в 17 лет – разгибателей туловища и бедра [11, С. 77]. Для средств силовой направленности в ЭГ планировался объем нагрузок, имеющий преимущественное
парциальное распределение для указанных мышечных групп.
Распределение средств ОФП силовой направленности и физических нагрузок тяжелоатлеток в экспериментальных группах (ЭГ) в годичных циклах занятий в ходе 4-летнего педагогического эксперимента выполнялось следующим
образом:
средства ОФП, направленно воздействующие на развитие мышц сгибателей-разгибателей бедра, в первый год занятий составляли 40 % от общего объема планируемых средств силовой направленности, во второй год – 10 %, в третий – 20 %, в четвертый – 30 %;
средства ОФП, направленно воздействующие на развитие мышц сгибателей-разгибателей плеча, сгибателей-разгибателей туловища, сгибателей-разги153
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
бателей голени в первый год занятий составляли по 20 %; во второй год – по
30 %, в третий – для мышц сгибателей-разгибателей плеча – 40 %, сгибателейразгибателей туловища, сгибателей-разгибателей голени – по 20 %; в четвертый – для мышц сгибателей-разгибателей плеча – 20 %, сгибателей-разгибателей туловища– 30 %, сгибателей-разгибателей голени – 20 %.
В каждом годичном цикле занятий в КГ объем нагрузок в силовых упражнениях, направленных на развитие определенной мышечной группы, распределялся по признаку воздействия на двигательные звенья (плечевой пояс, руки,
ноги, туловище) в равной величине – по 25 % в каждой группе упражнений.
В ЭГ и КГ общий объем нагрузок и распределение по зонам интенсивности в
годичном цикле занятий планировались одинаково. Отягощение нормировали с
таким расчетом, чтобы повторный максимум не превышал 8–12 в одном подходе, соответственно в ходе занятий применялся метод повторных усилий.
До начала эксперимента группы испытуемых по изучаемым показателям
являлись однородными.
Занятия, проводимые с использованием средств ОФП, распределенных в
соответствии с динамикой возрастного развития собственно-силовых способностей лиц женского пола, позволили более значительно изменить изучаемые показатели у девушек, тренировавшихся в экспериментальных группах (таблица 1).
Эффективность распределения средств силовой направленности и физических нагрузок оценивали по динамике показателей физической подготовленности девушек 14–17 лет в каждой экспериментальной группе (ЭГ-1, ЭГ-2, ЭГ-3,
ЭГ-4). Сила мышц-разгибателей бедра оценивалась по максимальным результатам в приседаниях со штангой на плечах (кг), мышц-разгибателей плеча – по
количеству сгибаний-разгибаний рук в упоре от гимнастической скамейки (раз),
мышц сгибателей-разгибателей туловища – по количеству подъемов туловища
из исходного положения, лежа на спине (количество раз за 1 минуту).
Отличительной особенностью показателей физической подготовленности
14-летних девушек, тренировавшихся в ЭГ-1, является достоверное различие
по сравнению с КГ прироста результата в приседаниях со штангой на плечах на
8,3 %, характеризующих собственно-силовые способности мышц-разгибателей
бедра, для которых в ЭГ-1 планировалось преимущественное распределение
объема физических нагрузок, так как для абсолютных показателей силы мышц
сгибателей-разгибателей бедра у лиц женского пола указанного возраста характерно ретардированное развитие.
Парциальный объем нагрузок в упражнениях, воздействующих на мышцы
бедра, в ЭГ-1 составил 40 %, в КГ-1 – 25 %.
Анализируя полученные данные уровня развития силовых способностей
девушек 14 лет в КГ–1, установили, что результат в приседаниях со штангой на
плечах за период эксперимента достоверно не изменился (Р>0,05).
У девушек 15 лет в ЭГ-2 наблюдался прирост результатов: в сгибаниях-разгибаниях рук от гимнастической скамейки – на 38,5 %, в поднимании туловища – на 38,6 % (Р<0,05).
154
Таблица 1 – Показатели физической подготовленности девушек после завершения 4-летнего
педагогического эксперимента ( X ±m)
Достоверность
различий
КГ (n=30)
t
P
3,08
<0,05
4,12
<0,05
<0,05
3,96
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
m
m
X
X
Первый год подготовки (ЭГ–1, КГ–1)
Приседания со штангой на пле32,5
1,7
30,0
1,8
чах, кг
Сгибания-разгибания рук в упоре
от гимнастической скамейки, кол20,8
1,6
14,3
1,4
во раз
Поднимание туловища,
36,2
1,5
28,7
2,3
кол-во раз в 1 мин
Второй год подготовки (ЭГ–2, КГ–2)
Приседания со штангой на пле35,5
1,2
35,0
1,8
чах, кг
Сгибания-разгибания рук в упоре
от гимнастической скамейки,
25,5
2,4
20,5
2,1
кол-во раз
Поднимание туловища,
42,7
1,9
35,6
3,1
кол-во раз в 1 мин
Третий год подготовки (ЭГ–3, КГ–3)
Приседания со штангой на пле37,5
1,2
37,0
1,8
чах, кг
Сгибания-разгибания рук в упоре
от гимнастической скамейки,
30,4
2,4
25,2
0,7
кол-во раз
Поднимание туловища,
40,4
1,3
41,1
1,5
кол-во раз в 1 мин
Четвертый год подготовки (ЭГ–4, КГ–4)
Приседания со штангой на пле37,5
1,2
42,5
1,4
чах, кг
Сгибания-разгибания рук в упоре
от гимнастической скамейки,
30,4
1,4
30,8
1,2
кол-во раз
Поднимание туловища,
42,3
2,7
41,4
2,5
кол-во раз в 1 мин
К
Упражнения
ЭГ (n=30)
4,22
<0,05
4,68
<0,05
5,63
<0,05
0,56
>0,05
3,78
<0,05
0,97
>0,05
4,59
<0,05
0,12
>0,05
0,45
>0,05
Занятия способствовали достоверному увеличению показателей силовых
способностей у 15-летних девушек в ЭГ-2, что можно объяснить различием объемов выполненной физической нагрузки в упражнениях силовой направленности, воздействующих на отдельные мышечные группы. В ЭГ-2 объемы физических нагрузок в упражнениях, воздействующих на сгибатели и разгибатели
плеча, сгибатели и разгибатели туловища, разгибатели голени, соответственно
составили по 30 %, в КГ – по 25 %.
155
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
После проведения экспериментальных занятий установлено достоверное
увеличение результатов в ЭГ-3 у 16-летних девушек в контрольном упражнении – сгибании-разгибании рук в упоре от гимнастической скамейки на 15,7 %;
в ЭГ-4 у 17-летних – в приседаниях со штангой на плечах на 26,6 % и в поднимании туловища на 19,9 % (Р<0,05).
Анализ физической подготовленности показал, что у девушек 16 и 17 лет,
тренировавшихся в КГ-3 и КГ-4, прирост показателей не подтвержден критерием достоверности различий между данными до начала и после завершения
эксперимента.
Сравнительная оценка физической подготовленности показала, что до эксперимента ЭГ и КГ статистически достоверно не отличались по изучаемым показателям. Поэтому отличительные особенности, наблюдавшиеся в ЭГ и КГ после окончания педагогического эксперимента, могут быть объяснены различием
в распределении средств ОФП и объема нагрузки, запланированного при проведении занятий в этих группах.
Позитивная динамика показателей собственно-силовых способностей у
девушек, тренировавшихся в ЭГ-1, 2, 3, 4, свидетельствует об эффективности
определения состава средств ОФП силовой направленности и физических нагрузок, распределенных в соответствии с закономерностями возрастной динамики их развития.
В ходе эксперимента определялись мышечный и жировой компоненты массы тела девушек 14–17 лет. Занятия в ЭГ-1 в первый год способствовали достоверному увеличению мышечного компонента их массы тела на 4,1 % (с 28,6
до 32,7 %) (Р<0,05), что подтверждает благоприятные изменения в физическом
развитии. Прирост данного показателя в ЭГ составил 2,2 % (Р<0,05) по сравнению с КГ (таблица 2).
Значительный прирост мышечного компонента массы тела у девушек в ЭГ-2
наблюдался в ходе второго года подготовки, который составил 5,0 % (Р<0,05).
У 15-летних девушек во второй год проведения педагогического эксперимента в
ЭГ-2 обхватные размеры плеча достоверно увеличились на 1,4±0,09 см (Р<0,05).
У девушек 16 лет, занимавшихся в ЭГ-3 в течение третьего года подготовки,
обхватные размеры плеча увеличились на 1,2±0,04 см, отмечен также прирост
мышечного компонента массы тела на 1,8 % (Р<0,05).
В ходе исследований в ЭГ-2 у девушек, участвовавших в эксперименте,
одновременно с наблюдавшимися изменениями мышечного компонента массы
тела отмечено достоверное уменьшение жирового компонента на 3,7 % по отношению к общей массе тела, что составило 2,21 кг (Р<0,05). Это объясняет характерные изменения размеров кожно-жировых складок (КЖС), наблюдавшиеся при обследовании девушек в конце второго года подготовки. При возрастании
мышечного компонента массы тела величины КЖС достоверно уменьшились,
что характеризует адекватность физической нагрузки и подтверждает позитивные изменения в физическом развитии девушек (таблица 3).
156
Таблица 2 – Соматометрические показатели девушек после завершения первого года подготовки
ЭГ (n=30)
t
P
0,24
1,26
1,45
0,03
1,49
1,56
0,12
0,23
4,34
>0,05
>0,05
<0,05
103,8
2,11
109,2
2,75
3,96
<0,05
32,7
15,7
23,8
17,9
49,9
30,6
15,1
16,1
12,1
25,3
16,5
1,57
1,13
1,38
0,67
0,34
0,72
0,19
0,15
0,10
0,09
0,17
30,5
17,9
22,2
16,4
51,9
29,3
15,9
16,9
10,8
25,4
15,3
1,72
1,45
0,91
0,62
0,77
0,81
0,12
0,18
0,08
0,14
0,16
4,12
4,33
3,27
3,19
4,87
3,24
1,45
1,26
2,98
0,31
2,33
<0,05
<0,05
<0,05
<0,05
<0,05
<0,05
>0,05
>0,05
<0,05
>0,05
<0,05
Ф
К
m
ри
й
Возраст, лет
Длина тела, см
Масса тела фактическая, кг
Отношение фактической
массы тела к оптимальной, %
Мышечный компонент массы тела, %
Жировой компонент массы тела, %
Обхват плеча, см
Обхват предплечья, см
Обхват бедра, см
Обхват голени, см
КЖС на плече спереди, мм
КЖС на плече сзади, мм
КЖС на предплечье, мм
КЖС на бедре, мм
КЖС на голени, мм
m
Достоверность
различий
X
15,02
157,6
61,3
X
15,01
157,2
58,8
Б
ГУ
Показатели
КГ (n=30)
по
зи
то
Таблица 3 – Соматометрические показатели девушек после завершения второго года подготовки
Показатели
ЭГ (n=30)
X
16,01
160,2
59,8
Ре
Возраст, лет
Длина тела, см
Масса тела фактическая, кг
Отношение фактической массы тела к
102,8
оптимальной, %
Мышечный компонент массы тела, %
35,7
Жировой компонент массы тела, %
16,4
Обхват плеча, см
26,4
Обхват предплечья, см
19,6
Обхват бедра, см
51,5
Обхват голени, см
31,7
КЖС на плече спереди, мм
15,7
КЖС на плече сзади, мм
17,4
КЖС на предплечье, мм
12,9
КЖС на бедре, мм
27,2
КЖС на голени, мм
17,9
m
КГ (n=30)
Достоверность
различий
m
t
P
0,24
1,15
1,07
X
16,02
159,9
62,6
0,02
1,34
1,21
0,11
0,14
3,15
>0,05
>0,05
<0,05
2,54
107,1
1,98
4,28
<0,05
1,43
1,12
0,22
0,56
0,67
0,34
0,15
0,22
0,13
0,19
0,26
32,4
18,3
25,3
18,5
52,6
32,4
15,5
17,9
11,1
25,9
16,4
1,28
1,36
0,75
0,24
0,53
0,29
0,18
0,21
0,15
1,02
0,13
4,36
3,29
2,96
2,81
2,45
2,39
0,23
0,17
2,83
2,68
2,74
<0,05
<0,05
<0,05
<0,05
<0,05
<0,05
>0,05
>0,05
<0,05
<0,05
<0,05
157
После окончания третьего и четвертого годов подготовки ЭГ в ходе педагогического эксперимента не отмечалось снижения жирового компонента массы
тела у девушек в возрасте 16 и 17 лет.
Особенностью физического развития девушек 15–16 лет является то, что у
них в этом возрасте отмечается максимальная величина безжирового компонента массы тела, чем можно объяснить изменение показателей, наблюдавшееся у
испытуемых в ЭГ (таблицы 4, 5).
Таблица 4 – Соматометрические показатели девушек после завершения третьего года подготовки
101,6
38,1
13,5
28,3
21,9
54,4
34,3
13,3
16,9
12,6
25,7
16,5
по
зи
то
Достоверность
различий
t
P
0,24
1,27
1,39
m
X
17,02 0,02
163,9 1,34
64,9 1,21
0,13
0,09
2,92
>0,05
>0,05
<0,05
1,98
108,1
1,98
3,56
<0,05
1,36
1,07
0,15
0,46
0,92
0,34
0,21
0,09
0,11
0,13
0,18
33,6
18,9
26,1
19,8
54,6
33,5
15,9
18,1
11,8
26,3
16,9
1,28
1,36
1,05
0,75
1,29
0,87
0,17
0,25
0,08
0,26
0,12
4,56
5,17
3,51
2,97
0,14
2,94
3,47
3,23
2,01
1,79
0,47
<0,05
<0,05
<0,05
<0,05
>0,05
<0,05
<0,05
<0,05
<0,05
<0,05
>0,05
Ф
m
ри
й
Возраст, лет
Длина тела, см
Масса тела фактическая, кг
Отношение фактической
массы тела к оптимальной, %
Мышечный компонент массы тела, %
Жировой компонент массы тела, %
Обхват плеча, см
Обхват предплечья, см
Обхват бедра, см
Обхват голени, см
КЖС на плече спереди, мм
КЖС на плече сзади, мм
КЖС на предплечье, мм
КЖС на бедре, мм
КЖС на голени, мм
X
17,01
163,8
63,4
Б
ГУ
Показатели
КГ (n=30)
К
ЭГ (n=30)
Ре
Таблица 5 – Соматометрические показатели девушек после завершения четвертого года подготовки
Показатели
Возраст, лет
Длина тела, см
Масса тела фактическая, кг
Отношение фактической массы тела к
оптимальной, %
Мышечный компонент массы тела, %
Жировой компонент массы тела, %
Обхват плеча, см
Обхват предплечья, см
Обхват бедра, см
158
ЭГ (n=30)
X
18,01
165,7
65,2
100,1
40,7
12,3
31,4
23,4
55,7
m
КГ (n=30)
Достоверность
различий
m
t
P
0,24
1,27
1,39
1,98
X
18,02
165,9
67,9
110,2
0,02
1,66
1,37
1,49
0,12
0,16
3,19
4,57
>0,05
>0,05
<0,05
<0,05
1,36
1,07
0,15
0,39
0,83
34,8
19,5
28,8
20,4
56,9
1,59
1,87
1,14
0,67
1,82
4,86
5,31
4,57
3,24
2,94
<0,05
<0,05
<0,05
<0,05
<0,05
Продолжение таблицы 5
ЭГ (n=30)
Показатели
Обхват голени, см
КЖС на плече спереди, мм
КЖС на плече сзади, мм
КЖС на предплечье, мм
КЖС на бедре, мм
КЖС на голени, мм
X
35,1
14,2
16,4
10,6
24,7
15,5
m
0,41
0,21
0,09
0,11
0,13
0,18
КГ (n=30)
X
36,9
16,7
18,9
12,5
27,5
17,3
Достоверность
различий
m
t
P
0,59
0,32
0,27
0,16
0,10
0,08
2,83
3,29
3,22
3,01
4,41
2,69
<0,05
<0,05
<0,05
<0,05
<0,05
<0,05
Б
ГУ
Ф
К
Вывод. При сравнении исходных и конечных соматометрических показателей девушек 14–17 лет установлено улучшение результатов в ЭГ после завершения педагогического эксперимента, что свидетельствует о более эффективном
распределении средств ОФП силовой направленности и объемов физических
нагрузок в ЭГ на многолетних этапах подготовки с учетом возрастной динамики
развития собственно-силовых способностей.
Ре
по
зи
то
ри
й
1. Иорданская, Ф.А. Основные достижения и перспективы развития медико-биологического контроля за состоянием здоровья и функциональным состоянием высококвалифицированных спортсменов в процессе управления подготовкой / Ф.А. Иорданская // Теория и
практика физической культуры. – 1984. – № 11. – С. 16–18.
2. Иорданская, Ф.А. Морфофункциональные возможности женщин в процессе долговременной адаптации к нагрузкам современного спорта / Ф.А. Иорданская // Теория и практика физ. культуры. – 1999. – № 6. – С. 43–50.
3. Коц, Я.М. Физиологические особенности мышечной деятельности женщин-спорт­
сменок: учеб. пособие / Я.М. Коц; ГЦОЛИФК. – М., 1980. – 33 с.
4. Коц, Я.М. Физиологические особенности спортивной тренировки женщин / Я.М. Коц //
Спортивная физиология: учебник для ин-тов физ. культуры / Я.М. Коц. – М., 1986. – Гл. IX. –
С. 179–193.
5. Радзиевский, А.Р. Физиологические особенности спортивной подготовки женщин /
А.Р. Радзиевский, В.Г. Ткачук, Л.Г. Шахлина // Морфофункциональные, физиологические
и биохимические основы совершенствования тренировочного процесса. – Киев: КГИФК,
1980. – С. 67–81.
6. Радзиевский, А.Р. Особенности адаптации женского организма к напряженной физической (спортивной) деятельности / А.Р. Радзиевский // Адаптация спортсменов к тренировочным и соревновательным нагрузкам: сб. науч. тр. / КГИФК. – Киев, 1984. – С. 59–64.
7. Горулев, П.С. Управление учебно-тренировочным процессом женщин в тяжелой атлетике / П.С. Горулев, Э.Р. Румянцева // Теория и практика физической культуры. – 2005. –
№ 2. – С. 29–31.
8. Горулев, П.С. Управление спортивной подготовкой женщин в тяжелой атлетике с учетом диморфических различий работоспособности: автореф. дис. … д-ра пед. наук: 13.00.04 /
П.С. Горулев. – Челябинск, 2006. – 36 с.
9. Иванченко, Е.И. Теория и практика спорта: учеб.-метод. пособие: в 3 ч. / Е.И. Иванченко. – Минск: Четыре четверти, 1997. – Ч. 3. – 240 с.
10. Похоленчук, Ю.Т. Современный женский спорт / Ю.Т. Похоленчук, Н.В. Свечникова. – Киев: Здоров’я, 1987. – 190 с.
11. Янкаускас, Й. Моторика растущего женского организма. Онтогенез двигательного
гомеостаза / Й. Янкаускас, Э. Логвинов. – Вильнюс: Мокслас, 1984. – 152 с.
Поступила 05.09.2014
159
ОПРЕДЕЛЕНИЕ СОСТАВА СРЕДСТВ ОБЩЕЙ ФИЗИЧЕСКОЙ
ПОДГОТОВКИ ТЯЖЕЛОАТЛЕТОК
Е.В. Фильгина, канд. пед. наук, доцент,
Белорусский государственный университет физической культуры
Б
ГУ
Ф
К
Изучение топографии мышечной силы показывает, что квалификация
тяжелоатлеток обусловлена в основном величиной силы мышц-разгибателей
туловища, плеча, предплечья, бедра и голени. Рост спортивных достижений
связан с увеличением максимальной силы именно этих мышечных групп. При
направленном воздействии на отдельные мышечные группы необходимо учитывать возрастную периодизацию их развития. В данной статье рассмотрено распределение средств общей физической подготовки в соответствии с
возрастными закономерностями развития собственно-силовых способностей
спортсменок.
DETERMINATION OF THE STRUCTURE OF THE MEANS OF
GENERAL PHYSICAL TRAINING OF WOMEN- WEIGHTLIFTERS
по
зи
то
ри
й
The study of the muscle strength topography shows that a skill level of womenweightlifters mainly depends on strength indicator of extensor muscles of the trunk,
upper arm, forearm, thigh, and leg. Progress of sports achievements is associated
with an increased maximum strength of these particular muscle groups. A purposeful
exposure of certain muscle groups needs to consider the age periodization of their
development. This article deals with distribution of the general physical training
means in accordance with the laws of development of age-proper power abilities of
athletes.
Ре
Введение. Общая физическая подготовка должна обеспечить физическое
развитие тяжелоатлеток, развитие основных двигательных качеств, расширение
объема двигательных умений и навыков, создание основы для совершенствования спортивного мастерства [1].
В процессе онтогенеза абсолютные и относительные показатели силы изменяются гетерохронно и гетеродинамично, а мышечные группы проходят свой
индивидуальный путь формирования и развития [2–7]. Особенность развития
относительных силовых показателей девушек на этапе онтогенеза от 14 до 17
лет заключается в том, что регрессивные изменения отдельных показателей обнаруживают высокие темпы [8]. У девушек 14 лет они установлены для силы
мышц-разгибателей бедра, 15 лет – сгибателей и разгибателей плеча и туловища, разгибателей голени; 16 лет – разгибателей плеча; 17 лет – разгибателей
туловища и бедра [8, С. 77]. Данная динамика собственно-силовых способностей проявляется в условиях естественного развития организма спортсменок,
что необходимо учитывать при определении состава средств общей физической
подготовки в тяжелой атлетике.
160
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
Основная часть. В ходе проведения педагогического эксперимента с девушками 14–17 лет при направленном воздействии на отдельные группы мышц
учитывалась возрастная периодизация их развития. В ходе исследования предположили, что в период регрессивных изменений относительной силы указанных мышечных групп у девушек 14–17 лет необходимо планировать преимущественное распределение средств общей физической подготовки силовой направленности, воздействующих на мышечные группы, в которых отмечаются
регрессивные изменения.
Для решения задачи экспериментального обоснования распределения
средств общей физической подготовки и объемов физических нагрузок в период
снижения ряда показателей относительных силовых способностей в 14–17 лет
необходимо, чтобы воздействие на собственно-силовые способности девушек
осуществлялось в условиях естественного развития организма. Для этого педагогический эксперимент проведен в группах, участницами которого являлись
девушки, ранее целенаправленно не занимавшиеся силовыми упражнениями.
Для обоснования распределения средств общей физической подготовки
силовой направленности и физических нагрузок в годичном цикле занятий на
многолетних этапах подготовки выполнен анализ возрастного развития собственно-силовых способностей девушек 14–17 лет (таблица 1).
Таблица 1 – Онтогенетическая темпограмма развития силы мышц плеча, туловища, бедра и
голени у девушек 14–17 лет (по данным Э.М. Логвинова, Б.Л. Ясиновского)
Ре
по
зи
то
Мышцы плеча
Мышцы туловища
сгибатели
разгибатели
сгибатели
разгибатели
абс.
отн.
абс.
отн.
абс.
отн.
абс.
отн.
14
А
МВР
А
МВР
Л
Р
Л
Р
15
Л
-А
Л
-А
Л
-А
Л
-А
16
Л
Р
Л
-А
Л
Р
Л
Р
17
МВР
Р
Л
Р
МВР
Р
МВР
-А
Мышцы бедра
Мышцы голени
сгибатели
разгибатели
сгибатели
разгибатели
абс.
отн.
абс.
отн.
абс.
отн.
абс.
отн.
14
Л
А
Л
-А
А
Л
Л
Р
15
Л
Л
Л
Р
Л
-А
Л
-А
16
Л
Л
Л
Р
С
МВР
Л
Р
17
МВР
МВР
Л
-А
Л
Р
Л
Р
Примечание – А – акселерационное развитие; Л – литическое (ретардированное) развитие; С – среднетемповое развитие; МВР – максимум возрастного развития; Р – регрессивные
изменения [8].
Возраст,
лет
При распределении средств общей физической подготовки на многолетних
этапах подготовки учитывали возрастные закономерности развития собственно-силовых способностей. Ввиду того что у девушек в 14 лет наблюдаются
161
высокие темпы регрессивных изменений относительных силовых показателей
мышц-разгибателей бедра, в 15 лет – сгибателей и разгибателей плеча и туловища, разгибателей голени; в 16 лет – разгибателей плеча; в 17 лет – разгибателей
туловища и бедра [8, С. 77], для средств силовой направленности в ЭГ планировался объем нагрузок, имеющий преимущественное парциальное распределение для указанных мышечных групп (таблица 2).
Таблица 2 – Распределение средств общей физической подготовки силовой направленности
в экспериментальных группах в годичных циклах занятий в ходе 4-летнего педагогического
эксперимента
ЭГ-3
(n=30)
16 лет
К
ЭГ-2
(n=30)
15 лет
Ф
Упражнения
ЭГ-1
(n=30)
14 лет
ЭГ-4
(n=30)
17 лет
Объем нагрузок, %
20
20
20
10
20
30
30
40
20
30
20
30
30
20
20
Б
ГУ
40
ри
й
Упражнения для сгибателейразгибателей бедра
Упражнения для сгибателейразгибателей плеча
Упражнения для сгибателейразгибателей туловища
Упражнения для сгибателейразгибателей голени
Ре
по
зи
то
В каждом годичном цикле занятий в КГ объем нагрузок в силовых упражнениях, направленных на развитие определенной мышечной группы, распределялся по признаку воздействия на двигательные звенья (плечевой пояс, руки,
ноги, туловище) в равной величине – по 25 % в каждой группе упражнений.
В ЭГ и КГ общий объем нагрузок и распределение по зонам интенсивности в
годичном цикле занятий планировались одинаково. Отягощение нормировали с
таким расчетом, чтобы повторный максимум не превышал 8–12 в одном подходе, соответственно в ходе занятий применялся метод повторных усилий [9, 10].
Эффективность распределения средств общей физической подготовки силовой направленности и физических нагрузок оценивали по динамике показателей физической подготовленности девушек 14–17 лет в каждой экспериментальной группе (ЭГ-1, ЭГ-2, ЭГ-3, ЭГ-4). Сила мышц-разгибателей бедра оценивалась по максимальным результатам в приседаниях со штангой на плечах (кг),
мышц-разгибателей плеча – по количеству отжиманий в упоре от гимнастической скамейки (раз), мышц сгибателей-разгибателей туловища – по количеству
подъемов туловища из исходного положения, лежа на спине (количество раз за
1 минуту).
До начала эксперимента группы испытуемых по изучаемым показателям
являлись однородными.
162
Занятия, проводимые с использованием средств общей физической подготовки силовой направленности, распределенных в соответствии с динамикой
возрастного развития собственно-силовых способностей, способствовали более
значительному изменению изучаемых показателей у девушек, занимавшихся в
экспериментальных группах (таблица 3).
Таблица 3 – Показатели физической подготовленности девушек после завершения 4-летнего
педагогического эксперимента ( X ±m)
Упражнения
КГ (n=30)
m
1,8
1,4
P
<0,05
<0,05
2,3
3,96
<0,05
1,8
2,1
4,22
4,68
<0,05
<0,05
3,1
5,63
<0,05
1,8
0,7
0,56
3,78
>0,05
<0,05
1,5
0,97
>0,05
1,4
1,2
4,59
0,12
<0,05
>0,05
2,5
0,45
>0,05
Б
ГУ
ри
й
по
зи
то
Ре
t
3,08
4,12
Ф
m
X
X
Первый год подготовки (ЭГ-1, КГ-1)
Приседания со штангой на плечах, кг
32,5
1,7
30,0
Отжимания в упоре от гимнастической
20,8
1,6
14,3
скамейки, кол-во раз
Поднимание туловища, кол-во раз в 1 мин
36,2
1,5
28,7
Второй год подготовки (ЭГ-2, КГ-2)
Приседания со штангой на плечах, кг
35,5
1,2
35,0
Отжимания в упоре от гимнастической
25,5
2,4
20,5
скамейки, кол-во раз
Поднимание туловища, кол-во раз в 1 мин
42,7
1,9
35,6
Третий год подготовки (ЭГ-3, КГ-3)
Приседания со штангой на плечах, кг
37,5
1,2
37,0
Отжимания в упоре от гимнастической
30,4
2,4
25,2
скамейки, кол-во раз
Поднимание туловища, кол-во раз в 1 мин
40,4
1,3
41,1
Четвертый год подготовки (ЭГ-4, КГ-4)
Приседания со штангой на плечах, кг
37,5
1,2
42,5
Отжимания в упоре от гимнастической
30,4
1,4
30,8
скамейки, кол-во раз
Поднимание туловища, кол-во раз в 1 мин
42,3
2,7
41,4
Достоверность
различий
К
ЭГ (n=30)
Отличительной особенностью показателей физической подготовленности
14-летних девушек, занимавшихся в ЭГ-1, является достоверное увеличение результата в приседаниях со штангой на плечах, характеризующих собственносиловые способности мышц-разгибателей бедра, для которых в ЭГ-1 планировалось преимущественное распределение объема физических нагрузок, так как
для абсолютных показателей силы мышц сгибателей-разгибателей бедра у лиц
женского пола указанного возраста характерно ретардированное развитие.
Парциальный объем нагрузок в упражнениях, воздействующих на мышцы
бедра, в ЭГ-1 составил 40 %, в КГ-1 – 25 %.
163
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
Анализируя полученные данные уровня развития собственно-силовых способностей девушек 14 лет в КГ-1, установили, что результат в приседаниях со
штангой на плечах за период эксперимента достоверно не изменился (Р>0,05).
У девушек 15 лет в ЭГ-2 наблюдался прирост результатов: в отжиманиях
от гимнастической скамейки – на 38,5 %, в поднимании туловища – на 38,6 %
(Р<0,05).
Занятия способствовали достоверному увеличению показателей собственно-силовых способностей у 15-летних девушек в ЭГ-2, что можно объяснить
различием объемов выполненной физической нагрузки в упражнениях силовой
направленности, воздействующих на отдельные мышечные группы. В ЭГ-2 объемы физических нагрузок в упражнениях, воздействующих на сгибатели и разгибатели плеча, сгибатели и разгибатели туловища, разгибатели голени, соответственно составили по 30 %, в КГ – 25 %.
После проведения экспериментальных занятий установлено достоверное
увеличение результатов в ЭГ–3 у 16-летних девушек в контрольном упражнении – отжимания в упоре от гимнастической скамейки на 15,7 %; в ЭГ-4 у 17-летних девушек – в приседаниях со штангой на плечах на 26,6 % и в поднимании
туловища на 19,9 % (Р<0,05).
Анализ физической подготовленности показал, что у девушек 14, 15, 16 и
17 лет, занимавшихся в КГ-1, 2, 3, 4, прирост показателей не подтвержден критерием достоверности различий между данными до начала и после завершения
эксперимента.
Заключение. Сравнительная оценка физической подготовленности показала, что до эксперимента ЭГ и КГ статистически достоверно не отличались по
изучаемым показателям. Поэтому отличительные особенности, наблюдавшиеся
в ЭГ и КГ после окончания педагогического эксперимента, могут быть объяснены различием распределения средств общей физической подготовки силовой
направленности, запланированных при проведении занятий в этих группах.
Позитивная динамика показателей собственно-силовых способностей у девушек, занимавшихся в ЭГ-1, 2, 3, 4, свидетельствует об эффективности влияния средств общей физической подготовки силовой направленности и объемов
физических нагрузок, распределенных в соответствии с закономерностями возрастной динамики развития собственно-силовых способностей на многолетних
этапах подготовки.
Таким образом, в ходе проведенного 4-летнего эксперимента установлено
эффективное распределение средств общей физической подготовки силовой направленности и объемов физических нагрузок на многолетних этапах подготовки с учетом возрастной динамики развития собственно-силовых способностей
девушек:
– в первый год занятий средства общей физической подготовки, направленно воздействующие на развитие мышц сгибателей-разгибателей бедра, со164
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
ставляют 40 % от общего объема планируемых средств общей физической подготовки силовой направленности, для мышц сгибателей-разгибателей плеча,
сгибателей-разгибателей туловища, сгибателей-разгибателей голени – по 20 %;
– во второй год занятий средства общей физической подготовки, направленно воздействующие на развитие мышц сгибателей-разгибателей бедра, составляют 10 % от общего объема планируемых средств общей физической подготовки силовой направленности, для мышц сгибателей-разгибателей плеча,
сгибателей-разгибателей туловища, сгибателей-разгибателей голени – по 30 %;
– в третий год занятий средства общей физической подготовки, направленно воздействующие на развитие мышц сгибателей-разгибателей бедра, составляют 20 % от общего объема планируемых средств общей физической подготовки силовой направленности, для мышц сгибателей-разгибателей плеча – 40 %,
сгибателей-разгибателей туловища, сгибателей-разгибателей голени – по 20 %;
– в четвертый год занятий средства общей физической подготовки, направленно воздействующие на развитие мышц сгибателей-разгибателей бедра
составляют 30 % от общего объема планируемых средств общей физической
подготовки силовой направленности, для мышц сгибателей-разгибателей плеча – 20 %, сгибателей-разгибателей туловища – 30 %, сгибателей-разгибателей
голени – 20 %.
Ре
по
зи
то
1. Медведев, А.С. Система многолетней тренировки в тяжелой атлетике: учеб. пособие
для тренеров / А.С. Медведев. – М.: ФиС, 1986. – 272 с.
2. Соха, Т.К. Женский спорт (новое знание – новые методы тренировки) / Т.К. Соха. – М.:
Теория и практика физической культуры, 2002. – 203 с.
3. Соха, Т.К. Методология совершенствования педагогических систем спортивной подготовки женщин в аспекте полового диморфизма: автореф. дис. … д-ра пед. наук: 13.00.04 /
Т.К. Соха; СПбГАФК им. П.Ф. Лесгафта. – СПб., 2002. – 69 с.
4. Федоров, Л.П. Теоретико-методические основы женского спорта: автореф. дис. …
д-ра пед. наук: 13.00.04 / Л.П. Федоров. – СПб., 1992. – 32 с.
5. Шахлина, Л.Г. Медико-биологические основы управления процессом спортивной тренировки женщин: автореф. дис. … д-ра мед. наук: 14.00.07 / Л.Г. Шахлина. – Киев, 1995. – 32 с.
6. Шахлина, Л.Г. О некоторых аспектах спортивной тренировки женщин / Л.Г. Шахлина // Олимпийский спорт и спорт для всех: материалы V Междунар. науч. конгр., Минск, 5–7
июня 2001 г. / Белорус. гос. акад. физ. культуры; гл. ред. М.Е. Кобринский [и др.]. – Минск,
2001. – С. 280.
7. Юржинова, И.Н. Зависимость между мышечной силой и соматометрическими признаками детей в пубертатный период (10–14 лет): автореф. дис. … канд. пед. наук: 13.00.04 /
И.Н. Юржинова; ГЦОЛИФК. – М., 1971. – 29 с.
8. Янкаускас, Й. Моторика растущего женского организма. Онтогенез двигательного гомеостаза / Й. Янкаускас, Э. Логвинов. – Вильнюс: Мокслас, 1984. – 152 с.
9. Ян, Бин Шен Критерии и параметры тренировочной нагрузки женщин-тяжелоатлеток КНР в подготовительном и соревновательном этапах: автореф. дис. … канд. пед. наук:
13.00.04 / Бин Шен Ян; РГАФК. – М., 2000. – 42 с.
10. Schmidtbleicher, D. Untersuchungen zur Periodisierung des Krafttraining im Sport bei
Frauen / D. Schmidtbleicher, E. Reis // Krafttraining in der sportwissenschaftlichen Forschung:
Dokumentation eines vom bis durchgefuhrten Workshops. – Koln. – 1995. – № 2. – S. 369–373.
Поступила 17.06.2014
165
ФАКТОРЫ, ОПРЕДЕЛЯЮЩИЕ ЭФФЕКТИВНОСТЬ
ТРЕНИРОВКИ В БЕГЕ НА ВЫНОСЛИВОСТЬ
А.В. Шаров, канд. пед. наук, доцент,
Брестский государственный университет,
Т.П. Юшкевич, д-р пед. наук, профессор,
Белорусский государственный университет физической культуры
Б
ГУ
Ф
К
В статье представлен анализ факторов, определяющих спортивный результат в беге на средние и длинные дистанции. Учет этих факторов (техническое мастерство, проблемы утомления спортсмена, профилактика травматизма, физиологическое обоснование развития выносливости, нетрадиционные
формы тренировки и др.) позволяет совершенствовать процесс подготовки
спортсменов в видах спорта, требующих преимущественного проявления выносливости.
FACTORS DETERMINING THE EFFECTIVENESS OF TRAINING IN
THE ENDURANCE RUNNING
по
зи
то
ри
й
The article presents an analysis of factors determining athletic performance in
the middle and long distance running. These factors (technical skills, problems of
athlete’s fatigue, injury prevention, physiological basis for endurance development,
non-traditional forms of training, etc.) being taken into consideration allow to improve
the process of athletes’ training in sports that require primary display of endurance.
Ре
Актуальность. Опыт подготовки выдающихся бегунов 50–60-х годов прошлого столетия, когда спортсмены эмпирическим путем выясняли предельные
возможности человека в области тренировки через использование максимальных объемов бега, свидетельствует о том, что основные недостатки в методике
тренировки в то время заключались в неправильном соотношении объемов физической и технической подготовки. Так, например, известный бегун 50-х годов
прошлого века англичанин Гордон Пири отмечает: «Статистика медицинской
ассоциации Америки показывает, что из 30-миллионной армии квалифицированных бегунов Соединенных Штатов около 70 % спортсменов ежегодно получают травмы. Такое количество травм не является характерным только для
новичков или для элитных спортсменов, а свойственно бегунам любого уровня.
Травматизм, охвативший сферу бега и отравляющий жизнь миллионам бегунов
(а для многих сделавший невозможным продолжение занятий бегом), породили
3 основные причины. Первая и основная причина – очень немногие знают, как
бегать правильно. Неправильная техника дает излишнюю нагрузку на стопы,
щиколотки, колени, спину и в конечном итоге неизбежно приводит к травмам.
Вторая причина не такая очевидная, как первая, хотя и тесно с ней связана, состоит в том, что почти вся современная беговая обувь сконструирована таким
166
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
образом, что не способствует правильной технике бега. Третьим фактором, влияющим на распространение травматизма, стало увлечение большими объемами
беговых нагрузок. Если в тренировке не соблюдается правильный баланс нагрузок, включающих спринт, интервальную тренировку, силовую работу, бег по
холмам и длительный бег, то организм спортсмена попросту не сможет адаптироваться к ежедневной тренировочной работе» [1, С. 7].
Похожие высказывания имеются у известного физиолога А. Гандельсмана [2], который представил анализ системы подготовки бегунов на длинные дистанции Заслуженного тренера СССР Г.И. Никифорова. В своей статье он выделил основные факторы успешной подготовки советских спортсменов к Олимпиаде в Мельбурне (1956 г.):
– высокие объемы тренировочной работы (физиологи того времени считали их запредельными), выполняемые с использованием различных методов тренировки (в основном переменного);
– налаженная система реабилитации;
– эффективная и экономичная техника бега, соответствующая индивидуальным особенностям спортсмена;
– рациональное питание;
– комфортные условия быта бегунов;
Кроме этих факторов, автор отмечал также высочайшее профессиональное
мастерство тренеров, которое заключалось в глубоком знании и понимании физиологии и биохимии. Г.И. Никифоров уже в то время требовал от физиологов
и биохимиков «объективных данных состояния спортсмена на всех этапах подготовки и, исходя из этих показателей, вносил коррективы в дозирование тренировочных средств» [2, С. 27].
Учитывая ряд критических замечаний, касающихся базовых положений теории спортивной тренировки, нами представляется свой взгляд на эту проблему,
основанный на анализе данных отечественной и зарубежной литературы, а также результатов собственных исследований, касающихся технической и функциональной (физиологической) составляющих подготовленности спортсменов на
примере бега на средние дистанции [3].
Цель работы. Совершенствование методики тренировки в беге на средние
и длинные дистанции на основе анализа факторов, определяющих спортивный
результат в видах легкой атлетики с преимущественным проявлением выносливости.
Влияние техники бега на спортивный результат. Попытки создания
«идеального» бегуна, с точки зрения биомеханики, всегда вызывали у исследователей много вопросов [4]. Основной парадокс заключается в том, что спорт­
смены мирового уровня могут показывать высокие достижения в беге на выносливость даже при посредственной технике, но при обязательном высоком
уровне развития физиологических функций, в первую очередь таких, как максимальное потребление кислорода, процент его использования, малый удельный вес жирового компонента тела, низкое накопление лактата. Исходя из этого
167
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
многие тренеры больше внимания обращали на объемы тренировочной работы,
а техника бега должна была совершенствоваться как бы «сама собой».
Методика тренировки по биомеханическим критериям должна определять:
на входе – индивидуальные характеристики спортсмена и задачи по их улучшению, а на выходе – модели движений, требуемые для оптимального выполнения
движений, которые позволят достигнуть поставленных задач. Таким образом,
цель тренировки в конечном итоге должна заключаться в совершенствовании
техники бега [5].
Интересные результаты были получены при сравнительном анализе техники бега у начинающих и высококвалифицированных спортсменов в состоянии
утомления. Оказывается, что в состоянии утомления у бегунов высокой квалификации не отмечается изменений в технике, в то время как у спортсменов низкой квалификации они становятся существенными [4].
J. Nilsson, A. Thorstensson [6] исследовали технику бега в скоростном диапазоне от 1,5 до 8,0 м/с при минимально возможной, привычной и максимальной частоте движений. Наиболее управляемая техника бега за счет его частотного компонента оказалась на низкой скорости (до 4 м/с). Минимальная степень
управления движениями происходит на высоких скоростях. Это свидетельствует о том, что относительно медленный бег на частоте сердечных сокращений
110–130 уд/мин в наибольшей мере позволяет совершенствовать высокоэкономичную технику бега.
С точки зрения теории Н.А. Бернштейна [7], согласно которой выделяются «периферический» и «центральный» компоненты управления движениями,
можно полагать, что периферия с известной степенью автономности ответственна за так называемый «рефлекторный» компонент улучшения техники, а центр –
за «смысловой». Н.А. Бернштейн, в частности, считал, что основная сложность
в управлении движениями заключается в невозможности точно «предсказать»
траекторию движения из-за возможных отклонений. Такое обстоятельство требует постоянной коррекции движения.
Факторы утомления, ограничивающие продолжительность работы.
При наступлении утомления снижается проявление максимальной силы мышц,
причем это происходит пропорционально интенсивности воздействия. Поэтому внешне утомление проявляется как невозможность поддерживать заданную
мощность работы. Развитие утомления определяется соотношением между
мощностью работы мышц, ее продолжительностью и периодами отдыха между повторными сокращениями мышц. Основной компонент утомления связан
с энергетической стоимостью выполненной работы, которая повышается при
более частых сокращениях мышц. Основные факторы утомления можно свести
к следующим моментам: утомление определяется числом сокращений мышц за
данный промежуток времени и повышением степени утилизации аденозинтрифосфорной кислоты [8].
168
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
В большинстве случаев на практике проблема утомления упрощается, особенно в процессе развития двигательных качеств (нет утомления – нет развития), что не всегда соответствует действительности.
Факторы, способствующие травмированию бегунов. С точки зрения теории динамических систем (соотношение стабильности и изменчивости), именно изменчивость ответственна за возникновение травм. Происходит нарушение
последовательности включения мышц, обслуживающих тазобедренный и коленный суставы [6].
Эффекты механического травмирования скелетной мускулатуры были отмечены после выполнения различных упражнений. Наиболее характерным
симптомом такого травмирования является «мышечная забитость» (musculе
soreness), которая проявляется на 1–5-й день после напряженных тренировок.
При микротравмировании мышц происходит значительное повышение уровня
специфического энзима – креатинкиназы. В то же время большое повышение
концентрации гидрогенных ионов водорода и лактата может быть только дополнительным фактором появления повреждений. Механические разрывы отдельных миофибрилл также проявляются как отдельный феномен микротравмирования. С точки зрения биомеханики, причиной повреждения мышц часто
являются несогласованные сокращения мышц, особенно при работе в уступающем режиме [6]. Таким образом, в теории травмирования существуют два направления – физиологическое и механическое.
Физиологические факторы, определяющие эффективность спортивной тренировки. Основное положение теории спортивной тренировки заключается в том, что нагрузка должна вызвать утомление, в ответ на которое
включаются гомеостатические функции, которые обеспечат не только восстановление, но и сверхвосстановление работоспособности (суперкомпенсация),
в результате чего (при многократном повторении) формируется адаптация организма, позволяющая выполнять более интенсивную и продолжительную работу. Эффективность методики тренировки, с физиологической точки зрения,
определяется умением точно попадать на фазы суперкомпенсации при каждом
повторном воздействии [9].
J.S. Slawinski, V.L. Billat [8] исследовали такой важный фактор в процессе
развития выносливости, как энергетическая стоимость выполненной работы.
Авторы провели сравнительный анализ энергетической стоимости бега высоко-,
хорошо- и малотренированных бегунов и выяснили (по показателям легочного
газового обмена), что она была примерно одинаковой во всех группах бегунов.
По их мнению, высоко и хорошо тренированные спортсмены достигают лучших
результатов благодаря более совершенному механизму доставки и использования кислорода. Кроме того, у высококвалифицированных спортсменов затраты
энергии снижались благодаря более эффективной технике бега, в частности рационального использования маховых действий ног во время выноса и постановки на грунт.
169
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
Исследования, проведенные в последние годы, демонстрируют, что выполнение аэробной работы высокой интенсивности не всегда определяется максимальной способностью транспорта кислорода [10]. Другими словами, физиологические факторы, определяющие проявление работоспособности, не являются
теми же факторами, которые улучшают максимальное потребление кислорода.
Важным условием адаптации организма спортсмена к тренировочным нагрузкам является повышение мощности импорта протеинов в митохондрии. Сочетание тренировок на выносливость и силу (одновременная тренировка) может
изменить адаптацию организма по сравнению с раздельными режимами нагрузок. Результаты исследований показывают, что силовые упражнения, выполняемые после упражнений на выносливость, усиливают адаптивные проявления
по сравнению с выполнением упражнений только на выносливость. Это свидетельствует о том, что одновременная тренировка может быть полезной для совершенствования механизмов адаптации окислительной мощности мышц [11].
Нетрадиционные формы тренировки. К наиболее распространенным
разновидностям нетрадиционной тренировки относится гипоксическая, т. е.
тренировка в условиях среднегорья. В настоящее время выделяют несколько
форм гипоксической тренировки:
– по принципу – «жить высоко – тренироваться высоко»;
– по принципу «жить высоко – тренироваться низко»;
– по принципу прерывистого гипоксического воздействия во время отдыха;
– по принципу прерывистого гипоксического воздействия во время выполнения тренировочных нагрузок.
Для жизни в комфортном состоянии оптимальная высота над уровнем моря
должна составлять 2200–2500 м, что обеспечивает повышение эритропоэтических эффектов. Для улучшения гематологических параметров высота может
быть увеличена до 3100 м. Оптимальная продолжительность воздействия высоты над уровнем моря составляет 4 недели для того, чтобы вызвать ускоренный эритропоэз, тогда как 18 дней достаточно для благоприятных изменений в
экономичности, буферной емкости мышц, гипоксической дыхательной реакции.
Если исходить из суточного пребывания в условиях среднегорья (высота над
уровнем моря 2500 м), то оптимальный период продолжается до 20–22 часов в
день (фактически, перемещаясь вниз только для тренировки). Этого достаточно,
чтобы увеличить эритропоэз и повысить последующую производительность организма на уровне моря [12].
Выводы
1. Анализ построения спортивной тренировки показывает наличие противоречий в выявлении факторов, определяющих результаты в беге на выносливость. Среди специалистов наиболее часто возникает дискуссия: что важнее –
физическая (функциональная) подготовленность спортсмена или его техническое мастерство. Нам представляется, что альтернативная постановка вопроса в
данном случае недопустима, так как важно и то, и другое.
170
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
2. Техника играет большую роль в достижении высоких результатов в беге
на средние и длинные дистанции. Она определяется законами биомеханики, физиологии и психологии. Однако тот факт, что некоторые спортсмены добивались
высоких результатов при посредственной технике бега дало повод для того, чтобы принизить значение технической подготовки.
3. Одно из основных положений теории спортивной тренировки предполагает, что нагрузка обязательно должна вызвать утомление, в результате чего
в организме включаются гомеостатические функции, которые обеспечивают не
только восстановление, но и сверхвосстановление (суперкомпенсацию). В результате чего (при многократном повторении) появляется адаптация, позволяющая выполнять работу более интенсивного и продолжительного характера.
4. В большинстве случаев травмы бегунов на средние и длинные дистанции определяют не внешние (погода, состояние беговой дорожки), а внутренние
причины (нарушение координационных механизмов, обеспечивающих последовательность включения в работу мышц, обслуживающих тазобедренный, коленный и голеностопный суставы).
5. Организация тренировки требует соблюдения законов управления при
учете индивидуальных особенностей спортсмена, подчинения принципам адаптации на основе раскрытия генетического потенциала человека. Эффективность
методики тренировки, с физиологической точки зрения, определяется умением точно попадать на фазы суперкомпенсации при каждом повторном воздействии. Важным условием адаптации организма спортсмена к тренировочным
нагрузкам является повышение мощности импорта протеинов в митохондрии.
Ведущим компонентом в методике тренировки должно быть совершенствование функций кислородного обеспечения, а не соблюдение планируемых соревновательных скоростей на определенных дистанциях.
6. В последние десятилетия спортсменами высокой квалификации все
чаще используются нетрадиционные формы тренировки (использование тренажерных устройств, электростимуляция и др.). К наиболее распространенным
разновидностям нетрадиционной тренировки относится гипоксическая, или
тренировка в условиях среднегорья (2200–2500 м над уровнем моря), которая
способствует улучшению гематологических параметров спортсмена. Оптимальная продолжительность такой тренировки составляет примерно 4 недели.
1. Пири, Г. Бегай быстро и без травм / Г. Пири; под ред. Д.С. Гиболди; пер. А.Б. Шаталина. – М.: Физкультура и спорт, 2002. – 79 с.
2. Гандельсман, А. Жизнь ради бега / А. Гандельсман // Легкая атлетика. – 1973. – № 8. –
С. 25–27.
3. Шаров, А.В. Теоретические и методические аспекты совершенствования техники бега
на основе биомеханических критериев / А.В. Шаров, В.Ю. Екимов, Т.П. Юшкевич // Ученые
записки: сб. науч. тр. – Минск: Четыре четверти, 1998. – Вып. 2. – С. 93–98.
4. Cavanagh, P.R. An approach to biomechanical profiling of elite distance runners /
P.R. Cavanagh [et al.] // International journal of sport biomechanics. – 1985. – № 1, Vol. 1. –
P. 123–137.
171
Б
ГУ
Ф
К
5. Тюпа, В.В. Биомеханика бега (механическая работа и энергия): учеб. пособие /
В.В. Тюпа, Е.Е. Аракелян, Ю.Н. Примаков – М., 1990. – 99 с.
6. Nillsson, J. Adaptability in frequency and amplitude of leg movements during human
locomotion at different speeds / J. Nillsson, A. Thortensson // Acta Physiol. Scand. – 1987. –
Vol. 129. – P. 107–114.
7. Бернштейн, Н.А. Физиология движений и активность / Н.А. Бернштейн. – М.: Наука,
1990. – 494 с.
8. Slawinski, J.S. Difference in Mechanical and Energy Cost between Highly, Well, and
Non-trained Runners / J.S. Slawinski, V.L. Billat // Medicine and Science in Sports and Exercise. –
2004. – № 8, Vol. 36. – P. 1440–1446.
9. Noakes, T.D. From catastrophe to complexity: a novel model of integrative central neural
regulation of effort and fatigue during exercise in humans: summary and conclusions / T.D. Noakes,
A.St.C. Gibson, E.V. Lambert // Br. J. Sports. Med. – 2005. – Vol. 39. – P. 120–124.
10. Vollard, N. Systematic analysis of adaptations in aerobic capacity and submaximal energy
metabolism provides a unique insight into determinants of human aerobic performance / N. Vollard
[et al.] // J. Appl. Physiol. – 2009. – Vol. 106. – P. 1279–1286.
11. Wang, L. Resistance exercise enhances the molecular signaling of mitochondrial biogenesis
induced by endurance exercise in human skeletal muscle / L. Wang [et al.] // Journal of Applied
Physiology. – 2011. – № 5, Vol. 111. – P. 1335–1344.
12. Milet, G.P. Combining Hypoxic Methods for Peak Performance / G.P. Milet [et al.] //
Sports Medicine. – 2010. – № 1, Vol. 40. – P. 1–25.
Ре
по
зи
то
ри
й
Поступила 10.04.2014
172
III. ФИЗИЧЕСКОЕ ВОСПИТАНИЕ РАЗЛИЧНЫХ КАТЕГОРИЙ
НАСЕЛЕНИЯ, РЕАБИЛИТАЦИЯ И ОЗДОРОВИТЕЛЬНАЯ
ФИЗИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА
ПОРТАТИВНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ СИСТЕМА ТЕСТИРОВАНИЯ
УРОВНЯ РАЗВИТИЯ СПОСОБНОСТИ К УДЕРЖАНИЮ
СТАТИЧЕСКОГО РАВНОВЕСИЯ СТУДЕНТАМИ СПЕЦИАЛЬНЫХ
МЕДИЦИНСКИХ ГРУПП
Б
ГУ
Ф
К
Ю.А. Брискин, д-р наук по физ. восп. и спорту, профессор,
Львовский государственный университет физической культуры,
О.З. Блавт, канд. наук по физ. восп. и спорту, доцент,
Национальный университет «Львивска политэхника»
по
зи
то
ри
й
В работе рассмотрены вопросы тестирования способности к удержанию
статического равновесия студентами специальных медицинских групп. Представлены результаты разработки методики тестирования уровня развития
этого качества с использованием портативной электронной системы, созданной на основе применения современных электронных технологий. Впервые показана возможность и эффективность ее применения в области физического
воспитания студентов с отклонениями в состоянии здоровья, позволяющая
обеспечить оперативное получение достоверных данных тестирования.
PORTABLE ELECTRONIC SYSTEM FOR TESTING THE LEVEL
OF DEVELOPMENT OF THE ABILITY TO HOLD STATIC
EQUILIBRIUM IN STUDENTS OF SPECIAL MEDICAL GROUPS
Ре
The paper considers the problems of testing the ability to hold static equilibrium
in students of special medical groups. Results of development of methods of testing
the level of this quality with the use of a portable electronic system created on the
basis of modern electronic technologies application are presented. For the first time
the possibility and efficiency of its application in the field of physical education of
students with anomaly in the state of health, ensuring prompt and reliable testing
data, has been demonstrated.
Введение. Одной из важнейших задач физического воспитания в специальных медицинских группах является развитие координационных способностей –
двигательной функции и умения управлять своими движениями [1]. Проблемы
развития этих способностей и отдельных их составляющих у студентов специальных медицинских групп, а также подбор аутентичных тестов для определения уровня их развития являются наиболее актуальными в современной практике физического воспитания специальных медицинских групп.
173
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
Анализ последних достижений и публикаций. Анализ последних научных данных показывает [2–8], что в теории физического воспитания существует
много определений координационных способностей. В физическом воспитании
студентов с отклонениями в состоянии здоровья особое значение уделяется способности удерживать равновесие [1]. Считается, что это один из лучших индикаторов функционального состояния организма, так как способность сохранять
устойчивость позы (равновесие) имеет жизненно важное значение, поскольку
выполнение даже простых движений требует достаточно высокого уровня развития органов равновесия. Именно поэтому регуляция положения тела является
предметом многих исследований и экспериментов [2, 5–8].
Данные многочисленных исследований [2, 6, 8] показывают, что равновесие является врожденным рефлексом удержания положения тела. Удержание
равновесия в вертикальном положении является динамическим феноменом и
результатом взаимодействия вестибулярного, зрительного и тактильного анализаторов, суставно-мышечной проприорецепции и высших отделов ЦНС [6]. На
основании накопленных эмпирических сведений установлена и доказана связь
характера этих движений с психофизиологическим состоянием организма. Результаты лонгитудинальных наблюдений динамики показателей способности
студентов удерживать равновесие и данные авторов свидетельствуют о значительной обусловленности этих показателей функциональным состоянием организма, физическим развитием и коордиционными способностями. Определено,
что координационные способности имеют диагностическую информативность,
что важно в отношении студентов специальных медицинских групп, поскольку
динамика состояния их здоровья является определяющей оценкой курса физического воспитания [1].
Необходимость целенаправленного развития и диагностики способности
удерживать равновесие студентов с отклонениями в состоянии здоровья не вызывает сомнений у специалистов [2–8]. Одновременно анализ теоретической и
методической литературы по исследуемому вопросу показывает, что вопросы
такой диагностики еще недостаточно разработаны и достаточно сложны для
специалистов отрасли. Это объясняется тем, что выбор тестов для проведения
мониторинга способности удерживать равновесие в специальных медицинских
группах должен быть обоснован физиологически [1, 5]. Иначе эти тесты не могут дать четких результатов, особенно для понимания природы индивидуальных
различий, обусловленных нозологическими характеристиками заболеваний студентов. Несмотря на большой интерес к этим вопросам, они не нашли отражения
в учебной и методической литературе относительно специальных медицинских
групп: в ней практически не затрагиваются аспекты определенного контингента.
Это естественно, поскольку однозначно оценить проявление способности удерживать равновесие весьма сложно, ввиду наличия функциональных нарушений
в состоянии здоровья исследуемого контингента. В рамках этой проблематики
особо актуальным становится направление, связанное с эффективностью действующих тестовых методик оценки равновесия студентов, которые по состоя174
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
нию здоровья относятся к специальной медицинской группе. Поэтому вопросы
диагностики способности удерживать равновесие в специальных медицинских
группах требуют дальнейшего рассмотрения и анализа. Вышесказанное побуждает нас подробнее остановиться на этой тематике.
По утверждению авторитетных ученых [3, 4, 8], процесс физического воспитания в специальных медицинских группах в ограниченном времени курса в
вузе все больше начинает приобретать характер научно-практического поиска,
требуя научно обоснованного подхода к его организации с использованием достижений науки и техники для получения информации о его эффективности.
Следует отметить, что в теории и практике физического воспитания специальных медицинских групп вопросы, связанные с информативностью процедуры
тестирования динамики физической подготовленности, разработаны недостаточно, что признают многие ученые [1, 2, 7, 8].
Одним из перспективных направлений совершенствования системы физического воспитания студентов специальных медицинских групп является разработка и практическая реализация новых высокоэффективных технологий тестового контроля. По мнению некоторых ученых [1, 8], такой подход обусловлен
решающим значением для эффективного физического воспитания студентов
специальных медицинских групп методики формирования комплексной системы контроля с одной стороны и недостаточным ее техническим обеспечением
с другой. Технологические основы этого вопроса требуют научной доработки,
что отмечается рядом научных трудов [2, 5, 7]. Актуальность и значимость поставленных вопросов, недостаточная их практическая разработка обусловили
выбор направления и темы исследования.
Цель работы – обоснование и реализация современных электронных технологических средств для совершенствования тестирования уровня развития
способности студентов специальных медицинских групп удерживать статическое равновесие.
В основе действующих методик мониторинга уровня развития равновесия,
используемых в практике физического воспитания специальных медицинских
групп, лежит косвенный метод. Действующий способ тестирования способности удерживать статическое равновесие, согласно которому осуществляют мониторинг в специальных медицинских группах, заключается в использовании
нескольких методик (тест Бондаревского, упражнение «Фламинго»). При этом
фиксируется время удержания устойчивого положения тела в соответствии с
общепринятыми нормативами. Методической особенностью этих тестов является то, что тело должно занимать практически устойчивое положение, а ноги –
определенную методикой позицию [1, 3, 6]. Однако в этом случае существует
определенная зависимость субъективной оценки преподавателем, проводящем
это тестирование, результатов мониторинга. Большой диапазон погрешностей в
действующих тестах обусловлен вероятностью погрешности визуальной оценки
соблюдения необходимого положения тела и ног, а также установление времени удержания необходимого положения, что и затрудняет получение достовер175
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
ных результатов. Учитывая невозможность четкой стандартизации процедуры
тестирования, объективно провести мониторинг уровня развития равновесия с
использованием этих тестовых упражнений специалисту по физическому воспитанию практически невозможно. Фактически надежность вышеприведенных
тестов зависит от многочисленных внешних факторов, возможности устранения
которых ограничены. В общем, эти методики не позволяют получить достоверных показателей из-за наличия неконтролируемых переменных и отсутствия
непрерывной регистрации результатов тестирования. Анализ теоретических
и практических исследований [2–8] обнаружил существующие противоречия
между необходимостью обеспечения объективности тестирования способности
удерживать статическое равновесие и отсутствием возможностей это сделать.
Следовательно, существует необходимость принципиально нового подхода к
решению этого вопроса.
Определенный интерес представляет разработка новых электронных технологий, базирующихся на внедрении компьютеризации тестового процесса.
К настоящему времени в области физического воспитания специальных медицинских групп предложенный подход автоматизированного мониторинга не использовался.
При создании автоматизированной системы учитывалось то обстоятельство, что выбор метода, с помощью которого проводится исследование, во многом определяет успех научной работы. Соответственно учитывались следующие факторы [9]:
1. метод должен быть адекватным решаемой задаче;
2. применяемый метод не должен оказывать дополнительного влияния на
состояние субъекта мониторинга;
3. результаты, полученные путем применения того или иного метода использования, должны быть представлены в удобном для восприятия виде;
4. пределы математической вариабильности измерений не должны превышать 1/3 от общей вариабильности результатов исследований.
Мы разработали методику тестирования с применением портативной автономной электронной системы, использующей встроенный датчик перемещения –
так называемый G-сенсор [10]. Этот сенсор, как элемент технической системы,
предназначенный для получения информации и сигнализации, подключается по
одному из известных интерфейсов к системе автоматической регистрации. В условиях занятий физическим воспитанием в вузе это могут быть современные мобильные телефоны, обладающие высокоскоростными интерфейсными подсистемами и обрабатывающие полученный сигнал в масштабах реального времени.
В современных мобильных устройствах распространенными датчиками, принимающими сигнал в разработанной электронной структуре, являются
MEMS-акселерометры, работающие на базе термальных датчиков ускорения.
В последних основным объектом получения информации является горячий пузырек воздуха. Получая сигнал, он отклоняется от центра системы, что отслеживается датчиками температуры (рисунок 1). Смещение пузырька соответствует
176
Б
ГУ
Ф
К
динамике положения тела: чем большего смещение – тем больше величина отклонения от устойчивого положения.
Рисунок 1 – Увеличенная фотография термального датчика
Ре
по
зи
то
ри
й
Информацию, зафиксированную G-сенсором, можно получить с помощью
одного из Андроид-приложений. Для этого нами был выбран Gforce Meter.
Разработанная портативная электронная измерительная система мониторинга (рисунок 2) позволяет не только зафиксировать момент потери устойчивого положения, но и получить динамическую картину процесса тестирования,
что существенно повышает его информативность.
1 – субъект мониторинга (студент), 2 – электронная система,
3 – мобильная телекоммуникационная система
Рисунок 2 – Структурная схема способа мониторинга функционального состояния
статического равновесия
177
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
Способ оценки функционального состояния статического равновесия, а
именно устойчивого положения тела и ног, состоит в том, что на теле студента
(субъекта мониторинга) располагают электронную систему в виде автономного
портативного устройства с встроенным G-сенсором. Система позволяет регистрировать момент начала выполнения функциональной пробы, динамику содержания устойчивого положения (процесс выполнения) и момент окончания.
Сигнал, полученный портативной электронной системой, обрабатывается микроконтроллером и передается по беспроводным устройствам инфракрасной
связи. Использование таких путей передачи сигнала позволяет интенсифицировать тестовый процесс. В дальнейшем сигнал поступает на мобильную телекоммуникационную систему, где его записывают, и он графически визуализируется
с использованием программного обеспечения. Таким образом, реализуют мониторинг функциональной пробы и сравнивают полученные результаты с тестовыми шкалами оценки, по значению которых делается вывод о функциональном
состоянии статического равновесия.
Предложенный метод требует расширения функциональности программного продукта. В общем, применение программного обеспечения делает возможным одновременный анализ результатов тестирования группы студентов без
потери информации. Для разработки программы была использована программная среда Borland Delphi 6.0. [11]. Позиция датчика считывается через каждые
100 мс. Результаты мониторинга записываются в файлы, хранящиеся на диске,
которые доступны для дальнейшей обработки.
Заключение. Преимуществами предложенной электронной системы мониторинга уровня развития равновесия, по сравнению с существующими способами оценки, является:
– обеспечение точности тестирования;
– комфортность проведения мониторинга для студента – удобство в использовании и компактность устройства, имеющего минимальные размеры и вес;
– текущий мониторинг, состоящий из времени получения информации
(обычно в пределах 20–60 с), времени просмотра полученных данных и анализа
результатов;
– обеспечение длительного наблюдения с обновлением результатов обработки;
– информативность обследования, что позволяет оценивать общее состояние поддерживания вертикального положения;
– высокая чувствительность устройства;
– высокий уровень достоверности мониторинга функции равновесия;
– автоматическое получение результатов многократных тестирований в
виде электронного протокола;
– быстрое проведение сложных вычислений с представлением результатов
в цифровом или графическом виде;
– удобство просмотра структуры полученных результатов и их динамики;
– простота реализации.
178
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
Автоматизированная электронная измерительная структура, разработанная
на основе использования современных электронных технологий и программного обеспечения, предложенная впервые и имеет значительные преимущества
по сравнению с существующей методикой мониторинга и контроля динамики
уровня развития равновесия в специальных медицинских группах. Научный потенциал технического оснащения процесса тестирования студентов этих групп
позволяет проводить контроль и оценку показателей исследуемого качества на
достаточно высоком уровне.
Основным методическим итогом работы является то, что использование
предложенной системы позволяет интенсифицировать процесс тестирования
функционального состояния статического равновесия студентов с отклонениями в состоянии здоровья в ходе их физической подготовки. В свою очередь,
это позволяет комплексно решать вопросы текущего контроля и с достаточной
обоснованностью судить о необходимости внесения корректив в программу занятий в соответствии с полученными результатами, для повышения эффективности управления оздоровительным процессом.
Дальнейшие исследования планируются в направлении разработки автоматизированных технологий реорганизации других тестовых проб для организации четкого контроля в области физического воспитания специальных медицинских групп.
Ре
по
зи
то
1. Корягін, В.М. Фізичне виховання студентів у спеціальних медичних групах: нав.
посібник / В.М. Корягін, О.З. Блавт. – Видавництво Львівської політехніки, 2013. – 488 с.
2. Красников, А.А. Тестирование: теоретико-методические знания в области физической культуры и спорта / А.А. Красников. – М.: ФиС, 2010. – 176 с.
3. Круцевич, Т.Ю. Контроль у фізичному вихованні дітей, підлітків і молоді: нав.
посібник / Т.Ю. Круцевич, М.І. Воробйов, Г.В. Безверхня. – Київ: Олімп. літ-ра, 2011. – 224 с.
4. Ланда, Б.Х. Методика комплексной оценки физического развития и физической подготовлености: учеб. пособие / Б.Х. Ланда. – М.: Советский спорт, 2006. – 208 с.
5. Лях, В.И. Коордиционные способности: диагностика и развитие / В.И. Лях. – М.: ТВТ
Дивизион, 2006. – 290 с.
6. Романенко, В.А. Диагностика двигательных способностей: учеб. пособие / В.А. Романенко. – Донецк, 2005. – 265 с.
7. Семенов, Л.А. Мониторинг кондиционной физической подготовленности в образовательных учреждениях / Л.А. Семенов. – М.: Советский спорт, 2007. – 334 c.
8. Скалій, Т.В. Педагогічний контроль розвитку координаційних здібностей дітей і
підлітків: дис. ... канд. наук з фіз. виховання і спорту: 24.00.02 / Т.В. Скалій; ХДУ. – Херсон,
2010. – 216 арк.
9. Семенов, Л.А. Введение в научно-исследовательскую деятельность в сфере физической культуры и спорта: учеб. пособие / Л.А. Семенов. – М.: Советский спорт, 2011. – 200 с.
10. Bracke, W. Ultra low power capacitive sensor interfaces Springer / W. Bracke, R. Puers,
C Van Hoof. – 2007. – 110 p.
11. MacKenzie, I.S. Input devices and interaction techniques for advanced computing. Dept.
of Computing & Information Science, University of Guelph, Guelph, Ontario, Canada N1G 2W1
In W. Barfield, & T. A. Furness III (Eds.), Virtual environments and advanced interface design /
I.S. MacKenzie. – Oxford: Oxford University Press, 2005. – 410 р.
Поступила 05.05.2014
179
ОЦЕНКА ЭФФЕКТИВНОСТИ ЗАНЯТИЙ ФИЗИЧЕСКИМИ
УПРАЖНЕНИЯМИ С БЕРЕМЕННЫМИ СТУДЕНТКАМИ
ВТОРОГО ТРИМЕСТРА БЕРЕМЕННОСТИ
Д.А. Венскович,
Белорусский государственный университет физической культуры
Ф
К
В статье представлены результаты педагогического эксперимента, проводимого со студентками второго триместра беременности очной формы получения образования по неспортивным специальностям в учреждении высшего
образования. Исследуются показатели функциональных изменений, происходивших в организме беременных студенток под влиянием занятий физическими
упражнениями.
Б
ГУ
ORGANIZATION OF HEALTH-IMPROVING ACTIVITIES WITH
GIRL-STUDENTS IN THE SECOND TRIMESTER OF PREGNANCY
ри
й
The article presents the results of a pedagogical experiment with full-time girlstudents in the second trimester of pregnancy studying non-sports specialties at
a higher educational institution. The indices of functional changes in the body of
pregnant girl-students under the impact of physical exercises are being investigated.
Ре
по
зи
то
Введение. Сохранение здоровья беременных женщин – самая актуальная
проблема государства. На сегодняшний день одна из важных социальных проблем – это состояние здоровья женщин и их потомства. В условиях демографического кризиса в стране проблема сохранения здоровья беременных женщин, а
в частности студенток, остается важной государственной задачей. Государство
активно занимается вопросами охраны здоровья матери и ребенка. В настоящее
время проблемы, связанные с осложнениями при беременности, являются одними из наиболее актуальных.
При нормальной беременности в организме беременной студентки происходят изменения, выражающиеся в приспособлении материнского организма к
новым условиям существования. Во время беременности все органы организма
функционируют с повышенной нагрузкой. Роды – это трудная физическая работа. Поэтому для беременной студентки необходимы не только выносливость
и сила, но также умение грамотно управлять своим телом и дыханием, способность концентрироваться на своих ощущениях и уметь расслаблять все мышцы
организма [1–3].
Существует большой выбор физических упражнений, которые можно и
нужно выполнять при беременности. Специальные физические упражнения для
беременных эффективно воздействуют на весь организм. Оценку эффективности применения физических упражнений для беременных студенток определяют по изменению функциональных показателей, возникающих в организме под
180
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
влиянием специальных комплексов физических упражнений, течению и исходу
беременности [4, 5].
Цель исследования – анализ изменения функциональных показателей организма беременных студенток в результате занятий специальными комплексами
физических упражнений.
Для достижения поставленной цели на базе учреждения образования «Витебский государственный университет имени П.М. Машерова» в «Школе будущей
мамы» нами проводится физкультурно-оздоровительная работа с беременными
студентками, впервые организованной в рамках педагогического эксперимента
в период с января 2014 года по март 2014 года (второй триместр беременности).
В настоящее время «Физическая культура» в учреждениях высшего образования представлена как учебная дисциплина и важнейший компонент целостного развития личности молодых людей, значимость которого проявляется через
гармонизацию духовных и физических сил; формирование таких общечеловеческих ценностей, как укрепление здоровья, физическое и психическое благополучие, физическое совершенство; профессионально-прикладную подготовленность, спортивную подготовленность и т. д. Отсутствие значимой положительной динамики естественного прироста населения во многом обусловлено ухудшением состояния здоровья, увеличением числа гинекологических заболеваний
и низким уровнем психофизического потенциала состояния здоровья женского
населения [6]. Усугубляет отрицательную ситуацию утрата культурных ценностей в общественном сознании, формирование нового стиля сексуального поведения девушек, а также возрастающая гиподинамия, курение, употребление
алкоголя, то есть факторы риска, отрицательно влияющие на физическое состояние, и особенно на психофизический потенциал состояния здоровья студенток.
В связи с этим возникает вопрос учета в процессе физического воспитания анатомо-физиологических особенностей женского организма и его биологических
функций материнства. Необходимо создавать условия для рождения здорового ребенка. Программа по дисциплине «Физическая культура» предусматривает вариативный компонент, который предполагается наполнить содержанием с
целью привлечения студенток с различными триместрами беременности к занятиям физической культурой в процессе обучения в учреждении высшего образования. Это позволит подготовить организм будущей матери к родам, а также избавит преподавателя от необходимости аттестовывать студентку лишь по
уровню теоретических знаний.
Физическая подготовка беременных к родам должна быть всесторонней,
касающейся непосредственно всех систем и жизненно важных функций организма. Неотъемлемой частью физической подготовки беременных студенток к
родам является выполнение специальных комплексов физических упражнений,
доступных и строго регламентированных для каждого триместра беременности.
Выполнение физических упражнений дает возможность строго дозировать физическую нагрузку по силе, скорости, амплитуде, направлению движения, выборочного воздействия на определенные мышечные группы [7, 8].
181
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
На основании рекомендаций врача и желания студенток заниматься физическими упражнениями были сформированы две группы – контрольная и экспериментальная. Под наблюдением находилось 16 здоровых беременных студенток, из которых 8 занимались по специально разработанным комплексам
физических упражнений (ЭГ) и 8 студенток, которые не занимались физическими упражнениями во время беременности (КГ). За период второго триместра
беременности студентки посетили 35 занятий. Продолжительность занятий до
30 минут, 3 раза в неделю (вторник, четверг, суббота), с музыкальным сопровождением. На занятиях для беременных студенток решались следующие задачи:
– улучшить обмен веществ;
– укрепить мышцы брюшного пресса, спины, таза, нижних конечностей;
– сохранить подвижность тазобедренных и других суставов;
– обучить правильному дыханию;
– обучить произвольному расслаблению мышц;
– улучшить работу сердечно-сосудистой системы, легких и кишечника;
– активизировать кровообращение и устранить застойные явления в малом
тазу и нижних конечностях;
– обеспечить достаточное насыщение кислородом крови матери и плода.
На протяжении второго триместра беременности студентками выполнялись
комплексы физических упражнений в обычном умеренном темпе, направленные
на все мышечные группы. Физические упражнения для беременных – это сильное средство воздействия на организм здоровой женщины. Правильное применение даже простых физических упражнений дает положительный, оздоровительный эффект [9, 10]. Исходя из этого для определения функционального состояния организма беременной студентки, а также для определения изменений,
возникающих в организме под влиянием занятий физическими упражнениями,
необходим постоянный педагогический контроль. Контрольные исследования
проводились до занятий, во время занятий и после занятий. Реакцию организма занимающихся беременных студенток на физическую нагрузку определяли
с помощью общепринятых и общедоступных методов исследования: подсчет
пульса, частоты дыханий, измерения артериального давления, спирометрии и
динамометрии.
В процессе педагогического наблюдения учитывали общее состояние занимающихся студенток и внешние признаки утомления, такие как: побледнение
или покраснение лица, повышенное потоотделение, учащенное дыхание, скованность движений, нарушение координации.
Артериальное давление и подсчет пульса определяли в покое до занятий
физических упражнений и после занятия. Артериальное давление измеряли
специальным электронным тонометром, а пульс при помощи пульсометра с использованием системы «Polar».
Частоту дыхания определяли в покое до занятия и после проведения занятий физическими упражнениями.
Экскурсию грудной клетки также определяли в покое до занятий и после
занятий.
182
По возрасту беременные студентки распределились следующим образом:
от 17 до 19 лет – 1 студентка, 20–22 лет – 5 студенток, 23–25 лет – 2 студентки.
В анамнезе у беременных студенток менструальная функция оценивалась
по возрасту наступления менархе, продолжительности цикла, регулярности
цикла, длительности менструации и количеству кровопотери (таблица 1).
Таблица 1 – Анамнез беременных студенток
Б
ГУ
Ф
К
Контрольная группа (КГ)
Экспериментальная группа (ЭГ)
Возраст
ПродолжиДлительность Возраст
ПродолжиДлительность
(менархе, тельность ОМЦ менструации (менархе, тельность ОМЦ менструации
лет, %)
(%)
(%)
лет (%)
(%)
(%)
11 (37,5)
22–24 (50)
3–4 (12,5)
11 (12,5)
22–24 (0)
3–4 (62,5)
12 (0)
25–27 (25)
5–6 (25)
12 (25)
25–27 (12,5)
5–6 (37,5)
13 (0)
28–30 (12,5)
7–8 (62,5)
13 (50)
28–30 (87,5)
7–8 (0)
14 (37,5)
31–33 (12,5)
14 (12,5)
31–33 (0)
15 (25)
15 (0)
ри
й
В результате педагогического эксперимента по результатам анкетного
опроса и функциональным показателям и оценкам эффективности апробация
экспериментальной программы выполнения физических упражнений для беременных студенток (конец второго триместра) контрольной и экспериментальной группы представлена в таблице 2.
по
зи
то
Таблица 2 – Функциональные показатели учета эффективности выполнения физических
упражнений беременными студентками
Показатели
Ре
ЧСС, уд/мин
АДсист., мм. рт. ст.
АДдиаст., мм. рт. ст.
ЧД
ЭГК, см
ЖЕЛ, мл
Динамометрия
(левая кисть), кг
Динамометрия
(правая кисть), кг
Контрольная группа
(КГ) ±δ
Экспериментальная
группа (ЭГ) ±δ
88,75±2,11
112,75±3,27
74,00±2,87
17,50±1,58
6,25±0,97
2840±240
80,38±3,28
116,75±4,33
76,65±4,24
17,75±1,67
6,75±1,20
3300±200
Значимость
различий между
группами (p)
>0,05
>0,05
>0,05
>0,05
>0,05
>0,05
19,38±1,11
22,75±0,97
>0,05
24,38±2,39
27,63±1,53
>0.05
Таким образом, беременные студентки второго триместра беременности в
КГ имели более высокую частоту сердечных сокращений 88,75±2,11 уд/мин по
сравнению с беременными студентками второго триместра ЭГ, в которой ЧСС
составляла 80,38±3,28 уд/мин. Полученные данные свидетельствуют о некотором улучшении сократительной способности миокарда, повышении эластичности кровеносных сосудов беременных студенток, занимающихся комплексами
183
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
физических упражнений, что в свою очередь, сказывается на общем самочувствии студенток.
По результатам АД: а именно в КГ АДсист. находилась в пределах
112,75±3,27 мм. рт. ст., а АДдиаст. равно 74,00±2,87 мм.рт.ст. в ЭГ АДсист. составляло 116,75±4,33 мм. рт. ст., а АДдиаст. равно 76,65±4,24 мм. рт. ст. Данные показатели свидетельствуют об улучшении работы сердца, системы кровообращения и лучших приспособительных реакций организма беременных студенток,
занимающихся физическими упражнениями.
При анализе показателей частоты дыхания, находившихся в пределах допустимой нормы, мы получили незначительные их изменения, соответственно в
КГ ЧД – 17,5±1,58, в ЭГ – 17,75±1,67 (количество раз в минуту).
При изучении показателей внешнего дыхания КГ и ЭГ было выявлено значительное увеличение показателей ЖЕЛ у беременных студенток, занимающихся физическими упражнениями, в КГ ЖЕЛ составляла 2840±240 мл, а в ЭГ
3300±200 мл. Благодаря физическим упражнениям и регулярным физическим
нагрузкам изменяется объем легких, развивается мускулатура грудной клетки и
ее сила и как следствие ЖЕЛ повышается у беременных студенток ЭГ.
Экскурсия грудной клетки в КГ составила 6,25±0,97 см, а в ЭГ – 6,75±1,20 см.
Эти показатели свидетельствуют о лучшей эффективности функций дыхания у
беременных студенток ЭГ.
В КГ мышечная сила правой кисти составляла 24,38±2,39 кг, левой –
19,38±1,11 кг. У студенток ЭГ мышечная сила правой кисти – 27,63±1,53 кг, а
мышечная сила левой кисти – 22,75±0,97 кг соответственно. В результате изучения абсолютных показателей кистевой мышечной силы было установлено, что у
беременных студенток, занимавшихся специальными комплексами физических
упражнений, наблюдается значительное увеличение показателей динамометрии.
Таким образом, у беременных студенток, занимающихся выполнением комплексов физических упражнений, в целом наблюдается тенденция к улучшению
исследуемых функциональных показателей.
Сравнительная характеристика показателей функционального состояния
студенток второго триместра беременности свидетельствует о достоверности их
изменений в ЭГ. Вместе с тем в КГ сохраняется на достаточно высоком уровне
ЧСС –10,41 %, АДсист. – 3,42 %, АДдиаст. – 3,46 %, ЧД – 1,40 %, ЭГК – 7,40%,
ЖЕЛ – 13,94 %, динамометрия левой кисти составляет 14,81 %, а динамометрия
правой кисти – 11,76 %.
Заключение. Инновационная форма организации физкультурно-оздоровительных занятий «Школа будущей мамы» со студентками второго триместра
беременности, обучающихся на очной форме получения образования по неспортивным специальностям в учреждении высшего образования, подтвердила свою
эффективность.
1. Абрамченко, В.В. Современные методы подготовки беременных к родам / В.В. Абрамченко. – СПб.: АСТ, 1992. – 167 с.
184
Б
ГУ
Ф
К
2. Абрамченко, В.В. Психосоматическое акушерство / В.В. Абрамченко. – СПб.: СпецЛист, 2001. – 311 с.
3. Абрамченко, В.В. Лечебная физкультура в акушерстве и гинекологии / В.В. Абрамченко, В.М. Болотских. – СПб.: СпецЛист, 2007. – 200 с.
4. Апанасенко, Г.Л. Лечебная физкультура и врачебный контроль / Г.Л. Апанасенко. –
М.: Физкультура и спорт, 1990. – 368 с.
5. Айламазян, Э.К. Акушерство: учебник для мед. вузов / Э.К. Айламазян. – 4-е изд.,
перераб. – СПб.: СпецЛист, 2005. – 527 с.
6. Акимова, С.В. Гимнастика для женщин, ожидающих Чуда. Комплекс упражнений для
беременных / С.В. Акимова. – М.: АКВА, 1996. – 24 с.
7. Акин, А. Девять месяцев и вся жизнь / А. Акин, Д. Стрельцова. – СПб.: АСТ, 1999. –
64 с.
8. Алексеева, В.В. Комплексы гимнастических упражнений для беременных женщин /
В.В. Алексеева. – Минск: Технопринт, 1999. – 54 с.
9. Васильева, В.Е. Особенности занятий физическими упражнениями в период беременности, послеродовом периодах / В.Е. Васильева, К.В. Березкина. – М.: Здоровье, 1978. – 43 с.
10. Герасимова, Т.Г. Методические рекомендации по подготовке беременных женщин к
родам / Т.Г. Герасимова. – Иркутск: Центр Материнства и Детства, 2002. – 68 с.
Поступила 28.05.2014
ри
й
ФИЗИЧЕСКАЯ РЕАБИЛИТАЦИЯ ДЕТЕЙ С ВРОЖДЕННЫМИ
ПОРОКАМИ СЕРДЦА КАК СОЦИАЛЬНАЯ ПРОБЛЕМА
по
зи
то
В.В. Витомский, Е.Б. Лазарева, д-р наук по физ. восп. и спорту,
профессор,
Национальный университет физической культуры и спорта Украины
Ре
Рассмотрена социальная значимость физической реабилитации при врожденных пороках сердца. Приведены статистические данные о инвалидизации,
смертности и нарушениях психического развития при врожденных пороках
сердца. Выделены социально-значимые задачи, направленные на решение проблемы врожденных пороков сердца. Определены основные направления разработки программ физической реабилитации: для детей, для взрослых, для
женщин, планирующих беременность, и беременных с врожденными пороками
сердца. Определены особенности внедрения и активного применения доступных для пациентов программ физической реабилитации.
PHYSICAL REHABILITATION OF CHILDREN WITH CONGENITAL
HEART DISEASE AS A SOCIAL PROBLEM
The social significance of physical rehabilitation of patients with congenital
heart disease has been considered. The statistical data on disability, mortality, and
impaired mental development in patients with congenital heart disease have been
outlined. Socially significant tasks aimed at solving the problem of congenital heart
185
disease have been highlighted. The basic directions of physical rehabilitation programs
development have been defined: for children, adults, and women planning pregnancy
and pregnant women with congenital heart disease. The features of introduction and
extensive implementation of physical rehabilitation programs available for patients
have been identified.
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
Введение. Социокультурная трансформация современного украинского
общества тесно связана с расширением сферы социальной политики, одним из
приоритетов которой является обеспечение полноценного функционирования
общества, что невозможно без создания условий для самореализации каждого
отдельного человека, в том числе с врожденными пороками развития (ВПР).
В настоящее время социальная значимость проблемы врожденных пороков
развития (ВПР) не вызывает сомнения.
Приведенные В.Ю. Альбицким [1] фактические данные свидетельствуют о
неблагоприятной демографической ситуации, которая характеризуется снижением воспроизводства населения ввиду падения рождаемости и роста смертности. Автор подчеркивает, что ВПР в структуре ведущих причин перинатальной
и младенческой смертности в последние годы стабильно занимают второе-третье место. Представленный автором фактический материал свидетельствует, что
ежегодно в мире около 5 % новорожденных появляются на свет с врожденной
патологией, характеризующейся тяжелым хроническим течением. Становится
очевидным огромный экономический и моральный ущерб, наносимый обществу и семье, поскольку дети с ВПР, как правило, становятся инвалидами (ввиду
отсутствия в большинстве случаев эффективных методов коррекции пороков),
требуют значительных материальных затрат для последующего лечения и реабилитации.
В Украине наблюдается рост сердечно-сосудистых заболеваний у детей с
4,4 на 1 тыс. в 1994 г. до 9,22 на 1 тыс. в 2007. Смертность от болезней кровообращения среди детей в 2007 г. возросла до 0,204 на 10 тыс. детей всего от
болезней системы кровообращения умерло 175 детей, из них 56 в возрасте до
одного года [2].
В структуре врожденных аномалий у детей врожденные пороки сердца
(ВПС) и сосудов занимают второе место [3] и составляют от 13,8 до 54,3 %, а их
удельный вес возрастает с течением времени [4, 5].
По данным ВОЗ, среди причин общей смертности младенцев ВПС составляют около 15 % [6] и 50 %, связанных с пороками развития [5]. Если хирургическая коррекция не проводится, то на первом году жизни умирает около 55 %
детей с данной патологией, а до 5-летнего возраста 85 % [6].
Рождаемость детей с ВПС варьирует от 0,7 до 1,7 %. По данным статистики,
распространенность их в Украине составляет более 40 тыс. человек, ежегодно
впервые выявляется 5,5 тыс. больных [7, 2]. Частота выявления ВПС увеличивается, как в результате ухудшения экологической ситуации, роста урбанизации,
химического загрязнения внешней среды, так и благодаря совершенствованию
186
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
методов диагностики врожденной патологии сердца, особенно у новорожденных и детей раннего возраста [6]. По прогностическим расчетам, в ближайшие
годы, учитывая ухудшение социально-экономических условий жизни и экологической ситуации, можно ожидать дальнейший рост распространенности данной
патологии, увеличение ее удельного веса в структуре причин мертворождаемости и детской смертности [8].
Большинство исследований, касающихся ВПС и перспектив использования средств физической реабилитации в восстановлении здоровья больных, направлены на исследование функциональных показателей сердечно-сосудистой
системы. Наблюдается тенденция к увеличению количества исследований, направленных на изучение качества жизни пациентов, особенно у детей с ВПС и
после хирургической коррекции ВПС, внутренней картины болезни и психосоматического развития. Определение основных социально значимых задач и
направлений применения физической реабилитации при ВПС найти не удалось.
Работа выполнена в соответствии с «Сводным планом НИР в сфере физической культуры и спорта на 2011–2015 гг.» по теме 4.4. «Совершенствование
организационных и методических основ программирования процесса физической реабилитации при дисфункциональных нарушениях в различных системах
организма человека». Номер государственной регистрации 0111U001737.
Цель: определить основные социально значимые задачи и направления
применения физической реабилитации при ВПС.
Методы исследования: анализ научно-методической литературы, синтез и
обобщение; сравнения и аналогии.
Результаты исследования и их обсуждение. Одной из социально значимых перспектив применения физической реабилитации является снижение инвалидизации и смертности у детей с ВПС до и после хирургической коррекции.
Как свидетельствуют данные о первичной инвалидности в Украине, вследствие врожденных пороков сердца и крупных сосудов за 2010 год группа инвалидности установлена 830 пациентам, не установлена 100 больным (10,75 % случаев), в 2011 г. группа инвалидности установлена 808 пациентам, не установлена
104 больным (11,4 % случаев). Доля инвалидов с врожденными пороками сердечно-сосудистой системы в структуре первичной инвалидности составила 1,97 %
от всех болезней системы кровообращения в 2010 г., и 1,88 % – в 2011 г. В 2010 г.
среди всех обращений пациентов по поводу врожденного порока развития сердечной перегородки инвалидность установлена в 89,4 %, в 2011  г. – в 84,5 % случаев.
Наблюдается тенденция к снижению показателей инвалидности при врожденных
пороках развития сердечной перегородки, что может быть связано со своевременным выявлением этих дефектов [9] и успешным хирургическим лечением.
Согласно данным Е.М. Лысунец и соавторов [9], составлены диаграммы
(рисунки 1 и 2), отражающие распределение групп инвалидности вследствие
врожденных пороков сердца и крупных сосудов в 2010 и 2011 годах, а также
количество больных, впервые признанных инвалидами (на 10 тыс. взрослого
населения в 2011 г.).
187
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
Рисунок 1 – Распределение групп инвалидности вследствие врожденных пороков сердца и
крупных сосудов по тяжести в 2010 и 2011 годах
Рисунок 2 – Количество больных впервые признанных инвалидами, на 10 тыс. взрослого
населения Украины в 2011 г.
Ре
Врожденные пороки сердца как до, так и после хирургической коррекции
могут быть предрасполагающими факторами, способствующими возникновению жизнеугрожающего состояния и внезапной сердечной смерти. Внезапная
сердечная смерть вследствие врожденных структурных заболеваний сердца с
высокой частотой регистрируется в детской популяции и составляет около 5 %
от всех летальных случаев среди детей. Из пациентов с врожденными пороками
сердца наибольшему риску подвержены те, у которых структурные аномалии
сердца не могут быть полностью исправлены хирургическим путем. Резидуальные дефекты проявляются перегрузкой давлением и объемом правого и левого
желудочков, при этом пораженные камеры становятся дисфункциональными
и склонными к жизнеугрожающим аритмиям. К врожденным порокам сердца,
имеющим высокую степень риска развития синдрома внезапной смерти, относятся: тетрада Фалло, стеноз аорты, транспозиция крупных артерий [10].
188
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
В среднем половина ВПС приходится на девочек. Этот факт поднимает проблему благополучной беременности для женщин с неоперированными и оперированными ВПС. В структуре сердечно-сосудистых заболеваний беременных
первое место занимают врожденные пороки сердца, которые составляют не менее 25,0 % всех заболеваний сердца у беременных. Неуклонно растет количество
беременных женщин с ВПС, перенесших операцию на сердце. Среди беременных чаще встречается ДМПП, ДМЖП, ОАП, СЛА, КоАо и тетрада Фалло [11].
Заболевания сердечно-сосудистой системы занимают ведущее место в структуре материнской смертности среди экстрагенитальной патологии, при этом на
врожденные заболевания приходится 8,4 %. В группе риска находятся пациетки, которые считают себя практически здоровыми после оперативного лечения и
по этой причине избегают медицинского наблюдения. В особую группу должны
быть выделены женщины после паллиативных операций в связи с наличием у
них легочной гипертензии и аритмии. Материнская смертность при наличии ВПС
у беременных зависит от многих факторов: прежде от вида порока сердца, а также от наличия или отсутствия и степени недостаточности кровообращения [12].
Среди факторов риска невынашивания беременности одно из ведущих мест
занимает экстрагенитальная патология матери, в частности сердечно-сосудистая,
которая выступает как дополнительный стрессорный фактор, который может негативно влиять на гормональные взаимосвязи в системе «мать – плацента – плод»
и способствовать увеличению частоты осложнений беременности и родов [13].
Согласно имеющимся представлениям, применение средств физической реабилитации, улучшая состояние сердечно-сосудистой системы, позволяет снизить материнскую смертность и невынашивание беременности.
Кроме приведенных причин необходимости создания на государственном
уровне доступной программы реабилитации с образовательными элементами,
имеет значение материальный уровень семей, в которых проживают дети с ВПС,
количество полноценных семей, уровень образования родителей. Несмотря на
то что большую долю (66,61 %) составляют случаи рождения детей с ВПС в
семьях, где брак был зарегистрирован [5], вызывает тревогу возможность недостаточного качества ухода, воспитания и содержания ребенка в неполной семье.
Немаловажное значение для общества имеет как текущая, так и будущая
социальная зрелость и активность детей с ВПС.
В ряде исследований показано, что нарушение гемодинамики и хроническая гипоксия, обусловленные ВПС, несмотря на их коррекцию в раннем возрасте, существенно влияют на дальнейшее психическое развитие детей [14, 15].
Наиболее важными проблемами у таких лиц являются астенические состояния,
неврозоподобные и невротические расстройства, патологическое развитие личности и состояние интеллектуальной недостаточности [14], нарушения кинетической и динамической организации двигательных процессов, незрелость эмоционально-волевой сферы [15].
Анкетирование родителей детей в возрасте до 18 лет (1,5 мес. – 17 лет 11
мес.), которым в НЦ ССХ им. А.Н. Бакулева РАМН выполнено хирургическое
189
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
лечение ВПС, выявило ряд основных вопросов и проблем у них касательно детей. Родители 420 (19,2 %) пациентов отмечали страх навредить ребенку неправильными действиями, что, возможно, связано с испытанным психологическим
стрессом, так как именно эти семьи в большей степени отмечали необходимость
профессиональной психологической помощи. Больше половины родителей
(1182; n=54,0 %) затруднились ответить на вопрос о знании адекватных физических нагрузок для их детей. Вызывает настороженность, что большую часть респондентов из этой группы составили семьи пациентов с септальными дефектами (769; n=65,1%). В основном это семьи, проживающие в населенных пунктах,
где отсутствует кардиологическая служба, либо родители не доверяют мнению
местных кардиологов. В порядке убывания по частоте встречаемости ответов
респондентов, родители хотели бы получить четкую, однозначную информацию
по следующим темам: возможность заниматься трудовой деятельностью в будущем; санаторно-курортное лечение; адекватность физических нагрузок; вопросы по инвалидности; планирование семьи [16]. Однозначно можно сказать
что решить ряд вопросов и снизить тревожность родителей в той или иной мере
может применение комплексной этапной программы физической реабилитации,
направленной на улучшение функций и систем организма ребенка. Систематическое предоставление родителям знаний об адекватных физических загрузках
и их использовании, коррекции состояния путем санаторно-курортного лечения
сможет снизить инвалидность, увеличить трудоспособность, тем самым предоставляя возможность пациентам с оперированными и неоперированными ВПС в
полной мере самореализоваться, завести семью, а для женщины еще и с меньшими опасениями родить ребенка. Вопрос также самореализации непосредственно
связан с возможностью приносить пользу обществу, чему может мешать недостаточность и неравенство возможностей, в сравнении со здоровыми детьми, а
ведь больной ребенок может быть не менее талантлив, чем любой здоровый.
Как показал анализ данных специальной научно-методической литературы,
социально значимые задачи применения физической реабилитации при ВПС
можно сформулировать следующим образом:
– необходимость уменьшения инвалидности и связанного с ней морального
и экономического ущерба;
– содействие снижению смертности, и в частности у рожениц с ВПС;
– содействие успешному вынашиванию беременности у женщин с ВПС;
– увеличение доступности реабилитации для детей из малообеспеченных и
неполных семей;
– содействие росту социальной активности и повышение адаптации к жизнедеятельности у лиц с ВПС;
– увеличение показателей работоспособности и возможностей реализации
профессиональных способностей и талантов лиц с ВПС на благо общества.
Применение средств физической реабилитации должно быть реализовано
по следующим направлениям:
– физическая реабилитация детей с ВПС;
190
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
– физическая реабилитация взрослых с ВПС;
– физическая реабилитация женщин, планирующих забеременеть и беременных с ВПС.
С помощью метода анализа специальной литературы в области физической
реабилитации, кардиохирургии и педиатрии, результатов логического анализа
практического опыта работы ведущих специалистов выделены основные факторы, определяющие характер и направленность реабилитационных мероприятий
у тематических пациентов:
– особенности порока по состоянию легочного кровообращения; по степени нарушения гемодинамики; по клиническому течению; отнесен ли дефект к
таким, которые не поддаются радикальной хирургической коррекции и требуют
периодических хирургических вмешательств; наличие легочной гипертензии;
– особенности консервативного и оперативного лечения;
– возраст пациента (особенно ребенка), возраст на момент проведения оперативного вмешательства, профессия у взрослых.
Выводы
1. Достижения хирургического лечения ВПС, увеличение числа больных,
перенесших операцию на сердце, привели к значительному росту социальной
значимости проблемы ВПС и необходимости решения вопросов их реабилитации. Проблемы в развитии ребенка с ВПС обусловлены не только биологическими (наследственными) факторами, но и неисполнением главных педагогических
закономерностей развития.
2. Физическая реабилитация, включающая мероприятия по предотвращению инвалидности в период до и после хирургических коррекций ВПС и помощь пациенту в достижении максимальной физической, психической, социальной, профессиональной и экономической полноценности, имеет большой
потенциал в решении социальных проблем, связанных с ВПС.
3. Обозначенные аспекты социальной значимости физической реабилитации требуют ее непрерывности, преемственности и необходимости применения впервые как в предоперационном периоде, так и в значительно отдаленном.
Ключевая идея реабилитации заключается в построении разумной перспективы
будущей жизнедеятельности ребенка с ВПС.
1. Альбицкий, В.Ю. Социально-гигиеническое значение и пути снижения детской
смертности и инвалидности от врожденных пороков развития / В.Ю. Альбицкий [и др.] //
Российский медицинский журнал. – 2002. – № 2. – С. 12–14.
2. Волосовець, О.П. Стан і перспективи дитячої кардіоревматологічної служби України /
О.П. Волосовець // Експерим. і клініч. медицина. – 2008. – № 4. – С. 16–20.
3. Танчин, І.А. Аналіз вроджених вад серця у новонароджених та дітей (за даними Львівського обласного патолого-анатомічного бюро, 2001, 2003, 2005 рр.) / І.А. Танчин [та ін.] // Експерим. та клініч. фізіологія і біохімія. – 2008. – № 4. – С. 76–78.
4. Шарыкин, A.C. Врожденные пороки сердца: руководство для педиатров, кардиологов, неонатологов / A.C. Шарыкин – M.: Теремок, 2005. – 384 с.
5. Мамед-Заде, Г.Т. Врожденные пороки сердца в Азербайджане. Особенности соматического и социального анамнезов матерей / Г.Т. Мамед-Заде // Акушерство и гинекология. –
2012. – № 5. – С. 79–82.
191
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
6. Шкіль, У.О. Аналіз смертності дітей та плодів від вроджених вад серця в ІваноФранківській області за 2006–2010 роки / У.О. Шкіль [та ін.] // Галиц. лікар. вісник. – 2012. –
Т. 19. – № 3. – Ч. 1. – С. 99–101.
7. Зубаренко, А.В. Реабилитация как непременное условие эффективного лечения детей с врожденными пороками сердца после кардиохирургических операций / А.В. Зубаренко,
Е.А. Лосева // Врачебная практика. – 2004. – № 4. – С. 8–11.
8. Сорокман, Т.В. Багатофакторний аналіз факторів ризику розвитку уроджених вад
серця / Т.В. Сорокман, Н.І. Підвисоцька, М.Г. Гінгуляк // Здоровье ребенка. – 2010. – № 3. –
С. 59–61.
9. Лисунець, О.М. Первинна інвалідність при вроджених вадах серцево-судинної системи / О.М. Лисунець [та ін.] // Укр. терапевт. журнал. – 2012. – № 3/4. – С. 32–34.
10. Пшеничная, Е.В. Внезапная сердечная смерть у детей. Часть 1 / Е.В. Пшеничная //
Здоровье ребенка. – 2013. – № 1. – С. 135–139.
11. Кирильчук, М.Є. Природжені пороки серця у вагітних / М.Є. Кирильчук // Педіатрія,
акушерство та гінекологія. – 2008. – № 1. – С. 106–110.
12. Кирильчук, М.Є. Вроджені вади серця як причина материнської смертності / М.Є. Кирильчук // Репродуктивное здоровье женщины. – 2008. – № 2. – С. 97–101.
13. Кирильчук, М.Є. Невиношування вагітності при вроджених вадах серця у матері /
М.Є. Кирильчук // Неонатологія, хірургія та перинатальна медицина. – 2011. – Т. 1. – № 2. –
С. 83–86.
14. Султанова, А.С. Внутренняя картина болезни подростков, перенесших операцию
при врожденном пороке сердца: автореф. дис. … канд. психол. наук: 19.00.04 / А.С. Султанова. – М., 2000 – 22 с.
15. Туманян, М.Р. Нейропсихологический статус пациентов в отдаленном периоде после радикальной коррекции тетрады Фалло, выполненной в раннем возрасте / М.Р. Туманян,
Т.Г. Горячева, Т.И. Мусатова // Кардиология. – 2001. – № 9. – С. 26–28.
16. Милиевская, Е.Б. Проблемы доступности для родителей информации о реабилитации и будущей трудовой адаптации детей и подростков после хирургического лечения врожденных пороков сердца / Е.Б. Милиевская, С.М. Крупянко // Реабилитация и вторичная профилактика в кардиологии: материалы Х науч.-практ. конф., 21–22 мар. 2013 г. – М., 2013. –
С. 69.
Поступила 15.05.2014
Ре
РАЦИОНАЛИЗАЦИЯ ПРОЦЕССА ФИЗИЧЕСКОЙ
РЕАБИЛИТАЦИИ ПРИ ОСТЕОХОНДРОЗЕ ШЕЙНОГО ОТДЕЛА
ПОЗВОНОЧНИКА
Е.В. Дворянинова, канд. пед. наук,
Белорусский государственный университет физической культуры
В статье представлено экспериментальное обоснование необходимости
использования дифференцированного подхода при выборе средств и форм физической реабилитации у лиц с шейным остеохондрозом позвоночника. Выбор
обусловлен состоянием физиологической кривизны шейного отдела позвоночника, что позволяет увеличить период сохранения и поддержания показателей,
характеризующих двигательную функцию позвоночника.
192
RATIONALIZATION OF THE PROCESS OF PHYSICAL
REHABILITATION WITH CERVICAL SPINE OSTEOCHONDROSIS
The paper presents an experimental rationale for the use of a differentiated
approach to the choice of means and forms of physical rehabilitation in patients with
cervical spinal osteochondrosis. The choice is due to the physiological condition of
the curvature of the cervical spine, which allows extending the period of preservation
and maintenance of the indicators characterizing motor function of the spine.
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
Шейный отдел позвоночника самый подвижный из четырех отделов позвоночника, который обеспечивает возможность наклонов и поворотов головы. Он
имеет относительно слабый мышечный корсет. При этом нестабильность собственно шейного отдела в сочетании с постоянной физической нагрузкой (необходимость поддержания головы и физиологической кривизны шейного отдела,
контроля поворотов и наклонов) объясняют высокую подверженность данного
отдела позвоночника как травмам, так и дистрофическим изменениям, которые
и являются, по сути, остеохондрозом [2, 7].
В развитых странах этим недугом страдает до 85 % взрослого населения,
более 70 % из них – представители интеллектуальных профессий: офисные работники, преподаватели, врачи, инженеры, журналисты и многие другие. При
этом болезнь стремительно «молодеет» – шейный остеохондроз все чаще диагностируют у 16–25-летних. Продолжительность периода сохранения и поддержания результатов реабилитации достигает одного года всего лишь у 13 %
человек, у остальных же – не достигает и полугода, а болевой синдром не представляется возможным устранить более чем в 21 % случаев, что препятствует
восстановлению подвижности шейного отдела позвоночника и укреплению мышечного корсета [1, 2].
В процессе жизни человека при чрезмерной и длительной статической нагрузке на позвоночник, длительном пребывании в физиологически неудобных
положениях (многочасовом сидении согнувшись за письменным столом в школе, институте, дома, на работе и т. д.), чрезмерной динамической нагрузке на
позвоночник, малоподвижном образе жизни возникают функциональные нарушения в двигательном аппарате [10].
Функциональные нарушения двигательного аппарата характеризуются поражением межпозвоночных дисков, прилежащих тел позвонков, связочного и
мышечного аппаратов позвоночника [4]. Следовательно, нарушения позвоночника состоят не только в поражении «пассивных» – плотных тканей, но и в нарушении «активного» двигательного аппарата, его целостности и механических
свойств. Двигательная функция позвоночника в большой степени определяется
деятельностью мышц, в которых из-за механических перегрузок пораженного
позвоночника также развиваются сложные функциональные нарушения [1, 10].
Мышцы шейного отдела позвоночника при функциональных нарушениях
рефлекторно напрягаются – это защитная реакция на боль. Повышение тонуса
193
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
направлено на уменьшение сдавливания (компрессии) корешков. Люди при этом
принимают различные анталгические (противоболевые) позы. Защитные позы
весьма разнообразны – наклон головы в сторону, вперед, приподнимание плеч и
др. Эти позы содействуют охранительному торможению центральной нервной
системы от поступающего в нее мощного потока болевых импульсов. В связи с
этим недопустимы мероприятия, устраняющие противоболевые позы. Несмотря на многообразие этих поз, все они связаны с повышенным тонусом мышц и
сказываются на характере и величине шейного лордоза. Чаще всего он сглаживается (уплощается), иногда исчезает совсем или меняется на изгиб выпуклостью назад (местный кифоз) [4, 8].
В связи с тем что функциональные нарушения позвоночника обусловливаются врожденной, либо приобретенной недостаточностью мышечно-связочного аппарата, конечная цель всех реабилитационных мероприятий заключается в его укреплении и создании условий для полноценного функционирования
позвоночника [5]. В повседневной практике в этих целях используют физические упражнения и массаж, при использовании которых не учитываются индивидуальные анатомо-биомеханические нарушения со стороны позвоночника,
обусловленные характером болей и особенностями строения позвоночника. Без
такого учета одинаковые упражнения и приемы массажа у одних занимающихся
вызывают улучшение, у других – усугубление нарушений. Период сохранения и
поддержания показателей, характеризующих двигательную функцию позвоночника, оказывается непродолжительным [4, 5, 10].
Отсюда возросший интерес к разноплановым исследованиям.
Разрабатывая методику восстановления двигательной функции шейного
отдела позвоночника у лиц зрелого возраста впервые был использован дифференцированный подход при выборе средств и форм физической реабилитации.
Выбор средств обусловлен состоянием физиологической кривизны шейного отдела позвоночника, которое зависит от степени тренированности мышечного
аппарата [3].
Подобранные с учетом характера изменения физиологической кривизны
позвоночника, физические упражнения и приемы массажа оказывают значительное влияние на мышечное сокращение, способствуют улучшению функционального состояния мышечного аппарата и образованию двигательных рефлексов, приспосабливая функцию пораженной системы к новым условиям физической деятельности [6].
При построении занятия лечебной гимнастики ЛГ и процедуры массажа
мы проводили дифференцированный подбор всех видов специальных упражнений и приемов массажа с учетом индивидуальных клинических нарушений со
стороны позвоночника – характера изменения шейного лордоза (его уплощения
или увеличения):
– в массаже при подборе И. П. у лиц со сглаженным лордозом использовались следующие: сидя с опорой головы на руки; при выраженном лордозе: лежа,
руки под головой в «замке»;
194
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
– в ЛГ при выполнении динамических упражнений при сглаженном лордозе, мы избегали «лордозирующих» движений, т. е. наклона головы назад, так как
происходит усиление давления на задние отделы фиброзного кольца и богато
иннервированную заднюю связку, и нервные корешки. Это проявляется сильным болевым синдромом.
При выраженном лордозе – «кифозирующих» движений, т. е. наклона головы вперед, такие наклоны способствуют значительному повышению внутридискового давления, смещению диска, растяжению фиброзных тканей;
– при выполнении статических упражнений различной направленности
при сглаженном лордозе использовались И. П. – лежа на спине, лежа на боку,
стоя в упоре на коленях, сидя; при выраженном лордозе – лежа на животе, лежа
на спине с валиком под шеей, лежа на боку, стоя в упоре на коленях, сидя;
– при выборе специальных упражнений, направленных на повышение силы
и силовой выносливости мы отказались от динамических упражнений, так как
имеет место нестабильность двигательно-позвоночного сегмента. «Нестабильность позвоночника» проявляется функциональной несостоятельностью позвоночника, особенно в условиях динамической нагрузки силового характера, и обусловлена патологическим смещением позвонков относительно друг друга в горизонтальной плоскости, вызывающим повреждение или компрессию нервных
корешков спинного мозга. Кроме того, нестабильность ведет к повышенным нагрузкам на межпозвонковые суставы, что может приводить к их повреждению, а
также развитию мышечного спазма, который проявляется болями [1].
На основании вышеизложенного мы использовали упражнения в изометрическом режиме, а именно упражнения с внешним сопротивлением, упражнения,
отягощенные весом собственного тела, упражнения в чередовании напряжения и
расслабления. Эти упражнения имеют ряд достоинств: можно сохранять напряжение сравнительно длительное время, воздействовать практически на любые
мышечные группы, возможность использования при ограниченности движений.
Однако имеют и недостатки, о которых будет сказано в следующем пункте.
Использование биомеханической стимуляции (БМС) для увеличения силы
мышц воротниковой зоны выбрано не случайно, упражнения изометрического
характера, направленные на повышение силы и силовой выносливости, могут
быть использованы только как дополнительное средство, поскольку эффективность их меньше, чем динамических. Таким образом, перед нами возникла проблема выбора основного средства, направленного на укрепление мышечно-связочного аппарата. Анализ научно-методической литературы показал, что БМС
способна решить поставленные задачи [9].
Была разработана последовательность реализации предложенной методики и последовательность применения физических упражнений различной направленности, массажных приемов и БМС, в зависимости от решаемых в процессе реабилитации задач [3].
Структура и содержание методики представлена в таблице 1.
195
Таблица 1 – Структура и содержание методики восстановления двигательной функции шейного отдела позвоночника у лиц зрелого возраста [3]
Этапы
Задачи
Средства и методы решения задач
1
1. Изучение характера
шейного лордоза и
основных показателей
двигательной функции
шейного отдела
позвоночника
2
а) выявить выраженный
и сглаженный лордоз у
лиц зрелого возраста
б) определить
подвижность шейного
отдела позвоночника
3
Двигательно-функциональные тесты:
1 – наклон туловища назад;
2 – латеральный наклон;
3 – наклон головы вперед;
4 – наклон головы назад;
5 – ротация головы;
6 – симптом Отто
Функциональные пробы на удержание
статической позы (трапециевидной и
дельтовидной мышц)
Упражнения (на расслабление, в том
числе дыхательные и идеосенсорные,
вытяжение, растягивание),
исключающие направления движений
головы, провоцирующие появление или
усиление боли:
при сглаженном лордозе – не
используются «лордозирующие»
движения, т. е. наклон головы назад;
при выраженном лордозе –
«кифозирующие» движения, т. е.
наклон головы вперед
Упражнения (на сопротивление,
б) подобрать
удержание головы), препятствующие
специальные
статические упражнения, нестабильности позвоночного столба,
которая проявляется функциональной
направленные на
несостоятельностью в условиях
развитие силы мышц
динамической нагрузки силового
шейного отдела
характера:
позвоночника
при сглаженном лордозе –
использовались И. П. лежа на спине и
на боку, стоя в упоре на коленях, сидя;
при выраженном лордозе – И. П. лежа
на животе, руки «в замке» под головой;
лежа на спине под шеей валик; лежа на
боку; стоя в упоре на коленях; сидя
ри
й
Б
ГУ
г) определить силу
мышц шейного отдела
позвоночника
а) подобрать
специальные
динамические
упражнения,
направленные на
снижение тонуса и
увеличение подвижности
мышц шейного отдела
позвоночника
Ре
по
зи
то
2.
Дифференцированный
подбор средств
физической
реабилитации и
исходных положений
при их проведении
196
Ф
К
в) определить амплитуду Миотонометрия (трапециевидной и
дельтовидной мышц) с использованием
тонуса мышц шейного
пружинного миотонометра «Сирмаи»
отдела позвоночника
2
в) подобрать массажные
приемы в зависимости от
превалирования тонуса
различных мышечных
групп шейного отдела
позвоночника
3
При выраженном лордозе –
приемы массажа, направленные
на расслабление (поглаживание,
растирание, вибрация, тракционные
приемы, пассивные движения);
при сглаженном лордозе – приемы
массажа, направленные на развитие
силы (разминание, ударные приемы и
активные движения)
Биомеханическое воздействие на
грудино-ключично-сосцевидные,
трапециевидную, дельтовидные
мышцы и триггерные точки шейного
отдела позвоночника
При сглаженном лордозе – И. П. наклон
головы назад;
при выраженном лордозе – И. П.
наклон головы вперед
г) подобрать
зоны воздействия
при проведении
биомеханической
стимуляции
д) подобрать
исходные положения
при выполнении
специальных
упражнений,
массажных приемов
и БМ-стимуляции,
исключающих
фиксирование головы,
которые провоцируют
появление или усиление
боли
а) снизить тонус
Упражнения на расслабление,
мышц шейного отдела
вытяжение (самовытяжение);
позвоночника
дыхательные и идеосенсорные
упражнения.
Приемы массажа: поглаживание,
растирание, вибрация, тракционные;
пассивные движения
б) увеличить
Упражнения на растягивание.
подвижность мышц
Приемы массажа: разминание
шейного отдела
(поверхностное), тракционные;
позвоночника
пассивные движения
в) развить силу мышц
Упражнения на силу статического
шейного отдела
характера (на сопротивление,
позвоночника
удержание головы).
Приемы массажа: разминание
(глубокое), ударные.
Биомеханическая стимуляция
с использованием стимулятора
«Юность-2»
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
Продолжение таблицы 1
1
Ре
3. Проведение
восстановительных
мероприятий
197
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
В исследовании принимало участие 100 человек (средний возраст 43,3±0,5
года). 50 человек в контрольной группе (средний возраст 42±0,2 года), из них
49 женщин и 1 мужчина, и 50 человек в экспериментальной группе (средний
возраст 44,6±0,8 года), из них 47 женщин и 3 мужчины. Учитывая то, что в государственную форму занятий, организуемую в учреждениях образования, в оздоровительных и лечебных учреждениях, входит проведение занятий лечебной
и оздоровительной гимнастики, мы решили провести исследование в медицинском учреждении (поликлинике № 4 г. Минска).
Для оценки эффективности было изучено функциональное состояние мышечно-связочного аппарата лиц зрелого возраста при помощи функциональных
методов исследования: двигательно-функциональных тестов, миотонометрии,
измерения силы мышц; оценено психоэмоциональное состояние при помощи
теста САН; изучен характер изменений шейного лордоза.
Контрольное тестирование функционального состояния опорно-двигательного аппарата обеих групп было проведено до педагогического эксперимента,
после и спустя 6 месяцев для выяснения сохранности достигнутого результата.
Показатели функционального и психологического тестирования в КГ и ЭГ
до, после и спустя 6 месяцев восстановительных мероприятий представлены в
таблицах 2–4.
Таблица 2 – Показатели функционального и психологического тестирования в ЭГ и КГ до
восстановительных мероприятий
Р
ÃКГ( X ± S X ) tнабл. tкрит. (достоверÝ
ÃЭГ ( X ± S X ) Ê
по
зи
то
Показатели функционального и
психологического тестирования
(n=50)
1 – наклон туловища назад, градусы
25,80±0,53
27,14±0,33
2,13
1,98
<0,05
2 – латеральный наклон, градусы
49,72±1,28
49,60±1,21
0,07
1,98
>0,05
3 – наклон головы вперед, градусы
41,06±0,49
42,22±0,37
1,87
1,98
>0,05
4 – наклон головы назад, градусы
46,00±0,78
45,60±0,49
0,39
1,98
>0,05
5 – ротация головы, градусы
51,14±1,15
49,10±0,75
1,49
1,98
>0,05
6 – симптом Отто, см
2,01±0,28
2,08±0,09
0,25
1,98
>0,05
Показатели амплитуды тонуса
трапециевидной мышцы, мт
43,60±1,24
47,30±1,32
1,70
1,98
>0,05
Показатели амплитуды тонуса
дельтовидной мышцы, мт
63,10±2,61
74,30±3,86
1,61
1,98
>0,05
Показатели силы трапециевидной
мышцы, с
112,40±2,10
105,30±2,66
1,48
1,98
>0,05
83,30±1,89
79,50±1,26
1,33
1,98
>0,05
33,80±1,95
30,49±1,31
1,41
1,98
>0,05
Ре
(n=50)
Показатели силы дельтовидной
мышцы, с
Рассогласованность показателей теста
САН, мм
198
ность)
Таблица 3 – Показатели функционального и психологического тестирования в ЭГ и КГ после
восстановительных мероприятий
Р
Показатели функционального и
психологического тестирования
ÃКГ( X ± S X ) tнабл. tкрит. (достоверÝ
ÃЭГ( X ± S X ) Ê
(n=50)
28,88±0,33
57,02±0,68
44,06±0,27
53,42±0,54
60,16±0,70
2,66±0,06
29,10±0,27
54,44±1,17
42,90±0,27
50,26±0,26
55,64±0,39
2,51±0,05
0,51
2.00
2,58
5,20
5,57
1,75
1,98
1,98
1,98
3,37
3,37
1,98
>0,05
<0,05
<0,05
<0,001
<0,001
<0,05
69,50±2,76
58,70±2,30
2,99 2,62
<0,01
84,90±0,62
82,56±0,32
2,25 1,98
<0,05
157,20±1,22
125,57±3,19
9,26 3,37
<0,001
118,30±1,24
98,60±1,79
9,00 3,37
<0,001
9,60±1,02
23,73±0,99
9,90 3,37
<0,001
Б
ГУ
Ф
К
ность)
ри
й
1 – наклон туловища назад, градусы
2 – латеральный наклон, градусы
3 – наклон головы вперед, градусы
4 – наклон головы назад, градусы
5 – ротация головы, градусы
6 – симптом Отто, см
Показатели амплитуды тонуса
трапециевидной мышцы, мт
Показатели амплитуды тонуса
дельтовидной мышцы, мт
Показатели силы трапециевидной
мышцы, с
Показатели силы дельтовидной
мышцы, с
Рассогласованность показателей теста
САН, мм
(n=50)
по
зи
то
Таблица 4 – Показатели функционального и психологического тестирования в ЭГ и КГ спустя
6 месяцев после проведения восстановительных мероприятий
Показатели функционального и
психологического тестирования
Р
Ý
ÃЭГ( X ± S X ) Ê
ÃКГ( X ± S X ) tнабл. tкрит. (достовер(n=50)
1 – наклон туловища назад, градусы
28,10±0,37
26,62±0,42
2,61 2,62
<0,01
2 – латеральный наклон, градусы
56,34±0,65
51,60±1,07
3,76 3,37
<0,001
3 – наклон головы вперед, градусы
43,66±0,31
41,70±0,36
4,05 3,37
<0,001
4 – наклон головы назад, градусы
50,88±0,43
46,10±0,38
8,19 3,37
<0,001
5 – ротация головы, градусы
58,68±0,66
49,46±0,40
11,89 3,37
<0,001
6 – симптом Отто, см
Показатели амплитуды тонуса
трапециевидной мышцы, мт
2,64±0,06
2,12±0,03
5,50 3,37
<0,05
63,36±2,24
50,40±0,80
5,44 3,37
<0,001
Показатели амплитуды тонуса
дельтовидной мышцы, мт
80,60±1,82
75,10±1,27
2,47 1,98
<0,05
Показатели силы трапециевидной
мышцы, с
146,40±1,45
112,00±2,25
12,75 3,37
<0,001
Показатели силы дельтовидной
мышцы, с
110,70±1,21
81,10±1,73
13,96 3,37
<0,001
Рассогласованность показателей
теста САН, мм
12,60±0,76
31,27±1,01
14,80 3,37
<0,001
Ре
(n=50)
ность)
199
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
Результаты обследования двух групп до начала восстановительных мероприятий показывают, что показатели, характеризующие двигательную функцию
позвоночника, ниже нормы и не имеют достоверных различий. Естественно,
такой уровень подвижности позвоночника не позволяет в полной мере использовать возможности двигательного аппарата человека.
По результатам обследования ЭГ после завершения восстановительных
мероприятий получены данные, которые принципиально отличаются от исходных, по всем рассматриваемым тестам показатели достигли нормы либо
максимально приблизились к ней. Полученные результаты позволяют говорить
об адекватной нагрузке и целесообразности используемых средств и форм физической реабилитации в ЭГ, что было достигнуто за счет поэтапного введения
физических упражнений и массажных приемов различной направленности, а
также биомеханической стимуляции в зависимости от решаемых задач.
Наибольший интерес представляют данные, полученные спустя 6 месяцев
после восстановительных мероприятий, так как они показывают период сохранения и поддержания достигнутых результатов. Это же, в свою очередь, свидетельствует об эффективности используемых средств и форм физической реабилитации.
Реализация методики восстановления двигательной функции шейного отдела позвоночника у лиц зрелого возраста позволила улучшить следующие показатели: увеличить амплитуду тонуса трапециевидной и дельтовидной мышц;
увеличить подвижность шейного отдела позвоночника вокруг сагиттальной оси,
фронтальной оси при сгибании и разгибании шеи, ротацию головы; подвижность
грудного и поясничного отделов позвоночника; увеличить показатели, характеризующие силу трапециевидной и дельтовидной мышц; уменьшить показатель
степени рассогласованности, характеризующей психоэмоциональное состояние.
Это позволило расширить период сохранения и поддержания основных
показателей, характеризующих двигательную функцию позвоночника, а также
психоэмоционального состояния лиц зрелого возраста, что подтверждается результатами тестов, полученными спустя 6 месяцев после применения предложенной методики. Прирост показателей ЭГ имеет статистически достоверные
различия по сравнению с показателями прироста в КГ (при p>0,05). Эффективность методики подтверждена.
1. Веселовский, В.П. Практическая вертебрология и мануальная терапия / В.П. Веселовский. – Рига, 1991. – 344 с.
2. Гречко, В.Е. О шейном остеохондрозе / В.Е. Гречко. – М.: Знание, 1982. – 96 с.
3. Дворянинова, Е.В. Физическая реабилитация при остеохондрозе шейного отдела позвоночника: пособие / Е.В. Дворянинова, М.Д. Панкова; Белорус. гос. ун-т. физ. культуры. –
Минск: БГУФК, 2009. – 46 с.
4. Дривотинов, Б.В. Реабилитация клинических проявлений остеохондроза позвоночника (патогенетическое и саногенетическое обоснование / Б.В. Дривотинов, Т.Д. Полякова,
М.Д. Панкова // Мир спорта. – 2007. – № 1. – С. 92–96.
5. Епифанов, В.А. Остеохондроз позвоночника: руководство для врачей / В.А. Епифанов, А.В. Епифанов. – М.: МЕДпресс-информ, 2004. – 272 с.
200
6. Козлова, Л.В. Основы реабилитации: учеб. пособие / Л.В. Козлова, С.А. Козлов,
А.А. Семененко. – Ростов н/Д.: Феникс, 2003. – 480 с.
7. Николайчук, Л.В. Остеохондроз, сколиоз, плоскостопие / Л.В. Николайчук, Э.В. Николайчук. – Минск: Книжный дом, 2004. – 320 с.
8. Погосян, М.М. Лечебный массаж: учебник / М.М. Погосян. – М.: Советский спорт,
2002. – 528 .
9. Полякова, Т.Д. Концептуальные основы физической реабилитации / Т.Д. Полякова,
М.Д. Панкова // Образование и педагогическая наука: тр. Нац. ин-та образования / редкол.
А.М. Змушко (пред.) [и др.]. – Минск: НИО, 2007. – Вып. 1: Концептуальные основания. –
Серия 6: Образование лиц с особенностями психофизического развития. – С. 64–74.
10. Пучков, А.Н. Комплексное консервативное лечение шейного остеохондроза: автореф. дис. … канд. мед. наук: 14.00.13 / А.Н. Пучков; Киев. гос. ин-т усовершенствования
врачей. – Киев, 1989. – 23 с.
Ф
К
Поступила 11.06.2014
ри
й
Б
ГУ
СОДЕРЖАНИЕ ТЕХНОЛОГИИ ФИЗИЧЕСКОЙ РЕАБИЛИТАЦИИ
ДЕТЕЙ 5–6 ЛЕТ С НЕФИКСИРОВАННЫМИ НАРУШЕНИЯМИ
ОПОРНО-ДВИГАТЕЛЬНОГО АППАРАТА В УСЛОВИЯХ
ДОШКОЛЬНОГО УЧЕБНОГО ЗАВЕДЕНИЯ
по
зи
то
В.А. Кашуба, д-р наук по физ. восп. и спорту, профессор,
Е.Б. Лазарева, д-р наук по физ. восп. и спорту, профессор,
Ю.В. Козлов,
Национальный университет физического воспитания и спорта Украины
Ре
Исследование посвящено актуальной проблеме коррекции комплексных нарушений ОДА у детей 5–6 лет в условиях дошкольного учебного учреждения.
Разработана технология физической реабилитации, включающая: лечебную и
утреннюю гимнастику, элементы аквафитнеса, подвижные игры специальной
направленности, массаж, элементы физиотерапии и ортопедического режима. Средства физической реабилитации направлены на коррекцию нарушений
осанки во фронтальной и сагиттальной плоскостях, плосковальгусной и варусной стопы.
THE ESSENCE OF THE TECHNOLOGY OF PHYSICAL
REHABILITATION OF 5–6 YEAR OLD CHILDREN WITH
NON-FIXED ANOMALY OF THE LOCOMOTIVE SYSTEM IN
CONDITIONS OF A PRE-SCHOOL EDUCATIONAL INSTITUTION
The study is devoted to an actual problem of correction of complex disorders of the
locomotive system of 5-6 year old children in conditions of a pre-school educational
institution. A physical rehabilitation technology has been developed which includes
the following issues: therapeutic and morning exercises, elements of aqua fitness,
201
special outdoor games, massage, and elements of physiotherapy and orthopedic
regimen. Physical rehabilitation means are aimed at correction of faults in posture in
frontal and sagittal plane, of planovalgus deformity and talipes varus.
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
Введение. Дошкольный возраст является важным этапом становления личности ребенка, формирования двигательных навыков, развития физических качеств, обеспечения условий нормального биологического развития. Данный возрастной период отличается, с одной стороны, интенсивным ростом и развитием
детского организма, а с другой − низкой сопротивляемостью к неблагоприятным
воздействиям внешней среды [1–3].
Как свидетельствуют статистические данные Министерства здравоохранения Украины, в настоящее время наблюдается тенденция к росту общей заболеваемости детей, увеличению распространенности хронических заболеваний и
уровня детской инвалидности [4, 5].
Научные исследования института педиатрии, акушерства и гинекологии
АМН Украины показали, что при обследовании детей 5–6 лет ряда дошкольных учреждений г. Киева, лишь 22,7 % из них были отнесены к группе здоровых, а 51,7 % детей имели различные хронические заболевания [6]. Ведущее
место среди отклонений, выявляемых у детей старшего дошкольного возраста при профилактических осмотрах, занимают, главным образом, заболевания
органов дыхания и функциональные нарушения опорно-двигательного аппарата (ОДА) [7]. Как следствие, более 70 % детей, поступающих в первые классы
общеобразовательных школ, имеют нарушения осанки в сагиттальной плоскости
с увеличением или уменьшением физиологических изгибов позвоночного столба,
сколиотическую осанку, нарушения опорно-рессорных свойств стопы [8–10].
Анализ последних достижений и публикаций. Данные специальной научно-методической литературы свидетельствуют о том, что проблеме физической
реабилитации детей с нарушениями осанки и плоскостопием посвящены работы многих ученых. Разработаны программы реабилитации с включением йоги,
тракционной и мануальной терапии [11, 12], ряд программ физической реабилитации предусматривает щадящий двигательный режим, лечебную гимнастику, различные виды массажа, физиотерапию, факторы внешней среды [13–15].
Некоторые специалисты [16–18] подчеркивают необходимость комплексного
использования ортопедических мероприятий, лечебной физкультуры, массажа,
физиотерапии и гигиенических мер и средств фитнеса [19, 20].
В то же время программы профилактики и реабилитации нефиксированных нарушений ОДА при их перегруженности различными методами и средствами воздействия остаются недостаточно эффективными, что подтверждается
неуклонным ростом данной нозологии у детей старшего дошкольного возраста.
Таким образом, разработка технологии физической реабилитации для детей 5–6
лет в условиях дошкольного общеобразовательного учреждения с целью достижения наибольшей эффективности восстановления и предопределили выбор научного исследования.
202
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
Цель работы – обоснование и разработка технологии физической реабилитации при функциональной недостаточности позвоночника и нефиксированных
нарушениях стоп у детей 5–6 лет в условиях дошкольных общеобразовательных
учреждений.
Методы исследования: теоретические – комплексный анализ и синтез
специальной научно-методической литературы, интернет источников; эмпирические – изучение и обобщение опыта работы педагогов с детьми 5–6 лет,
опытно-поисковая работа, наблюдение, проверка выдвигаемой гипотезы; инструментальные: компьютерная фотометрия; визуальный метод оценки стопы;
метод видеометрии с использованием программы “Big Foot”; методы математической статистики.
Результаты исследования и их обсуждение. Технология физической
реабилитации – это деятельность, которая максимально реализовывает законы восстановления и укрепления организма детей [1, 10]. В нашем случае мы
рассматривали технологию физической реабилитации как моделирование содержания коррекционно-профилактического процесса, его методы, средства и
приемы. Разработка авторской технологии предусматривала наличие определенных условий:
– наличие надлежащей материально-технической базы;
– возможность применения современных оздоровительных технологий;
– достаточный уровень профессиональной подготовки воспитателей и воспитателей по физической культуре;
– наличие оборудования для профилактики и коррекции нарушений ОДА;
– возможность использования всех форм контроля (предыдущего, текущего, оперативного и итогового);
– наличие достаточного методического обеспечения;
– согласованность работы педагогического коллектива;
– сотрудничество с родителями и детьми (рисунок 1).
В исследовании приняли участие 73 ребенка 5–6 лет, из них 38 мальчиков,
что составляет 52,1 % группы и 35 девочек – 47,9 % группы. Все дети, по данным медицинских карт, имели нефиксированные нарушения ОДА.
Для более детального изучения объективными методами обследуемых детей, по данным компьютерной фотометрии, были проанализированы показатели
биогеометрического профиля осанки, а при помощи метода видеометрии состояния опорно-рессорных свойств стопы всех участников педагогического эксперимента. В результате проведения объективной оценки свойств ОДА у детей
старшего дошкольного возраста были выявлены основные нарушения – функциональная недостаточность позвоночника и нефиксированные нарушения стоп.
В ходе исследования были определены зависимости между деформациями стоп
и различными видами нарушения осанки.
У детей 5–6 лет с правосторонней деформацией во фронтальной плоскости углы, отражающие симметричность расположения акромионов и нижних
углов лопаток, имеют высокую корреляционную взаимосвязь с углом α°, от203
ражающим показатели рессорных свойств правой стопы, и углом β°, отражающим особенности сочленения костей и связочного аппарата правой стопы,
и индексом Фридлянда. Аналогичные показатели были получены у детей с
левосторонней деформацией по отношению к левой стопе. Анализ зависимости между показателями нарушения осанки и показателями опорно-рессорных
свойств стопы у детей с деформацией в сагиттальной плоскости показал наличие высокой корреляционной связи между углами α2°, α3°, характеризующими
увеличение грудного отдела позвоночника и показателями рессорной функции
стопы углом α.
Физический реабилитолог:
– оказывает методическую помощь в
реализации технологии;
– осуществляет взаимосвязь и
взаимодействие всех участников;
– осуществляет практическое
внедрение элементов технологии
К
Ф
Б
ГУ
ри
й
Участники
технологии
по
зи
то
Педагоги:
– осуществляют педагогическое просвещение родителей
по проблеме;
– организуют деятельность
детей и родителей
Администрация:
– осуществляет руководство;
– создает условия для
реализации проекта;
– контролирует его ход
выполнения
Родители:
– участвуют в совместной
деятельности;
– делятся опытом с другими
Дети:
– участвуют в разных
видах деятельности:
познавательной,
игровой,
практической
Медицинские работники:
– оказывают помощь в
организации оздоровительных
процедур детям;
– дают консультации для
родителей
Ре
Рисунок 1 – Участники технологии физической реабилитации
Технология разрабатывалась с учетом индивидуальных особенностей ребенка: степени выраженности и плоскости нарушения осанки, особенностей
варусной или вальгусной деформации нижних конечностей и формы плоскостопия, выявленных между ними закономерностей; результатов тестовых заданий; сопутствующих заболеваний; способности к обучению новым упражнениям, что позволяет увеличить эффективность воздействия и сократить объем
проводимых мероприятий. Функциональная схема технологии профилактики
и коррекции нефиксированных нарушений ОДА у детей старшего дошкольного возраста позволяет отобразить ее с позиции системно-структурного подхода
(рисунок 2).
204
Диагностика функционального состояния
нижних конечностей
К
Мероприятия направленные на:
формирование нормальной осанки;
укрепление опорно-рессорных свойств стопы;
формирование правильного двигательного
стереотипа
Для детей с нарушениями осанки в сагиттальной плоскости
Выравнивание баланса мышц спины и передней стенки
живота, укрепление мышц стоп для коррекции угла α°,
укрепление четырехглавой, большой ягодичной и
икроножной мышц.
Для детей с нарушениями осанки во фронтальной плоскости
Выравнивание баланса правой и левой половины тела,
укрепление мышц стоп для коррекции угла α° и β° на стороне
вогнутости деформации, укрепление четырехглавой, большой
ягодичной и икроножной мышц на стороне вогнутости
деформации, коррекция варусной или вальгусной
деформации нижних конечностей.
по
зи
то
ри
й
Вариативный
компонент
технологии ФР
Диагностика функционального состояния стопы
Ф
Базовый
компонент
технологии ФР
Диагностика функционального состояния
позвоночника
Б
ГУ
Обоснование содержания
технологии физической
реабилитации на основе
выявленных
взаимосвязей
Улучшение функциональных показателей ОДА старших дошкольников
Рисунок 2 – Блок-схема технологии профилактики и коррекции нефиксированных
нарушений ОДА у детей старшего дошкольного возраста средствами физической
реабилитации в условиях дошкольного учреждения
Ре
Технология физической реабилитации в условиях дошкольного образовательного учреждения для детей 5–6 лет включала: теоретические занятия (тематические сказки), утреннюю гигиеническую гимнастику, коррекционные
упражнения в составе урока физического воспитания, физкультпаузы, занятия
лечебной гимнастикой, массаж и элементы физиотерапии (рисунок 3). Все воздействия проводились в игровой форме.
Содержание и объем физической нагрузки в основной части процедур лечебной гимнастики и массажа подбирались с учетом базового и вариативного
компонентов технологии.
1. Базовый компонент представляет собой комбинированное сочетание средств физической реабилитации и фитнес-программ, способствующих
улучшению функционального состояния ОДА детей старшего дошкольного
возраста, формированию нормальной осанки, укреплению опорно-рессор205
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
ных свойств стопы; формирование правильного двигательного стереотипа.
Предполагает освоение детьми определенного набора двигательных умений
и навыков. Применяются следующие упражнения: ходьба и ее разновидности,
упражнения на закрепление навыка правильной осанки, упражнения на равновесие, прыжки, ползание, лазание, общеразвивающие упражнения. В данный
компонент входили упражнения с применением фитболов и базовые упражнения аквафитнеса.
2. Вариативный компонент предполагает учет индивидуальных особенностей детей, прежде всего, состояния ОДА и включает систему упражнений,
направленных на коррекцию имеющихся функциональных нарушений ОДА в
сагиттальной и фронтальной плоскостях с учетом выявленных корреляционных
зависимостей.
Для детей с нарушениями осанки в сагиттальной плоскости: выравнивание баланса мышц спины и передней стенки живота; укрепление мышц стоп
для коррекции плюсневого угла α°, отражающего рессорные свойства стопы,
связанные с удержанием свода мышцами; укрепление четырехглавой, большой
ягодичной и икроножной мышц.
Для детей с нарушениями осанки во фронтальной плоскости: выравнивание баланса правой и левой половины тела; укрепление мышц стоп для коррекции плюсневого угла α°, отражающего рессорные свойства стопы, связанные с
удержанием свода мышцами на стороне вогнутости деформации; упражнения
и ортопедические мероприятия для коррекции пяточного угла β°, связанного с
особенностями сочленения костей и связочного аппарата стопы на стороне вогнутости деформации; укрепление четырехглавой, большой ягодичной и икроножной мышц на стороне вогнутости деформации, коррекция варусной или
вальгусной деформации нижних конечностей.
Традиционные коррекционные упражнения были модифицированы с учетом использования средств фитнеса: фитбол-гимнастики и элементов аквафитнеса.
Исходя из общих положений теории адаптации о том, что чем регулярней и
продолжительней тренирующее воздействие, тем эффективней процессы формирования механизмов адаптации, мы установили общую продолжительность
курса в 9 месяцев.
Общая схема предусматривала выделение трех периодов тренировочных
воздействий. Адаптационный – продолжительностью до 2 месяцев, основной –
4,5 месяцев и заключительный – продолжительностью до 2,5 месяцев.
Адаптационный период состоял из 40 занятий ЛГ, которые проводились
каждый день, малогрупповым методом (4–6 детей), 10 процедур массажа и 6–8
процедур электростимуляции с биологической обратной связью. Занятия начинались в третий понедельник сентября. В начале периода проводилось изучение
результатов планового обследования детей медицинской комиссией районной
поликлиники, выявление патологий, формирование групп.
206
проведение
комплексного
обследования
состояния ОДА
проведение
комплексного
обследования
состояния
ОДА
проведение
комплексного
обследования
состояния
состояния
Оценка
состояния
нка Оценка
состояния
проведение
комплексного
обследования
состояния ОДА
ОДА
Оценка
состояния
ребенка;
ребенка;
ребенка;
ребенка;
ОДА
определение
потребностей
каждого
ребенка;
ОДА ребенка
ребенка определение
определение
потребностей
каждогоребенка;
ребенка;
ОДА ребенка
определение
потребностей
каждого ребенка;
ДА ребенка
потребностей
каждого
определение индивидуального плана мероприятий
определение индивидуального
плана мероприятий
определение
индивидуального
плана мероприятий
определение
индивидуального
плана
мероприятий
Инструментальные
Инструментальные методы
методы исследования
исследования
Инструментальные
методы исследования
Инструментальные
методы исследования
формирование нормальной осанки;
формирование нормальной осанки;
Определение
коррекции
Определение целей
целей
коррекции варусной
варусной и
и вальгусной
вальгусной деформации
деформации нижних
нижних
реабилитации
конечностей;
реабилитацииформирование
конечностей;
нормальной осанки;
формирование нормальной осанки;
укрепление опорно-рессорных
опорно-рессорных свойств
свойств стопы
стопы
еделение
целей целейкоррекцииукрепление
Определение
варусной иварусной
вальгусной
деформации
нижних нижних
коррекции
и вальгусной
деформации
абилитации
реабилитации
конечностей;
конечностей;
П
Принципы
ринципы
Ф
К
опорно-рессорных
свойств реабилитации
стопы
реабилитации
укрепление
опорно-рессорных
свойств стопы
Разработка
технологии
физической
реабилитации укрепление
Разработка
технологии
физической реабилитации
Б
ГУ
физические
физические упражнения,
упражнения, преформированные
преформированные и
и
ринципы
Принципы
Средства
естественные
факторы
природы,
массаж;
Средства
естественные факторы природы, массаж;
абилитации
физической
Разработка
технологии
физической
реабилитации
реабилитации
физической
гигиенические
Разработка
технологии
физической
реабилитации
гигиенические факторы
факторы
реабилитации
реабилитации
занятий:
занятий:
абилитации
реабилитации
ри
й
теоретические
занятия
(тематические
теоретические
занятия
(тематические сказки),
сказки),иУГГ,
УГГ, ЛГ,
ЛГ,
физические
упражнения,
преформированные
физические
упражнения,
преформированные
и
аквааэробика,
физкультминутки,
коррекционные
аквааэробика, физкультминутки, коррекционные
Средства
Методы
естественные
факторы
природы,
массаж;
Средства
Методы и
и формы
формы
упражнения
на
уроке
физического
воспитания
естественные
факторы
природы,
массаж;
упражнения
на
уроке
физического
воспитания
проведения
изической
проведениягигиенические факторы
физической
гигиенические факторы
фронтальный,
фронтальный, малогрупповой,
малогрупповой, индивидуальный,
индивидуальный, игровой
игровой
по
зи
то
теоретические
занятия (тематические
сказки), УГГ,
ЛГ, УГГ, ЛГ,
теоретические
занятия (тематические
сказки),
аквааэробика,
физкультминутки,
коррекционные
Периоды
реализации
программы
Периоды
реализациифизкультминутки,
программы
аквааэробика,
коррекционные
одыМетоды
и формыи формыупражнения
на уроке физического
воспитаниявоспитания
упражнения
на уроке физического
роведения
проведения
Адаптационный
Тренировочно-корригирующий
Стабилизационный
Адаптационный фронтальный,
Тренировочно-корригирующий
Стабилизационный
занятий:занятий:
малогрупповой,
индивидуальный,
игровой игровой
фронтальный, малогрупповой, индивидуальный,
Контроль
Контроль адекватности
адекватности и
и эффективности
эффективности проводимой
проводимой реабилитации
реабилитации
Ре
Коррекция
технологии
физической
Коррекция
технологииреализации
физической реабилитации
реабилитации
Периоды
программы
Оценка
Периоды реализации программы
Оценка
Достижение
Достижение запланированной
запланированной
реабилитационной
цели
Тренировочно-корригирующий
реабилитационной
цели
тационный
Адаптационный
эффективности
эффективности
проведенных
проведенных
мероприятий
мероприятий
Стабилизационный
Тренировочно-корригирующий
Стабилизационный
Рисунок 3 – Содержание технологии профилактики и коррекции нефиксированных
нарушений ОДА и
у детей
старшего дошкольного
возраста средствами
физической
Контроль адекватности
эффективности
проводимой
реабилитации
Контроль адекватности
и
эффективности
проводимой
реабилитации
реабилитации в условиях дошкольного учреждения
Задачи периода:
екция технологии
физической
реабилитации
1) адаптация
к постепенно
возрастающим
физическим нагрузкам;
Коррекция
технологии
физической
реабилитации
Оценка
2) адаптация к возможности сохранения навыка правильной осанки; Оценка
эффективности
3) обучение рациональной технике выполнения специальных упражнений.
эффективности
проведенных
Достижение запланированной
207
проведенных
мероприятий
Достижение
запланированной
реабилитационной цели
мероприятий
реабилитационной цели
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
В этом периоде использовались знакомые по технике выполнения общеразвивающие упражнения для всех мышечных групп. Дети обучались технике
выполнения специальных упражнений, закладывались основы формирования
правильной осанки (применение «агрессивной» коррекции имеющегося дефекта осанки в положении стоя с опорой о стену, с последующим безопорным положением), подбирались упражнения и средства массажа для коррекции осности
конечности. Родителям детей были даны рекомендации по подбору ортопедических стелек для коррекции деформации стоп. Каждое специальное упражнение повторялось 3–5 раз в медленном и среднем темпе. Суммарное количество
упражнений в комплексе составляло 6–8 упражнений, численность которых к
двадцатому занятию составила 8–10 упражнений. Начиная с третьего занятия,
использовался метод повторных нагрузок. Отдых между подходами составлял
15–20 с. В это время ребенок расслаблял работающие мышцы. Моторная плотность занятия не превышала 50 %. Большая часть занятия осуществлялась в
разгрузочных исходных положениях – лежа на спине, лежа на животе, стоя на
четвереньках (с осторожностью), стоя на коленях. Занятие лечебной гимнастикой включало выполнение динамических, статических и статико-динамических
упражнений, упражнений на расслабление, дыхательных упражнений, упражнений в самовытяжении, игровых упражнений. Длительность занятия на этом
этапе постепенно увеличивалась с 10 до 25 мин.
Тренировочно-корригирующий период состоял из 80 занятий ЛГ, которые
проводились три раза в неделю малогрупповым методом (4–6 детей), процедуры массажа (n=10), электростимуляции с биологической обратной связью, аквааэробики, занятий на фитболах.
Задачи периода:
1) формирование мышечного корсета;
2) коррекция имеющегося дефекта осанки, осности конечности, плоскостопия;
3) тренировка сердечно-сосудистой системы к последовательно возрастающим физическим нагрузкам;
4) улучшение физического развития старших дошкольников.
В этом периоде увеличивалась доля специальных упражнений, направленных на формирование мышечного корсета в сочетании с корригирующими положениями и упражнениями; осуществлялась тренировка навыка правильной
осанки в различных положениях. Каждое специальное упражнение повторялось
6–8 раз преимущественно в среднем и медленном темпе. Применялись общеразвивающие упражнения в положениях стоя и в движении, дыхательные упражнения и упражнения на расслабление в положении лежа. В основную часть занятия включали упражнения с контролем мышечно-суставного чувства на уменьшенной или подвижной опоре.
Осуществлялось выборочное воздействие на мышцы нижней конечности
при помощи массажа в зависимости от варусной или вальгусной деформации [5].
Курс массажа – 15 процедур, продолжительность – 10–15 мин. Процедура про208
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
водилась в следующей последовательности: 1) массаж мышц бедра; 2) массаж
икроножной мышцы; 3) массаж ахиллова сухожилия; 4) массаж внешней стороны голени; 5) массаж тыльной стороны стопы; 6) массаж подошвы; 7) массаж
икроножной мышцы; 8) массаж подошвы [1].
Подвижные игры, завершавшие основную часть, служили закреплению
достигнутых на занятии навыков сохранения правильной осанки и поддержанию психоэмоционального настроя детей. Игры проводились преимущественно в быстром темпе, как соревновательные игры-эстафеты, так и совместные
игры. Суммарное количество упражнений к десятому занятию составляло 12–15
упражнений и сохранялось на протяжении всего тренировочно-корригирующего периода.
Стабилизационный период состоял из 40 занятий ЛГ, которые проводились три раза в неделю групповым методом (8–12 детей) и курса массажа –
7 процедур, продолжительность – 15–20 мин. Продолжение занятия аквааэробикой.
Задачи периода:
1) закрепление навыка правильной осанки и стабилизация положения позвоночника в привычном положении, в различных видах упражнений и в усложненных условиях их выполнения;
2) постепенное снижение общей физической нагрузки;
3) формирование навыка самостоятельного выполнения специальных
упражнений.
В этом периоде совершенствовалось выполнение специальных упражнений в изменяющихся условиях (подвижные игры), доля которых в занятии постепенно сокращалась. Каждое специальное упражнение повторялось 8–10 раз
в среднем темпе.
Общеразвивающие и дыхательные упражнения, самовытяжение выполнялись в исходном положение стоя. Были использованы упражнения у стены,
у зеркала, в балансировании (с предметом на голове, на подушках для проприо­
рецепции с уменьшенной площадью опоры), в равновесии. При использовании
упражнений в равновесии учитывалось, что чем чаще меняется положение центра тяжести, тем большие требования предъявляются к дифференцирующей
работе мышц, принимающих участие в уравновешивании тела. Упражнения с
контролем мышечно-суставного чувства на детском батуте, балансировочных
подушках и дорожках для проприорецепции направлены на выполнение упражнений, в которых сочетались движения руками и ногами, туловищем; смену исходных положений в одном упражнении (сидя – лежа – сидя; группировка –
упор лежа – группировка).
Суммарное количество упражнений в одном занятии стабилизационного
периода постепенно сокращалось с 12–15 до 10 упражнений.
Выводы. Анализ специальной литературы позволяет сделать заключение,
что подробно изучены особенности нарушений ОДА у детей дошкольного возраста, подходы к диагностике и коррекции. Технология физической реабилита209
ции для детей 5–6 лет с нефиксированными нарушениями ОДА, построенная с
учетом вариативного и базового компонентов в зависимости от выявленной корреляционной взаимосвязи между нарушениями осанки во фронтальной и сагиттальной плоскостях и опорно-рессорной функцией стоп, позволяет дифференцировать программу реабилитационных мероприятий и значительно сократить
их объем без потери эффективности.
Перспективы дальнейших исследований связаны с внедрением авторской технологии в практику дошкольного учебного заведения.
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
1. Аболишин, А.Г. Физическая реабилитация детей среднего школьного возраста с нарушением осанки: дис. ... канд. пед. наук: 13.00.04 / А.Г. Аболишин. – Малаховка, 2005. – 130 с.
2. Бичук, І.О. Вплив програми профілактики плоскостопості на біомеханічні характеристики стопи дошкільнят / І.О. Бичук, А.І. Альошина // Педагогика, психология и медико-биологические проблемы физического воспитания и спорта. – 2011. – № 2. С. – 10–13.
3. Campbell, P.T. Stability of adiposity phenotypes from childhood and adolescence into young
adullhood with contribution of parental measures / P.T. Campbell [et al.] // Obes Res. – 2001. –
№ 7. – P. 39.
4. Бойчук, Т.В. Профілактика та лікування сколіозів у дітей та підлітків / Т.В. Бойчук,
Л.І. Войчишин // Слобожанський науково-спортивний вісник: зб. наук. ст. –Харкiв, 2006. –
№ 9. – С. 20–25.
5. Зиняков, Н.Н. Оценка эффективности патобиомеханической коррекции при нарушениях осанки и сколиотической болезни у детей и подростков / Н.Н. Зиняков, Н.Т. Зиняков //
Вестник восстановительной медицины. – М., 2009. – № 3. – С. 71–73.
6. Неділько, В.П. Організація профілактики і оздоровчих заходів для дітей в умовах
загальноосвітнього навчального закладу: метод. рек. / В.П. Неділько [та інш.]. – Київ, 2009. –
39 с.
7. Grivas, Т.В. Correlation of foot length with height and weight in school age children /
T.B. Grivas [et al.] // J. Forensic Leg Med. – 2008. –Vol. 15, № 2. – P. 89–95.
8. Войчишин Л. Корекція і профілактика порушень постави у підлітків засобами фізичної
реабілітації / Л. Войчишин // Молода спортивна наука України. – 2009. – Т. 3. – С. 35–39.
9. Нарскин, Г.И. Система профилактики и коррекции отклонений опорно-двигательного
аппарата у детей дошкольного и школьного возраста средствами физического воспитания:
автореф. дис. ... д-ра пед. наук / Г.И. Нарскин. – М., 2003. – 50 с.
10. Неретина, Е.В. Диагностика и консервативное лечение асимметрии таза у детей: автореф. дис. … канд. мед. наук / Е.В. Неретина. – Иркутск, 2001. – 20 с.
11. Мельник, Н.Г. Элементы йоги в физической реабилитации детей 7–9 лет со сколиотической болезнью I степени / Н.Г. Мельник // Физическое воспитание студентов творческих
специальностей. – Харьков, 2006. – № 3. – С. 71–77.
12. Шитиков, Т.А. Эффективность комплексной реабилитации детей и подростков с нарушениями осанки и функциональными сколиотическими деформациями / Т.А. Шитиков //
Лечебная физическая культура и массаж. – 2005. – № 9. – C.29–37.
13. Горленко, О.М. Метаболічно-дегенеративні захворювання хребта в дітей. Провідні
фактории ризику, порушення ланок гомеостазу / О.М. Горленко, М.Л. Щербак, Н.А. Кушнир //
Проблеми остеології. – 2006. – Т. 9. – № 2–3. – С. 16–19.
14. Котешева, И. А. Лечение и профилактика нарушений осанки / И.А. Котешева. – М.:
Эксмо, 2002. – 208 с.
15. Ловейко, И.Д. Лечебная физическая культура у детей при дефектах осанки, сколиозах и плоскостопии / И.Д. Ловейко. – Л.: Медицина, 1982. – 143 с.
16. Епифанов, В.А. Восстановительное лечение при заболеваниях и повреждениях позвоночника / В.А. Епифанов, А.В. Епифанов. – М.: МЕДпресс-информ, 2008. – С. 9–80.
210
17. Петров, К.Б. Кинезитерапевтическая реабилитация дефектов осанки и фигуры: учеб.
пособие / К.Б. Петров. – Новокузнецк, 1998. – 147 с.
18. Поликарпова, О.А. Коррекция осанки детей на ранних стадиях функциональных нарушений осанки / О.А. Поликарпова // Физическая культура, образование, здоровье: материалы Междунар. науч.-практ. конф., Великие Луки, 12–13 дек. 2001 г. – Великие Луки, 2002. –
С. 164–168.
19. Сайкина, Е.Г. Фитбол-аэробика и классификация ее упражнений / Е.Г. Сайкина //
Теория и практика физической культуры. – 2004. – № 7. – С. 43–46.
20. Филимонова, О.С. Организация и содержание физического воспитания детей старшего дошкольного возраста с различным состоянием опорно-двигательного аппарата на основе средств фитнеса: дис. ... канд. пед. наук: 13.00.04 / О.С. Филимонова; Кубан. гос. ун-т
физ. культуры, спорта и туризма. – Краснодар, 2008. – 196 с.
Ф
К
Поступила 14.05.2014
ри
й
Б
ГУ
ВЫЯВЛЕНИЕ КРИТЕРИЯ ОБЩЕЙ ИНТЕНСИВНОСТИ
ФИЗИЧЕСКОЙ НАГРУЗКИ ДЛЯ РЕАЛИЗАЦИИ
ДИФФЕРЕНЦИРОВАННОГО ПОДХОДА НА ЗАНЯТИЯХ
ПО ФИЗИЧЕСКОМУ ВОСПИТАНИЮ С ДЕТЬМИ 4–6 ЛЕТ
С ТЯЖЕЛЫМИ НАРУШЕНИЯМИ РЕЧИ
В.И. Приходько, канд. мед. наук, доцент, О.Н. Онищук,
Белорусский государственный университет физической культуры
Ре
по
зи
то
Занятия по физическому воспитанию могут оказывать коррекционно-развивающее влияние на психофизическое развитие детей 4–6 лет с тяжелыми
нарушениями речи при условии применения дифференцированного подхода к их
проведению. Статья посвящена выявлению критерия общей интенсивности
физической нагрузки, на основе которого можно регулировать величину моторной плотности занятий по физическому воспитанию детей 4–6 лет с тяжелыми нарушениями речи.
EXPOSURE OF CRITERION OF GENERAL PHYSICAL LOAD
INTENSITY FOR IMPLEMENTATION OF A DIFFERENTIAL
APPROACH TO 4–6 YEAR OLD CHILDREN WITH SEVERE SPEECH
DISORDERS AT PHYSICAL EDUCATION CLASSES
Physical education classes can provide remedial and developmental effect on the
psychophysical development of 4–6 year old children with severe speech disorders
under condition of a differential approach to their implementation. The article is
devoted to the problem of criterion exposure of the general intensity of physical activity
on the base of which the amount of motor density of physical education classes of 4–6
year old children with severe speech disorders can be adjusted.
211
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
Введение. Детей с тяжелыми нарушениями речи (ТНР) относят к категории лиц с особенностями психофизического развития. Это связано с тем, что
поражение речевой функции оказывает влияние не только на интеллектуальное,
но и физическое развитие, функциональное и психическое состояния. Исследованиями различных авторов выявлено снижение у детей дошкольного возраста
с ТНР уровня развития двигательных навыков и способностей, особенно координационных [2, 4].
Физические упражнения можно использовать с целью коррекции психофизического развития дошкольников с ТНР. Однако уровень адаптации к физическим нагрузкам у таких детей ниже, по сравнению с нормально развивающимися дошкольниками, поэтому особую актуальность приобретает реализация
принципа дифференцированного дозирования нагрузки на занятиях по физическому воспитанию. Согласно данным различных авторов, для дошкольников
с нормальным развитием в качестве показателя, на основе которого осуществляется дифференцированный подход к дозированию физической нагрузки, используют половые или возрастные особенности, физическое развитие, двигательную активность, физическую подготовленность и др. [7, 8, 9, 10]. В то же
время указанная проблема для детей 4–6 лет с ТНР остается открытой.
В последнее время в восстановительной медицине широко используется
понятие «реабилитационный потенциал» (РП). Он представляет собой интегральную оценку различных факторов жизнедеятельности больных или лиц с
ограниченными возможностями [1]. Т.С. Шуплецова (2003) предложила включать в понятие РП задатки детей с особенностями развития, благодаря которым
при проведении коррекционно-развивающей работы возможно восстановить
или компенсировать нарушенные функции ребенка [3]. Для оценки реабилитационного потенциала детей с ТНР могут быть предложены показатели, которые характеризуют уровень развития физической подготовленности (скоростно-силовые и координационные способности, гибкость, мелкая моторика рук),
функциональное состояние кардиореспираторной системы (частота сердечных
сокращений, пульсовое давление, продолжительность восстановления частоты
сердечных сокращений (ЧСС) после пробы Мартине-Кушелевского, устойчивость организма к гипоксии), физическое развитие (гармоничность физического
развития, индексы: степени, массы тела, Эрисмана) и психические процессы
и состояние (устойчивость внимания, логическое мышление, кратковременная
память, ситуативная тревожность). В соответствии с результатами собственных
исследований (В.И. Приходько, О.Н. Онищук, 2011) установлено, что дозирование нагрузки на занятиях по физическому воспитанию детей 4–6 лет с ТНР
целесообразно осуществлять на основе уровня реабилитационного потенциала [5]. Это приводит к более быстрой и гармоничной коррекции психофизического состояния занимающихся. В этой связи одним из подходов к дифференцированию параметров нагрузки на занятиях по физическому воспитанию детей
с ТНР может быть оценка суммарного балла всех показателей РП. Вычисление
уровня РП сопряжено с исследованием 17 показателей и их квантификацией.
212
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
То есть этот процесс является длительным и трудоемким. В связи с этим поставлена задача выявить такой показатель, который будет косвенно характеризовать
РП и в соответствии с которым можно дифференцировать, в первую очередь, общую интенсивность занятий по физическому воспитанию детей с ТНР. Согласно
этому поставлена цель исследования – выявить критерий общей интенсивности
физической нагрузки на занятиях с детьми 4–6 лет с тяжелыми нарушениями
речи. Для ее реализации использованы следующие методы:
– контрольно-педагогическое тестирование: прыжок в длину с места – для
определения уровня развития скоростно-силовых способностей детей; тест
Ромберга (упрощенный), то есть стояние на одной ноге с открытыми глазами –
для изучения уровня развития способности поддерживать равновесие у исследуемых; бег 10 метров между предметами – для исследования уровня развития
способности к точной пространственной ориентировке детей; наклон вперед из
положения стоя – для определения уровня развития гибкости исследуемых; тест
«Уложи монетки в коробку» (для детей 4 лет), а также сбор спичек в коробок
(для детей 5–6 лет) – для исследования мелкой моторики рук (уровень развития
двигательного навыка);
– антропометрический метод: оценка гармоничности физического развития детей – с целью изучения соотношений роста, веса и окружности грудной
клетки детей; индекс степени – для выявления соотношений продольных размеров тела исследуемых к поперечным; индекс массы тела – для установления
соотношения между весом и длиной тела детей; индекс Эрисмана – с целью
изучения пропорциональности развития грудной клетки по отношению к росту
детей;
– методы функционального исследования: подсчет частоты сердечных сокращений в покое; измерение артериального давления и вычисление пульсового давления; модифицированная проба Мартине-Кушелевского, при которой дети выполняли приседания (для 4 лет – 10 приседаний за 20 секунд, для детей 5–6 лет –
20 приседаний за 30 секунд); проба Штанге (задержка дыхания на вдохе) – для
оценки устойчивости организма детей к гипоксии; модифицированный степ-тест:
восхождение детей на ступеньку в течение двух минут с частотой 30 раз в минуту
(120 шагов в минуту) – для оценки физической работоспособности детей;
– психологическое тестирование: тест «Выбери нужное лицо» (Р. Тэлл,
В. Амен, М. Дорки) – для определения уровня ситуативной тревожности детей;
методика «Запоминание 10 слов» – с целью исследования кратковременной памяти детей 5–6 лет, а для дошкольников 4 лет – запоминание 5 слов; методика «Установление закономерностей» (для детей 4 лет), «Исключение понятий»
(для дошкольников 5–6 лет) – для исследования уровня развития логического
мышления; методика «Найди и вычеркни» (для детей 4 лет) и «Проставь значки» (для дошкольников 5–6 лет) – для исследования устойчивости внимания;
– методы математической статистики: вычисление среднего арифметического значения и стандартного отклонения, расчет параметрического критерия
Стьюдента, корреляционный анализ по коэффициенту корреляции Спирмена.
213
В исследовании приняло участие 120 детей 4–6 лет с ТНР, характеристика
контингента представлена в таблице 1.
Таблица 1 – Характеристика контингента исследуемых детей с тяжелыми нарушениями речи
Возраст
4 года
5 лет
6 лет
Пол
мальчики
девочки
мальчики
n
23
5
54
девочки
мальчики
девочки
19
11
8
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
Все исследуемые показатели РП детей с ТНР оценены в соответствии с пятибалльной шкалой, составленной на основе половозрастных норм [6].
Поиск критерия общей интенсивности физической нагрузки проводился
путем сравнительного анализа показателей РП детей с ТНР, разделенных в зависимости от предполагаемого фактора, с помощью определения значимости
различий по параметрическому критерию Стьюдента.
Согласно одному из подходов к построению занятий по физическому воспитанию с детьми дошкольного возраста, нагрузку следует дифференцировать в
зависимости от половых различий [7]. В ходе исследования не выявлено значимых различий в большинстве показателей РП при разделении детей в зависимости от указанного фактора (p>0,05).
С целью дальнейшего поиска критерия общей интенсивности физической нагрузки для занятий с детьми 4–6 лет с ТНР изучена корреляционная взаимосвязь
показателей РП с его средним суммарным баллом, при р<0,001. Согласно полученным данным (рисунок), наиболее высокие коэффициенты корреляции со средним суммарным баллом РП имеют два показателя: логическое мышление (ρ=0,53,
p<0,001) и уровень развития координационных способностей (ρ=0,57, p<0,001).
Исследуемые дети (n=120) разделены на две подгруппы (ЛМ–1 и ЛМ–2) в
зависимости от средней балльной оценки логического мышления (2,0 балла).
Точность группировки исследуемых в зависимости от уровня развития логического мышления по результатам дискриминантного анализа в целом составляет лишь 62 %.
Средний балл показателей реабилитационного потенциала детей с ТНР в
подгруппах с различным уровнем развития логического мышления представлен
в таблице 2.
В соответствии с данными таблицы 2, у исследуемых подгрупп ЛМ–1 и
ЛМ–2 значимые различия установлены только в одном показателе РП, характеризующем уровень развития физической подготовленности (координационные
способности), в двух, свидетельствующих об уровне развития психических процессов (логическое мышление, устойчивость внимания), а также в среднем суммарном балле РП (р<0,05). Таким образом, при разделении исследуемых в зависимости от уровня развития логического мышления только между 19 % показателей, составных частей РП, имеются значимые межгрупповые различия (р<0,05).
214
К
Ф
Б
ГУ
ри
й
Рисунок 1 – Коэффициенты корреляции показателей реабилитационного потенциала с его
средним суммарным баллом детей 4–6 лет с тяжелыми нарушениями речи (р<0,001)
по
зи
то
Таблица 2 – Средний балл показателей реабилитационного потенциала детей с тяжелыми
нарушениями речи в подгруппах с различным уровнем развития логического мышления (±σ)
Составные
части РП
Показатели РП
Подгруппа
ЛМ-1,
n=61
2,80±1,33
2,57±1,15
2,20±1,06
1,57±0,90
3,69±1,23
2,97±1,17
2,34±1,32
Ре
Скоростно-силовые способности
Физическая
Гибкость
подготовленКоординационные способности
ность
Мелкая моторика рук
Частота сердечных сокращений
Пульсовое давление
ФункциональУстойчивость к гипоксии
ное состояПродолжительность восстановления
ние
ЧСС после дозированной физической 2,57±1,38
нагрузки
Гармоничность физического развития 4,00±1,21
Индекс степени
4,79±0,49
Физическое
развитие
Индекс массы тела
4,39±0,69
Индекс Эрисмана
4,26±0,70
2,69±1,06
Психические Устойчивость внимания
Кратковременная память
2,87±0,83
процессы и
состояние
Логическое мышление
3,87±0,81
Ситуативная тревожность
2,54±1,13
Средний суммарный балл (уровень РП)
50,14±5,58
Подгруппа
Значимость
ЛМ-2,
различий
n=59
2,39±1,10
p>0,05
2,20±2,06
p>0,05
1,83±0,82
p<0,05
2,37±0,64
p>0,05
3,59±1,23
p>0,05
2,88±1,27
p>0,05
2,02±1,15
p>0,05
2,47±1,43
p>0,05
4,05±1,32
4,83±0,42
4,36±0,61
4,29±0,85
2,19±1,92
2,73±0,83
1,39±0,49
2,58±1,23
45,17±5,66
p>0,05
p>0,05
p>0,05
p>0,05
p<0,05
p>0,05
p<0,05
p>0,05
p<0,05
215
Для дальнейшего поиска критерия общей интенсивности физической нагрузки все исследуемые дети 4–6 лет с ТНР (n=120) в зависимости от уровня
средней балльной оценки координационных способностей (2,0 балла) разделены на две подгруппы: в первую (КС–1) – вошли дошкольники, имеющие указанную величину равную 2 баллам и выше, во вторую (КС–2) – ниже 2 баллов.
Результат корректной классификации исследуемых в зависимости от уровня развития координационных способностей составил в целом 76 %.
В таблице 3 представлен средний балл показателей реабилитационного потенциала детей 4–6 лет с ТНР в подгруппах с различным уровнем развития координационных способностей.
ри
й
Частота сердечных сокращений
Пульсовое давление
Устойчивость к гипоксии
Продолжительность восстановления
ЧСС после дозированной физической
нагрузки
Гармоничность физического развития
Индекс степени
Индекс массы тела
Индекс Эрисмана
по
зи
то
Функциональное
состояние
Физическое
развитие
Ре
Устойчивость внимания
Психические
Кратковременная память
процессы и
Логическое мышление
состояние
Ситуативная тревожность
Средний суммарный балл (уровень РП)
Подгруппа
Значимость
КС–2,
различий
n=54
2,22±1,08
p<0,05
1,96±0,95
p<0,05
1,16±0,23
p<0,05
1,24±0,47
p<0,05
3,78±1,04
p>0,05
2,83±1,16
p>0,05
1,87±1,06
p<0,05
2,45±1,37
2,61±1,45
p>0,05
4,32±1,07
4,79±0,41
4,45±0,56
4,38±0,63
2,61±1,01
2,98±0,73
2,88±1,46
2,64±1,20
50,52±4,85
3,67±1,39
4,83±0,50
4,28±0,74
4,15±0,92
2,24±1,01
2,57±0,88
2,37±1,31
2,46±1,16
44,25±5,78
p<0,05
p>0,05
p>0,05
p>0,05
p<0,05
p<0,05
p<0,05
p>0,05
p<0,05
Б
ГУ
Показатели РП
Скоростно-силовые способности
Физическая
Гибкость
подготовленКоординационные способности
ность
Мелкая моторика рук
Подгруппа
КС–1,
n=66
2,91±1,27
2,74±1,13
2,73±0,73
1,67±0,93
3,53±1,36
3,00±1,26
2,44±1,33
Ф
Составные
части РП
К
Таблица 3 – Средний балл показателей реабилитационного потенциала детей 4–6 лет с тяжелыми нарушениями речи в подгруппах с различным уровнем развития координационных
способностей (±σ)
Согласно полученным данным (таблица 3), между подгруппами детей с ТНР
с различным уровнем развития координационных способностей значимые различия выявлены между средним суммарным баллом РП и 56 % показателей, составляющих РП (р<0,05). К ним относятся показатели, характеризующие уровень
развития скоростно-силовых и координационных способностей, гибкости, мелкой моторики рук, устойчивости внимания, кратковременной памяти, логического мышления, гармоничность физического развития и устойчивость организма
к гипоксии (р<0,05). Различный уровень физической подготовленности и функционального состояния у детей в двух рассматриваемых подгруппах определяет
необходимость дифференцирования у них параметров физической нагрузки.
216
Подводя итоги полученных результатов, необходимо отметить, что критерием общей интенсивности физической нагрузки может служить уровень развития
координационных способностей занимающихся. Он в наибольшей степени взаимосвязан с реабилитационным потенциалом детей 4–6 лет с тяжелыми нарушениями речи, отражает особенности как уровня развития физической подготовленности, функционального состояния, так и психических процессов занимающихся. В связи с этим для реализации дифференцированного подхода к дозированию
нагрузки на занятиях по физическому воспитанию с детьми 4–6 лет с тяжелыми
нарушениями речи необходимо разделять детей на подгруппы в зависимости от
уровня критерия общей интенсивности физической нагрузки занимающихся.
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
1. Белов, В.П. Реабилитационный потенциал хронически больного: анализ, содержание,
оценка / В.П. Белов, В.А. Вечканов, И.П. Ефимов // Врачебно-трудовая экспертиза. Социально-трудовая реабилитация инвалидов: сб. науч. тр. / Центральный НИИ экспертизы трудоспособности и организации труда инвалидов; редкол.: Г.С. Еременко, В.А. Трайгезер. – М.,
1975. – Вып. 4 – С. 26–31.
2. Камышникова, Е.Г. Технология построения занятий основной гимнастикой с дошкольниками 5–6 лет с общим недоразвитием речи: автореф. дис. … канд. пед. наук: 13.00.04 /
Е.Г. Камышникова; Москов. гос. акад. физ. культуры. – Малаховка, 2007. – 24 с.
3. Шуплецова, Т.С. Комплексная реабилитация детей-инвалидов в условиях детской
больницы: метод. рекомендации для врачей-реабилитологов / Т.С. Шуплецова. – Минск: Белорус. НИИ экспертизы трудоспособности и организации труда инвалидов, 2003. – 81 с.
4. Овчинникова, Т.С. Влияние музыкальных занятий на психомоторное развитие детей
дошкольного возраста с общим недоразвитием речи / Т.С. Овчинникова // Расстройство речи.
Клинические проявления и методы коррекции; под ред. А.А. Ланцова, Ю.И. Кузьмина. –
СПб.: НИИ ухо, горло, носа и речи, 1994. – С. 150–156.
5. Приходько, В.И. Дозирование нагрузки на занятиях адаптивной физической культурой дошкольников с тяжелыми нарушениями речи на основе уровня реабилитационного потенциала / В.И. Приходько, О.Н. Онищук // Современное состояние и пути развития системы
повышения квалификации и переподготовки педагогических кадров: материалы науч.-практ.
конф., Минск, 19 мая 2011 г. / Белорус. гос. ун-т физ. культуры; редкол.: М.Е. Кобринский (гл.
ред.) [и др.]. – Минск, 2011. – С. 258–261.
6. Приходько, В.И. Шкала оценки составляющих реабилитационного потенциала дошкольников с тяжелыми нарушениями речи / В.И. Приходько, О.Н. Онищук // Проблемы физкультурного образования: содержание, направленность, методика, организация: материалы
II междунар. науч. конгр., 10–13 нояб. 2011 г. / Балтийский федеративный ун-т им. И. Канта;
редкол.: В.К. Пельменев (отв. ред.) [и др.]. – Калининград, 2011. – С. 357–360.
7. Пээбо, Э.Ю. Влияние разнообразных и повышенных нагрузок при физическом воспитании на развитие дошкольников: автореф. дис. … канд. пед. наук: 13.734 / Э.Ю. Пээбо;
Тартуский гос. ун-т. – Тарту, 1972. – 38 с.
8. Смирнов, Ю.А. Дифференцированная физическая подготовка детей дошкольного
возраста / Ю.А. Смирнов // Адаптивная физическая культура. – 2005. – № 3. – С. 23–24.
9. Теория и методика физического воспитания: учебник для ин-тов физ. культуры: в 2 т. /
под общ. ред. Л.П. Матвеева, А.Д. Новикова. – 2-е изд., испр. и доп. – М.: Физкультура и спорт,
1976. – Т. 1: Общие основы теории и методики физического воспитания. – 304 с.
10. Шишкина, В.А. Базисная модель физического воспитания детей дошкольного возраста в Республике Беларусь: монография / В.А. Шишкина. – Могилев: МГУ им. Кулешова,
2007. – 238 с.
Поступила 12.05.2014
217
ВОЗМОЖНОСТЬ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ЖИВЫХ СУЩЕСТВ
В КАЧЕСТВЕ ВСПОМОГАТЕЛЬНЫХ СРЕДСТВ
ФУНКЦИОНАЛЬНОЙ РЕАБИЛИТАЦИИ
М.В. Пуренок, канд. биол. наук,
Белорусский государственный университет физической культуры
К
Представлен обзор литературы, посвященный хортитерапии (социальнотерапевтическому или адаптивному садоводству), являющейся перспективным вспомогательным методом физической реабилитации, коррекции психических расстройств и специальной педагогики, требующим дополнительного
изучения.
Б
ГУ
Ф
POSSIBLE USE OF BEINGS AS ADJUNCT FUNCTIONAL
REHABILITATION MEANS
ри
й
A review of scientific articles devoted to horti-therapy (socio-therapeutic or
adaptive horticulture) as a perspective adjunct method of physical rehabilitation,
mental disorders correction, and special pedagogy, requiring further investigation, is
presented.
Ре
по
зи
то
Введение. Многие методы природолечения (фито-, апи-, гирудотерапия)
признаны и достаточно широко используются официальной медициной, другие
являются пока «нетрадиционными», дополнительными, хотя на практике показывают свою высокую эффективность.
Абиотические и биотические факторы издревле применялись для рекреации и оздоровления. Для восстановления физической и психической работоспособности используются целительные силы природы – комплекс физико-химических факторов в естественных и искусственных условиях (климатотерапия и
физиотерапия) и живые организмы, в первую очередь животные (анималотерапия), а также растения [1]. Возможностям использования последних в качестве
вспомогательных средств функциональной реабилитации посвящена данная обзорная статья.
Основная часть. Уже несколько десятилетий в США, Канаде, Японии, Израиле, странах Западной Европы, в последние годы также в Польше и РФ, используется так называемое терапевтическое садоводство или садовая терапия,
основанное на концепции экопсихологии. В русскоязычной среде больше прижился термин «лечебное садоводство». Хотя этим же словосочетанием агрономы традиционно называют использование биологически активных веществ
плодов многих культур для профилактики и лечения заболеваний, которое, по
сути, в свою очередь, является частным случаем фитотерапии. Поэтому, на наш
взгляд, во избежание путаницы с двояким значением и, учитывая сложившуюся
практику словообразования в медико-биологических науках, пожалуй, целесо­
218
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
образнее использовать транслитерированный вариант термина – хортитерапия (от лат. hortus – сад, парк), тем более, что именно такой употребляется в
англоязычной литературе (hortitherapy, horticultural therapy).
Хортитерапия (социально-терапевтическое или адаптивное садоводство)
определяется Американской ассоциацией хортитерапии как привлечение человека к садоводству и другим работам с использованием растений при направляющем участии квалифицированного специалиста по установленному плану для
достижения специфических целей терапевтического воздействия. Это определенным образом организованная моторная, когнитивная, эмоциональная и коммуникативная активность в непосредственном контакте с растениями с целью
обеспечения полноценного, в меру возможностей, восстановления и совершенствования психофизических способностей, повышения уровня двигательной
активности, профилактику вторичных нарушений и устойчивых отклонений.
Показаниями являются: депрессии разного генеза и психические заболевания (не в острой фазе), синдром посттравматического стресса, синдром нервного
истощения (в том числе у солдат, вернувшихся из миссий в зонах боевых действий), аутизм, неврологические заболевания, ДЦП, возрастные энцефалопатии
(болезни Альцгеймера, Паркинсона), восстановление после инсульта, терапия
зависимостей, ресоциализация молодежи с девиантным поведением и бывших
осужденных. Программы хортитерапии строятся на индивидуально-дифференцированном подходе, зависят от диагноза и психофизического состояния пациентов,
доступной материально-технической базы. Условно различают хортитерапию:
Пассивную (сенсорную) – стимулирование рецепторов всех органов чувств
и мышечных групп во время прогулок в саду, созерцания и т. д.
Активная (деятельностная) состоит в продолжительном наблюдении за ростом и развитием растений, несложном физическом труде, предусматривающем
возделывание и уход за растениями. Кроме выполнения мелких садово-огородных работ (посев, посадка, прополка, стрижка газона, обрезка ветвей, ручной
сбор урожая и т. п.) включает все виды художественно-эстетического применения растений и их частей – семян, плодов, цветов и композиций (изготовление
гербария, флористика, соломо- и лозоплетение, основы ландшафтного дизайна),
что способствует развитию не только координации движений, моторики, ориентации в пространстве, но и креативности, а значит, мотивационно-потребностной и интеллектуальной сферы.
Приемы хортитерапии позволяют, используя разнообразные стимулы, градуированно относительно сложности, объема и продолжительности, непосредственно или косвенно тренировать и оценивать познавательные процессы (ощущения, восприятия, воображение, мышление): зрительные (цвет, размер, форма), тактильные (текстура, бархатистость, наличие колючек), слуховые (шелест
листвы, звуки насекомых, пение птиц), обонятельные (аромат цветов), вкусовые
(съедобные части растений, плоды), счет (количество проростков, лепестков),
память и концентрация внимания (названия видов и частей растений, их возможное использование в хозяйстве, пригодность в пищу), речь (словарный за219
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
пас) и т. п. Управляемое воздействие облекается в игровую форму, разнообразит
кинестетические возможности. Обогащение сенсорной среды, по сравнению с
обыденной жизнью, позволяет параллельно стимулировать деятельность максимального количества анализаторов и функциональных систем организма, существенно расширять опыт взаимодействия с внешним миром. При этом одновременно выполняются следующие важные задачи:
1. Психофизиологическая – целенаправленная оптимизация функционального состояния организма (сенсомоторно-функциональная тренировка), общая
нейромышечная релаксация, улучшение самочувствия.
2. Психотерапевтическая:
2.1. Психогигиена – регуляция эмоционально-волевой сферы, снятие психоэмоционального напряжения, отреагирование стрессовых ситуаций, снижение уровня тревожности и агрессии, нормализация настроения, оживление эмоциональности.
2.2. Самореализация – удовлетворение потребности в компетентности («я
это могу»), что способствует и повышению самооценки, развитие чувства ответственности, формирование самодисциплины, навыков планирования, следования четкой инструкции, самоорганизации, тайм-менеджмента.
2.3. Коммуникация – возможность расширения круга общения лиц с особенностями психофизического развития, чьи контакты ограничены из-за болезни, облегчения установления стойких положительных интерперсональных отношений.
3. Реабилитационная:
3.1. Медицинская – восстановление и компенсация временно утраченных
или нарушенных вследствие врожденных или приобретенных психических и
соматических заболеваний или травм функций организма человека.
3.2. Социальная – улучшение коммуникативных навыков, (ре)социализация, интеграция, активизация, бытовая реадаптация.
3.3. Профессиональная – трудовое обучение, переквалификация.
Учитывая режим динамической нагрузки, многообразие поз, и то, что практически всегда занятия проходят на открытом воздухе, хортитерапию можно
считать комплексной многофункциональной формой адаптивной физической
культуры. Оздоровительное лечение посредством целенаправленного использования специально подготовленных заданий, их творческий характер, адаптация
под конкретного клиента, возможность индивидуальной и групповой работы,
привлечение членов семьи к процессу позволяет использовать хортитерапию
как дополнительное, вспомогательное средство коррекционно-развивающего
обучения.
Хортитерапевты работают в составе реабилитационной группы из невролога, психиатра, трудотерапевта, инструкторов ЛФК, ОФК, АФК и, при необходимости, геронтолога, педиатра или других специалистов [2–12]. От них требуется
хорошая междисциплинарная подготовка на стыке реабилитологии, биологии,
психологии и специальной педагогики.
За рубежом осуществляется подготовка квалифицированных специалистов-хортитерапевтов на разных уровнях образования (бакалавриат, магистрату220
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
ра, последипломное образование). Например, Канзасский университет в США
реализует широкий спектр программ и является ведущим вузом в этой сфере.
В Польше в настоящее время хортитерапия не является официально признанной формой терапии и реабилитации, однако занятия с использованием этого
метода включаются в программы центров, обладающих садово-огородной базой – дома социальной защиты, психиатрические лечебницы, группы раннего
вмешательства, центры реабилитации зависимых, мастерские трудотерапии,
дома престарелых, хосписы. Кафедра декоративных растений Сельскохозяйственного университета им. Х. Коллонтая совместно с областной специализированной детской больницей им. Св. Людвика, Академией физического воспитания и Ботаническим садом Ягеллонского университета в Кракове в 2010 г. ввели
курс хортитерапии на второй ступени высшего образования. Программа курса
включает вопросы составления планов-конспектов (сценариев с указанием цели
и используемых приемов) и проведения коррекционно-развивающих занятий,
проектирования больничных «садов здоровья» и ухода за ними. Магистранты
выполняют дипломные работы по разработке и апробации методик хортитерапии. Тем не менее объем курса является недостаточным для самостоятельного
проведения занятий по хортитерапии ввиду недостатка у выпускников специализированных знаний по психологии, реабилитации и сестринскому уходу.
В 2014 г. на кафедре садово-паркового хозяйства Варминьско-Мазурского
университета в Ольштыне открыта межвузовская программа последипломного
обучения по хортитерапии продолжительностью 3 семестра. Программа предусматривает изучение 3 условных блоков: социального (специальная педагогика,
социотерапия, психология, методология работы с людьми с интеллектуальной
недостаточностью), агробиологического (морфология и физиология растений,
биоценология и основы климатологии, защита растений в парках, элементы конструирования пешеходных дорожек и игровых площадок для детей-инвалидов,
применения плодовых культур в трудотерапии, декоративных, овощных, лекарственных, пряно-ароматических, горшечных и цветочных культур в хортитерапии, переработки овощей и фруктов), медицинского (реабилитация и медицинский уход). Абитуриенты должны иметь законченное высшее образование по
любой специальности не ниже степени бакалавра. Предусматривается, что выпускники будут готовы к самостоятельной работе в частных и государственных
лечебно-профилактических учреждениях с инвалидами, умственно отсталыми,
пациентами, восстанавливающимися после инфаркта, инсульта, страдающими
депрессией, нарушениями сенсорного аппарата, пожилыми, алкоголиками, наркоманами, детьми с аутизмом, ожирением, проблемами в обучении, синдромом
дефицита внимания с гиперактивностью. Предполагается и освоение ниши агротуристических хозяйств («терапевтические фермы»).
Кроме того, действуют общественные инициативы Центр продвижения
хортитерапии и Институт хортитерапии. Регулярно проводятся научно-практические конференции, тематические семинары и мастер-классы; имеются курсы
для преподавателей дошкольных учреждений, работающих с детьми с задерж221
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
кой развития. Занятия с детьми проходят в группах на основании направлений
лечащих врачей. Проводятся коллективом, включающим врача-реабилитолога,
специалиста по трудотерапии, психолога, логопеда, ботаника, садовода, флориста и студентов-практикантов. Занятия по посадке и уходу за растениями развивают мануальные функции, например хватательные движения, использование
лейки пораженной рукой и равновесие. За каждым ребенком закрепляется часть
клумбы. Нередко заинтересованность перерастает в постоянное увлечение, что
позволяет относительно самостоятельно (под необходимым контролем специалиста) заниматься разведением растений в домашних условиях и тем самым
закреплять, пролонгировать терапевтическое воздействие [13–16].
Элементы среды воздействуют на организм не по отдельности, а в комплексе, соответственно, любая реакция организма является многофакторно обусловленной. Развитие же общества и науки позволяет расширять спектр методов и
приемов воздействия на организм. В оборот вошел термин ландшафтотерапия – один из видов санаторно-курортного лечения, использующий позитивное
психоэмоциональное влияние местности (в том числе живописного пейзажа) на
человека. Ландшафтотерапию, в свою очередь, подразделяют на климатотерапию и сильвотерапию. Сильвотерапия (от лат. silva – лес, парк) – достижение
оздоровительного эффекта при пребывании в фитоценозе древесно-кустарниковых насаждений и цветочных растений; обеспечивается за счет специфического микроклимата – тень, относительная тишина. Ольфакторное воздействие
растений может носить характер ароматерапии. При правильном использовании
(подборе композиции и экспозиции) может достигаться определенный эффект
(антисептическое и гипотензивное действие фитонцидов, спазмолитическое,
бронхолитическое, седативное или, наоборот, возбуждающее действие эфирных
масел). Существует и термин паркотерапия (от позднелат. parricus – отгороженное место) – использование в рекреационных целях таких многофункциональных комплексов, как парки культуры и отдыха, ботанические сады, дендрарии,
достигаемое сочетанием эстетических (близкая к природной среда, ландшафтный дизайн парковых композиций) и культурно-досуговых (физкультурно-спортивные мероприятия на открытых площадках, оборудованных «тропах здоровья») форм воздействия. Наконец, режим двигательной активности успешно
корригируется при применении терренкура (франц. terrain – местность + нем.
Kur – лечение) – формы ЛФК, осуществляемой дозированной по времени, расстоянию и углу наклона ходьбой по специально организованным прогулочным
трассам разной степени сложности [17–19].
В целом при успешном использовании хортитерапии, особенно в психиатрии, ситуацию несколько запутывают отсутствие единства терминологического
аппарата, созвучные околонаучные направления типа натуропатия (использование естественных средств живой и неживой природы), дендро- и флоротерапия,
экологизм как религиозное направление, экотерапия, она же натуротерапия –
восстановительные экскурсии на природу, сбор желудей для последующей посадки леса, «тихая охота» и т. д., представляющие собой скорее произвольно
222
Ре
по
зи
то
ри
й
Б
ГУ
Ф
К
трактуемую хортитерапию, бессистемно реализуемую на любительском уровне.
Поэтому остается проблемой унификация и стандартизация терминологии и
методик. Поскольку даже в странах с продолжительной историей использования хортитерапии данный вид деятельности не требует лицензирования,
в последнее время профессионалы объединяются в сообщества и проводится добровольная сертификация [20–25].
По нашему мнению, хортитерапия – это доступная по технико-экономическим и организационно-методическим характеристикам, а потому весьма
перспективная вспомогательная методика социализации и медико-психологической реабилитации лиц с особенностями психофизического развития, внедрение которой в Беларуси целесообразно. В этой связи становится актуальными
дальнейшее изучение ее эффективности, разработка и адаптация методик. Отдельные сеансы хортитерапии опробованы нами в августе 2013 г. на выездном
тренинге совместно с общественным объединением «Белорусская ассоциация
помощи детям-инвалидам и молодым инвалидам» (агроусадьба «Избушка на берегу Припяти», д. Курадово, Пинский р-н) и показали высокую заинтересованность и результативность у участников с умственной отсталостью. Для перехода
от адаптационно-диагностического (вводного) блока к собственно коррекционному этапу (активным реабилитационным мероприятиям с объективной оценкой динамики состояния) требуется соответствующая ресурсная база и материально-техническая, консультативно-методическая помощь заинтересованных
лиц и учреждений.
Таким образом, хортитерапия включает ряд педагогических, лечебно-профилактических и социальных мероприятий, направленных на восстановление
(компенсацию) нарушенных функций организма, поддержание и максимально
возможное развитие имеющихся (сохранных) соматико-моторных и психических возможностей, т. е. может считаться вспомогательным методом медико-социальной реабилитации. Учитывать успешный зарубежный опыт, метод следует
внедрять