close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

О проблемах российской системы наказания

код для вставкиСкачать
ISSN 0321–3056 ИЗВЕСТИЯ ВУЗОВ. СЕВЕРО-КАВКАЗСКИЙ РЕГИОН.
ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ. 2009. № 1
УДК 343.24/.29
О ПРОБЛЕМАХ РОССИЙСКОЙ СИСТЕМЫ НАКАЗАНИЯ
© 2009 г. В.И. Галкина, Е.В. Тищенко
Южный федеральный университет,
344007, г. Ростов-на-Дону, ул. Горького, 88,
urist-rsu@mail.ru
Southern Federal University,
344007, Rostov-on-Don, Gorkiy St., 88,
urist-rsu@mail.ru
Институт наказания является важным инструментом социального контроля в обществе. В действующем УК система наказаний многообразна. Однако не все виды наказания обеспечивают справедливое, гуманное его назначение. Необходимы новые подходы к данной проблеме, в том числе должны быть учтены общественное воздействие и зарубежный
опыт.
Ключевые слова: восстановительная юстиция, виды и система наказания, лишение свободы, общественное воздействие, электронный мониторинг.
Penitentiary system is one of important instruments of social control. The currently acting Criminal Code of the RF provides for
a wide variety of penal measures. Still, some of them do not secure its fair and humanistic role. Therefore novel approaches are to be
created taking into consideration positive experience of foreign countries and public influence.
Keywords: rehabilitation judiciary, kinds of penalty, imprisonment, public influence, penitentiary, computer monitoring.
Обеспечение правопорядка, борьба с преступностью являются важнейшей внутриполитической задачей нашей страны. Ведь от того, насколько успешно
государство сможет противостоять криминальному натиску, зависит безопасность общества, судьба демократических преобразований в России. Необходимо
установление жесткого социального контроля, создание специальных государственных структур, использование государственно-властных полномочий, определение государственной политики в борьбе с нею.
При этом решающее значение наряду с экономическими, социальными, организационными мерами принадлежит мерам уголовно-правового характера, реализуемым посредством уголовного закона. Основным
элементом в механизме уголовно-правового воздействия на преступность является уголовное наказание. Без
наказания и других институтов, с помощью которых
определяется его размер и исполнение, уголовного права не существует.
Развитие института наказания, как и системы наказаний в истории российского уголовного законодательства, прошло сложный эволюционный путь. Изменения касались не только самой сущности, целей
наказания, но и форм его выражения. В основе развития этого правового явления лежали объективные закономерности, связанные, как правило, с уровнем общественного правосознания, состоянием преступности,
социально-политической обстановкой в конкретной исторической эпохе. Эти изменения естественным образом влияли на развитие конкретных видов наказания,
касаясь всех без исключения и определяя их разнообразие, размер, карательный потенциал.
Даже в самых первых исторических памятниках
права (Законы Ману, Законы царя Хаммурапи и т. п.)
можно выделить определенную систему наказаний, хотя
их авторы не знали такого понятия и не пытались составить строго определенный перечень возможных видов наказаний. Следовательно, система наказаний объективно существует независимо от степени ее фор-
мальной определенности в источнике уголовного
права и теоретического обоснования в юридической науке.
В действующем Уголовном кодексе РФ (УК РФ)
изменилась идеологическая сущность концепции уголовного законодательства, базирующегося на качественно иных, чем ранее, ценностных ориентирах и идейных установках. В центре оказывается человек, защита его жизни, здоровья, свободы чести и достоинства,
охрана его собственности. В УК РФ последовательно
реализовались две общемировые тенденции развития
уголовного права: смягчение ответственности за преступления, не представляющие большой общественной опасности и совершенные впервые с одновременным ужесточением наказания за наиболее опасные
преступления, а также в отношении рецидива [1].
Примером тому служит изменившаяся система
уголовных наказаний в действующем УК РФ. Так,
одной из еѐ особенностей выступает гуманизм,
проявляющийся в видах и размерах наказания (из
12 его видов 6 не связаны с изоляцией от общества).
Смертная казнь и пожизненное заключение носят исключительный характер и могут назначаться лишь за
некоторые преступления, посягающие на жизнь.
Многообразие системы наказаний, закрепленной в
законе, призвано расширять возможности суда при
индивидуализации в процессе его назначения.
Тем не менее сформулированная в УК РФ система
наказаний не всегда позволяет назначать справедливое и гуманное в каждом конкретном случае наказание. А практика применения уголовного закона свидетельствует о том, что, несмотря на появившиеся альтернативы лишению свободы, этот вид наказания остается преобладающим в структуре мер уголовного наказания в России. Действующая система наказаний в
российском уголовном законодательстве не лишена
недостатков как в методологическом, так и правоприменительном плане.
На наш взгляд, в отечественной уголовно-право89
ISSN 0321–3056 ИЗВЕСТИЯ ВУЗОВ. СЕВЕРО-КАВКАЗСКИЙ РЕГИОН.
вой доктрине прочно укоренился методологически
неверный взгляд на систему наказаний как на исчерпывающий перечень таковых, содержащийся в уголовном законе. «Перечневый» подход порождает рассогласованность между отдельными видами наказаний, не позволяет в полной мере учитывать личность
преступника и другие криминологические величины
при законодательной регламентации мер государственного воздействия на преступника.
Такая «рассогласованность» усугубляется невозможностью использовать такие наказания, как ограничение свободы, арест и обязательные работы из-за
финансовых, материально-технических и кадровых препятствий. А несоответствие ограничения свободы, обязательных и исправительных работ некоторым международно-правовым положениям вообще ставит под
угрозу их дальнейшее применение. Ряд статей Общей
части УК РФ содержит криминологически необоснованные ограничения по применению тех или иных
видов наказаний, не связанных с изоляцией от общества, а также по применению ареста.
Многие ученые считают, что в условиях господства
рыночных отношений важную роль в борьбе с преступлениями различных категорий играет штраф. Однако, с
нашей точки зрения, широкому применению названного
наказания препятствует криминологические особенности большинства современных преступников (их незанятость, отсутствие сколько-нибудь ценного имущества и т.п.).
Лишение свободы на определенный срок, несмотря на неуклонное сокращение в последние десятилетия его удельного веса среди прочих наказаний, остается лидером в относительном и абсолютных параметрах. Содержание одного из наиболее суровых видов наказания состоит в изоляции осужденного путем
помещения его в предназначенные для этого учреждения на срок, установленный приговором суда, со специальным режимом содержания. Для изоляции осужденного от общества происходит направление его в колонию-поселение, помещение в воспитательную колонию,
лечебное исправительное учреждение, исправительную
колонию общего, строгого или особого режима либо в
тюрьму. Критериями назначения осужденному того или
иного вида исправительного учреждения являются категория тяжести совершенного преступления, пол, наличие либо отсутствие рецидива, возраст несовершеннолетнего. Уголовный кодекс устанавливает предельные
сроки лишения свободы: от 2 мес. до 20 лет.
Лишение свободы на определенный срок предусматривается в 467 санкциях, что составляет 86,76 %
от всех санкций [1, ст. 105–111, 205–211]. Наша страна является одним из мировых лидеров по количеству
лиц, находящихся в местах лишения свободы. Причины подобной тенденции следующие:
– во-первых, при полном отказе от смертной казни
лишение свободы становится «высшей мерой», которую надлежит применять лишь в крайних случаях, в
основном при совершении насильственных преступлений и только в отношении взрослых (совершеннолетних) преступников;
ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ. 2009. № 1
– во-вторых, в странах Западной Европы, Австралии, Японии преобладает краткосрочное лишение
свободы, до 2–3 лет, т.е. до наступления необратимых
изменений психики [2];
– в-третьих, условия и режим отбывания наказания
в пенитенциарных учреждениях не должны унижать
человеческое достоинство и подвергать заключенных
дополнительным к лишению свободы тяготам. Так как
сохранность или деградация личности зависят от условий отбывания наказания, поскольку в современных цивилизованных государствах поддерживается по
возможности достойный уровень существования заключенных (нормальное питание, медицинское обслуживание, санитарно-гигиенические условия, возможность работать, учиться, встречаться с родными и близкими), устанавливается режим, который не унижает их
человеческое достоинство и существует система пробаций, т.е. испытаний, позволяющая строго дифференцировать условия отбывания наказания в зависимости
от его срока, поведения заключенного и т.п.
Широкая реализация лишения свободы в нашей
стране вызывает резкую критику отечественных и зарубежных правозащитных организаций [3]. Сегодня в отечественной уголовной науке происходит осознание неэффективности традиционных средств контроля над
девиантностью вообще и преступностью в частности,
более того – негативных последствий такого распространенного вида наказания, как лишение свободы, что,
безусловно, приводит к поискам альтернативных решений и стратегического, и тактического характера.
Во всем мире политика в области уголовных наказаний в 1980-е гг. и вначале 1990-х гг. начала склоняться в
пользу альтернативы тюремному заключению. В качестве одной из таких мер во многих странах используется
домашний арест (США, Италия, Швейцария, Швеция и
другие страны), который в настоящее время приобретает
все большие масштабы [4].
В отечественном уголовном законодательстве предусмотрена подобная норма в ст. 53 УК РФ «Ограничение
свободы», однако данная норма не получила применения на практике, так как, в соответствии с законодательством, ограничение свободы должно быть введено в
действие отдельным федеральным законом по мере создания соответствующих социально-экономических условий.
В настоящее время на рассмотрение в Государственную Думу РФ внесен законопроект «О введении в действие положений УК РФ и УИК РФ о наказании в виде
ограничения свободы и внесении изменений в законодательные акты РФ», с помощью которого будет реализован
«принцип контролируемой свободы», предполагающий
введение электронного мониторинга осужденных [5].
По законопроекту данное ограничение свободы будет применяться только в отношении лиц, которые совершили преступление легкой или средней тяжести. Это
позволит «расширить альтернативы лишения свободы»,
так как ограничение свободы может быть использовано
в отношении несовершеннолетних, беременных женщин, инвалидов, лиц пенсионного возраста, ВИЧ-инфицированных и больных открытой формой туберкулеза.
90
ISSN 0321–3056 ИЗВЕСТИЯ ВУЗОВ. СЕВЕРО-КАВКАЗСКИЙ РЕГИОН.
Данным наказанием будут ограничиваться права и
свободы человека на его перемещение и посещение определенных форм досуга, выбора места работы, учебы.
Ограничение свободы возможно от 2 мес. до 4 лет.
Кроме того, предлагается применять новую меру наказания и для лиц, обвиняемых в совершении тяжкого
преступления: вместо тюремного срока им могут ограничить свободу на срок от 6 мес. до 2 лет.
Данный вид наказания может выступать не только
в качестве основного, но и как дополнительного по
отношению к лицам, осужденным за отдельные тяжкие и особо тяжкие преступления, посягающие на
жизнь и здоровье, общественную безопасность, основы конституционного строя и безопасности государства. В данном случае ограничение свободы назначается на срок от 6 мес. до 2 лет, исходя из характеристики виновного и других обстоятельств дела.
Контроль за осужденными будет осуществляться с
помощью специальных браслетов, которые при попытке избавиться от них должны передавать сигнал
на датчик, который находится дома у нарушителя. С
датчика этот сигнал будет поступать на компьютер
надзорных служб: уголовно-исполнительной инспекцией ФСИН России, однако не исключается возможность контроля за осужденными к ограничению свободы и со стороны органов внутренних дел.
В США закон об электронном наблюдении был принят в 1968 г., а в 1984 г. впервые был применен домашний арест с электронным мониторингом. Поведение
осужденного контролируется посредством одетого на
руку браслета, который передает сигналы через специальные устройства, вмонтированные в телефонный аппарат, на контрольный пункт. Этот вид наказания применяется к лицам до 30 лет, совершившим ненасильственные преступления, хроническим больным, престарелым от 79 и старше, а также к беременным женщинам [6].
В Швеции, одной из первых стран, где электронный мониторинг получил широкое распространение,
после введения мониторинга число заключенных,
содержащихся в тюрьмах, сократилось на 20 %. По
неофициальным данным сейчас около 6 тыс. чел. подвергаются этому наказанию ежегодно [6].
Новая Зеландия широко применяет электронный
мониторинг для наказания лиц, не совершивших особо тяжких преступлений. Особенность новозеландской системы – ее полная привязка к системе GPS и
интерактивность. Для осужденного заранее определяются места, которые ему запрещено посещать, и сигнал тревоги срабатывает только в случае, если он приближается к запретной для него зоне [7].
Схема с использованием системы глобального позиционирования GPS существует в большинстве европейских стран. Однако необходимо учитывать данные американского Национального института юстиции, согласно которым во многих случаях применение электронного мониторинга вело не к снижению числа заключенных, а к его быстрому росту, так как судьи все чаще
предпочитают приговаривать к домашнему аресту, а не
к штрафу или общественным работам, но продолжительный срок электронного наблюдения ведет к его на-
ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ. 2009. № 1
рушению [8].
Электронный мониторинг имеет как отрицательные,
так и положительные моменты, специфику развития
которых невозможно предвидеть, применяя ее к российской действительности. Хотя до сих пор не решен вопрос с поправками в законодательство, регламентирующими возможность такого отслеживания перемещения
осужденных.
На наш взгляд, при рассмотрении вопроса альтернативных видов наказания можно также выделить «восстановительную юстицию», которая является одним
из направлений сокращения пределов уголовной юстиции и уголовного наказания.
Суть восстановительной юстиции заключается в
добровольном, с помощью незаинтересованного посредника, примирении преступника и жертвы на условиях возмещения ей вреда. Здесь потерпевший может
быть больше заинтересован в восстановлении нарушенного права, возмещении понесенных потерь, нежели
мести преступнику. А преступник скорее заинтересован
избежать уголовного суда и соответствующего наказания путем добровольного возмещения ущерба, причиненного им жертве.
Может быть, сама идея примирительного производства восходит к традиционным обществам, где сильны
общинные формы социального контроля, когда многие
конфликты решаются на сходах или старейшинами.
Может поэтому восстановительная юстиция развивается
в Австралии и Новой Зеландии, где еще не исчезли традиции аборигенов.
Идеи восстановительной юстиции активно обсуждаются и внедряются на практике за рубежом. Первые
шаги делаются и в России [9]. Первоначальной правовой
базой развития ресторативной юстиции могут стать ст.
76 УК РФ (освобождение от уголовной ответственности
в связи с примирением с потерпевшим) и ст. 25 УПК РФ
(прекращение уголовного дела в связи с примирением
сторон). Однако нужна более тщательная правовая регламентация различных вариантов примирительного
производства в рамках восстановительной, не уголовной
юстиции.
Безусловно, сокращению численности тюремного
населения будет способствовать не только гуманизация отдельных видов наказания, но и другие меры.
Так, Я.И. Гилинский указывает на то, что за рубежом
целям гуманизации наказания успешно способствует
«общественная полиция» [10]. Данный опыт необходимо, на наш взгляд, изучить на предмет возможного
внедрения в России (с учетом ее традиций, культуры
и т.д.).
Указанные выше проблемы требуют незамедлительного решения и на уровне практики, и на уровне законодательном. Конечно, проблемы, связанные с систематизацией, определением, назначением и исполнением различных видов наказаний, несмотря на свою актуальность, не могут быть решены одномоментно и требуют
взвешенного подхода законодателя, пристального внимания ученых. С нашей точки зрения, в современных
условиях должны быть продолжены исследования института наказания (как одного из главного средства со91
ISSN 0321–3056 ИЗВЕСТИЯ ВУЗОВ. СЕВЕРО-КАВКАЗСКИЙ РЕГИОН.
циального контроля) с целью поэтапного его реформирования, чтобы оно стало эффективным инструментом
борьбы с видоизменяющейся преступностью.
Нужно приобщиться к мировому опыту, уловить
мировые тенденции, произвести сверку собственного
уровня с мировыми стандартами.
срок: содержание, цели и средства их достижения.
Ростов н/Д, 2003.
4. Клюканова Т.М. Уголовное право зарубежных
стран. СПб., 1998. 95 с.
5. Куликов В. Электронный арест // Российская газета. Федеральный выпуск № 4350. 2007. 25 апр.
6. Малиновский А.А. Уголовное право зарубежных
государств. М., 2004. 128 с.
7. Мигачев Ю.И., Семенов В.И. Конституционное
право зарубежных стран. М., 2002. 240 с.
8. Белаш В. Амбулаторное заключение // Власть.
2006. № 17–18.
9. Преступность и правонарушения: Стат. сб. МВД
РФ, МЮ РФ. М., 2006.
10. Гилинский Я.И. Девиантология. СПб., 2007. 526 с.
Литература
1.
2.
3.
ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ. 2009. № 1
Уголовный кодекс РФ 1996 г. С изм. и доп. на
20.10.2007 г. М., 2007. 174 с.
Козочкин И.Б. Уголовное право зарубежных государств. М., 2004. 528 с.
Мясников В.В. Лишение свободы на определенный
Поступила в редакцию
9 июля 2008 г.
92
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
0
Размер файла
189 Кб
Теги
sdewsdweddes
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа