close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Криминологическая характеристика преступлений, связанных со злоупотреблением и превышением полномочий сотрудниками уголовно-исполнительной системы

код для вставкиСкачать
2'2011
Пробелы в российском законодательстве
6.6. КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ
ХАРАКТЕРИСТИКА
ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СВЯЗАННЫХ
СО ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕМ И
ПРЕВЫШЕНИЕМ ПОЛНОМОЧИЙ
СОТРУДНИКАМИ УГОЛОВНОИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ
Сусарин Александр Александрович, адъюнкт
факультета подготовки научно-педагогических
кадров. Место учебы: Академия Федеральной службы
исполнения наказаний, г. Рязань.
Аннотация: В статье рассматриваются основные
показатели преступлений сотрудников УИС, подпадающие под признаки ст.ст. 285 и 286 УК РФ. Доказывается, что данное преступное поведение персонала органов и учреждений уголовно-исполнительной
системы носит пенитенциарный характер.
Ключевые слова: пенитенциарная преступность, превышение служебных полномочий, злоупотребление служебными полномочиями, уголовно-исполнительная система.
CRIMINOLOGICAL DESCRIPTION OF CRIMES,
RELATED TO ABUSE AND EXCEEDING OF POWER BY
PENAL SYSTEM STAFF
Susarin Alexander Alexandrovich, adjunct. Place of study:
Academy of Law and Management of the Federal Penal Service of the Russian Federation.
Annotation: in this article the author considers characteristics of crimes committed by Penal Service Staff, which
gall under articles 285,286 of the Criminal Code of the RF.
The conclusion of the author is that such criminal behavior
of the penal bodies institutions staff is of penitentiary character.
Keywords: prison-related crime, exceeding of official
power, abuse of power, penal system.
При рассмотрении криминологических показателей
противоправной деятельности различных категорий
граждан, принято основываться на осложнении социально-политической, экономической и криминогенной
обстановки в стране. Именно эти изменения коренным
образом «повлияли на изменение условий службы сотрудников всех правоохранительных органов Россий1
ской Федерации» . Не стали исключением и сотрудники уголовно-исполнительной системы. Достаточно сказать, что «…вследствие этого несоизмеримо возросли
нагрузки и степень риска, при выполнении служебных
2
обязанностей персонала мест лишения свободы» .
Все это, по мнению В.М. Демина, «не могло не отразиться негативно на результатах оперативнослужебной деятельности, прежде всего на состоянии
дисциплины и законности среди сотрудников уголовно3
исполнительной системы» .
1
Рясов Д.А. Преступность сотрудников органов внутренних дел.
Монография. – М., 2009. С. 7.
2
Ратников Н.Д. К вопросу об обеспечении личной безопасности
сотрудников УИС // Международные стандарты исполнения наказаний и российская пенитенциарная практика. Материалы Международной студенческой научно-практической конференции. –
М., 2006. С. 299.
3
Демин В.М. Факторы, обусловливающие нарушения дисциплины и законности сотрудниками пенитенциарных учреждений.
Проблемы профилактики. Вестник Томского государственного
университета. – 2007. – №2.
176
Анализ специальной литературы показывает, что в
последние годы наметилась тенденция к росту противоправного
поведения
сотрудников
уголовноисполнительной системы. «Усиливается сращивание с
криминальными структурами, растет коррумпированность должностных лиц, все заметнее становится их
нравственное перерождение и профессиональная деформация. Данные уголовно-правовой статистики
фиксируют значительное количество преступлений,
совершенных сотрудниками правоохранительных органов Российской Федерации, что свидетельствует о
4
неблагоприятных тенденциях» .
Специалисты в области пенитенциарной криминологии, на протяжении уже долгого времени спорят о том,
должна ли преступность сотрудников уголовноисполнительной системы рассматриваться как один из
видов пенитенциарной преступности. Одна группа авторов предлагает не включать преступность сотрудников УИС в структуру пенитенциарной преступности,
объясняя это тем, что субъектами таких преступлений
5
могут быть исключительно осужденные .
Другая часть авторов склонны рассматривать преступления сотрудников уголовно-исполнительной системы как часть пенитенциарной преступности, исключительно только в том случае, если они «генетически
6
связанных с условиями мест лишения свободы» .
Мы, склонны придерживаться последней точки зрения, ибо категория рассматриваемых в нашей работе
преступлений, имеет прямое отношение к условиям
мест лишения свободы. В подтверждение высказанного нами предположения, можно привести еще одну
точку зрения специалистов в области пенитенциарной
криминологии. Для правильной оценки всей совокупности преступлений совершаемых в условиях мест
лишения свободы, Е.В. Прысь и И.А. Уваров, предлагают делить их на две группы:
1) собственно пенитенциарные преступления (побег
из мест лишения свободы, или из-под стражи – ст. 313
УК РФ; уклонение от отбывания лишения свободы –
314 УК РФ; дезорганизация деятельности учреждений,
обеспечивающих изоляцию от общества – 321 УК РФ).
7
2) общеуголовные преступления .
На наш взгляд, не смотря, на то, что авторы анализируют преступность осужденных, этот принцип, может
8
быть применен и к сотрудникам . Здесь также можно
4
Лунев В.В. Преступность XX века. Мировые, региональные и
российские тенденции. Предисловие академика Российской академии наук В.Н. Кудрявцева. – М., 1997. С. 273.
5
См., например: Абаджян А.В. Проблемы пенитенциарной преступности / Под ред. А.М. Антоняна. – М., 2001. С. 32; Ишигеев
В.С. Пенитенциарные преступления: характеристика, предупреждение, ответственность: Авторф. дис. … д-ра юрид. наук. – Красноярск, 2004. С. 21; Калинин Ю.И. К вопросу о понятии, сущности
и основных чертах пенитенциарного преступления // Человек:
преступление и наказание. – 2004. – № 4(48). С. 13.
6
См., например: Антонян Ю. Преступность в местах лишения
свободы и ее причины // Уголовное право. – 2002. – № 4. С. 101;
Старков О.В. Криминопенология. – М., 2003. С. 184; Фильченко
А.П. Пенитенциарная преступность: определяемся с понятием //
Человек: преступление и наказание. – 2008. – № 2. С. 93.
7
Прысь Е.В., Уваров И.А. Предупреждение общеуголовной пенитенциарной преступности: монография. – Рязань, 2010. С. 5.
8
Прибегая к такого рода аналогии, мы не склонны придерживаться позиции тех авторов, которые пытаются «уравнять», совершивших в условиях мест лишения свободы осужденных и сотрудников. (См., например: Бернатович В.П. О некоторых вопросах, возникающих в практике привлечения к уголовной
ответственности лиц, отбывающих наказание в исправительных
колониях, а также сотрудников учреждений УИС // Проблемы прокурорского надзора за законностью исполнения уголовных наказаний. Сборник статей. Вып. 8. – М., 2004. С. 87-94.).
КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ
выделить преступления, где сотрудник выступает в
качестве специального субъекта (злоупотребление
должностными полномочиями – ст. 285 УК РФ, превышение должностных полномочий – ст. 286 УК РФ, получение взятки – ст.290 УК РФ, дача взятки – ст. 291
УК РФ, служебный подлог – ст. 292 УК РФ, вымога9
тельство – ст. 163 УК РФ) . Совокупность приведенных
преступлений, безусловно можно рассматривать как –
специфические пенитенциарные. Все остальные виды
преступлений которые совершают сотрудники исправительных учреждений в условиях мест лишения сво10
боды, могут называться общеуголовными .
Преступления, в которых сотрудники УИС выступают
специальными субъектами пенитенциарной преступности, сопряжены в большей или меньшей степени с
определенной долей злоупотребления теми обязанностями (функциями), которые возложены на них в силу
специфики работы. Интересной на этот счет является
точка зрения Д.А. Рясова, который для выделения
специфического характера преступлений совершаемых сотрудниками правоохранительных органов пред11
лагает называть ее – «профессиональной» . Аргументы, предлагаемые процитированным автором,
можно признать довольно обоснованными. К ним необходимо относить:
1) совершение преступления с использованием служебного положения;
2) совершение вопреки интересам службы;
3) посягательства на нормальную работу правоохранительных органов и подрыв их авторитета;
4) существенное нарушение охраняемых законом
прав и интересов граждан или организаций либо охра12
няемых законом интересов общества и государства .
Здесь же можно процитировать мнение другого исследователя преступности сотрудников правоохранительных органов С.А. Алтухова, который предлагает:
«…факты совершения сотрудниками правоохранительных органов неосторожных преступлений, хотя и
являются уголовно-противоправными, общественно
опасными и влекущими ответственность, не будут относиться к рассматриваемой категории преступле13
ний» . С таким положением можно согласиться если
речь идет о преступлениях совершаемых сотрудниками органов внутренних дел, но трудно применить это
положение к сотрудникам уголовно-исполнительной
системы. В условиях мест лишения любой сотрудник,
совершая, злоупотребляя должностными полномочиями или превышая их, действует всегда умышленно
и в большинстве случаев с корыстной целью. Об этом
14
свидетельствуют и специальные исследования .
9
См., например: Андреев Ю.В. Сотрудники исправительных учреждений как должностные лица уголовно-исполнительной системы Российской Федерации // Вестник Челябинского государственного университета. – 2003. – № 1. С. 80-87.
10
Похожую точку зрения, ранее высказывала ОА. Чистотина.
Разница лишь в том, что в основу ее классификации был положен
принцип «территориальности». (См.: Чистотина О.А. Криминологическая характеристика и профилактика преступлений, совершаемых сотрудниками уголовно-исполнительной системы: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. – Рязань, 2000. С. 17).
11
Рясов Д.А. «Профессиональная» преступность сотрудников
органов внутренних дел // Бизнес в законе. – 2009. – № 3. С. 97.
12
Рясов Д.А. Преступность сотрудников органов внутренних
дел: монография. – М., 2009. С. 8.
13
Алтухов С.А. Преступления сотрудников милиции (понятия,
виды и особенности профилактики). – СПб., 2001. С. 43.
14
Прысь Е.В. О некоторых средствах достижения цели частной
превенции корыстных преступлений в исправительных колониях //
Вопросы борьбы с преступностью. Сборник научных трудов. –
Рязань, 2001. С. 87; Григорьев А.И., Чистяков А.А., Эриашвили
Сусарин А.А.
Это обстоятельство дает основание отдельным авторам высказывать предположение, что корысть лежит
в основе, коррупционных преступлений, сотрудников
15
уголовно-исполнительной системы . С учетом, того,
что действующий Федеральный закон «О противодей16
ствии коррупции», в структуру так называемых коррупционных преступлений включает и анализируемые
нами составы преступлений (п. «а» ст. 1 Закона), можно допустить, их сравнение с другими составами этой
совокупности преступлений.
По данным уголовно-правовой статистки количество
сотрудников уголовно-исполнительной системы, привлеченных к уголовной ответственности продолжает
неуклонно расти (см.: таблица 1). Не последнее место
в структуре преступлений совершаемых сотрудниками
занимают и превышение, и злоупотребление служебными полномочиями.
Таблица 1.
Из данных, приведенных в Таблице 1, видно, что в
структуре преступности сотрудников УИС превалируют
преступления при исполнении служебных обязанностей. Их доля составила: в 2005 г. – 74,6 %, 2006 –
70,2, 2007 – 86,9, 2008 – 82,3, в 2009 г. – 76,1 %. Этот
показатель свидетельствует не только о том, что абсолютное большинство преступлений сотрудников, составляют преступные деяния, совершаемые при исполнении служебных обязанностей, но и об их ста17
бильности .
Удельный
вес
преступлений,
непосредственно относящихся к рассматриваемой категории в общей структуре преступности при исполнении служебных обязанностей, составляет: 2005 г. –
81,1 %; 2006 – 91,9; 2007 – 50,4; 2008 – 50,5; 2009 г. –
23,7 %. Видна положительная динамика: начиная с
2007 г. наблюдается сокращение доли преступлений
связанных со злоупотреблением и превышением слуН.Д. Предупреждение мошеннических действий, присвоений и
растрат в исправительных учреждениях ФСИН России. Монография. – М., 2007. С. 8; Уваров И.А. Криминологическая характеристика корыстных преступлений, совершенных в исправительных
учреждениях // Преступление. Наказание. Исправление: Вестник
Вологодского института права и экономики ФСИН России. – 2009.
– № 5. С. 24.
15
См., например: Ишигеев В.С. Некоторые проблемы борьбы с
коррупцией в системе исполнения наказаний // Современная уголовная политика в сфере борьбы с транснациональной организованной преступностью и коррупцией. – М., 2002. С. 172; Маликов
Б. Проблемы правонарушений и преступлений в уголовноисполнительной системе и меры по их предупреждению: коррупционный аспект // Ведомости уголовно-исполнительной системы.
– 2007. – № 4. С. 22.
16
«О противодействии коррупции»: Федеральный закон от 19
декабря 2008 г. № 273-ФЗ // Рос. газета. – 2008. – 30 декабря. №
266.
17
Отдельные авторы предлагают скептически относиться к
«снижению или стабилизации» количества совершаемых сотрудниками преступлений, в виду отсутствия позитивных изменений в
социально-экономических условиях. (См., например: Алегин А.П.
О мерах профилактики коррупционных преступлений сотрудников
УИС в сфере экономики // Труды академии управления МВД России. – 2008. – № 4 (8). С. 30-33).
177
2'2011
Пробелы в российском законодательстве
жебного положения. Однако, в 2009 году, совокупное
количество рассматриваемых составов, практически
достигло уровня 2006 года.
Согласно исследованиям А.Н. Симоненко, удельный
вес коррупционных преступлений в динамике выглядит
следующим образом: 2005 г. – 90,1 %; 2006 – 95,0;
18
2007 – 71,5; 2008 – 60,0; 2009 г. – 82,8 % . Несмотря
на то, что среди так называемых – «коррупционных
преступлений» лидирующее положение занимает получение взятки (ст. 290 УК РФ) и дача взятки (ст. 291 УК
РФ), иные преступления рассматриваемой совокупности ранжируются последовательно: злоупотребление
должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ) – 19,6
преступлений в среднем в год, за анализируемый период; превышение должностных полномочий (ст. 286 УК
РФ) – 18 преступлений в среднем в год, за анализируемый период.
Анализ указанных преступлений показывает:
При злоупотреблении должностными полномочиями
(ст. 285 УК РФ) превалируют деяния в форме использования должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, если это деяние
совершено из корыстной или иной личной заинтересованности и повлекло существенные нарушения прав и
законных интересов граждан или организаций либо
охраняемых законом интересов общества или государства, (ч. 1 ст. 285 УК РФ) – 96,9 %. Деяния, предусмотренные ч. 1 ст. 285 УК РФ, повлекшие тяжкие последствия (ч. 3 ст. 285 УК РФ), составляют 3,1 %.
В деяниях, предусмотренные ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий) наибольший удельный вес приходится на совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и
законных интересов граждан или организаций либо
охраняемых законом интересов общества или государства (ч. 1 ст. 286 УК РФ) – 78,6 %; удельный вес
деяний, предусмотренных ч. 1 ст. 286 УК РФ, совершаемых с применением насилия или угрозой его применения, с причинением тяжких последствий (соответственно п. «а» и «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ), составляет
21,4 %.
Характеризуя преступность сотрудников в уголовноисполнительной системе нельзя не сказать о ее латентности. Научные исследования свидетельствуют,
что пенитенциарные преступления, независимо от того, кем они совершаются осужденными или сотрудни19
ками, обладают высокой степенью латентности .
Особенно это касается таких преступлений, как превышение, и злоупотребление служебными полномочиями. Так, согласно результатов нашего исследования, сотрудники УИС независимо от занимаемых
должностей и характера работы, утверждают, что уровень латентности составляет:
– до 10 % (37,1 % опрошенных);
– до 20 (27,2 опрошенных);
– до 50 (27,7 опрошенных);
18
Симоненко А. Н. Предупреждение коррупционных преступлений при исполнении уголовных наказаний: Автореф. дис. … канд.
юрид. наук. – Рязань, 2010. С. 5.
19
Пенитенциарная преступность: сущность и актуальные проблемы предупреждения. Монография / Под общ. ред.
Ю.И.Калинин; Науч. ред.: В.С.Жеребин, В.М.Морозов. – Владимир, 2005. С. 74; Уваров И.А. Введение в пенитенциарную криминологию (опыт структурного построения): Монография. – М., 2007.
С. 9; Пенитенциарная криминология: учебник / Под общ. ред. Ю.
М. Антонян, А. Я. Гришко, А.П. Фильченко. – Рязань, 2009. С. 93.
178
20
– до 80 % (8 % опрошенных ).
Приведенные данные свидетельствуют о том, что
превышение, и злоупотребление служебными полномочиями, совершаемые сотрудниками УИС, имеют устойчивую тенденцию к росту. Существенным препятствием в противодействии этой категории преступлений,
является
высокий
уровень
латентности.
Проведенное специальное исследование показало,
что чем выше должностное положение респондентов,
тем меньше они заинтересованы в придании огласки
фактам противоправного поведения сотрудников УИС.
20
Интересным на наш взгляд, является то, что среди респондентов указавших довольно высокий процент латентности преступлений совершаемых сотрудниками УИС, были только представители оперативных подразделений.
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
0
Размер файла
408 Кб
Теги
sdewsdweddes
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа