close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Модификация относящихся к недвижимости норм раннего общего права под влиянием права справедливости в Англии

код для вставкиСкачать
Бизнес в законе
2’2013
________________________________________________________________________________________________
I. ПРАВО
1. ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО, ЖИЛИЩНОЕ ПРАВО,
СЕМЕЙНОЕ ПРАВО
1.1. МОДИФИКАЦИЯ
ОТНОСЯЩИХСЯ К
НЕДВИЖИМОСТИ НОРМ
РАННЕГО ОБЩЕГО ПРАВА ПОД
ВЛИЯНИЕМ ПРАВА
СПРАВЕДЛИВОСТИ В АНГЛИИ
Кривенко Ольга Александровна, к.ю.н., ассистент
кафедры
гражданского
и
трудового
права
юридического факультета Российского университета
дружбы народов.
Место работы:
народов.
Российский
университет
дружбы
olgak2409@gmail.com
Вернуться к Содержанию номера
Аннотация: В статье исследуются причины модификации
относящихся к недвижимости норм раннего общего права
(common law), приведшие к возникновению доверительной
собственности в средневековой Англии; анализируется
положение владельца недвижимости (tenant of land)
согласно нормам действовавшего в английском обществе в
начале XIII века общего права, рассмотрены основные
ограничения и обременения прав владельца недвижимости.
Ключевые слова: доверительная собственность;
пользование;
феодальные
нормы
о
владении
недвижимостью; общее право
MODIFICATION OF THE EARLY
COMMON LAW INFLUENCED BY
EQUITY LAW IN ENGLAND
Olga A. Krivenko, PhD, assistant of the Civil and Labor Law
Department of the Law Faculty Peoples‫ ׳‬Friendship
University of Russia
Place of employment: Peoples‫ ׳‬Friendship University of
Russia
olgak2409@gmail.com
Annotation: The article examines the reasons of the modification
of the early common law and the creation of the trust in England
in the Middle Ages; the article also analyzes the status of tenant
of land according to the XIII century common law rules and
examines the restrictions and encumbrances of the tenant’s
rights.
Keywords: Trust, use, seisin, common law
Становлению такого института английского права как
доверительная собственность (trust) предшествовало
появление института пользования (use). Термин «use»
английские правоведы считают происходящим не от
латинского слова usus, как это может показаться на
1
первый взгляд . Фредерик Мейтланд (F.W. Maitland) –
английский историк, писал, что с незапамятных времён
1
Maitland F.W. The Collected papers of Frederic William Maitland. –
Cambridge University press, 1911. – Vol. II. P.403; а также см.: Pollock F.,
Maitland F.W. The History of English Law Before the Time of Edward I. – 2
ed.- Cambridge: Cambridge University Press, 1898. – Vol. II. P. 228.
10
в Англии утвердилась практика ведения дел с
недвижимостью по принципу ad opus – в интересах
другого человека. Слово opus, которое было
общепринятым в этом сочетании, стало постепенно
трансформироваться в oes, ues, а затем в use
(пользование,
владение).
Именно
пользование
представляет
собой
прообраз
современной
доверительной собственности и для понимания
сущности и правовой природы доверительной
собственности, целесообразно раскрыть причины,
приведшие к появлению такого института как use, а
следовательно, и доверительной собственности.
Чтобы понять первопричину возникновения института
use, необходимо рассмотреть положение владельца
недвижимости (tenant of land) согласно нормам
действовавшего в английском обществе в начале XIII
века общего права (common law).
Дело заключалось в том, что владелец не мог
беспрепятственно реализовать своё право в силу
связывавших его ограничений и обременений. Часть
этих ограничений и обременений была обусловлена
ролью, которую играла система норм о владении
недвижимостью (seisin) в феодальном английском
праве. Эта система не располагала достаточными
возможностями для выделения права требования на
долю во владении недвижимостью (interest in land) и
распоряжения таким правом. Речь шла о владении как
таковом, факт владения всегда был очевидным, а на
ранних стадиях развития common law этой очевидности
придавалось доминирующее значение, – ведь на
основании очевидности факта владения создавалось и
вводилось в действие большинство норм, его
защищавших.
Выстраивание правоотношений владения опиралось
на два принципа, лежавших в основе феодальных норм
о владении недвижимостью (seisin).
Первый из них предписывал, чтобы требования об
исполнении феодальных повинностей адресовались
только к владельцу недвижимости.
Второй указывал, что действия по изъятию
недвижимости могли осуществляться также только
против её владельца. При таких обстоятельствах
всегда требовалось установление лица, способного
отвечать на различные относящиеся к недвижимости
притязания,
а
также
оберегать
владение
недвижимостью
в
интересах
наследников
ее
владельца.
Если
такое
лицо
оказывалось
неустановленным, то это грозило утратой субъективных
2
прав на недвижимость (loss of public and private rights) .
Избежать этого можно было лишь посредством
непрерывного осуществления владения фригольдной
недвижимостью, а также при помощи особого порядка
передачи титула seisin в каждом случае её отчуждения.
Это означало, что всякая сделка с недвижимостью,
которая оставляла сомнения в том, к кому переходит
фактическое владение недвижимостью при передаче на
2
Challis H.W. Law of Real Property. – London: Reeves and Turner, 1885. –
P. 100.
Кривенко О. А.
МОДИФИКАЦИЯ ОТНОСЯЩИХСЯ К НЕДВИЖИМОСТИ НОРМ РАННЕГО
ОБЩЕГО ПРАВА ПОД ВЛИЯНИЕМ ПРАВА СПРАВЕДЛИВОСТИ В АНГЛИИ
________________________________________________________________________________________________
неё того или иного вещного права, считалась
противоречащей общему праву и потому не
признавалась действительной.
Речь, таким образом, шла о том, что осуществление
права безусловной собственности на недвижимость
(enjoyment of a freehold estate) подчинялось в общем
праве ограничивающим его условиям.
Первое условие состояло в том, чтобы передача
правового титула была публичной и формальной.
Формальности, касавшиеся отчуждения недвижимости,
состояли в следующем.
Феодальное
право
собственности
содержало
императивную норму, запрещавшую сохранение какой
бы то ни было неопределенности в личности владельца
(«держателя») любой части недвижимого имущества.
Вопрос о титуле на недвижимость или притязаний
феодального сеньора на феодальные сборы всегда
зависел от установления личности того, кто
осуществлял seisin, то есть выступал признанным
владельцем недвижимости. Общее право требовало,
чтобы всякая передача недвижимости сопровождалась
открытым публичным введением во владение в ходе
передачи правового титула. Достоинство такого порядка
было очевидным: в случае каких-либо конфликтов
фактическим владельцем недвижимости признавался
человек, хорошо известный соседям. Сам этот порядок
назывался «отчуждением феодального поместья
посредством передачи владения» (feoffment with livery of
seisin), но главным моментом здесь считалось
признание или удостоверение владения, а вовсе не
оформление акта передачи (charter of feoffment),
которое само по себе не считалось абсолютно
обязательным.
Разумеется, общему праву были известны и иные
способы
удостоверения
прав
на
недвижимое
имущество, но все они представляли собой всего лишь
средства доказывания того или иного притязания. Ясно,
что по мере ослабления феодального права они
3
постепенно утрачивали своё значение . Все чаще
оказывалось необходимым предоставлять защиту
лицам, которые вместо широкого оглашения факта
совершения своей сделки по поводу недвижимости
были заинтересованными в том, чтобы не предавать
этот факт широкой огласке. Однако общее право такой
защиты предоставить не могло (во всяком случае, на
ранних этапах своего развития).
Другое ограничение, вытекающее из общего права
состоял в том, что круг допускаемых им субъективных
прав на недвижимость был чрезмерно узким.
Круг субъективных прав на недвижимость оказывался
чрезмерно узким по той причине, что common law
исходило из положения о том, что фактическое
владение недвижимостью осуществляется непрерывно.
Из этого следовало, что каждая передача правового
титула должна была проводиться таким образом, чтобы
акт передачи немедленно производил правовые
последствия, то есть, чтобы недвижимость сразу же
переходила во владение того, кому передавалось право
на неё. Вследствие этого множество правомерных
распоряжений, в совершении которых мог быть
заинтересован тот, кто отчуждал свое право, не могло
быть совершено или исполнено. Например, передача
3
Hayes W. An introduction to conveyancing and new Statutes concerning
real property; with precedents and practical notes. – 5th ed. in two volumes. –
London: S. Sweet, 1840. – Vol. I. Pp. 29-30.
фригольдного права на недвижимость в порядке
дарения несовершеннолетнему лицу по достижении им
возраста
совершеннолетия
оказывалась
неосуществимой, так как дарение должно было
сопровождаться немедленным вводом во владение, а
несовершеннолетний в такое владение введенным
быть не мог.
Равным образом невозможно было передать
недвижимость на титуле пожизненной собственности
(life
estate
title),
либо,
в
случае
смерти
титулополучателя, передать имущество другому лицу, –
ведь здесь снова имел место разрыв во времени между
приобретением титула и возможностью введения в
фактическое владение недвижимостью. То же самое
имело место и в отношении передачи прав на
недвижимость собственным детям – передачу можно
было осуществить только по отношению к уже
родившимся детям, в то время как зачатый, но еще не
появившийся на свет ребенок не включался общим
правом в круг потенциальных правообладателей.
Таким образом, то обстоятельство, что общее право,
оценивая допустимость той или иной сделки с
недвижимостью, придавало значение только факту
введения во владение приобретателя в фактическое
владение, существенно тормозило имущественный
оборот, приводило к чрезмерным упрощениям в
сделках с недвижимостью. Сама возможность передачи
прав, осуществление которых предполагалось начать
после
собственно
передачи,
подвергалась
неоправданным ограничениям.
Еще одним недостатком общего права выступала
невозможность передачи владельческих титулов по
завещанию.
Современные
английские
правоведы
обычно
подчеркивают, что, независимо от подходов к оценке
раннего феодального общего права нельзя не признать,
что ко времени утверждения в Англии системы
феодального
землевладения
возможность
завещательного
распоряжения
собственной
недвижимостью была на большей части территории
страны упразднена. Можно лишь добавить, что она и не
могла сохраниться, ведь будь она сохранена, это не
только мешало бы феодальным сеньорам становиться
собственниками выморочного имущества, и не только
создавало бы трудности для наследников, но также и
вошло бы в противоречие с общими принципами
феодального права, требующими открытого и
немедленного ввода во владение при совершении
4
всякой сделки по поводу недвижимости .
Наконец, еще одна не находившая разрешения в
общем праве проблема состояла в том, что оно
оставляло владельцев недвижимости связанными
рядом феодальных обременений.
Вряд ли в исследовании вопросов становления
доверительной собственности на недвижимость в
английском
праве
целесообразно
подробно
останавливаться на всей массе такого рода
обременений.
Достаточно
полно
они
были
охарактеризованы классиком английской правовой
5
науки В. Блэкстоном (W. Blackstone) .
Упомянем в данном контексте лишь о том, что
некоторые феодальные повинности выражались в
платежах, которые выполнялись после смерти
4
5
Holdsworth W. History of English Law. – London: Sweet & Maxwell, 1983.
Blackstone W. Commentaries on the Laws of England. – London,1859.
11
Бизнес в законе
2’2013
________________________________________________________________________________________________
владельца его преемником. Когда они не могли быть
приведены в исполнение, как, например, в случае, когда
недвижимости дарились лицу под ненаступившее
условие, то применялось правило, запрещающее
дарение
недвижимостей
юридическим
лицам,
например, монастырям, без получения на то
специального предварительного разрешения короля
или верховного феодального сеньора. Такое правило
называлось «правом мёртвой руки» (неотчуждаемое
право собственности церковных организаций на
недвижимость), и оно оказалось одной из наиболее
долгоживущих норм общего права, отчасти по причине
6
опоры на правила о конфискации .
Положение владельца недвижимости по общему
праву (freehold tenant at common law) было
действительно незавидным.
Обеспечение надежности пользования субъективным
правом, сохранение простоты оформления титула
собственности и удостоверения его передачи с
течением времени становилось для общего права все
более трудной задачей, а эффективность её решения
всё более снижалась в виду присущей ему ригидности,
не позволявшей адаптироваться к требованиям
нараставшей
коммерсиализации
имущественного
оборота. Нормы о собственности и способы защиты
прав собственника составили в раннем общем праве
«жесткий и деспотичный свод», крайне неадекватный
широким взглядам и сложным интересам развитого и
7
здорового общества .
Таким образом, к числу причин появления в начале
XIII века конструкции доверительной собственности на
недвижимость (первоначально в форме конструкции
«use») следует отнести излишнюю ригидность общего
права, препятствовавшую ему отвечать новым для того
времени потребностям в сфере использования
недвижимости. Более гибкие методы регламентации
отношений по поводу недвижимости предоставило
английской
практике
право
справедливости,
реализовавшее функцию не альтернативы, а функцию
дополнения общему праву.
Общественный прогресс требовал более гибкой
политики в отношении регламентации отношений по
поводу недвижимости, каковая и получила в
дальнейшем
воплощение
в
нормотворчестве,
происходившем в рамках права справедливости.
Список литературы:
1. Maitland F.W. The Collected papers of Frederic William
Maitland. – Cambridge University press, 1911. – Vol.1.
2. Pollock F., Maitland F.W. The History of English Law Before
the Time of Edward I. – 2 ed.- Cambridge: Cambridge
University Press, 1898. – Vol. II. P. 228.
3. Challis H.W. Law of Real Property Chiefly in Relation to
Conveyancing. – London: Reeves and Turner, 1885. – P.
100.
4. Blackstone W. Commentaries on the Laws of England. –
London, 1859.
5. Holdsworth W. History of English Law. – London: Sweet &
Maxwell, 1983.
6. Hayes W. An introduction to conveyancing and new
Statutes concerning real property; with precedents and
practical notes. – 5th ed. in two volumes. – London: S.
Sweet, 1840.- Vol. I. Pp. 30-31.
6
Blackstone W. Commentaries on the Laws of England. – London, 1859.
Hayes W. An introduction to conveyancing and new Statutes concerning
real property; with precedents and practical notes. – 5th ed. in two volumes. –
London: S. Sweet, 1840.- Vol. I. Pp. 30-31.
7
12
7. Кривенко О. А. Взаимодействие common law и норм о
доверительной собственности в сфере регулирования
отношений, связанных с недвижимостью // Социальнополитические науки №1, 2013, с. 99-104
Reference list:
1. Maitland F.W. The Collected papers of Frederic William
Maitland. – Cambridge University press, 1911. – Vol.1.
2. Pollock F., Maitland F.W. The History of English Law Before
the Time of Edward I. – 2 ed.- Cambridge: Cambridge
University Press, 1898. – Vol. II. P. 228.
3. Challis H.W. Law of Real Property Chiefly in Relation to
Conveyancing. – London: Reeves and Turner, 1885. – P.
100.
4. Blackstone W. Commentaries on the Laws of England. –
London, 1859.
5. Holdsworth W. History of English Law. – London: Sweet &
Maxwell, 1983.
6. Hayes W. An introduction to conveyancing and new
Statutes concerning real property; with precedents and
practical notes. – 5th ed. in two volumes. – London: S.
Sweet, 1840.- Vol. I. Pp. 30-31.
7. Krivenko O.A. An i nteraction of common law and trust law
in relation to lands// Social-Political Science#1, 2013, pp.
99-104.
РЕЦЕНЗИЯ
на статью Кривенко О. А. «Модификация относящихся к
недвижимости норм раннего общего права под влиянием
права справедливости в Англии»
Автор рецензируемой статьи обратился в своей работе к
исследованию причин модернизации норм раннего общего
права в отношении недвижимости в Средневековой Англии,
приведших к возникновению доверительной собственности в
Англии в начале XIII века.
В статье проанализировано положение владельца
недвижимости
(tenant
of
land)
согласно
нормам
действовавшего в начале XIII века в Англии общего права
(common law) и рассмотрены основные ограничения и
обременения прав владельца недвижимости.
Автор акцентирует внимание на роли, которую играла в
рамках раннего common law в английском обществе система
норм о владении недвижимостью (seisin).
В статье рассмотрены и раскрыты такие, ограничивающие
владельца недвижимости при осуществлении им права
безусловной собственности на недвижимость (enjoyment of a
freehold estate), условия как:
- публичная и формальная передача правового титула;
- чрезмерно узкий круг допускаемых общим правом
субъективных прав на недвижимость;
- невозможность передачи владельческих титулов по
завещанию;
- связанность владельцев недвижимости феодальными
обременениями.
Хотелось бы отметить, что выбранная тема статьи
достойна внимания и представляет научный и практический
интерес исследователям английского права. Хотелось бы
обратить внимание, что для раскрытия темы автор
использовал источники на английском языке. Полагаю, что
автор лаконично и содержательно раскрыл тему своей
статьи, а изложенный материал представляет безусловный
интерес, в том числе для более глубокого понимания такого
самобытного института английского права как доверительная
собственность (trust).
к.ю.н., доцент
кафедры гражданского
и трудового права
Н.В. Ивановская
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
0
Размер файла
139 Кб
Теги
sdewsdweddes
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа