close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Правовая самозащита новый комплексный институт в системе российского права

код для вставкиСкачать
ПРАВОВАЯ САМОЗАЩИТА В СИСТЕМЕ РОССИЙСКОГО ПРАВА
Уздимаева Н.И.
2. ТЕОРИЯ И ИСТОРИЯ ПРАВА И ГОСУДАРСТВА
(СПЕЦИАЛЬНОСТЬ 12.00.01)
2.1. ПРАВОВАЯ САМОЗАЩИТА –
НОВЫЙ КОМПЛЕКСНЫЙ
ИНСТИТУТ В СИСТЕМЕ
РОССИЙСКОГО ПРАВА
Уздимаева Наталья Ивановна, к.ю.н., доцент.
Должность: доцент кафедры теории и истории
государства и права. Место работы: Мордовский
государственный университет им. Н.П. Огарева.
E_mail: nyzdimaeva@mail.ru
Аннотация: в статье самозащита рассматривается как комплексный правовой институт в системе современного права России, проанализирована
его структура и нормативное оформление на данном этапе. Отдельное внимание уделяется перспективам развития и оформления правовой самозащиты. Предлагается принять закон «Об основах
правовой самозащиты в Российской Федерации».
Ключевые слова: правовая самозащита, крайняя необходимость, необходимая оборона, нормативное закрепление, правовой институт, закон об основах самозащиты.
LEGAL SELF-DEFENSE AS A NEW COMPREHENSIVE
LEGAL INSTITUTION IN MODERN SISTEM OF RUSSIAN LAW
Uzdimaeva Natalia Ivanovna, PhD at Law, associate
professor. Position: associate professor of the Chair of
Theory and History of State and Law. Place of employment:
Mordovian State University named after N.P. Ogarev. E-mail:
nyzdimaeva@mail.ru
Annotation: The article studies self-defense as a
comprehensive legal institution in modern law. It’s
structure and regulatory clearance at this stage is also
analyzed in this article. Particular attention is given to the
prospect of development and execution of legal selfdefense. It is proposed to adopt a law «On the bases of
legal self-defense in the Russian Federation».
Keywords: legal self-defense, emergency, necessary
defense, regulatory consolidation, legal Institute, law
on principles of self-defense.
В условиях гражданского общества, к реализации
модели которого мы постепенно подходим в условиях
не всегда простой российской правовой действительности, активная личность как главная движущая сила
всех социальных процессов проявляет и должна проявлять инициативу не только в сфере реализации
принадлежащих ей прав, свобод, законных интересов,
но и в вопросах их защиты.
Действующая Конституция Российской Федерации,
провозгласившая в ст. 2 человека, его права и свободы высшей социальной ценностью, а их соблюдение и
защиту – обязанностью государства, предусмотрела,
что «каждый вправе защищать свои права и свободы
всеми способами, не запрещенными законом» (ч. 2 ст.
45 Конституции РФ). Данное положение разрешает
гражданам действовать в порядке самозащиты.
Общие условия осуществления прав и свобод человека и гражданина, в том числе и права на самозащиту, регламентируются в ч. 3 ст. 17 Конституции РФ, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы
других лиц.
В течение длительного времени законодатель не
стремился к подробной нормативно-правовой регламентации самозащитных отношений, хотя можно утверждать, что самозащита фактически уже сложилась
как межотраслевой правовой институт, находящий
свое отражение во многих отраслях российского пра1
ва : гражданском, трудовом, административном, уголовном и др. Подтвердим наш вывод путем анализа
норм российского законодательства о самозащите.
Следует обратить внимание на то, что в действующем законодательстве отсутствует четкое определение правовой самозащиты, хотя, например, Гражданский кодекс РФ называет самозащиту в числе способов защиты гражданских прав (ст. 12). В ст. 14 ГК РФ
законодатель также ограничился лишь разрешением
на использование самозащиты и указанием на то, что
«способы самозащиты должны быть соразмерны
нарушению и не выходить за пределы действий,
необходимых для его пресечения». Конкретные способы самозащиты в ГК РФ не обозначены.
Именно анализируемый документ положил начало
нормативному оформлению собственно правовой самозащиты. Положения ГК РФ в силу особой значимости данного акта в рамках российской правовой системы субсидиарно применяются для регулирования отношений по правовой самозащите в других отраслях
частного права России, о чем в этих актах делается
соответствующая ссылка. Например, в ст. 14 Федерального закона от 20 декабря 2004 г. № 166-ФЗ «О
рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» закреплено, что «способы защиты прав на
водные биоресурсы определяются в соответствии с
2
гражданским законодательством» .
Вслед за ГК РФ положение о возможности использования самозащиты закрепил Федеральный закон от 15
апреля 1998 г. № 66-ФЗ «О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граж3
дан» (п. 3 ст. 46).
Применительно к Закону РФ от 07 февраля 1992 г.
4
№ 2300-1 «О защите прав потребителей» одним из
способов самозащиты можно назвать предоставленное потребителю в некоторых случаях право на односторонний отказ от исполнения договора.
Закон «Об ипотеке (залоге недвижимости)» от 16
5
июля 1998 г. № 102-ФЗ также в п. 2 ст. 33 содержит
отсылку к ст. 12 ГК РФ, закрепляя право залогодателя
при нарушении его прав на заложенное имущество использовать предусмотренные гражданским законодательством способы защиты права. Например, залогодатель своими силами может пресекать попытки самоуправно занять принадлежащее ему заложенное
помещение.
В Трудовом кодексе РФ самозащита также рассматривается в качестве основного способа защиты трудо1
Шериев А.М. Субъективные права и законные интересы как
объекты правовой охраны и защиты: Дис. … канд. юрид. наук. –
Краснодар, 2008. – С. 160.
2
Российская газета. – 2004. – 23 дек.
3
Собрание законодательства РФ. – 1998. – № 16. – Ст. 1801;
2007. – № 27. – Ст. 3213.
4
Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета
РФ. – 1992. – № 15. – Ст. 766; Собрание законодательства РФ. –
2006. – № 48. – Ст. 4943.
5
Собрание законодательства РФ. – 2007. – № 29. – Ст. 3400.
23
4'2011
Пробелы в российском законодательстве
вых прав и свобод (ст. 352). При этом в отличие от
других нормативных актов о самозащите, ТК РФ самозащита работниками трудовых прав регулируется в
рамках отдельной главы – 59 (ст. 379-380). В данном
случае можно вести речь о специализации законодательства на уровне отрасли трудового права.
Согласно ст. 379 Трудового кодекса РФ, в целях самозащиты трудовых прав работник может отказаться
от выполнения работы, не предусмотренной трудовым
договором, а также отказаться от выполнения работы,
которая непосредственно угрожает его жизни и здоровью, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами. Важно то, что работникам,
осуществляющими самозащиту прав, предоставляются определенные гарантии. Так, на время отказа от
работы за работником сохраняются все предусмотренные законодательством права, а работодатель и
его представители не
имеют права препятствовать
работникам в осуществлении ими самозащиты трудовых прав. Ст. 380 Трудового кодекса РФ устанавливает также, что преследование работников за использование ими допустимых законодательством способов
самозащиты трудовых прав запрещается.
Действовавший до 1 февраля 2002 г. Кодекс законов
о труде Российской Федерации таких норм или аналогичных им не содержал.
Первые попытки регламентации правовой самозащиты осуществляются и на уровне других нормативных правовых актов кодифицированного характера в
РФ (например, в Жилищном и Семейном кодексах).
В отраслях публичного права использование правовой самозащиты может быть ограничено указанием на
то, что защита прав и законных интересов граждан,
органов государственной власти, предприятий, учреждений и организаций осуществляется «в судебном или
ином порядке» (см., например, п. 3 ст. 26 Закона РФ от
21 июля 1993 г. № 5485-1 «О государственной тай6
не» ). Формулировка «иной порядок» может привести к
мысли о том, что в подобного рода ситуациях допускается и возможность самозащиты как неюрисдикционной формы, однако сам закон предусматривает лишь
юрисдикционную защиту нарушенных прав: административный (обращение в вышестоящую организацию)
или судебный порядок.
Согласно ст. 2.7 Кодекса об административных правонарушениях РФ допускается административноправовая самозащита в форме крайней необходимости.
Наиболее четко регламентированы положения о самозащите в статьях Уголовного кодекса РФ в статьях,
предусматривающих необходимую оборону (ст. 37) и
крайнюю необходимость (ст. 39). Это и не случайно,
ибо в течение длительно времени необходимая оборона не только рассматривалась как форма правовой
самозащиты, но и отождествлялась с ней.
Содержание термина «необходимая оборона» раскрыто в ст. 37 Уголовного кодекса РФ от 13 июня 1996
г. № 63-ФЗ. Данная статья Федеральным законом от
14 марта 2002 г. № 29-ФЗ «О внесении изменения в
статью 37 Уголовного кодекса Российской Федерации»
была изложена в следующей редакции: «не является
преступлением причинение вреда посягающему лицу в
состоянии необходимой обороны, то есть при защите
личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государ6
Российская газета. – 1993. – 23 сентября; Собрание законодательства РФ. – 2004. – № 35. – Ст. 3607.
24
ства от общественно опасного посягательства, если
это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия. Защита от посягательства, не сопряженного с
насилием, опасным для жизни обороняющегося или
другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, является правомерной, если
при этом не было допущено превышения пределов
необходимой обороны, то есть умышленных действий,
явно не соответствующих характеру и опасности посягательства».
Большое значение имеет положение ч. 3 ст. 37 Уголовного кодекса РФ о том, что право на необходимую
оборону имеют в равной мере все лица независимо от
их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения, что это право принадлежит лицу независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за
помощью к другим лицам или органам власти.
Согласно ст. 39 УК РФ не является преступлением
причинение вреда охраняемым уголовным законом
интересам в состоянии крайней необходимости, то
есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица и иных
лиц, охраняемым законом интересам общества или
государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено
превышения пределов крайней необходимости. Превышением пределов крайней необходимости признается причинение вреда, явно не соответствующего
характеру и степени угрожавшей опасности и
обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда указанным интересам
был причинен
вред равный или более значительный, чем предотвращенный. Такое превышение влечет за
собой
уголовную ответственность только в случаях
умышленного причинения вреда.
Конструкция термина «крайняя необходимость» в
административном праве более проста. В соответствии со ст. 2.7 Кодекса РФ об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. не является административным правонарушением причинение лицом
вреда охраняемым законом интересам в состоянии
крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или других лиц, а также охраняемым
законом интересам общества или государства, если
эта опасность не могла быть устранена иными средствами и если причиненный вред является менее значительным, чем предотвращенный вред.
Аналогичная правовая норма содержалась и в утратившем силу Кодексе РСФСР об административных
правонарушениях 1985 г.
В соответствии с ч. 1 ст. 1067 Части второй Гражданского кодекса РФ вред, причиненный в состоянии
крайней необходимости, должен быть возмещен лицом, причинившим вред. В ч. 2 той же статьи содержится примечательное правило, согласно которому
учитывая обстоятельства, при которых был причинен
такой вред, суд может возложить обязанность его
возмещения на третье лицо, в интересах которого
действовал причинивший вред, либо освободить от
возмещения вреда полностью или частично как это
третье лицо, так и причинившего вред.
Важное значение для обеспечения прав и законных
интересов налогоплательщика имеет его право, предусмотренное пп. 11 п. 1 ст. 21 Налогового кодекса
ПРАВОВАЯ САМОЗАЩИТА В СИСТЕМЕ РОССИЙСКОГО ПРАВА
РФ, «не выполнять неправомерные акты и требования
налоговых органов и их должностных лиц, не соответствующие Налоговому кодексу или иным федеральным законам». Это разновидность самозащиты прав
налогоплательщика в налоговых отношениях.
Таким образом, как показывает анализ нормативных
документов, правотворческая активность в сфере правовой самозащиты в последнее время активизировалась.
Нормативное регулирование самозащиты в субъектах федерации и в муниципальных образованиях осуществляется по двум основным направлениям:
1) принятие актов о самозащите в развитие положений федерального законодательства;
2) принятие собственных (специализированных по
предмету регулирования) актов.
Такая конкретизация правовой самозащиты объективно необходима постольку, поскольку многоаспектная деятельность индивидов и их объединений не может планомерно реализовываться в строгом соответствии с предписаниями юридических норм, а при
дозволительном способе регулирования – сообразно
духу законодательства и принципу диспозитивности.
Всегда есть ситуации, при которых процесс правореализации движется не в том, русле, который предпочтителен для субъектов. Для ограждения от них и необходима активизация правовой самозащиты, первым
условием которой становится достаточная правовая
регламентация.
Можно сделать вывод, что самозащита права человеком должна активно использоваться, для чего необходимо закрепить в законодательстве дополнительные гарантии реализации данного права. В связи с
провозглашением курса на построение правового государства назрела необходимость в разработке и принятии специального закона, в котором были бы унифицированы понятия «необходимая оборона», «крайняя необходимость», определены формы самозащиты
7
права как проявления гражданской инициативы .
Самозащита, безусловно, должна стать объектом
правовой политики современного российского государства. Государство должно предоставить личности
действовать в данной сфере инициативно, хотя бы
рамочно определив линию ее самозащитной деятельности.
Е.Б. Казакова вполне справедливо отмечает: «отсутствие в законе четкого перечня способов самозащиты,
а также указания на возможность установления иных
способов самозащиты, не противоречащих закону,
следует признать некоторой недоработкой действую8
щего российского законодательства» . По ее мнению,
нужно принимать специальный закон.
С аналогичным предложением выступил и М.Ю. Гаранин, который утверждает следующее: «Относительно формирования нормативно-правовой базы социальной самозащиты, необходимо отметить, что время
ее правовой институционализации в России пришло.
Поэтому, важной задачей государства является признание и обеспечение социальной самозащиты в качестве не только естественного (признано и без государ-
7
Михайлов С.М. Нормативно-правовая защита прав и свобод
человека и гражданина: Дис. … канд. юрид. наук. – Чебоксары,
2005. – С. 56.
8
Казакова Е.Б. Самозащита как юридическое средство: проблемы теории и практики. – Пенза, 2007. – С. 30.
Уздимаева Н.И.
ства), но и позитивного (законодательного) права лич9
ности и ее объединений» .
Полагаем, что отношения в сфере самозащиты действительно должны регламентироваться специализированным нормативным правовым актом. Это может
быть федеральный закон «Об основах правовой самозащиты в РФ», в котором следовало бы систематизировать уже апробированные принципы и правила самозащиты. В числе основных положений данного закона должны быть правила, определяющие параметры
правовой самозащиты, условия ее правомерности,
конкретные принципы и формы правовой самозащиты,
требования к субъекту. Отдельно следует уточнить
механизмы реализации правовой самозащиты в публичном и частном праве. Целесообразно установить
способы стимулирования самозащиты, меры охраны
субъектов, ее реализующих. Возможно освещение
нормативных основ самозащиты, предполагающих сочетание различных форм регулирования – от правовых обычаев до законов и даже договоров. Причем соответствующая регламентация должна быть осуществлена в максимальной степени конкретно, поскольку
при общих формулировках невозможно будет активно
использовать правовую самозащиту.
Формализация (институционализация) правовой самозащиты, как справедливо замечено В.М. Барановым, позволит:
во-первых, официально закрепить понимание юридической природы этого сложного социальнополитического, морально-психологического феномена
и придать его описанию обязательное (для субъектов
правоприменения и толкования) значение;
во-вторых, установить твердые критерии отграничения этой категории от смежных юридических категорий
(правового протеста, самосуда и т.п.);
в-третьих, обеспечить единство последующей правотворческой и правореализационной деятельности в
организации эффективной гражданской самозащиты;
в-четвертых, повысить уровень активности и инициативности граждан в борьбе с любыми посягательствами и опасностями;
в-пятых, придать правоохранительным органам,
должностным лицам, общественным объединениям
уверенность в правильности принимаемых решений
относительно оправданности либо неоправданности,
законности или незаконности акций гражданской самозащиты;
в-шестых, значительно сократить число схоластических споров в юридической науке и усилить практич10
ность предлагаемых ею рекомендаций .
И время такой легализации пришло. Субъекты же
правотворческого процесса должны сосредоточить
усилия в разработке тех критериев, которые бы позволили четко отграничить самозащиту от других смежных явлений, установить ее пределы. Правоприменительные же органы должны более внимательно относиться
к
проявлениям
рассматриваемого
конституционного института в повседневной жизни,
«не торопиться» с квалификацией совершенного в
рамках мер самозащиты деяния как правонаруше11
ния .
9
Гаранин М.Ю. Самозащита как социально-философская проблема: Дис. … канд. филос. наук. – Н. Новгород, 2004. – С. 119.
10
Баранов В.М. Акты гражданской самозащиты в системе правовых отношений Российской Федерации // Правовые отношения
в условиях социально-экономических преобразований. – Владимир, 1997. – С. 9.
11
Шелестов А.М. Указ. соч. – С. 32.
25
4'2011
Пробелы в российском законодательстве
Список литературы:
Баранов В.М. Акты гражданской самозащиты в системе правовых отношений Российской Федерации //
Правовые
отношения
в
условиях социальноэкономических преобразований. – Владимир, 1997.
Гаранин
М.Ю.
Самозащита
как
социальнофилософская проблема: Дис. … канд. филос. наук. –
Н. Новгород, 2004.
Казакова Е.Б. Самозащита как юридическое средство: проблемы теории и практики. – Пенза, 2007.
Михайлов С.М. Нормативно-правовая защита прав и
свобод человека и гражданина: Дис. … канд. юрид. наук. – Чебоксары, 2005.
Шериев А.М. Субъективные права и законные интересы как объекты правовой охраны и защиты: Дис. …
канд. юрид. наук. – Краснодар, 2008.
Literature list:
Baranov V.M. Acts of civil self-defense in the system of
legal relations between the Russian Federation / / The
legal relations in terms of socio-economic transformation. Vladimir, 1997.
Garanin M.Y. Self-defense as a socio-philosophical
problem: Dis. ... Candidate. Sc. Science. - N. Novgorod,
2004.
Casanova E.B. Self-defense as a legal means: problems
of theory and practice. - Penza, 2007.
Mikhailov S.M. Regulatory and legal protection of the
rights and freedoms of man and citizen: Dis. ... Candidate.
Juridical. Science. - Cheboksary, 2005.
Sheriev A.M. Subjective rights and legitimate interests
as objects of legal protection: Dis. ... Candidate. Juridical.
Science. - Krasnodar, 2008.
26
Отзыв
на статью доцента кафедры теории и истории государства и права ГОУ ВПО «Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарева» к.ю.н., доцента
Н.И. Уздимаевой «Правовая самозащита – новый комплексный институт в системе российского права»
Изучение текста статьи «Правовая самозащита – новый комплексный институт в системе российского права» дает основание утверждать, что проблема статьи
актуальна и перспективна как в теоретическом, так и
практическом отношении.
Актуальность статьи заключается в том, что на сегодняшний день система российского права, постоянно
развивающаяся в соответствии с объективными условиями правовой реальности, нуждается в дифференциации норм о самозащите как особом элементе системы российского права. Правовая самозащита, как
верно отмечается автором, становится самостоятельным объектом правового регулирования. Комплексность правовой самозащиты выражается в многоаспектности ее правового регулирования на уровне норм
различных отраслей права (конституционного, уголовного, административного, гражданского, трудового и
пр.). Законодатель, как видим, не ограничивается регулированием самозащиты только в отдельных отраслях права, где ранее традиционно разрешалась самозащита. Сфер ее реализации все больше. Отсюда и
дополнительное нормативное регулирование самозащиты. Но такое регулирование должно опираться на
общие принципы, требования, правила. Поэтому и
возникает вопрос об объединении норм о самозащите
именно в комплексный правовой институт с едиными
целями и подходами к использованию самозащиты.
Актуально в связи с этим и предложение автора о
формализации содержания данного комплексного института на уровне ФЗ «Об основах правовой самозащиты в РФ».
Таким образом, по своей актуальности, теоретической и практической значимости, обоснованности и
достоверности выводов статья Уздимаевой Н.И. «Правовая самозащита – новый комплексный институт в
системе российского права» в полной мере отвечает
требованиям, предъявляемым к работам данного вида, и рекомендуется для публикации в открытой печати.
Зав. кафедрой теории и истории государства и права
ГОУ ВПО «Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарева»,
д.ю.н., проф. А.Р. Еремин
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
0
Размер файла
126 Кб
Теги
sdewsdweddes
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа