close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Принуждение и смежные категории в Уголовном кодексе Российской Федерации

код для вставкиСкачать
БИЗНЕС В ЗАКОНЕ
5.19. ПРИНУЖДЕНИЕ И
СМЕЖНЫЕ КАТЕГОРИИ В
УГОЛОВНОМ КОДЕКСЕ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Кобозева Т. Ю., аспирант
Российская академия правосудия
Перейти на Главное МЕНЮ
Вернуться к СОДЕРЖАНИЮ
Статья посвящена актуальной проблеме соотношения
понятия принуждение и смежных категорий в Уголовном
кодексе Российской Федерации. В статье проводится анализ с обоснованной критикой различных мнений ученых по
вопросу соотношения понятий принуждение и насилие, рассматриваются их признаки, делается вывод о том, что
понятие принуждение не тождественно понятию насилие.
В теории уголовного права нередко смешиваются понятия «принуждение» и «насилие», «принуждение» и
«понуждение». Это связано, прежде всего, с тем, что в
Уголовном кодексе Российской Федерации (далее – УК
РФ) отсутствует легальное определение понятия принуждение, не раскрывается содержание его признаков, не
представлена система видов принуждения. Кроме того,
отсутствует ясность в терминологических различиях способов осуществления принуждения (насилие, угроза).
Содержание категории «принуждение» и смежных
категорий в составах насильственных преступлений
неоднозначно в связи с тем, что законодатель использует различные понятия для выражения насильственных форм преступления (насильственных действий):
принуждение, понуждение, насилие, воздействие
(ст.ст. 205, 261), нападение (ст. 227), недопущение (ст.
178), воспрепятствование (ст.ст. 141, 144, 148, 149,
169, ч. 3 ст.ст. 195, 294, 315), склонение (ст. 230), сопротивление (ст. 333) и др.
Схожие признаки есть у всех вышеперечисленных понятий. Однако не все из них являются смежными с принуждением. К последним полагаем возможным отнести
следующие: понуждение, насилие, воздействие и склонение. Наиболее близким к категории «принуждение»
термином по значению выступает «насилие».
Пониманию насилия в уголовном праве посвящено
достаточное количество исследований, однако соотношение понятий принуждение и насилие в них либо
отсутствует, либо этому вопросу не уделяется должного внимания.
Категория «принуждение» выступает признаком деяния
в 12 составах преступлений (статьи 120, 141, 142, 144,
147, 149, 179, 240, 302, 309, 333, 357 УК РФ). В диспозициях этих статей законодатель, так или иначе, указывает
на принуждение: как основное преступное деяние, либо
как способ совершения преступного деяния.
Понятие «принуждение» в русском языке носит негативный характер и означает приневоливание, склонение к нежелательному для человека поступку. Глагол
принудить определяется как «приневолить, силовать,
заставлять»1, «принужденный» – это «неестественный,
1
Даль В., Толковый словарь живого великорусского языка.
Т III. M., 1955, С. 431.
142
2’ 2008
не свободный»2. Словарь синонимов русского языка
указывает, что принуждение, понуждение, сила, давление, нажим – все это термины одного синонимического ряда3. Насильственный оттенок понятия «принуждение» действительно можно проследить практически в каждом определении. Таким образом, термин
«принуждение» по своему смысловому содержанию в
русском языке означает целенаправленное воздействие на волю человека, ставящее под угрозу свободу
его действий.
Схожее значение имеет понятие «насилие». В общепринятом смысле насилие и принуждение выступают в
качестве слов-синонимов с практически одинаковой
смысловой нагрузкой. Такая традиция сохраняется и в
современной филологии4. В русском языке под насилием понимается притеснение, беззаконное применение силы, принудительное воздействие на кого-либо.
По определению В. Даля насилие это «то же, что принуждение, неволя, нужа, силованье; действие стеснительное, обидное, незаконное и своевольное»5. Указание на принудительное воздействие присутствует во
многих определениях насилия.
Понятия «насилие», «угроза применения насилия»,
«насильственные действия» упоминаются в 57 статьях
УК РФ. Однако не все насильственные преступления
характеризуются принудительной функцией насилия.
Очевидно, что в составах преступлений, объективную
сторону которых образует такое деяние как принуждение, насилие следует рассматривать как составную
часть (способ) принуждения.
Родственная сущность рассматриваемых понятий
(принуждение и насилие) состоит в «злонамеренной
направленности действий активного субъекта на изменение физической целостности, анатомической
функции или психического равновесия другого, принуждаемого лица»6. Однако целевой вектор у этих действий различный. Насилие является одной из форм
проявления принуждения.
Ряд ученых полагают, что внешняя схожесть понятий
«принуждение» и «насилие» обусловлена тем, что
существует некое понятие, являющееся по отношению
к принуждению и насилию родовым. В качестве такого
понятия А. С. Пучнин, вслед за И. Ильиным, называет
заставление, то есть «такое наложение воли на внутренний или внешний состав человека, которое обращается не к духовному видению и любовному восприятию заставляемой души непосредственно, а пытается
понудить ее или пресечь ее деятельность»7.
Таким родовым понятием можно считать и термин
«воздействие». Воздействие определяется как «система
действий, имеющих целью повлиять на кого-нибудь или
2
Ожегов С. И., Словарь русского языка. 15-е изд. М., 1984.
С. 528.
3
Александрова З. Е. Словарь синонимов русского языка.
М., 1969. С. 418.
4
Действительно, у С. И. Ожегова читаем: «Насилие – ...
принудительное воздействие на кого-нибудь (что-нибудь)».
См.: Ожегов С. И. Указ. соч. С. 344.
5
Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. В
4 т. – М.: ТЕРРА, 1995. Т.2. С. 468.
6
Веселов Е. Г. Физическое или психическое принуждение
как обстоятельство, исключающее преступность деяния:
дисс. … к.ю.н., Краснодар. 2002. С. 31.
7
Пучнин А. С., Принуждение и право: дисс. … к.ю.н., Тамбов. 1999. С. 64-65.
Кобозева Т. Ю.
ПРИНУЖДЕНИЕ И СМЕЖНЫЕ КАТЕГОРИИ В УК РФ
что-нибудь. Моральное воздействие…. Физическое воздействие (с применением физической силы)»8. Любое
воздействие оказывает определенные изменения в состоянии, поведении и личностных характеристиках субъекта, на которого оно было направлено.
По сравнению с категорией «принуждение» определенную ясность при раскрытии категории «насилие»
вносит наличие в УК РФ ряда статей, устанавливающих характер и степень причинения вреда здоровью
при характеристике физического насилия (ст.ст. 111,
112, 115-118), а также характер угрозы при применении психического насилия (ст. 119).
Подобный взгляд на категорию «принуждение» отсутствует не только в научной литературе, но и у законодателя, который, используя данное понятие в разных нормах уголовного закона, вкладывает в него, порой, совершенно различное содержание. Насилие возможно без
акта принуждения. Однако вопрос о том возможно ли
принуждение без насилия до сих пор остается открытым.
Учитывая, что наличие понятия «психическое насилие» (угроза) в настоящее время не вызывает особых
споров, то большинство ученых отмечают, что принуждение это всегда насильственное воздействие на
личность. Е. Г. Веселов высказывает мнение, что
«возможно, ненасильственное принуждение следует
включать в категорию понуждения»9. Существует также крайнее мнение, согласно которому употребление в
законе терминов «насилие» и «принуждение» представляет собой использование различных лексических
средств для обозначения аналогичных понятий10. Полагаем, что вести какие-либо рассуждения по данному
вопросу возможно только с учетом норм действующего
уголовного законодательства.
Как правило, уголовный закон определяет общественную опасность принуждения в конкретной статье
путем указания на его способы. В случае, когда категория «принуждение» не раскрывается через способы
его совершения (ст.ст. 144, 147) – ее содержание может быть раскрыто только посредством анализа других
схожих норм, а также анализа санкции статьи.
Связь принуждения с насилием как способом его совершения очевидна. Когда речь идет о применении принуждения, как уголовно наказуемого деяния, не существует каких-либо границ для способа его реализации.
Употребил законодатель термин «насилие» в статье УК
РФ или не употребил его, насилие все равно подразумевается как потенциальная возможность, как самый опасный способ осуществления принуждения. Другой вопрос
в том, как именно сформулировал законодатель состав
преступления, в какую главу включил конкретную статью,
содержащую категорию «принуждение», какую санкцию
установил, каков объект преступления.
Использование термина «принуждение» («принудительное воздействие») при этимологической характеристике понятия «насилие» подразумевает несколько иное
расставление акцентов: принуждение здесь означает, что
деяние (применение насилия) совершается против воли.
Предъявление какой-либо цели к дальнейшему поведению лица категорией «насилие» не охватывается; изменение воли потерпевшего не предполагается.
Согласно А. В. Иващенко и А. И. Марцеву «в качестве
насилия следует рассматривать активную сознательную деятельность (поведение), непосредственно направленную против свободного волеизъявления. При
таком понимании насилия его феноменальной особенностью следует считать применение вреда тому, чья
свобода ограничивается, против чьей свободной воли
причиняется деяние…»11.
Изначальное нацеливание насилия на ограничение
свободы выбора другого человека отмечается и другими
исследователями, причем на изучении этого свойства
насилия концентрируют внимание большинство авторов12. Первоначальное сходство с принуждением налицо.
Однако ограничение свободы выборы при насилии,
как правило, не является самоцелью преступника, подавление свободы не требует совершения или не совершения каких-либо дальнейших деяний. Вместе с
тем, при характеристике «принуждения», об ограничении свободы выбора мы говорим как об основном составляющем элементе данной категории.
Законодатель, употребляя термин «принуждение»,
подчеркивает насильственный характер названного
деяния, направленного на то, чтобы сломить волю
потерпевшего, заставить его действовать в соответствии с требованиями насильника. В тех случаях, когда
насилие направлено на полное подавление (уничтожение) потерпевшего, виновное лицо не преследует
цели принудительного воздействия на психику потерпевшего, а потому о принуждении и не может идти
речи. То есть о принуждении при совершении насильственного деяния мы можем говорить только в том
случае, когда за потерпевшим теоретически остается
возможность выбора варианта поведения.
И принуждение, и насилие совершаются против воли
потерпевшего. Принуждение всегда преследует определенную цель, в отличие от насилия. Так, нанесение
вреда здоровью из хулиганских побуждений принуждением не является, так как не преследует цели добиться согласия потерпевшего на совершение какоголибо деяния. То есть применение насилия возможно
лишь с самоцелью – нарушения физической целостности организма человека, или другими словами –
возможно насилие без принуждения13.
В отличии от принуждения, причиняя насилие преступник может действовать и скрытно от потерпевшего
(нанесение удара сзади, из засады), то есть воздействовать не только против, но и помимо его воли (своего
рода неочевидное насилие).
Достижение цели в принуждении может обойтись без
фактического применения насилия, являющегося лишь
11
8
Волин Б.М., Ушаков Д.Н., Толковый словарь русского языка Москва «TEPPA»—«TERRA», 1996. Т. 3, С. 118.
9
Веселов Е.Г. указ. сочинение. С. 32.
10
Кашапов В. П. Значение квалифицирующих признаков,
смягчающих и отягчающих обстоятельств в определении
меры уголовной ответственности и наказания. / Комментарий
судебной практики. выпуск 9 / Под ред. К. Г. Ярошенко. Юридическая литература, 2004.
Иващенко А.В., Марцев А. И. Методология правового исследования насилия // Социально-правовые проблемы борьбы с насилием. Омск, 1996. С. 4.
12
Артемов В. М. Правопорядок в современном российском
обществе: концептуальные обоснования и инновации. М.,
1998. С. 109.
13
Как верно указывает Е. Г. Веселов «цель (мотив) при насилии может не иметь значения для уголовного права или
формироваться по «остаточному принципу». См.: Веселов Е.
Г. указанное сочинение. С. 31.
143
БИЗНЕС В ЗАКОНЕ
одним из способов достижения желаемого результата,
поэтому психическая составляющая категории «принуждение» является как бы более высокого порядка,
чем у категории «насилие».
Таким образом, понятие «принуждение» не тождественно понятию «насилие», а значит, и не является его
синонимом. Противопоставлять данные понятия в
рамках УК РФ необходимо. Их объединяет такой признак как воздействие одного лица на другое против
(или помимо при насилии) воли последнего. В результате такого воздействия и принуждение, и насилие
влекут ограничение свободы выбора. В остальном, эти
действия и обозначающие их термины носят различный, хотя и смежный, характер.
Сущностная цель насилия состоит в причинении
вреда другому лицу или реальной опасности его причинения. Основная задача принуждения не ограничивается причинением вредных последствий, а содержит
более глубокую психологическую составляющую –
воздействовать на волю лица.
Многообразие способов принуждения, их «неограничение» только насилием, является очень важным показателем – природа принуждения (принудительного
воздействия) имеет значительный властный оттенок,
потенциальные возможности которого до конца не
изучены и еще будут проявляться с развитием человеческих возможностей.
Рецензия
Статья посвящена актуальной проблеме соотношения
понятия принуждение и смежных категорий в Уголовном
кодексе Российской Федерации.
Автор обосновано отмечает, что в теории уголовного
права нередко смешиваются понятия «принуждение» и «насилие», «принуждение» и «понуждение». Это связано прежде всего с тем, что в Уголовном кодексе Российской Федерации отсутствует легальное определение понятия принуждение, не раскрывается содержание его признаков, не
представлена система видов принуждения. Кроме того,
отсутствует ясность в терминологических различиях
способов осуществления принуждения.
Как один из способов решения данной проблемы автор
предлагает опираться на их этимологическое понимание.
Проведя анализ многообразных толкований термина при-
144
2’ 2008
нуждение автор определяет его как целенаправленное воздействие на волю человека, ставящее под угрозу свободу
его действий. Под насилием автор понимает притеснение,
беззаконное применение силы, принудительное воздействие на кого-либо. Делая вывод, что в составах преступлений, объективную сторону которых образует такое деяние
как принуждение, насилие следует рассматривать как составную часть (способ) принуждения, одну из форм проявления принуждения.
Автор затрагивает актуальный и до настоящего времени не решенный вопрос о возможности или невозможности
принуждения без насилия, в то время как практически все
правоведы сходятся в мнении о том, что насилие без принуждения возможно.
В статье проводится глубокий анализ с обоснованной
критикой различных мнений ученых по вопросу соотношения понятий принуждение и насилие, делая вывод о том,
что понятие принуждение не тождественно понятию насилие, а значит, и не является его синонимом. Их объединяет такой признак как воздействие одного лица на другое
против (или помимо при насилии) воли последнего. В результате такого воздействия и принуждение, и насилие
влекут ограничение свободы выбора. В остальном эти
действия и обозначающие их термины носят различный,
хотя и смежный, характер. Характеризуя принуждение,
следует говорить о «насильственном воздействии», насилие – о «принудительном воздействии».
Наряду с проведенным анализом существующих проблем,
связанных с соотношением понятий принуждение и смежных ему категорий в Уголовном кодексе Российской Федерации, автор вносит предложения, которые имеют как
практический, так и теоретический интерес.
Вместе с тем представленная работа имеет ряд стилистических и редакционных замечаний, которые не влияют
на значимость и своевременность данной статьи.
Вывод: статью «Принуждение и смежные категории в
Уголовном кодексе Российской Федерации» рекомендовать
к опубликованию в журнале.
Кандидат юридических наук,
профессор кафедры Уголовного права
Российской академии правосудия
М. А. Кауфман
Перейти на Главное МЕНЮ
Вернуться к СОДЕРЖАНИЮ
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
0
Размер файла
172 Кб
Теги
sdewsdweddes
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа