close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

О пробельности уголовно-правового регулирования

код для вставкиСкачать
Лопашенко Н.А.
О ПРОБЕЛЬНОСТИ УГОЛОВНО-ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ
4.12. О ПРОБЕЛЬНОСТИ УГОЛОВНО-ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ
Лопашенко Н.А., д.ю.н., профессор Саратовской государственной академии права, директор Саратовского Центра по исследованию проблем организованной преступности и коррупции
Перейти на Главное МЕНЮ
Вернуться к СОДЕРЖАНИЮ
1. Определение в понятиях.
В науке употребляют, по крайней мере, три понятия, иногда используя два или даже все, как равнозначные: пробел в уголовном праве, пробел в уголовном законодательстве, пробел в уголовно-правовом
регулировании. На мой взгляд, неверно выделять
пробелы в уголовном законодательстве. Законодательство – лишь форма существования права; законодательные пробелы, поэтому, есть отражение пробелов уголовного права, точнее – их законодательное
выражение. Самостоятельного значения они не имеют; это лишь правовая оболочка других пробелов –
пробелов уголовного права.
Что же касается пробелов уголовно-правового регулирования, то они, напротив, носят сущностный характер. Пробелы уголовно-правового регулирования
соотносятся с пробелами уголовного права так же, как
взаимодействуют само право и регулирование, это две
стороны одного и того же явления. Пробелы уголовно-правового регулирования свидетельствуют о том,
что есть некий вакуум человеческих отношений, в
том числе таких, в которых субъектом, с одной стороны, выступает не физическое, а юридическое лицо,
который требует нормативной упорядоченности –
регулирования, но не имеет ее. Пробелы уголовного
права констатируют этот пробел в регулировании отсутствием соответствующей уголовно-правовой нормы.
В науке есть и другая позиция. Так, Т.В. Кленова
указывает: «Пробел в законодательстве производен
от пробела в праве, понимаемого в собственно юридическом смысле, но не тождественен ему. – (С этим,
безусловно, следует согласиться, если бы не продолжение. – Н.Л.) – В данном случае речь не идет об
отсутствии законодательно определенных уголовноправовых норм, введение которых необходимо, чтобы
придать правовое состояние ранее не урегулированным общественным отношениям. Пробельным является законодательство, в котором необходимые правовые
нормы выражены, но не полно, а значит не обеспечен
механизм правового регулирования. Отсутствие регламентации любого элемента содержания нормы являет-
ся показателем пробельного законодательства»1. И далее: «…Если из имеющегося законодательного материала не представляется возможным вычленить такую
систему правовых предписаний, которая с возможной
и необходимой полнотой определяла бы помимо содержания требуемого в норме правила поведения условия применения нормы и меры принуждения на случай
ее нарушения, то такое законодательство нельзя считать совершенным, и налицо его пробельность»2.
Безусловно, нужно поддержать автора и в том, что
законодательство, содержащее описанные дефекты
(отсутствие регламентации отдельных элементов
нормы), несовершенно и должно быть изменено. Однако в основе несовершенства лежит не пробел в уголовно-правовом регулировании и в уголовном праве,
а проблемы законодательного переложения правовой
нормы в уголовный кодекс (проблемы перевода нормы права в закон). Это, на мой взгляд, другой уровень
проблем – проблемы в законодательной технике. Дело
– не в пробельности закона, а в его дефектности с
точки зрения законодательной техники.
2. Понятие пробелов в уголовно-правовом регулировании.
Понятие пробела в правовом регулировании, если
не принимать во внимание авторские определения,
стремящиеся или претендующие на оригинальность и
отличие от других подобных определений, связано с
недостаточностью регулирования при его насущной
необходимости; при этом его существование однозначно негативно влияет на качество закона (и (или)
других нормативных актов, если они являются источниками данной правовой отрасли) и на его эффективность.
Основные признаки пробела в уголовно-правовом
регулировании, на мой взгляд, могут быть сведены к
следующим основным:
1) существует своеобразная ниша в регламентации
отношений, которые подпадают под сферу уголовного
права. Собственно, исходя из природы уголовного права, следует признать существование вредоносного или
потенциально вредоносного конфликта, который может
быть решен лишь уголовно-правовыми средствами. При
этом речь идет и о возможном превентивном воздействии требующейся уголовно-правовой нормы на подобные конфликты в будущем, и о разрешении путем
наказания и (или) других уголовно-правовых мер существующих уже в действительности или существовавших конфликтов, необходимость справедливой
реакции по которым не утрачена.
Чаще указанная ниша в регламентации отношений
относится к криминализации общественно опасных
деяний, хотя, в принципе, может состоять и в неурегулированности других отношений, например, связанных с дифференциацией уголовной ответственно-
1
См.: Кленова Т.В. Основы теории кодификации уголовноправовых норм. – Самара, 2001. - С. 217.
2
Там же. С. 217.
127
БИЗНЕС В ЗАКОНЕ
сти. При этом здесь важно оговорить некоторые
принципиальные моменты.
Первое. Криминализация в этом аспекте понимается широко, не только как объявление деяния преступным. Криминализация включает в себя и пенализацию.
Второе. В отличие от криминализации и пенализации, пробелы в дифференциации носят гораздо более
субъективный характер, в меньшей степени вызываются объективной необходимостью. Дифференциация
ответственности – это целиком и полностью прерогатива уголовной политики, точнее, ее метод, пределы
которого более подвижны и меньше зависят от того
вреда, который причиняется правоохраняемым интересам общественно опасным деянием. Иначе говоря,
если неурегулированность каких-либо вредопричиняющих отношений – пробел в криминализации, который требует немедленной, чаще всего, и однозначной реакции государства – введения запрета, то пробел в дифференциации – это внутренний пробел в
уголовно-правовом регулировании, который может и
не расцениваться как пробел законодателем; это может быть принципиальной позицией последнего – не
введение в данном конкретном случае разной ответственности или разных условий и оснований ответственности. При решении главного вопроса – о криминализации опасного поведения, все остальное важно,
и может считаться или не считаться пробельностью в
регулировании, но не способно причинить вред, сопоставимый с вредом от некриминализации. Поэтому
пробельность в дифференциации, в значительной мере, политическое и (или) условное явление, порождаемое трактовкой принципов уголовного права и
уголовной политики, а часто – и следующей категории принципов – принципов криминализации, применительно к конкретному уголовно-правовому институту или конкретному составу преступления.
И третье. Существуют пробелы, связанные с
дифференциацией, которые менее подвержены политическим веяниям, но носят целиком и полностью
вторичный характер – по отношению к пробелам
криминализации. Если образовался или вскрыт существовавший пробел в криминализации, однозначно
можно говорить, что дифференциация в отношении
такого опасного поведения пробельна. Однако, едва
ли она может здесь носить самостоятельный характер,
в силу очевидных причин. Она стоит в тени криминализационного пробела, и решена может быть только
после его устранения (часто – одновременно с введением уголовной ответственности). До ликвидации
криминализационного пробела пробел в дифференциации может существовать только в потенции и носить лишь предположительный характер;
2) пробел в регламентации каких-либо отношений
требует коррекции, восполнения в нормативном регулировании, в нашем случае – требует уголовноправового регулирования. Главный акцент здесь следует сделать на слово «требует». Пробел в уголовноправовом регулировании должен быть устранен для
128
4’2007
предотвращения негативных последствий его существования. Мириться с тем, что он есть – невозможно;
цена отсутствия такого регулирования многократно
превышает цену возможных затрат на восполнение
уголовного закона; а часто эти цены просто не сопоставимы: когда на одной стороне находится, например,
жизнь человека, а другая цена имеет в основном денежное выражение;
3) качество и авторитет уголовно-правового регулирования и уголовного закона страдают от наличия
подобного пробела; не обеспечивается выполнение
задач, поставленных перед ними. Негативное влияние
оказывает существование пробела и на эффективность уголовного законодательства и уголовной политики.
3. Классификации пробелов уголовно-правового
регулирования.
Можно предложить разные варианты классификации пробелов уголовно-правового регулирования, в
зависимости от разных оснований. Так, выше уже
говорилось о пробелах в криминализации (таких – подавляющее большинство) и пробелах в дифференциации ответственности; виды выделены по содержанию требуемого регулирования.
Существуют, на мой взгляд, пробелы преодолимые
и непреодолимые. Решение – нормативное регулирование – первых возможно на современном уровне
развития общества и государства; непреодолимые
пробелы не знают такого решения сегодня, хотя уже
сейчас могут быть идентифицированы как пробелы.
Причиной бессилия, в нашем случае, уголовноправового регулирования может служить недостаток
или полное отсутствие базового позитивного регулирования новых общественных отношений. Яркий
пример непреодолимых в наше время пробелов – отсутствие уголовной ответственности за многие опасные деяния, связанные с новейшими биотехнологиями, генетическими манипуляциями, с эвтаназией и
другими, рождаемыми иногда необходимостью установления новых этических правил поведения в обществе3. Возможно, что уже завтра эти непреодолимые
пробелы будут легко разрешены и привычны для правового регулирования; пока же они обсуждаются
только на научном уровне.
Еще одна классификация пробелов - по сфере охраняемых отношений могут быть выделены следующие пробелы:
1) пробелы, связанные с охраной личности, ее прав и
свобод;
2) пробелы, связанные с охраной экономических отношений;
3) пробелы, связанные с охраной общественной безопасности и общественного порядка;
4)пробелы, связанные с охраной государственной
власти.
3
См. об этом подробно: Крылова Н.Е. Уголовное право и биоэтика: проблемы, дискуссии, поиск решений. – М.: ИНФРА-М, 2006;
Капинус О.С. Эвтаназия в свете права на жизнь. – М., 2006.
Лопашенко Н.А.
О ПРОБЕЛЬНОСТИ УГОЛОВНО-ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ
Очевидно, можно найти и пробелы в охране отношений, связанных с военной службой, и с обеспечением мира и безопасности человечества.
Пробелы, связанные с охраной отношений в сфере
военной службы, требуют углубленного исследования
самой этой сферы; оставлю это специалистам.
По пробелам в сфере обеспечения мира и безопасности человечества должна сказать следующее. В
формулировке сферы указанных пробелов я использовала положения ч. 1 ст. 2 УК, в которой раскрываются задачи уголовного кодекса России, выше уже
процитированные. Как известно, среди них есть и
задача обеспечения мира и безопасности человечества. Но такая задача, очевидно, выходит за пределы
возможностей уголовного права и закона. Не дело
уголовного права и уголовного закона, как его формы, обеспечивать мир и безопасность человечества.
В лучшем случае, такая задача должна стоять перед
государством в целом, использующим всю совокупность правовых отраслей и все разновидности государственной политики, а, скорее, перед всем мировым сообществом. В то же время, если исходить из
поставленной перед уголовным законом задачи, отталкиваться от нее (игнорировать ее нельзя, в том
числе, и из-за того, что закон – лишь форма правового
содержания), то следует признать, что пробельность
уголовно-правово-го регулирования в области обеспечения мира и безопасности человечества – высочайшая, поскольку лишь самые опасные разновидности преступных деяний содержатся в главе 34 УК, и
их всего – восемь. То есть регулирование – обеспечение мира и безопасности человечества выражается
только в запретах самого опасного человеческого поведения. Между тем, непосредственное и негативное
воздействие на мир и безопасность человечества оказывают также
1) поведение организаций, в том числе, международных, и их представителей;
2) поведение государств и их представителей. Может влиять на мир и безопасность человечества
совокупность поведенческих актов отдельных
людей, и отдельные поведенческие акты конкретных людей, которые не представляют собой, тем
не менее, те преступные деяния, которые ныне
известны российскому уголовному кодексу (например, экоцид, геноцид, наемничество и т.д.).
Соответственно, уголовно-правовое регулирование, которое этого не замечает, значительно пробельно в этой области.
В то же время, думаю, всем понятно, что пробельность эта – мнимая, вытекающая лишь из совершенно
утопичных задач, поставленных законодателем перед
уголовным законом. И рождающаяся из корявого переложения права в закон.
Исходя из изложенного, можно предложить еще
одну разновидность классификации пробелов в уголовно-правовом регулировании, в зависимости от
природы пробела:
1) пробелы действительные, связанные с существованием общественно опасного поведения, требующего
уголовно-правового запрета;
2) пробелы мнимые, появляющиеся в связи с неудачными законодательными формулировками, рожденные некачественно примененной законодательной
техникой. Собственно, мы здесь возвращаемся к уже
обсужденным выше пробелам уголовного закона, которые, на мой взгляд, самостоятельного значения
иметь не должны.
Преодолевать первые пробелы – действительные –
необходимо, и как можно скорей, путем введения
уголовной ответственности за общественно опасное
деяние, требующее уголовно-правового регулирования. Мнимые пробелы тоже требуют внимания и реакции законодателя и реформации закона, только другим путем – изменением норм существующих, совершенствованием их качества. На примере той же, якобы, пробельности уголовно-правового обеспечения
мира и безопасности человечества можно предложить
исключить понятие «обеспечения» из ч. 1 ст. 2 УК,
заменив его тем же понятием (категорией базовой),
которое широко применено в рамках этой нормы –
охрана мира и безопасности человечества. (В скобках
замечу, что меня не слишком устраивает и такая терминология, поскольку и она ставит перед уголовным
законом заведомо недостижимые задачи, но она является привычной, традиционной). Разница в путях преодоления действительных и мнимых пробелов очевидна, на мой взгляд.
4. Пути преодоления
пробелов уголовноправового регулирования на примере анализа некоторых современных пробелов в уголовно-правовом регулировании.
Собственно, существует только один путь устранения пробела в уголовно-правовом регулировании, и
он заключается в восполнении регулирования путем
дополнения или изменения действующего уголовного
законодательства. «Основная задача текущего правотворчества – восполнение выявленных в правоприменительной практике пробелов кодифицированного
уголовного закона»4, справедливо замечает и Т.В.
Кленова.
Разумеется, указанный путь страдает одним существенным недостатком – он слишком медленен, долог. Зная современную практику прохождения закона
(если только это не президентский законопроект, отмечаю, помня историю принятия закона от 8 декабря
2003 г.), можно с уверенностью говорить, что пройдут
месяцы, а то и годы, прежде, чем пробел в уголовноправовом регулировании будет устранен. Но другого
пути – нет.
Перейти на Главное МЕНЮ
Вернуться к СОДЕРЖАНИЮ
4
См.: Кленова Т.В. Основы теории кодификации уголовноправовых норм. – Самара, 2001. – С. 226.
129
БИЗНЕС В ЗАКОНЕ
130
4’2007
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
0
Размер файла
214 Кб
Теги
sdewsdweddes
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа