close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Семейно-бытовые демографические особенности личности женщин, совершающих преступления против здоровья населения и общественной нравственности, связанные с наркотическими средствами, психотропными веществами или их аналогами

код для вставкиСкачать
4'2011
Пробелы в российском законодательстве
5.14. СЕМЕЙНО-БЫТОВЫЕ
ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ
ОСОБЕННОСТИ ЛИЧНОСТИ
ЖЕНЩИН, СОВЕРШАЮЩИХ
ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ
ЗДОРОВЬЯ НАСЕЛЕНИЯ И
ОБЩЕСТВЕННОЙ
НРАВСТВЕННОСТИ,
СВЯЗАННЫЕ С
НАРКОТИЧЕСКИМИ
СРЕДСТВАМИ,
ПСИХОТРОПНЫМИ
ВЕЩЕСТВАМИ ИЛИ ИХ
АНАЛОГАМИ
Черкесов Эльдар Хасанович, соискатель. Место учебы:
Чебоксарский кооперативный институт (филиал)
Российского университета кооперации Центросоюза
РФ.
Аннотация: В статье приводится статистика
демографического и семейно-бытового состояния
женщин, совершающих преступления против здоровья населения и общественной нравственности.
Рассматриваются вопросы семьи и несовершеннолетних в контексте наркомании и наркопреступности.
Ключевые слова: женщины, семейно-бытовые
особенности, демографические особенности,
наркотики, преступления против здоровья населения.
FAMILY AND HOUSEHOLD DEMOGRAPHICAL SPECIFICS
OF THE PERSONALITY OF WOMEN THAT COMMIT CRIMES
AGAINST THE HEALTH OF THE POPULATION AND PUBLIC
MORALITY, CONNECTED WITH DRUGS, PSYCHO TROPICAL
SUBSTANCES AND THEIR ANALOGS
Cherkesov Eldar Hasanovich, competitor. Place of study:
Cheboksary cooperative institute (branch) of the Russian
University of Cooperation.
Annotation: The article gives statistics of demographical
and family and household specifics of women that commit
crimes against health of the population. The questions of
the family and the juvenile in the context of drug addiction
and drug crime are also elaborated on in the article.
Keywords: women, family and household specifics,
demographic specifics, drugs, against the health of
the population.
По данным на начало 90-х годов прошлого века 70 %
женщин-наркоманок, совершивших те или иные нарко1
преступления – не замужем . Такую же картину мы видим и сегодня, причем, по нашим уже данным, большинство таких женщин вообще не состояло в браке
(52 %), остальные же 41 % – были в разводе или поддерживали отношения с мужчинами без регистрации
брака, то есть жили в так называемом гражданском
браке (7 %).
В то же время резко бросается в глаза фактор преемственности наркомании и наркопреступности стар1
См.: Гилинский Я.И., Афанасьев В.С. Социология девиантного
(отклоняющегося) поведения. СПб, 1993. С. 69-71.
136
ших и младших, родителей и детей. Большинство осужденных женщин-наркопреступниц (68 %) имело детей, причем каждая четвертая – двух и более. Вместе
с тем, материнство в рассматриваемых случаях чаще
всего ограничивалось сугубо биологическими моментами. Характер душевной близости во взаимоотношениях матери-наркоманки с ее детьми не просматривается, если не считать, что дети, подрастая нередко
тоже приобщаются к употреблению наркотиков и совершению связанным с ними преступлений. То есть
если женщина употребляет наркотики, она губит не
только себя. От этого страдают и окружающие, особенно близкие родственники, члены семьи, супруг, дети, наконец. Обстановка в семье становится по существу невыносимой, она разваливается, дети нередко
повторяют судьбу матери.
Данные обстоятельства заставляет особо рассмотреть проблемы семьи и несовершеннолетних в контексте проблем наркомании и наркопреступности. В складывающихся условиях наблюдается отчетливо проявляется
обострившаяся
проблема
деформации
семейных отношений, связанная с развитием индивидуализма супругов, дистанционированием их друг от
друга, поиском взаимоотношений «на стороне». Рационализации и регламентации подчас подлежит весь
спектр супружеских отношений, включая интимные,
все больше внедряются в эти отношения договорные
начала: я буду себя вести так, как ты этого хочешь, но
только в том случае, если ты будешь вести себя так,
как я этого хочу. Материальный элемент взаимоотношений проявляется все сильнее, нередко он имеет
доминирующее значение или восходящее к доминирующему.
Несмотря на природную приверженность женщины
семейным узам и материнскому долгу, все это начисто
пропадает у нее с наступлением наркозависимости.
Наверное, здесь можно сказать мягче: степень наркозависимости женщины, ее стойкость и глубина обратно пропорциональны степени приверженности семье,
материнству и детям. Распространенность же этого
явления в обществе порождает ослабление представлений людей о ценности семьи, материнства и заботы
о детях.
Принято считать, что семья является фактором,
удерживающим женщину от аморального и противоправного поведения, однако что касается женщиннаркоманок, то замечено, что чаще всего именно характер семейных отношений в значительной мере
способствует морально-нравственному падению женщины.
Тревожные тенденции наблюдаются в наркопреступности несовершеннолетних женского пола, которая в
своих главных показателях не только повторяет, но и
превосходит показатели взрослой женской преступности вообще и взрослой женской наркопреступности в
частности. В юридической литературе отмечается, что
«темпы прироста состоящих на учете в подразделениях по предупреждению правонарушений милиции общественной безопасности девушек выше, чем у их
сверстников мужского пола. Кроме того, криминальное
поведение подростков женского пола мало чем отличается от преступности взрослых, а зачастую превосходит его по своей жестокости, агрессивности, органи2
зованности» . В различные наркопреступления все
2
Волкова Т.Н. Криминологические и правовые проблемы женской преступности в современной России. Автореф. дис. … доктора. юрид. наук. Рязань: Академия права и управления Министерства юстиции РФ, 2001. С. 6.
ОСОБЕННОСТИ ЛИЧНОСТИ ЖЕНЩИН-НАРКОПРЕСТУПНИЦ
больше втягиваются студентки, учащиеся средних
специальных учебных заведений (техникумов, колледжей, профессионально-технических училищ) и даже школьницы.
На начало нового века на учете в наркологической
службе состояло примерно 10 тысяч подростков в возрасте до 14-и лет с диагнозом «наркозависимость», а
свыше 15 тысяч подростков этого же возраста находи3
лись на профилактическом учете . За истекшее почти
десятилетие эти цифры почти удвоились. Дальнейшая
перспектива развития проблемы не внушает оптимизма. Удельный вес лиц женского пола этого возраста
тоже увеличился за указанный период времени – с 5-и
до 8 %. Несовершеннолетние «женщины» - наркопрес4
тупницы в составе всех совершивших преступления
лиц несовершеннолетнего возраста, составляли на
5
начало нынешнего века примерно 8-9 % , а сегодня –
примерно 12 %.
В определенной мере курение и употребление наркотиков девушками в возрасте 14-17 лет связано (разумеется, не напрямую, а в совокупности с другими
факторами) с интенсивными гормональными процессами и половым созреванием. Как показывают исследования, в этом возрасте у девушек довольно часто
(60-75 %) наблюдаются нарушения менструального
цикла, мастопатия, частые головные боли, повышенная нервозность, возбудимость, бессонница. В этом
же возрасте у девушек отмечаются первые увлечения
юношами, появляется тяга к общению с ними, возникают первые половые влечения и даже контакты, «любовные треугольники», впервые девушкам приходится
испытывать гнетущее чувство ревности, иногда неожиданно (нежданно) появляется нежелательное состояние беременности, а затем и ее искусственное
прерывание.
Все это самым причудливым образом сочетается со
школьными заботами и подготовкой к поступлению в
вуз, тревожными ожиданиями совершеннолетия, надеждами на «настоящую любовь», на встречу со «своим принцем». Намечаются «трения» с родителями,
становится в полной мере понятной пушкинская фраза
о том, как трудно «быть взрослой дочери отцом».
В компаниях сверстников девушек подстерегают
разного рода неожиданности, в том числе предложения «оторваться», «откинуться», «попробовать», «забыться» и т.п. Уже первый опыт общения с наркоманами и с наркотиками не проходит бесследно. Вскоре
появляются «настоящие», «самостоятельные» заботы
по приобретению наркотиков, что напрямую связано с
первыми признаками наркозависимости. И тут неизбежны контакты с наркосетью, включение в которую
поначалу проходит сравнительно легко, но затем сопряжено уже с совершением тех или иных наркопреступлений – например, с приобретением, хранением,
перевозкой и другими уголовно-противоправными действиями.
Втягиванию девушек в наркопреступность способствет то, что у них при употреблении наркотиков появля3
См.: Доклад Центра социологических исследований Министерства образования Российской Федерации – в рамках Федеральной целевой программы «Комплексные меры противодействия злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту на
2002-2004 годы» // Официальные документы в образовании.
2004. № 22. С. 25 (С. 25-43 )
4
Термин «женщины»-наркопреступницы употребляются в данном случае условно – с учетом того, что, конечно же, не все лица
женского пола, совершившеие наркопрествпления, являются
именно женщинами (в известном смысле этого слова).
5
См.: Волкова Т.Н. Назв. работа. С. 31.
Черкесов Э.Х.
ется ложное чувство психологического комфорта, раскованности, личной безопасности, защищенности от
посягательств со стороны – «чужаков». Но, будучи защищенными от посягательств со стороны преступников-чужаков, девушки становятся подчас жертвами посягательств (главным образом сексуальных) со стороны «одногруппников». В этом случае у девушек
появляются ранее неизвестные им чувства агрессии и
жестокости, что приводит иногда к насильственным
преступлениям – к причинению вреда здоровью различной тяжести, хулиганству и даже к убийствам. Отмечаются факты пособничества изнасилованиям и насильственным действиям сексуального характера, а
также соисполнительства в этих преступлениях. Потребность в деньгах, необходимых для приобретения
очередной «дозы» подталкивает девушек к совершению таких преступлений, как кражи, грабежи, разбойные нападения, вымогательство.
Как уже отмечалось, все больше обостряется проблема «отцов» и «детей». Дети все больше не понимают родителей, а родители – детей. Порой между поколениями образуется пропасть. Обострение этих отношений ведет к тому, что молодое поколение
вырастает в условиях жесткого «пресинга». Достигая
взрослого возраста, бывшая девочка, начинает и сама
практиковать то, что допускали в отношении ее родители – угрозы, насилие и т.п.
По данным специалистов, более 80 % женщин, отбывающих наказание в в местах лишения свободы за
деяния, совершенные путем применения насилия, в
детстве и юности сами являлись жертвами насилия со
стороны родителей и заменяющих их родственников.
75 % женщин-наркопреступниц не имели полноценной
семьи, воспитывались родственниками либо иными
лицами, либо же семейные отношения не были благополучными. Более 80 % девушек из неблагополучных
семей рано начали половую жизнь (в 12-14 лет), бро6
дяжничали, курили, употребляли алкоголь, наркотики .
За первое завершающееся десятилетие произошли
существенные изменения в генезисе подростковых
наркомании, наркотизма и наркопреступности. Если
ранее основную роль в этом играли такие факторы,
как отчужденность подростка, его конфликты с родителями, в школе, то сегодня на первый план выступают индивидуально-психологического свойства, низкий
уровень социальной зрелости и тому подобные обстоятельства.
Пятнадцать лет тому назад в криминологической литературе отмечалось, что «ни один человек не стал
наркоманом просто потому, что был чрезмерно любопытен или отличался хрупким, болезненным телесным
складом. Ни один подросток не стал на путь употребления наркотиков только потому, что имел низкий уровень социальной зрелости или воспитывался в тяжелых семейных условиях, в которых его окружали непонимание, нечуткость, придирки. …Истинные причины
употребления психически активных веществ коренятся
в неправильных взаимоотношениях подростка (личности) с окружающими его людьми и обществом. Эти
причины проявляются не сами по себе, а через конкретные жизненные обстоятельства, которые могут
иметь и случайный характер. Индивидуальные психофизиологические особенности личности (особенности
подростка) тормозят или же, напротив, облегчают действие указанных причин, способствуя или препятствуя
возникновению тяги к приему психически активных
6
См.: Волкова Т.Н. Назв. работа. С. 43.
137
Пробелы в российском законодательстве
4'2011
7
веществ в целях наркотизации» . Но сегодня эти свойства подростков, похоже, тоже (в дополнение к другим)
начинают играть свою негативную роль.
Таким образом, корни феминизации наркопреступности кроются чаще всего в несовершеннолетнем возрасте женщин. Ее «женское лицо» проявляется в настоящее время, в частности, в следующем:
- женщины, подталкиваемые нищенскими условиями
жизни, все больше втягиваются в наркопреступность;
- они быстрее и основательнее втягиваются в наркопреступления;
- роль их в этих преступлениях становится все более
значительной;
- женщина-наркопреступница нередко не только не
уступает мужчине-наркопреступнику, но и значительно превосходит его, в том числе в части используемых приемов, законспирированности, маскировки преступной наркодеятельности;
- наркосети женщины-наркопреступницы –более обширны, и в случае «прорыва» они легко и быстро восстанавливаются, в том числе в силу практической неисчерпаемости «женского ресурса» для совершения
наркопреступлений;
- женщина-наркокурьер практически неуязвима с
точки зрения перспектив изобличения, поскольку ее
природные артистические способности и другие сугубо
женские особенности делают ее как бы «человекомневидимкой» для сотрудников правоохранительных
органов;
- в случае попытки изобличения женщинанаркокурьер всегда ссылается на то, что ее использовало «неизвестное лицо», причем, так сказать, «в
темную», а сама она, якобы, «ничего не знает»; мужчине в таких ситуациях сложнее «работать под дурака»;
- если женщина начинает употреблять наркотики, то
наркотическая зависимость у нее появляется быстрее, и она в этом случае становится по существу «игрушкой», «слепым орудием», своего рода «машиной»,
«механизмом» в руках наркодельцов;
- женщина-наркопреступница и женщина-проститутка
часто выступают в одном лице; одновременно и попеременно занимаясь и наркопреступлениями, и проституцией, женщина иногда становится «душой и сердцем» наркопреступности, ее главным психофизическим содержанием, основным «мотивом», ведущей
«мелодией»;
- женская наркопреступность – показатель начала
вырождения самой жизни, гибели народов и народностей, стран и континентов, отдельных личностей и человечества в целом, поскольку ширятся разврат и
порнография, венерические заболевания и ВИЧинфекция, рушаться семьи и социальные связи вообще, рождаются больные и умственно неполноценные
дети, гибнут целые поколения людей. Даже если ребенок рождается вполне нормальным, то в ненормальных условиях он неизбежно становится ненормальным, трудным, неподдающимся положительному
воздействию, бедой для родителей и общества. Обращения за помощью к мигрантам из-за рубежа находят отклик преимущественно у лиц, которых В.Путин,
экс-Президент РФ, а ныне – премьер-министр, назвал
в одном из своих послании Федеральному Собранию
РФ «потенциально опасными с точки зрения правона8
рушений» . Говоря другими словами, на наш SOS
7
8
См.: Криминология. СПб.: СПб ВШ МВД РФ, 1995. С. 383.
См.: Российская газета. 2005. 26 апреля.
138
спешат не те, кто действительно может нам как-то помочь, а преимущественно мародеры и мошенники, воры и насильники, грабители и наркоторговцы, то есть в
основном носители тех же пороков, которыми поражены и мы сами, что еще больше усугубляет проблему
наркопреступности, в том числе в женском ее аспекте;
- женская-наркопреступность – «родная мать» и
«повивальная бабка» детской и подростковой наркопреступности, усугубляющей и без того весьма сложную демографическую ситуацию в стране, делающей
крайне проблематичной саму ее судьбу;
- женщина-наркопреступница – это не только одновременно
женщина-проститутка,
женщинаразрушительница семей, женщина-убийца собственных детей, женщина-распространительница венерических заболеваний и ВИЧ-инфекции, но она еще – и
женщина-воровка, женщина-мошенница, женщинааферистка…;
- играя в наркопреступности все более заметную
роль, женщина сама же первой становится и потерпевшей от нее; именно на нее чаще нападают наркоманы, именно она первой попадается в наркосети,
именно из нее чаще всего и делают «козла отпущения», «сдавая» первой в органы наркоконтроля, если,
конечно же, не удается как-то «откупиться» от уголовного преследования – деньгами, собственным телом
или каким-то иным образом;
- новая гримаса нынешней криминальной наркодействительности – женщина-смертница («живая бомба»), доведенная до отчаяния наркотиками, изнасилованиями, демагогическими внушениями относительно
«важности борьбы за идею…» и посылаемая для совершения ценой собственной жизни актов терроризма.
Список литературы:
Волкова Т.Н. Криминологические и правовые проблемы женской преступности в современной России.
Автореф. дис. … доктора. юрид. наук. Рязань: Академия права и управления Министерства юстиции РФ,
2001.
Гилинский Я.И., Афанасьев В.С. Социология девиантного (отклоняющегося) поведения. СПб, 1993.
Доклад Центра социологических исследований Министерства образования Российской Федерации – в
рамках Федеральной целевой программы «Комплексные меры противодействия злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту на 2002-2004 годы» //
Официальные документы в образовании. 2004. № 22.
Криминология. СПб.: СПб ВШ МВД РФ, 1995.
Российская газета. 2005. 26 апреля.
Literature list:
Volkova T.N. Criminological and legal problems of
female crime in the modern Russia. Synopsis of a thesis.
… Cand. Sc. (Law). – Ryazan: Academy of law and
management of Ministry of justice of the Russian
Federation, 2001.
Gilinsky Y.I., Afanasiev V.S. Sociology of deviant
behavior. St. Petersburg, 1993.
Report of the social researches of Ministry of Education
of the Russian Federation – within the Federal Target
Program “Complex measures for crossing drug abuse and
its illegal traffic for the years 2002-2004” // Official
documents in education. 2004. № 22.
Criminology. St. Petersburg.: Higher School of the
Ministry of Internal Affairs of the Russian Federation,
1995.
Russian newspaper. 2005. April 26.
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
0
Размер файла
120 Кб
Теги
sdewsdweddes
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа