close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Некоторые проблемы правового регулирования договоров залога с участием акционерных обществ по гражданскому законодательству России

код для вставкиСкачать
Ахкубекова Ж.Д.
НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ
ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ
ДОГОВОРОВ ЗАЛОГА С
УЧАСТИЕМ АКЦИОНЕРНЫХ
ОБЩЕСТВ ПО ГРАЖДАНСКОМУ
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ РОССИИ
Ахкубекова Ж.Д., адвокат
Перейти на Главное МЕНЮ
Вернуться к СОДЕРЖАНИЮ
Залог имущества в договорной практике участников имущественного оборота является одним
способов обеспечения исполнения обязательств.
Этим обусловлен и особый интерес к залоговым
правоотношениям в современной научной литературе.
Правовое регулирование залога недвижимого
имущества (ипотеки) российским законодательством об акционерных обществах имеет определенную специфику, поскольку в хозяйственной деятельности указанных субъектов гражданских правоотношений договоры залога недвижимого имущества заключаются довольно часто. В этой связи
возникает проблема правомочий на совершение
крупных сделок от имени общества его исполнительным органом (директором),
Федеральным законом «Об акционерных обществах» (ст. 78 и ст. 79) предусмотрено, что совершение крупных сделок акционерным обществом возможно лишь при наличии единогласного
решения совета директоров (наблюдательного совета) при стоимости приобретаемого или отчуждаемого по сделке имущества (в том числе путем
передачи в залог) от 25 до 50 процентов балансовой стоимости активов общества на дату принятия
такого решения либо по решению общего собрания
акционеров – при стоимости имущества, являющегося предметом сделки, свыше 50 процентов балансовой стоимости активов общества на дату
принятия решения о ее совершении.
В Постановлении Пленума Верховного Суда
РФ от 2 апреля 2007 г. № 4 и Пленума Высшего
Арбитражного Суда РФ от 2 апреля 1997 г. № 8 «О
некоторых вопросах применения Федерального
закона «Об акционерных обществах» содержится
разъяснение, в соответствии с которым в случае
совершения сделки генеральным директором (директором) при отсутствии необходимого решения
совета директоров (наблюдательного совета) или
общего собрания акционеров такая сделка является недействительной. Но указанная сделка может
быть признана судом имеющей юридическую силу
и создающей для общества вытекающие из нее
права и обязанности, если при рассмотрении спора
будет установлено, что в последующем данная
ДОГОВОР ЗАЛОГА
сделка была одобрена в последующем советом
директором (наблюдательным советом) либо общим собранием акционеров общества1.
Договоры залога, заключенные со стороны
залогодателя – акционерного общества его генеральным директором (директором) с превышением
полномочий, предусмотренных уставом соответствующего акционерного общества, могут быть признаны недействительными только при наличии оснований, предусмотренных ст. 174 ГК РФ.
На практике чаще всего акционерными обществами применяется договор залога акций либо
недвижимого имущества (ипотеки) здания с целью
обеспечения кредитных обязательств. При этом
кредитные учреждения для более гарантированной
защиты своих интересов при неисполнении или
ненадлежащем исполнении должником своих обязательств наряду с договором ипотеки заключают
договор поручительства, поскольку суды крайне
редко удовлетворяют требование кредиторовзалогодержателей об обращении взыскания на
недвижимое имущество, заложенное по договору
ипотеки. Такая позиция судов представляется
обоснованной, поскольку наложение ареста на
здание, обремененное ипотекой, влечет серьезные
юридические последствия для залогодателя, для
которого более предпочтительным представляется
урегулирование спора с залогодержателем посредством заключения мирового соглашения с установлением графика поэтапного погашения образовавшейся задолженности с учетом сумм неустойки, процентов за пользование чужими денежными средствами.
Однако существуют и другие точки зрения.
Например, Б.М.Гонгало полагает, что «законодательство и судебные органы защищают частный
интерес акционерных обществ, обществ с ограниченной ответственностью, участников этих обществ… К сожалению, беззащитными остались
партнеры хозяйственных обществ»2.
В.Н. Белов считает, что заключение договора
залога, в котором залогодателем выступает акционерное общество, общество с ограниченной ответственностью, государственное или муниципальное
унитарное предприятие не всегда обеспечивает
интересы залогодержателя: «судебная практика
свидетельствует о том, что нередко этот способ
защиты (признание договоров залога недействительными в судебном порядке) используется недобросовестными должниками в целях избежания
ответственности в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением договора»3.
1
См.: Сборник Постановлений Пленумов Верховного Суда и
Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по гражданским делам. М.: Проспект, 2000. С. 81
2
Гонгало Б.М. Учение об обеспечении обязательств. Вопросы теории и практики./ М.: Статут, 2002. С. 137.
3
Белов В.Н. Финансовые договоры. М.: Финансы и статисти-
133
БИЗНЕС В ЗАКОНЕ
По мнению В.В. Витрянского правила о крупных сделках, содержащиеся в законах «Об обществах с ограниченной ответственностью» и «Об
акционерных обществах» «создают реальную угрозу для стабильности договорных отношений и, стало быть, для нормального имущественного оборота. Данные законоположения, безусловно, нуждаются в уточнении. А пока остается надеяться, что
судебная практика пойдет по пути их ограничительного толкования»4.
Указанные позиции имеют право на существование, но они не учитывают того, что акционеры
или участники обществ с ограниченной ответственностью также могут пострадать вследствие неправомерных действий директора (генерального
директора), имеющего право подписи и обладающего обширными полномочиями на заключение
сделок от имени указанных хозяйственных обществ, в том числе и по злонамеренному соглашению сторон (директора и кредитора по основному
договору), хотя на практике доказать злонамеренность соглашения представляется если не невозможным, то весьма сложным.
Более того, залогодержатель имеет право в
судебном порядке оспорить действительность протокола общего собрания акционеров (если уставом
акционерного общества вопросы, разрешаемые
советом директоров общества отнесены к компетенции общего собрания акционеров), запрещающие директору заключать договор залога, если в
действительности такие правомочия были предоставлены директору, но протокол общего собрания
по каким-либо причинам не был должным образом
оформлен в установленный законом об акционерных обществах срок, а составление протокола, запрещающего заключение договора залога, было
осуществлено лишь с целью неисполнения основного обязательства перед кредитором. Таким образом, представляется, что залогодержатель равным образом также защищен от недобросовестных
контрагентов по залоговому обязательству в лице
акционерных обществ. Но при этом в законе об
акционерных обществах необходимо указать, что
при рассмотрении вопроса об одобрении крупных
сделок, в том числе и договора ипотеки имущества, являющегося собственностью указанного общества, советом директоров или общим собранием
акционеров, должен присутствовать представитель
кредитора-залогодержателя по договору, а его
присутствие должно быть удостоверено подписью
последнего на протоколе общего собрания акционеров либо в акте, принятом советом директоров
общества. Это позволило бы избежать возможных
2’ 2007
злоупотреблений со стороны акционерных обществ при составлении протоколов общих собраний акционеров либо актов одобрения, неодобрения крупных сделок советом директоров. А для
обеспечения явки представителя кредитора на заседание совета директоров или общего собрания
акционеров следует законодательно закрепить
обязанность полномочного органа акционерного
общества уведомить кредитора о дате, времени и
месте проведения заседания указанных органов
общества за 10 дней до проведения указанного
собрания либо заседания совета директоров. Следует при этом указать, что наличие предварительных устных договоренностей между директором
акционерного общества и кредитором по вопросам,
выносимым на одобрение общества, предполагается.
Ипотека здания или сооружения допускается
только с одновременной ипотекой по тому же договору земельного участка, на котором расположено
это здание или сооружение, либо части этого участка, функционально обеспечивающей закладываемый объект, либо принадлежащего залогодателю права аренды этого участка или его соответствующей части (п.3 ст. 340 ГК РФ). При обращении
взыскания на такое здание или сооружение лицо,
которое приобретает это имущество в собственность, приобретает право пользования земельным
участком на тех же условиях и в том же объеме,
что и прежний собственник недвижимого имущества (залогодатель). Этой позиции следует и судебная практика5.
Право залогодателя распоряжаться заложенным по договору ипотеки имуществом ограничено.
Согласно ст. 39 Закона об ипотеке при отчуждении
недвижимого имущества, являющегося предметом
ипотеки, без согласия залогодержателя залогодержатель вправе по своему выбору потребовать
признания сделки отчуждения заложенного имущества недействительной, либо досрочного исполнения обеспеченного ипотекой обязательства и обращения взыскания на заложенное имущество независимо от того, кому оно принадлежит.
В соответствии со ст. 40 Закона об ипотеке
залогодатель вправе без согласия залогодержателя сдавать заложенное имущество в аренду, передавать его во временное безвозмездное пользование и по соглашению с другим лицом предоставлять последнему право ограниченного пользования этим имуществом (сервитут) при условиях, что
срок, на который имущество предоставляется в
пользование, не превышает срока обеспеченного
ипотекой обязательства либо имущество предоставляется в пользование для целей, соответст-
ка, 1997. С. 87.
4
Витрянский В.В. Недействительность сделок в арбитражносудебной практике // Гражданский кодекс России. Проблемы.
Теория. Практика. М.: Международный центр финансовоэкономического развития, 1998. С. 146.
134
5
См. п.45 постановления Пленума Верховного Суда РФ и
ВАС РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса
РФ» // Вестник ВАС РФ. 1996. № 9; БВС РФ. 1996. № 9.
Ахкубекова Ж.Д.
ДОГОВОР ЗАЛОГА
вующих назначению имущества. Данная норма
закона представляется усеченной, поскольку она
ничего не говорит о правомочиях залогодателя по
сдаче заложенного имущества в аренду, передаче
во временное безвозмездное пользование или
предоставлении сервитута в случае истечения
срока исполнения главного обязательства и неисполнения обязательства должником в установленный договором срок. Указанную норму следовало
бы дополнить следующим положением: в случае,
если срок исполнения основного обязательства
истек, то заложенное имущество может быть сдано
в аренду, передано во временное безвозмездное
пользование и по соглашению с другим лицом предоставлено последнему на праве ограниченного
пользования (сервитута) без согласия залогодержателя, если залогодателем заложенное имущество не истребовано в судебном порядке в установленный законодательством срок. Необходимость
внесения указанного дополнения в Закон об ипотеке очевидна, поскольку «сущность залога как способа обеспечения исполнения основного обязательства состоит в праве залогодержателя обратиться в суд с требованием о реализации предмета
залога»6.
Различие подходов к определению права залогодателя распоряжаться заложенным имуществом в зависимости от вида закладываемого имущества (движимое или недвижимое имущество)
вполне объяснимо, поскольку договор залога недвижимого имущества, как правило, применяется в
качестве обеспечения крупных сделок, в то время
как отношения из залога движимого имущества
чаще возникают в процессе обычной хозяйственной деятельности субъектов имущественного оборота. Однако в обоих случаях общим является то,
что залог всегда выступает в роли дополнительного обременения имущества, сопровождающим его
вплоть до исполнения основного обязательства и
выполняет обеспечительную функцию, стимулирующую должника по основному обязательству
исполнить его надлежащим образом в установленный законом или договором срок.
6
Постановление ФАС Уральского округа от 11.11.2004 по
делу № Ф09-3720/04–ГК.
135
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
0
Размер файла
155 Кб
Теги
sdewsdweddes
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа