close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

О необходимости законодательной регламентации пожилого возраста субъекта преступления

код для вставкиСкачать
БИЗНЕС В ЗАКОНЕ
5.13. О НЕОБХОДИМОСТИ
ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЙ
РЕГЛАМЕНТАЦИИ ПОЖИЛОГО
ВОЗРАСТА СУБЪЕКТА
ПРЕСТУПЛЕНИЯ
Байбарин А. А., аспирант
Курский Государственный
Технический Университет
Перейти на Главное МЕНЮ
Вернуться к СОДЕРЖАНИЮ
В системе уголовного законодательства Российской
Федерации важная роль отведена возрасту уголовной
ответственности, который является обязательным
признаком субъекта преступления, а, следовательно,
и предпосылкой к привлечению лица, совершившего
общественно опасное деяние, к уголовной ответственности. Данному вопросу уделялось внимание во многих исследованиях последних лет, как прямо посвященных данной проблеме, так и затрагивающих ее при
анализе иных вопросов. В то же время, пожилому возрасту субъекта преступления исследования в области
права практически не посвящаются, большинство аспектов данной темы не получило до сих пор законодательного закрепления. В науке отсутствует единое
мнение по вопросам, возникающим в ходе исследования этой проблемы, что и предопределяет актуальность ее исследования.
При анализе возрастных границ уголовной ответственности необходимо рассматривать еще одну категорию – лиц пожилого и старческого возраста. Проблема
верхнего возрастного порога уголовной ответственности в юридической литературе рассматривается лишь
в последние годы. По нашему мнению, это можно объяснить тем, что необходимость научного обоснования
верхнего предела уголовной ответственности меньше,
чем для нижней возрастной границы, т. е. потребность
общества в таком регулировании менее актуальна по
сравнению с определением соответствующей возрастной границы для несовершеннолетних.
В то же время, анализ демографической ситуации последних лет демонстрирует общую тенденцию к постарению населения как в мире, так и в России; происходит
увеличение доли пожилых людей и продолжительности
человеческой жизни, т.е. смена прогрессивного типа возрастной структуры населения на регрессивный тип1. Это
связано с двумя основными факторами: развитием медицины и существенным снижением рождаемости как
общемировой тенденции в развитых странах. В литературе отмечается, что изменение возрастной структуры
населения сказывается как на количественных характеристиках преступности, так и на интенсивности преступности лиц отдельных возрастных групп2. На этом фоне
1
См.: О санитарно-эпидемиологической обстановке в Российской Федерации в 2006 году: Государственный доклад. –
М.: Федеральный центр гигиены и эпидемиологии Роспотребнадзора, 2007.
2
См.: Бабаев М. М., Кузнецова О. В., Урланис Е. Б. Влияние
демографических процессов на преступность. – М.: Юрид.
лит., 1976. С. 43.
126
2’ 2008
отмечается постоянный, пусть и не столь значительный,
рост преступности пожилых лиц, связанный с политикоэкономическими преобразованиями последних 15 лет,
которые привели к падению уровня жизни старшего поколения на фоне расслоения общества на классы, отсутствия достаточной социальной поддержки государства.
Как отмечал В. И. Куфаев, возраст сам по себе не является определяющим фактором преступности; в то же
время, одни и те же социальные условия неодинаково
влияют на поведение лиц различных возрастов. Интенсивность развития преступлений среди той или иной возрастной группы зависит не от возраста, как биологической особенности, а прежде всего от тех условий социальной среды, в которой живет человек3.
По прогнозам, до конца нынешнего десятилетия в
России будет отмечаться высокий уровень общей
смертности, однако снижение младенческой смертности и смертности в трудоспособном возрасте, обусловленной воздействием внешних факторов, обеспечит увеличение ожидаемой средней продолжительности жизни к 2010г. до 66,5 лет4.
Указанные обстоятельства дают возможность говорить о продолжении в ближайшем будущем роста преступности пожилых лиц; следовательно, видится возможным рассмотрение комплекса возможных шагов и
мер по совершенствованию уголовной политики, дифференциации уголовной ответственности, оптимизации применения мер уголовно-правового характера к
названной возрастной категории.
Заслуживает внимания точка зрения О. Д. Ситковской, которая говорит о важности установления верхнего порога уголовной ответственности5. Бесспорно,
количественно преступность пожилых значительно
уступает, например, преступности несовершеннолетних6, однако нельзя измерять актуальность исследования и разработки той или иной проблемы только
количественными характеристиками (хоть именно они
зачастую положены в основу большинства исследований, например, категории несовершеннолетних). Наиболее важным стимулом является защита интересов
рассматриваемой группы лиц как наименее защищенной в правовом отношении категории граждан в современной России.
В литературе можно встретить различные классификации периодов пожилого возраста. Так, по мнению
В. Ф. Моргун и Н. Ю. Ткачевой, сгруппировать рассматриваемую категорию можно следующим образом:
пожилой возраст – от пятидесяти до семидесяти четырех лет, причем начало этого периода связывается
авторами с уходом человека на пенсию; старческий
возраст – с семидесяти пяти до девяноста лет; и дол3
См.: Куфаев В. И. Рецидивисты (повторно обвиняемые). –
М., 1924. С. 115.
4
См.: О санитарно-эпидемиологической обстановке в Российской Федерации в 2005 году: Государственный доклад. –
М.: Федеральный центр гигиены и эпидемиологии Роспотребнадзора, 2006.
5
См.: Ситковская О. Д. Проблема верхней возрастной границы уголовной ответственности // Особенности развития
уголовной политики в современных условиях. – М.: Юрид.
лит., 1996. С. 64.
6
См.: Михеев Р. И. Старческая преступность (в порядке обсуждения проблемы) / Актуальные проблемы борьбы с преступностью в Сибирском регионе // Мат. научн.-практ. конф. –
Красноярск: СибЮИ МВД РФ, 2000. С. 163.
Байбарин А. А.
ПОЖИЛОЙ ВОЗРАСТ СУБЪЕКТА ПРЕСТУПЛЕНИЯ
гожительство – после девяноста лет7. При анализе
данной точки зрения вызывает сомнение большой интервал собственно пожилого возраста и привязка его
начала к выходу человека на пенсию. Как известно,
пенсия по старости достигается лицом в 55 лет (для
женщин) либо в 60 лет (для мужчин). Соответственно,
такая классификация видится не совсем удачной, а
аргументация – недостаточной.
А. Г. Ковалев говорит о двух возрастных периодах
старости: 61-74 года, когда интенсивность психических
процессов и способность к социальной адаптации существенно не изменяется, и 75-90 лет, – старческий
возраст, когда происходит существенное изменение
нравственных ориентиров, они искажаются, и этот
процесс может рассматриваться как типичный для
всей возрастной группы8. По нашему мнению, выделение нескольких геронтологических возрастных периодов в рамках уголовного права не имеет смысла и необходимости. Следует согласиться с Ю. М. Антоняном,
утверждавшим, что градация возраста пожилых лиц не
должна быть единой для всех научных дисциплин,
необходимо учитывать разнообразие их исследовательских задач9. В нашем случае оптимальным и достаточным видится выделение единого возрастного
порога, после достижения которого лицо считается
пожилым с соответствующими уголовно-правовыми
последствиями. Достижение такого возраста будет
выступать основанием для дифференциации уголовной ответственности исследуемой категории лиц.
Необходимо отметить, что УК РФ 1996г. предусматривает ряд мер в этом направлении при назначении
наказания. Так, в соответствии с ч. 5 ст. 53 УК РФ, ограничение свободы не назначается женщинам, достигшим пятидесятипятилетнего возраста, и мужчинам,
достигшим шестидесятилетнего возраста; согласно ч.
2 ст. 57 и ч. 2 ст. 59 УК РФ, пожизненное лишение свободы и смертная казнь не назначаются женщинам вне
зависимости от возраста и мужчинам, достигшим к
моменту вынесения судом приговора шестидесятипятилетнего возраста. Таким образом, законодатель использует шестидесятипятилетний возрастной порог
как максимальную границу применения отдельных
видов наказания. По нашему мнению, данный возраст
является оптимальным для закрепления в УК РФ в
качестве пожилого возраста субъекта. Необходимо
отметить, что законодатель, использует данный возрастной порог и в нормативно-правовых актах, относящихся к другим отраслям законодательства. Например, в ч. 2 ст. 21 Федерального закона «О государственной гражданской службе Российской Федерации»,
в ч. 2 ст. 13 Федерального закона «О муниципальной
службе в Российской Федерации», в ч. 2 ст. 43 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» установлен предельный возраст пребывания на
службе – 65 лет.
Расширительное толкование п. «з» ч. 1 ст. 63 УК РФ
позволяет отнести к числу отягчающих обстоятельств
совершение преступления в отношении престарелых
7
См.: Моргун В. Ф., Ткачева Н. Ю. Проблема периодизации
развития личности в психологии. – М., 1981. С. 63.
8
См.: Ковалев А. Г. Психология личности. – М., 1970. С.
383-385.
9
См.: Антонян Ю. М. Преступность пожилых людей // Советское государство и право. 1991. №11. С. 67.
лиц, которыми, по мнению А. В. Наумова, должны признаваться лица, достигшие пенсионного возраста, при
учете индивидуальных особенностей потерпевшего,
поскольку пенсионный возраст в законодательстве
определяется по-разному10. Отождествление в данном
случае пожилого возраста с пенсионным (55 лет для
женщин, 60 лет для мужчин) видится не совсем удачным. Действительно, выход на пенсию связан с серьезной психотравмирующей ситуацией для человека,
когда происходят изменения в структуре межличностных отношений, меняется ритм, порядок и образ жизни, происходит ломка устоявшихся привычек, меняется социальная роль гражданина. Лицо переживает
определенный кризис, который может сказываться на
состоянии здоровья, жизненном тонусе11, психике пожилого человека. Тем не менее, эти процессы не происходят непосредственно на следующий день по достижении лицом указанного возраста. Чаще всего они
растянуты во времени, берут свое начало немного
ранее установленного пенсионного возраста, когда
лицо, подсознательно или осознанно, начинает готовить себя к завершению трудовой деятельности и пытается найти интересы и занятия для заполнения
большого количества появившегося свободного времени. Некоторые психологи на основании собственных
исследований указывают на период от 65-70 лет, как
границы, когда указанные выше изменения осуществляются и, соответственно, происходит (или не происходит) адаптация к новой жизненной ситуации.12 Немаловажен и тот факт, что применение лишения свободы в отношении пожилых лиц не может достичь целей наказания, так как, с учетом специфики российской уголовно-исполнительной системы, состояния
здоровья большинства российских граждан рассматриваемого возраста и средней продолжительности
жизни, можно с уверенностью утверждать, что до
окончания срока наказания доживут единицы.
Таким образом, следует закрепить достижение лицом, совершившим преступление, возраста 65 лет, в
качестве обстоятельства, смягчающего уголовную ответственность, добавив соответствующий пункт в ст.
61 УК РФ. По нашему мнению, это будет в полной мере соответствовать принципу гуманизма и лишит суд
возможности игнорировать пожилой возраст субъекта
преступления, как это часто случается на практике13.
Видится правильным отсутствие в названных выше
Федеральных законах половой дифференциации лиц,
достигших предельного возраста службы. Так же, по нашему мнению, следует поступить и при дополнении УК
РФ, так как женщины больше мужчин задействованы в
организации быта, в большинстве случаев заняты воспитанием детей и внуков и, хотя выходят на пенсию по ста10
См.: Наумов А. В. Практика применения Уголовного кодекса Российской Федерации: комментарий судебной практики и доктринальное толкование. – Волтерс Клувер, 2005. //
СПС ГАРАНТ.
11
См.: Безденежных Т. Морально-этический аспект процесса старения населения // Пожилые люди в нашей стране. М.,
1977. С. 42.
12
См.: Зейгарник Б. В., Братусь Б. С. Очерки по психологии
аномального развития личности. М., 1988. С. 134.
13
См.: Барсукова О. В. Старческая преступность и преступления против лиц пожилого возраста: криминологические и
уголовно-правовые проблемы. Дисс. … к.ю.н. 12.00.08. Владивосток, 2003. С. 174.
127
БИЗНЕС В ЗАКОНЕ
рости раньше мужчин, меньше подвержены стрессу, связанному с достижением пенсионного возраста.
Следует отметить, что большинство исследователей
старческой преступности (преступности пожилых лиц)
рассматривают данную проблему в плоскости «вменяемости-невменяемости»14, «уменьшенной вменяемости»15, достижения необходимого возраста как основания для констатации признаков и глубины одряхления16. По нашему мнению, вопрос о преступности
пожилых лиц следует рассматривать в ином ракурсе.
Достижение пожилого возраста является лишь очередным этапом в развитии человека, которому присущи определенные особенности, что в некоторой степени «роднит» его с несовершеннолетним (малолетним) возрастом. Нарушения у пожилых лиц в волевой
и эмоциональной сфере в большинстве случаев и выступают причинами совершения ими преступлений.
Специальные исследования подтверждают, что старшему поколению присущи изменения в интеллектуальной и эмоциональной сферах, в том числе затруднение или неспособность найти оптимальное решение
в ситуации, в которой требуется быстрая реакция17,
повышенная возбудимость, гипертрофированное чувство справедливости. При этом конкретизировать единый для всех лиц возраст, в котором обязательно будет иметь место одряхление, невозможно в силу индивидуальности развития каждого человека. Пожилой
возраст обусловливает специфические биологические
преобразования в физиологической и психологической
сферах, не связанные с психическими расстройствами, например, одряхление18 или старческое слабоумие19, которые, по нашему мнению, могут быть положены в основу освобождения лица от уголовной ответственности в случае, когда они приводят к непониманию лицом общественно опасного характера своих
действий, либо определяют невозможность руководить ими. Эти изменения чаще всего необратимы и
имеют строго выраженный возрастной характер. К таким лицам не имеет смысла применять уголовные наказания или принудительные меры медицинского характера ввиду их неспособности к исправлению и невозможности излечения. В то же время, подобные необратимые возрастные изменения должны повлечь
какие-либо действия со стороны правоприменителя,
дабы предупредить совершение новых преступлений
таким лицом. Единственно адекватной мерой в таких
случаях будет изоляция этих пожилых (престарелых)
лиц, с осуществлением за ними круглосуточного надзора в специализированных социальных учреждениях
– своего рода домах-интернатах, однако с более строгими условиями пребывания и наблюдения, в случае
совершения пожилым лицом тяжкого или особо тяжко-
2’ 2008
го преступления. Сказанное выше следует, по нашему
мнению, законодательно закрепить путем введения в
главу 4 УК РФ «Лица, подлежащие уголовной ответственности» новой статьи «Уголовная ответственность
пожилых лиц» следующего содержания: «1. При наличии у пожилого лица (лица, достигшего 65 лет), совершившего тяжкое или особо тяжкое преступление,
деформаций психики, вызванных возрастными изменениями необратимого характера, не связанными с
психическим расстройством, суд должен вынести решение о помещении такого лица в соответствующее
специализированное социальное учреждение. 2. В
случае совершения преступления легкой или средней
степени тяжести пожилым лицом, имеющим деформации психики, вызванные возрастными изменениями
необратимого характера, не связанными с психическим расстройством, указанное лицо уголовной ответственности не подлежит. Суд, исходя из данных о личности такого лица, оценки характера совершенного
деяния, возможности повторного совершения преступлений может вынести решение о помещении этого
лица в соответствующее специализированное социальное учреждение».
Таким образом, вопрос об уголовной ответственности лиц пожилого возраста необходимо решать индивидуально в каждом конкретном случае; при этом возможны 4 варианта решения.
1. Пожилое лицо, совершившее преступление, не имеет
никаких признаков необратимых возрастных изменений,
и нет оснований считать его невменяемым, следовательно, оно подлежит уголовной ответственности на общих основаниях, с учетом смягчающего обстоятельства
– достижения 65-летнего возраста.
2. Если у правоприменителя есть основания предполагать наличие отклонений психики пожилого лица, назначается комплексная психолого-психиатрическая экспертиза; если в ходе последней лицо признается невменяемым, оно освобождается судом от уголовной ответственности с применением
принудительных мер медицинского характера.
3. Если при совершении пожилым лицом тяжкого или особо
тяжкого преступления в ходе комплексной психологопсихиатрической экспертизы оно признается вменяемым,
но у него диагностируются необратимые возрастные изменения, не исключающие вменяемости, данное лицо не
подлежит уголовной ответственности, однако оно должно быть помещено в специализированное социальное
учреждение.
4. При совершении пожилым лицом, имеющим необратимые возрастные изменения, преступлений средней и небольшой степени тяжести такое лицо не подлежит уголовной ответственности. Суд, исходя из данных о личности такого лица, оценки характера совершенного деяния,
возможности совершения им новых преступлений может
вынести решение о его помещении в соответствующее
специализированное социальное учреждение.
Перейти на Главное МЕНЮ
Вернуться к СОДЕРЖАНИЮ
14
См.: Сергиевский Н. Д. Русский уголовный процесс. СПб.,
1908. С. 208-213.
15
См.: Разумовская С.П. Вопросы судебно-психиатрической
оценки сосудистых заболеваний головного мозга // Проблемы
вменяемости в судебной психиатрии. М., 1983. С. 97-99.
16
См.: Ситковская О. Д. Указ. раб., С. 65.
17
См.: Грановская Р. М. Элементы практической психологии. Л., 1988. С. 385.
18
См.: Ситковская О. Д. Указ. раб., С. 65.
19
Козлов А.П. Понятие преступления. – СПб.: Издательство
«Юридический центр Пресс», 2004. С. 468.
128
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
0
Размер файла
168 Кб
Теги
sdewsdweddes
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа