close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Ярков, И.Д. ПО ПЕРИМЕТРУ ГРАНИЦЫ АФГАНИСТАНА

код для вставкиСкачать
ВЕРНОСТЬ ДОЛГУ И ТРАДИЦИЯМ Считается, что, по крайней мере, одну серьёзную книгу написать мо¬жет каждый человек, если в её основу ляжет богатый, глубоко выстрадан¬ный, интересный для многих людей жизненный материал. Таким мате¬риалом для ветерана п
Ярков, И.Д.
ПО ПЕРИМЕТРУ ГРАНИЦЫ АФГАНИСТАНА
ВЕРНОСТЬ ДОЛГУ И ТРАДИЦИЯМ
Считается, что, по крайней мере, одну серьёзную книгу написать может каждый человек, если в её основу ляжет
богатый, глубоко выстраданный, интересный для многих людей жизненный материал. Таким материалом для ветерана
пограничных войск Ивана Дмитриевича Яркова стали десятилетия напряжённой службы на границе и особенно — события в Афганистане, непосредственным участником которых ему выпало быть.
Лично для меня это объективное, строго документальное, без прикрас, лишённое политической ангажированности
или конъюнктуры произведение интересно ещё и потому, что давно знаю автора. В своё время Иван Дмитриевич
возглавлял Выборгский пограничный отряд, который при нём, в 1978 году, за успехи в охране государственной
границы был награждён орденом Красного Знамени. А впоследствии генерал-майор Ярков служил в должности
заместителя начальника войск Краснознамённого Северо-Западного пограничного округа.
Человек нестандартно мыслящий, инициативный, с цельным командирским характером и бесценным боевым
опытом, Иван Дмитриевич запомнился нескольким поколениям пограничников своей принципиальностью, высоким
профессионализмом и добрым отношением к людям. А потому не удивительно, что все эти качества в полной мере
проявились в написанной им книге.
Действительно, много места в мемуарах, и это естественно, отводится организаторской и боевой работе советских
военных советников различного уровня. Ведь сам автор принимал активное участие в разработке планов и в
непосредственном руководстве более полусотней боевых операций по всему периметру афганской границы, когда
деблокировались и уничтожались бандформирования. В то же время показан значительный опыт по организации
боевой учёбы и быта пограничников, когда главной задачей неизменно оставалось сохранение их жизни и здоровья.
Ясное понимание происходящего, верность присяге и воинскому долгу, славным традициям и преемственности
поколений (сам генерал Ярков - сын солдата двух мировых войн и отец офицера-пограничника) прослеживаются
через всё повествование. Скрупулёзный, с цифровыми выкладками анализ обстановки, подготовки и результатов
боевых действий не заслоняют человека на войне. По-мужски сдержанно, но с искренней благодарностью вспоминает
автор о многих своих боевых товарищах, воздавая им должное за мужество и профессионализм, которые они
неизменно проявляли в экстремальных условиях защиты границы. Рискуя зачастую жизнью при оказании помощи
афганским друзьям.
Эту книгу, на мой взгляд, с интересом воспримут не только воины-интернационалисты, не только наши ветераны, но
и молодые сотрудники пограничных органов, которые, приняв присягу на верность России, достойно продолжают
дело отцов и дедов.
Генерал-полковник Н.Л. КОЗИК,
начальник Пограничного управления ФСБ России по городу Санкт-Петербургу и Ленинградской области
ГЛАВНЫЙ КРИТЕРИЙ - ОБЪЕКТИВНОСТЬ
После завершения боевых действий наших Вооружённых Сил в Афганистане довольно много создано литературных
произведений, опубликовано статей и очерков в журналах и газетах о событиях, происходивших в это тяжёлое
десятилетие на территории ДРА.
Однако об участии пограничников в оказании интернациональной помощи в борьбе с афганскими бандитами
написано немного.
Пребывание пограничников на сопредельной территории было, на мой взгляд, неоправданно засекречено, хотя мы
выполняли благородную задачу — обеспечение безопасности границы между СССР и Афганистаном, в том числе и с
сопредельной стороны, и защиту местного населения афганского приграничья от террора и грабежей, проводимых
бандформированиями.
Некоторые авторы пытаются осветить события в полосе ответственности пограничных войск на основе имеющихся
малочисленных архивных документов и воспоминаний пограничников — участников боевых действий. Но эти
события освещаются так, как их оценивали офицер, сержант, солдат с позиции своей информированности.
Думается, самые объективные, достоверные и грамотные оценки обстановки и описание действий пограничников,
как в зоне ответственности погранвойск, так и в Афганистане в целом, отражены в книге начальника штаба
погранвойск того времени
генерал-лейтенанта Юрия Алексеевича Нешумова и заместителя начальника войск воевавшего Среднеазиатского
пограничного округа, а в последующем и заместителя главного военного советника в ДРА по погранвойскам, генералмайора Ивана Дмитриевича Яркова.
Генерал Ярков почти с самого начала действий погранвойск в Афганистане возглавлял оперативную группу округа,
непосредственно руководившую боевыми действиями.
Он хорошо знает как эти действия планировались, знает их участников и приводит в книге конкретные примеры их
героизма и самоотверженности.
Иван Дмитриевич не замалчивает и досадные просчёты в организации этих действий и практическом их
выполнении.
В последующем, уже будучи советником командующего погранвойсками ДРА генерала М. Фарука, он добился
улучшения взаимоотношений парчамистского и халькистского крыла в руководстве погранвойсками ДРА. И в этом
его большая заслуга. Действия афганских пограничников стали более слаженными и результативными.
Мы, участники боевых действий пограничников на территории Афганистана, внимательно прочитали
подготовленную к печати книгу И.Д. Яркова и уверены, что она вызовет большой интерес как у пограничников«афганцев», так и у широкого круга читателей.
Генерал-лейтенант в отставке Г.А. ЗГЕРСКИЙ,
начальник войск Краснознамённого Среднеазиатского пограничного округа в 1980-1984 гг.
ВЫЗЫВАЕТ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ ИНТЕРЕС
В книге генерал-майора Ивана Дмитриевича Яркова собран уникальный фактический материал, основанный на
личном архиве и дневниковых записях, сделанных в период службы в Краснознамённом Среднеазиатском
пограничном округе КГБ СССР и в Афганистане.
Известно, что ввод частей 40-й армии в Афганистан стал началом долгой и трагической для сотен тысяч советских
граждан эпопеи, оценки которой диаметрально расходятся. Но мало кто знает и поныне, что первыми вошли в
Афганистан и обеспечили бескровный ввод ограниченного контингента советских войск, а затем и последними вышли
без торжественных встреч, оркестров и цветов, именно пограничники. Они выполняли свою работу эффективно и качественно, но без позёрства и «вселенской» шумихи.
Об этом и многом другом, что до сегодняшнего дня было малоизвестно, рассказывает И.Д. Ярков в своей книге, при
этом его опыт руководителя и организатора не бесполезен и сегодня.
Многие из тех, кто прочтёт эту книгу, с удивлением узнают, что основой успешной деятельности пограничников
была опора на местное население Афганистана, причём не только на те силы, которые стремились к сотрудничеству.
Привлекались колеблющиеся, учитывались местные обычаи и традиции, оказывалась медицинская и гуманитарная
помощь. В общем, был использован весь опыт пограничных войск периода борьбы с басмачеством в Средней Азии.
При проведении широкого спектра боевых действий поражение наносилось по вооружённым формированиям, а в
отношении мирного населения принимались все возможные меры к исключению потерь.
В целом пограничники всегда отвечали высокому критерию полномочных представителей советского государства
— от рядового до генерала. Это и не удивительно — пограничные войска готовились как войска спецназначения (не
только в военном отношении, но и в политическом, и в идеологическом), поэтому и профессиональные кадры были
абсолютно востребованы в системе КГБ СССР. А действия пограничников были всегда высокоэффективны (острова
Даманский и Жаланашколь, Афганистан и Закавказье, Таджикистан и Абхазия, Чечня, Дагестан, Ингушетия и
Осетия).
Надеюсь, что кроме патриотической и исторической заинтересованности, книга вызовет и профессиональный
интерес, а знания, подчерпнутые в ней, хотя бы немного облегчат жизнь людям, чьим ратным трудом в нынешних
тяжёлых условиях создаётся будущее России.
Не всё, о чём пишет автор, бесспорно, но он имеет право на собственную точку зрения. Выражаю уверенность, что
книга генерала И.Д. Яркова будет благосклонно встречена российским читателем и займёт достойное место в ряду
историко-мемуарных произведений о прошлом Отечества.
Генерал-лейтенант запаса В.П. ЕГОРОВ, советник ректора МГУ ПС (МИИТ),
заведующий кафедрой социально-политической истории, доктор военных наук, профессор
ПРЕДИСЛОВИЕ
В последних числах декабря 1979 года в советских газетах было опубликовано сообщение Политбюро ЦК КПСС и
Советского правительства о вводе ограниченного контингента Вооружённых Сил СССР на территорию
Демократической Республики Афганистан. В нём были изложены причины, побудившие принять такое решение. Вся
страна узнала об этом неожиданном событии, но никто из нашего окружения не отнёсся к нему отрицательно. Мы
доверяли высшему политическому руководству государства и считали, как нам объясняли, что это вынужденная мера
в непростых условиях международной обстановки, которая сложилась на данный момент. Как патриоты Отечества,
мы готовы были выполнять приказы командования для обеспечения безопасности государственной границы СССР.
Тем более, что через средства массовой информации до советских людей неоднократно доводилось обращение
правительства Афганистана к руководству СССР с просьбой оказать всестороннюю помощь афганскому народу.
Это событие происходило на фоне обострения отношений между СССР и США, социалистической и
капиталистической системами. Только сейчас, когда прошло несколько десятилетий, становятся известными факты
крупномасштабных провокационных мероприятий, разработанных спецслужбами США против СССР, которые
подтолкнули политическое руководство нашей страны на принятие решения по вводу войск на территорию ДРА.
Таким же образом, используя наши внутренние трудности, был организован внешними силами с помощью
внутренних агентов влияния и развал СССР.
Гонка вооружений, пропаганда о небезызвестном развёртывании СОИ (оружия звёздных войн) Соединёнными
Штатами Америки, искусственное снижение цен на энергоресурсы (нефть) на мировом рынке, обострение
общественной и политической обстановки в ряде социалистических стран - всё это требовало невероятных расходов
советского государства.
Каждая из стран, СССР и США, стремилась к лидерству в международных отношениях. Но на это требовались
огромные ресурсы. Для экономики нашей страны такое напряжение по расходам, в сравнении с экономикой США и
стран НАТО, было расточительно.
Но даже в таких условиях всё же было принято решение оказать помощь ДРА, включая и ввод ограниченного
контингента советских войск. Это потребовало выделения из государственного бюджета дополнительных расходов. И
немалых!
Присутствие советских войск на территории ДРА, как считало наше руководство, должно было стать гарантией
защиты нового, дружественного нам государства и не допустить возможной военной угрозы нашей стране с южного
направления со стороны агрессивных сил США и НАТО.
Афганистан расположен на Среднем Востоке. Его территория — 655 тыс. кв. км, треть которой занимают горы. Северная часть страны (хребты Гиндукуш, Баба, Бадахшанское нагорье) глубоким клином вдаётся в территории
Таджикистана и Узбекистана. К югу от Гиндукуша простирается обширная котловина, в которой расположена
столица — г. Кабул. На юге страны — пустыни с участками сыпучих песков и часто встречающиеся солончаки. В
этой части территории рек очень мало.
Климат Афганистана сухой, субтропический. Лето жаркое. Особенности физико-географических условий региона
являются сложными для действий боевой техники войск.
Общая длина пограничной линии составляет 5421 км. Из них 2346 км приходится на долю бывших советских
республик Средней Азии. С КНР — 73 км, с Пакистаном протяжённость границы — 2180 км, с Ираном — 822 км.
10
Афганистан — самобытная, многонациональная страна, со своим неповторимым общественным укладом, где
сочетаются признаки эпохи феодализма с современными элементами технического прогресса. Основную роль в жизни
населения играет религия — ислам с различными направлениями и уклонами: сунниты (около 85%) и шииты.
Население этой страны к 1980-м годам составляло 16,6 млн. человек. В городах проживало 14,2%. Около 800 тыс. —
в Кабуле, в Кандагаре — 200 тыс., в Герате — 160 тыс., в Кундузе — около 100 тыс., в Баглане — 100 тыс. человек.
Это крупные города.
Основная часть населения по национальности — пуштуны (около 60%). Проживают таджики, узбеки, туркмены,
хазарейцы, белуджи и другие народности. Основные языки — пушту и дари. Около 70% населения ведут оседлый и
полуосёдлый образ жизни. 2,8 млн. человек — кочевники. Для них не существуют границы, разделяющие государства
на юге, а сезонная смена климата заставляет их перемещаться и менять пастбища для скота с юга на север и наоборот.
И этого им никто не воспрещает.
Вплоть до середины XVIII века афганцы не имели своего национального государства. Лишь в 1747 году вождю
афганского племени Абдали Ахмед-шаху удалось объединить ряд афганских племён, позднее расширить
образованное государство за счёт присоединения к нему афганских земель, в том числе и части узбекских и
таджикских ханств на левобережье Амударьи.
С начала XIX столетия афганский народ с оружием в руках защищал свою страну от нашествия английских
колонизаторов.
В 1838—1842 гг. английские войска были разгромлены. Новая волна английской агрессии против Афганистана
началась осенью 1878 года и закончилась в 1880 году. В результате Афганистан заключил кабальный договор и
превратился в полуколонию.
В 1893 году Англия отторгла часть территории и присоединила её в состав колониальной Индии. В ущерб
Афганистану была установлена граница, так называемая «линия Дюранда» —
11
по имени иностранного секретаря английского консульства в Индии, занимавшегося разделением этих стран.
Октябрьская революция в 1917 году оказала влияние на развитие национально-освободительного движения в Афганистане. В феврале 1919-го там был совершён государственный переворот. Новое афганское правительство,
возглавляемое Амануллой, провозгласило независимость Афганистана. А 27 марта того же года Советское
правительство первым в мире официально объявило о признании полного суверенитета и национальной
независимости этого государства.
Дружественные отношения между СССР и Афганистаном сложились со времён В.И. Ленина и главы соседнего
государства Амануллы-хана, которые в личной переписке глубоко разработали коренные вопросы советско-афганских
отношений в неразрывной связи с существовавшей тогда международной обстановкой. В подкрепление этого в
феврале 1921 года был подписан советско-афганский Договор о дружбе.
С 17 июля 1973 года началась новая история Афганистана — было совершено свержение монархии и установлен
республиканский строй. Но в результате антагонистических противоречий между правящей верхушкой и
руководством прогрессивно настроенной народно-демократической партии Афганистана (НДПА), создавалась основа
для изменения существующего строя.
27 апреля 1978 года в Афганистане под руководством НДПА была совершена революция (государственный
переворот). По своему характеру она являлась антифеодальной, антиимпериалистической, национальнодемократической. Провозглашены реформы: установлен предел землевладения и начато распределение земли среди
беднейшего крестьянства, аннулированы его долги помещикам и ростовщикам, установлен контроль над ценами,
принимались меры по ликвидации неграмотности и т.д.
Однако на пути этих преобразований встали серьёзные трудности. Активное сопротивление в проведении реформ
оказывали противники новой власти не только в политической борьбе. Они создавали вооружённые группы из своих
12
сторонников, которые терроризировали население на местах, осуществляли убийства людей, лояльно настроенных к
новой власти, и её представителей.
Активное вмешательство во внутренние дела Афганистана стали осуществлять зарубежные страны через свои спецслужбы, помогая контрреволюционерам деньгами, оружием, инструкторами по подготовке боевиков.
Сама НДПА не имела опыта в управлении государством, экономикой. К тому же, к моменту Саурской революции в
ней шла внутренняя борьба между фракциями «Парчам» («Знамя»), возглавляемой Б. Кармалем, и «Хальк» («Народ»),
возглавляемой Тараки. Уже тогда создавалась основа раскола партии. Причина этого — в разногласии применяемых
методов руководства НДПА и, следовательно, государством. Это нездоровое соперничество впоследствии стало
влиять на общую ситуацию в стране, на единство народа.
Руководство НДПА упустило один из важных моментов в своей деятельности, когда пришло к власти в стране: по
дипломатическим каналам не искало поддержки у других государств, тем более у мусульманских, которые ближе стояли и по религии, и по общественному устройству. В этой сложной для него обстановке ничего другого не оставалось
делать, как обратиться за помощью к Советскому Союзу, который поддерживал Афганистан на протяжении
длительного времени в соответствии с межгосударственными договорами о дружбе и взаимопомощи.
К декабрю 1979 года на территории Афганистана бандформирования уже действовали в 17 из 29 провинций. В государстве сложилась опасная ситуация. Правительство, возглавляемое X. Амином, который своими преступными
действиями вёл страну к сужению социальной базы революции, подрыву авторитета НДПА в массах, создавало базу
роста контрреволюционных сил.
В ночь с 27 на 28 декабря 1979 года режим X. Амина был свергнут. Во главе антиаминовских сил у руководства
государством встал лидер НДПА Б. Кармаль.
13
Новое руководство Афганистана обратилось к Советскому Союзу с просьбой об оказании помощи ДРА, в том числе
и военной.
В соответствии с Договором о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве между СССР и ДРА от 5 декабря 1976 г. и
статьёй 51 Устава ООН ограниченный контингент советских войск с 27 декабря 1979 г. по 15 февраля 1989 года
находился на территории Афганистана для оказания помощи в разгроме бандформирований, в укреплении
национальных вооружённых сил и органов безопасности. Цель — способствовать становлению и упрочению
народной власти, нормализации внутриполитической обстановки в стране.
Нахождение наших войск на территории Афганистана обеспечивало безопасность СССР с южного направления, а
также исключало нарушения его государственной границы бандформированиями со стороны соседнего государства.
Предполагалось, что после ввода наших войск воинские части разместятся гарнизонами на важных направлениях и
станут препятствием на случай попыток стран НАТО в создании своих военных баз и, естественно, в установлении
угодного им режима в Афганистане.
В начальном периоде не предусматривалось использование советских войск в интересах одной из сторон в случае
гражданской войны.
Кроме войск руководство нашего государства направило для оказания помощи в Афганистан в переустройстве общества советников различных ведомств: партийных, хозяйственных, общественных структур. Все они проводили
работу с подсоветными и передавали опыт строительства государственных органов, методов управления по
советскому образцу. Не зная тонкостей общественного уклада, быта, психологии и религиозного фанатизма
населения, наши советники не могли добиться желаемого результата. А если учесть, что большинство подсоветных
выходили к своему народу на местах с оружием и личной охраной, то становится понятным, почему новая власть не
пользовалась доверием у людей. Народ, не имеющий
14
образования (уровень его по стране составлял около 20%, и, в основном, у городского населения), понимал только
то, что говорили бай и мулла.
Войдя в Афганистан, мы действовали в отсталой стране по своим, советским, меркам. Приняв всё-таки на себя обязанности защищать одну из сторон в расширяющейся гражданской войне, мы почувствовали иждивенческие
настроения её руководителей, постепенное перекладывание борьбы за упрочение власти, демократического строя на
плечи «шурави» (советских товарищей). Простой народ видел, как их руководители устраняются от борьбы с
контрреволюцией, которая расширяла своё влияние. Народ стал проявлять пассивность в поддержке новой власти, что
способствовало, в конечном счёте, её падению. Наш воинский контингент уже становился не дружественным, а
чужим для народа.
Изначально советские люди, которые вошли на территорию ДРА, не были подготовлены к местным условиям, к
обычаям и жизни коренного населения. Те, кто исповедует ислам, требуют особого подхода к себе. Неосторожное
поведение может повлечь непоправимые ошибки, обиды.
Вмешательство наших советников в решение земельной реформы, перераспределение земель в пользу беднейшего
населения не принесло желаемого результата, а только обострило обстановку, отношение к власти. Простые люди к
этим реформам не были готовы. Владельцы больших земельных наделов, как правило, занимались и распределением
воды для орошения посевов, сельскохозяйственных участков. Для этого они имели собственный аппарат
специалистов. Вода для крестьян распределялась за плату. По осени они рассчитывались снятым урожаем. Попытки
отобрать часть земли у богатых терпели неудачу. Нарушилась привычная система орошения полей. Всё это привело к
яростному сопротивлению имущего класса к новой власти на периферии. Крестьяне, дехкане, в основном
безграмотные, не ощущали на себе перемен к лучшему после совершённой Саурской революции. Если и делалось чтолибо в интересах народа, то преимущественно в крупных
15
населённых пунктах. К сожалению, средства, отпускаемые государством для строительства социальных объектов в
сельской местности, частично расхищались должностными лицами, чиновниками, включая и губернаторов.
Крестьянину нужны были земля и вода для выращивания сельскохозяйственной продукции. Большинство бедняков
получало это от местных богатых односельчан. Они же распределяли и воду для полива. А при неурожае или по
другим причинам, когда бедняк не мог прокормить семью, он шёл к баю и одалживал продукты питания. Тот не
отказывал просящему, с учётом возврата долга под определённый процент. Это была экономическая зависимость, но
бедняки таких людей считали благодетелями. И эти «благодетели», в ответ на проведение реформ новой властью,
когда стали отбирать у них землю, организовывали вооружённые банды из зависимых от них бедняков. Те были
потенциальным резервом для бандгрупп. Подготовка бандгрупп, их вооружение шли, в основном, на территории
Пакистана и Ирана. Граница Афганистана не являлась препятствием. Она охранялась символически отрядами
малишей, созданных в племенах, территория которых граничила с этими странами. Эти вооружённые отряды племён
не ограничивали передвижение через границу, а осуществляли сбор денег за проход по их территории. В этих
условиях создавалась и угроза провокационных действий бандформирований на советско-афганской границе.
16
Посвящаю моей жене, Людмиле Андреевне, верному другу, спутнице жизни, и всем, кто прошёл непростой путь по
дорогам Афганистана, оказывая помощь народу этой страны в укреплении государственного строя.
Часть первая
НА ОСТРИЕ ГРАНИЦЫ
Новое назначение
Моя служба проходила на активном участке государственной границы Северо-Западного погранокруга в
Выборгском пограничном отряде, охранявшем ответственное направление. Напряжённая работа занимала много
времени, но и увлекала многообразием обязанностей.
В конце 1979 года я, как и мои сослуживцы, узнал из средств массовой информации о вводе ограниченного
контингента советских войск на территорию ДРА. Но не думал, что и сам окажусь участником этих событий.
Наши идеологические противники отрицательно восприняли интернациональную помощь советской стороны. Это
отражалось и в СМИ нашего соседа — Финляндской Республики.
В январе 1980 года, в силу служебных обязанностей по линии погранпредставительской работы, для обсуждения
вопросов по пограничному режиму я с группой офицеров был приглашён финским погранкомиссаром на территорию
Финляндии. В перерыве между заседаниями обратил внимание на раскрытый лист газеты, как бы небрежно забытой
на журнальном столике, где на четверть листа был рисунок, изображающий карту Афганистана, прорванную мощным
кулаком с красным обшлагом рукава, на котором нарисованы серп и молот. Этим содержанием рисунка финны
показали нам своё отрицательное отношение к нашему участию в событиях в Афганистане.
17
В начале мая 1980-го в кабинете, где я работал, раздался телефонный звонок аппарата специальной связи. Сняв
трубку, я услышал голос начальника войск КСЗПО генерал-лейтенанта Александра Григорьевича Викторова.
— Иван Дмитриевич, здравствуйте! Какова обстановка в отряде?
Я поздоровался и доложил, что требовалось, ответил на дополнительные вопросы, уточняющие положение дел на
участке отряда. А затем услышал неожиданное предложение.
— Как вы смотрите, если вам предложат сменить место службы и принять под командование пограничный отряд в
Кишинёве?
Я медлил с ответом.
— Товарищ генерал! Для меня нежелательно менять место службы, наш пограничный отряд на другой.
— Иван Дмитриевич! Я тебя понял. Из Москвы кадровики тебе будут звонить, чтобы узнать мнение по поводу
перевода. Если останешься здесь, мы найдём тебе другую должность.
В заключение нашего разговора Александр Григорьевич тепло попрощался. А я, под впечатлением состоявшегося
разговора, сидел ещё какое-то время и осмысливал состоявшуюся беседу. Понятно, что она не случайна. И на уровне
высшего командования моя кандидатура рассматривается на перевод. Но куда? Генерал Викторов зря звонить не
будет. Он хорошо знает офицерские кадры и ценит их, внимательно следит за своевременным ростом по службе, а
если кого выдвигают на вышестоящие должности в другие пограничные округа, никогда не препятствует этому. Изпод его крыла, как говорится, вышло много воспитанников, которые занимают ответственные должности в
пограничных войсках. И он ими по праву гордится.
Я понимал, что если генерал Викторов затронул вопрос о другой должности, то он будет решён. Оставалось только
ждать.
За повседневной работой, решением служебных вопросов разговор с начальником войск о предполагаемом переводе
стал постепенно забываться. А из отдела кадров ГУПВ никто не звонил. Вероятно, Александр Григорьевич
дипломатично отклонил
18
мою кандидатуру от перевода в другой округ. Если бы перевод состоялся без моего желания, мне было бы жаль
покидать наш округ и пограничный отряд им. СМ. Кирова, где за шесть с половиной лет приобрёл богатый
служебный и оперативный опыт под руководством генералов А.Г. Викторова, В.И. Колодяжного. Я многому научился
в своё время у начальника пограничного отряда полковника Г.А. Згерского. По-деловому решая вопросы руководства
частью, он постоянно направлял деятельность своих заместителей, акцентируя внимание на решение основных задач,
не сковывая инициативу подчинённых. Меняя его в этой должности, я старался поддерживать положительное в
управлении пограничным отрядом.
Дружная работа давала положительные результаты в службе. За весь мой служебный период в отряде не было
зафиксировано нарушения границы. Это заслуга всего личного состава. Офицеры Б.Н. Торянников, ГГ. Аникин, А.А.
Беспалов, как начальники отделов, с энтузиазмом решали задачи по организации надёжной охраны границы,
укреплению воинской дисциплины. Другие офицеры так же честно выполняли свои служебные обязанности. Я
искренне благодарен им всем за труд! За достигнутые успехи в 1978 году пограничный отряд награждён орденом
Красного Знамени. С этого года он стал называться Краснознамённым!
Орден вручал член Политбюро ЦК КПСС, председатель КГБ СССР Юрий Владимирович Андропов. При этом
присутствовал первый секретарь Ленинградского обкома партии, член Политбюро ЦК КПСС Григорий Васильевич
Романов.
Вручение ордена для всего личного состава погранотряда, жителей города Выборга и Выборгского района —
историческое событие! На торжественном собрании по данному случаю в числе приглашённых присутствовала вся
моя семья: жена Людмила Андреевна, мои дети, в то время школьники, Миша и Таня. И у них по сей день остались об
этом событии хорошие воспоминания. Жители города и района уважали пограничников, их представителей избирали
депутатами в местные органы власти, в партийные комитеты. В этом выражалось доверие всего населения к воинам в
зелёных фуражках. Многие предприятия Ленинграда и
19
Выборга, области и района являлись шефами пограничных подразделений, оказывали помощь командирам в
воспитании личного состава, а также материальную поддержку в обустройстве ленинских комнат, ремонте
технических средств и помещений. Местное население активно участвовало в добровольных народных дружинах,
помогая нам поддерживать пограничный режим вблизи государственной границы.
18 мая я работал с документами. И тут раздался телефонный звонок. На другом конце связи — генерал Викторов.
Выслушав мой доклад, Александр Григорьевич предупредил:
— Сейчас из Главка будут звонить и предлагать тебе должность в Среднеазиатском пограничном округе. Должность
ответственная, боевая. Надо соглашаться. Это по твоему характеру, в соответствии с твоей энергией. Жди звонка. До
свидания!
Разговор был кратким. Я не успел ничего спросить, тем более что-то сказать, как он положил трубку. Стало ясно,
что уже принято решение и осталось услышать от меня согласие. Это уже чисто формальная сторона дела.
Вскоре вновь раздался звонок. На этот раз — от начальника отдела кадров ГУПВ полковника Чередилова. Он
предложил новую должность — заместителем в Краснознамённый Среднеазиатский пограничный округ, в Ашхабад.
С ответом не торопил. Поговорив ещё несколько минут о службе, о семейных делах, он повторил вопрос о моём
согласии на перевод. Понимая, что складывающаяся обстановка на южной границе требует быстрого кадрового
решения и задержка с ответом сдерживает перестановку во многих звеньях в кадровой цепочке, я не стал затягивать
время и дал согласие. Мой собеседник по телефону предупредил, что для утверждения необходимо прибыть в
Москву.
Перед тем, как попрощаться, полковник Чередилов поинтересовался, кого бы я хотел видеть на должности
начальника погранотряда после себя. Я понимал, что этот вопрос уже риторический, так как кандидатура, наверняка,
уже определена. Я сразу же назвал фамилию начальника штаба отряда подполковника Геннадия Аникина. На этом
разговор наш был закончен. Мне оставалось ждать вызова.
20
Хочу отметить такую деталь. В разговорах со мной и генерал Викторов, и полковник Чередилов предлагали ехать на
должность «заместителя», но я не слышал от них — какого начальника. Я предполагал, что на должность заместителя
начальника штаба. И только в Москве узнал, что назначаюсь на должность заместителя начальника войск округа. Для
меня это было более чем неожиданно. Как правило, с должности начальника отряда или после окончания Военной
академии Генерального штаба офицеры назначались заместителями начальника штаба с учётом перспективы.
Поэтому я не мог предполагать о своём новом назначении. Вероятно, в моём случае сыграла непростая обстановка,
связанная с событиями в Афганистане. 21 мая пришла из Москвы телеграмма, в которой была указана дата моего
прибытия на коллегию КГБ.
Коллегия состоялась 24 мая. Нас, около 10 офицеров, пригласили в зал заседания, где присутствовало несколько
десятков человек. За большим столом впереди сидели заместители председателя КГБ СССР. Все были в ожидании.
Через некоторое время вошёл Ю.В. Андропов и открыл совещание. Работу начали с решения кадровых вопросов.
Генералу В.А. Матросову предоставили слово и он предложил освободить меня от должности начальника
пограничного отряда в связи с переводом в другой пограничный округ на должность заместителя начальника войск
КСАПО. Не задавая вопросов, было принято положительное решение. Мне позволили выйти из зала заседания. Если
сказать, что после этого почувствовал снятие внутреннего напряжения, значит, ничего не сказать.
Следом за мной вышел мой сменщик — подполковник Г. Аникин. Его утвердили, также не задав ни одного вопроса.
Мы поздравили друг друга с назначением на новые должности. По возвращении в Выборг за короткий срок мне
предстояло официально сдать дела и должность новому начальнику погранотряда и попрощаться с личным составом
части, с руководством местных органов власти.
С одной стороны я испытывал удовлетворение в связи с назначением на высокую должность. С другой — искренне
сожалел
21
о предстоящем расставании с дружным офицерским коллективом, с руководителями города и района.
На протяжении всей службы непросто давались мне должностные повышения. Не задумывался и над тем, в каком
воинском звании закончу службу. Я добросовестно выполнял свою работу на различных должностях, в различных
условиях. Если был выбор, то я делал такой, чтобы идти на трудный участок и потом видеть с удовлетворением
результат своего труда. Тем более, что на поддержку со стороны не приходилось рассчитывать. А когда присваивали
очередные воинские звания, то понимал, что мой труд не остался незамеченным.
Я, покидая Выборгский погранотряд, гордился успехами, достигнутыми трудом всего офицерского коллектива,
всего личного состава. Охрана государственной границы - это комплексный труд многих людей. В него вложил и я
частицу своей энергии и знаний, за что был отмечен государственной наградой - орденом «За службу Родине в
Вооружённых Силах СССР» III степени, а также медалью «За отличие в охране государственной границы СССР».
У меня сложились деловые и хорошие личные отношения с первым секретарём Выборгского ГК КПСС Поповым
Николаем Ивановичем. Он всегда уделял внимание и оказывал содействие пограничной части. Как депутат районного
совета, я постоянно общался с председателем райсовета Мансуровым П.В. и его заместителем Молчановым Ю.В. При
выездах в район по делам они никогда не забывали посетить пограничные заставы, поинтересоваться жизнью, бытом
пограничников и оказать им помощь.
По долгу службы мне приходилось встречаться с представителями пограничной охраны Финляндии. Деловые
отношения всегда строились на взаимных интересах. Неразрешимых проблем пограничного режима между
представителями двух соседних дружественных государств не было.
Опыт службы в 102-м погранотряде очень пригодился в дальнейшей моей работе на различных участках.
22
На южном рубеже
Сборы для вылета к новому месту службы были недолги. Я взял с собой только самое необходимое, как в
краткосрочную командировку, рассчитывая, что вскоре, после получения квартиры, приеду за семьёй.
Самолёт рано вылетал из аэропорта «Пулково». Меня провожала Людмила Андреевна. Объявили посадку на мой
рейсовый самолёт. Последнее «до свидания», и я уже в авиалайнере.
4 июня 1980 года в 11.00 по местному времени самолёт произвёл посадку в аэропорту Ашхабада.
При подлёте к городу я с интересом смотрел с облачной высоты на столицу Туркменской ССР. Город занимает
большую площадь с преобладанием одноэтажных домов. Центр выделяется административными зданиями, большой
площадью. На окраине, вблизи аэропорта, расстраивался новый микрорайон. Зелёные насаждения скрывали большую
часть построек. Невдалеке находилось большое водохранилище. Оно запитывалось водой из реки Амударья по
Каракумскому каналу им. В.И. Ленина. За чертой города простиралась пустыня Кара-Кум (Чёрные пески). Виднелись
выпасавшиеся отары овец, бродили одинокие верблюды. Пустыня, как мне ранее представлялось, не была
безжизненной и использовалась как пастбище для животных и для заготовки им корма. Ашхабад пострадал от
землетрясения в 1948 году. Город был полностью разрушен, погибло более 100 тысяч человек. В его восстановлении
приняла участие вся страна. И на это потребовалось короткое время. В настоящее время о той трагедии напоминают
только памятники погибшим. Точно так же, всеми народами Советского Союза, восстановлена столица Узбекской
ССР - Ташкент, разрушенная землетрясением в 1965 году. Великая сила - дружба народов! А Россия, русский народ,
всегда оказывали всестороннюю помощь народам союзных республик. Не ожидая остановки самолёта после
приземления, пассажиры стали подниматься с мест и готовиться к выходу. Я не торопился. При мне находилось всё
моё имущество.
Выйдя из самолёта и ступив на трап, я почувствовал знойное дыхание Средней Азии! Горячий, сухой воздух
обхватил
23
меня так, что рубашка моментально взмокла. Это не влажный ленинградский климат, а совершенно другой! Как мне
показалось, не только была лишней шинель, лежащая у меня на руке, но и одежда на мне. Предстояло и к этому
привыкнуть. Правда, мне не впервой было менять климатические условия за период службы. Привыкнем и здесь!
У трапа меня встретили офицеры из управления войск округа. Здесь же стояла и служебная машина. Мы
направились через весь город в ведомственную гостиницу, если так можно назвать небольшой домик с несколькими
комнатами для приезжающих в краткосрочную служебную командировку офицеров.
Приведя себя в порядок и переодевшись, я в сопровождении офицеров выехал в управление. Поднявшись на второй
этаж, мы подошли к кабинету начальника войск округа генерал-лейтенанта И.Г. Карпова.
Эта первая наша встреча осталась у меня в памяти и по сей день. Передо мной был человек высокого роста,
спортивно подтянутый, с седой головой. Внимательные строгие глаза, выражение которых одновременно выдавало
доброту человеческого характера. Чем дальше его узнавал в процессе совместной службы, тем более уважал. Он
обладал привлекательностью в общении, твёрдостью и командирской требовательностью к подчинённым, а иногда и
резкостью в разговоре при отстаивании своей точки зрения. Открытость в сочетании с прямолинейностью,
отстаивание своего мнения, когда считал, что прав, не всем старшим начальникам нравились. Но это всегда помогало
принимать правильное решение. Он пользовался уважением у всех, кто его знал.
Выслушав мой доклад о прибытии, Иван Григорьевич тепло поздоровался и предложил сесть. Наша беседа началась
с моего рассказа о себе. Он внимательно слушал, периодически задавал интересующие его вопросы. Затем стал
знакомить меня с участком округа и его служебной деятельностью. Более подробно остановился на обстановке на
территории Афганистана, на её приграничной части, прилегающей к СССР. Для действий наших подразделений
определили зону ответс24
твенности в пределах полосы от советско-афганской границы шириной 9-12 км в глубь территории Афганистана. В
ней действовали сводные боевые отряды (СБО) от нашего пограничного округа с задачами: оказание помощи в
защите местного населения от бандитских нападений и недопущение вооружённых провокаций на советскоафганской границе. Здесь же были определены конкретно мои служебные обязанности и задачи. Основное
направление — руководство боевыми действиями СБО. Для их обеспечения выделены две авиагруппы, в составе
которых находятся вертолёты Ми-8 и Ми-24. Иван Григорьевич обратил внимание на то, что эти задачи не простые и
они находятся на контроле у председателя КГБ СССР. К этому он добавил, что мы находимся на острие границы и от
нас, действий наших подразделений зависит её безопасность.
Мне не только были поставлены задачи, но и подробно объяснены пути и методы их выполнения. Каждый СБО на
своём участке должен осуществлять сбор данных о бандгруппах, а их ликвидация будет осуществляться
подразделениями армии ДРА, отрядами защиты революции (ОЗР) и ополченцев от населённых пунктов при нашем
огневом прикрытии. Но предварительно планы боевых операций составляются офицерами оперативной группы (ОГ) с
представлением их в ГУПВ. И только после корректировки и утверждения Москвой СБО приступают к их реализации.
Да! Путь по времени от составления планов до их исполнения длинный. Порой боевики уходили с обнаруженного
места. Но руководство ГУПВ такой порядок установило с целью предотвратить ошибки и избежать потерь личного
состава. Любая потеря пограничников болезненно воспринималась нашим высшим руководством. Такой контроль за
боевыми действиями подразделений сохранил жизни многим нашим ребятам.
В заключение беседы Иван Григорьевич сказал:
— Для вас здесь новая обстановка, новые задачи. Могут возникнуть вопросы, для решения которых, возможно,
нужна будет помощь. В любых случаях, когда считаете необходимым, обращайтесь ко мне, звоните, рассчитывайте на
меня. Мы с вами в от25
вете за все действия наших подразделений, подчинённых. Но для начала вам надо ознакомиться с участком округа,
его особенностями, условиями службы на погранзаставах. Для этого завтра, самостоятельно, выезжайте, а начальники
погранотрядов обеспечат вас транспортом для объезда участков. Срок командировки - 7 суток. На большее нет
времени. Поторопитесь! Обстановка в округе непростая.
Действительно, обстановка в Афганистане накалялась. На её территорию проникали уже обученные иностранными
специалистами террористы и боевики, вооружённые группы, которые устраивали засады, нападали на колонны,
обстреливали воинские гарнизоны.
В своих рекомендациях на поездку начальник войск обратил внимание на охрану стыка трёх границ: СССР, Ирана и
Афганистана. Это сложное направление по местности, по количеству попыток нарушений государственной границы
контрабандистами.
После этой беседы я был представлен офицерскому составу управления. С большинством из них мне в дальнейшем
пришлось решать задачи по руководству боевыми подразделениями.
На следующий день я выехал на границу. Автотранспортом, на кавалерийских лошадях и катерах по р. Амударья, а
где и в пешем порядке, я преодолел немалое расстояние. Посещая заставы, знакомился с организацией охраны
границы, беседовал с личным составом. Интересовался условиями жизни семей офицерского состава и прапорщиков.
Всё это я сравнивал с условиями Северо-Западного региона. Здесь они были совершенно другими. Жаркий, сухой
климат. Горные, песчаные и солончаковые участки — таков рельеф местности. На многих заставах вода привозная в
автоцистернах. В нескольких десятках километров от застав находились водоисточники. Перед употреблением воду
необходимо было кипятить. Для этого во дворах стояли кипятильники. Для исключения желудочно-кишечных
заболеваний использовали местные средства: заваривали в титанах (кипятильниках) верблюжью колючку. Этот
26
отвар напоминал вкус горного чая и в то же время витаминизировал воду.
Труднее на погранзаставах приходилось членам семей военнослужащих, женщинам. Находясь вдали от населённых
пунктов, при отсутствии медицинского обслуживания, детских учреждений, возможности устройства на работу,
отдельные из них не выдерживали и уезжали. Но большинство не оставляло своих мужей и стойко переносило
непростые условия, делило с ними трудности пограничной жизни, помогая своим присутствием выполнять служебные
обязанности.
Беседуя с семьями на пограничных заставах, мне не приходилось слышать жалоб на бытовые условия.
Высказывались просьбы, чтобы своевременно доставлялись почта, запасные части к технике (автомашинам,
электродвижкам). Этим отодвигалось личное на второй план. Одна из причин, которая беспокоила начальников
погранзастав, — это большой отрыв личного состава, связанный с откомандированием его в СБО в связи с обстановкой в Афганистане. Но пограничники, оставшиеся на заставах, понимали сложность обстановки и качественно
выполняли поставленные перед ними задачи.
В назначенное время я достиг левого фланга участка и был уже в Хороге. Доложив по телефону генералу Карпову о
выполнении намеченного плана по объезду участка границы, я тут же получил команду вылететь самолётом в
Ашхабад. Под ровный гул двигателей я мысленно заново проследовал по маршруту вдоль границы.
По прибытии в управление я подробно доложил генералу Карпову о результатах командировки. Он внимательно
слушал, делая пометки в рабочей тетради. Впоследствии я видел, что некоторые вопросы, доложенные мной, были
реализованы в частях округа.
В заключение обсудили вопрос с получением квартиры и переездом в Ашхабад моей семьи. Мне был разрешён
выезд в Выборг. Учитывая, что сын Михаил выпускается из пограничного училища и, одновременно, у него состоится
свадьба, было решено, что я и Людмила Андреевна задержимся в Москве.
27
Иван Григорьевич предоставил мне краткосрочный отпуск, чтобы я решил все семейные дела, но с условием - 28
июня быть в Ашхабаде.
Вскоре я находился в Выборге. Отправив домашние вещи, мы с Людмилой Андреевной поездом выехали в Москву,
на торжества к сыну. Прибыв в Голицыно, в пограничное училище, мы успели как раз к торжественному построению
выпускников в офицерской форме. Здесь же встретились с невестой нашего сына и её родителями.
После прохождения строя выпускников и курсантов к нам подбежал сын. Красиво выглядел он в лейтенантской
форме! Но когда встал рядом со Светой, своей девушкой и будущей женой, на наш взгляд, родителей, лучшей пары
было не найти! Я и Людмила Андреевна, родители Светы - Узиковы Маргарита Александровна и Михаил Иванович
были очарованы нашими детьми! Здесь же находился и младший брат Светы — Ваня, курсант этого же училища.
Узиковы — простая трудовая семья. Как правило, у таких родителей — умные, надёжные, любящие их дети.
На следующий день состоялась свадьба наших детей.
Отметив это событие, я с женой вылетел в Ашхабад.
После возвращения, доложив Ивану Григорьевичу Карпову о прибытии, мы снова вернулись к разговору о задачах,
которые я должен решать как руководитель оперативной группы (ОГ). Особо был подчёркнут вопрос о бережном
отношении к личному составу. Основной метод участия в боевых операциях наших подразделений - огневая
поддержка военнослужащих и отрядов самообороны ДРА. Главная обязанность при выполнении поставленных задач
на территории Афганистана - принять исчерпывающие меры по исключению гибели наших военнослужащих при
ликвидации бандгрупп.
Мне предоставили сутки на сформирование ОГ из офицеров управления и знакомство с ними, а затем — вылет в пгт
Московский, где находился командный пункт (КП) ОГ.
С помощью начальника тыла округа нашли комнату для проживания жены. Она осталась одна в Ашхабаде ждать
моего возвращения.
28
В оперативной группе
Оперативная группа - временное формирование, куда из каждого отдела управления войск округа выделялся
офицер. Создавалась она для руководства подразделениями на территории Афганистана. Штатной структуры
её не было. После месячной командировки на смену действующей формировалась новая группа, в состав
которой входили другие офицеры. Смена их проходила в месте её дислокации - пгт Московском, а затем - в г.
Пяндже.
1 июля 1980 года сформированная группа самолётом вылетела на командный пункт - в пгт Московский. Полёт продолжался более часа. Приземлились на посадочной площадке, служащей аэродромом. Здесь, встречая нас, стояли
руководивший в тот период ОГ начальник штаба войск округа генерал-майор В.Н. Харичев и командование отряда.
Обменявшись приветствиями и познакомившись, прошли на территорию воинской части.
В служебном помещении провели совещание офицерского состава сменных групп. До прибывших доведена скупая
информация по обстановке. Затем генерал Харичев предложил мне совершить ознакомительный полёт на вертолётах
вдоль реки Пяндж и осмотреть территорию Афганистана, прилегающую к государственной границе.
Полёт состоялся. Первое впечатление, которое осталось у меня от осмотра прибрежной полосы сопредельного
государства, это холмистая местность, изрезанная оврагами, покрытая местами зелёной растительностью. Несколько
небольших кишлаков вдали друг от друга, с глинобитными домами, строениями, окружёнными такими же стенами.
Крыши - плоские. В стенах - небольшие отверстия, похожие на амбразуры. Небольшие участки посевов в различных
местах, как отдельные лоскуты на большой площади. Кое-где виднелись одиноко работающие на полях люди,
повозки, запряжённые в них животные.
От увиденного создавалось унылое впечатление. Это резко отличалось от нашей стороны, где всё выглядело
благоустроеннее и богаче.
29
После возвращения в часть и обсуждения отдельных вопросов, генерал Харичев захватил всю наработанную его
группой документацию, не оставляя нам ничего из неё, дал команду офицерам, работавшим с ним, идти на посадку в
самолёт и последовал за ними. Сопровождая его, я поинтересовался, почему он ничего из документации не оставляет
нам для врастания в обстановку. Ответ был отрицательный. Здесь преемственности дел не получилось.
По ходу действий я опирался на прибывших со мной офицеров. Многие из них были здесь в составе ОГ ранее и
хорошо разбирались в обстановке. И сейчас помню кропотливый труд в разработке документов, в составлении планов
боевых операций подполковников Щетинина, Климова, Моргунова, Минакова, Набока, Халикназарова, Горшкова,
Нечаева, Абирова, Яковенко, Романченко и других.
Офицеры ОГ вместе со мной сразу приступили к сбору данных для изучения конкретной обстановки. На это
потребовалось некоторое время с полётами в расположения СБО, которые дислоцировались в районе населённых
пунктов Кара-Тепа, Янги-Кала, Чахи-Аб, Рустак, Хоун, Калай-Куф, Убачан и Нусай.
Комплектование подразделений личным составом, тыловое обеспечение всем необходимым для жизнедеятельности,
оружием и боеприпасами этим занимался пограничный отряд, который выставлял свой СБО. Каждому СБО
определён район действий в зоне ответственности глубиной 9-12 км от государственной границы (практически в
пределах улусвольств). Командиры самостоятельно организовывали разведку по выявлению бандгрупп, их
пособников и рейды по выбранным маршрутам, имели постоянную связь с командирами подразделений СА.
Оказывали помощь командирам подразделений ВС ДРА в обучении солдат и ополченцев, в снабжении боеприпасами
при проведении боевых операций. А на своём участке отвечали за безопасность государственной границы, по
недопущению провокаций бандгрупп.
Такова была схема действий наших погранвойск на территории ДРА в момент моего прибытия на командный пункт
ОГ.
30
Боевой состав, численность СБО была не постоянная, зависела от важности направлений, активности
бандгрупп, их количества и составляла от 30 до 180 человек на БТР-60, БМП. Техника позволяла быстро
реагировать на возникающую обстановку, перебрасывать военнослужащих и ополченцев к местам появления
бандгрупп.
Для ведения воздушной разведки, огневой поддержки действий наземных подразделений и их тылового обеспечения
имелись две авиагруппы по 4-6 вертолётов. Позднее их стали использовать для высадки десантов.
Для взаимодействия с частями 40-й армии использовалась радиосвязь. При планировании боевых операций
постоянно держали связь со штабом 201-й мотострелковой дивизии (МСД), который дислоцировался в г. Кундузе,
в 50 км от государственной границы. Для уточнения действий планируемых операций мне разрешалось вылетать на
встречу с командованием дивизии. Там же познакомился с заместителем начальника штаба подполковником Игорем
Евгеньевичем Пузановым. (В 2005 году мы встретились в Санкт-Петербурге. Он был уже командующим войсками
Ленинградского военного округа, генерал-полковником. Встреча была короткая, но теплота отношений осталась
прежняя).
В Кундузе узнал, что 201-я МСД в июле 1941 года была сформирована на базе 102-го пограничного отряда, а
его Боевое Знамя хранится, как реликвия, рядом с Боевым Знаменем соединения!
К моему вступлению в должность начальника ОГ личный состав сводных боевых отрядов уже неоднократно
участвовал в боевых операциях. Но происходила периодически замена людей: офицеры менялись по истечении срока
командировки, а сержанты и рядовые — с окончанием срока службы.
Офицеры СБО назначались из штабов и погранзастав частей. А личный состав срочной службы - из
различных подразделений по предложениям их командиров. Нужны были время и большая работа офицерского
состава по созданию слаженного, боевого коллектива. Каждый военнослужащий — это личность: имел свой характер,
уровень боевой подготовки, опыт службы. Никто психологически не был готов к боевым действиям. Пре31
жде чем направлять в СБО неподготовленных молодых ребят, отслуживших не менее одного года, нужна была целая
система занятий с практическим выполнением боевых стрельб.
Все усилия офицерского состава направлялись на подготовку людей к боевым условиям. И это давало свои
положительные результаты при проведении операций.
Я с уважением отношусь к пограничникам, которые несли нелёгкую службу по охране государственной границы
СССР. Пройдя суровые испытания, они на любом участке гражданской жизни также ответственны за порученное им
дело. Но особое предпочтение я отдаю тем, кого видел в деле на территории Афганистана! В боевой обстановке они
действовали смело, мужественно и самоотверженно! В отличие от ограниченного контингента советских войск,
пограничники выполняли двойную задачу: охрана и защита государственной границы и ведение боевых
действий с вооружёнными формированиями на территории Афганистана.
В этот период наш округ не располагал резервами и пополнял СБО за счёт штатной численности частей. А это стало
отражаться на качестве службы по охране границы. Практически служебная нагрузка увеличивалась на каждого
военнослужащего погранзаставы.
Напряжение испытывал не только личный состав, но и боевая техника. Вертолёты с экипажами обеспечивали
боевые задачи подразделений. По окончании командировки на смену им прилетали экипажи на вертолётах из других
округов. Перелёт осуществлялся через всю территорию Советского Союза: с Камчатки, из Владивостока, Хабаровска,
Читы, Ленинграда и т.д. Расход моторесурсов был большой. В условиях Средней Азии, при высокой температуре, где
в избытке песка и пыли, изношенность двигателей и механизмов увеличивалась. А это сокращало срок
межпрофилактического и межкапитального ремонта. Эти обстоятельства для меня стали понятны, когда я стал
выполнять обязанности руководителя ОГ.
В трудных климатических условиях лётчики приобретали боевой опыт. Это грамотные специалисты! Большинство
из них
32
удостоены боевых наград. За проявленное мужество и героизм майору Ф. Шагалееву присвоено звание Героя
Советского Союза, а его друг Мусаев, командир вертолёта, награждён орденом Ленина. Высадка боевых групп
десантников, эвакуация раненых, порою с обстреливаемых противником участков, обеспечение действующих в бою
подразделений — всё это требовало особой подготовки и мужества лётчиков. И они обладали этими качествами.
Оперативная группа следила, чтобы лётный состав был обеспечен всем необходимым — как требуемым для него
питанием, так и отдыхом в условиях жаркого климата.
Для изучения конкретной обстановки на местах, знакомства с командирами СБО спланировал посещение
подразделений, расположенных на территории ДРА в зоне нашей ответственности.
Несколько дней понадобилось на их облёт, знакомство с местами дислокации, их инженерным оборудованием и
бытовыми условиями. По результатам обследования принято решение оказать помощь в устранении выявленных
недостатков. Свежим взглядом всегда видно то, что нужно улучшить в служебной деятельности. Для каждого СБО
подготовлены схемы расположения городка, оборонительных сооружений и заграждений, траншей и ходов
сообщений. С учётом сейсмической неустойчивости, частых землетрясений наметили меры по укреплению стен землянок с обязательным двойным выходом в каждой. Широко использовали маскировочные сети.
Беспокойство у нас вызывало отсутствие водоисточников в местах дислокации СБО. Большинство из них
снабжались привозной водой из населённых пунктов, что не обеспечивало безопасность личного состава. Во-первых,
подъездные пути минировались, и были случаи подрывов автотранспорта. Во-вторых, качество воды из открытых
источников не отвечало нормам её использования. Приняли решение копать колодцы в расположении мест
дислокации. Для этого находили специалистов из местных жителей, которые помогли решить и эту задачу.
Из подручного материала — камней, глины — построили кухни-столовые. Для внутренней обшивки использовали
доски от ящиков из-под боеприпасов.
33
Гордостью каждого командира стали построенные и оборудованные небольшие баньки.
В подразделениях находились умельцы, которые приложили немало труда в оборудовании помещений. Таким
образом, параллельно с выполнением боевых задач устраивался по возможности благоприятный быт для
пограничников в полевых условиях.
В помощь командирам СБО подготовили программы, планы занятий с личным составом, графики тренировок по
тревоге при угрозах воздействия противника. Эти занятия и тренировки, независимо от загруженности, должны были
проводиться в подразделениях. За их выполнением осуществлялся не только контроль. Офицеры ОГ, штабов частей
непосредственно принимали участие в обучении людей, передавали им свои опыт и знания. В результате повышались
дисциплина и боеготовность подразделений.
Для выполнения всех этих мероприятий в промежутках выходов на ликвидацию бандгрупп требовались большие
силы и энергия, но бойцы понимали, что это диктовала сложившаяся ситуация, и кроме них никто этого делать не
будет.
Коллектив офицеров ОГ тщательно планировал и разрабатывал до мелочей предстоящие операции. Основой для
этого были данные о противнике. Их сбор осуществлялся от различных источников. Личное общение командиров с
руководителями населённых пунктов — улусволями, секретарями партийных групп НДПА, командирами ополченцев
и местным населением давало широкое понимание обстановки в данном районе. Для успешных действий необходимо
знать настроение и отношение к новой власти жителей кишлаков, выявлять тех, кто поддерживает связь с
бандгруппами. Но прежде чем обобщать полученную информацию и делать соответствующие выводы, необходимо
перепроверять их достоверность. Нередко поступали ложные сообщения.
В целях разведки местности, высадки разведгрупп для обследования объектов использовалась и авиация.
Планировался вылет пары вертолётов, как правило, Ми-8 с офицером и группой десантников, и Ми-24 для прикрытия,
обеспечения безопас34
ности полёта и действий группы разведчиков, если была необходимость её высадки. Для изучения мест предстоящих
боевых действий использовалось аэрофотографирование.
Выходы СБО для поиска и ликвидации бандгрупп осуществлялся совместно с афганскими военнослужащими или
отрядами ополченцев. Наши офицеры принимали участие в их боевой подготовке, ведении боевых действий,
снабжении боеприпасами и продуктами питания. Оружие, захваченное во время операций, передавалось местным
органам власти по актам. Нередко, когда афганские бойцы получали тяжёлые ранения, их переправляли на лечение в
больницы на советскую территорию.
Для обеспечения внезапности разгрома обнаруженных банд, место и время выхода подразделений держалось в
секрете. Это исключало утечку информации.
Обнаружению мест нахождения банд способствовали знание нашими офицерами оперативной работы, умение
налаживать отношения с афганцами, получать от них нужную информацию.
Нам дано указание для маскировки носить погоны, как у военнослужащих Советской армии.
Посещая населённые пункты, я встречался не только с представителями местной власти, но и с рядовыми жителями.
Труженики, земледельцы, бедные люди. Они с уважением относились к нам, потому что и мы уважали их и
показывали своё дружеское отношение. Об этих встречах, об увиденном там я и сейчас помню хорошо. Мы побывали,
как мне показалось, в средневековье, если учесть, что там шёл 1358-й (а у нас - 1980-й) год. Это связано с
религиозным исчислением — от пророка Мохаммеда — с 922 года по нашему календарю.
Мы видели резкое социальное разделение на богатых и бедных, на тех, кто имел в своих руках средства обогащения,
и неимущих, бедняков. Беднейшие слои населения обогащали сельскую знать, религиозных деятелей — мулл.
Воспитанное в религиозном фанатизме, население находилось в полной зависимости от них. Попытки новой власти, с
подсказок наших советников, перестроить сложившийся веками уклад общества, перераспределить земельную
собственность натолкнулись на яростное сопротив35
ление влиятельных сил на местах, переросшее от вооружённого выступления мелких групп до гражданской войны в
стране.
В населённых пунктах — кишлаках дома построены из глинобитного материала с дувалами и представляют из себя
крепость каждой семьи. Улицы неширокие, извилистые, ведущие к центру большой площади, которая обустроена
вокруг небольшими дуканами (магазинчиками). Здесь можно купить всё необходимое, что нужно для населения.
Товар доставляется из Ирана, Пакистана, Индии. Если чего-либо нет — заказывается, и его через неделю-другую
привозят. Народ живёт по своим законам и традициям.
Мы наладили тесные отношения с руководителями власти, хотя о некоторых из них имели информацию, что они
поддерживают связь с главарями банд. Тогда ставилась цель, чтобы через них нейтрализовать действия банд или
ликвидировать их в зоне ответственности. И это удавалось. Но если бандгруппы появлялись из других районов,
«чужие», нам об этом сообщали.
Операция в ущелье Куфаб. Выводы по её итогам
Постепенно активизировалась борьба контрреволюции против власти. Участились диверсионно-террористические
акты против представителей партийных и государственных органов, их сторонников, активистов. Вместе с этим стала
проводиться антиправительственная агитационно-пропагандистская деятельность. Менялась и тактика вооружённой
борьбы, но цель была одна - ослабить правительственное влияние на население. В противоправной деятельности
учитывались национальные особенности и религиозный фанатизм афганского народа. Это ставилось во главу всей
пропаганды.
Страны Западной Европы и Ближнего Востока оказывали контрреволюции материальную и моральную поддержку.
Деньги, оружие, боеприпасы поступали в распоряжение мятежников. Кроме того, источником средств служила
торговля наркотиками и полудрагоценным камнем — лазуритом. Основная часть боевиков готовилась и вооружалась
за пределами территории
36
ДРА. В их подготовке принимали активное участие иностранные инструкторы. Препятствий для перехода границы
не было.
Создаваемые органы власти, силовые структуры, не имеющие опытных кадров, не могли в достаточной мере
самостоятельно противостоять усиливающейся деятельности контрреволюции. В зоне ответственности погранвойск,
как и на всей территории ДРА, обстановка осложнялась. На важных направлениях к государственной границе стали
проявлять активность всё новые банды.
Выход по ущелью к реке Пяндж, направление Раг - Куфаб, прикрывало наше подразделение, находящееся в
кишлаке Калайи-Куф. В верховьях ущелья пролегал маршрут, по которому банды, караваны с оружием и
боеприпасами переправлялись из Пакистана и использовали тропы для возвращения обратно. Здесь
действовала банда, возглавляемая Кулаш-ханом, численностью до 60 боевиков. Он терроризировал население,
грабил его, насильно забирал молодёжь в свой отряд.
Местная власть для защиты населения эффективных мер не принимала. Ополченцы проявляли пассивность.
Информация о грабежах до нас доходила, когда банда исчезала с награбленным.
В провинции Тахар действовали банды, возглавляемые Мамудар-ханом, Гульбеддином, Мулло-Надыром
(уничтожен в августе 1980 г.), Сайд-Ахмадом и др.
Из донесения в ГУПВ, ноябрь 1980 года:
«...в каждой провинции вдоль советско-афганской границы (а их 9) имелись по несколько банд, общей
численностью около 15 тысяч человек...»
В этой непростой обстановке командиры СБО предпринимали активные меры по поиску и разгрому вооружённых
антиправительственных групп.
Расстояние между расположением СБО не позволяло плотно перекрывать направления и выходы банд к границе. Её
безопасность стремились обеспечить при взаимодействии СБО и подразделений погранотрядов, охраняющих участки
границы. Манёвренные действия СБО при получении оперативных данных давали возможность решать эту задачу. На
это была наце37
лена наша деятельность. Моё первое посещение подразделений, расположенных на территории Афганистана в зоне
ответственности погранвойск, и сделанные выводы помогли разобраться в общей обстановке. Эти выводы были
подтверждены выступлениями офицеров на совещании, которое состоялось 6 июля 1980 года. На него были
приглашены и приняли участие в обсуждении поставленных вопросов, кроме офицеров ОГ, командования погранотрядов, расположенных в пгт Московский и г. Пяндже, начальники СБО, оперативный состав частей. Обсуждался
основной вопрос «Оперативная обстановка в районах действий СБО и меры по обнаружению и ликвидации
бандгрупп». Попутно с этим поднимались и другие вопросы, непосредственно взаимосвязанные с основным.
Выступающим было предложено в свободной форме высказать своё знание обстановки, видение её развития и
тактических методов по уничтожению бандгрупп, предупреждению их выходов к государственной границе.
Выступили офицеры Абиров, Набока, Криницын, Щетинин, Моргунов, Кулик, Монахов, Клейменов и другие. В их
выступлениях звучала неудовлетворённость действиями афганских властей по стабилизации обстановки. С местным
населением разъяснительная работа о целях и задачах новой власти со стороны администрации и партийных органов
НДПА проводится слабо, не подкрепляется экономически. А некоторые представители государственных структур
своим поведением только подрывают авторитет власти.
Отмечено, что после посещения губернатором провинции Тахар крупных населённых пунктов, там резко меняется
отношение местных органов власти к населению не в пользу его укрепления. Сразу же просматривается снижение
активности действий подразделений и ополченцев против контрреволюционеров. Саботирование призыва молодёжи в
армию, задержка выплаты денежного содержания военнослужащим, ополченцам, а также выдачи продуктов питания
— неполный перечень вопросов, которые отрицательно сказываются на укреплении власти.
38
Просматривается в действиях бандгрупп изменение тактики по отношению к местному населению. От жёстких мер
они перешли к дифференцированным действиям. Там, где жители кишлаков не оказывали им сопротивления или
проявляли лояльность, создавали им щадящие условия в сборе денежных средств, продуктов питания. Захваченных
активистов, ополченцев, не оказывавших им сопротивления, через некоторое время отпускали, не причинив им вреда.
Совершенно противоположное отношение — к населению, где оказывалось сопротивления мятежникам. Жестокая
расправа, грабёж, насилие — обычные явления со стороны бандитов.
Стала появляться информация об объединении мелких бандгрупп под единое командование, координации действий
против армейских подразделений в минировании дорог, маршрутов их постоянного передвижения.
Бандгруппы действовали партизанскими методами: избегали прямого столкновения с подразделениями,
ополченцами, если их сопровождали наши СБО, делали набеги на кишлаки в ночных условиях или днём, если вблизи
не было наших подразделений, и скрывались в труднодоступных местах.
Главари банд имели своих информаторов, использовали родственные связи, денежные оплаты, запугивание людей.
Для разгрома бандгрупп, защиты населения и обеспечения безопасности границы необходимо было выработать
тактику как вооружённого противостояния, так и в работе с местным населением через представителей власти,
активистов. Опору в этой работе искали среди бедноты, пострадавшей от разбоя бандитов.
В заключение совещания подготовили рекомендации для командиров подразделений по их действиям в зоне ответственности.
В дальнейшей своей работе по руководству ОГ я не раз обращался к предложениям, которые офицеры высказали на
этом совещании. И они существенно помогали в выработке решений по подготовке и планированию боевых операций.
Однажды была получена информация о появлении в Куфабском ущелье крупной банды, прибывшей из
Пакистана и
39
возглавляемой Кулам Хасаном. Следовало ожидать расширения и активизации её действий в нашей зоне
ответственности.
ОГ срочно приступила к подготовке операции по локализации и уничтожению этой бандгруппы. Детально
разработали план. Кроме наших подразделений решено было использовать группы активистов и ополченцев из
населённых пунктов, где жители пострадали от разбоя.
Подготовка к операции проводилась так, чтобы исключить утечку информации и в то же время отслеживать место
нахождения банды. Сложность заключалась в том, что душманы активно перемещались, меняя место своего
нахождения.
10 июля 1980 года, согласно плану, в пешем порядке по горным тропам личный состав выдвинулся и занял
намеченные позиции, блокируя кишлак, где, по данным разведки, расположились основные силы бандгруппы.
К рассвету подошли группы активистов, ополченцы и заняли исходные рубежи для прочёски кишлака.
Но не всё пошло гладко. Охрана противника обнаружила по демаскирующим признакам передвижение людей. На
высотах, на фоне светлеющего неба, обнаружились силуэты людей. Бандиты открыли стрельбу и предупредили этим
других об опасности. Так начался бой.
Противник находился в низине. Поняв, что окружены, моджахеды сделали попытку по ущелью уйти из
блокируемого района. Но плотный огонь с высот заставил их отказаться от этой попытки и вернуться в места ночёвок,
которые являлись защитными сооружениями.
Бой вёлся несколько часов. Подступы, где засели душманы, ими простреливались, и подойти к ним ближе никак не
удавалось. В то же время плотный огонь блокирующих подразделений не давал бандитам возможности выйти из
укрытий. Время шло. До наступления темноты необходимо закончить операцию. Иначе во время ограниченной
видимости банда может уйти из этого района. Там находились и местные жители, которые хорошо знали тайные
тропы и могли помочь выйти из окружения.
40
Для подавления огневого сопротивления и завершения операции я принял решение использовать авиацию.
Предварительно по громкоговорящему устройству несколько раз предложили бандитам сложить оружие, прекратить
огонь. Представитель власти предупредил, что будут приняты меры по их уничтожению. Но в ответ только
усиливался огонь.
Поставлена задача командиру авиагруппы: «Нанести огневой удар авиацией по местам укрытий противника,
поразить его живую силу».
Действия вертолётов корректировал представитель авиагруппы, находящийся в боевых порядках, а подразделения с
позиций давали целеуказания с помощью ракет и трассами пуль из автоматов. С высоты полёта я и экипаж вертолётов
хорошо просматривали места укрытий тех, кто оказывал сопротивление.
Высокая точность попаданий ракет и обстрел из пулемётов с воздуха лётчиками разрушали укрытия. Две пары
вертолётов несколькими заходами нанесли основной урон тем, кто не хотел сдаваться. В дальнейшем действовали
наземные подразделения.
При огневой поддержке пограничников, активисты и ополченцы проверяли постройки, укрытия. Кое-где слышалась
стрельба: оставшиеся в живых бандиты пытались оказывать сопротивление. Тогда требовалось вмешательство
пограничников. В ходе боя, а затем проверки кишлака, пленено несколько бандитов. Найдены тела убитых. Среди них
опознаны два главаря. Один из них, Ходжа Аслан, возглавлял банду и действовал в районе Умархейль Янги-
Калинского улусвольства. Это бывший майор ВВС Афганистана, дезертировавший из армии. Второй — Надар,
возглавлявший небольшую местную банду.
Как оказалось, сюда пришла объединённая банда. Её руководителя найти не смогли. Такие главари, как правило,
находились отдельно от основных сил, в других местах.
После боя собрали более десятка новых автоматов китайского производства, два ручных пулемёта, большое
количество боеприпасов. Это доказывало, что боевики недавно прибыли из лагеря подготовки с территории
Пакистана, где их снабдили этим вооружением.
41
Собранное оружие и боеприпасы передали представителям власти по акту. Этим мы помогали вооружаться отрядам
самообороны в кишлаках.
На этом участке в результате ликвидации крупной банды на определённое время стабилизировалась обстановка.
Можно бы с удовлетворением отметить успешные действия наших подразделений, но, к сожалению, в бою мы
потеряли своего товарища. Пулемётчик со своим вторым номером, занимая огневую позицию на вершине
высоты, позволил себе закурить. По тлеющему огоньку сигареты был сделан снайперский выстрел. К
несчастью, ранение оказалось смертельным.
Личная неосторожность привела к трагедии. Ночные действия в боевой обстановке требуют особой подготовки
каждого бойца, его личной дисциплинированности и соблюдения мер безопасности. От этого порой зависит успех
операции.
По итогам провели совещание офицеров. На нём разобрали до мельчайших подробностей действия всех участников.
Отмечали и положительные действия активистов и ополченцев.
Особое внимание обратили на проведение разъяснительной работы среди личного состава о повышении
ответственности каждым на своём месте, о дисциплинированности.
Подробное донесение о проведённой операции, её результатах своевременно подготовили и отправили в Москву.
Эта операция по ликвидации банды, особенности её проведения заставили нас обратить внимание на пересмотр
штатной структуры СБО. Действия подразделений на равнине и в горах резко отличались. Приобретённый опыт
заставил нас искать новое, совершенствовать как структуру, так и тактические действия.
Офицеры ОГ выезжали в подразделения для проведения занятий. В ходе их изыскивали способы для развития
успеха в ведении боевых действий с необычным для нас противником, который в открытый бой не вступал, а вёл
партизанскую войну. Его надо было искать, внезапными действиями блокировать, после этого вынуждать сдаваться
или уничтожать. При этом использовать такие факторы, как быстрота, внезапность,
42
манёвренность и комплексное использование бронетехники и авиации.
Существующая нештатная десантная группа из нескольких человек явилась прообразом ДШМГ — пограничного
десантного подразделения. Применение её в разведывательных полётах, высадке для обследования подозрительных
объектов и местности стало обычным делом. К этому мы добавили и другие задачи десантникам: перекрытие
маршрутов движения и путей отхода бандгрупп, блокирование их. Такие действия давали нам право обоснованно
включать отделения десантников в штаты СБО, а затем и в мотоманёвренные группы (ММГ). В состав этих отделений
включали физически крепких, имеющих боевой опыт пограничников. С ними проводились дополнительно
специальные занятия.
В подразделения, которые прикрывали горные ущелья, включили расчёты с 82-мм миномётами. В горных условиях
это прекрасное оружие!
Велась подготовка снайперов. Это требовало составлять специальную программу обучения в горных условиях.
Постоянное внимание уделялось психологической подготовке личного состава. Поведение солдата в бою, личная
безопасность, исключение мнимого «героизма» и другие вопросы в обучении были направлены на повышение
боеготовности и безопасности наших ребят при выполнении боевых задач. Особое внимание уделялось вопросам
психологической подготовки десантников. Здесь учитывались особенности их действий. Кроме этого, перед вылетом
на выполнение боевой задачи в обязательном порядке проигрывали тактические действия как группы в целом, так и
каждого десантника в отдельности. В их обучении принимали опытные, подготовленные офицеры: Абиров, Нечаев,
Климов, Набока и другие.
После проведённых операций или возвращения с заданий проводился их разбор и подводились итоги. Из всего этого
делались выводы на будущее.
В одной из бесед с десантной группой мне высказали просьбу выдать десантникам тельняшки и береты, которые
должны быть
43
зелёного цвета, как наши фуражки. Я пообещал этот вопрос решить. Правда, сложность состояла в обеспечении
тельняшками.
Вскоре мне предстояло с представителем центрального аппарата погранвойск генерал-лейтенантом И.П. Вертелко
вылететь в Ташкент на встречу с командующим ТуркВО генерал-полковником Ю.П. Максимовым для обсуждения
служебных вопросов.
После совещания в личной беседе, когда речь зашла о действиях наших подразделений в зоне ответственности, я
рассказал о действиях десантных групп и высказал командующему просьбу помочь в получении элементов
обмундирования и экипировки аналогично десантным войскам.
Он с интересом выслушал нас. В свою очередь высказал рекомендации по использованию десантников в
экстремальных случаях. Здесь же по телефону отдал распоряжение об удовлетворении просьбы пограничников.
Вопрос был решён. По окончании встречи генерал Максимов пожелал нам удачи в выполнении боевых задач.
В дальнейшем и у нас появились элементы десантной формы одежды, в частности, тельняшки, но уже с
чередованием светлых и зелёных полос.
В августе 1980 года в управлении КСАПО состоялся плановый военный совет. Самолётом я вылетел в Ашхабад и
принял участие в заседании. Там я доложил обстановку в зоне ответственности на территории ДРА, о боевой
деятельности СБО и о том, что нужно сделать для улучшения их обеспечения в непростых условиях. В заключение
предложил рассмотреть вопрос о дополнительном увеличении некоторой категории офицеров в СБО (заместители
начальника штаба, начальники отделений) из пограничных частей. Я исходил из того, что мы не имеем постоянного
штата подразделений. А при смене офицерского состава отсутствует преемственность. По прибытии на смену
офицеров в подразделения, они много времени тратили на изучение обстановки, личного состава. Кроме того,
прохождение стажировки в экстремальных условиях положительно скажется на приобретении боевого опыта.
Конечно, увеличение отрыва офицерского состава от выполнения важной задачи — охраны государствен44
ной границы — не лучший выход из сложного положения войск округа. Но и задача, которую выполняли ОГ и СБО
на территории ДРА, поставлена руководством страны и находилась под его контролем. А командование и военный
совет округа несли за это ответственность. И я рассчитывал, что высказанные предложения и доводы не останутся без
внимания у членов ВС.
При подведении итогов председатель военного совета И.Г. Карпов отметил важность предложений по усилению
подразделений офицерами и дал указание включить соответствующий пункт в проект решения ВС. Вскоре в ОГ, СБО
стали прибывать дополнительно офицеры из погранотрядов. Многие из них, прошедшие стажировку, приобрели опыт
по руководству подразделениями в боевых условиях. Это впоследствии учитывалось и при выдвижении на высшие
должности (офицеры Чечулин, Зализняк и др.).
Позднее, при посещении ОГ начальником ГУПВ КГБ СССР генералом армии В.А. Матросовым, при докладе
обстановки я отметил прохождение стажировки на боевых участках офицерами из частей округа как положительный
пример. Он взял это на заметку и тут же дал команду своему порученцу, чтобы тот напомнил об этом по прибытии в
Москву.
С 1981 года в наш округ, в районы боевых действий подразделений, стали прибывать на боевую стажировку сроком
до одного месяца офицеры из других округов.
Успех в кишлаке Дашти-Кала
Офицерами ОГ осуществлялся непрерывный сбор информации по обстановке в зоне нашей ответственности. Проводился тщательный анализ поступающих сообщений, порою ложных, противоречивых. Некоторые жители могли дать
«информацию» против своего недруга. Постоянно шла перепроверка данных. Иначе поспешно принятые решения
могли нанести ущерб местной власти и нашим отношениям с населением. Мы не исключали и поступления
провокационных сообщений. Поэтому были предельно внимательны и осторожны в реализации получаемых данных.
45
В ноябре 1980 года стала поступать информация о подготовке каравана с оружием для переправки из
Пакистана на территорию ДРА в сопровождении группы боевиков. Цель - создание баз, где будут готовить
сообщников для совершения террористических акций. Наши усилия направлялись на выявление маршрутов
движения, мест расположения бандгрупп. Целенаправленная деятельность проводилась командирами СБО. Они
организовывали и осуществляли выходы подразделений для проверки местности, обнаружения возможного появления
антиправительственных групп или их пособников. Проводили встречи в кишлаках с жителями, передавали им
материальные ценности, поступающие из СССР, как дар советского народа. От них поступала ценная информация,
интересующая нас.
Любой выход наших подразделений был совместным с военнослужащими армии ДРА или ополченцами. Их
командиры проводили работу с местным населением по получению данных о вооружённых группах и их пособниках,
которые занимались бандитизмом, террором. Совместные усилия командиров советских и афганских подразделений
давали хорошие результаты в защите населения от грабежа и любой другой деятельности враждебных элементов.
Анализируя получаемую информацию, сделали вывод, что те данные, которые поступали ранее о караване с
оружием из Пакистана, подтверждаются. Его следует ожидать в начале декабря в к. Дашти-Кала, где состоится
встреча двух банд, возглавляемых инженером Наби и Мавлови Диюбарра. Эти главари, отличавшиеся особой
жестокостью, хотели иметь безраздельное влияние во всех населённых пунктах Ходжагарского улусвольства (района).
Террор, сбор денежных средств и продуктов питания, пропаганда борьбы против государственной власти, вовлечение
в свои ряды молодёжи — таковы планируемые их действия. Кроме того, они совместными усилиями планировали
нанести поражение отрядам самообороны кишлаков.
Необходимо было неотложно принимать меры для разгрома этих банд. ОГ, вместе с получением достоверной
информации, начала планировать боевую операцию по ликвидации бандгрупп
46
на месте их сбора в к. Дашти-Кала. Основные усилия направлялись на уточнение даты и времени нахождения банд в
кишлаке.
Кишлак Дашти-Кала Ходжагарского улусвольства расположен в 10 км южнее р. Пяндж, на равнинной
местности у небольшой речки Кокча. Из этого пункта имелись дороги в несколько направлений, что способствовало
манёвренности банд.
Используя тактически выгодное расположение кишлака, родственные связи, противники новой власти создавали
здесь свой базовый центр для действий по всему району.
Жители близлежащих населённых пунктов выражали большое беспокойство от такого соседства и ожидания
нападений. Они выражали недовольство органами местной власти, которые не принимали мер по их защите.
В к. Новабад, расположенном в нескольких километрах северо-западнее Дашти-Кала, был организован отряд
самообороны, возглавляемый местным авторитетом Сидики.
С Мохамадом Хаким Сидики я познакомился в конце октября 1980 года, когда посетил к. Новабад. Этот приезд был
осуществлён для передачи материальных средств местному населению. Мы провели митинг, посвященный
укреплению дружбы между нашими народами. На основе этого у нас закрепились добрые отношения.
Сидики — узбек по национальности. Не бедный человек, пользующийся уважением у местных жителей. Он лояльно
отнёсся к революции, воспринял новую власть. Учитывая тревожную обстановку в улусвольстве, он инициативно
создал отряд самообороны для защиты населения кишлака. Но ему нужна была помощь оружием, боеприпасами.
Частично через органы власти мы ему помогли в этом. Численность его отряда составляла до 80 человек,
необученных в военном отношении. Они действовали самостоятельно и не допускали появления на своей территории
чужих, что вызывало у тех намерение расправиться с непокорными.
В к. Ходжагар, южнее Дашти-Кала, дислоцировалась рота военнослужащих ДРА и поддерживающая её рота
десантно-штурмовой бригады СА с шестью БМП.
47
В 30 км северо-восточнее Дашти-Кала, в районе к. Янги-Кала, расположено подразделение погранвойск
(СБО), действующее с ополченцами этого населённого пункта и ротой военнослужащих ДРА.
Основной силой в предстоящей боевой операции были наши подразделения, которые огнём из всех имеющихся
средств планировали обеспечить действия роты военнослужащих, отрядов самообороны и ополченцев в населённом
пункте.
Цель проведения боевых действий заключалась в ликвидации бандитской базы с её обитателями в период их
сосредоточения в этом месте.
Замысел операции состоял в следующем: к 7 ч. 30 мин. группой десанта блокировать к. Дашти-Кала, а ротой
десантно-штурмовой бригады СА с четырьмя БМП и ротой военнослужащих ДРА занять позицию на
противоположном берегу р. Кокча и не допустить ухода бандитов по её руслу. С подходом отрядов самообороны
и ополченцев из кишлаков Янги-Кала и Чахи-Аб в сопровождении СБО, отряда Сидики из к. Новабад
осуществить ликвидацию вооружённых бандитов.
К операции привлекались:
- рота военнослужащих ДРА из к. Ходжагар;
- ополченцы:
- из к. Янги-Кала — 30 чел.
- из к. Чахи-Аб — 25 чел.
- из к. Новабад — 35 чел.
Для прикрытия и огневой поддержки:
- СБО из района к. Янги-Кала с 4 БТР, 2 АПМ-90;
- десантная группа;
- рота ДШ бригады СА с 4 БМП.
Для высадки десантной группы и обеспечения действий подразделений с воздуха использовались 10
вертолётов Ми-8 и Ми-24.
Планом предусмотрено провести операцию в течение светлого времени. Но также учитывался вариант
продолжения её и в ночное время. Для ночных действий подготовлены два прожектора АПМ-90.
48
Детальная разработка плана доложена начальнику ГУПВ генералу армии Матросову. Таков был порядок, и
без утверждения им представленного плана операция не проводилась. План утверждён с небольшой корректировкой.
Теперь его надо было осуществлять.
Руководство всем ходом операции взяла на себя ОГ из пгт Московский, а непосредственным руководителем на
месте был назначен опытный офицер штаба округа - подполковник В.К. Ильин. В подразделения направлены
офицеры ОГ и погранотряда.
Перед началом боевых действий с личным составом проводились занятия по соблюдению мер безопасности в
особых условиях.
В ночь с 7 на 8 декабря началась операция.
К 7 ч. 30 мин. планируемый район был блокирован десантными группами, прибывшими на вертолётах. Позиции
были заняты пограничниками внезапно. Передвижения людей в кишлаке не было замечено. До подхода
подразделений задержано несколько человек, стремящихся выйти из блокированного района.
К 8.00 ч. подошли ополченцы, сопровождаемые нашим подразделением из Янги-Кала. Отряд самообороны,
возглавляемый Сидики из Новабада, подошёл самостоятельно. Все подразделения заняли исходные позиции.
В 9 ч. 30 мин. военнослужащие и ополченцы вошли в населённый пункт и начали проверять каждый дом, строения,
хозяйственные постройки с целью обнаружения скрывающихся бандитов.
О начале операции в ОГ доложил подполковник В.К. Ильин.
В ходе начавшегося поиска стали обнаруживать замаскированные укрытия, схроны для людей. На их осмотр
требовалось время. Появились задержанные, вызывающие подозрение. Для установления личности и причастности к
вооружённым группам их сосредоточивали в одном месте, которое охранялось резервом, выделенным из состава
отряда Сидики, где проводилась фильтрационная работа с задержанными.
До 12 ч. 30 мин. поисковые группы медленно передвигались по населённому пункту, не встречая сопротивления, за49
держивая всех мужчин и направляя их на фильтрационный пункт. К этому времени там было сосредоточено уже
около 250 человек. Из этого числа выявлено 18 членов банд и их пособников, которые, спрятав оружие, выдавали себя
за местных жителей.
В это время при осмотре одного из домов в центре кишлака внезапным огнём из автомата обстреляли поисковую
группу. В результате два ополченца были убиты, а один ранен.
Строения этого двора окружили. На предложения сдаться представителям законной власти бандиты отвечали огнём.
Вызванная группа пограничников, подошедшая на БТР, оказала помощь ополченцам. Обстрел из бронетранспортёров
заставил бандитов ослабить огонь из оружия. Тогда брошены сначала дымовые гранаты в укрытие, а затем и
несколько боевых. Бандитов уничтожили. Операция продолжалась.
Около 18 ч. 00 мин. на юго-западной окраине другая группа бандитов открыла огонь по военнослужащим ДРА.
Продвижение на этом участке остановили. К очагу сопротивления подтянули бронетранспортёр и звуковещательную
станцию, через которую неоднократно звучали призывы прекратить сопротивление и сдаться. В ответ из укрытия
продолжали вести огонь.
И на этот раз пулемёты БТР подавили огневые точки. Уничтожение бандитов завершили солдаты ДРА.
Перестрелка шла и в других местах. Оказывалось упорное сопротивление. Продвижение поисковых групп
остановилось. Время шло. Наступали сумерки.
Командование ОГ, чтобы не дать возможности бандгруппам использовать тёмное время и уйти из населённого
пункта, приняло решение усилить блокирование сопротивляющихся, а с рассветом продолжить их ликвидацию.
На позиции были поставлены бронетранспортёры и два прожектора АПМ-90. В ночное время бандиты дважды
делали попытку вырваться из окружения, но тщетно.
С наступлением рассвета операция продолжилась. Поисковые группы медленно, при огневой поддержке наших пограничников, продолжали двигаться и осматривать строения и
50
территории хозяйств. При этом сопротивления почти не было. Задержано 7 человек, которых отправили на
фильтрацию.
В 14 ч. 00 мин. 9 декабря операция завершилась. В результате две банды были разгромлены. Уничтожено 23
мятежника, 21 взят в плен. Стрелковое оружие — пулемёт, автоматы, боеприпасы по акту переданы
представителям органов власти для вооружения отрядов ополченцев и самообороны в населённых пунктах.
Гранаты, мины, найденные в схронах, изъяты и уничтожены на месте.
Среди убитых опознан бандглаварь Ишан Сайд, ближайший помощник инженера Наби. Найденные
документы подтверждали причастность бандитов к террористическим действиям против органов новой власти и
местного населения.
Здесь мы впервые обнаружили подземные ходы сообщений, соединяющие между собой некоторые схроны, а также
строения. Часть бандитов, используя эти ходы, сумела в ночное время выйти из блокированной части населённого
пункта.
Перед уходом из кишлака пограничники помогли военнослужащим ДРА уничтожить взрывным методом схроны и
подземные ходы сообщений.
При проведении этой операции ОГ предусмотрела нанесение авиаударов по предполагаемым местам нахождения
других банд, чтобы парализовать их действия и воспрепятствовать подходу к Дашти-Кала для оказания помощи
блокируемым. По пещере Багисар, ущелью Анужир, которые расположены южнее района действий, нанесли ракетнобомбовые удары. Как позднее было выяснено, во время одного из налётов и обстреле укрытия уничтожен главарь
Гафур Рустам.
В этот период, по плану взаимодействия с частями СА, проводился поиск бандгрупп в зоне ответственности
погранвойск от порта Шерхан на р. Пяндж до населённого пункта Ходжагар. В нём принимали участие два батальона
СА и наши пограничники с привлечением военнослужащих ДРА и ополченцев.
Таким образом, согласованными действиями был очищен большой приграничный район от действующих там бандгрупп.
51
В проведённой операции потерь со стороны советских пограничников не было.
При подведении итогов сделаны следующие выводы. В целом боевая операция под кодовым названием «ДаштиКала» прошла успешно. Об этом говорили достигнутые результаты.
Разведка своевременно и достоверно установила место и время прибытия каравана с оружием в сопровождении
боевиков из Пакистана.
На основе полученных данных ОГ детально спланировала операцию по ликвидации бандгрупп, сконцентрировав на
этом участке основные силы и средства.
В целях пресечения активности других враждебных групп было организовано взаимодействие с армейскими
частями, нанесены предупредительные удары с воздуха по предполагаемым местам нахождения других бандгрупп.
Использование авиации для высадки десанта помогло достигнуть внезапности в блокировании намеченного объекта.
Мы также отметили для себя новое в тактике бандитов. При строительстве схронов они предусматривали подземные
ходы сообщений. Имелись случаи, когда выдавали себя за местных жителей, переодевались в женскую одежду.
Всё это учитывалось нами при планировании и проведении последующих операций.
После этого боя отряд самообороны, возглавляемый Сидики, его подчинённые стали более уверенно и активно
действовать в своём районе. Приобретя боевой опыт, получив дополнительно вооружение из взятого в бою оружия,
чувствуя поддержку нашего командования, этот отряд стал опорой для новой власти.
Обстановка на всей территории Афганистана, включая и зону ответственности пограничных войск, постепенно
осложнялась, и это влияло на стабильность в приграничных провинциях.
Активность сопротивления, террористическая деятельность и бандитизм против новой власти и населения
усиливались. Естественно, мы это ощущали на своём участке. Получаемая оперативная информация о бандгруппах
настораживала нас и требовала активизации мероприятий на упреждение их действий. С
52
наступлением весны можно было ожидать прибытия из-за рубежа новых групп боевиков, караванов с оружием,
усиления идеологического воздействия на население.
Складывающаяся обстановка обязывала нас совместно с местными органами власти проводить разъяснительную
работу среди населения о целях и задачах государства и готовить в боевом отношении отряды самообороны.
Наши офицеры, имеющие опыт работы с местными жителями, оказывали существенную помощь руководителям
власти на местах.
О количестве и результатах проведённых операций по ликвидации бандгрупп, о работе с местным населением, о
постоянно меняющейся обстановке ОГ своевременно докладывала в Москву с соответствующими выводами и
предложениями.
Активными действиями подразделений погранвойск банд-группы и их базы ликвидировались и вытеснялись из
нашей зоны ответственности. Но они создавали их за её пределами и оттуда совершали вылазки для совершения
бандитских акций. Таким образом, зона ответственности шириной 9-12 км не исключала выходов бандгрупп к
государственной границе и совершения там провокационных действий против советских граждан. Об этом
докладывалось руководству ГУПВ.
Генерал армии Матросов неоднократно прилетал к нам, интересовался нашей боевой деятельностью. Мы
чувствовали его поддержку, в сложных ситуациях он давал нам свои рекомендации. Вадим Александрович спокойно и
внимательно заслушивал доклады, не сковывал инициативы в принятии нами решений, вселял уверенность в успех
проведения наших действий. И за это мы ему были благодарны.
И на этот раз он прилетел к нам в пгт Московский, чтобы на месте изучить обстановку.
Выслушав мой доклад, он уточнил ряд вопросов по предположительным районам нахождения баз бандгрупп,
маршрутах движения и возможностям их перекрытия нашими подразделениями. Затем поставил задачу сделать
предварительный расчёт сил и средств, необходимых для более эффективного воздействия
53
на противника, воспрещения его выхода к госгранице. Все эти расчёты требовалось представить докладной запиской
в ГУПВ.
Позднее мне стало известно, что в Москве уже прорабатывалось увеличение числа подразделений и личного состава
на территории ДРА в приграничных провинциях. А наши расчёты, направленные в ГУПВ, — это была как бы сверка с
готовившимися документами.
Наступившие зимние условия создали трудности в обеспечении необходимым для жизнедеятельности наших
подразделений на территории Афганистана. Особенности рельефа местности, случаи минирования маршрутов
подвоза материальных средств требовали больших усилий тыловых работников для снабжения тех подразделений,
которые прикрывали важные направления. А если это невозможно было сделать наземным транспортом, то такие
задачи выполняла наша авиация. Вертолёты круглый год доставляли на эти труднодоступные площадки всё
необходимое, даже топливо (дрова, уголь). Но когда проводили боевые операции, ежедневный расход авиационного
топлива составлял от 50 до 90 тонн, а его подвоз до основной базы (пгт Московский) осуществлялся на расстояния от
900 до 1300 км. Были случаи, когда из-за интенсивности проведения операции авиагорючего не хватало.
Такова была действительность! И значительную долю тех успехов, которые имели подразделения при проведении
боевых операций, мы и тогда, и сегодня относим нашим лётчикам. При этом они всегда подвергались опасностям,
каждый вылет осуществлялся в экстремальных условиях. Это бесспорно!
Приведу лишь один пример. 21 марта 1981 года, при переброске личного состава на усиление СБО в
населённый пункт Рустак вертолётом, произошло его падение с высоты 400 метров. Причина — отрыв
хвостового винта. Командир экипажа капитан А. Помыткин, опытный лётчик, не растерялся, сумел так
приземлить вертолёт, что никто из пассажиров не пострадал. Сам командир и его экипаж получили
физические травмы и немедленно были отправлены в госпиталь. Через некоторое время они вернулись в
строй.
54
За умелые действия в аварийной ситуации экипаж был представлен к государственным наградам. Капитан
Помыткин награждён орденом Красной Звезды, а члены экипажа — медалями.
Вертолёт был разрушен и восстановлению не подлежал. И только через месяц нам стал известен результат
расследования данного случая государственной комиссией. Причина отрыва хвостового винта — застарелая трещина
оси, на которой он держался.
В конце декабря 1980 года в пгт Московский прилетел начальник войск округа генерал-лейтенант Карпов. Своё
пребывание он посвятил подведению итогов боевой деятельности подразделений за 1980 год и постановке задач на
предстоящий период.
На этом совещании присутствовал генерал-майор Абдусалом Гафарович Гафаров, начальник ОБО в г. Душанбе. Он
много делал для бесперебойного снабжения действующих подразделений материальными средствами.
Иван Григорьевич дал высокую оценку действиям личного состава по обеспечению безопасности государственной
границы. Отметил удачно проведённые операции, налаженные хорошие отношения с жителями афганских
населённых пунктов. Но в то же время предупредил о соблюдении мер безопасности, т.к. имеются случаи терактов в
отношении советских людей.
Здесь, на совещании, мы впервые услышали, что готовится решение об увеличении глубины зоны ответственности
советским погранвойскам.
В заключение генерал И.Г. Карпов поздравил нас с наступающим новым 1981 годом и пожелал успехов в нашей
боевой деятельности.
К родным, на побывку
По окончании совещания мой начальник поинтересовался о времени моего выезда в отпуск. Заканчивался год, а
график отпусков командования округа не должен нарушаться. Он посоветовал организовать работу офицеров по
составлению отчётных документов и планированию на период своего отсутствия и вылететь в Ашхабад.
55
В первых числах января 1981 года я и Людмила Андреевна самолётом вылетели в Новосибирск, в знакомые с детства для нас края, чтобы провести отпуск с нашими близкими.
Сначала была горячая встреча с родственниками жены, а затем — город Бердск, станция Посевная — моя малая
родина, где я родился и провёл своё детство. Везде мы побывали, повстречались с родными.
О своём приезде мы не сообщали, чтобы заранее никого не тревожить. Наше появление для всех стало неожидан-
ностью. Такие встречи, когда изредка удавалось посещать родные края, для меня были радостными, особенно приезд
к маме — Марии Семёновне. Она старалась, когда собиралась вся родня, посадить нас за стол так, чтобы мы
находились в поле её зрения, а сама без устали хлопотала у печки и кухонного стола, готовя традиционные сибирские
пельмени и подавая разносолы.
За столом, по случаю нашего приезда, собрались все братья: Алексей, Николай, я и наши семьи. В маленькой
квартирке было тесно, но этого никто не замечал. Собралась наша большая семья — такое случалось не часто.
Общий разговор отнимает много времени и оно проходит быстро. Каждому из нас хотелось узнать друг о друге
больше, да и рассказать было о чём. Вспомнили нашего отца, Дмитрия Гавриловича, участника Первой и Второй
мировых войн, награждённого многими государственными наградами (к сожалению, они не сохранились). Мы
благодарны маме, которая в тяжёлые годы войны, работая на оборонном предприятии, делала всё, чтобы её дети
выжили. Тогда было очень трудное время!
И в непростые послевоенные годы, когда после демобилизации из армии вскоре умер отец, мама одна подняла нас,
как говорится, на ноги, чтобы мы самостоятельно выбрали дорогу в жизни.
Этот отпуск, эту встречу с мамой мы и сейчас хорошо помним. К сожалению, она была последней. В 1982 году мама
скончалась. Ей было тогда 85 лет.
56
Мои братья уже на пенсии, у каждого по двое детей. Каждый из нас стремился готовить их к трудовой, честной
жизни. Так, как воспитывала нас наша мама.
Встречи с родными, ходьба на лыжах в прекрасном сосновом бору, сам воздух Сибири дали нам с женой
возможность набраться сил.
Отпуск пролетел незаметно. В назначенное время я уже находился в Ашхабаде. В это время Коммунистическая
партия Таджикистана готовила очередной 19-й съезд. От нашей партийной организации я был делегирован на этот
форум. Тогда же, при избрании руководящих органов, меня ввели в состав ЦК.
Бой у кишлака Ханака
В 1981 году обстановка на территории Афганистана продолжала осложняться. Она характеризовалась активизацией
антиправительственной деятельности мятежников, возникновением (появлением) новых банд, созданием базовых
лагерей, подготовкой боевиков к весенне-летнему периоду, проникновением бандгрупп в зону ответственности
погранвойск (в приграничные районы).
По поступающей нам информации, количество банд и их численность имели тенденцию к росту.
Из донесения в ГУПВ в июле 1981 года:
«В зоне ответственности пограничных войск на территории ДРА зафиксировано более 212 бандгрупп общей
численностью 17700 человек. На вооружении имеются: АК, РПД, РПГ, ППШ, Бур-5, охотничьи ружья...»
Банды избегали прямых встреч с нашими подразделениями, уходили за пределы зоны, чтобы снова появиться в
других местах. Командиры СБО, получая информацию, стремились её использовать на упреждение действий
мятежников.
1 марта 1981 года у к. Ханака произошло боестолкновение нашего СБО с большой группой бандитов. Они не
ожидали подхода СБО из кишлака Рустак. Внезапность — половина успеха в бою.
Этот рейд подразделения возглавлял его командир майор Анатолий Санников. Колонна с марша атаковала
мятежников.
57
Завязался ожесточённый бой. При поддержке огнём из бронетранспортёров солдаты и ополченцы атаковали
противника. Бандиты понесли потери, попытались скрыться, но были прижаты к земле, использовали естественные
укрытия. Атакующие, встретив сильный огонь из стрелкового оружия, остановились и залегли. Их продвижение было
остановлено. Создалась критическая ситуация. Чтобы помочь командиру афганских военнослужащих совершить
нужный манёвр и исправить положение, майор Санников в нарушение мер безопасности под обстрелом противника
стал передвигаться перебежками на самый ответственный участок. В этот момент он получил тяжёлое ранение.
О происходящем в ОГ доложили только после ранения Санникова. Немедленно я вылетел вертолётом к месту
боестолкновения. Уже в ходе полёта уточнил обстановку и дал команду лётчикам быть в готовности нанести авиаудар
по мятежникам. При подлёте к месту боя, по целеуказаниям с земли ракетницами, вертолёты всеми имеющимися
огневыми средствами нанесли поражение противнику, а наземные подразделения завершили его уничтожение.
Приняв на борт раненого офицера, доставили его в госпиталь. Трудно осуждать человека, ответственного за ход
боевой операции, который в критический момент пожертвовал собой, чтобы достичь успеха. В то время он думал
только об одном — добиться победы в бою. За этот подвиг он был награждён орденом.
С подполковником А.Я. Санниковым я встретился позднее в Симферополе. После лечения он был назначен
заместителем начальника штаба пограничного отряда. Его назначение - это решение начальника ГУПВ генерала
армии В.А. Матросова, который проявил мудрость и чисто человеческое отношение к офицеру, который жертвовал
собой при выполнении служебного долга в боевых условиях. Несмотря на тяжёлый недуг, подполковник Санников
ответственно относился к выполнению своих обязанностей. Грамотный, трудолюбивый, он пользовался уважением
коллектива. Беседуя с ним, вспоминая памятный бой, я запомнил его фразу: «В той обстановке не мог по-другому
поступить!»
58
Проанализировав ход этой операции и её результаты с офицерами ОГ, детально разобрали действия командира СБО,
его подчинённых. И вновь сделали вывод — не соблюдаются меры личной безопасности. Всё это снова довели до
каждого командира подразделения.
16 апреля 1981 года мне позвонил новый начальник войск КСАПО генерал-майор ГА. Згерский (на этой должности
он сменил генерала Карпова И.Г.) и поставил задачу: быть 20 апреля в Кундузе на совещании взаимодействующих
частей и органов. Совещание состоится в 201-й МСД и проводит его главный военный советник в Афганистане
генерал армии Александр Михайлович Майоров. Быть в готовности выступить с докладом о боевой деятельности ПВ
КГБ СССР в зоне ответственности.
С ГА. Згерским мы знакомы давно — служили вместе в Выборге. Я тогда был его заместителем — начальником
штаба. Многому научился у него. Это грамотный, интеллигентный человек. С уважением относится к людям,
требовательный командир. Поддерживает инициативных офицеров. Он наладил хорошие отношения с
руководителями города и района. Меня приятно обрадовало его назначение начальником войск округа.
20 апреля я прибыл в штаб 201-й МСД. До прибытия главного военного советника ещё оставалось время. Я его
использовал для знакомства с командиром дивизии полковником Виктором Андреевичем Дрюковым и его
заместителем полковником Анатолием Ивановичем Игнатьевым. Мы обменялись информацией по обстановке в
районах наших действий, уточнили вопросы взаимодействия между частями дивизии и нашими СБО.
Полковник Дрюков предупредил, что он ожидает приказа о выводе подразделений дивизии из зоны ответственности
погранвойск за линию, соединяющую центры приграничных провинций. Кроме того, планирование и проведение
совместных боевых операций с частями пограничных войск будут осуществляться только по указанию Генерального
штаба ВС СССР после согласования с руководством КГБ СССР.
У меня сразу же возник вопрос: если части дивизии будут проводить операции без согласования с нами, то часть
банд
59
просто перейдёт в нашу зону. И наоборот: когда мы будем действовать — банды будут уходить в районы,
подконтрольные частям дивизии. И без взаимодействия, взаимной информации не обойтись. Мы-то здесь эти вопросы
можем решить? Я это высказал командиру дивизии. И Виктор Андреевич согласился с необходимостью наладить
обмен информацией. Как бы там, в верхах, не решали эти вопросы, а мы должны действовать в интересах дела. На том
и остановились. Надо отметить, что в дальнейшем все вопросы по взаимодействию решались без сбоев.
Вскоре на аэродроме приземлился самолёт из Кабула с группой офицеров во главе с ГВС.
Участники совещания заслушали доклады заместителя ГВС и командующего 40-й армией. Эмоционально выступил
перед собравшимися член ЦК НДПА Наджиб, который дал нам информацию о внутреннем положении в стране. Затем
были отданы распоряжения командиру 201-й МСД и советническому аппарату для дальнейших действий против
вооружённых группировок контрреволюции, по укреплению государственной власти на местах. Подвёл итоги
совещания и определил задачи на весенне-летний период всем присутствующим главный военный советник генерал
армии Майоров.
Совещание закончилось в течение короткого времени. И тут громко прозвучал вопрос: «Кто здесь от
пограничников? Подойдите к генералу армии Майорову!»
Я находился рядом, представился как начальник ОГ погранвойск и услышал от него распоряжение следующего
содержания: «В районе г. Файзабад (северо-восточная часть Афганистана), у населённого пункта Хайрабад (в 80 км
юго-западнее Файзабада, на большом удалении от нашей зоны ответственности, на горной дороге), попал в сложное
положение танковый полк. Там, кроме пограничников, никого поблизости нет для оказания ему помощи. Следует
направить туда ваш полк (?) и помочь танкистам выйти из окружения!»
Я удивился тому, что ГВС не знал структуру и численность наших погранподразделений, выполняющих боевые
задачи на территории ДРА, и того, что указанный населённый пункт нахо60
дится на большом расстоянии от нашей зоны ответственности. А поинтересоваться, какие там силы у пограничников
и на каком удалении они находятся, по-видимому, у военачальника не было времени, нужно было срочно решать
другие вопросы. Вероятно, других сил и средств у ГВС не было в этом районе и он решил привлечь для решения
вопроса советских пограничников.
Моя попытка доложить о наших возможностях по выполнению такой задачи встретила непонимание, и это было
отражено на лице генерала. Он ещё раз повторил своё распоряжение. Тогда я ответил: «Чтобы там действовать, нужно
получить распоряжение от нашего руководства из Москвы». Генерал армии Майоров помолчал, потом отвернулся и
отошёл к своим офицерам.
По прибытии в ОГ я подготовил отчёт в ГУПВ о своей поездке на совещание, где подробно изложил все вопросы,
поднятые ГВС, поставленные им задачи 201-й МСД на весенне-летний период, и о попытке привлечь наши
подразделения вне зоны ответственности.
После этого случая я не получал распоряжений от аппарата главного военного советника. Предполагаю, что
вопросы, связанные с использованием пограничных подразделений за пределами зоны ответственности, решались на
высоком уровне.
Заканчивался зимний период. В целом просматривался успех в действиях наших подразделений. Часть банд была
разгромлена, а часть их - вытеснена за пределы нашей зоны ответственности. Сократилось количество нападений
бандитов на населённые пункты, на органы местной власти. Не было допущено провокаций на советско-афганской
границе.
Но эти успехи достигались большим напряжением физических и моральных сил личного состава, особенно
офицеров.
Периодически мне предоставляли возможность отдохнуть от напряжённой обстановки. На подмену прибывал
генерал-майор В.Н. Харичев, а я вылетал в Ашхабад.
К этому времени мы с женой получили квартиру. Дом был новый, только что сдан строителями. Нужно было
перевезти вещи, прибывшие из Выборга, купить кое-какую мебель. В общем, работы нам хватало для обустройства.
Вокруг нас посели61
лись хорошие соседи. А с семьёй Атаевых — Коколи и его женой Гулей — подружились. В моё отсутствие, когда
Людмила Андреевна оставалась одна, они ей всегда оказывали внимание и необходимую помощь. Мы, в свою
очередь, с уважением относились к ним, изучали и соблюдали их туркменские обычаи.
Отдохнув 2-3 дня, принимал участие в делах войск округа в подготовке и проведении учений с погранотрядами или
возглавлял группу офицеров при выездах в части для проверки служебно-боевой деятельности.
Наступала весна. Как правило, в весенне-летний период активизировали свои действия против законной власти вооружённые группы. И это обостряло обстановку на всей территории ДРА. Стала чаще поступать информация о
готовящихся переходах границы из Пакистана вооружёнными группами мятежников. В этих условиях мы не
исключали появления их в нашей зоне, попыток совершать провокации на советско-афганской границе. К пресечению
таких действий мы принимали соответствующие меры.
Доведение информации до начальников погранотрядов о возможности появления бандгрупп на том или ином
направлении, прикрытия его и действиях СБО в этом районе, постоянное взаимодействие подразделений по обе
стороны границы обеспечивали надёжность её охраны и защиты.
Приобретался положительный опыт в планировании и проведении боевых операций, в поисках баз мятежников,
новых тактических приёмов по их ликвидации в различных условиях местности, в согласованных действиях наших
подразделений с частями Советской армии.
ОГ обобщала оперативную информацию. Шла активная работа по совершенствованию управления подразделениями
в различных условиях, по сбору информации, отработке тактических приёмов против бандгрупп. И это приносило
плоды успехов в боевой деятельности.
Но и проблем в войсках тоже хватало. При проверках частей командование округа стало отмечать качественное
снижение состояния боевой подготовки и воинской дисциплины. Это вы62
зывало у нас тревогу. Конечно, причины лежали на поверхности. Округ выполнял две задачи: охрана
государственной границы и выполнение специальных задач на территории ДРА. И это осуществлялось всё ещё
прежней штатной численностью личного состава.
Комплектование подразделений, которые находились на территории ДРА, осуществлялось за счёт личного состава
пограничных застав, где оставалось всего 20-30% военнослужащих. А значит, и нагрузка по службе на личный состав
увеличилась. Оставшиеся на заставах пограничники понимали, что они несут службу и за тех, кто находится «там».
Напряжение стало сказываться: нехватка времени для проведения занятий по боевой подготовке, недостатки в
воспитательной работе, а это — отсутствие влияния на пограничников. Отсюда снижается качество дисциплины. В
создавшейся ситуации было непросто изыскать возможность исправить положение.
Командование округа своевременно докладывало в ГУПВ о сложном положении в войсках. В ответ на наши
тревожные доклады присылали комиссии для проверки служебно-боевой деятельности и указывали на недостатки в
обучении и дисциплине личного состава. Но в итоговом документе не делали выводов о причинах. Хотя члены
комиссии, офицеры, имеющие опыт работы в войсках, понимали, почему это происходит в округе.
А при проверках подразделений, находящихся на территории Афганистана, отмечали у них высокую боевую
готовность и крепкую дисциплину. Иначе и не могло быть! Там сама обстановка заставляла каждого пограничника
находиться в боевом напряжении.
В мае 1981 года, когда генерал армии Матросов с группой офицеров ГУПВ находился в округе, начальник войск
КСАПО генерал Згерский с озабоченностью докладывал о некомплекте личного состава на пограничных заставах. На
это мы услышали, что готовится важный документ по увеличению штатной численности войск округа. Но мы
понимали, что такой вопрос будет решаться правительством страны, и на это нужно время.
63
В июле 1981 года в ОГ прилетел Герой Советского Союза генерал-майор Виталий Бубенин. С ним мы в 1974 году
служили в Выборгском пограничном отряде. Так что хорошо знали друг друга. Для нас эта встреча была более чем
приятной. Вспомнив о нашей совместной службе, мы перевели разговор на дела сегодняшние.
Я рассказал об обстановке, о боевых действиях наших подразделений против бандгрупп. Поделился планами на
перспективу. В. Бубенин высказал свои взгляды, дал толковые рекомендации по ликвидации бандитов, особенно
когда они используют укрытия. Это было ценно для меня - услышать советы опытного товарища, так как в то время
он занимался как раз вопросами такого характера. Бубенин, напомню, первый командир легендарной группы
«Альфа».
В конце августа или начале сентября в ОГ (к этому времени КП перебазировался на территорию
пограничного городка в г. Пяндж) прибыл начальник штаба ГУПВ генерал-лейтенант Ю.А. Нешумов в
сопровождении ГА. Згерского.
Внимательно заслушав доклад и ответы на заданные мне вопросы, Нешумов спросил: «Какие возможности и где
найти место для размещения личного состава численностью около трёх тысяч человек?» Было доложено, что такую
численность людей можно разместить в палаточном городке на территории учебного центра. Со мной согласились.
Я понимал, что такой вопрос задан не случайно. Этим меня ориентировали на увеличение личного состава в перспективе. Ю.А. Нешумов отлично знал возможности каждого пограничного отряда, где можно размещать и готовить
людей, т.к. он не один год был здесь начальником войск. Но его такт превалировал над командирским тоном. Это его
качество сочеталось с твёрдостью и жёсткой требовательностью, когда это нужно было в интересах дела.
Обсудив другие вопросы, генерал Нешумов нацелил нас быть готовыми к приёму и размещению пополнения,
составлению программы сборов по ускоренной подготовке личного состава к боевым действиям. Одновременно
обязал продумать и
64
составить перечень вопросов, что необходимо иметь для оборудования городков подразделений на территории
Афганистана, связаться с командованием округов, откуда прибудут подразделения, передать им этот список.
Подразделения, при их отправке сюда, должны взять с собой всё то, что требовалось.
На подготовку прибывших (для ввода на территорию Афганистана) отводился один месяц. Время их
прибытия — в первых числах декабря. Это были жёсткие условия для подготовки подразделений.
После убытия старших начальников, офицеры ОГ, получив каждый соответствующее задание, стали готовить
планы, разрабатывать программы обучения личного состава, готовить материальную базу к встрече пополнения.
Составили список необходимого для обустройства в боевых условиях. Включили в перечень лесоматериал,
примерное его количество. Обшивка землянок, перекрытие опасных участков траншей — всё это требовало большого
расхода древесины.
В ходе повседневной напряжённой работы по подготовке к предстоящему прибытию подразделений я звонил в
округа по закрытой связи и просил загружать в отправляемые к нам эшелоны как можно больше лесоматериала,
объясняя причину этого. Большинство подразделений привезли с собой достаточное количество древесины, и она
использовалась по назначению.
Кто побывал в Афганистане, знает отношение местных жителей к лесоматериалу, дровам в условиях безлесья. Там
дрова покупают по весу. У нас это вызывало удивление. Мы не всегда ценим то, что у нас имеется в избытке: лес,
воду. Природа нас этим одарила в избытке. Пока! Но, учитывая то, как мы сегодня к этому относимся, как расхищаем,
поневоле задумаешься: «Надолго ли всего этого хватит?.. Что останется нашим потомкам?» Активность действий
бандгрупп возрастала на протяжении всего лета 1981 года. Но особенно это проявилось в сентябре. Для защиты
афганского населения в северной части приграничных провинций было задействовано большинство резервных сил
пограничных отрядов. Вот некоторые примеры действий наших подразделений, наиболее значимые.
65
10.09 — проведены боевые действия по ликвидации банды в районе Кушки на территории ДРА.
Совершён рейд на трёх БТР к населённому пункту Тарагунди для оказания помощи ополченцам в
уничтожении небольшой группы бандитов.
12-13.09 — южнее Баламургаба, в районе населённого пункта Бузбаш-Сахари, произошёл бой СБО совместно
с батальоном ца-рандоя с крупной бандой. Результат: 15 бандитов убито.
16.09 — в районе к. Каркина СБО в количестве 60 человек на шести БТР вёл бой с бандой.
16.09, с 16.00 до 23.00, в районе к. Кемира группа пограничников уничтожила несколько бандитов.
После доклада в Москву генерал-лейтенанту Ю.А. Нешумову об обстановке в зоне деятельности, получили
указания: принять все меры по недопущению провокаций на границе, не прозевать выхода к ней бандитов.
До прибытия подразделений из округов оставалось около двух месяцев. По распоряжению начальника войск я стал
оформляться в отпуск с таким расчётом, чтобы после его окончания мог сразу же включиться в работу по встрече прибывающих ММГ и подготовке к вводу их на территорию Афганистана.
Перед убытием в Ашхабад я передал дела и ввёл в курс обстановки прибывшего мне на смену полковника Николая
Трофимовича Будько.
До середины ноября я с женой отдыхал в санатории «Семёновское» под Москвой. Периодически звонил
оперативному дежурному в Ашхабад и интересовался делами в ОГ. В конце октября узнал, что при проведении
боевой операции тяжело ранен полковник Будько. Есть ещё раненые и погибшие. Для завершения запланированной
операции начальник войск направил генерал-майора В.Н. Харичева.
Известие о трагедии в Куфабском ущелье было неожиданным и неприятным. Что там произошло - для меня была
загадка. И только по прибытии из отпуска к месту службы узнал подробности этого происшествия.
66
Накануне операции был произведён облёт вертолётами района предстоящих боевых действий. Выбиралась
площадка для высадки десанта. По характеру полёта вертолётов душманы вычислили предполагаемое место их
посадки и устроили засаду. Итог для нас стал трагичен.
Николая Трофимовича я знал как подготовленного офицера, реально оценивающего обстановку и целесообразно
принимающего решения. Но здесь что-то было не продумано.
Для поиска банды, участвовавшей в засаде против нашего авиадесанта, основные силы направили вверх по
Куфабскому ущелью без предварительной разведки противника и охранения основной колонны. Торопились. И вновь
попали в засаду. От огня бандитов погибло несколько пограничников, военнослужащих и ополченцев ДРА.
Конечно, вскоре банда была уничтожена, а Куфабское ущелье - очищено. Но понесённые потери легли на душу
тяжким грузом.
В обоих случаях — явная недооценка противника. Нельзя не учитывать, что бандиты внимательно наблюдают за
нашими действиями, также учатся воевать и используют любую нашу ошибку. Повторять один и тот же метод
борьбы, одни и те же тактические приёмы с хитрым и коварным врагом нельзя. Во всех делах, тем более в ведении
боевых действий, надо продумывать новые тактические решения, неизвестные врагу, избегать шаблонов.
Когда я прибыл из отпуска, со мной провёл беседу Г.А. Згерский. Он обратил внимание на то, что при подготовке
операции необходимо учитывать мнение и предложения подчинённых офицеров. Они, имеющие боевой опыт,
помогут избежать ошибок при принятии окончательного решения. Выработка плана — это коллективный труд, хотя
за всё всегда отвечает командир.
Уже в ОГ я заслушал офицеров, участников проведённых операций. Совместно ещё раз проанализировали
обстоятельства этих трагических событий, чтобы учитывать их в дальнейшем, предупреждать их.
67
В это время приехала большая группа офицеров ГУПВ, которая активно включилась в многогранную деятельность
по подготовке к приёму подразделений, прибывающих на усиление. Организация встречи, размещение, подготовка и
уточнение программ ускоренного обучения специалистов - неполный перечень вопросов, которые они решали,
помогая офицерам ОГ. Опытные офицеры Главка: Кириллов, Банных, Ашуралиев, Евсиков и другие проделали
огромный объём работы. Во всех мероприятиях, проводимых с прибывшими подразделениями, сбоев и больших
затруднений не было.
Эта группа офицеров, возглавляемая начальником штаба ГУПВ генерал-лейтенантом Ю.А. Нешумовым, а затем
генерал-лейтенантом И.Г. Карповым, работала не только над подготовкой личного состава к боевым действиям, но и
совместно с ОГ планировала ввод подразделений на территорию Афганистана. Офицеры ОГ проводили тщательный
выбор мест дислокации ММГ.
Ввод наших подразделений - не только совершение марша к месту своей дислокации. Это боевые действия,
ликвидация банд и очистка зоны ответственности по ходу продвижения к намеченной цели, оказание помощи
местным органам власти в защите населения от нападения банд.
По распоряжению начальника войск округа были подготовлены списки личного состава из действующих
подразделений, имеющих боевой опыт, чтобы их перевести в прибывающие ММГ для усиления и передачи таких
навыков.
С 12 декабря начали прибывать мотоманёвренные группы. Стали выполняться намеченные планы. Все
пограничники, прибывшие к нам, уже имели годичный стаж службы по охране государственной границы на
различных участках. Комплектование подразделений ММГ проходило военнослужащими пограничных застав.
Предстояла большая работа не только по их сколачиванию, проведению занятий по боевой подготовке, но и по
созданию боевого коллектива из людей, вместе ещё не служивших, мало знакомых. Одновременно велась их
психологическая подготовка, ведь они ещё, что называется, не нюхали пороха. За68
дача непростая. Но через месяц напряжённой работы с личным составом она была успешно решена.
Задача решалась комплексно. Боевая подготовка, занятия под руководством офицеров-участников боевых действий.
И разъяснение нашим ребятам, для чего всё это проводится. Воспитанные в духе патриотизма, преданности своему
народу, государству они, это было видно сразу, были готовы к действиям в экстремальных ситуациях!
Одновременно осуществлялся выбор и рекогносцировка мест дислокации ММГ на территории ДРА, определялся
маршрут или направление выхода к ним. Составлялся план проведения колонн к населённым пунктам КалайиНау, Меймене, Шибарган, Мазари-Шариф, Талукан, Имам-Сахиб, Ташкурган. Планировали график ввода
ММГ в эти населённые пункты в первой декаде января 1982 года.
За каждым подразделением на ввод к месту дислокации закреплялись офицеры ОГ: Ильин, Зализняк, Юдин, Минин,
Павленко, Ткач, Бобров, Третьяков.
Общее руководство этими мероприятиями осуществлял генерал армии В.А. Матросов. Тщательная подготовка
подразделений вызывалась определённой необходимостью. На момент начала ввода ММГ обстановка
характеризовалась наличием в северных провинциях около 320 бандгрупп общей численностью до 22500
человек. Из них в зоне ответственности насчитывалось соответственно около 150 бандгрупп и до 11500
бандитов, имеющие на вооружении миномёты, пулемёты и другие виды стрелкового оружия. Подразделения
вводились на территорию ДРА последовательно, с учётом их обеспечения группами прикрытия и авиацией.
Часть ММГ пересекли границу и достигли места дислокации, не встретив сопротивления. Некоторые, преодолев
государственный рубеж, вошли в соприкосновение с отрядами душманов, которые, не приняв боя, скрылись.
Продвижение подразделений проходило под прикрытием авиации.
Но в районах населённых пунктов Ташкурган и Имам-Сахиб наши ММГ встретили ожесточённое
сопротивление. Для лик69
видации крупных банд потребовалось несколько дней. На этих направлениях хорошо работали вертолёты,
уничтожая опорные точки противника.
В системе общей операции на меня была возложена задача по руководству вводом ММГ, прибывшей из СевероЗападного пограничного округа, в район Калайи-Нау.
На участке Тахта-Базарского погранотряда с рассветом преодолели границу и колонна двинулась к намеченной
цели. Расстояние более 60 км преодолели до наступления тёмного времени под прикрытием вертолётов. Марш был
совершён без каких-либо осложнений.
Когда колонна достигла Калайи-Нау, сразу приступили к оборудованию городка. Убедившись, что охрана места
расположения ММГ организована как следует, я возвратился на советскую территорию. Мне еще было нужно
организовать проводку в район Талукана другой ММГ.
К населённому пункту Талукан колонна двигалась уже по маршруту, который был очищен от бандгрупп. И тем не
менее, по ходу движения, достигнув к. Тарагнышлак, с дальнего расстояния колонна была обстреляна. Действия
нашей авиации и огонь из крупнокалиберных пулемётов БТР заставили нападавших прекратить стрельбу и скрыться.
Личный состав от этого обстрела не пострадал.
Маршрут в 120 км преодолели до наступления тёмного времени. Прибыв на место и выставив охранение, с соблюдением мер предосторожности занялись обустройством. Я с несколькими офицерами выехал на встречу с представителями местной власти. С улусволем и командиром подразделения царандоя (милиции) уже был знаком. Они ждали
нашей помощи в борьбе с мятежниками, действовавшими в этом районе. Талукан расположен на путях сообщений,
связывающих на востоке Файзабад с Мазари-Шарифом и Кундузом на западе. Здесь было интенсивное движение как
населения, так и групп мятежников из Пакистана в центр северных провинций. И перекрыть его своими силами местные власти не могли.
70
Обсудив интересующие нас вопросы, уточнив обстановку, мы организовали взаимодействие и договорились, что для
разгрома выявленных бандгрупп местные власти будут выделять в помощь ММГ подразделение царандоя и
ополченцев.
В первую же ночь расположение ММГ было обстреляно из близко расположенных домов, но потерь у нас не было.
Надо было срочно принимать меры по очистке от бандитов территории, находящейся рядом с ММГ. Следующим
этапом — планировать ликвидацию их в населённых пунктах. Нам понадобился день, чтобы спланировать операцию
по блокированию опасного для нас объекта.
Перед рассветом следующих суток силами ММГ, подразделения царандоя и ополченцев район, откуда вёлся огонь,
был окружён, и началась проверка на наличие бандитов. И мы сразу встретили огневое сопротивление. Заблокированные боевики вели интенсивный огонь, не давая возможности продвигаться нашим группам. Вновь потребовалась
помощь авиации.
Вскоре прилетели две пары вертолётов. Возглавлял эту группу начальник пограничной авиации генерал-майор Н. А.
Рохлов.
После краткого изучения обстановки, уточнения расположения наших подразделений и огневых точек бандитов
лётчикам была поставлена боевая задача на поражение.
При выполнении задачи один из пилотов был ранен при обстреле с земли из ДШК. Его заменил в управлении
вертолётом генерал Рохлов.
В результате действий авиации сопротивление бандитов было подавлено. Закончили дело уже подразделения
царандоя под прикрытием ММГ. Операцию расширили до полного уничтожения банды в населённом пункте. Она
успешно завершилась без потерь с нашей стороны, за исключением лёгкого ранения командира экипажа вертолёта.
Собранное оружие по акту передали командиру царандоя. Склады с боеприпасами, обнаруженные схроны
подорвали сапёры. Близстоящий бандитский дом был снесён по распоряжению главы города.
71
С выставлением ММГ в районе Талукана оказался перекрыт удобный маршрут передвижения мятежников.
В соответствии с распоряжением руководства КГБ СССР с выставлением наших подразделений зона
ответственности погранвойск увеличилась в глубину территории ДРА от линии границы СССР от 35 до 65 км,
в которую вошло 34 уезда, 13 волостей, объединяющих около 3000 населённых пунктов. Такая ширина зоны была
рассчитана на упреждение выходов вооружённых бандгрупп к границе.
По итогам крупномасштабной операции, проводимой в течение 1,5 месяца по вводу дополнительных ММГ и боевых
действий, в зоне ответственности были разгромлены основные бандгруппы и укреплена власть более чем в половине
уездов из общего числа. Шла большая работа по оказанию помощи в её укреплении и в оставшейся части.
Дополнительное выставление ММГ — вынужденная мера. Обстановка характеризовалась усилением активности
вооружённой борьбы против новой власти на всей территории Афганистана, в том числе в нашей зоне
ответственности. Чётко просматривалась линия на объединение отдельных бандгрупп под единым руководством по
территориальному признаку, проведение одновременно спланированных диверсионно-террористических акций в
провинциальных центрах.
С февраля 1982 года пограничные войска совместно с ВС ДРА и во взаимодействии с частями 40-й армии
приступили к осуществлению дополнительных мер по оказанию интернациональной помощи афганскому народу в
северных провинциях страны в соответствии с комплексным планом ЦК НДПА на 1982 год.
После завершения ввода ММГ на территорию ДРА у ОГ появились возможности проведения войсковых
мероприятий по очистке от бандгрупп отдельных районов в зоне ответственности, где, по данным разведки, они
имели базы и укрывались от правительственных войск.
По разработанному и утверждённому плану пограничные подразделения совместно с царандоем и отрядами
ополченцев с
72
20 февраля по 18 марта 1982 года провели крупные операции в провинции Кундуз.
Мной принято решение начинать запланированное мероприятие от г. Ташкурган в направлении населённых пунктов
Маджар, Астана на Имам-Сахиб методом внезапного последовательного блокирования отдельных районов и
действиями поисковых групп.
Таким образом была очищена от бандгрупп большая территория, прилегающая к государственной границе.
В результате ввода ММГ и расширения зоны ответственности погранвойск из 47 уездов и волостей банды
контролировали полностью только два уезда (Раг и Шахри-Бузург). Выставлены комитеты и отряды
самообороны в 125 населённых пунктах.
За 1982 год проведено свыше 240 операций. Уничтожено более 7750 мятежников, из них 18 главарей,
задержано 5211 бандитов (из них 51 главарь), пособников — 1153. Захвачено 2618 единиц оружия,
автотранспортной техники — 216 единиц, уничтожено 90 складов с боеприпасами и разрушено более 130
схронов.
Пограничные войска, наряду с боевыми действиями, проводили совместно с представителями местной власти пропагандистские мероприятия в интересах укрепления государственного строя и стабилизации обстановки. Сложная
ситуация продолжала оставаться в районе Куфаб — Раг Бадахшанской провинции. Особую важность и
значимость имели объекты, охраняемые советскими пограничниками, строящийся мост через р. Амударью в
районе Хайратона, порт Ширхан и вантовый переход Келиф.
Мы отмечали пассивность представителей государственной власти в работе с местным населением в провинциях
Бадахшан, Тахар, Фарьяб и Балх, что способствовало появлению бандгрупп и их активности воздействия на
население. В населённых пунктах велась контрреволюционная пропаганда на срыв демократических преобразований,
проводимых правительством ДРА, привлечение на свою сторону населения. В этих целях активно Использовалось
реакционное духовенство.
73
20 марта, по окончании боевых операций, у меня появилась возможность вылететь в Ашхабад, повидаться с женой и
дочкой.
Здесь мне Людмила Андреевна сообщила печальное известие: 20 февраля 1982 года умерла моя мама, Мария
Семёновна. Ей исполнилось 85 лет. Крестьянка, по природе крепкая женщина. Не помню, чтобы она когда-либо
болела или жаловалась на состояние здоровья.
С 1915 года замужем за моим отцом, Дмитрием Гавриловичем. Дважды провожала его на фронт, начиная с Первой
империалистической. Воспитали троих сыновей (остальные дети умирали во младенчестве по разным причинам) в
трудное для страны время. Умерла от сердечной недостаточности. До последнего дня занималась домашними делами.
Сообщение пришло с опозданием, да и мне его было трудно получить: я в это время находился на операциях в
районе Ташкурган—Имам-Сахиб. Телеграмму затеряли на почте и только телефонный звонок жены моего брата,
Альбины Фёдоровны, известил нас об этом.
Срочно в Москву!
В конце апреля 1982 года стала поступать информация о появлении в ущелье Куфаб крупной банды,
возглавляемой главарём Вахидом.
Это ущелье, протяжённостью около 20 км, имеет прямой выход к р. Пяндж, к государственной границе. Кто
занимает это ущелье, тот находится в тактически выгодном положении по отношению к своему противнику.
Задача перед ОГ, подразделениями пограничных войск состояла в том, чтобы нанести поражение этой банде,
уничтожить её базы и не допустить влияния на местное население. Этим исключить выходы провокаторов к границе.
Разрабатывалась крупномасштабная операция. Сосредоточивались несколько ММГ, вертолёты. Организовали
подвоз горючего и боеприпасов. Уточняли места нахождения бандитов.
74
Местные органы власти, население кишлаков ждали помощи от пограничников и были заинтересованы в разгроме
банды Вахида.
Подготовка к операции подходила к концу, когда случилось неожиданное. За день до её начала к нам прибежал один
из ополченцев и сообщил, что их отряд, численностью около 80 человек, при выдвижении к месту расположения
банды попал в засаду и был разгромлен. Есть много убитых, раненых. Всё оружие захвачено. Расспрашивать
подробнее его было бесполезно. Больше он ничего не мог сказать.
Позднее мы установили, что произошло. Командир отряда получил информацию, что в соседний кишлак пришла
небольшая группа бандитов и самостоятельно, без оповещения пограничников, стал выдвигаться к месту, где
бесчинствовали бандиты. При движении отряд попал в засаду. Не исключено, что это была продуманная провокация
для разгрома сильного в данном месте отряда самообороны.
Самонадеянность, неумение вести боевые действия привели к гибели многих людей.
Надо было принимать меры, чтобы не дать безнаказанно уйти бандитам. Пришлось частично пересмотреть план
операции. На это потребовался ещё день.
В ходе организации боевых действий и накануне их начала меня вызвали на переговоры к аппарату связи. Со мной
говорил генерал Г.А. Згерский.
— Иван Дмитриевич! Самолётом тебе на смену прибывает полковник Борисов. Сдай ему дела, а сам немедленно
прибывай в Ашхабад. Буду ждать. Утром вылетаешь в Москву. Билеты на самолёт приобретены, все документы для
командировки находятся у меня. Подробности при встрече. До свидания!
Я не успел ничего сказать о сложившейся обстановке, о запланированной операции. Разговор был для меня неожиданным. Ничего не оставалось делать, как срочно вертолётом вылететь с полевого командного пункта в пгт
Московский, где уже ждал самолёт, прибывший из Ашхабада с полковником А. Борисовым.
75
Мы знали друг друга по Военной академии им. М.В. Фрунзе, когда учились на одном курсе. И вот здесь, в боевых
условиях, через 15 лет встретились.
Из-за недостатка времени мы не успели поговорить о наших личных делах. Я его проинформировал о предстоящей
операции, о сложившейся обстановке, пожелал удачи и вылетел в Ашхабад.
Прямо из аэропорта прибыл в управление войск, где меня ждал Геннадий Анатольевич Згерский.
Кратко доложив об обстановке в Куфабском ущелье, я спросил о причине моего вызова в Москву. Но ответа не
получил. По-видимому, Геннадий Анатольевич знал, зачем я лечу, но был предупреждён, чтобы на эту тему со мной
разговор не вести. Он дипломатично меня успокоил, сказал, что всё будет хорошо и не надо волноваться. На месте всё
узнаю.
Он вручил мне документы, авиабилет и пожелал удачи.
Самолёт на Москву вылетал рано утром. В моём распоряжении было ещё несколько часов. С супругой Людмилой
Андреевной проверили мой походный чемодан, аккуратно всё уложили, и я готов к отъезду. Её тоже взволновал мой
вызов, но она, как жена командира, всегда была готова к моим служебным командировкам и неожиданностям.
Прилетев в столицу, где в аэропорту меня уже ждали с машиной, я срочно прибыл в ГУПВ.
Я тогда не думал, что после этой поездки в Москву уже не вернусь к себе в оперативную группу. Но с назначением
на другую должность я буду постоянно находиться в неразрывной связи с нашими подразделениями, действующими
на территории Афганистана. Мой боевой опыт, приобретённый в руководстве оперативной группой, пригодился в
новых условиях, на новой должности.
Но это уже другая работа.
76
Часть вторая
НА АФГАНСКОЙ СТОРОНЕ
В сложных условиях на территории Афганистана советские люди выполняли задачи по обеспечению безопасности
южных рубежей нашей страны и оказанию помощи органам Демократической Республики Афганистан в защите
местного населения от вооружённых банд контрреволюции.
В описываемый период я находился в служебной командировке в Афганистане и выполнял поручения командования
пограничных войск КГБ СССР. При этом делал краткие заметки, не думая, что сегодняшние обстоятельства
подскажут написать воспоминания о тех днях.
В хронологической последовательности моих рабочих дней, на основе сохранившихся записей, освещаю события, в
которых сам принимал участие или был их свидетелем, о встречах с руководителями разного уровня, содержания их
бесед и выступлений. В некоторых случаях делаю суждения с позиций сегодняшнего дня. Этим я хотел передать
содержание непростой в то время работы.
Время, как и все мы, уходит безвозвратно. Возможно, наши потомки будут иметь желание посмотреть из будущего
на прошлое, на нашу деятельность по обеспечению безопасности страны.
В преддверии 65-й годовщины победы советского народа в Великой Отечественной войне мы с благодарностью
вспоминаем наших отцов и дедов, родных, тех, кто защищал нас, нашу Родину от фашистов. Мы с уважением
относимся к фронтовикам, живущим среди нас. Их рассказы о тех боевых днях — сегодня живая история. А
написанные воспоминания о войне очевидцев — достоверные факты из жизни фронтовиков.
Мой отец, Дмитрий Гаврилович Ярков, участник двух войн, после демобилизации в 1945 году вскоре ушёл из
жизни. А мы, его сыновья, не успели узнать о всём пережитом им на фронте. Да и он неохотно, как и многие
участники войны, делился воспоми77
наниями о невзгодах. А в нашей памяти многое бы сохранилось из его рассказов, уже для передачи своим детям.
Я стараюсь оставить память о боевых товарищах, их мужестве при выполнении воинского и интернационального
долга.
К сожалению, из-за прошедшего времени не всех участников тех событий пофамильно могу вспомнить, но и сейчас
зримо чувствую их верное плечо в боевых делах на афганской земле.
Москва—Кабул
Утром 3 мая 1982 года я прибыл в Москву. При выходе из самолёта у трапа меня встретил офицер ОКПП аэропорта
«Шереметьево» и пригласил в «Волгу», стоящую здесь же. При этом передал, что уже заказан пропуск и меня ждут в
Главном управлении пограничных войск. Я поблагодарил офицера и выехал с территории аэропорта.
В полученном мною пропуске были указаны этаж и номер кабинета, куда я должен прибыть. Так я оказался у
генерал-майора И.П. Полежаева, заместителя начальника пограничных войск по кадрам.
Выслушав мой доклад и поздоровавшись, он сказал: «Нас с вами уже ждут, Иван Дмитриевич. Идёмте к начальнику
войск».
Не задерживаясь в приёмной, мы прошли в кабинет генерала армии В.А. Матросова. За столом сидели члены
военного совета генералы Ю.А. Нешумов, В.С. Иванов, И.П. Вертелко, Г.А. Преображенский. Все поздоровались с
нами. После непродолжительной беседы начальник пограничных войск КГБ СССР зачитал Указ Президиума
Верховного Совета СССР о присвоении мне воинского звания генерал-майора, вручил погоны и тепло поздравил. Все
члены военного совета также присоединились к поздравлению.
Для меня это событие было неожиданностью. Генерал Матросов умел преподносить сюрпризы подчинённым.
— Товарищ Ярков! — продолжая разговор, обратился он ко мне. — Нам завтра нужно быть у председателя КГБ
Ю.В. Андропова на беседе. Вас назначают на новую должность — офицером по связи от пограничных войск КГБ
СССР с оперативной груп78
пой Генштаба Вооружённых Сил и аппаратом главного военного советника в Кабуле. Более детально о вашей работе
поговорим после приёма нас председателем КГБ. Он этому придаёт очень важное значение. Вам даётся день, чтобы
переоделись в соответствующую вашему воинскому званию форму. Товарищ Преображенский окажет в этом помощь.
Не теряйте время. Завтра в 10.00 я жду вас у себя. До свидания!
Я вышел из кабинета, чтобы дождаться начальника тыла ПВ. Трудно сейчас представить состояние после того, как
получил такую информацию! Внутреннее волнение преобладало над оценкой случившегося. Но надо привыкать к
новому положению.
Каждый раз при присвоении очередного воинского звания или назначения на новую должность я всегда испытывал
удовлетворение и чувство новизны.
Для меня всегда являлись примером генералы Н.Д. Песков, А.Г. Викторов, В.И. Колодяжный, которых я бесконечно
уважал. И вот теперь приблизился к ним по воинскому званию. Оно ко многому обязывает: в выполнении служебных
обязанностей, отношении к людям, подчинённым...
Но надо было спешить. Совместно с офицером из отдела тыла, который помогал мне получить форму, мы приехали
в пошивочную мастерскую, где мне подобрали по размерам тужурку и брюки, а затем посетили и склады МО СССР
для получения остальной части обмундирования. Проблема с формой была решена.
На следующий день, прибыв в назначенное время в управление, я недолго ждал вызова. Генерал армии Матросов
вместе со мной быстрым шагом прошёл по коридору к приёмной председателя КГБ. Через некоторое время нас
пригласили в кабинет.
За столом сидел Ю.В. Андропов. Я не отметил изменений в его внешности по сравнению с 1978 годом, когда он
посещал наш пограничный отряд в Выборге для вручения ему ордена Красного Знамени. Он встал, вышел из-за стола
и, поздоровавшись, предложил сесть.
Ю.В. Андропов поздравил меня с присвоением генеральского звания. Спросил, знаю ли о моём новом назначении и
готов ли
79
выполнять обязанности в предлагаемой должности? А мне даже не пришлось на заданные вопросы отвечать. В.А.
Матросов кратко доложил о моём назначении, и это был исчерпывающий ответ. Во-первых, подбор офицера для этой
должности осуществлён с учётом знаний и опыта, приобретённого в Афганистане. Во-вторых, сказал он, генерал
Ярков вылетает завтра и на днях будет уже работать в Кабуле.
Ю.В. Андропов утвердительно кивнул головой и кратко изложил цель моего нахождения на новом месте службы. Я
стану связующим звеном между руководством пограничных войск с ОГ ГШ, находящейся в Афганистане. Все
решения, которые принимаются ОГ ГШ, главным военным советником (ГВС) по северным провинциям, следует
передавать в Москву. Соответственно, через меня будут информировать о действиях пограничных войск другую
сторону. «Более подробный инструктаж, — заметил председатель КГБ, — получите от товарища Матросова. Нам
важно иметь там человека, который будет информировать нас о действиях частей 40-й армии и вооружённых сил
ДРА, особенно в зоне ответственности советских погранвойск. Здесь без взаимодействия различных ведомств не
обойтись. Ваша работа там необычная. А чтобы быть в курсе планирования боевых действий, нужен
доброжелательный контакт с руководителями советни-ческих аппаратов других ведомств. Желаю успехов в
непростой обстановке. Надо всё делать так, чтобы мы своевременно знали ситуацию, которая отражается на
результатах взаимодействующих сторон».
На этом беседа закончилась. Таков был инструктаж. Председатель КГБ сам хотел высказать беспокойство не только
обстановкой в Афганистане, но и действиями войск разных ведомств, их несогласованностью при решении боевых
задач, и довести это беспокойство до офицера, направляемого работать в Кабул. Давно назрела необходимость
координировать, начиная с верхних эшелонов военного командования, действия войск до самого низшего звена в зоне
ответственности советских пограничников.
Мы возвратились в кабинет начальника войск, где я получил более конкретный инструктаж по предстоящей работе.
80
Генерал армии Матросов кратко изложил обстановку в Афганистане, пояснил, какую роль в её стабилизации играют
пограничные войска на севере этой страны, рассказал о задачах, выполняемых войсками 40-й армии, и их
взаимодействии с пограничниками. Акцентировал внимание на своевременное представление информации послу Ф.А.
Табееву о действиях погранвойск в северных провинциях. Повседневное общение с главным военным советником
генералом армии М.И. Сорокиным, командующим 40-й армией и их штабами должно носить творческий характер в
планировании операций и организации их взаимодействия с ПВ.
Распорядок своей работы я должен строить самостоятельно, применительно к условиям распорядка
взаимодействующих штабов и руководящих органов. Ежедневно в 6 ч. 30 мин. докладывать в ГУПВ о планировании
боевых действий, их проведении в северных провинциях частями 40-й армии и ВС ДРА. Эти доклады будут влиять на
отработку согласованных действий по ликвидации банд. Тем более, что в нашей зоне ответственности хозяевами
положения являются именно пограничные войска.
Когда в штабах будут разрабатывать любую операцию или планировать какие-либо действия, обязательно должен
учитываться важный элемент — взаимодействие с нашими подразделениями.
В Кабуле я представляю интересы пограничных войск КГБ СССР. Через меня идёт своевременная информация о
планах 40-й армии, ВС ДРА, царандоя в Москву, а от нас - о планах действий ПВ для незамедлительного доклада
ГВС.
Была поставлена задача: по прибытии к месту службы подготовить и передать в письменном виде на утверждение
свои функциональные обязанности. А также продумать схему ежедневного, еженедельного докладов в ГУПВ. На
месте определить с кем из состава руководителей, советников наладить постоянные контакты для взаимной
информации в наших интересах.
Кроме того, заметил Вадим Александрович, мне предстоит на все предложения, распоряжения, указания со стороны
81
руководителей ведомств не спешить давать согласие, а принимать их для изучения с последующим докладом в
Москву. По острым, не терпящим отлагательств вопросам, немедленно звонить. Раз в месяц представлять итоговую
сводку с оценкой положения дел в северных провинциях с точки зрения военачальников в Кабуле — с выводами и
предложениями.
Все свои действия согласовывать с руководителем представительства КГБ СССР в Кабуле Борисом
Николаевичем Воскобойниковым (старший оперативный начальник).
Информацию по пограничным войскам ВС ДРА в северных провинциях брать у старшего советника командующего
афганскими ПВ генерал-лейтенанта Н.И. Макарова.
Определив круг обязанностей и задач, которые мне предстояло решать, В.А. Матросов тем самым очень облегчил
мою работу на первых порах. Его советы и наставления трудно было переоценить, это я особенно почувствовал уже в
Кабуле.
Генералы Ю.А. Нешумов, Ю.Г. Ницын, полковник В.А. Кириллов, беседуя со мной по очереди, также давали свои
рекомендации, практические советы по работе в Кабуле. А в заключение каждый из них говорил, что на месте
необходимо самому ориентироваться в обстановке, как и что делать. Поэтому, исходя из поставленных задач, мне
самостоятельно придётся отрабатывать на месте все вопросы своей деятельности.
В заключительной беседе В.А. Матросов сказал: «Мы вас направляем в Кабул на три месяца, а дальше —
обстоятельства покажут необходимость этой должности. С вами полетит генерал Згерский для представления вас
соответствующим руководителям. Желаю успехов».
Что имелось в виду под «обстоятельствами» — сейчас можно только догадываться. Наверное, всё-таки имелись в
виду перспективные решения нашего руководства. Но моя «кратковременная» командировка продлевалась затем
через каждые 3 месяца. И только в 1984 году меня утвердили на постоянной должности, как старшего советника
командующего погранвойсками ВС ДРА.
На следующий день я вылетел в Ашхабад, а затем вместе с Г.А. Згерским — в Кабул.
82
Вместе со мной из Москвы отправился к новому месту назначения по службе в Ашхабад полковник В.Н. Смирнов. С
ним мы встретились в аэропорту. За время ожидания посадки в самолёт и до места прибытия в Ашхабад я рассказал
ему об обстановке на участке округа, о решении непростых задач на территории Афганистана, выполняемых нашими
подразделениями, на что особенно надо при этом обратить внимание. Думаю, что тогда я вооружил его в какой-то
степени первоначальными знаниями обстановки.
После посадки самолёта мы сразу же выехали в управление войск округа к генералу Г.А. Згерскому. Встретив нас,
он поздравил меня с новым званием и назначением по совместительству с действующей должностью (я оставался
официально его заместителем). Он знал, зачем меня вызывали в Москву, но по распоряжению В.А. Матросова не мог
об этом сказать. Действительно, для меня готовился сюрприз. И даже, как оказалось, не один. Г.А. Згерский летел со
мной в Кабул, чтобы официально представить меня как офицера связи от ПВ КГБ высоким должностным лицам, с кем
мне предстояло работать. Отлёт запланировали на следующий день.
После обсуждения всех вопросов, которые я должен докладывать в округ, порядка связи, мне представилась
возможность уехать домой.
Людмила Андреевна уже ждала меня. Ей было приятно видеть меня в новой форме. Она тоже вложила немало труда
в моё продвижение по службе, создавая условия и в учёбе, и в выполнении служебных обязанностей на любом этапе, в
любых условиях.
На подготовку к командировке времени ушло немного. Приготовив гражданский костюм, проверив чемоданчик, который всегда для этой цели находился на видном месте, я был готов к вылету.
Ещё в Москве, в заключительной беседе, В.А. Матросов дал положительный ответ на мою просьбу, чтобы в Кабуле
я находился с супругой. Но для этого необходимо было оформить ей служебный паспорт. И она осталась ждать
получе83
ния разрешительного документа для пересечения границы в ДРА.
6 мая 1982 года в 8.00 Г.А. Згерский и я вылетели самолётом в Термез, а после оформления соответствующих
документов — в Кабул.
Весь полёт проходил над облаками, и только через полтора часа мы рассмотрели с высоты афганскую территорию.
При подлёте к столице Афганистана увидели разбросанные небольшие населённые пункты в расщелинах гор, крутые
склоны. Кабул появился внезапно. Он располагался ровно посредине большой, окружённой горами котловины.
Самолёту, чтобы произвести посадку в аэропорту, нужно сделать несколько кругов снижения, одновременно с
отстрелом тепловых ракет с целью защиты от возможного обстрела зенитными ракетами.
Нас встретили офицеры в полевой форме советников и представились генералу Згерскому. На «Волге» и в
сопровождении другой машины выехали в город.
Поездка до конечного пункта — советского посольства, заняла по времени около одного часа. Проезжая мимо
какой-то площади, увидели обелиск, поставленный Неизвестному Солдату. Он напоминал жителям и всем, кто
приезжал в Кабул, о борьбе афганского народа за независимость страны.
В посольстве нас встретили и провели в большой светлый зал, попросили подождать посла. Вскоре появился и он.
Поздоровавшись с нами, предложил сесть за столик и начать беседу.
Г.А. Згерский был уже с ним знаком, а меня представил в соответствии с новой должностью и моими
обязанностями.
Ф.А. Табеев стал Чрезвычайным и Полномочным Послом Советского Союза в Афганистане в 1980 году. До этого с
1960 года - первый секретарь Татарского обкома КПСС, член Президиума Верховного Совета СССР. 1928 года
рождения. Прекрасный оратор, хорошо чувствует аудиторию. Об этом я узнал позже, когда встречался с ним или
слушал его выступления.
Выслушав Г.А. Згерского, посол проинформировал нас о неспокойной обстановке в стране, о состоянии
вооружённых сил
84
ДРА, стремлении контрреволюции дестабилизировать положение дел в афганском обществе.
Геннадий Анатольевич рассказал о действиях пограничных подразделений в зоне своей ответственности, в северных
провинциях, о необходимости согласованных действий с частями 40-й армии. Для этой цели, пояснил он, и прибыл
опытный офицер.
В конце беседы посол предупредил, что условия работы здесь сложные, но к этим трудностям надо привыкнуть. Он
надеется, что важная информация об обстановке и действиях войск в северных провинциях будет ему поступать
предельно достоверная и своевременная. После чего позвонил руководителю представительства КГБ в Кабуле и
предупредил о нашем скором визите к нему.
Попрощавшись, Фикрят Ахмеджанович поручил своему работнику проводить нас в представительство.
У раскрытой двери кабинета, куда нас привели, мы встретились с человеком, с которым в дальнейшем мне
пришлось работать около двух лет. Это был Борис Николаевич Воско-бойников. Общаясь с ним на деловых встречах,
я видел всегда требовательного, делового руководителя, с уважением относящегося к каждому члену коллектива. В
той сложной обстановке он внимательно подходил к проблемам пограничников, выполняющих обязанности
советников, и всегда помогал им. По окончании срока командировки на смену ему прибыл Николай Егорович
Калягин. Это совершенно другой человек по складу характера. Для него пограничников не существовало, и мы с его
стороны поддержки не ощущали. Поэтому сложно было воспринимать давление советнического аппарата ГВС на наш
отдел.
Разговор с Б.Н. Воскобойниковым занял продолжительное время. Он предупредил меня, чтобы ежедневно, в
определённое время, я присутствовал на совещаниях, проводимых им, и был готов докладывать обстановку в зоне
ответственности советских ПВ. По всем вопросам, которые необходимо решать и где нужна будет его помощь, он
всегда готов её оказать.
85
Перед нашим уходом Борис Николаевич позвонил ГВС и уточнил время встречи с прибывшими пограничниками.
Выслушав ответ, он положил телефонную трубку и предупредил, что ГВС сегодня занят и сможет принять нас на
следующий день.
Для отдыха нам предоставили комнату в небольшом домике за пределами посольства. Эта комната потом стала
местом моего временного проживания.
В назначенное время мы находились в здании Генерального штаба ВС ДРА, где главный военный советник и его
аппарат занимали помещения на втором этаже. Это здание — бывший королевский дворец. Он построен и стоит на
высоком месте, как бы возвышаясь над городом. Этот дворец назывался Дар-Уль-Аман.
Нас встретили и проводили в кабинет генерала армии Михаила Ивановича Сорокина.
Геннадий Анатольевич представил меня и доложил, с какой целью я буду находиться при ГВС. Все вопросы по
взаимодействию с частями ВС ДРА, 40-й армии, царандоем в зоне ответственности, боевым действиям подразделений
пограничных войск будут оперативно доводиться до ГВС и его штаба.
Генерал армии Сорокин с удовлетворением отметил своевременность решения командования ПВ о направлении
офицера связи в Кабул:
— Я надеюсь, что все вопросы, возникающие по совместным действиям в северных провинциях Афганистана, будут
решаться оперативно. Кроме этого, нам надо знать постоянно о действиях частей 40-й армии в тех же районах. А вам
(он обратился ко мне) необходимо держать постоянный контакт с начальником моего штаба. Я сейчас познакомлю вас
с ним.
Вскоре в кабинет вошёл генерал.
— Это начальник штаба генерал-майор Гришин Владимир Павлович, — познакомил нас Сорокин, — будете
держать с ним связь. Кроме этого, он познакомит вас с командующим и начальником штаба 40-й армии. Работы у нас
много и в ней требуется предельная согласованность для решения боевых задач.
В конце беседы генерал Сорокин сказал, что со мной он уже знаком. Вспомнил, что когда был командующим
войска86
ми Ленинградского военного округа и проводил учения на участке Выборгского пограничного отряда, там мы и
познакомились.
А было так. Меня наше командование направило на обеспечение учений войск Ленинградского военного округа в
районе государственной границы. И там же я случайно встретил своего однокурсника по учёбе в Военной академии
им. М.В. Фрунзе Володю Лобова (впоследствии — начальник Генерального штаба ВС СССР). Увидев нашу встречу,
командующий спросил у В.Н. Лобова откуда мы знаем друг друга и получил объяснение.
Заканчивая беседу, генерал Сорокин пригласил нас участвовать в приёме, организованном МО ДРА по случаю его
юбилея - 60-летия со дня рождения. ГА. Згерский поблагодарил за приглашение, но ему необходимо было вылетать в
Союз.
Попрощавшись, мы вышли из кабинета. В тот же день я проводил генерала Згерского, а сам приступил к работе.
Организация работы
Первое, что мне надо было сделать, это определить свой распорядок рабочего дня. Он непосредственно зависел от
проведения совещаний в штабе ГВС и у руководителя представительства КГБ. Но перед этим ежедневно в 6.30 я
связывался с Москвой и Ашхабадом, принимал данные обстановки и готовил их для доклада на совещаниях. После
обеда — подготовка информации для моего командования.
На следующий день после того, как Згерский улетел в Ашхабад, я встретился с генералом В.П. Гришиным, и мы
определились с тем, какие вопросы нам совместно решать. В 7.00 ежедневно собирается координационная группа на
заседание с участием руководителей советнических аппаратов силовых структур или их заместителей.
Докладываются разведданные, планируется ликвидация обнаруженных целей противника, подводятся итоги боевых
действий.
На совещаниях, проводимых руководителем представительства КГБ, я получал обзорную информацию по всей
стране.
87
Участвуя в этих встречах, я глубже вникал в обстановку и делал детальную выборку, в первую очередь по северным
провинциям, для докладов в Москву и Ашхабад.
В свою очередь меня заслушивали по обстановке в северных провинциях, где действовали наши пограничные
подразделения, о результатах их боевой деятельности. Здесь же я передавал координаты выявленных объектов
мятежников.
Начальников штабов ГВС и 40-й армии я постоянно информировал о времени и районах действий наших ММГ в
зоне ответственности, чтобы они учитывали это в своих планах по использованию частей и подразделений в северных
провинциях.
Для постоянной связи с ГУПВ и Среднеазиатским пограничным округом мне предоставили возможность
использовать в посольстве аппарат правительственной связи. Этот телефон находился в ведении старшего советника
МВД и там постоянно дежурил офицер. И когда для меня шла срочная информация, он сразу же приглашал на
переговоры. Но всё же с первых дней работы в Кабуле появились проблемы.
Во-первых, мне предоставили для проживания необорудованное помещение за пределами посольства без каких-либо
бытовых удобств. На мою просьбу улучшить условия для работы и отдыха, с учётом скорого приезда сюда жены,
руководитель представительства только развёл руками. Я тогда понял, что здесь по всем вопросам единоличным
хозяином являлся посол. И пожалел, что на первой с ним встрече этот вопрос не затрагивали.
Мне пришлось самому искать выход из этого положения. На территории посольства располагалась нештатная
пограничная комендатура из нашего округа для охраны всех объектов, находящихся здесь. Так как в мои обязанности
входил контроль за её деятельностью, организацией службы, состоянием воинской дисциплины, комендант майор
В.И. Листратов, видя мои затруднения, сам предложил расположиться временно в одном из кабинетов комендатуры.
Этот вариант я принял, так как и необходимый контроль в таком случае осуществлять было легче. Но занимал это
место недолго, пока вошедший в моё положение ге88
нерал В.П. Гришин не поспособствовал, чтобы мне предоставили квартиру в микрорайоне за счёт его ведомства.
Другая проблема — питание. Отсутствие буфета, тем более столовой, заставило меня запасаться продуктами в
период редких посещений Ашхабада, когда вылетал для участия в заседаниях военного совета округа.
Вот таким образом проблемы были решены.
С генералом В.П. Гришиным в процессе решения служебных задач мы подружились. Это работоспособный, по
характеру немногословный офицер, хороший организатор работы штаба. Он всегда находил контакт с собеседниками,
принимал правильные решения в сложных вопросах. Был, как иногда говорят, «рабочей лошадкой» в аппарате ГВС.
Если забежать вперёд по времени, то замечу, что когда ему на замену прибыл генерал Л.Н. Печевой, меня с ним
заставляла встречаться только ответственность за выполнение своих обязанностей. От него исходили к подчинённым
грубость, высокомерие. Особая его любовь — это «боевые трофеи». Печевой был полной противоположностью
Гришина. Я прочитал в каком-то источнике следующее изречение: «Бестактное поведение начальника — подрыв
офицерской чести!» Я всегда старался его помнить в общении с подчинёнными.
Постепенно моя работа налаживалась. Устанавливались деловые контакты. На одном из заседаний
координационной группы встретился с командующим 40-й армией генерал-майором Виктором Фёдоровичем
Ермаковым. Деловой, общительный человек, объективно оценивающий обстановку. Прислушивался к мнениям
подчинённых, но всегда принимал самостоятельное решение. Позднее мы вместе проводили боевые операции в
районах Кундуза и Талукана, в северных провинциях. И весьма успешные. Тогда в них принимали участие
подразделения 40-й армии и ММГ погранвойск. Я видел его работоспособность, рациональное использование в боях с
вооружёнными антиправительственными формированиями как подчинённых ему частей, так и пограничников.
Ежедневные встречи на совещаниях, совместные планирования боевых операций очень сближают людей в непростой
обстановке. В процессе обсуждений иной раз были
89
и рабочие споры, но мы всегда с ним находили компромисс. Никогда не оставалось неразрешимых вопросов.
Должен отметить, что каждый участник координационной группы понимал степень ответственности за свои
предложения и принятие по ним решений.
Начальный период моей новой работы был напряжённым. Правда, и в дальнейшем он тоже не ослабевал. И это
зависело от развития обстановки.
Каждое утро к 7.00 по местному времени (разница с московским в 1 час 30 минут) я прибывал на заседание
координационной группы, где принимал участие в обмене информацией. Состав КГ был в основном постоянный. От
аппарата ГВС, 40-й армии — начальники штабов, представители от МВД, ВВС, КГБ, ВКР, руководители
разведорганов. Это давало полное понимание обстановки, складывающейся ситуации в стране и необходимую
информацию для выработки рекомендаций по действиям на каждые сутки. В принятии особо важных решений
принимали участие и основные руководители: ГВС, командующий 40-й армией, старшие советники министров ДРА.
Совещания проходили в здании ГШ МО ДРА, где находилась резиденция ГВС и располагался его штаб. Как я уже
упоминал, это был бывший дворец шаха Дар-Уль-Аман. Внутри здания — широкие коридоры, просторные кабинеты.
На третьем этаже располагались министр обороны, ГШ и политуправление ВС ДРА. На втором, в одном из
небольших кабинетов, наряду со служебными помещениями для отделов советников ГВС, — дежурная служба
советников по пограничным войскам ДРА. Наши офицеры имели связь с советниками погранбригад и к 6.00
осуществляли сбор данных о состоянии дел в частях, об обстановке на границе, о боевых действиях. Здесь же
проводились разработки боевых операций, оформление документов и карт по линии ПВ ДРА.
Прежде чем идти на заседание координационной группы, я заходил к дежурному по ПВ и брал у него собранную
информацию о действиях подразделений ПВ ДРА и ММГ в северных провинциях, в нашей зоне ответственности,
затем эти данные докладывал на совещании.
90
Я сейчас с благодарностью вспоминаю наших товарищей, которые добросовестно выполняли обязанности и владели
полной информацией о действиях подразделений ПВ, готовили чёткие сводки для доклада: Е.С. Тарасова, А.А.
Завалко, А.Б. Калачёва, В.М. Чепелёва, Ф. Петрова и других.
После участия в работе координационной группы я успевал на совещание руководителя представительства КГБ,
проводимое в здании посольства.
Моя информация о действиях погранвойск на севере Афганистана дополняла сотрудникам представительства
общую обстановку.
Б.Н. Воскобойников с первых дней моей работы помогал мне в установлении контактов с советниками других
ведомств, представляя меня как своего заместителя по пограничным вопросам. Каждые 7 дней я составлял недельную
сводку по действиям ММГ, которая направлялась послу, руководителю представительства, старшему советнику МВД,
штабам 40-й армии и ГВС.
Таким образом, руководители военных ведомств, посол стали полнее представлять себе динамику действий ПВ в
зоне их ответственности, результаты боевой деятельности.
Вскоре встретился с генерал-лейтенантом Н.И. Макаровым, вернувшимся из поездки по границе. О нём раньше знал
из рассказов офицеров, как о начальнике войск Закавказского пограничного округа. В состоявшейся беседе он заверил
меня в том, что будет давать полную информацию о ПВ ДРА, действующих в северных провинциях. Из-за частых
поездок на границу в пограничные бригады у него, старшего советника командующего ПВ ДРА, оставалось мало
свободного времени, и мы редко встречались. А в августе 1982 года генерал Макаров отбыл в Союз. С того времени и
до прибытия на это место генерала Б.М. Голубева в декабре 1982 г. распоряжением начальника ГУПВ мне было
поручено выполнять его обязанности, так сказать, по совместительству.
Мой рабочий день был насыщен сбором информации по обстановке. Практически у меня совершенно не оставалось
времени даже для общего знакомства со столицей Афганистана.
91
Первая половина дня занята посещением нескольких совещаний, встречами с руководителями. Во второй половине
я готовил детальные донесения в ГУПВ и Ашхабад, ясно понимая - своевременное их получение помогает в
планировании и проведении боевых действий ММГ в зоне ответственности.
В новой должности
С первых дней в Кабуле я врастал в обстановку и ритм работы, знакомился с людьми и анализировал ситуацию на
территории Афганистана, изучал документы и справочные материалы. Всё говорило о сложности положения внутри
страны. Характерной чертой являлись резкие порой колебания — от некоторого улучшения до обострения положения
дел в различных провинциях. Так, в провинции Кунар контрреволюция планировала организовать семь мятежных
полков по 400-600 человек. Назначили командиров. А на всей территории ДРА было выявлено более 1,5 тысячи
бандгрупп, общей численностью около 90 тысяч мятежников. Из них в зоне ответственности советских ПВ — около
345 бандгрупп, количеством до 16135 человек. Это средние данные из источников различных ведомств..
Под влиянием контрреволюционеров находилась значительная часть территории ДРА, полностью 5 провинций из 29
(Гур, Урузган, Заболь, Бамиан, Пактика). А из 286 уездов и волостей — 112 и частично — 145.
Под контролем народной власти находились 29 уездов и волостей (половина из них в зоне ответственности
советских пограничных войск).
Большая часть населения Афганистана, не понимая целей и задач Апрельской революции, в силу религиозных
устоев и национальных традиций под давлением мятежников оказывала им поддержку.
Из этого вырисовывался ряд факторов, которые влияли на обстановку не в пользу народной власти:
1. Слабая активность органов власти по расширению зоны влияния на местное население и в закреплении их там, где
достигнуты успехи военным путём над мятежниками.
92
2. Продолжающаяся фракционная борьба в НДПА, отвлекающая её от решения основных задач.
3. Неукомплектованность ВС ДРА (54%) и низкое морально-боевое состояние личного состава.
4. Утечка информации, что снижало результаты проводимых боевых операций.
5. Активизация контрреволюционных сил, помощь им со стороны США, Пакистана, Ирана и Китая.
За рубежом было выявлено 146 лагерей беженцев из ДРА (в Пакистане - 140, Иране - 6) с общей численностью 2,22,5 млн человек.
В созданных там учебных центрах проходили подготовку до 35 тысяч боевиков, которые могли быть переброшены в
ДРА во второй половине 1982 года.
Отмечалось усиление снабжения автоматическим оружием и средствами ПВО (ДШК). Если в 1980 году
приходились на 10 мятежников один автомат, на 300 — один РПГ, на 600 — один ДШК, то в настоящее время (1982
год) на 10 человек — два-три автомата, на 8-10 — один РПГ, на 100 — один ДШК и один миномёт.
Всё это давало возможность контрреволюции иметь значительные людские и материальные ресурсы для восполнения потерь, расширения подполья, диверсионно-террористической деятельности, внедрения во все органы
государственной власти своей агентуры. Резко возросла диверсионная деятельность мятежников против советских
войск. Участились обстрелы войсковых колонн, постов, аэродромов и мест постоянной дислокации, подрывы транспорта на дорогах.
В директиве руководства СССР в адрес ГВС предусматривалось, в связи с непростой обстановкой в ДРА, на 1982
год следующее:
- установить государственную власть в равнинных районах северной части страны;
- активизировать действия армейских частей 17-й, 18-й, 20-й пехотных дивизий, пограничных войск, частей
царандоя ДРА и освободить от мятежников районы:
93
... севернее линии Меймене — Мазари-Шариф — Кундуз (зона ответственности ПВ СССР);
- принять меры по перекрытию путей перехода границы мятежниками и переброски оружия из Пакистана и Ирана
в ДРА;
- к началу 1983 года переложить основную тяжесть вооружённой борьбы с противником на афганские войска, а
части Советской армии использовать для обеспечения безопасности основных административно-политических
центров и коммуникаций страны;
- повысить роль царандоя в закреплении органов власти на местах.
Мне пришлось знакомиться с содержанием и других документов, в которых делались практически аналогичные
выводы по обстановке. Я видел советских людей, которые стремились инициировать деятельность органов власти
всех уровней, а военных специалистов — на работу с местным населением, на разгром вооружённых групп
контрреволюции. Но активности одной стороны мало для достижения поставленной цели, если другая сторона к
этому относится пассивно, не проявляет достаточной воли и энергии.
Ежедневно мне поступала информация из Москвы, Ашхабада о действиях ММГ совместно с подразделениями
ВС, царандоя и отрядами ополченцев ДРА во всей зоне ответственности ПВ в северных провинциях. Члены
координационной группы интересовались конкретными действиями подразделений. У меня всегда были примеры для
доклада.
Первые мои сообщения были за 5, 6 и 8 мая. В эти дни ММГ ПВ, 75-й пехотный полк, батальон царандоя и
группа СГИ (безопасность) активными действиями очистили от мятежников кишлаки Абдул, Аина, Бекбан,
Буляк, Уртабус, установили власть и создали там отряды защиты революции. При этом уничтожили в бою 22
бандита, захватили в плен 18, изъяли 5 единиц стрелкового оружия, призвали в армию 14 человек.
11 и 12 мая в районе Хитоякин, Чаман (провинция Бадахшан) мятежники совершили нападение на воинскую
колонну,
94
следовавшую из Файзабада в Кундуз. Севернее кишлака Дирра-Капан оперативным путём обнаружены банды,
которым нанесено поражение с применением авиации.
К 15 мая проведено несколько боевых действий: 1) кишлак Калайи-Нау — отбито нападение бандитов, при этом
уничтожено 16 нападающих; 2) в районах кишлаков Баламургаб, Акказан-Манган, Шибарган (газопровод),
Андхой, Меймене, Хайратон, Ташкурган, Калайи-Куф проводились боевые операции и действия по
обнаружению и ликвидации мятежников, оказывалась помощь населению в укреплении власти.
Докладывая по итогам за период с 1 по 15 мая о действиях в зоне нашей ответственности, указал, что проведено
11 боевых операций. При этом уничтожено 330 мятежников, 159 захвачено, изъята 31 единица оружия.
Все данные сверялись со старшими советниками других ведомств. Эту информацию я оформлял документально в
виде справок в 4 адреса — руководителям ведомств и Ф.А. Табееву.
Доклады и сообщения на координационной группе, официальные справки от различных ведомств дополнялись
сводками о боевых действиях, о мерах по укреплению власти на местах на всей территории страны, что давало нам
общее представление об обстановке.
Кроме кратких данных о проведённых боевых действиях и их результатах из штабов ГУПВ и округа, мне
передавали подробности об отдельных боях наших подразделений с бандформированиями.
Так, 19 мая 1982 года в г. Имам-Сахиб, в 53 км западнее г. Мазари-Шариф (провинция Балх), в 66 км от
государственной границы, произошёл жестокий бой. Около 100 мятежников разгромили подразделение
царандоя, захватили оружие. О готовящемся нападении узнал по роду своей деятельности майор М. Ульянов,
сообщение передали командиру ММГ, находящейся в том районе на выполнении боевой задачи. Подразделение
немедленно перенацелили и оно совершило марш к Имам-Сахибу.
95
Личный состав подразделения с ходу вступил в бой с бандитами, застигнутыми врасплох. Огнём из
бронетранспортёров и вызванных вертолётов противнику нанесли поражение.
Но боевикам удалось подбить один наш вертолёт, который совершил вынужденную посадку вблизи
душманов. М. Ульянов, руководивший боем на одном из участков, с группой пограничников не дал
возможности захватить наш экипаж, при этом уничтожил несколько душманов.
Бой закончился полным разгромом бандформирования, его уничтожением.
Этот пример показывает, что полевые командиры банд тщательно отслеживали через свою агентуру действия
подразделений ММГ. Они выбирали момент для нападения на афганские подразделения тогда, когда советские воины
находились на расстоянии и не успевали прийти на помощь.
12 мая 1982 года состоялось открытие железнодорожного моста через р. Амударью, соединяющего берега
Советского Союза и Афганистана, город Термез и порт Хайратон.
На этом событии присутствовал Бабрак Кармаль в сопровождении посла СССР Ф.А. Табеева.
Осмотрев мост, ознакомившись с порядком его охраны на территории ДРА, Б. Кармаль высказал беспокойство по
поводу его безопасности. На его взгляд, система охраны была недостаточно организована.
Табеев через меня высказал просьбу к генералу армии В.А. Матросову об усилении охраны нового объекта на
государственной границе. Вскоре пришёл ответ: меры уже принимаются.
21 мая поступило срочное сообщение: взорван газопровод Акча — госграница СССР. Практически он не охранялся
и всегда существовала угроза его подрыва, что наносило ущерб государственному бюджету ДРА. На его ремонт
направили специалистов под охраной ММГ.
На одной из встреч с Н.И. Макаровым он мне рассказал, что в г. Мазари-Шарифе активизируется формирование 6-й
пограничной бригады, и сделана заявка в ГУПВ о направлении дополнительно советников для неё. При увеличении
количества пог96
ранбатальонов, один из них планируется выделить для охраны газопровода.
В конце мая Ф.А. Табеев пригласил на совещание советников силовых структур, чтобы принципиально рассмотреть
планы освобождения от мятежников северных провинций ДРА. Он обратил внимание на то, что часть уездов и
волостей, особенно в зоне ответственности ПВ КГБ, по несколько раз освобождаются от мятежников и их влияния, но
сил царандоя не хватает для закрепления успеха. Слабо идёт работа по восстановлению власти, организации отрядов
защиты революции и ополченцев. Необходимо потребовать от органов власти на местах активизировать работу с
местным населением.
Далее он акцентировал внимание на выполнение требований директивы советского руководства по нормализации
обстановки в ДРА.
После совещания мне сообщили, что документы для приезда жены в Кабул получены и находятся в Ашхабаде. К
очередному вылету нашего самолёта она будет готова к переезду.
Ожидаемый приезд Людмилы Андреевны заставил меня искать выход из создавшихся затруднений с жильём. Из
всех опробованных вариантов найти квартиру остался один: просить помощи у НШ ГВС — генерала В.П. Гришина.
Изложив суть дела, в чём я нуждаюсь, высказал просьбу помочь разрешить непростой для меня вопрос. Он с
пониманием отнёсся к этому и пообещал подыскать подходящий вариант.
Через несколько дней Гришин предложил вместе выехать и посмотреть для меня трёхкомнатную квартиру в новом
микрорайоне, построенном советскими специалистами. В этих домах жили советники с семьями. Здесь, в одном из
домов, жила член Политбюро ЦК НДПА Радебзад. Район охранялся подразделениями ВС ДРА.
Услышав моё согласие жить в этом помещении, Владимир Павлович сразу вручил и ключи от квартиры. Проблема
была решена!
3 июня перед советниками выступил заместитель ГВС по политической части генерал-лейтенант Николай Фадеевич
Кизюн.
97
Он изложил ситуацию с внутренним положением в ДРА. Вот краткое содержание доклада.
«...Контрреволюционные силы с помощью Пакистана и Ирана стремятся свергнуть народно-демократический строй
ДРА. Но в настоящее время этого сделать не могут. Бандформирования действуют против ВС ДРА и СА
партизанскими методами. Они несут потери, но пополняются за счёт местных жителей. В ДРА идёт гражданская
война. Наша задача учить подсоветных работать с населением, искать у них поддержку для власти.
О положении в НДПА. Накануне Саурской революции насчитывалось 17 тысяч членов и кандидатов партии. На
сегодняшний день - более 70 тысяч. Рабочих и крестьян среди них тогда - 10%, а сейчас - 26%. Но с ними не работают
в идейном плане и через них не влияют на массы. Существует разобщённость, деление партии, осуществляется
постановка на учёт отдельно парчамистов и халькистов. А это разные организации.
Руководители и члены парторганизаций не могут и боятся работать в массах. Губернаторы провинций Балх,
Саманган бездействуют и надеются только на армию и советские войска. В ВС ДРА офицеры, служившие ещё при
короле, не привыкли работать с солдатами, да и не хотят. А это передаётся и молодым офицерам. Отсутствует
воспитательная работа. В результате в армии низкая воинская дисциплина. Кроме совершаемых преступлений в ВС,
ежемесячно дезертируют до 2 тысяч военнослужащих, в том числе офицеры».
Доклад генерала Кизюна - это обобщённые данные, взятые из разных источников. Влияние советников во всех
ведомствах, на разных уровнях упиралось в инертность в характерах, местный менталитет, воспитанный природными
условиями и племенным устройством афганского общества. Работая с афганцами, необходимо внимательно
относиться к словам собеседника, так как за ними могут скрываться противоположный смысл и, тем более, дела.
Несмотря на недостатки, работа, направленная на укрепление власти, хотя и медленно, но шла.
Параллельно с проведением боевых действий, под влиянием советников шла работа представителей
государственных струк98
тур по разъяснению местному населению целей и задач Саурской революции. Государственная власть
предпринимала усилия в строительстве школ, медицинских учреждений, промышленных объектов.
Силовые органы выходили на главарей банд и склоняли их к прекращению вооружённого сопротивления и к
переходу к мирной жизни. В провинции Фарьяб велись переговоры с рядом бандглаварей в населённых пунктах
Гурзбан, Чичекта, Ачек и других, где активное участие принимали наши пограничники. Это объясняется тем,
что главари больше доверяли советским командирам, чем представителям органов власти.
В результате длительных переговоров с главарями трёх крупных банд в кишлаке Даултабад, банда прибыла
к расположению ММГ и сложила своё стрелковое оружие в количестве 75 единиц.
Но не всегда удачно складывалась обстановка и для наших подразделений. Внезапному нападению подверглась 8
июня в 19 ч. 50 мин. ММГ, дислоцированная в кишлаке Кайсар. В результате миномётного обстрела погиб
один и ранено 7 пограничников. Но и банда не ушла от возмездия. Усилиями разведчиков установили её
местонахождение и действиями подразделений из Кайсара и Меймене, во взаимодействии с батальоном
царандоя, её уничтожили. Было убито 37 душманов, захвачено трое, а также 2 миномёта и 15 единиц
стрелкового оружия.
Находясь в Кабуле, я всегда имел подробную информацию о боевых действиях наших подразделений в зоне
ответственности.
11 и 12 июня, как член военного совета пограничного округа, я находился в Ашхабаде на его заседании. Обратно
возвращался уже с Людмилой Андреевной.
В Кабуле я её сразу привёз в предоставленную нам квартиру. К условиям новой обстановки она привыкла быстро.
Что женщине нужно? Для начала — жильё, кухня, магазины, а остальное — потом. Это моё представление, конечно.
Здесь из перечисленного было всё.
В кабульском аэропорту 18 июня встретил генерал-лейтенанта Ивана Петровича Вертелко. Он, как первый
заместитель
99
начальника ГУПВ, по заданию генерала армии В.А. Матросова прилетел из Москвы для согласования плана боевых
действий в северных провинциях с оперативной группой ГШ ВС СССР, находящейся в Кабуле. Руководителем её был
Маршал Советского Союза С.Л. Соколов, а его заместителем — генерал армии В.И. Варенников. План включал
совместные действия частей ВС ДРА, 40-й армии с пограничными войсками КГБ СССР в зоне их ответственности по
районам местности и временным срокам на вторую половину 1982 года и в перспективе на первую половину 1983
года. Этот согласованный план должен быть представлен на утверждение министру обороны и председателю КГБ
СССР.
После моего возвращения с пленума ЦК компартии Таджикистана, 29 июня на совещании генерал армии М.И.
Сорокин, а затем, в тот же день, руководитель представительства КГБ Б.Н. Воскобойников высказали требования о
представлении достоверных данных по результатам проведения боевых операций и нанесения авиационных ударов, о
количестве уничтоженных мятежников. Это вызвано тем, что некоторые командиры показывали завышенное
количество убитых и раненых бандитов. Рекомендовано результаты рассматривать по количеству захваченного
оружия и боеприпасов. А данные представлять по согласованию с командирами частей других ведомств, если те
принимали участие в совместных операциях.
В конце июня - начале июля в северных провинциях активизировали свои действия бандгруппы против
комитетов защиты революции в кишлаках, участились ночные обстрелы воинских гарнизонов, ММГ в зоне
ответственности ПВ (Имам-Сахиб, Калайи-Нау, Дашти-Кала, Чичка, Калайи-Куф).
1 июля в 4.00 вновь взорван газопровод вблизи кишлака Ферокала (район Акчи). Вышедшая сюда ММГ
обнаружила банду и уничтожила её. Здесь же восстановили органы власти и организовали отряд защиты
революции. Повреждения на газопроводе устранили специалисты под охраной ММГ.
Это был уже третий подрыв неохраняемого объекта, два первых случились 30 мая и 16 июня. Нанесённый
ущерб бюджету ДРА составил до 2 млн долларов.
100
Необходимо было предпринимать меры для охраны газопровода. С этой целью командование ПВ подготовило
письмо в ЦК НДПА с предложениями по обеспечению безопасности данного объекта, и за подписью Б.Н.
Воскобойникова его передали послу Ф.А. Табееву.
Чуть позже из Москвы получили ответ на ранее направленное предложение по усилению охраны железнодорожного
моста через р. Амударья. Для этой цели выделена штатная пограничная застава в количестве 64 человек с шестью
бронетранспортёрами, двумя бронекатерами. Определена зона охраны моста, как на берегу, так и на речном участке с
использованием катеров. Подразделениями армии ДРА обеспечили вторую линию охраны.
В составленной мной докладной записке на Ф.А. Табеева и М.И. Сорокина подробно указаны привлекаемые силы и
организованная система охраны моста. За подписью Б.Н. Воскобойникова она ушла адресатам.
Комендатура посольства
Июнь 1982 года был насыщенным боевыми действиями ММГ во взаимодействии с частями ВС и царандоем ДРА. А
в кишлачных районах привлекались и отряды ополченцев. Поиск бандгрупп вёлся активно всеми имеющимися
средствами. Подразделения совершали рейды по направлениям, вертолёты осуществляли разведывательные облёты
районов местности, где могли находиться незаконные вооружённые группы. Плановые боевые операции по
ликвидации бандитских групп сочетались с самостоятельными выходами подразделений к местам их нахождения при
получении оперативных сообщений.
Противник партизанскими действиями стремился любой ценой возвратить утраченные, важные для него в
экономическом и политическом отношениях, районы на севере Афганистана, в зоне ответственности советских ПВ.
Избегая прямых столкновений с нашими подразделениями, бандиты выбирали тёмное время суток для обстрела расположений ММГ и исчезали в горной местности после совершения налёта.
101
По полученному сообщению из ГУПВ, в истекшем месяце проведено 6 плановых операций, в 20 случаях
пограничные войска действовали по обстановке.
С 26 июня начата операция в прибрежной зоне и районе кишлака Акча (провинция Джауджан) в целях
разгрома бандгрупп и обеспечения безопасности газопровода, идущего в СССР.
В результате боевых действий в течение месяца уничтожено более 1000 бандитов, в том числе 11 главарей,
захвачено 560, из них 3 главаря. Изъято и уничтожено 280 единиц оружия, взорваны 7 складов с боеприпасами
и продовольствием, 56 единиц автотехники. Задержано 120 бандпособников.
После получения телеграммы из ГУПВ докладной запиской эти результаты представлены в три адреса: послу,
ГВС и руководителю представительства КГБ. Кроме этого, послу я докладывал подробно о взаимодействии с
частями 40-й армии и о существующих проблемах, которые решаются в высших инстанциях.
На совещании в представительстве Б.Н. Воскобойников особо отметил результативность действий советских ПВ в
своей зоне ответственности. В отличие от действий частей 40-й армии, которые действуют по площадям, пограничные
подразделения, на основе оперативных данных, ведут борьбу с бандгруппами избирательно, там, где они есть.
Поэтому руководители северных провинций высоко оценивают действия ММГ. А работа, проводимая с местным
населением, имеет тенденцию к укреплению взаимоотношений с советскими пограничниками, поддержке органов
государственной власти.
В Кабул поступали данные, касающиеся перехода границы жителями Афганистана в Иран. В связи с чем иранское
правительство ужесточило контроль на ирано-афганской границе в ограничении приёма беженцев. Перед ними
ставили условия, чтобы они имели рекомендательные письма. При выезде с территории Ирана ограничений не было.
Такое перемещение населения через границу в Иран использовали и органы безопасности Афганистана для выявления подпольных центров контрреволюции.
102
Занимаясь этим, значительное время я тратил на контроль за организацией службы по охране территории посольства
и видел, что нагрузка на личный состав превышает все нормы, прописанные руководящими документами.
Посольство СССР занимало большую территорию, на которой находились торгпредство и другие советские
организации. Для охраны всех учреждений определены посты, в основном круглосуточные. Иначе и быть не могло
при той сложной обстановке.
Для точного расчёта необходимого количества пограничников, постов я и комендант майор Листратов составили
схему охраны. На основе этого расчёта я подготовил докладную записку на имя начальника войск КСАПО генерала
Г.А. Згерского, предварительно согласовав этот вопрос с послом и руководителем представительства. При очередном
приезде в Ашхабад на военный совет этот документ «пошёл» по команде. Впоследствии новый штат комендатуры, с
учётом увеличения личного состава, был утверждён.
; Так как первое время комендатура была нештатная и ей не было предусмотрено помещение для расположения, как
воинскому подразделению, пришлось заниматься и её обустройством.
- Сложность для пограничников состояла и в том, что отсутствовало банно-прачечное обслуживание. Душ, которым
пользовался личный состав, не обеспечивал условий помывки, а воду часто отключали. Изыскивая выход из
непростого положения, я обратился к командиру армейской строительной организации, которая обеспечивала
объекты 40-й армии. Узнав о наших затруднениях, он согласился помочь пограничникам. Но на определённых
условиях:
- проект (чертёж) мы представляем;
- оплата за стройматериалы — наша;
- рабочая сила — наша;
- построенный объект идёт в зачёт строительной организации.
Они оказывают услуги:
103
- для руководства работами назначается специалист-строитель (сержант);
- выделяют и подвозят стройматериалы;
- с учетом нашего заказа делают расчёт необходимой потребности;
- бурят скважину.
Условия были приняты. Хозяин — барин. По представленной заявке и предложениям произвели расчёт потребности
стройматериалов и стоимость затрат.
На очередной встрече с Ф.А. Табеевым я доложил о необходимости помочь пограничной комендатуре создать
нормальные бытовые условия. Нужно было получить его разрешение на отвод земли под объект, выделение денег на
оплату стройматериалов.
После того, как он заслушал меня, мои доводы о необходимости строить объект, дал на это согласие. Я сразу же
подал ему заранее подготовленные план объекта, расчёты на строительство и отдельно — рапорт об оплате за
стройматериалы. Он внимательно рассмотрел представленные документы, уточнил некоторые детали и подписал их.
Основной вопрос был решён. Надо приступать к строительству. Но для этого нужны люди. И их необходимо найти
среди личного состава. Да ещё таких, чтобы были знакомы со строительными работами.
Учитывая большую нагрузку по службе, я не хотел волевым решением сам определять людей на строительство.
Здесь должно быть желание работать, ведь от этого зависит качество.
Мы решили провести собрание личного состава, вызвать у солдат интерес к строительству объекта. А кроме 3-5
специально выделенных строителей на постоянной основе, им будут помогать свободные от службы. Таким образом,
эта стройка должна быть «общенародной».
И действительно, в процессе работы сторонних наблюдателей не было. Через месяц объект построили и
подготовили к использованию. Он включал: топку (универсальную, можно было топить твёрдым топливом или
мазутом), парную, мой104
ку, бассейн (2,5x2 м), раздевалку. Одновременно пропускная способность помывки составляла 10 человек.
Обеспечивала водой пробуренная рядом с объектом скважина.
Проблема была решена.
27 июля вновь вылетел в Ашхабад на заседание военного совета войск округа. Одним из вопросов повестки дня
обсуждались результаты боевых действий в зоне ответственности за июль.
Подразделения ПВ принимали активное участие в уничтожении бандгрупп во всех уездах и волостях в своей зоне
ответственности. За прошедший месяц во взаимодействии с частями ВС, царандоем и ополченцами уничтожено
около 900 мятежников (среди них 14 главарей), захвачено 389 (один главарь), 217 единиц оружия. Разгромлена
бандгруппа, действовавшая на территории Мордианского и Акчинского уездов, очищен от душманов участок
газопровода.
В управлении войск округа подготовили уточнённые документы по планированию боевых действий в зоне
ответственности для согласования с ГВС. А по возвращении в Кабул мне необходимо было встретиться с
командующим 40-й армией генерал-лейтенантом В.Ф. Ермаковым и выяснить, как будут действовать его части в
августе в зоне ответственности ПВ: самостоятельно или с нашими подразделениями? Этот вопрос связан с тем, что в
июле действий частей 40-й армии в этих районах мы не наблюдали.
До ГВС требовалось довести информацию о том, что получено сообщение от нашего источника о решении комитета
«Исламское единство» провести боевые действия и теракты на территории СССР. О дате и месте их проведения нам
узнать не удалось.
Генерал Г.А. Згерский сообщил, что в северные провинции прилетал генерал армии М.И. Сорокин, ознакомился с
обстановкой и дал высокую оценку действиям подразделений пограничников.
Получив необходимые документы и согласовав все вопросы для доведения информации до заинтересованных лиц, я
30 июля вылетел в Кабул.
105
Из истории Афганистана и его пограничных войск. Панджшер
Находясь в Афганистане и выполняя свои обязанности, по вечерам я знакомился с историей этого государства, его
возникновением, прохождением линии границы и её охраной. Эти вопросы меня интересовали как специалиста. Я
использовал для этого находящийся здесь небогатый материал и справки, подготовленные нашими советниками,
которые работали до моего приезда сюда.
Об Афганистане, его истории нам не очень много известно.
В 1980 году, действуя в окрестностях кишлака Дашти-Кала, мы обнаружили древнее городище на берегу р.
Кокча, впадающей в р. Пяндж. Здесь же находилось помещение, где хранились останки колонн, украшения в виде
лепок со зданий, осколки посуды, фрагменты домашней утвари.
Остатки города хранили следы былого дворца на возвышенности, фундаменты строения. В декабре 1981 года я
прочитал заметку И. Щедрова «Спасённые шедевры» в газете «Правда», где автор писал, что это греко-бактрийский
город, основанный, как полагают учёные, либо самим Александром Македонским, либо одним из его преемников. Он
просуществовал более двухсот лет. Одно время был, по мнению некоторых историков, столицей огромного грекобактрийского государства, границы которого на востоке доходили до берегов Инда.
Четырнадцать лет французско-афганская экспедиция вела раскопки в Ай-Ханыме.
Находясь в Кабуле, я посетил национальный музей. Среди многих экспонатов видел и те, которые были найдены в
бывшем городе на р. Кокча.
Вплоть до середины XVIII в. афганцы не имели своего национального государства. Земли, заселённые афганцами,
входили в состав различных феодальных владений Востока. Лишь в 1747 году в результате распада державы Надиршаха, в состав которого входила территория афганцев, вождю афганского племени абдали Ахмед-шаху удалось
объединить в рамках национального государства ряд афганских племён, а позднее расширить го106
сударство за счёт присоединения к нему других, в том числе и части узбекских и таджикских ханств на левобережье
рек Пяндж и Амударья.
В начале XIX столетия молодое и лишённое внутреннего единства афганское государство встретилось с мощным
противником в лице Британской империи, стремившейся после захвата Индии выйти к подступам Средней Азии и
восточным границам Ирана.
С этого времени начинается новый период в истории Афганистана - период борьбы его народа за свою
независимость против колонизаторов: трижды с оружием в руках он защищал свою страну от их нашествия (18381842, 1878 и 1893 годы).
В 1893 году под угрозой новой войны Англия отторгла от Афганистана южные и восточные районы, установила
новую индо-афганскую границу («линию Дюранда»), Она включила в состав колониальной Индии земли, издревле
населённые независимыми афганскими племенами (пуштунами). Около 6 млн афганцев были искусственно отделены
границей от своей родины.
Попытка Англии подчинить Афганистан окончилась провалом, но англичане добились установления своего
контроля над его внешней политикой.
После Саурской революции (1978 г.) у афганского правительства появилось намерение добиться аннулирования
«линии Дюранда» и перенести границу с Пакистаном в соответствии с исторической, географической и национальной
справедливостью, то есть вернуть Афганистану то, чем он владел до 1893 года (установить границу по рекам Джелак
и Инд, тем самым присоединить к Афганистану 550 тысяч кв. км с населением 28 млн человек). Это является
вопросом афганского будущего (одна из причин нежелания выставлять пограничные войска на границу с Пакистаном,
так как это будет признанием её прохождения).
В связи с тем, что граница не признана, афганские подразделения охраной её не занимались, их функции ограничивались, в частности, контролем за ввозом и вывозом грузов в местах пропуска через границу, в основном на главных
транспортных магистралях.
107
До Апрельской революции 1978 года государственная граница Афганистана охранялась несколькими жандармскими
постами, выполняющими пограничные функции на отдельных дорогах в виде КПП. Отсутствовала нормативноправовая документация по охране границы, учебные заведения по подготовке кадров погранохраны. Комплектование
подразделений осуществлялось по принципу направления в них провинившихся или отсталых солдат.
В период революции 1978 года, под воздействием контрреволюционных сил, погранохрана оказалась не способна
противостоять этому и стала разваливаться.
24 марта 1980 года пограничная охрана была включена в состав министерства национальной обороны (МНО) ДРА.
Образованные пограничные войска состояли из 17 пограничных батальонов, замкнутых на отделы пограничной
службы, которые в свою очередь входили в состав пехотных дивизий МНО. Укомплектованность погранбатальонов
составляла до 10 процентов к штату.
Правительство ДРА обратилось к руководству СССР с просьбой оказать помощь в организации афганских
погранвойск и охраны границы.
В Афганистан была направлена группа советников из состава офицеров погранвойск КГБ СССР — генерал Ю.Г.
Ницын, полковники В.В. Сахаров, В.А. Кириллов и другие. Они готовили основополагающие документы по
организации ПВ, разрабатывали штатную структуру.
Началом развития ПВ МНО ДРА можно считать 1981 год, когда были организованы первые пять пограничных
бригад (при моём отъезде в СССР в 1985 году их стало 11), сформированы управление и тыловые части. Штатная
численность в 1980 году составляла 7737 человек. Боевая техника: БТР — 28 единиц, автомашин — 128 ед. В этом же
году в ДРА находилось 26 советников из ПВ КГБ СССР.
Из книги И.П. Вертелко «Служил Советскому Союзу»: «К концу 1981 года на границу с Пакистаном выставили 29
погранбатальонов. Двадцать из них из-за неукомплектованности тех108
никой и людьми практически бездействовали. Границу с Ираном «стерегли» всего 9 батальонов, из которых
боеспособными оказались единицы. .. .Афганским пограничным войскам на тот период полагалось иметь 632
бронетранспортёра, было — 102 (из них 56 неисправных); ...из 84 танков было 12! ...Резервы, авиация, вертолёты...
находились в руках главного военного советника, который, скажем мягко, был не всегда щедр на оперативную помощь».
Сложность состояла в вопросах снабжения: не хватало транспортных средств, а 12 объектов обеспечивались материально-техническими средствами и продуктами питания только воздушным путём.
Не имея опыта ведения боевых действий, малочисленные и раздробленные по постам подразделения погранвойск,
блокированные от баз снабжения и пунктов управления, при отсутствии необходимого и достаточного количества
средств связи, были легко уязвимы для противника.
Обстановка требовала создания пограничных войск для закрытия основных маршрутов, используемых мятежниками
для переброски своих сил и средств из-за границы в Афганистан, тем более, что осуществлялось их накопление на
всей территории.
У руководства оперативной группы ГШ в Кабуле вызывали тревогу действия бандформирований в районе
Панджшера, где находились их основные базы и откуда они постепенно распространяли своё влияние на население.
Кроме того, эти районы имели прямые выходы мятежников в южном направлении на Кабул, в центр страны.
Руководил мятежными формированиями Ахмад-шах.
Панджшер — горный район, почти в центре Афганистана. Под влиянием противника находилась площадь свыше
3000 кв. км, где мятежными силами создана крепкая оборона из отдельных узлов сопротивления на тактически
выгодных рубежах. Установлено, что только крупнокалиберных пулемётов (ДШК) противник имел около 120 единиц.
Это серьёзное оружие против авиации, особенно вертолётов.
109
Для освобождения района Панджшера от контрреволюционных сил запланировали крупную операцию на май—
июнь силами 40-й армии и ВС ДРА. Задействовали более 12 тысяч человек. В ней принимала участие, в сочетании
наземных войск с воздушным десантом, авиация. Наносились авиаудары по укреп-районам мятежников. Артиллерия
обеспечивала своим огнём продвижение войск. Только для десантирования 20 батальонов в течение четырёх дней
применялось 50 вертолётов. Темп наступления в горах за сутки составлял 5-7 км.
В докладах о результатах этой операции отмечался успех. Но, как показали дальнейшие события, командующий
мятежными силами Ахмад-шах сумел вывести из-под удара свои основные силы. Часть из них перебазировалась в
северные провинции.
Войскам 40-й армии и ВС ДРА предстояло провести ещё не одну масштабную операцию по ликвидации
бандформирований Ахмад-шаха в этих горах.
Перенос по времени боевых действий. Совещание в Термезе
По возвращении 30 июля 1982 г. с военного совета я представил план боевых действий ПВ в зоне ответственности
генералу армии М.И. Сорокину и командующему 40-й армией. Были предусмотрены предложения по участию частей
в поддержке ПВ с юга зоны, чтобы не дать возможности бандформированиям уходить от воздействия на них ММГ в
южном направлении. Кроме того, предусматривалось участие подразделений 40-й армии в совместных действиях
в районе крупного населённого пункта Меймене.
Планы были рассмотрены, скорректированы и утверждены. После чего я доложил в Москву, а затем и в Ашхабад, о
согласовании плана. Казалось, наши предложения были восприняты с удовлетворением и никаких изменений не
предполагалось.
5 августа мне передали, что звонили из 40-й армии и приглашали срочно прибыть к начальнику штаба.
Встретив меня, генерал-лейтенант Тер-Григорьянц сообщил, что в связи с осложнением обстановки они могут
выделить под110
разделения для совместных действий в районе Меймене только 25 августа, то есть поддержка действий пограничных
войск переносится по времени. И это накануне начала совместной операции, когда подразделения ПВ уже были
сосредоточены в исходном районе и готовы к движению на намеченные рубежи!
Моя встреча с командующим 40-й армией для решения вопроса о действиях войск согласно утверждённому им
ранее плану в назначенное время не принесла желаемого результата.
Проведение операции по времени срывалось. Об этом я немедленно доложил в Москву. Реакция нашего руководства
была остро негативная. Отмена намеченных мероприятий, когда сосредоточены силы и средства, кроме
подразделений ПВ привлечены части ВС и царандоя ДРА, это огромный просчёт в её организации. Но в интересах
дела нашему командованию пришлось дату начала проведения крупномасштабной операции переносить на
предложенную командующим 40-й армией.
После доклада по данному вопросу я получил команду быть в г. Термезе 10 августа. В связи с изменением времени
начала боевой операции намечено провести совещание, на котором будет присутствовать В.А. Матросов.
Прибыв в Термез, я встретился с генералом Г.А. Згерским и начальником политотдела округа полковником В.Ф.
Запорожченко. До прибытия генерала Матросова я доложил обстановку на территории ДРА. Рассмотрели и уточнили
вопросы взаимодействия с частями 40-й армии в зоне ответственности ПВ в связи с изменениями сроков проведения
боевых операций.
Для проверки организации системы охраны мы выехали к железнодорожному мосту. Ознакомившись с
обустройством погранзаставы и бытом личного состава на территории Афганистана, убедились в продуманном
расположении постов, решили усилить их групповым оружием, бронетранспортёрами. Подступы к мосту были
оборудованы заграждениями в сочетании с сигнальными приборами. Составлен график освещения подступов к мосту
прожекторами АПМ-90.
На месте принято решение об обеспечении безопасности моста со стороны поверхности реки, на случай попыток
подорвать
111
опоры пловцами или с использованием плавсредств. С этой целью выделены катера из отдельной бригады
сторожевых катеров.
В ходе изучения порядка работы таможенников по досмотру грузов особое внимание обратили на контроль за
афганской стороной при загрузке вагонов и других транспортов. Обсуждали и другие вопросы, влияющие на
исключение возможности проведения терактов при провозе взрывчатки по мосту на территорию СССР.
13 августа в Термез прилетел генерал армии В.А. Матросов. В последующие дни он знакомился с обстановкой
на участке пограничного отряда, в зоне ответственности ПВ на территории ДРА, корректировал планы боевых
действий подразделений. Утвердил предложения по усилению охраны моста.
В связи с большой напряжённостью при выполнении двойственной задачи - охрана границы и выполнение боевых
задач на территории Афганистана - и большой нагрузкой на личный состав генерал Матросов на совещании офицеров
потребовал усилить воспитательную работу с подчинёнными, при этом иметь тесный контакт с офицерами особых
отделов. Немедленно реагировать на их предложения и принимать меры по переводу из подразделений тех, кто
отличается негативным поведением, нестабильностью в характере.
За серьёзные упущения в руководстве пограничной частью и отсутствие личной примерности в поведении был снят
с должности начальник отряда офицер Ф.
Руководителем пограничных войск КГБ СССР отмечался динамизм развития тактических действий подразделений в
борьбе с бандгруппами. На основе обобщения накопленного опыта наметился переход от методов «выталкивания»
противника к методу блокирования с использованием авиадесанта и в последующем — уничтожения окружённых
банд. «Надо искать новое, более эффективное в тактических действиях», — отмечал генерал Матросов.
К предстоящей операции в районе Меймене решено было привлечь 35-й пехотный полк 18-й пехотной дивизии ДРА.
Достигли договорённости со старейшинами пуштунских племён о
112
создании из их состава боевых отрядов. Для этого выделялось 1600 единиц стрелкового оружия. Но вооружение
передавалось через местные органы власти. Так мы поднимали их авторитет перед местным населением. Это
осуществлялось в основном из числа захваченного у бандитов арсенала.
В результате активного влияния на местное население наши подразделения свободно передвигались по
направлению Андхой — Меймене — Кайсар — Гармач. Это то направление, которое части 40-й армии никак
не могли пройти.
В предстоящих действиях требовалось активное участие нашей авиации. По штату у нас имелось 52 вертолёта на
этом направлении (базирование в Мары — 36 ед., в Душанбе — 16 ед.). Некомплект — 10 ед. Всего рабочих — 21 ед.
8 — на подлёте из других округов. Остальные — на капитальном ремонте, профилактике. 2 ед. — без двигателей.
Командованию авиацией начальник ПВ поставил задачу усилить деятельность по вводу в строй вертолётов.
На совещании в Термезе 15 августа 1982 г. выступил генерал армии В.А. Матросов. В докладе он указал, что на
территории ДРА на сегодняшний день сложилась непростая обстановка. В весенне-летний период контрреволюция
имела цель перейти в решительное наступление в борьбе с властью ДРА, совершить государственный переворот в
Кабуле, на местах ликвидировать органы власти. Для этого пытались объединить усилия политических партий — трёх
исламских комитетов — и добиваться перелома обстановки в свою пользу. США, Китай, зарубежные центры других
стран оказывают им материальную помощь.
Иранское руководство заинтересовано в присоединении Афганистана к своей территории. Но Пакистан не
поддерживает эту идею, ведёт свою линию на дестабилизацию обстановки. Его стремление — создать несколько
фронтов борьбы против законной власти на территории ДРА, рассчитывая на поддержку народа. Но пока не
получается. Хотя для этого подготовлены кадры и вооружение.
Контрреволюция в развитии гражданской войны применяет методы партизанской борьбы против законной власти.
Но
113
это выливается в бандитскую деятельность: грабежи, насилие. Вся деятельность контрреволюции стала тяготить
местное население. Однако активного сопротивления бандитам не оказывается из-за пассивности местных органов
власти в организации отрядов самообороны, боязни мести, влияния мулл и крупных землевладельцев, которые не
проявляют заинтересованности в укреплении государственной власти.
ВС ДРА при активной поддержке войск 40-й армии, нашей авиации провели крупные боевые операции в районе
ущелья Панджшер (северные провинции, южнее зоны ответственности советских пограничных войск), но достичь
поставленной цели полностью не смогли из-за слабой своей подготовки. Другая причина — афганское руководство
нерешительно проводит работу с населением, не закрепляются успехи армии, отсутствует контроль за деятельностью
представителей власти на местах.
Об этом было заявлено руководством нашей страны Бабраку Кармалю, когда он был с визитом в Москве.
В.А. Матросов довёл до нас, что в данное время на севере страны пограничные подразделения остались одни и
действовать будут только с отрядами защиты революции и самообороны, так как ВС ДРА переброшены на юг
Афганистана, где контрреволюция активизировала свои действия.
Нам надо всегда иметь в виду, сказал он, что противники власти придают важное значение северу страны. Здесь
проходит граница СССР, где могут совершаться провокации. Имеются государственные объекты (железнодорожный
мост, заводы), пути снабжения войск СА, порты на реках Пяндж и Амударья, переправы продуктов и товаров
безвозмездной помощи населению Афганистана.
Для этих районов идёт подготовка до 300 боевиков в Турции. Учебная база в Пакистане также активно
функционирует. Там осуществляется подбор террористов для подрыва моста через реку Амударья.
Контрреволюция имела попытку создать «Бадахшанскую республику» в противовес ДРА. Но действиями
подразделений ПВ эти замыслы сорваны.
114
Перед пограничными войсками СССР ставилась главная задача на лето — осуществить боевые операции во всей
зоне ответственности по ликвидации крупных вооружённых формирований мятежников. Её в настоящее время мы и
решали. Оставалось только выполнить запланированные мероприятия в районах Меймене, Раг и Герат. Рагская
операция будет проводиться авиадесантом. Гератская — по согласованному плану действий с ВС ДРА и 40-й армией.
Общее мнение руководства нашей страны — в северных провинциях обстановка нормализуется. Почти во всех
уездах и волостях в зоне ответственности ПВ есть органы государственной власти. Необходимо усилить влияние на
них по работе с местным населением.
В.А. Матросов отметил, что офицеры, весь личный состав научились действовать в боевой обстановке с
использованием авиадесанта. Необходимо создать аэромобильные резервы на вертолётах Ми-26.
Наши подразделения слабо используют тёмное время суток для проведения операций. Надо преодолевать
психологический барьер и планировать боевые действия в ограниченных условиях. В этом можно перенять опыт
англичан при захвате Фолклендских островов. Они имели превосходство в силах и средствах, но действовали ночью.
И добились успеха за очень короткое время. А Израиль проводил успешно операции в ночных условиях с
выключенными радиосредствами. Надо и этот опыт перенимать.
У нас ночные действия должны быть основными. Надо продумать тактику, методы, способы действий. Ночной
марш, блокирование, огонь из всех средств, использование боевой техники — всё это должно приносить успех. С применением авиадесанта эффективность операций повысится намного.
На совещании, после выступления начальника ПВ, подняли вопрос о работе разведчиков по выявлению главарей,
сбору информации о противнике, о методах дезинформации в интересах проводимых мероприятий. Проведённый
обмен опытом, выска115
занные мнения по этим вопросам, несомненно, дали положительный результат.
В заключение уточнили планы боевых операций. Особое внимание обратили на организацию охраны
железнодорожного моста через р. Амударья, газопровода в зоне нашей ответственности.
16 августа генерал армии В.А. Матросов и всё командование округа перелетели в Ашхабад, где продолжили
планирование и разработку боевых операций на предстоящие периоды. А со мной Вадим Александрович провёл
беседу по работе в Кабуле и дал задания по ряду вопросов, которые предстояло согласовать с ГВС и командующим
40-й армией. При встрече с ними я должен был представить планы боевых действий ПВ в зоне ответственности. При
этом предложить, что при проведении операций частями 40-й армии и ВС ДРА в районе Гульханы мы можем усилить
их, а в районе Талукан — Кундуз — Ханабад будем готовы к совместным действиям. При необходимости — можем
участвовать с ними в боевых операциях и за пределами зоны ответственности ПВ.
19 августа я возвратился в Кабул. При встрече с ГВС и командующим армией представил им разработанный план
действий наших подразделений в зоне ответственности и доложил все вопросы по взаимодействию, которые
начальник ПВ поручил мне довести до них.
Со всеми предложениями они согласились и утвердили планы каждый по своему направлению. После утверждения
документов они были переданы в штабы для руководства в действиях. Об этом я доложил в Москву. Здесь же
сообщил полученную в Кабуле информацию о предпринимаемых мерах контрреволюцией, при активном содействии
США, Китая и Пакистана, по созданию «правительства в изгнании». На пост его главы рассматривается бывший
посол в ООН от Афганистана Абдурахман Пажван. Не исключена также и кандидатура лидера ИПА Гульбеддина
Хек-матияра.
21 августа на расширенном совещании военных советников генерал армии М.И. Сорокин довёл сложившуюся обста116
новку в Афганистане и результаты боевых действий с контрреволюционными бандами. Разгромлено большинство
крупных, а также много мелких банд, действовавших партизанскими методами.
Укомплектованность ВС ДРА доведена до 60%. Существует нехватка офицерских кадров. Осуществляется отбор из
рядового состава достойных для направления в военные училища СССР (в г. Фрунзе — пограничников).
Армия ДРА ещё не готова к самостоятельным боевым действиям. Требуется учить их как можно активнее.
Вышел указ главы государства от 17.07.1982 г. о сроках военной службы - 3 года для всех, не считая учёбу в высших
учебных заведениях. Определено денежное содержание: через год срочной службы сарбоз (солдат) будет ежемесячно
получать от 2000 до 3000 афгани (для сравнения — инженер получал зарплату в 3000 афгани).
Но добровольно молодёжь служить не хочет. Многие из армии дезертируют. Призыв осуществляется, в основном,
насильственным путём.
Формирование отрядов малишей (добровольцев из приграничных племён; гражданских людей, которых вооружали
и привлекали для охраны границы) происходит только при подразделениях ПВ ДРА.
В настоящее время условия таковы, что ПВ ДРА уверенно действуют в районах населённых пунктов Заболь,
Гульран, Раг, Шахри-Бузург при поддержке советских ПВ. Слабо поддерживается взаимодействие между
советниками разных ведомств.
Далее привожу выдержки из выступления присутствовавшего на этом совещании Б.Н. Воскобойникова.
«Вырос количественный состав органов безопасности (ХАД) с 660 человек (август 1978 г.) до 8000 на сегодняшний
день. Это 50% от штатной численности.
Проявление фракционности в ХАД меньше по сравнению с другими ведомствами.
В политбюро НДПА имеются 5 членов промаоистской ориентации, а также 7 членов из совета ЦК.
117
Численность царандоя - свыше 70 тысяч человек. Организационная структура: 40 батальонов, оперативный полк,
учебный полк».
Во всех выступлениях была высказана тревога по поводу складывающейся обстановки в северных провинциях
(южнее зоны ответственности ПВ). Борис Николаевич, например, отметил, что действия контрреволюции наносят
большой ущерб (в 1982 году — на 793 млн афгани), подрывают экономику, не дают разрабатывать полезные
ископаемые, вести строительство ирригационной системы.
В связи с тревожной обстановкой на севере и для её выяснения спланирован вылет министра МВД ДРА Гулябзоя,
его советника Н.Е. Цыганникова на советских пограничных вертолётах в центры провинций Балх, Джаузджан,
Фарьяб, Шибарган (зона ответственности ПВ).
Ф.А. Табеев поручил мне связаться с Москвой для обеспечения вылета пограничной авиации. На мой запрос о
выделении для этой цели двух вертолётов был дан положительный ответ. Одновременно я получил распоряжение
сопровождать в поездке афганского министра.
31 августа мы вылетели самолётом Ан-26 в Мазари-Шариф, где за день работы министр заслушал доклад
губернатора, ознакомился с проблемами в подразделениях царандоя. Была организована его встреча с офицерами
пограничных войск, он заслушал их о взаимодействии с царандоем. Здесь же, в расположении ММГ, Гулябзой и его
советник остались ночевать.
1 и 2 сентября работа продолжалась в Шибаргане и Меймене. К этому времени действия по ликвидации
бандитов, проводимые подразделениями ПВ и царандоя в этом районе, закончились успешно.
При перелёте из Шибаргана в Меймене наши вертолёты были обстреляны душманами из ДШК. Лётчики сумели
выйти из-под обстрела, но случай был серьёзный.
Министр Гулябзой высоко оценил действия советских ПВ. Дал своим подчинённым — командующим царандоя в
каждой северной провинции — приказ выделять подразделения для сов118
местных действий по первому требованию начальника ММГ, а при освобождении населённых пунктов —
организовывать отряды защиты революции, местные органы власти.
Во время этой поездки нам сообщили, что для охраны газопровода формируется отдельный батальон СГИ
(подразделение безопасности). Уже было подготовлено 150 человек, а также вооружение — БТР и другая техника.
Для охраны газопровода формируют и отдельный батальон царандоя со штатом 2000 человек. 600 - уже
подготовлено.
К исходу 2 сентября министр и сопровождающая его группа возвратилась в Мазари-Шариф. Оттуда самолётом я
вылетел в Кабул.
На следующий день мне доложили обстановку по всей зоне ответственности ПВ. Все 29 гарнизонов за период с
15.08 по 1.09 провели 2 плановые, 43 частных операции, 17 засадных действий. В результате уничтожено 434
бандита, в том числе 7 главарей, задержано 103 пособника, захвачено и частично уничтожено 193 единицы
оружия, 28 автомашин, склад и т.д. Потери из состава царандоя - 12 человек. В населённых пунктах
проводились разъяснительная работа, митинги, передача в дар от советского народа продуктов питания,
одежды.
По информации посла Ф.А. Табеева, активно шла подготовка посещения северных провинций страны генеральным
секретарём ЦК НДПА Б. Кармалем. С целью обеспечения безопасности главы государства в период объезда
запланированных объектов посол предложил привлечь советские пограничные подразделения. Об этом я доложил в
Москву.
С 6.09 по 13.09 повторно проводились боевые операции в районах Меймене и Талукана силами двух ММГ во
взаимодействии с частями 40-й армии и привлечением подразделений ВС и царандоя ДРА. Предполагалось, что
была утечка информации о посещении этих объектов государственной делегацией, поэтому сюда направлялись
бандгруппы для совершения терактов. Органам безопасности необходимо было принять упреждающие меры. С этой
целью в Мазари-Шариф из Кабула прилетел
119
В.С. Редкобородый, отвечающий за безопасность главы Афганистана, с группой ответственных лиц.
По согласованию с командованием пограничного округа привлекли подразделения для ликвидации банд в этих
районах по особому плану.
С В.С. Редкобородым я познакомился и подружился в Кабуле. Мы хорошо знали друг друга и у нас сложились
добрые отношения.
Активные и решительные действия наших войск по очистке от бандитов зоны ответственности заставили остатки
контрреволюционных сил скрыться в горной местности, южнее нашей зоны, тем самым была обеспечена безопасность
посещения объектов первому лицу государства.
Результатом этих операций стало уничтожение 285 мятежников (среди них один главарь). Задержан 81
человек, захвачено 105 единиц стрелкового оружия, миномёт, 3 гранатомёта. В этой операции, к сожалению,
погибли советский пограничник и четверо военнослужащих ДРА.
13 сентября 1982 года прилетела в Мазари-Шариф группа советников для непосредственного обеспечения
безопасности высокого лица, прилёт которого ожидался через два дня.
15 и 16 сентября Б. Кармаль и сопровождающие его лица находились в Мазари-Шарифе, посетили промышленные
объекты, полк 18-й пехотной дивизии и затем возвратились в Кабул.
18 сентября в кабульском аэропорту я встречал генерал-лейтенанта И.Г. Карпова. Он прилетел по специальному
заданию В. А. Матросова. Это было вызвано тем, что нередко, в самые ответственные моменты при проведении
боевых операций, срывались ранее согласованные планы совместных действий ПВ с ВС ДРА и 40-й армией.
Пограничные подразделения, уже начав действовать, оказывались в одиночестве. В таких случаях банды нередко
уходили безнаказанно на тех участках, где должны быть взаимодействующие с нами части.
Необходимо было чётко согласовать вопросы взаимодействия. В соответствии с договорённостью, Иван
Григорьевич встретился с генералом армии М.И. Сорокиным и командующим
120
40-й армией генерал-лейтенантом В.Ф. Ермаковым. Разговор был долгим и предметным. Иван Григорьевич отметил
успехи совместных действий в зоне ответственности ПВ. Особо, на примерах, показал случаи нарушения
утверждённых планов и к чему это приводит. От острых вопросов никто не уходил.
В заключение договорились о принятии мер, исключающих невыполнение ранее утверждённых планов совместных
боевых операций. Это был трудный, но принципиальный и очень своевременный разговор.
Заканчивался сентябрь. Более четырёх месяцев я работаю в новой для меня должности. Совещания, согласования
различных вопросов по требованиям Москвы и Ашхабада, уточнение взаимодействия при ведении боевых действий в
зоне ответственности ПВ, служебные встречи и доклады по команде, контроль за организацией службы по охране
посольства комендатурой — вот неполный перечень вопросов, которые надо было решать. Я не мог найти время для
детального знакомства с городом.
Единственный день для поездки по столице Афганистана у меня выдался, когда возвратился из Ашхабада с
Людмилой Андреевной. В этот раз на автомобиле возил нас по улицам города и даже завозил в такие районы, где нам
появляться было опасно, мой хороший знакомый Эвальд Григорьевич Козлов, Герой Советского Союза. Сюда он
прибыл ещё накануне декабрьских событий 1979 года для выполнения специального задания.
Показывая город, он рассказывал об исторических местах, значении каждого района для города, о населении и его
занятиях. В последующем мне пригодилась такая поездка для ориентирования по городу.
В микрорайоне, где мы жили, находились небольшие магазинчики (дуканы), где афганцы продавали всевозможные
товары, привезённые из близлежащих стран. Туда в выходные дни мы ходили и делали покупки, с интересом
наблюдали за жизнью местных жителей, их бытом. Здесь проживало много советников с семьями.
Находясь в центре происходящих событий, общаясь с представителями различных ведомств, бывая в командиров121
ках, я видел расширяющиеся боевые действия с участием местного населения, войну гражданскую. Столкнулись две
противоборствующие силы: руководство страны с частью населения - с одной стороны, а с другой контрреволюционно настроенные, те, кто не хотел жить по-новому, направляемые и материально поддерживаемые
зарубежными центрами. И каждая сторона предпринимала немало усилий, чтобы повлиять на местное население и
привлечь его на свою сторону.
Малограмотные жители не вникали в смысл этой борьбы. Но такая обстановка в стране многим мешала жить,
трудиться, растить детей. Часть из них не видела другого выхода от бесконечного воздействия и угрозы быть
ограбленным или убитым, как уйти за границу. По неполным данным, за пределами Афганистана находилось более 2
млн беженцев. Но и в Пакистане, и в Иране они не нашли спокойной жизни. Наличие такого числа беженцев являлось
базой людского резерва для вооружённой части контрреволюции.
Руководители страны понимали, что стабильность зависит и от отношения соседних государств — Пакистана и
Ирана. Поэтому искали, хотя и робко, выход из создавшегося положения. В выработанную внешнеполитическую
программу были включены два пункта:
- прекращение агрессии против Афганистана;
возвращение беженцев на родину из Пакистана и Ирана. Агрессия соседних государств против Афганистана
вызвана
тем, что их правительства не хотели иметь у себя под боком страну, не отвечающую их интересам в
государственном устройстве.
Руководство Пакистана препятствовало возвращению беженцев. С его территории направлялись подготовленные
вооружённые боевики, которые своими террористическими действиями дестабилизировали обстановку. Пакистану
было выгодно такое положение и потому, что он заинтересован в получении больших средств от других стран для
поддержки контрреволюции в Афганистане.
В этом были заинтересованы США и КНР, которые вели линию на обострение обстановки на границе с СССР.
122
Интересы этих государств сходились в одном — заставить СССР вывести войска из ДРА и самим распространить
своё влияние на Афганистан.
Но советская сторона также заинтересована в независимости своего соседа, как буферного государства на южной
границе.
В осложнении обстановки между Афганистаном и Пакистаном не последнюю роль играет граница, установленная
между ними в 1893 году английскими колонизаторами. Она искусственно разделяет Пуштунистан, его племена на две
части по «линии Дюранда».
Пуштуны - воинственные племена. Практически для них границы не существует. Свободный переход
осуществляется в пунктах пропуска. А засылаемые бандгруппы, караваны с оружием переходят границу там, где им
удобно. Этому не могли помешать малочисленные пограничные войска из-за большой протяжённости границы.
Руководители ДРА принципиально не обозначали границу, не обеспечивали её охрану пограничными войсками,
считая, что с бандами можно покончить решительными действиями силовых структур, в первую очередь —
вооружёнными силами ДРА. И по другой причине — выставить пограничные войска, значит, признать законность
прохождения границы, чего они не хотели. Но и наше высшее руководство советничес-кого аппарата не
предпринимало настойчивости в прикрытии границы, хотя бы на основных направлениях. И получалось так, что шло
непрерывное «перемалывание» участников банд, а они вновь пополняли свои потери, от соседей через границу. Эту
ситуацию можно было сравнить с лодкой, у которой пробиты борта, через которые поступает вода. И сколько не
вычерпывай, а она не убывает.
Высокие руководители в Кабуле старались скрывать свою тревогу, понимая, что контрреволюционное давление
усиливается, вооружённая борьба не утихает. Выражение «постепенно обстановка стабилизируется» стало дежурным
в их выступлениях.
С этого начал своё выступление на совещании перед советниками в эти дни и посол Ф.А. Табеев. Он привёл пример:
из 286 уездов и волостей — 93 остались под влиянием мятежников. Но
123
есть и те, кто готов выйти из-под контроля контрреволюционных сил. А часть бандформирований идёт на
переговоры с представителями власти и складывает оружие.
И это тоже правда. Но вчера освобождённые армией уезды, волости, кишлаки сегодня вновь занимаются мятежниками, попадают под их влияние. И наоборот. И такой процесс идёт постоянно. У власти нет опоры, поддержки
населения в кишлаках.
В Афганистане сильная мелкобуржуазная прослойка. Она свободно торгует, передвигается, занимается
контрабандой в нашем понимании. Но и от неё можно ожидать непредсказуемого: днём - торгует, ночью - стреляет.
Духовенство Афганистана, в основном, поддерживает государственную власть. Когда организаторы
контрреволюции при вводе ограниченного контингента советских войск объявили «священную войну «неверным»,
духовенство их не поддержало.
Предпринимаются меры по развитию экономики страны. Народ не испытывает недостатка в продуктах. СССР
оказывает помощь в обеспечении пшеницей, рисом.
С начала 1982 года заложили основу для строительства 14 авторемонтных заводов, хлебокомбината (МазариШариф, Пули-Хумри), проводятся ирригационные работы, ведутся строительство ЛЭП, нефтегазовые разработки.
Внутри НДПА просматриваются скрытые противоречия. На это влияет сама история развития народа, его обычаи,
национальный состав. Решающую роль в стране в настоящее время, как и при короле, играют пуштуны. Это основная
масса населения. И в партийное крыло «Хальк» вошла небольшая группировка пуштунов, которые в своей
политической деятельности хотели «быстро» решать все вопросы. Это проводилось под националистическими,
шовинистическими лозунгами, что привело к антисоветизму Амина.
«Парчам» объединяло образованную часть пуштунов. Но и они выдвигали шовинистические лозунги. Группировка
умеренная, слабо действующая, состояла из менее 2000 человек. Многие из этого состава побывали в разных странах,
знакомились с про124
граммами партий. Цель их - в объединении всего народа, в чём и отличие от «халькистов». Они - за равенство наций
в ДРА. В Афганистане — племенно-родовые взаимоотношения населения. В связи с вмешательством иностранных
государств в его интересы, надо полагать, не скоро здесь будет мирная жизнь.
Так я постепенно вникал во внутреннее положение страны, афганского общества. Но чтобы понять глубже обычаи
народа, его традиции, надо жить среди них и изучать его историю. 30 сентября 1982 года я подготовил докладную
записку для посла СССР в ДРА Ф.А. Табеева, а также другим адресатам, на основе данных, полученных из ГУПВ по
действиям ПВ в зоне их ответственности следующего содержания:
«Введение дополнительных сил ПВ в зону ответственности северных провинций способствовало стабилизации
обстановки. На сегодняшний день (30.09.1982 г.) в основном крупные группировки мятежников разгромлены, что
дало возможность расширить влияние органов государственной власти.
В оценке противника, его действий появилось много нового. Бандгруппам удаётся сохранять руководящее ядро, что
помогает им быстро восстанавливаться в районах, ранее от них освобождённых. Имеет место приход банд из южных
районов северных провинций в зону ответственности ПВ, что создаёт затруднения в решении экономических,
социальных и других вопросов на местах.
Одной из причин возобновления враждебной деятельности бандитов в ранее освобождённых районах является
пассивность органов власти, как в провинциальных центрах, так и на местах.
Остаётся по-прежнему недостаточной активность армейских подразделений ДРА, которые самостоятельно операций
по существу не проводят...
За сентябрь с.г. в зоне ответственности ПВ совместными действиями советских подразделений, царандоя и ВС ДРА
уничтожено 389 бандитов, в т.ч. один главарь, захвачено 34 пленных, 127 единиц стрелкового оружия, задержано 134
призывника для ВС ДРА».
125
Октябрь выдался особенно беспокойным в общей обстановке по стране и, в частности, в северных провинциях. Во
всей зоне ответственности ПВ бандгруппы активизировали свои действия в ночных условиях. Участились обстрелы
воинских гарнизонов, в том числе и расположений ММГ.
Мотоманёвренные группы во взаимодействии с подразделениями ВС ДРА при получении данных о
местонахождении бандгрупп проводили частные операции по их ликвидации. При проведении одной из них в районе
Файзабада (провинция Бадахшан) разгромили банду, перешедшую из Пакистана, при этом задержали граждан
США. Они выдавали себя за фотокорреспондентов. 12 октября их переправили в Кабул.
13.10 мне сообщили из Москвы, что через несколько дней в Кабул прилетает генерал Б.М. Голубев на должность
старшего советника командующего пограничными войсками МО ДРА, одновременно он будет выполнять
обязанности заместителя ГВС по пограничным войскам. Высказали просьбу решить для него квартирный вопрос
через посла.
К прибытию генерала я решил с послом вопрос о выделении ему квартиры на территории посольства. Её ранее
занимал генерал Н.И. Макаров.
В некоторых провинциях ДРА нет единства у руководителей афганских ведомств, что обостряло обстановку. Так, в
провинции Фарьяб (на севере страны) между губернатором и командующим царандоя обострились
разногласия по многим вопросам, а наши советники поддерживают каждый своего подсоветного, внося
дополнительные разногласия, усугубляя сложные взаимоотношения. В эту склоку втягивают и офицеров
ММГ.
Губернатор провинции проводит шовинистическую политику по отношению к национальным
меньшинствам. Конфликт порою перерастает в вооружённую борьбу. Об этом мне передали по линии связи и
просили отреагировать на сложившуюся ситуацию.
По данному факту я проинформировал Б.Н. Воскобойникова для принятия мер в отношении губернатора.
126
Координационная группа, анализируя обстановку в стране, отмечает, что в течение последнего месяца количество
бандгрупп, как и общая численность мятежников, увеличилось и составляет: бандгрупп — 1074 с численностью 49325
человек.
Советская сторона продолжала поставлять в ДРА разнообразную технику для усиления её вооружённых сил. Так, в
частности, для обеспечения средствами связи наших советников, находящихся в пограничных бригадах, за счёт
советских ПВ выделили и отправили в Афганистан автомобильные радиостанции. По прибытии их к месту
назначения отдана команда на организацию надёжной охраны из состава подразделений афганских пограничников.
Наши советники в погранбригадах не имели своего личного состава, чтобы обеспечить безопасность. Они рассчитывали на доверие и честное отношение со стороны командования бригад. Но это не всегда срабатывало, как показали
дальнейшие события, и мы имели потери.
Наступали траурные дни для шиитов, с 18.10 по 27.10, как поминовение религиозного деятеля имама Хусейна —
святого для мусульман. Это отмечается в провинциях Герат и Балх. В связи с важным событием усиливали охрану
государственных объектов, повышали боевую готовность воинских подразделений.
Получил телеграмму, в которой сообщалось, что 21 октября состоится пленум ЦК компартии Таджикистана. Мне
предстояло быть на его заседании. Лететь из Кабула в Душанбе пришлось через Ашхабад. Накопилось много
вопросов для решения и согласования их с начальником войск Среднеазиатского пограничного округа — по
взаимодействию с частями 40-й армии и ВС ДРА. Кроме того, требовалось задействовать тыл округа для обеспечения
всем необходимым личного состава комендатуры посольства.
В эти дни у нас в Ашхабаде гостила моя двоюродная сестра Евдокия Ильинична Уфимцева, прилетевшая из
Новочеркасска. Наша встреча омрачилась её болезнью. По моей просьбе её поместили для лечения в окружной
госпиталь. Это помогло ей в выздоровлении. В моё отсутствие ей много внимания уделяла Людмила Андреевна. У нас
ещё была забота о дочери Тане, ко127
торой создавали все условия, чтобы она успешно закончила государственный университет в Ашхабаде. Начинала
она учиться ещё в Ленинграде, но из-за нашего переезда сюда, в Туркмению, продолжила учёбу здесь. На последнем
году обучения ей осталось сдать госэкзамены и защитить диплом.
Повидавшись с семьёй, я улетел в Душанбе, а затем вернулся в Кабул.
Операция «Гульран».
Взаимодействие пограничных войск СССР с частями ВС ДРА
В конце октября осложнилась обстановка в провинции Герат, в районе треугольника государственных границ СССР,
Афганистана и Ирана, то есть северо-западнее города Герат. Там бандгруппы основали свои базы и активно
осуществляли террористические акты и диверсии на участке трассы от Тарагунди (госграница) до Герата:
обстреливали, грабили колонны автомашин, а затем возвращались к себе или уходили в Иран.
Этот оживлённый участок дороги, построенной советскими специалистами, соединял госграницу с центром южной
провинции Кандагар. По ней шло снабжение из СССР частей СА, поставлялись различные товары для населения Афганистана. Поэтому руководители контрреволюционных сил понимали, что перекрытие этой артерии снабжения войск
и населения всем необходимым для их жизнедеятельности наносит вред не только в экономическом плане для страны,
но и в военном снабжении войск. И действия банд здесь были не случайны.
Основные базы мятежников находились в уезде Гульран и близлежащих волостях. Отсюда они совершали рейды в
сторону оживлённой трассы.
На очередном совещании руководителей силовых структур, где присутствовал посол Ф.А. Табеев, обсуждалась
сложная обстановка в провинции Герат. Там требовалось проведение операции по ликвидации бандгрупп и их
основных баз, но в это время все воинские части 40-й армии и полки 17-й пехотной дивизии ДРА выполняли боевые
задачи в других районах. В городе оста128
вались подразделения дивизии и царандоя, выполняющие охранные функции.
Посол в категоричной форме потребовал изыскать войсковые силы для выполнения внезапно возникшей задачи,
настаивал на том, что это вынужденная мера в сложившейся обстановке, требующая немедленного её решения.
Необходимо собрать подразделения от всех ведомств и совместными действиями очистить от бандитов стратегически
важный район.
Далее он отметил, что эта проблема создалась из-за пассивности и бездействия командования 17-й пехотной дивизии
ДРА, а военный советник генерал Н.А. Гуджебидзе вёл соглашательскую линию с подсоветными. Его устраивала
спокойная жизнь при командире дивизии (после этого его откомандировали в СССР).
Фикрят Ахмеджанович обратился ко мне и дал поручение связаться с командованием погранвойск в Москве и
передать его предложение о выделении сил и средств на предстоящую операцию, так как она будет проводиться
вблизи советско-афганской границы.
Планом наметили проведение операции с 31 октября в течение 5-6 суток.
К участию в ней привлекались от афганской стороны:
- два пехотных батальона 17-й пехотной дивизии,
- один батальон царандоя,
- один пограничный батальон,
- 937-й пограничный батальон на участке границы с Ираном,
- армейская авиация; от советской стороны:
- два мотострелковых батальона 40-й армии,
- одна мотоманёвренная группа ПВ,
- одна десантно-штурмовая мангруппа ПВ,
- звено вертолётов ПВ.
Советские пограничные войска к этому времени выделили ММГ, ДШМГ и вертолёты.
Штабом ГВС отработано решение на проведение операции:
129
к исходу 31.10.1982 года двумя колоннами выдвинуться и занять намеченные рубежи для блокирования объекта по
двум маршрутам:
1-й маршрут: Герат — к. Доаб — к. Шарбанд, колонной в составе: два пехотных батальона с танковой ротой и
артиллерией от 17-й ПД ДРА, два МСБ с ТБ (без танковой роты) 40-й армии и занять рубеж — Реги-Аб - Шарбанд —
Карези-Кар (6-12 км юго-западнее к. Гульран);
2-й маршрут: Герат - Доаб - Тарагунди, батальону царан-доя и оргядру государственной власти - в уезд Гульран. В к.
Тарагунди соединиться с подразделениями советских погранвойск и сборным погранбатальоном ДРА, действовать по
их плану.
Пограничный батальон № 937 своими действиями на границе с Ираном пресекает попытки выхода бандгрупп через
границу к району боевых действий.
С рассветом 1.11 армейская авиация ДРА наносит по целям пять точечных ракетно-бомбовых ударов в районах
скопления банд.
Подразделение советских ПВ совместно со сборным пограничным батальоном и батальоном царандоя с
рассветом 1.11.1982 г., по маршруту от Тарагунди - вдоль госграницы - на Гульран, выдвигаются и занимают
рубеж севернее к. Гульран.
ДШМГ - за 2 часа до подхода резервов к Гульрану высаживается десантом восточнее кишлака. Авиация
прикрывает действия подразделений.
С выходом подразделений 17-й ПД к кишлаку Гульран блокирует его, начинается его зачистка от бандитов
батальонами царандоя и пограничниками ДРА.
По завершении операции оргядро власти остаётся под защитой царандоя. Через два дня после операции
подразделения 17-й ПД возвращаются к местам своей дислокации, а советские подразделения — немедленно после её
завершения.
Командный пункт — г. Кушка (советская территория).
Решение направлено шифртелеграммой старшему военному советнику в г. Герате 29.10.1982 г. В ней было дополнительно указано:
130
1. Вопросы взаимодействия согласовать с командованием ПВ КГБ СССР.
2. Срок проведения операции — 5-6 суток.
3. На КП ПВ в г. Кушку направить одного советника с радиостанцией для связи с Гератом.
4. На период операции в Герате усилить патрульную службу, охрану военных объектов. Иметь в готовности
дежурные подразделения для решения внезапно возникших задач.
5. О готовности подразделений к боевым действиям доложить в штаб ГВС шифром к исходу 30.10.1982 г.
29.10.1982 г. к месту организации и для руководства боевыми действиями вылетел заместитель командующего 40-й
армией генерал-майор Л. Генералов. На КП находился начальник войск КСАПО генерал-майор Г.А. Згерский для
координации руководства пограничными подразделениями.
Но не всё пошло по плану.
К 7.00 31.10.1982 г. по докладу советника командира батальона царандоя Мирослава Васильевича Кэбина,
подразделение и с ним ядро власти для уезда вышло к Тарагунди, как и предусмотрено планом.
В это время поступило сообщение, что мотострелковые батальоны, а с ними и подразделения 17-й ПД находились в
своих местах дислокации. Нужно было вмешательство командующего 40-й армией и врио ГВС генерала В.П.
Гришина, чтобы подразделения выполнили приказ. В своём распоряжении командующий изменил сроки участия в
операции мотострелковых и танкового батальонов с 12.00 31.10 до 13.00 01.11.1982 г., т.е. до одних суток.
В 20.00 31.10.1982 г. поступила команда с КП от генерала Г.А. Згерского: в связи с непогодой (дождь, низкая
облачность) отменить запланированные авиаудары на 1.11 сего года из-за вероятных ошибок.
1.11.1982 г. ММГ совместно с погранбатальоном и батальоном царандоя к 10.00 вышли на указанный рубеж и
были готовы по сигналу к дальнейшим действиям.
В соответствии с планом проведения операции по освобождению уезда Гульран и договорённостью командующего
131
40-й армией и врио ГВС 31.10 сего года подразделение 40-й армии (уже один МСБ с ТБ без ТР) вышли на операцию
с задержкой в 12 часов по местному времени и к исходу дня достигли рубежа близ к. Шарбанд, где организовали
оборону и засадные действия, а два пехотных батальона 17-й ПД достигли района к. Карабаг и осуществили ночёвку с
охранением. С рассветом продолжали движение по указанному маршруту с преодолением разлившихся рек из-за
дождей и к 13.00 достигли к. Абдул-Ладжан (не достигнув указанного по плану рубежа).
1.11 сего года в 13.00 произвёл свёртывание МСБ 40-й армии и начал движение в обратном направлении.
Практически, достигнув намеченных рубежей подразделениями, операция по ликвидации банд не началась.
В связи с возвращением МСБ с ТБ (без ТР) была дана команда на возвращение и подразделениям 17-й ПД ДРА.
Данное решение по снятию подразделений, без уведомления командования советских ПВ, было принято в связи с
тем, что командующий 40-й армией и врио ГВС выполняли план боевых действий, утверждённый ГШ МО СССР, о
проведении операции южнее г. Герат. Операции жёстко спланированы, а войска измотаны и действовали на пределе
возможного.
Для подготовки каждой операции даётся время до семи суток. А операция «Гульран» — внеплановая, началась без
подготовки, поспешно, в силу давления некомпетентных в военном деле лиц.
После доклада с КП генералу армии В.А. Матросову о срыве операции последовала команда: остановить
продвижение ММГ с афганскими погранбатальоном и батальоном царандоя к кишлаку Гульран на достигнутом
рубеже.
Позднее мне сообщили, что В.А. Матросов по этому случаю встречался с начальником ГШ МО СССР маршалом
С.Ф. Ахромеевым, имел разговор с генералом Ю.А. Максимовым, командующим войсками ТуркВО.
Позднее по освобождению от бандформирований уезда Гульран была проведена операция силами
пограничных войск СССР
132
и ДРА с батальоном царандоя, которая успешно закончилась к 6 ноября того же года.
Её осуществили по настоянию посла вне плана, утверждённого ГШ МО и руководством КГБ СССР. Части СА, ВС
ДРА и подразделения советских ПВ действовали в ущерб плановым операциям.
В штабе 40-й армии на мой вопрос о незаконченной операции ответили, что здесь должны были действовать ВС
ДРА, это их внутреннее дело, а мы им только помогаем. Операции жёстко спланированы и изменять планы могут
только вышестоящие штабы. А если кто-то хочет волевым решением изменить план без согласований — из этого
хорошего мало получается. И это действительно так!
В.А. Матросов высказал по этому случаю следующее: «Нас втравили в это дело, потом бросили одних. Мы
изменили свои планы, а менять их можно только в исключительных случаях.
Проведённые действия нам следует мотивировать подготовкой к этой боевой операции. И претензии ни к кому не
предъявлять!»
6 ноября я доложил послу Ф.А. Табееву о том, что операция подразделениями ПВ СССР и ДРА завершена успешно
и в уезде Гульран находится ядро государственной власти под охраной батальона царандоя.
7 ноября нам, аппарату советников, срочно довели сообщение о том, что советский авиалайнер захвачен четырьмя
бандитами, которые под угрозой оружия заставили экипаж перелететь границу и посадить борт в одном из аэропортов
в Турции.
В самолёте находилось 45 пассажиров, которые подверглись нападению с угрозой для их жизни!
Да! Рискуют жизнями советские люди не только в Афганистане, не только в горячих точках!
Сейчас, летом 2009 года, когда я работаю над своими записками, услышал по ТВ трагическую весть: ушла из жизни
Людмила Зыкина, исполнительница русских песен. Народная артистка СССР, не только по званию, а по существу,
любимица всего народа!
133
Я пишу об этом здесь потому, что помню её посещение Афганистана, выступления перед советскими специалистами
в Кабуле, перед воинами в гарнизонах. Её песни о России, о любви, проникновенное их исполнение воспринимались с
благодарностью. Кто, как не она, могла через песню внушить нам любовь к России!
Когда её слушали, то видели и ощущали только то, что она вкладывала в слова, в содержание песни, в народный
мотив.
Для русского народа её уход — большая потеря! Но он будет всегда помнить её голос!
А 11 ноября 1982 года сообщили о кончине генерального секретаря ЦК КПСС Л.И. Брежнева. В посольстве провели
траурный митинг.
У всех один вопрос: кто будет избран на его место? Ответ получили на следующий день: Ю.В. Андропов. Теперь
уже бывший председатель КГБ СССР, а затем и секретарь ЦК КПСС. С его избранием ожидали перемен к лучшему в
стране, и у нашего народа появилась на это надежда. Но Андропову был отведён небольшой срок жизни в его новой
должности — чуть больше года. К сожалению!
Перед зимним периодом отмечается усиление действий противника. Участились попытки перехода границы
боевиками, переброски оружия и боеприпасов. Увеличивается доставка группового оружия: ДШК, миномётов,
ручных гранатомётов.
Действия бандгрупп за последние месяцы характеризовались дерзостью, жестокостью по отношению к сторонникам
новой власти. Усилились террор, нападения на важные в экономическом отношении объекты, воинские гарнизоны,
продолжалось минирование дорог. В районе г. Имам-Сахиб, как по команде, были обстреляны в нескольких кишлаках
отряды защиты революции, дома, где располагались органы местной власти, после чего, используя тёмное время
суток, бандиты скрылись.
Зарубежное радио передаёт провокационные сообщения. Называют дату — 6 ноября. В этот день военнослужащие
ДРА в г. Мазари-Шариф «устроили погром». Авторы «сенсации» не учли, что этот город почитаем мусульманами, так
как здесь похоронен их святой, и афганцы никогда не посмеют нарушить его покой.
134
Французский корреспондент Ален Кью сообщил, что на кишлак Аламхейль произведён авиационный налёт, в
результате погибло 346 мирных жителей. Ещё одно провокационное лживое сообщение!
Противник и его хозяева всеми мерами пытаются дестабилизировать обстановку, вызывать у коренного населения
враждебность к государственной власти ДРА, к Советскому Союзу и недоверие к ним международной
общественности.
В настоящее время компетентные органы ДРА совместно с советскими представителями ведут переговоры с 33
главарями банд о прекращении сопротивления, сдаче оружия и переходу их участников к мирному труду. Этому
направлению в работе с противником уделяется даже большее внимание, чем ведению боевых действий. И
постепенно, с трудом, добивались положительных результатов.
В то же время контрреволюционные центры направляли свои усилия на объединение банд в борьбе против
государственной власти. Но цели не достигали: каждый главарь стремился сохранить своё влияние на определённую
территорию и независимость от кого-либо.
13 ноября из Ашхабада мне пришло сообщение, что для приграничного афганского населения в дар от советского
народа подготовлено 75 тонн груза: продукты, обувь, одежда. Передача состоится из г. Хорог через р. Пяндж в
кишлак Шугнан (40 т) и кишлак Убагн (35 т). Целесообразно направить для приёма груза представителей власти.
Об этом я доложил послу Ф.А. Табееву с просьбой немедленного реагирования со стороны властей.
Одновременно информировали о наличии в зоне ответственности ПВ на 1.11 сего года 311 банд с общим
количеством 14445 мятежников и об итогах боевой деятельности за минувшие 10 месяцев объединёнными
силами пограничных войск с ВС и царандоем ДРА: уничтожено 6685 мятежников, из них 60 главарей, 56
членов исламских комитетов. В зоне ответственности продолжается проведение поисков бандгрупп и их
сообщников для нейтрализации.
135
От генерала Г.А. Згерского получил известие, в котором выражалась обеспокоенность в связи с отсутствием рабочих
контактов и информации от советников ВС ДРА о их действиях в зоне ответственности ПВ.
Так, перенос по времени и месту проводимой 18-й ПД операции — из района г. Талукан в район Фараха — для
пограничников был полной неожиданностью, что могло привести к непредсказуемым последствиям.
20.11 произошло нападение на батальон царандоя в кишлаке Кальдар. Потери — 20 человек убиты, захвачено 16
единиц стрелкового оружия. Совершено также нападение на кишлак Дашти-Кала.
Своевременной информации об этом не поступало.
Из г. Мазари-Шариф поступил доклад от начальника ММГ майора Колбасова о действиях советника О.М.
Муртазалиева, который не согласовывает планы действий с советником ОГ ПВ ДРА подполковником В.Н.
Вахреневым. Из-за высокомерного отношения Муртазалиева к другим советникам сложилась тяжёлая обстановка в
коллективе, влияющая на успешные совместные действия.
Тревожная информация заставила меня немедленно встретиться с руководителем представительства Б.Н.
Воскобойниковым для разрешения конфликтных ситуаций. Кроме того, на очередной встрече в координационной
группе с генералом Гришиным довёл ему информацию о действиях советников 18-й ПД в провинции Балх. Я
настаивал, чтобы в зоне ответственности ПВ в обязательном порядке согласовывали с пограничниками и объекты для
нанесения авиаударов.
В дальнейшем штабом ГВС была подготовлена шифртелеграмма с соответствующими распоряжениями для
должностных лиц по этому поводу.
Планирование операций. Очередной отпуск
Последний месяц года не только был итоговым, когда подсчитывали и успехи, и недостатки деятельности войск. Но
и готовились к предстоящим действиям.
136
Шёл сбор данных о противнике, осуществлялась детальная подготовка к планированию боевых операций на 1983
год, в частности в зоне ответственности ПВ.
Представленные предложения на I квартал 1983 г. из ГУПВ и переданные затем в штабы ГВС и 40-й армии для
включения в общий план были рассмотрены. Мне дан следующий официальный ответ:
Перспективное планирование оперативно-боевых действий пограничных войск КГБ в зоне ответственности на январь-февраль 1983 г. включено в общий план боевых действий с 40-й армией и ВС ДРА.
Для ведения операции в III декаде января в районе северо-западнее Герата от 40-й армии запланирован один МСБ,
от 17-й ПД — три пехотных батальона, от царандоя — один батальон.
Командующий 40-й армией выразил пожелание провести операцию в районе Талукан — Хаджагар в III декаде
февраля, где он окажет содействие в её выполнении силами одного МСБ. Для этой цели предусмотрен резерв:
разведывательный батальон от 201-й МСД; от 20-й ПД — два пехотных батальона; от царандоя — один батальон.
НШ 40-й армии генерал-лейтенант А. Тер-Григорьянц.
НШ ГВС генерал-майор В. Гришин.
5 декабря 1982 г.».
Данный ответ на предложения ГУПВ о совместных действиях в зоне ответственности ПВ показывает стремление
налаживания взаимодействия между частями различных ведомств в зоне ответственности ПВ.
14 декабря 1982 г. в Кабул прилетели командующий войсками ТуркВО генерал-полковник Ю.П. Максимов с
группой офицеров, и с ними генерал-лейтенант И.П. Вертелко, первый заместитель генерала армии В.А. Матросова.
После встречи с Иваном Петровичом у нас было время для разговора по сложившейся обстановке в стране,
организации прикрытия границы имеющимися силами пограничных войск. Я к этому времени, за период после
отъезда генерала Н.И. Макарова, с помощью полковников Е. Тарасова и В. Девятова успел вник137
нуть в структуру ПВ ВС ДРА, систему охраны границы. Поэтому постарался доложить Вертелко всё, что знал по
погранвойскам, и какие вопросы пришлось решать совместно с командующим ПВ ДРА.
В разговоре со мной генерал И.П. Вертелко дал понять, что он прилетел с особой миссией по заданию руководства
КГБ для согласования масштабного плана по совместным действиям с частями 40-й армии и ВС ДРА в зоне
ответственности ПВ на 1983 г. Этот план, после согласования, должен быть представлен на утверждение
председателю КГБ и в ГШ ВС СССР.
На следующий день мы выехали в ставку ОГ МО, где Иван Петрович один прошёл к маршалу С.Л. Соколову для
представления документов по планированию боевых операций. Через некоторое время он возвратился и я по его виду
понял, что приезд сюда был успешным.
От Вертелко я получил более полную информацию о действиях наших подразделений. По всей зоне в северных
провинциях шли боевые действия с бандгруппами, которые искали оперативным путём, уничтожали совместными
действиями с царандоем и подразделениями ВС ДРА.
Поступала регулярно информация о попытках перехода границы из Пакистана караванов с оружием. В частности, на
вооружение бандгрупп стали поступать современные средства ПВО для борьбы с авиацией. Так, по оперативным
данным стало известно, что в северные провинции из Пешавара направлены 4 переносные ракеты размером 1,5 метра
с надписью «Made in USA».
17 декабря вновь был взорван газопровод. Самостоятельные действия батальона царандоя, направленного для его
охраны, показали их неэффективность. Уже позднее проведённой вдоль газопровода операцией силами ММГ с
царандоем уничтожена группа бандитов из 6 мятежников, задержано 114 человек, из которых выявлено 13
участников банд и их пособников.
Пока работала в Кабуле прибывшая большая группа офицеров, пришло сообщение о присвоении Ю.П. Максимову
воинского звания генерала армии. Все, кто знал этого замечательного
138
человека, военачальника, с удовлетворением восприняли это известие.
Заканчивался 1982 год. В соответствии с утверждённым планом отпусков мне предоставили возможность провести
его в Союзе. Заранее были заказаны нам с женой путёвки в санаторий «Семёновское».
К этому времени прилетел генерал Б.М. Голубев, заместитель ГВС по погранвойскам и советник командующего ПВ
ВС ДРА. Всё, что я наработал до его прибытия, передал ему. Если учесть, что советнический аппарат 4-го отдела —
это опытные офицеры, прекрасно владеющие обстановкой, сложностей в его работе не должны было быть.
Вылетели с женой в Ашхабад для оформления отпускных документов и, не задерживаясь, отбыли в подмосковный
санаторий. В предыдущие отпуска мы уже там отдыхали: для нас эти места были знакомы.
После напряжённой деятельности первые дни в размеренной, спокойной обстановке я чувствовал какую-то пустоту,
чего-то постоянно не хватало. Чтобы не допустить резкого перехода от перегрузки организма к его расслабленности, я
«загрузил» себя большим количеством процедур, в том числе лыжными прогулками. Условия русской зимы, наличие
глубокого снега позволяли долгие часы ходить по лыжне. Я вырос в Сибири. С детства увлекался лыжным спортом.
Мои коронные дистанции — 30 и 50 километров. Ещё в училище я участвовал в соревнованиях в составе команды
биатлонистов. И в Военной академии им. М.В. Фрунзе, и в г. Выборге я не бросал своего увлечения.
Людмила Андреевна после тревожных кабульских будней восстанавливала своё здоровье.
Жёны офицеров, которые вместе со своими мужьями часто меняют регионы страны, климатические и природные
условия, переживая за близких им людей, за своих детей, часто меняющих школы и детские коллективы, приобретают
различные заболеваем ния, что отражается на их здоровье и самочувствии. Время отпуска пролетело незаметно. В
середине января мы находились уже в Кабуле.
139
В Ашхабаде, прежде чем улететь в Афганистан, я заехал в управление войск округа к генералу ГА. Згерскому. Мы
детально обсудили действия наших подразделений по борьбе с бандгруппами, планы на I квартал 1983 года. Они были
уже утверждены руководством КГБ. Затронули вопрос о моих докладах по обстановке из Кабула. Получив от
Геннадия Анатольевича рекомендации и советы по моей деятельности, на следующий день я улетел.
При следовании из кабульского аэропорта мы по внешнему виду города не видели каких-либо изменений: всё то же
повседневное суетливое движение разно одетых жителей; движение раскрашенных автомашин по известным только
им правилам уличного движения; переполненные такси, где клиенты сидят даже в багажниках; бойкая торговля в
дуканах; почти на каждом перекрёстке торгуют дровами на весах-коромыслах. Афганские патрули с оружием
напоминают, что в городе не всё спокойно, и возникает чувство настороженности.
На следующий день, доложив в ГУПВ о прибытии к месту службы, я стал выполнять свои обязанности. Постоянно
участвуя в заседаниях координационной группы, общаясь с начальниками штабов ГВС и 40-й армии, я быстро врос в
непростую обстановку по Афганистану в целом и, в частности, по действиям войск в зоне ответственности ПВ.
Знакомясь с обстановкой, узнал о событии, случившемся в г. Мазари-Шариф.
В начале января бандитами был захвачен автобус с 17 специалистами, работающими на строительстве одного
из объектов и возвращающимися вечером на отдых. Советские люди не ожидали нападения. Под конвоем бандиты
увели их в горы. Одного они убили по дороге.
Был организован поиск силами частей ВС ДРА, царандоя и советскими подразделениями с использованием
вертолётов.
И только через несколько дней наши люди были обнаружены в одном из горных селений, превращенном бандитами
в свою базу.
Группа военнослужащих на вертолётах, возглавляемая подполковником В.Н. Вахреневым, после блокирования
кишлака,
140
внезапно, под огнём противника высадилась у места нахождения заложников и с боем освободила их. К сожалению,
были среди них и погибшие.
В апреле 1985 года было подготовлено представление на подполковника Василия Вахренева к присвоению
ему звания Героя Советского Союза за мужество и отвагу, проявленные при спасении советских специалистов.
Но оно по каким-то причинам не прошло. Не последнюю роль в этом сыграл и руководитель
представительства. Очень жаль! Хочу отметить, что Николай Егорович Калягин (к этому времени он сменил
предыдущего руководителя) по своему решал кому подписывать представления к награде, а кому нет. Здесь стало
решаться не по заслугам, а по личному отношению к нему.
В целом та операция способствовала очищению большого района от бандитов южнее Мазари-Шарифа. Но
после ухода правительственных войск этот район вновь стал заполняться бандитами: уж очень выгодная здесь
местность для создания бандитских баз и удобные выходы для проведения террористических акций в оживлённых
районах.
Вот некоторые итоги боевых операций в зоне ответственности ПВ за январь 1983 года.
Наряду с участием в операции по плану военного командования и представительства КГБ в Кабуле по поиску и освобождению советских специалистов, подразделениями пограничных войск КГБ, совместно с органами и войсками
ДРА, проведено 25 операций, в ходе которых уничтожено около 400 бандитов, захвачено более 100, задержано 30
пособников и 135 человек, подлежащих призыву в армию. Изъято и уничтожено свыше 100 единиц оружия, в
т.ч. 2 ДШК, 16 автомашин бандитов, 8 складов с продовольствием, медикаментами и др. имуществом. В трёх
случаях осуществлялись поиск и ликвидация бандитов, совершавших диверсии на трассе газопровода, и
обеспечивалась безопасность специалистов во время работ по устранению повреждений.
Проводятся операции по очистке от бандэлементов в районах Карабаг, Гульран, Ярбай — уезд Гульран,
трассы газопровода
141
и прибрежной зоны на участке Шибарган, Ислампинджа, Хамаб, Дашти-Арчинского и Хаджигарского уездов.
Во второй декаде февраля предусмотрено проведение операций по ликвидации банд в зелёной зоне
провинции Фарьяб и Рустакско-Даркадской зоне провинции Тохар. Продолжается осуществление оперативновойсковых мероприятий в Куфабской зоне провинции Бадахшан.
Осуществляется планирование и подготовка операции по очистке от бандитов городов Ташкурган, МазариШариф и южнее их во взаимодействии с частями 40-й армии и афганских сил.
Районами повышенного контроля определены: Гульранский, Акчинский, Мазари-Шарифский, КалайиЗальский, Джавайский.
Мармоль и Ташкурган
По прибытии из отпуска я сразу же был включён в состав большой группы советников по подготовке крупной
операции, планируемой ОГ ГШ ВС СССР. Для её проведения привлекались части и подразделения 40-й армии, ВС
ДРА, царандоя и советских погранвойск. Разрабатывалась операция под непосредственным контролем маршала
С.Л. Соколова и председателя КГБ СССР В.М. Чебрикова.
Район действий: Ташкурган—Мазари-Шариф—Мармоль. Это южнее зоны ответственности ПВ.
А пока шла подготовка этой операции, в зоне ответственности подразделения ПВ совместно с частями ВС ДРА и
царандоя проводили частные операции по закреплению государственной власти, ликвидируя появляющиеся
бандгруппы, а часть из них старалась скрыться в горной местности.
По оперативным данным, в горах южнее Мазари-Шарифа и Ташкургана сосредоточивались банды, прибывающие
мелкими группами из Пакистана, использовали имеющиеся там базы под руководством исламских комитетов,
совершали набеги на населённые пункты, терроризовали местное население, разрушали государственные объекты,
убивали тех, кто не поддерживал их. Обстановка — нестабильная, органы госу142
дарственной и местной власти парализованы в своей деятельности мятежниками.
Военное руководство в Кабуле, учитывая серьёзное положение в северной провинции Балх, приняло решение
провести операцию по разгрому засевших в горах банд и созданных ими баз с боеприпасами и продуктами питания.
Эта операция - вынужденная мера для укрепления власти на местах и стабилизации обстановки в неспокойном
районе.
Замысел состоял в том, чтобы нанести поражение бандгруппам, очистить от них уезды Мазари-Шариф и
Ташкурган, а затем действовать в горной местности.
В плане предусмотрено проведение операции по двум этапам.
I этап - блокировать г. Ташкурган и провести его зачистку от бандитов. Начало операции - 26.02.1983 г.
продолжительностью 3-5 суток. Для этого выделяются следующие силы и средства:
1. от МВД — три батальона царандоя;
2. от 20-й ПД — четыре батальона;
3. 37-я бригада «коммандос»;
4. 28-й артиллерийский дивизион без батареи;
5. 222-й отдельный реактивный дивизион;
от советских ПВ:
- три ММГ;
- две ДШМГ;
- авиаэскадрилья вертолётов.
На этом этапе руководителем операции назначен от командования ПВ КГБ, так как Ташкурган находится в
зоне ответственности ПВ, генерал-майор Ярков И.Д.
II этап — продолжение операции южнее Мазари-Шарифа.
По Ташкургану получаем разведданные. Там создан «Исламский союз северных провинций». Организация
объединяет местных жителей северных провинций разных национальностей. Штаб-квартира - в Пешаваре (Пакистан).
«Союз» стал получать помощь и от Турции.
Одновременно, с участием в планировании и подготовке предстоящей операции, я решал и другие вопросы.
143
7 февраля встретился с комендантом по охране посольства майором Валерием Ивановичем Листратовым.
Заслушал его доклад, и мы вместе обошли все места, где располагались посты.
Расчёт сил и средств показал, что для охраны порученного объекта личного состава вполне хватало. Но, кроме этого,
дополнительно на комендатуру возлагались обязанности: сопровождение посла на двух автомашинах, детей в школу,
выезды членов семей в город. Недавно прибывший генерал Б.М. Голубев волевым решением определил себе охрану
по его сопровождению из состава комендатуры. В целом нагрузка на личный состав намного увеличилась.
Я и комендант стремились по возможности облегчать нашим ребятам условия службы и быта.
С генералом Б.М. Голубевым у нас сложились непростые взаимоотношения. Не вникнув в мои обязанности, Борис
Михайлович своими действиями стал мешать мне их выполнять, внёс нездоровую обстановку в коллектив.
С целью её нормализации в это дело вмешался руководитель представительства, заявив на одном из заседаний, что
«товарищ Ярков, как офицер связи, подчиняется начальнику ГУПВ генералу армии В.А. Матросову». Я и сегодня
благодарен Борису Николаевичу Воскобойникову за его поддержку. Кто-кто, а он хорошо знал сложившуюся
обстановку в коллективе советников.
Во время своего очередного прилёта в Кабул И.Г. Карпов предупредил Б.М. Голубева, что все вопросы по планам
боевых действий и взаимодействия пограничных войск ДРА с ПВ СССР в северных провинциях решать с Ярковым. С
этого дня по нашим рабочим отношениям вопрос был исчерпан.
А подготовка к операции на севере страны подходила к концу. Дорабатывались последние детали в
планировании её проведения. Продолжали поступать разведданные по району предстоящих боевых действий. Не могу
не отметить тех, кто добывал для нас ценные сведения. Это офицеры А.В. Прокубовский и Б. Залимов. Преодолевая
трудности в личном плане, оговоры, провокации, они делали своё дело исключительно добросовестно. Партийные
советники, советники ХАД собирали против них
144
компромат, мешали работать. По прибытии на место проведения операции я вмешался и заставил прекратить
собирать «грязь» против своих же товарищей. Причиной этой «возни» была ревность к качественной работе
пограничников.
Благодаря добытым данным, мы больше узнали о городе, находившихся там бандгруппах.
Ташкурган — древний город. Издавна он считался самостоятельным, самоуправляющимся. И государство с ним
считалось. Площадь занимал 25 га, а по периметру — 26 км. Население — около 30 тыс. Город состоял как бы из двух
ярусов: наземного и подземного (схроны, сообщающиеся подземные ходы).
Органов государственной власти здесь не было. Активистов насчитывалось до 70 человек, но они отсиживались по
домам, охраняя сами себя.
Бандгрупп — до 20, но небольшие по количеству — от 5 до 10 мятежников. Подходы к городу, дороги находились
под их контролем.
Местные дехкане были полностью зависимы от бандитов: они платили им «налог» от производства
сельскохозяйственной продукции - 10%. За использование воды - дополнительная плата. Но за это они обеспечивали
их охраной. В отличие от них, народная власть создавала более трудные условия для дехкан: организовывала из них
кооперативы, забирала весь урожай, а затем, после его реализации, рассчитывалась. Улусволями ставили пуштунов,
направляемых из другой местности. А национальный состав города - узбеки, таджики и другие национальности.
Конечно, среди жителей новая власть не пользовалась авторитетом.
Мимо города проходила основная трасса, соединяющая госграницу с центром страны. Здесь же проложен
трубопровод для перекачки бензина от госграницы для частей 40-й армии. Бандиты грабили проходящие колонны с
грузами, делали врезку в трубы и сливали горючее, а затем продавали местному населению. В такой обстановке
предстояло проводить операцию.
Начало операции определили на 26 февраля 1983 года.
Замысел состоял в следующем.
145
Внезапными действиями ММГ, ДШМГ ПВ КГБ с вертолётов блокируют город Ташкурган. Батальоны 20-й ПД
расчленяют город по зонам. Батальоны царандоя МВД, 37-й бригады «коммандос», осуществляя движение в городе
по направлениям и рубежам, прочёсывают улицы и строения в поисках бандитов и их пособников. Им оказывают
помощь проводники из активистов.
Артиллерия занимает позиции в готовности поддержать войска и уничтожить огневые точки бандитов,
воспрепятствовать прибытию душманов в город на помощь блокируемым.
Район сосредоточения техники прикрывает подразделение из резервного батальона.
Подъём личного состава — в 4.30 ч. Совершение марша на намеченные позиции.
Занять исходные рубежи — в 9.00 ч.
Задачи: Д-1=2 км; Д-2=3 км; Д-3=по выполнению.
КП — юго-западная часть города Ташкурган.
Для каждого командира батальона подготовлены и розданы карточки, где указаны рубежи выхода на каждый день;
сигналы опознавания (с учётом тёмного времени); частоты работы на радиостанциях; место фильтрационного пункта.
В период операции предусмотрены сбор старейшин и местных жителей, выступление перед ними руководителей
губернии.
Для выполнения плана этой операции привлекалось: личного состава — 4600 чел., танки, БМП = 23 ед., БТР и БРДМ
= 91 ед., артиллерия: 130-мм пушек = 8 ед., 122-мм гаубиц = 6 ед., БМ- 3 = 16 ед., миномёты 120-мм и 82-мм = 22 ед.
Средствами связи обеспечивалось полностью.
Из Ашхабада за подписью начальника войск округа пришло сообщение о силах и средствах, задействованных в этой
операции, и о порядке их действий.
1. ММГ выдвигается из Имам-Сахиба и к исходу 25.02.1983 г. займёт район западнее г. Кундуз с учётом выхода на
рубеж блокирования г. Ташкурган к 8.30 час. 26.02.1983 г.
2. ММГ из Восточного погранокруга перебрасывается на вертолётах в Имам-Сахиб на смену ушедшей на операцию
ММГ.
146
3. Две ДШМГ на вертолётах десантируются к 8.30 час. 26.02.1983 г. двумя эшелонами на запланированные рубежи
блокирования.
Доложив генералу армии М.И. Сорокину о готовности проведения операции, 25.02.1983 г. во главе штаба по
руководству боевыми действиями я вылетел в город Мазари-Шариф из расчёта прибыть на КП вертолётами к 8.30 час.
26.02.1983 г.
Вместе со мной, кроме офицеров штаба, вылетели первый заместитель ГВС генерал-лейтенант Д.Г. Шкруднев и из
советнического аппарата МВД ДРА генерал-майор И.Е. Ложкин, генерал-майор И.П. Гамов, полковник В.П.
Капустин.
В Мазари-Шарифе встретился с подполковником Булатовым, уточнил с ним порядок использования вертолётов в
высадке десанта и обеспечении боевых действий подразделений. Для руководства авиацией он должен находиться на
КП.
Итак, всё было готово для проведения операции «Ташкурган». Главное — достичь внезапности в блокировании
города и не дать выйти из него бандгруппам.
26.02.1983 г. операция началась по плану. К 8.30 ч. штаб руководства был на КП и осуществлял контроль за
действиями подразделений. Батальоны 20-й ПД по главным улицам города разделили его на четыре зоны. К этому
времени силами ДШМГ и ММГ город был заблокирован. Артиллерия и бронегруппы заняли указанные им позиции в
готовности поддержать огнём действующие подразделения. План выполнялся точно по расписанию.
Личный состав батальонов царандоя и «коммандос» начали движение в 9.30 по зачистке города от бандитов.
Появились первые задержанные на фильтрационном пункте.
Через громкоговорящие установки шло оповещение населения о действиях войск, приглашение старейшин и
местных жителей на встречу с руководителями провинции, губернатором, с указанием места сбора.
Время от времени раздавались выстрелы. В штаб докладывали об очагах сопротивления, при этом уничтожено несколько бандитов.
147
На КП по рации доложили, что вследствие преследования скрывающихся бандитов при взрыве заложенной мины
погибло шесть человек - офицеров ХАД (афганская служба безопасности). Это была первая и последняя потеря за всю
операцию «Таш-курган». Для детального разбирательства данного факта направили офицера ХАД с отделением
военнослужащих из бригады «коммандос».
Подразделения, принимавшие участие в зачистке города, достигнув намеченного рубежа, с наступлением тёмного
времени остановились.
С рассветом 27.02.1983 г. подразделения по команде продолжали выполнение поставленной им задачи. К 18.00
проверка города была закончена.
Результат операции:
- уничтожено бандитов — 25;
- задержано и профильтровано — 521 человек;
- выявлены 41 бандит и 1 главарь, 12 пособников;
- обнаружен исламский комитет с документацией;
- изъято 9 ед. стрелкового оружия и 531 ед. боеприпасов;
- обнаружено 15 схронов с тайными выходами. Все они взорваны.
Мы ожидали, что результативность этой операции будет более эффективной. Но здесь на качестве поиска бандитов,
их выявлении или уничтожении сказались ряд причин.
Бандиты, тем более главари, растворились среди местных жителей, которые имели с ними родственные связи или
хорошо знали друг друга и их не выдавали; служба ХАД не имела прочных позиций в этом городе и не могла на коголибо опереться в своей деятельности по выявлению мятежников; часть бандитов скрылась в схронах, которые не были
сразу обнаружены военнослужащими, не имеющими опыта в борьбе с бандитизмом; некоторые банды находились за
пределами города по разным причинам.
И тем не менее действия войск укрепили государственную власть в этом городе, закрепили в нём свои позиции и
местные органы.
148
Заканчивая эту операцию, войска готовились к боевым действиям второго этапа — южнее Мазари-Шарифа, в
ущельях Мармоль, Карамкуль и Калайи-Заль.
По возвращении из Ташкургана я со штабом подключился к подготовке и проведению второго этапа операции.
Общий её план состоял в том, чтобы по двум направлениям в горной местности (три широких ущелья) от МазариШарифа на юг нанести поражение бандгруппам в хорошо укреплённом районе, уничтожить их базы, тем самым
исключить вылазки душманов для совершения террористических действий, укрепить государственную власть в
провинции Балх, стабилизировать здесь обстановку. Для руководства операцией на этом направлении создали две ОГ
под общим командованием генерала армии М.И. Сорокина.
ОГ во главе с генерал-лейтенантом Д.Г. Шкрудневым осуществляла руководство боевыми действиями войск
в ущелье Мармоль.
Вторая ОГ с войсками занималась ущельями Карамкуль и Калайи-Заль, отделённых небольшим
водоразделом. Этой оперативной группой руководить поручили мне. В моём распоряжении оставили часть войск,
которые участвовали в операции «Ташкурган»:
- полк от 18-й ПД ВС ДРА,
- батальон царандоя,
- пограничный батальон ВС ДРА.
От советской стороны:
- две ММГ ПВ,
- артиллерийский дивизион от 40-й армии,
- эскадрилья вертолётов ПВ.
КП нашей ОГ находился в 15 км западнее г. Мазари-Шариф. Вместе со мной из руководства
взаимодействующих частей находились: от 40-й армии - полковник В.П. Шевченко, от МВД - советник полковник
В.Ф. Капустин, от ГВС по артиллерии - генерал-майор И.П. Гамов, от 18-й ПД - старший советник подполковник В.Н.
Вахренев, для руководства авиацией - представитель КСАПО подполковник Булатов.
149
Дружная работа руководства, штаба положительно влияла на ход боевых действий. Но допущена грубая ошибка по
вине командира полка 18-й ПД, который ввёл в заблуждение штаб своим докладом о действиях его части в начальном
периоде проведения операции.
После изучения с офицерами плана действий, отработки с командирами подразделений вопросов взаимодействия,
уточнения позиций и рубежей выхода, мы были готовы к проведению операции в назначенный срок. Об этомя
доложил на очередном совещании генералу армии М.И. Сорокину, руководителю боевых действий.
10 марта 1983 года получена команда о начале операции. ММГ, батальоны погранвойск и царандоя ДРА в
назначенное по плану время вышли на указанные им рубежи и блокировали район с трёх сторон. Для занятия рубежа
с западной стороны этого района полк 18-й ПД вышел с опозданием. При проверке действий этой части выяснилось,
что командир полка потерял управление, не знал истинного положения дел в подчинённых ему подразделениях и
ограничился только докладом. Вмешательство советников исправило неразбериху в руководстве полком.
Погода в течение двух суток не благоприятствовала действиям авиации: шёл дождь со снегом, температура менялась
в сторону похолодания.
С началом движения подразделения в горах встретили огневое сопротивление мятежников из подготовленных ими
оборонительных сооружений. Артиллерией уничтожались огневые точки противника, разрушались укрепления,
поражалась живая сила и только после этого продолжалось движение. По ходу, встречая сопротивление, его темп
замедлялся.
С улучшением погоды стала действовать авиация. С воздуха велась разведка, сообщались места нахождения и
передвижения групп противника, давались координаты целей для артиллерии, наносились ракетно-бомбовые удары
по противнику в труднодоступных местах.
Возросла эффективность огня артиллерии. И, тем не менее, противник, используя горную местность, мешал
продвижению
150
подразделений. В этом бою бандиты подбили из ДШК вертолёт, но лётчики сумели долететь и благополучно
совершить посадку в г. Пяндже.
Операция продолжалась 6 суток. Цель по очистке блокированного района от бандитов была достигнута. Все
подразделения действовали в соответствии с разработанным планом и организованным взаимодействием. Афганские
военнослужащие при поддержке наших подразделений, авиации и артиллерии, уверенно выполняли боевые задачи. В
ходе боевых действий были разгромлены 5 банд, разрушены оборонительные сооружения. В итоге операции
уничтожили 362 бандита, захватили троих раненых, 2 ручных пулемёта, 2 миномёта, две единицы ЗПУ-2, стрелковое
оружие, уничтожен один ДШК. Батальоном царандоя захвачено исламское знамя. В глубокой пещере обнаружены
следы бандитского госпиталя: найдены использованные перевязочные материалы, шприцы, одежда раненых.
Осмотрено 85 пещер и схронов.
За исламским знаменем лично прилетал заместитель ГВС генерал-лейтенант Д.Г. Шкруднев, чтобы показать его
генералу армии М.И. Сорокину, руководителю операции. Позднее, по оперативным данным, стало известно, что часть
бандитов по горным тропам сумела скрыться в труднодоступных местах. Чтобы скрыть потери в живой силе,
мятежники тщательно прятали погибших.
На другом направлении, в ущелье Мармоль, в первые дни наступление задерживалось из-за упорного сопротивления
бандитов, которые умело использовали оборонительные вооружения. И только после разрушения их артиллерией,
бомбардировочной авиацией подразделения смогли войти в ущелье.
В целом операция прошла успешно. Банды, которые оказывали сопротивление, подверглись уничтожению. Другие
сумели уйти в горы. Захвачено стрелковое оружие, склады с боеприпасами и продуктами питания.
За успешно проведённую операцию многие военнослужащие были представлены к государственным наградам ДРА.
151
Привожу копию ходатайства командования ГВС перед генералом армии В.А. Матросовым о награждении
советников и военнослужащих ПВ КГБ СССР наградами ДРА.
«Начальнику ГУПВ КГБ СССР генералу армии т. Матросову В.А. Уважаемый Вадим Александрович!
Представляю список, как руководитель операции, с ходатайством о поощрении государственными наградами
Демократической Республики Афганистан личного состава ПВ КГБ СССР, участвовавших в совместной операции в
районе Ташкур-ган—Мазари-Шариф—Мармоль и отличившихся, проявив при этом личное мужество и отвагу в боях
по уничтожению бандформирований в марте 1983 года.
Указания о представлении к государственным наградам отличившихся в этой операции были даны Революционным
Советом ДРА.
Приложение: списки на 6 листах.
По поручению ГВС генерала армии Сорокина М.И.
зам. ГВС МО СССР в ДРА по боевым действиям
генерал-лейтенант Шкруднев Д.Г.
16.04.1983 г.»
Эти списки подготовил штаб по руководству боевой операцией.
С её окончанием 7 марта я и члены штаба были уже в Кабуле.
Шла активная подготовка к встрече годовщины Саурской революции. 27 апреля должны были состояться парад
войск столичного гарнизона и другие праздничные мероприятия. Ожидались выступления в этот день противников
новой власти, чтобы сорвать праздник. Все силовые структуры принимали исчерпывающие меры по недопущению
террористических актов в стране.
Ко дню знаменательной даты для народа ДРА на её территории отмечалась напряжённость в обстановке. Из 286
уездов и волостей под контролем народной власти находились 33 полностью, а их центры — 166. Остальные — под
влиянием мятежников (соответственно 253 и 120 центров).
152
В эти дни пришло сообщение об обстановке в зоне ПВ.
Из донесения ГУПВ для ГВС в ДРА от 19.04.1983 года:
«В зоне ответственности советских погранвойск на территории ДРА (зона — от линии государственной
границы до уездных центров шириной 40-80 км) из 47 уездов и волостей полностью под контролем народной
власти находятся 13 (27,5%), а их центров — 32 (68%). Полностью под контролем банд — 2 административные
территории: Рагский и Шахри-Бузург (4%). Отряды защиты революции и комитеты защиты революции
созданы в 125 кишлаках. От банд очищены Большой и Малый Памир. Охрану государственной границы ДРА с
Пакистаном (в провинции Бадахшан) осуществляют пограничные войска КГБ СССР».
В докладах на координационном совете, в выступлениях на совещаниях советников звучало беспокойство о низких
темпах утверждения государственной власти, расширения зоны её влияния на территории страны. Достигнутые
успехи по ликвидации банд, освобождение от мятежников кишлаков, уездов и волостей слабо дополняются социально-экономическими и агитационно-пропагандистскими мероприятиями. Неоперативно решаются вопросы формирования сил защиты революции. В результате приходится повторно освобождать от бандитов отдельные уезды и волости.
Чётко просматриваются случаи отсутствия единства у руководителей провинций, особенно в Файзабаде, Кандагаре,
Герате. Срывается своевременное финансирование и материальное обеспечение военнослужащих, членов отрядов
защиты революции, ополченцев, что снижает их боеспособность и доверие к государственной власти. В результате
нередки случаи дезертирства из вооружённых сил военнослужащих, а отдельные уходят на сторону противников
власти.
После проведённых операций «Ташкурган», «Мазари-Шариф» и «Мармоль» я был готов подробно доложить лично
генералу армии В.А. Матросову о их результатах. Накануне меня предупредили о его прибытии в г. Пяндж.
153
В апреле 1983 г. эта встреча состоялась. По вызову я прилетел в г. Пяндж, в пограничный отряд. Туда уже прибыли
на совещание руководители частей КСАПО и КВПО.
Заслушав офицеров о результатах боевых действий каждого на своём участке, В.А. Матросов определил задачи по
развитию успехов после проведённых крупных операций в зоне ответственности и за её пределами совместными
силами ПВ КГБ, 40-й армии, ВС и царандоя ДРА.
В частности, в своих указаниях он обратил внимание и на некоторые недостатки в нашей работе.
1. По укреплению границы ДРА с Пакистаном на северо-востоке провинции Бадахшан.
2. По усилению охраны Большого Афганского Памира, где Китай вынашивает планы создания
контрреволюционного правительства на территории провинции Бадахшан.
3. Требуется проинформировать ГВС о том, что длительное время военнослужащие ПВ ДРА не получают денежное
содержание, не обеспечиваются продовольствием, обмундированием. Живут на подачках местного населения и
помощи от советских пограничников.
4. Передать руководителю представительства КГБ в Кабуле Б.Н. Воскобойникову наше беспокойство поведением
старшего советника зоны Балх О. Муртазалиева, который
а) слабо знает обстановку и не реагирует на её изменение;
б) искусственно разделяет советников разных ведомств и уровней, что приводит к конфликтным ситуациям;
в) своему отделу строго приказывает не давать информацию об обстановке офицерам ПВ КГБ.
По завершении совещания я возвратился в Кабул. При встречах с послом, ГВС, руководителем представительства
передал привет от В.А. Матросова и те вопросы, которые он поднял на совещании.
Генералу Б.М. Голубеву подсказал, чтобы он проконтролировал обеспечение личного состава ПВ ДРА всем необходимым довольствием, особенно находящихся на границе в северных провинциях.
154
Торжества в Кабуле.
Охрана газопровода.
Боевая операция в районе Куфаба
Кабульский гарнизон готовился к встрече очередной годовщины Саурской революции. По городу ходили усиленные
военные патрули, столичный гарнизон готовился к параду. Ощущались среди населения какое-то напряжение,
тревожность.
На координационной группе ежедневно, начиная с 18.04, давалась информация об участившихся провокациях и
террористических актах контрреволюции.
18.04.1983 г. в Кундузе обстреляли из гранатомётов два БТР 201-й МСД.
19.04 — ухудшилась обстановка в уезде Дарваз.
21.04 — обстрел Кабула и Ташкургана.
22.04 — обстрел Мазари-Шарифа.
24.04 — в двух местах взорван газопровод Шибарган — госграница СССР.
26.04 — обстрел Кабула.
Это перечислены только крупные объекты.
27.04.1983 г. состоялся торжественный парад в честь годовщины Саурской революции. Присутствовало всё
руководство НДПА и правительство ДРА во главе с Бабраком Кармалем.
Перед трибуной прошли торжественным маршем колонны войск, представители всех родов и ведомств. Особо
обратила на себя внимание женская колонна. Стройно отработанным шагом, вооружённые автоматами, женщины
грациозно прошли через всю площадь мимо трибуны. Их все присутствующие приветствовали овацией. Красиво шли!
Затем проследовала боевая техника.
В этот день никаких эксцессов в Кабуле не было. Закончилось празднование вечерним салютом, стрельбой
трассирующими пулями из автоматов вверх. Такой обычай!
Поступила команда из округа, чтобы я 5 мая прибыл в г. Термез.
По прибытии я встретился с генералами И.Г. Карповым, прилетевшим из столицы, и Г.А. Згерским. Иван
Григорьевич
155
сообщил, что необходимо провести рекогносцировку вдоль газопровода от госграницы до Шибаргана и
продумать организацию его охраны. Москва обеспокоена участившимися подрывами и приняла решение
временно охранять его силами ММГ совместно с батальоном царандоя.
На месте продумали и меры по предупреждению выходов бандитов к газопроводу в тёмное время суток. Но этот
метод решили проверить сами. Для этого Геннадий Анатольевич дал команду подготовить пару вертолётов с
опытными пилотами, уже летавшими в ночное время, снарядить их авиационными осветительными бомбами. С 6-го
на 7-е мая, с наступлением темноты, мы вылетели на экспериментальную охрану газопровода.
От госграницы до Шибаргана вдоль газопровода мы пролетели дважды, сбрасывая через определённое время
осветительные бомбы. Их освещение, пока медленно снижались на парашютах, давало необычайный эффект. Радиус
освещённости местности от сгорания боеприпасов был достаточен, чтобы обнаружить террористов на дальних
подступах к объекту. Но и моральное воздействие на мятежников играло важную роль.
Использование этого метода в охране объекта, в сочетании с войсковым обеспечением, в дальнейшем
предотвращало подрыв газопровода.
Экспериментальный облёт с использованием осветительных боеприпасов для меня памятным стал и по другой
причине.
По завершении облёта, ещё в воздухе, генерал Г.А. Згерский достаёт бутылку коньяка и три рюмочки, раздаёт их
нам и наливает по глоточку. А затем произносит фразу: «С днем рождения тебя, Иван Дмитриевич!» К этому тосту
присоединился Иван Григорьевич. И мы, чисто символически, выпили коньяку.
Из-за большой загруженности в работе и напряжённой обстановки, частых перелётов с объекта на объект, я упустил
из памяти эту дату. А в тот день мне исполнилось 50 лет! И сегодня благодарен моим старшим товарищам,
начальникам, что они не забыли и поздравили меня в такой обстановке.
Вот в таких боевых условиях я встретил 50-й день рождения, свой юбилей.
156
Пролетая над газопроводом, я вспомнил, что в этих местах в составе геологоразведочной партии работал мой
двоюродный брат по матери — Ослоповский Александр Иванович, сибиряк, родом из-под Новосибирска.
Ещё до Саурской революции, когда управлял Афганистаном король, в 1964 году ему было 26 лет, он участвовал в
поисках полезных ископаемых для этого государства. Именно тогда здесь были найдены запасы газа. От его экспорта
ДРА получает 14,5 млрд афгани, или 40% годового национального дохода. Кроме этого были найдены залежи руды,
лазурита. Мазари-Шариф, Шибарган, Файзабад, Пули-Хумри, Баглан, Кабул — это не полный перечень мест, где
буровой отряд моего брата изыскивал полезные ископаемые в недрах Афганистана.
И вот мне и моим товарищам тоже приходится помогать афганскому народу, но уже в защите и охране тех
ценностей, которые добывал здесь мой брат Александр.
Кроме того, другими советскими специалистами в то время оказывалась помощь Афганистану в строительстве 67
крупных объектов, и уже сейчас действуют 80 предприятий.
Под утро мы возвратились в г. Термез. Отдав соответствующие распоряжения по охране газопровода, мы вылетели в
Ашхабад, где предстояло принять участие в праздничных торжествах по случаю годовщины победы советского
народа в Великой Отечественной войне.
А 11 мая совместно с генералом И.П. Вертелко, прилетевшим из Москвы, прибыли в Кабул. Иван Петрович часто
приезжал и продолжительное время находился в Кабуле.
Из книги В. Боярского «Генерал армии Матросов: портрет на фоне границы»: «Координацию действий
спецподразделений пограничных войск осуществлял генерал-лейтенант И.П. Вертелко. Офицером по взаимодействию
пограничных войск с главным военным советником в Кабуле был назначен заместитель начальника войск КСАПО
генерал-майор И.Д. Ярков».
На следующий день в 7.00 я докладывал присутствующим на координационной группе о проделанной работе по
охране газопровода силами советских пограничных подразделений с приме157
нением авиации. Здесь же высказал предложения командования пограничного округа о необходимости выделения
сил и средств для этой цели от ВС или силовых структур ДРА.
Также довёл информацию, переданную из ГУПВ, о планируемой операции в ущелье Куфаб провинции Бадахшан
силами ММГ совместно с подразделениями царандоя МВД ДРА. В районах Нусая и близлежащих кишлаках
находятся несколько банд и отсутствуют органы народной власти.
В районе кишлака Шахри-Бузург ММГ совместно с подразделениями 860-го МСП без одного МСБ, с танковой
ротой 40-й армии готовы провести операцию. Это учли, тут же на совещании и подготовили график работы армейской
авиации на Шурабад, а пограничной авиации — на Файзабад. В этих населённых пунктах организовали дозаправку
вертолётов на обратный путь. В Кишиме и Ханабаде стоят два пехотных батальона от 24-го ПП ВС ДРА. Все вопросы
взаимодействия согласованы с их командирами и советниками.
Мы были готовы доложить ГВС этот план для утверждения. Ни у кого из присутствующих не было каких-либо
дополнений и возражений.
В 10 ч. 50 мин. состоялось совещание у ГВС, где меня заслушали по охране газопровода, а ещё — по выработанным
предложениям к плану боевой операции в провинции Бадахшан.
Генерал армии М.И. Сорокин предложил другое решение по охране газопровода.
Так как МО ДРА не имеет возможности выделить для этой цели войсковые части, целесообразно задействовать
подразделения МВД и ХАД, которые должны выполнять охранные функции. Их требуется хорошо вооружить и
направить в этот район.
Из кишлаков, близлежащих к газопроводу, набрать лиц мужского пола и создать охранный полк.
Из внутренних войск МВД часть личного состава передать в ПВ ДРА для формирования подразделения на этом
участке.
На совещании присутствовали советники от СГИ и МВД. Позже они доложили своим руководителям о решении
ГВС.
158
Весь май велись боевые действия по ликвидации групп мятежников в зоне ответственности советских ПВ
совместными силами ММГ, подразделениями 40-й армии и вооружённых сил ДРА. Ущелье Куфаб, ШахриБузург, Кундуз, Талукан, Асанабад, Калайи-Хумб, Хоун, Нусай провинции Бадахшан - здесь шли активные
мероприятия. Одновременно для закрепления военных успехов в населённых пунктах уездного и волостного значения
оставляли органы власти, где их не было, подразделения царандоя, создавали комитеты защиты революции,
формировались и вооружались отряды ополченцев, самообороны.
Но в большинстве населённых пунктов местные органы власти проявляли пассивность в работе с населением, в
организации отпора прибывающим с других мест бандгруппам. Не велась разъяснительная работа о законах
государственной власти в интересах народа, о земельной реформе, о развитии сети школ, медицинских объектов, о
социальной помощи беднейшим слоям населения.
Принимались меры по охране социальных объектов, решения по увеличению ПВ ДРА.
Для охраны газопровода сформировали два батальона ХАД.
Принято решение о формировании 9-й пограничной бригады пятибатальонного состава. Штаб бригады должен был
дислоцироваться по первоначальному плану в г. Файзабад провинции Бадахшан, на границе с Пакистаном.
Управление бригады предполагалось укомплектовать за счёт ОПС (отдел пограничной службы) дивизии, а резервный
батальон — личным составом учебной роты в г. Файзабаде.
Поступала информация из всех провинций — отмечалось обострение общей обстановки.
По сообщению из провинции Балх, на эту территорию из Пакистана в горные районы прибыли сторонники
Гульбеддина, одного из руководителей контрреволюционной исламской партии, общей численностью до 3000
мятежников. 21.05.1983 г. в провинции Пактика командир 25-й ПД самостоятельно выдвинул пограничный батальон
на гранацу с Па159
кистаном. Но неумелые действия без обеспечения и поддержки другими подразделениями привели к печальным
последствиям: батальон был разбит душманами. Такое донесение прислал советник командира 25-й ПД.
Обострилась обстановка в провинциях Герат, Бадгис. В провинции Фарьяб создалась критическая ситуация:
мятежниками уничтожаются семьи защитников революции. Погибло около 400 человек. В Герате захвачена
тюрьма, освобождены все заключённые.
Руководители силовых ведомств в места активных действий контрреволюционеров направляют воинские части,
внутренние войска, подразделения ХАД для уничтожения мятежников и укрепления органов власти. Обстановка
требовала в зоне ответственности ПВ согласованных действий с частями и подразделениями ВС, царандоя и ХАД
ДРА.
От генерала Г.А. Згерского я получил команду прибыть 28 мая в Ашхабад.
По прибытии подробно доложил о действиях силовых структур ДРА, 40-й армии в нашей зоне ответственности. С
генералом Згерским находился И.Г. Карпов, вновь прибывший из Москвы. Вместе обсудили планы действий
подразделений ПВ на июнь-июль-август 1983 года с учётом планов ГВС и 40-й армии.
30 мая состоялся военный совет войск округа, где обсуждались действия наших подразделений на территории ДРА.
На нём присутствовал член Президиума Верховного Совета СССР, первый секретарь ЦК компартии Туркмении М.
Гапуров. После своего выступления он вручил мне государственную награду — орден Красного Знамени за № 478181,
которого меня удостоили за руководство подразделениями в 1980-1982 гг.
1 июня я уже находился в Кабуле.
Ожидались антиправительственные выступления контрреволюционных сил почти во всех провинциях Афганистана.
Намечалась и дата — 5 июня. Ниже привожу таблицу занимаемых населённых пунктов противоборствующими
силами на 1.06.1983 года. Под контролем государственной власти находились адми160
нистративные центры. И то не все. А большая часть кишлаков — под влиянием мятежников.
Объекты
Провинции
Центры провинций
Уезды
Уездные центры
Волости
Волостные центры
Населенные пункты
Всего
29
29
186
186
100
100
25349
Под контролем гос.
власти
Кол-во
%
27
93
27
93
13
7
52
28
24
24
43
43
5077
20
Под контролем
мятежников
Кол-во
%
2
7
2
7
49
26,3
113
67
35
35
53
53
20272
80
Как нейтральные насел.
пункты
Кол-во
%
?
?
?
?
124
66,7
11
5,0
41
41
4
4
-
Влияние на населённые пункты той или другой стороны постоянно менялось. Уезды и волости, их центры
учитывались только те, где находились органы государственной власти или хозяйничали мятежники. Но некоторая
часть не учитывалась, так как мы не знали, кем они заняты.
В Афганистане бандгруппы постоянно пополнялись прибывающими подготовленными в учебных центрах
боевиками. Этих «фабрик» подготовки насчитывалось 99: в Пакистане — 77, Иране — 10 и в ДРА — 12. Если лагерей
беженцев за рубежом находилось 204 (в Пакистане — 198, Иране — 6) с общим количеством около 2,2 млн человек,
то людской резерв для пополнения вооружённых банд был достаточен.
3.06 на координационном совете присутствовали представители всех силовых ведомств. Каждый из них выступал с
кратким докладом, отмечалось, что во многих уездах и волостях мелкие группы душманов сдаются властям. У многих
возникали сомнения в их искренности. Возник вопрос: не является ли это манёвром противника, чтобы в какое-то
время,
161
по сигналу, одновременно с действиями мятежников извне, оказать им помощь повсеместно в свержении законной
власти? Принято решение изучить маршруты прибытия сдавшихся и осуществлять за ними постоянный контроль, не
связано ли это с поступающими данными о всеобщем выступлении мятежников 5.06.-10.06.1983 г.
Как показали дальнейшие события, того, чего мы опасались, не случилось. Но все были готовы к худшему.
Обстановка оставалась чрезвычайно напряжённой.
Из допроса пленного узнали, что в некоторых бандгруппах находятся люди из Пакистана с полномочиями контроля
за деятельностью главарей.
В отдельных провинциях бандиты обстреливают воинские гарнизоны, нападают на посты охраны (Кундуз, МазариШариф). 6 июня в районе Бамиана сбит вертолёт Ми-24. Лётчик спустился на парашюте и под прикрытием огня
другого борта был спасён.
10.06 поступила информация о готовящейся переброске партии тяжёлого вооружения, противотанковых мин из
Ирана в районе Зульфагарского прохода. В переброске оружия оказывают содействие представители КСИР
(безопасность) и жандармерии Ирана (данные КСАПО).
Обстановка в Бадгисе, Фарьябе, Герате неспокойная.
Обстрелу подвергались посты царандоя, КЗР в Кунаре, Ташкургане, Талукане, Пули-Хумри, аэродромы в МазариШарифе, Джелалабаде. На западе и юге страны было не лучше: в Фарахе, Шинданде, Кандагаре, Хосте, Герате после
проведения террористических актов бандгруппы скрывались, избегая встреч с армейскими подразделениями.
Пополнение бандитов идёт за счёт местного населения. Но основной костяк - подготовленные в учебных центрах
боевики.
В тактике бандитов появились новые элементы — при подходе к кишлаку воинских подразделений, они выводят
оттуда население, оставляя кишлаки пустыми; создают опорные пункты около школ, прикрываясь детьми (если не
успевают вывести людей из кишлака); стремятся осуществить захват советских военнослужащих.
162
В северных провинциях ведутся активные боевые действия подразделений советских ПВ совместно с батальонами
царандоя по уничтожению бандгрупп. Создаются КЗР, отряды ополченцев в к. Рабат-Санчи (Герат), Калайи-Куф,
Кибчан, Хорма-Надир (пр. Бадахшан), Хайрабад (пр. Балх).
Поступила телеграмма от партийного советника пр. Балх о несогласованности в действиях частей ВС ДРА и
подразделений ПВ КГБ. Советники 18-й ПД в Мазари-Шарифе без ведома командования погранокруга решили
запланировать ММГ для действий вне зоны ответственности ПВ. На это сообщение немедленно среагировали.
15 июня 1983 года в Кабуле на совещании военных советников выступил Маршал Советского Союза С.Л. Соколов.
Он потребовал «усилить разведку противника, вести боевые действия на упреждение при участившихся случаях
нападений на подразделения 40-й армии. Исключить недооценку противника, который воюет не менее, а в
действительности — более по времени, чем мы, и имеет боевой опыт...» Это краткий тезис из его выступления.
ГВС и МО ДРА предпринимали меры, чтобы сбить активность мятежников, используя авиацию по выявленным
базам, разработали общий план в использовании воинских частей ВС МО, царандоя и ХАД по уничтожению
бандгрупп.
30.06.1983 года вблизи границы с Пакистаном подразделения 40-й армии захватили караван из 50 вьючных
животных с 1 тонной лазурита и 20 пленных.
1 июля действиями ММГ уничтожена бандгруппа и освобождён кишлак Курук на р. Пяндж.
2 июля ММГ совместно с 62-м пехотным полком ВС ДРА ведут боевые действия с бандформированиями в
районе Меймене—Бази-Буштун.
3 июля проводятся боевые операции в районах к. Карабат-Хар (Кундуз) и к. Зарабата (Фарах). Вертолётами Ми-6 от
40-й армии переброшен батальон царандоя из Калайи-Хумба в Файзабад.
Это только часть данных, которые характеризуют обстановку на территории ДРА.
163
В эти дни даны указания маршалом С.Л. Соколовым для всех войск и ведомств:
- активизировать радиоразведку;
вести поиск химического оружия (поступали данные, что мятежники намерены применять отравляющие вещества);
организовывать засадные действия при получении достоверных данных о появлении противника и принимать
меры по его уничтожению;
- проявлять бдительность при радиопереговорах;
- боевые действия вести только после проведения разведки.
Эти указания взяты из официального документа.
Из КСАПО за подписью начальника войск округа генерала Г.А. Згерского для ГВС пришло сообщение по
итогам боевой деятельности в зоне их ответственности за прошедший месяц (с 5.06. по 5.07.):
- уничтожено 270 бандитов, в том числе 4 главаря;
- взято в плен 90 мятежников, в том числе 3 главаря;
- передано в ВС ДРА 150 призывников;
- изъято и уничтожено 130 ед. стрелкового оружия и 8 ед. техники.
Возросла боевая активность подразделений царандоя в провинции Бадахшан.
Вместе с тем руководство провинции Балх не в полной мере обеспечивает выполнение решений вышестоящих
инстанций по развёртыванию полка царандоя для охраны газопровода.
Эту информацию я сразу же передал ГВС и находившемуся здесь генералу И.П. Вертелко, который информировал о
ней ОГ МО СССР.
От командующего 40-й армией на имя начальника войск КСАПО также ушла информационная телеграмма:
«.. .2 июля с.г. в районе Кабула уничтожен караван мятежников, следовавший в Пакистан с большой партией
лазурита. Караван вышел из к. Раг провинции Бадахшан и следовал по маршруту (указан). С караваном следовали 4
европейца...»
164
На координационной группе сообщили, что губернатор провинции Кандагар дал телеграмму председателю Совета
министров Кешманду с просьбой до окончания сбора урожая не наносить авиаудары по выявленным группам
мятежников. Решение по этому вопросу будет принимать начальник ОГ МО в Кабуле маршал С.Л. Соколов.
На совещании советников был представлен прибывший 30.06.1983 г. на должность НП1 40-й армии генерал
Анатолий Иванович Сергеев на смену убывшему в Союз генералу Н.Т. Тер-Григорьянцу.
С новым начальником штаба 40-й армии сложились хорошие деловые отношения. Наши совместное планирование и
решения по действиям частей 40-й армии в зоне ответственности ПВ в северных провинциях поддерживал и
командующий армией генерал-лейтенант В.Ф. Ермаков.
Дружеские отношения с генералом В.Ф. Ермаковым у нас продолжились и после Афганистана, когда он был
командующим войсками Ленинградского военного округа, а я — заместителем начальника войск Северо-Западного
пограничного округа. Во время совместных выездов на окружные учения ЛенВО, при решении оперативнотактических задач нам хорошо помогал опыт, приобретённый в Афганистане.
О тревожном положении в 75-м пехотном полку (южнее г. Талукан пр. Бадахшан) в связи с разногласием между
партийными группами «Хальк» и «Парчам», где не последнюю роль играло руководство провинции, сообщалось в
Кабул и от нашего командования из Москвы:
«...По ущелью Куфаб. С 1980 года проведено в ущелье Куфаб до 20 боевых операций совместно с афганскими ополченцами, цараидоем по освобождению населённых пунктов и восстановлению КЗР. Но руководство Файзабада
достигнутые успехи не закрепляло разъяснительной работой среди местного населения о мерах, проводимых
государственной властью в интересах народа. В результате после каждого ухода войсковых подразделений
бандгруппы возвращались в ранее освобождённые кишлаки, улусвольства. Среди руко165
водства провинции нет единства в достижении цели в государственных интересах.
Местное население теряет веру в укрепление народной власти. Это — политический проигрыш властей на местах.
И.Г. Карпов».
16 июля маршала С.Л. Соколова вызвали в Москву. С ним улетел И.П. Вертелко.
Руководить ОГ МО в Кабуле остался генерал армии В.И. Варенников.
18.07.1983 г. подразделения 40-й армии провели усиленную операцию по ликвидации бандгруппы. В пешем порядке
достигли кишлака Шарабад (южнее г. Ташкурган) и внезапными действиями захватили врасплох банду. Уничтожено
25 мятежников, 1 пленён, захвачено 6 единиц стрелкового оружия, 1 — РПД.
19 июля повторной операцией (первая проведена 1.07.1983 г.) силами ММГ с подразделением царандоя
уничтожена банда. Результат: 137 бандитов убито, задержано — 7, захвачено 37 единиц стрелкового оружия,
ручные гранаты нервно-паралитического действия. Обнаружены патроны с отравляющими пулями, таблетки
для отравления воды.
Тогда, насколько мне известно, впервые на всей территории Афганистана было обнаружено химическое
оружие и средства для отравления людей. Об этом было немедленно доложено ГВС, руководителю
представительства КГБ и послу.
На северо-востоке возникла проблема исполнительности подразделениями царандоя. По заданию ГВС генерала
армии М.И. Сорокина вылетел в провинцию Бадахшан с задачей разобраться в причинах трёхкратного срыва
переброски авиацией отдельного батальона царандоя из Файзабада в Хоун для совместного участия с ММГ в
операции «Куфаб».
По прибытии 20.07 состоялась встреча с советником командующего царандоя в Бадахшанской провинции генералом
Александровым. При разбирательстве оказалось, что отсутствовало согласованное распоряжение руководства
представительства МВД СССР в Кабуле с МВД ДРА. По линии царандоя команда попросту не прошла. У советников
ведомства, ко всему, не было
166
особого желания добиваться разрешения на вылет батальона и принять участие в операции.
После резкого вмешательства все команды были получены, привлечены вертолёты Ми-6 40-й армии и 22.07
батальон царандоя был переброшен в назначенное место.
Своевременно сообщил об этом в Ашхабад. Там уже ждали от меня информацию. Одновременно доложил ГВС о
решении этого вопроса.
С 25 июля наши подразделения во взаимодействии с частями ВС и царандоя начали боевые операции по
разгрому банд в провинциях Бадахшан (уезд Куфаб, кишлак Шхаро), Балх (Ширак, Харабад).
Для выполнения своих задач я использовал служебную машину. При активной смене рабочих мест не удалось
избежать на автомашине неприятностей.
26 июля 1983 г. в 9.40 при переезде из здания ГШ МО ДРА на совещание у руководителя представительства
внезапно на нашу машину устремилась иномарка. Я не успел разглядеть даже её цвета, как водитель резко отвернул
автомашину почти от лобового столкновения. Реакция парня, пограничника из комендатуры, спасла нас от
катастрофы. Что это было? Случайность или запланированное покушение? Кому тогда это было выгодно?
К сожалению, фамилию своего спасителя я не запомнил. А звали его — Лёня. Я часто вспоминаю об этом случае.
Позже выступал перед личным составом комендатуры о бдительности во время пребывания за пределами посольства.
На имя ГВС поступила телеграмма из Ашхабада: «...В связи с перекрытием советскими пограничниками перевалов
из Пакистана по рубежу Мунжан, Гульхана, Ишкашим мятежники намерены осуществлять проводку караванов с
оружием и боеприпасами по маршруту Нуристан — Панджшер — Куран-о-Мунджин.
...В ближайшие дни караван с оружием на 40 животных направляется из Ирана по маршруту Силах-Абад, Серахс
(иранский), Бадгис (ДРА)...»
Эту телеграмму немедленно передал адресату.
167
Термез.
Новые обязанности
4 августа 1983 года в г. Термез прилетает генерал армии В.А. Матросов. Я прибываю туда по вызову для
доклада обстановки.
На совещании офицеров, задействованных в проведении боевых действий на территории ДРА в зоне
ответственности ПВ, отрабатывались планы по каждому направлению, району, определялись сроки, организовывалось
взаимодействие. Всё, что было необходимо согласовать в Кабуле по вопросам взаимодействия, я тщательно
записывал. Работа шла в напряжённом ритме. Больше всего по времени занял вопрос организации охраны газопровода
Шибарган — госграница СССР. Самая опасная зона его с 28 км по 65 км. На 28, 40 и 91 километрах планировалась
установка задвижек. Газопровод имел экономическую значимость для СССР. 3 млн куб. метров стоит 125 тыс.
долларов. А прерванное обеспечение газом для советских людей и предприятий и того дороже.
В завершение работы над планами перед офицерами выступил В.А. Матросов. Он дал разъяснения на некоторые
вопросы по обстановке, указания на дальнейшую деятельность:
1. Постепенно усилия с военной деятельности необходимо переносить на организацию административную, политическую и экономическую.
2. При проведении операций в планах предусматривать уничтожение бандгрупп не всех подряд, а только непримиримых. В настоящее время из всех бандгрупп идейных 10%. Остальные — уголовные, занимающиеся грабежами.
Старейшины, которые не хотят терять власть, пойдут на переговоры с представителями государственной власти, на
соглашения с ней.
3. Руководителей власти надо направлять на разъяснительную работу с населением.
4. Засылаемые группы террористов, диверсантов для убийства преданных государственной власти людей, разрушений экономических объектов выявлять и уничтожать.
168
5. Очистка кишлаков военным путём должна завершаться выставлением отрядов защиты революции.
6. Мы охраняем территорию СССР с юга, выполняем патриотический долг по защите советских людей от бандитов
(но не интернациональную задачу).
После совещания В.А. Матросов и я вылетели в Кабул. Там у него предстояли встречи с руководителями советнических аппаратов и государственными должностными лицами ДРА.
На следующий день на заседании координационной группы я доложил о результатах боевых действий в зоне ответственности ПВ.
Операция «Балх» завершена с конкретными результатами. В ущелье Куфаб боевые действия медленно, с
учётом горных условий, но продолжаются. Здесь же передал просьбу командования пограничного округа
представителю 40-й армии о переброске их вертолётами отдельного батальона царандоя из Акчи в Андхой
(район Шибаргана).
Как показало время, по распоряжению командующего 40-й армией эта просьба была выполнена вертолётами Ми-6.
Заканчивалась командировка В.А. Матросова. В последний день своего присутствия он имел со мной беседу. Здесь
он поставил задачу замещать генерала Б.М. Голубева в связи с его плохим состоянием здоровья. Тому предстояло
лечение в СССР.
Какие мои обязанности:
1. Познакомиться с командованием ПВ ВС ДРА и выполнять советническую деятельность с командующим ПВ.
2. Курировать работу 4-го отдела, советнического аппарата ПВ.
3. Обеспечивать взаимодействие с ОГ МО, ГВС, ХАД и МВД по организации охраны государственной границы.
4. Совместно с отделом безопасности участвовать в организации охраны посольства и представительства КГБ.
5. Отвечать за несение службы составом экипажа самолёта представительства.
169
Соответствующие распоряжения по этому вопросу кому надо отданы, информация передана. Надо активно
включаться в эту работу.
Я не ожидал такого поручения. В последние годы на моей служебной лестнице было много неожиданностей. Я уже
начал к этому привыкать. Но это не лучший вариант. «Привыкание» может закончиться и неприятностями. Но надо
надеяться на лучшее и контролировать свои действия, поступки.
Итак, с 10.08.1983 г. я обязан временно выполнять обязанности советника командующего ПВ ВС ДРА,
заместителя ГВС и руководителя представительства одновременно с официальным выполнением
обязанностей офицера связи ПВ КГБ с ОГ ГШ МО в Кабуле.
Новыми пунктами обязанностей для меня являлись 1 и 3. А по 2, 4 и 5 пунктам я уже работал по распоряжению Б.Н.
Воскобойникова в промежуток по времени, когда улетел в Союз генерал Н.И. Макаров и до прибытия генерала Б.М.
Голубева. Тогда это было сделано по распоряжению ГУПВ.
Сейчас мне предстояло познакомиться с командующим ПВ ДРА генерал-майором М. Фаруком и его заместителями.
Первая встреча покажет ход дальнейших наших отношений. Одно дело — служебные. Кроме них большую роль
будут играть и личные.
С коллективом советников 4-го отдела у меня отношения налажены. Со многими офицерами я был знаком ещё до
Афганистана. Е. Тарасов, В. Девятов и другие добросовестно отдавали себя работе. У нас уже сложились хорошие,
дружеские взаимоотношения здесь, в Кабуле.
На следующий день я провёл совещание с советническим аппаратом 4-го отдела. Чтобы вникнуть в содержание
моей новой работы, я заслушал Тарасова по каждой пограничной бригаде ДРА, структуре ПВ и их командованию.
Пограничные войска МО ДРА на день моего временного назначения советником командующего состояли из
семи действующих на границе пограничных бригад (ПБр), двух полков, ОПС 18-й ПД в Мазари-Шарифе,
курсов подготовки офицеров, учебного центра. Укомплектованность ПВ в среднем составляла 40%.
170
Неудовлетворительное положение дел обстояло с выплатами денежного содержания личному составу (задержки до
3 месяцев), по тыловому обеспечению, особенно тех частей, которые находятся в горных условиях. Низкая
боеготовность, пассивная деятельность командования частей. Укомплектованность частей офицерскими кадрами до
25% (в частях кабульского гарнизона свыше 30%). Снижает боеготовность в войсках дезертирство личного состава.
В бригадах идёт скрытая фракционная партийная борьба среди офицерского состава.
Об этой негласной борьбе между приверженцами партийных групп «Хальк» и «Парчам» говорил в своём
выступлении перед советниками посол Ф.А. Табеев 9.08.1983 г.
В начале своего выступления он отметил, что «обстановка по стране медленно идёт в позитивном направлении.
Коренного перелома в этом нет. 70% территории находится под влиянием мятежников и уголовных банд.
Правительство ДРА неактивно. Народные массы не понимают политики НДПА и не поддерживают её. Фракционная
борьба не заканчивается. Каждое ведомство разделяется на противоборствующие партийные группы.
- В СГИ (государственная безопасность) — 85% парча-мистов.
- В МВД, царандое — 80% халькистов.
- В государственном административном аппарате — 60% должностей принадлежат парчамистам.
- В вооружённых силах — 75% халькистов.
- Из 186 уездов — только в 24 утвердилась народная власть.
- Из 100 волостей — в 11, но увеличилось это число в их центрах — до 51.
Увеличилось число населённых пунктов под контролем государственной власти».
С дополнением выступил маршал С.Л. Соколов, возвратившийся на днях из Москвы: «...Советники в своей работе
должны учитывать обострение обстановки... Противник в настоящее
171
время представляет угрозу для существующего строя в ДРА... Падение авторитета правительства в том, что оно не
выполняет своих обязательств перед народом...»
13.08.1983 г., в 12.00, совместно с группой советников из аппарата ГВС вылетел в Шинданд, через Кандагар. Это
первое моё посещение пограничных бригад в качестве советника командующего ПВ ДРА.
В Кандагаре дислоцировалась 3-я ПБр. По докладам я уже имел представление в общих чертах о пограничных
частях. На этом направлении противник не проявлял активности. Считалось, что эта часть самая боеспособная. В 1983
г. она успешно провела несколько боевых операций. В её штате восемь пограничных батальонов на линии границы и
один — резервный.
Рядом дислоцируются подразделения СА, с которыми пограничники активно взаимодействуют.
Пограничные батальоны этой бригады охраняют границу по направлениям, самостоятельно проводят ночные
засады. Резервный батальон используется для уничтожения обнаруженного противника за пределами основного
рубежа охраны линейными батальонами.
Командир бригады прошёл обучение в США. Характеризуется как боевой, инициативный офицер.
Из-за ограниченного времени успел провести совещание по заслушиванию офицеров по обстановке. Некоторых
советников я знал по службе в КСЗПО: А.Б. Калачёва, Г. Чибисова, Кривоше-ева, Водняева. Это грамотные, боевые
офицеры, имеющие хороший опыт в службе, работе с местным населением. Успех бригады — большая заслуга этих
людей.
Время нас торопило и мы вылетели в Шинданд, в 7-ю ПБр. Она находилась в процессе формирования с 18.05.1983 г.
В её состав входили 5 линейных и 1 резервный батальон, артиллерийский дивизион 76-мм орудий.
На день нашего прибытия её укомплектованность личным составом составляла 28%. Для ускоренного пополнения
разрешили призывать мужчин из близлежащих населённых пунктов. Но призыв шёл медленно.
172
В бригаде находились советники, недавно прибывшие из ПВ КГБ СССР, ещё не имеющие практически боевого
опыта: майор А.С. Маркин, подполковник И.Ю. Максименко, капитан Г.П. Фёдоров. Офицеры активно вникали в
обстановку, в формирование бригады, организацию службы по охране границы. Учили этому и помогали в работе
подсоветным.
Заслушав на совещании доклады, я сделал вывод, что офицерами делается много для повышения боеготовности
ПБр: выходы с подразделениями на границу, изучение маршрутов движения бандгрупп из Ирана, выявление их баз в
приграничной полосе, обучение подразделений и офицеров бригады тактическим действиям.
На совещании разработали планы дальнейшей деятельности бригады, работы советников, уточнили потребность в
вооружении и материальном обеспечении. Большая работа предстояла по обустройству части.
Провели занятия по тактике действий подразделений при встрече с бандгруппами. Особое внимание я обратил на
личную безопасность советников, создание для этого группы охраны из числа личного состава бригады.
Договорились о связи по нашей линии с оперативным дежурным в ГШ. Своевременные доклады из бригады смогут
помочь среагировать в оказании помощи или содействии в интересах пограничной части.
При выезде на аэродром встретился с командиром 5-й МСД, дислоцированной в Шинданде. Обсудили вопросы
взаимодействия 5-й МСД и 7-й ПБр. Командир МСД обещал поддержку пограничникам и, как показали дальнейшие
события, им было налажено хорошее взаимодействие.
На следующий день я доложил генералу армии М.И. Сорокину о результатах моей поездки по бригадам. По всем
вопросам, в которых требовалось помочь 7-й ПБр, он обещал отдать соответствующие распоряжения по
доукомплектованию, строительству, довооружению. А мне поручил взять на контроль их выполнение и по
необходимости докладывать ему об исполнении.
173
В 15.00 состоялось партийное собрание советников аппарата ГВС, где М.И. Сорокин выступил с докладом, в
котором упор делал на усиление призыва в вооружённые силы ДРА.
Выдержки из его доклада:
«...Армия ДРА не окрепла и самостоятельно не готова взять на себя основную тяжесть борьбы с мятежниками. Она
аполитична.
К концу года вооружённые силы должны иметь 200-тысячную укомплектованность личным составом (в 1982 г. было
111 тысяч). Но надо учесть и то, что осенью предстоит увольнение 40 тысяч военнослужащих.
Укомплектование воинских частей, дислоцированных в районе Шинданда, обеспечить призывниками из местного
населения.
Для погранвойск призывников набирать из местных жителей своими силами. Им никто призывников давать не
будет.
Необходимо исключить, чтобы советники в частях ставили задачи подсоветным и руководили всеми действиями.
Учить их самостоятельным действиям.
В ВС не утихает фракционная борьба. Отсутствует единство в партийных организациях. Иногда советники сами становятся фракционерами, поддерживая подсоветных той или иной группы...»
17.08.1983 г. изучил обстановку по ПВ, рассматривая донесения советников из ПБр:
1. 1-я ПБр: 10.08 мятежниками уничтожен погранпост (участок Джелалабада).
2. 2-я ПБр (Хост): обстрелян 906-й Пбат. Имеются раненые.
3. 15-й погранполк: (Ургун): в результате боестолкновения с бандгруппой имеются положительные результаты.
4. 4-я ПБр (Зарандж): 916-й Пбат захватил в плен трёх бандитов.
5. 18-й погранполк (Чамкани): осложнилась обстановка. Участились обстрелы гарнизона мятежниками. Заканчиваются продукты питания. Исключён подвоз материальных средств наземным транспортом.
174
Доложив ГВС о положении 18-го погранполка, с его разрешения 19.08 вылетел в эту часть. Вместе со мной полетел
заместитель командующего погранвойсками ДРА генерал-майор Кизым. Он в отсутствие командующего исполнял его
обязанности. Опытный офицер, не раз бывал в боевых действиях, был ранен в ногу. Передвигался с помощью трости.
Прибыв в расположение на вертолётах, мы изучили обстановку. Этот полк был передан в пограничные войска из
состава дивизии. Дислоцировался в низине, окружённой со всех сторон высотами. Единственная дорога, чтобы из центра доехать до полка, проходила через горную местность, перерезаемую в нескольких местах бандгруппами или недружественными для власти племенами. Но, по замыслу, его расположили на путях активного движения мятежников
из Пакистана. Он прикрывал важное направление — выходы к столице ДРА Кабулу.
Вокруг полка, на высотах, на подходах к месту расположения, сосредоточилось порядка 12 банд.
Я заслушал доклады наших советников. Майор С.Н. Колесников, капитан В.С. Пицек, майор В.А. Свалов оказались
в сложном положении. В части числилось всего 580 военнослужащих. Из-за недружественности племени мангал
набрать призывников для службы в полк практически невозможно.
В штате полка дивизион 122-мм пушек (часть из них неисправна, отсутствуют боеприпасы), 3 танка (2 неисправны),
БТР-152 — 7 единиц (2 неисправны). Отсутствовала постоянная связь, т.к. для этого не было технических средств.
В связи с отсутствием продовольствия командование наладило контакт с населением и в долг занимает всё
необходимое для личного состава.
Требовалась немедленная помощь из центра.
Уточнив обстановку, я с Кизымом вылетел в Кабул для доклада ГВС.
На следующий день советники провели работу по подготовке продовольствия и боеприпасов для отправки в
Чамкани. Поручил капитану Н.Т. Шилову (советник в тыловой службе,
175
отвечающий за снабжение пограничных частей) дать заявку на вертолёты для доставки груза в пограничную часть.
Капитану Н.Т. Шилову сложно было выполнять задачи по снабжению тех частей, куда груз доставлялся по воздуху.
Часто его заявки на вертолёты не выполнялись. Случалось и такое, что перед вылетом поступала команда о
перенацеливании вертолётов для выполнения другой задачи, тогда груз тут же выгружался прямо в аэропорту. Не раз
мне приходилось вмешиваться, чтобы ему помочь «выбить» вертолёты для обеспечения частей необходимым грузом.
На этот раз всё обошлось, как планировали: необходимое продовольствие доставлено по назначению.
С первых чисел августа 1983 года, выполняя обязанности советника командующего ПВ ВС ДРА, вникая в состояние
пограничных войск, я стал разделять беспокойство с другими нашими советниками за положение дел в частях,
особенно на участках афгано-пакистанской границы.
Вот что пишет об этом Ю.А. Нешумов, в то время начальник штаба ГУПВ, в своей книге «Границы Афганистана»:
«Наиболее сложным оставался афгано-пакистанский участок. Из-за высокой активности мятежников, особенно в
районах Ургун, Хост, Кунар, афганские батальоны, не имея достаточных сил и средств, иногда продолжительное
время находились в полной изоляции (по сути, в окружении мятежников) и несли тяжёлые потери. Доукомплектование же их, равно как формирование планируемых (7-я погранбригада в Шинданде), из-за нехватки
пополнения, вооружения и техники велись слабо. Но афганским пограничным частям на границах с Ираном и
Пакистаном удавалось самостоятельно проводить некоторые операции и участвовать в операциях армейских
соединений».
Далее он продолжает: «А пока граница с Пакистаном охранялась четырьмя погранбригадами и двумя полками. Из
действующих здесь 42 караванных маршрутов через границу прикрывался лишь 31 (многие из них лишь на какое-то
время).
К осени немного выросла численность пограничных войск (16,3 тыс. человек — 43% к штату)».
176
Перед ГВС, руководителем представительства многократно поднимали вопрос для обсуждения на совещании
советников об усилении работы с племенами, по созданию от них отрядов ма-лишей (вооружённая часть племён) и
привлечению их к охране границы. Задача ставилась, чтобы за каждым пограничным батальоном закрепить один
отряд, а в погранбригаду ввести двух штатных офицеров по работе с племенами. В 1-й, 2-й и 6-й бригадах создали
отряды малишей, ввели в штаты офицеров, отвечающих за эту работу. Такой опыт планировали распространить и на
другие бригады.
В представительстве создана группа по работе с племенами. В неё вошли по одному работнику из каждого отдела.
Влияние этой группы постепенно сказывалось на результатах по привлечению племён на сторону власти. Но на это
требовались большие расходы, денежные средства. В дальнейшем работу проводили со старейшинами, вождями
племён.
В этот день пришла информация, что в конце июня — начале июля сего года в городе Читрад (Пакистан) прошли
переговоры китайских представителей с руководителями лагеря беженцев (кишлак Бешам-Кала, 180 км севернее г.
Пешавар). Они просили снабдить их оружием для борьбы с народной властью в ДРА.
На это китайская сторона соглашалась, но с условием — до закрытия перевалов переправить беженцев в
Афганистан, часть из них прошла подготовку в учебных центрах боевиков в КНР в 1982 г.
Из этого надо было делать вывод о необходимости усиления прикрытия границы на востоке, для исключения её
перехода вооружёнными отрядами мятежников.
Хотел бы высказать своё отношение к Китаю. Он всегда относился к СССР, а затем к России, только с одной точки
зрения — выгодна ли ему северная страна? За этот период мы уже не раз испытывали его отношение к нам: даманские
события, перенос границы с исторических мест в нарушение ранее подписанных договоров, поставки в Россию
вредных для здоровья продуктов и товаров, нелегальное проникновение десятков тысяч (если не сотен) китайцев,
истребление дальневосточных лесов и фауны.
177
Вероятно, какие-то неизвестные нам причины не позволяли нашему государству реагировать на это должным
образом, принимать твердые меры для отпора великодержавному шовенизму китайской стороны.
С учётом полученного сообщения, ГВС принял решение о формировании двух пограничных батальонов в районе
Файзабада. Дополнительно дана команда формировать два погранбатальона и на западной границе с Ираном - в
Гульране.
Эту задачу он поставил перед НШ ГВС генералом В.П. Гришиным и мной. Продумать: откуда взять личный состав и
вооружение.
Обсудив этот вопрос с Владимиром Павловичем, я отправился в штаб ПВ и совместно с генералом Кизымом начал
работу по организации новых батальонов.
Поставив задачу штабу, с Кизымом стали готовиться к вылету в Джелалабад. 4-й отдел получил от меня поручение в
оказании помощи штабу ПВ в формировании новых пограничных батальонов.
Совместно с генералом Кизымом 21.08.1983 г. вылетели в Джелалабад. В течение двух дней мы работали в 1-й ПБр.
Кизым занимался с офицерами бригады, а я обсуждал с советниками их работу с подсоветными по организации всей
деятельности в части. Офицеры Василевский, Шерстобитов, Жекис, Нестеренко получили соответствующий их
работе инструктаж. Здесь я увидел, в каких сложных условиях живут и выполняют свои обязанности эти советники.
Отсутствие электричества, радио, телевидения, печатных изданий оставляет отпечаток на психике наших людей.
Кроме этого, они всегда испытывают напряжение боевых условий.
24.08, после возвращения из Джелалабада, сразу оказался на совещании, где обсуждался вопрос о призыве в ВС
ДРА. С основным докладом выступил генерал армии М.И. Сорокин. Он отметил, что на сегодняшний день ВС имеют
численный состав в 159 тысяч человек. Была поставлена задача к 1.09.1983 г. довести её до 160 тысяч человек, а к
концу года — до 200 тысяч. В целом план не выполняется. Генеральный штаб ДРА не проявляет бес178
покойства, действует только под нажимом советников. Отмечается дезертирство из войск. Не выполняется приказ
МО ДРА о сроках увольнения. Контроль за этим отсутствует. В медицинских комиссиях процветает подкуп для
досрочного увольнения по несуществующим болезням.
В выступлении ГВС сделан упор на исправление недостатков в работе по призыву, исключению дезертирства и в
пограничных войсках ДРА.
В конце совещания даны указания на усиление работы по призыву.
За непродолжительный срок выполнения по совместительству обязанностей советника командующего ПВ ВС ДРА и
своего присутствия на совещаниях ГВС я неоднократно слышу критику, в основном в адрес пограничных войск, а
значит, и деятельности советников, офицеров ПВ КГБ СССР.
Стал понимать, что в этом проявляется межведомственное соперничество. Но оно затем отражается на исполнителях
низшего звена.
Об этом я доложил руководителю представительства, так как ранее он предупредил меня, что я являюсь его
заместителем по пограничным вопросам.
После короткого обсуждения Борис Николаевич Воско-бойников дал мне несколько рекомендаций по работе с коллективом 4-го отдела, с командованием ПВ ВС ДРА, по взаимоотношениям с руководителями советнических
аппаратов различных ведомств в Кабуле.
В укреплении пограничных войск здесь надо рассчитывать только на свои силы. А для успешного решения вопроса
необходимо иметь доброжелательные отношения с советниками аппарата ГВС. От этого будет зависеть и отношение к
ПВ. За последние несколько месяцев отношения были изрядно подпорчены. Надо исправлять ситуацию. Мы решаем
одну задачу в ДРА и надо объединять наши усилия, а не противопоставлять их друг другу.
Этот совет в последующей моей работе пригодился. Дружеский разговор, состоявшийся с Борисом Николаевичем,
его реко179
мендации я всегда помнил, общаясь со многими советниками на протяжении всего времени пребывания в
Афганистане.
Вскоре у коммунистов 4-го отдела состоялось партийное собрание. Присутствовали офицеры, вызванные с границы.
Я решил использовать этот момент и откровенно поговорить о положении дел в войсках, о работе с подсоветными, о
справедливой критике нашей деятельности со стороны руководства ГВС.
Но сначала выслушал выступающих Пяткавичуса, Эпиташ-вили, Н.Е. Свистуна, А.А. Завалко и сделал вывод, что со
стороны руководства МО ДРА не уделяется должного внимания обеспечению всем необходимым пограничных войск,
хотя это их обязанность, так как ПВ являются составной частью министерства обороны ДРА.
Это подтверждало мои наблюдения об отношении в аппарате ГВС к ПВ.
Разговор на собрании состоялся открытый, острый. Для меня, моей работы было полезным выслушать своих
товарищей, которые находились непосредственно в частях и знали действительное положение дел.
Мне предстояло подготовить доклад для ГВС по конкретным вопросам, по обеспечению ПБр, разработать график
завоза материальных средств автотранспортом и авиацией в горные, труднодоступные места дислокации частей ПВ.
Но прежде всего эти вопросы предстояло проработать с командующим ПВ, чтобы подготовленные документы легли
на стол одновременно и ГВС, и НШ МО ДРА.
В пограничные бригады подготовили телеграмму за моей и командующего подписями с указаниями активизировать
боевые действия против бандгрупп, пересекающих границу и действующих на участках пограничных подразделений,
продолжать набор призывников в ПВ, усилить работу с племенами в создании отрядов малишей с привлечением их к
охране границы. В этой работе не ссылаться на указания министров племён и народностей Лаека и МВД Гулябзоя, так
как они состояли в правительстве Амина. А вожди племён помнят репрессии этого диктатора против них, а
180
поэтому могут и не пойти на контакт. Привлекать к сотрудничеству нужно на материальной основе.
29.08.1983 г. вызван в Ашхабад на военный совет пограничного округа. Один из обсуждаемых вопросов —
своевременная взаимоинформация о начале боевых операций подразделениями пограничного округа и частями 40-й
армии, ВС ДРА в северных провинциях и в зоне ответственности ПВ КГБ, об обмене разведданными о бандгруппах.
По возвращении в Кабул передал информацию штабу ГВС о результатах действий подразделений ПВ в зоне
ответственности за август.
«Часть сил мятежников в начале августа переместилась из южных районов в зону Андхоя провинции
Фарьяб. Банды, получив пополнение с баз Мармоля, пытались установить контроль за этим уездом.
В район Имам-Сахиба прибыла банда из Пакистана. Банда Наби пыталась укрепить свои позиции в районе
Дашти-Кала.
.. .В районах Андхоя и Дашти-Кала банды ликвидированы.
По ликвидации банд в районах Имам-Сахиба и Ходжагара операции начнутся 30.08 сего года.
...По-прежнему влияние органов власти за пределы административных центров, как правило, не распространяется,
что затрудняет стабилизацию обстановки. Из-за пассивности провинциального руководства Кундуза, Тахора,
Бадахшана до сих пор нет органов власти ни в одном из северных уездов.
...Потерпев поражение от правительственных войск ДРА и ПВ КГБ СССР в равнинной зоне северных провинций,
мятежники оборудовали опорные пункты в горных районах, создают там запасы вооружения, боеприпасов и
продуктов питания. Оттуда совершают вылазки для террористических действий.
Наиболее крупные базы находятся: Каттамаш (пр. Фарьяб), Дарзаб, Чунгур, Пистаали (пр. Джаузджан), Альбурз (70
км восточнее Шибаргана), Мармоль (пр. Балх). По каждой базе указаны координаты цели.
Считали бы целесообразным в оставшийся период 1983 г. и в течение первой половины 1984 г. подготовить и
провести ряд
181
последовательных совместных операций с частями 40-й армии и ВС ДРА по ликвидации баз мятежников,
примыкающих к зоне ответственности ПВ КГБ...»
Копии этой информации переданы послу Ф.А. Табееву, командующему 40-й армией генерал-лейтенанту В.Ф.
Ермакову, Б.Н. Воскобойникову.
От многих источников поступала тревожная информация о пассивности должностных лиц ДРА в работе с местным
населением, по укреплению органов власти в населённых пунктах. Там, где находились советники у руководителей
разного уровня власти и учили их формам и методам выполнения своих должностных обязанностей, было явно
недостаточно. А некоторых подсоветных приходилось заставлять и, по возможности, контролировать их работу.
Порою наши советники сами допускали случаи выполнения обязанностей своих подсоветных, что было недопустимо.
Нельзя было развивать у тех чувство иждивенчества.
Это беспокойство высказывали на совещаниях и руководители советнических аппаратов различных ведомств.
Ранее на совещании военных советников выступал заместитель ГВС генерал-лейтенант Николай Фадеевич Кизюн.
«...Обучая своих подсоветных методам организации, выполнения своих должностных обязанностей в новых условиях, слабо спрашивали с них за качество выполняемой
182
работы;
- наша обязанность советовать, а они — хозяева, должны работать в интересах своего народа;
- учить афганского офицера быть ближе к своему подчинённому;
- деликатно проводить линию на укрепление единства НДПА среди её членов. Всякое их заявление на веру не
принимать, а проверять;
- надо изживать их иждивенческие настроения;
- на представлении к очередному воинскому званию, к назначению на вышестоящую должность обязательно
должна стоять виза советника;
- обратить внимание на руководство ПВ ВС ДРА, на взаимоотношения командующего и начальника политотдела».
Это выступление показало мне, что не совсем благополучно обстоят дела у моего подсоветного со своим
заместителем — начальником политотдела. Знание этой ситуации на начальном этапе работы имело для меня
немаловажное значение. Вникая в деятельность командования, я узнал, что эти офицеры принадлежат к разным
течениям НДПА: командующий — к «Хальк», а его заместитель — к «Парчам». Непростое сочетание?
Значит, и работу мне надо проводить по объединению их усилий в руководстве ПВ.
С командующим ПВ я познакомился, когда мы вылетали в Герат, а затем выезжали в Гульран выставлять на границу
вновь сформированный 940-й пограничный батальон. Накануне генерал-майор М. Фарук вернулся из Москвы.
Перед выставлением батальона мы тогда провели занятия с офицерами, сержантами и рядовыми по всем предметам
боевой подготовки, тактике ведения боевых действий с бандгруппами, организации охраны границы. В
сопровождении ММГ советских ПВ выставили их на участок границы.
За время совместной работы у меня была возможность познакомиться с подсоветным.
Генерал-майор М. Фарук родился в кишлаке недалеко от Кабула, в небогатой крестьянской семье. Пуштун.
Родители дали образование. После шести классов поступил в военное училище. Закончил артиллерийский факультет.
Служба в 18-й ПД, 88-й артиллерийской бригаде. Вступил в НДПА, избирался секретарём партийной группы «Хальк».
Учился в артиллерийской академии г. Ленинграда. После Саурской революции отозван с 3-го курса академии и
назначен заместителем командующего 3-го армейского корпуса, затем — командующим ПВ МО ДРА. Состав семьи
— 14 человек. Проживают в 5-комнатной квартире. Старается не привлекать внимание к вопросу принадлежности к
фракционной группе и на эту тему от разговора уходит. Спокоен. Рассудителен. Пользуется авторитетом
подчинённых.
183
После выступления генерала Н.Ф. Кизюна, его замечаний по отношениям среди командования ПВ, я стал
присматриваться к работе командующего и его заместителю — начальнику политотдела полковнику Бисмулле,
состоящему в группе «Парчам». От этих двух руководителей, их личных отношений зависит дружная работа всего
коллектива офицеров управления и в пограничных бригадах. В этих коллективах имелись сторонники каждого из них
и по партийной линии. Значит, возможна и фракционная борьба, если в составе командования ПВ не будет согласия.
Для объединения этих людей, занимающих первые должности в ПВ, с моей стороны необходимо было продумать
меры, своё поведение с ними для их сближения и согласованной работы. |
Во время проведения очередного военного совета в Ашхабаде я поделился своими размышлениями на этот счёт с
начальником войск округа генералом Г.А. Згерским. Мы обсудили сложившееся положение, и Геннадий Анатольевич
предложил пригласить Фарука с Бисмуллой на нашу территорию и здесь практически показать дружную работу
командования округа. Я согласился с этим предложением, понимая, что совместная поездка сюда может сблизить этих
людей.
Возвратившись в Кабул, с командующим спланировали вылет в Файзабад, где сложилась непростая обстановка на
границе с Пакистаном. Кроме организации её охраны, мы должны были уточнить взаимодействие с советскими
пограничными подразделениями. Я предложил включить в группу и начальника политотдела полковника Бисмуллу.
Наметили вылет, после утверждения нашего плана ГВС, на 8.09.1983 г. Перед вылетом я позвонил генералу Г.А.
Згерскому и сообщил дату нашего прибытия в Хорог. К этому времени он доложил об этом генералу армии В.А.
Матросову и получил разрешение принять командование ПВ ВС ДРА на участке пограничного отряда в г. Хороге.
В назначенный день вся группа вылетела в Файзабад (северо-восточная часть Афганистана). Все стоящие перед
нами задачи были решены. Кроме того, побывали в Гульхане. В заключение работы я передал приглашение генерала
Г.А. Згерского залететь в
184
Хорог, на советскую сторону, чтобы изучить охрану границы на участке Ишкашима.
Командующий и его заместитель согласились с предложением и мы, перелетев через государственную границу,
произвели посадку на аэродроме г. Хорог. При выходе из самолёта нас встретила группа офицеров во главе с
генералом Г.А. Згерским. Здесь же находился начальник политотдела войск округа генерал-майор Виктор Фёдорович
Запорожченко. Встреча была тёплой.
Вся группа офицеров переехала в расположение пограничного отряда.
Программу пребывания на советской территории составили так, чтобы дать посмотреть гостям пограничный отряд в
Хороге, побывать в Калайи-Хумбе, Пяндже, Душанбе. Показать организацию охраны границы, учебную
материальную базу, центр подготовки пограничников. Учитывались и намеченные встречи с руководителями
партийных организаций и органов власти разного уровня.
Но стояла и другая, наиболее важная, задача. Показать афганским коллегам целенаправленную, дружную работу
начальника войск и его заместителя по политической части — начальника политотдела округа.
Генерал Запорожченко проделал соответствующую работу с полковником Бисмуллой. Этому содействовали встречи
с местными и республиканскими руководителями.
Четыре дня встреч, практических выездов повлияли на сознание афганских руководителей, они осознали, что только
дружеские отношения могут дать положительные результаты в решении любых задач.
Уже в Кабуле я и другие советники явную неприязнь Бисмуллы к командующему не отмечали. Это отметил и
заместитель ГВС генерал Н.Ф. Кизюн. Можно было сделать вывод: наша поездка дала положительные результаты.
Будем продолжать эту работу на укрепление взаимоотношений командования ПВ.
Состояние ПВ ДРА требовало качественно изменить политику в подборе и расстановке офицерских кадров. По
этому вопросу наметили провести совещание с командованием ПВ.
185
Подготовительную работу с приглашением представителей всех отделов управления ПВ и участием советников
проделал полковник Девятов Виль Рахимович. Обсуждался один вопрос: о кадровых перестановках в ПВ ДРА. Здесь
присутствовал первый заместитель начальника ПВ КГБ СССР генерал-лейтенант И.П. Вертелко.
К этому совещанию шла кропотливая подготовка. Учитывалось мнение советников пограничных бригад по каждому
офицеру: их деловые и командирские качества, кто и где учился и прошёл переподготовку, высказывания в адрес
советской помощи Афганистану, проявление фракционности в НДПА, авторитет среди подчинённых.
Это мероприятие готовилось так, чтобы офицеры отделов, в основном кадрового, сами давали характеристики
обсуждаемым кандидатурам. С нашей стороны участие заключалось в том, чтобы дать ответ на возникающий вопрос
и внимательно наблюдать за ходом обсуждения.
Совещание прошло не очень активно и без эксцессов. Здесь не затрагивались при обсуждении кадры
политработников. Мы понимали, что сейчас это делать нецелесообразно по многим внутриполитическим причинам.
Активное участие в обсуждении кадрового состава принимал начальник политотдела ПВ полковник Бисмулла. Я
ожидал, что он может по многим кандидатурам не согласиться с мнением командующего. Но всё произошло так, что
ни одного острого вопроса или разногласия между ними не было. Считаю, что наша совместная поездка на
территорию СССР, работа генералов Г. А. Згерского и В.Ф. Запорожченко с ними проведена не напрасно.
Обсуждаемые кандидатуры на выдвижение и перемещение согласовывали в соответствии с подготовленным нами
планом. Приказом МО и командующего ПВ ДРА все эти офицеры были утверждены в должностях.
Когда совещание закончилось, я использовал присутствие основной части советнического аппарата для обстоятельного разговора о требованиях и указаниях, которые доводил до нас ГВС.
186
В наш адрес нередко звучали критические замечания по работе с подсоветными. Наша задача — учить их принимать
самостоятельные решения, добиваться настойчивости в их выполнении. Не подменять афганских офицеров в любых
условиях обстановки и исключать иждивенчество. Отучать «оглядываться на шурави» в ожидании постоянных
подсказок. Помогать командирам своими советами в повседневной деятельности, в подборе и обучении кадров. От
этого зависит успех в работе как подсоветного, так и действий пограничной бригады в целом.
Генерал И.П. Вертелко акцентировал внимание на то, что мы находимся во фронтовых условиях. Значит, и работать
нам надо по-фронтовому.
12 октября группа офицеров во главе с генералом И.П. Вертелко вылетела в Шинданд для работы в 7-й ПБр. Наша
цель состояла в том, чтобы проверить подготовку двух пограничных батальонов, провести с ними дополнительно
занятия и организовать их выдвижение на границу.
Советники бригады - А.С. Маркин, Г.А. Фёдоров проводили занятия с афганскими офицерами по подготовке
батальонов к самостоятельным действиям, через командира бригады добивались выполнения указаний командования
ПВ.
Командующий ПВ генерал М. Фарук отметил хорошую подготовку батальонов в боевом отношении и дал
разрешение на их выход на границу с Ираном для выполнения задач по её охране.
Перелетев на самолёте в Кандагар, мы с 13 по 15 октября работали в 3-й ПБр. Это было не первое наше её
посещение. Нас встретили уже знакомые командир и советники.
Командование бригады успешно справлялось со стоящими перед ним задачами. Тому способствовала хорошо
поставленная работа разведки. В этом направлении высоко оценивалась деятельность майора Г.А. Чибисова. Имея
опыт работы в СЗПО, он внедрял его здесь, в условиях Афганистана. Не только учил своего подсоветного добывать
разведданные, но и сам, зная язык и местные обычаи населения, достаточно глубоко владел обстановкой. По
полученным ими данным пограничные батальоны, особенно Успешно использовался резервный, устраивали засады,
вступа187
ли в бой с бандгруппами, пытающимися преодолеть охраняемую границу. Но когда недостаточно было сил,
обращались к подразделениям СА, находящимся недалеко, передавали им данные о бандгруппах и те успешно их
реализовывали.
Майор Г.А. Чибисов за эффективное выполнение задач по уничтожению банд был представлен к ордену и получил
его. Через 1,5 года за организацию боевых действий и успешные проведения операций был повторно представлен к
государственной награде, но на этот раз кадровый орган ГУПВ ответил отказом. Кому-то показалось, что для одного
человека две награды — много. Как говорится, всякий мнит себя стратегом, видя бой со стороны! К сожалению, такие
примеры на моей памяти не единичны.
Выезжали в погранбатальоны для изучения работы командиров. Не везде дела обстояли благополучно. В 915-м
батальоне командир и его заместитель по политической части отстранились от руководства подразделением,
перестали выполнять служебные обязанности. Батальон был на грани разложения. Заместитель по политчасти,
молодой лейтенант, которого направили на эту должность из Кабула без согласования с нашими советниками, занял
позицию, откровенно враждебную к советской стороне. По моей рекомендации генерал М. Фарук, с прибытием в
Кабул, принял меры по замене этих офицеров.
С командующим ПВ вновь обсудили вопросы о кадровых назначениях, переводах, повышения в должностях
офицеров, присвоения очередных воинских званий. Без согласования с советниками офицеры кадрового отдела не
должны представлять проекты приказов на подпись ему и начальнику политотдела. Об этом говорили также с
полковником Бисмуллой. Оба с моим предложением согласились.
По прибытии в Кабул я получил информацию от командования пограничного округа из Ашхабада для посла,
ГВС и руководителя представительства о совместных боевых действиях в зоне ответственности советских
пограничников и афганских подразделений с бандгруппами. В близлежащих от Ташкургана кишлаках укрепляются
партийные и местные органы власти.
188
В Бадахшанской провинции захвачены два агента из Пакистана, которые шли с разведывательной целью:
установить дислокацию и количество воинских частей в этой провинции. Переданы в ХАД.
В рудниках добывается лазурит сторонниками бандгрупп для продажи, чтобы на эти деньги закупать оружие.
За сентябрь проведено 3 плановых операции, 11 частных; выставлено 9 КЗР; уничтожено — 521, захвачено —
220 мятежников, в том числе 2 главаря. Передано в вооружённые силы 300 призывников.
Эту информацию я оформил официальным документом и представил адресатам.
В начале ноября случилось происшествие с нашим советником Басовым.
Выполняя задачу по доставке продовольствия для 15-го пограничного полка в Ургун на вертолётах с афганскими
лётчиками, во время полёта ему показалось, что он продолжается дольше обычного по времени. Тогда он спросил
командира экипажа: «Куда мы летим?» Лётчик учился в Советском Союзе и хорошо знал русский язык. По-русски
ответил: «Летим в Пакистан». Одновременно то же сказал и штурман вертолёта. Это было для Басова
неожиданностью, тем более, что он в вертолёте находился один с грузом. Поэтому моментально среагировал:
выхватил гранату, ударом вывел из строя штурмана, выдернул чеку и дал команду лётчику возвращаться назад.
Это была драматическая ситуация. Вертолёт вернулся на аэродром в Кабул.
По поручению Б.Н. Воскобойникова я встречался с вертолётчиками и Басовым.
По данному случаю с афганскими «асами» разбирался и спецорган. Они заявили там и объяснили мне, что просто
«пошутили с шурави». Намерения улетать в Пакистан у них не было. Хотели проверить реакцию русского.
Беседуя с Басовым, я видел, как переживал он случившееся: «А что мне было делать? Я на борту находился один. На
мой вопрос они оба сразу ответили, что летят в Пакистан. И если бы это
189
осуществилось, я бы взорвал вертолёт гранатой. Сам бы погиб, но не сдался!»
Оценим его действия в той обстановке по заслугам!
По результатам разбирательства афганским командованием были приняты меры к лётчикам.
После моего доклада решили: в целях безопасности Басову оставаться в Афганистане нельзя. С положительной характеристикой, где указаны его качества, как смелого и решительного офицера, принимающего целесообразные
решения в экстремальных ситуациях, в целях личной безопасности его откомандировали в СССР.
О повышении квалификации офицеров
Я видел в какой ежедневной напряжённой обстановке находились советники в пограничных бригадах Афганистана:
без охраны, на пределе физических и моральных сил, всегда готовые к неожиданностям. Так случилось и в описанном
событии с офицером Басовым.
Несколько месяцев советники 4-го отдела были без своего начальника: полковник Е. Тарасов по окончании срока
командировки убыл в Союз, а ему на смену ещё никого не назначили. До прибытия начальника отдела я помогал
советникам решать все возникающие вопросы.
После описанного события с Басовым, я и В.Р. Девятое, кадровый работник отдела, обсудили вопросы по работе с
офицерами и пришли к выводу: в связи с тем, что советники ПБр находятся в отрыве от центра, необходимо сделать
так, чтобы, как правило, хотя бы раз в течение трёх месяцев они должны вызываться на совещание для доведения
важных информации по обстановке, проведения занятий и обмена опытом по работе с подсоветными. За это время у
них будет и психологическая разгрузка.
В каждой ПБр находилось 5-6 советников. Мы составили график ежемесячного их вызова в Кабул по категориям
(советники командиров, политработников, тыловиков и так далее), подготовили планы занятий, программные
вопросы. Включили
190
темы по тактике ведения боевых действий, обмена опытом в обучении подсоветных.
Подготовленные предложения согласовал с руководителем представительства Борисом Николаевичем
Воскобойниковым. Он поддержал нас в этом начинании.
На эту же тему я разговаривал с НШ ГВС генералом Гришиным. Изучив представленные ему разработки по
программе занятий на сборах советников пограничных бригад, он согласился с нашим предложением и посоветовал
графики сборов представить ему в штаб, чтобы заранее планировать авиацию для доставки офицеров в Кабул.
С октября 1983 г. такие сборы советников проводились ежемесячно, согласно утверждённого плана. Это была
вынужденная необходимость для поддержания устойчивого психологического состояния наших людей в сложной
боевой обстановке.
Озабоченность у штаба ГВС вызывала пассивность руководства МО ДРА к подготовке и переподготовке
офицерского состава первичного звена — командиров взводов и рот, по повышению их профессиональной
квалификации. Направление кандидатов на офицерские курсы, в учебные группы осуществлялось с большим трудом.
К началу занятий в учебных группах был недокомплект обучаемых. От качества военных знаний офицеров зависело и
состояние вооружённых сил ДРА в целом.
Большинство офицеров не имели навыков работы с личным составом, слабо знали теоретические основы военной
службы, тактику ведения боевых действий, не владели методикой в проведении занятий по боевой подготовке с
подчинёнными и «плутали» по топографическим картам.
Необходимо было переломить такой подход к подготовке офицеров у руководства МО ДРА, и это сделать можно
только усилиями всего советнического коллектива в ВС.
Ещё 10.10.1983 года, когда у ГВС состоялось совещание советников по этому вопросу, было указано на недостатки в
повышении квалификации офицерского состава взводов и рот. Генерал армии М.И. Сорокин потребовал от
советников «усилить контроль по отбору и направлению кандидатов на офицерские курсы.
191
С повышением специальных знаний, приобретением опыта офицерами будет и успех армии в целом. А с
безграмотными командирами — армия потерпит поражение».
Он предложил в частях ввести 1 час командирской подготовки ежедневно и самим советникам принимать участие в
обучении офицеров.
Приказом МО ДРА определён учебный год в вооружённых силах с 21.10.1983 года. К этому времени советникам
активно включиться и помочь афганским отделам ГШ подготовить соответствующие учебные программы, планы
командирской подготовки. Практиковать показные занятия.
Этими мероприятиями повысится боеготовность и боеспособность частей армии. Предложено пограничным войскам
уделять внимание строительству учебно-материальной базы. Отмечено, что у пограничников улучшилась служба по
охране границы. Но вместе с тем она по-прежнему не отвечает современным требованиям. Бандгруппы продолжают
преодолевать границу почти беспрепятственно. Для пополнения ПВ личным составом должна эффективно
проводиться работа с местным населением — по подбору из них призывников и созданию отрядов малишей с
привлечением их к охране границы.
Контрреволюция переносит своё влияние на приграничные племена, усиливает диверсии на дорогах, в городах.
Отмечается, что в III квартале этого года 177 кишлаков полностью попали под контроль мятежников.
Итоги совещания я в тот же день довёл до 4-го отдела, а через отдел — до советников в ПБр.
20.10.1983 г. пришла трагическая информация из Ашхабада: при проведении боевой операции силами ММГ и
подразделений царандоя погиб её начальник подполковник Валерий Иванович Ухабов. Грамотный, смелый
офицер! Когда знаешь человека и приходит такое известие о нём, испытываешь неисчерпаемое чувство горечи от
наших безвозвратных потерь! Впоследствии ему посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.
192
Я довёл эту весть до советников 4-го отдела. Мы понимали, что на войне могут быть потери бойцов. Но в сознании
эта гибель не укладывалась!
В районе Меймене, против участка пограничного отряда в Тахта-Базаре, в зоне ответственности ПВ,
закончился первый этап боевых действий из общего плана совместных действий войск 40-й армии, ВС и
царандоя ДРА с пограничными войсками.
Из Москвы генерал И.Г. Карпов сообщил, что второй этап крупномасштабной операции погранвойск начнётся с
21.10 сего года. Передан уточнённый план. Основные действия будут развиваться в Бадахшанской провинции,
район Гульран, и в провинции Балх. А тактические — по всей зоне ответственности (населённые пункты
Кайсар, Мардиан, Шибарган, Шартепа, Дарваз, Талукан, Куфаб, Дарасай). Цель - не дать возможности переходов одних бандгрупп для оказания помощи другим, то есть сковать их действия.
Оформив это сообщение документально, я передал его ГВС и руководителю представительства.
26.10.1983 г. из Ашхабада дали информацию о первом результате боевых действий в районе Баламургаба:
уничтожено до 50 мятежников. Захвачено оружие, боеприпасы.
29.10 состоялась беседа Б.Н. Воскобойникова с советниками представительства, где он ориентировал нас по обстановке:
1. 1 января 1984 года исполняется 19-я годовщина образования НДПА.
2. Обстановка на всей территории ДРА ухудшается.
3. Обратить внимание на подбор кадров и их обучение по своим направлениям.
4. Всю работу с подсоветными строить на упреждение действий противника.
5. На территории Афганистана выявляются террористы из числа иностранных наёмников.
По этим вопросам следовало делать выводы в работе с подсоветными для решения стоящих проблем.
193
После совещания я вылетел в Ашхабад на очередное заседание военного совета, где довёл до его членов обстановку
на территории ДРА.
Генерал Г.А. Згерский поручил встретиться в Кабуле с членом военного совета 40-й армии и переговорить с
ним по поводу передачи 48-му пограничному отряду из состава 201-й МСД звуковещательной станции (ЗВС
ЗС-72Б).
Зима 1984 года
Наступал зимний период. Шли сообщения о подготовке бандгрупп к действиям в условиях холодов. Некоторые из
них под воздействием иностранных инструкторов или по партийной принадлежности делали попытки к объединению.
Другие спускались с гор, рассредоточивались по населённым пунктам, совершая террористические действия на
дорогах в отношении воинских частей.
На восточной границе мятежники активизировали агитацию среди афганских пограничников, входили в контакт с
офицерами, солдатами для их разложения и склонения к предательству.
Исходя из новой ситуации, с командующим ПВ подготовили ряд указаний командирам пограничных бригад.
1. Службу по охране границы осуществлять преимущественно выставлением ночных засад на выявленных и
предполагаемых маршрутах передвижения бандгрупп.
2. Чаще менять места службы суточных постов.
3. Усилить общение с местным населением, продолжать работу по созданию отрядов малишей с привлечением их к
охране границы.
4. Установить контроль над лицами, которые уходили в Иран и Пакистан, с возвращением оттуда.
Телеграмму отправили в закрытом виде.
7 ноября 1983 года, по случаю годовщины Великой Октябрьской социалистической революции, в советском посольстве организован праздничный приём. По согласованию с послом и руководителем представительства на это
мероприятие пригласили и командующего ПВ ДРА генерала М. Фарука с его заместителем полковником Бисмуллой.
194
Приём прошёл в дружеской атмосфере. Я это использовал для дальнейшего развития хороших личных отношений
между командованием ПВ.
В составе командования 1-й ПБр в Джелалабаде сложились неприязненные отношения. Это требовало
разбирательства командующего и начальника политотдела ПВ.
9 ноября втроём, я, Фарук и Бисмулла, вылетели в Джелалабад. Совместная работа принесла положительный
результат. В бригаде офицеры увидели слаженную работу командующего и начальника политотдела. Это был пример
для других во взаимоотношениях и решении служебных вопросов.
У нас было время побывать на пограничных постах, в отряде малишей.
Работа, проводимая министерством племён и народностей, которое возглавлял министр Лаек, по формированию
отрядов малишей с привлечением их к охране границы была неэффективной. Для этого нужны деньги для малишей,
состоящих в отрядах. А за работу надо платить. К сожалению, даже созданным и действующим малишам, в том числе
и военнослужащим пограничных батальонов, не выплачивалось денежное содержание по 3 месяца.
Об этом докладывалось послу, ГВС и руководителю представительства. Но они и так знали обстановку. И тем не
менее требовали продолжать создавать отряды. Думаю, что и при их вмешательстве не всегда оперативно действовали
министерства, отвечающие за этот вопрос.
Через дежурного постоянно шли доклады об обстреле пограничных батальонов то в одном, то в другом районах
границы. Чаще получали данные об обстрелах 15-го погранполка (Ургун), 18-го погранполка (Чамкани) и 5-й ПБр
(Допушта). Требовалось усилить действия пограничных бригад против мятежников, и активность подразделений
возрастала. Но погранполки в Ургуне и Чамкани, из-за плотного блокирования бандгруппами, не могли выходить на
дальние участки границы, а охраняли подступы к местам своей дислокации.
195
Со стороны штаба ГВС постоянно контролировался по всей армии призыв в вооружённые силы, в том числе и в
пограничные войска. Требование заключалось в том, чтобы укомплектовать ВС до 80% и не допускать случаев
дезертирства. Если учесть, что ежемесячно, особенно в летний период, дезертировали от 2 до 4 тысяч
военнослужащих ДРА, то становится ясно, что некомплект армии очень большой.
16.11 с группой офицеров, командующим ПВ и с генералом И.П. Вертелко мы вылетели в 4-ю ПБр (Зарандж).
Работали там трое суток.
В район действий бригады включались: волость - 1, уездов - 4, кишлаков - 55, где проживало население, а 163 - без
жителей. В Зарандже жителей насчитывалось 2400 человек. По местным меркам, это - город. Дома разбросаны,
прямых улиц не найти. Зелени много, дома прямо-таки утопают в ней. На окраине протекает водный канал,
требующий чистки.
В эти места приходит население из Ирана, возвращается по тропам, ему одному известным. Занятие населения —
земледелие и торговля. Разводят скот.
Штаб бригады расположен в удобном месте. Вокруг зелёные насаждения.
Заслушали советников. Командующий генерал М. Фарук проводил совещание с офицерами бригады.
Офицеры Пинчуков, Линник, Панченко и Рубанов доложили обстановку в районе и на границе. Отработано
взаимодействие с советниками царандоя и по партийной линии. О командире бригады отозвались негативно: ленив,
безынициативен. Слабо реагирует на советы наших офицеров. В военном отношении подготовлен недостаточно.
Постоянно требуется контроль за его деятельностью.
Население лояльно относится к государственной власти. Ранее ушедшие в Иран в настоящее время постепенно
возвращаются в свои населённые пункты. Мы видели их бедственное положение. Много беспризорных детей. В
каждом батальоне имеется по несколько детей, которые живут под присмотром взрослых.
Укомплектованность бригады — на 40%.
196
На этом направлении действуют несколько банд. Занимаются доставкой оружия из Ирана.
При бригаде действует отряд малишей из 50 человек. Для увеличения количества отрядов, их численности есть все
условия, кроме денег.
17.11 генерал И.П. Вертелко, я и Фарук посетили штаб 5-й МСД в Шинданде, встретились с её командиром,
обговорили вопросы взаимодействия при охране границы 4-й ПБр.
Прибыв 18 ноября в Кабул, мы узнали, что проходит джирга - съезд вождей племён, населяющих территорию
Афганистана.
Ожидаем результатов. Перед вождями выступил Бабрак Кармаль. Подробности съезда до нас доведёт посол Ф.А. Табеев.
Основная цель джирги - обращение руководителей государства к вождям племён за поддержкой власти,
исключающей поддержку контрреволюционных сил, с призывом о создании племенных отрядов малишей для охраны
границы.
Джирга проходит в обстановке, когда контрреволюционные силы пытаются объединиться под руководством их
лидера Ахмад-шаха, расширяющего боевые действия в горах Панджшера.
Систематические обстрелы 15-го и 18-го пограничных полков (Ургун, Чамкани), террористические акты в г. Хост,
попытки захвата части территории Афганистана на этом направлении — это цель контрреволюции создать своё
«государство» с правительством, чтобы добиться признания иностранных государств и получать официально помощь
в борьбе с Демократической Республикой Афганистан.
В 1984 году, как показывают события, усилится экономическая помощь Пакистану со стороны недружественных к
ДРА государств и в дальнейшем она будет возрастать. И эта помощь будет направлена на усиление борьбы с законной
властью Афганистана.
В ДРА на 1984 год намечены выборы представителей от всех слоев населения, начиная от каждого кишлака, для
участия в Джирге и избрании правительства. В задачи советников входила
197
помощь государственным органам в подборе кандидатур для избрания на важный государственный форум.
Контрреволюционные силы, в свою очередь, старались продвигать в государственные органы своих людей на все
уровни существующей власти. Уже имелись факты проникновения во власть враждебных элементов. Укреплению
государственных органов мешала фракционность в НДПА.
Начальник Главного политического управления вооружённых сил Д РА генерал-майор М. Садики запланировал на
22 ноября 1983 г. совещание по обсуждению темы: «Действия пограничных войск ВС ДРА по усилению охраны
границы, партийно-политической работы в подразделениях ПВ».
На этом совещании с докладом должны выступить командующий и начальник политотдела ПВ. Мы помогали
подготовить соответствующие документы подсоветным.
Накануне я встретился с Б.Н. Воскобойниковым и высказал подготовленные нами предложения в доклад
командующего:
1. Определить зону (полосу) для ПВ, где только они имели бы право создавать отряды малишей и работать с ними в
интересах охраны границы.
2. В отведённой зоне (полосе) для ПВ поручить только им руководство всеми находящимися здесь подразделениями других ведомств при осложнении обстановки на границе до прибытия регулярных частей армии.
3. Всю экономическую помощь населению осуществлять через ПВ.
4. В управление ПВ, в погранбатальоны ввести штатных офицеров для работы с племенами и отрядами малишей.
5. Уровнять денежное содержание у пограничных малишей с малишами царандоя.
Борис Николаевич внимательно выслушал и высказал сомнения в реализации этих предложений. Но дал согласие на
включение их в выступление командующего. Одновременно сказал, что с этими предложениями ознакомит посла. В
общем, надо посмотреть на реакцию руководителей МО на эти предложения.
198
Совещание состоялось. Выступили М. Фарук и Бисмулла. Затем - генерал М. Садики. Он подверг резкой критике
деятельность командований 1-й, 5-й и 7-й пограничных бригад. Эта критика строилась на выводах комиссии, которая
по его заданию в этих частях изучала состояние дел.
Было отмечено, что за 6 месяцев из этих частей дезертировало около 750 человек. Командование бригад слабо
реагирует на доклады командиров батальонов с просьбой о помощи в материально-техническом обеспечении.
Кадровые органы своевременно не оформляют представления на очередные воинские звания.
Задерживается выплата денежного содержания не только военнослужащим, но и малишам по несколько месяцев.
Из всех перечисленных недостатков выполнение части из них зависит от министерства обороны, так как ПВ — это
составная его часть.
После совещания я спросил командующего о реакции на выступление Садики и предложения. Но не получил ответа.
Фарук только пожал плечами и промолчал. Значит, они не дошли до политического руководства ВС или там решили
пока осмыслить услышанное. Момент ещё окончательно не упущен. Подождём. Но время идёт не на пользу
государству.
На следующий день совместно с командующим и начальником политотдела обсудили план работы по устранению
недостатков, указанных на совещании. Подготовленный документ должен быть утверждён начальниками ГШ и
Главпура. Это обяжет другие управления и отделы МО оказывать содействие в устранении недостатков.
Прошедшее совещание стало первым мероприятием по подведению итогов деятельности всех отделов ВС за прошедший период и по определению задач на 1984 г. Так оно и было.
Проводилась подготовка для составления общего плана деятельности на 1984 г. всего министерства обороны.
Рассмотрение этого плана предусматривалось 31.12.1983 г. на расширенном совещании МО с участием аппарата ГВС.
199
В связи с его подготовкой мне пришлось слетать в Ашхабад за планами боевых действий пограничных
подразделений в зоне ответственности для уточнения взаимодействия с частями ВС ДРА и 40-й армии. Но эти планы
составлены предварительно. Они не были согласованы и рассмотрены в ГУПВ. Позже в них могли быть внесены
изменения по месту и времени из-за складывающейся обстановки.
23 ноября состоялось расширенное совещание советнического состава у генерала армии М.И. Сорокина по итогам
деятельности ВС ДРА за 1983 год.
В своём докладе он дал общую характеристику международной и внутриафганской обстановки. Затем перешёл к
конкретным вопросам по результатам действий войск МО ДРА, пограничных войск как составной части ВС, и
влиянию на это советников.
Выдержки из доклада ГВС:
«...Недостатком является то, что в войсках не практикуются боевые действия в ночных условиях, не изыскиваются
новые способы борьбы с бандгруппами, тактические приёмы.
...Там, где пограничные батальоны не проявляют активности в борьбе с мятежниками, «отсиживаются» в казармах,
там инициативу перехватывает противник (15-й и 18-й пограничные полки).
...Отсутствует скрытность в подготовке к боевым операциям. Недопустим открытый разговор по телефонам, так как
он становится известным местному населению, а среди них имект ся те, кто передаёт информацию мятежникам.
...Советники осуществляют слабый контроль за своевремеш ной выплатой денежного содержания пограничникам и
малишам.
Пограничные войска к концу 1983 г. увеличились до 30%. Действуя в тяжёлых условиях, добиваются успеха в
перекрытии маршрутов перехода границы бандгруппами. Уверенно действу-5 ет под влиянием советников 7-я ПБр (на
совещании в Главпуре она, напротив, отмечалась в негативном плане, так как командир придерживается другой
фракции).
Но основная задача пограничных войск - перекрытие основных маршрутов движения караванов бандгрупп из
Пакистана - выполняется слабо.
200
...Обстановка в зимнем периоде осложнится, возрастёт активность мятежников, так как им запрещено уходить в
Пакистан.
...За прошедший год дополнительно освобождён всего один уезд, а сдано мятежникам - 10. Это происходит по
причине бездействия органов власти, они не предпринимают мер по закреплению военных успехов, не создают
отряды защиты революции, не проводят разъяснительную работу с местным населением. Не удалось изменить
обстановку в пользу государственной власти.
Что необходимо сделать в 1984 г., чтобы ВС ДРА доминировали над мятежниками, а народная власть закрепляла
военные успехи армии?
1. До 10.12.1983 г. проанализировать выполнение комплексного плана боевых действий по прикрытию границы и
уточнить его;
2. усилить влияние на подсоветных по развитию у них активности в ведении боевых действий;
3. не допускать снижения численности личного состава в ВС. До 01.03.1984 г. принять все меры для доведения
численности до 200 тысяч человек;
4. при освобождении населённых пунктов формировать отряды защиты революции, малишей и устанавливать
повсюду местные органы власти...»
В штабе 40-й армии 24 ноября состоялась научно-теоретическая конференция. Её открыл командующий армией
генерал-майор Л.Б. Генералов (он сменил убывшего в Союз по замене В.Ф. Ермакова).
В своём вступительном слове он обратил внимание офицеров, всех присутствующих на возрастающую роль в
современных условиях мелких подразделений (отделений, взводов, рот) Для ведения боя. А в связи с этим потребовал
усилить подготовку младших командиров — от сержантов до командиров рот — к самостоятельным, порою
автономным, боевым действиям.
Из выступления начальника штаба армии генерал-майора А.И. Сергеева:
«Искать новые формы борьбы, тактические приёмы, исходя из действий мятежников;
201
находить способы уничтожения баз снабжения бангрутш, которые размещают их в недоступных местах (горы);
учитывать, что мятежники находятся рассредоточенно, а для совершения диверсий по сигналам сосредоточиваются
в определённых местах;
противник для высокой мобильности использует автомашины, маскировку под местных жителей, современные
средства вооружения и боеприпасы;
в обучении боевиков принимают участие иностранные специалисты. Для психологического воздействия, усиления
активности бандитов используются священнослужители;
на территории Афганистана действует агентурная сеть контрреволюции...
В процессе боевых действий против мятежников у нас приобретён опыт борьбы:
- ведётся разведка по поиску банд и их баз. Для их разгрома проводятся совместные операции с подразделениями
других ведомств;
- по выявленным целям наносятся точечные авиаудары;
- слабо ещё применяются такие тактические приёмы, как ночные засады, блокирование бандгрупп...»
Из выступления командующего войсками ТуркВО генерала армии Ю.П. Максимова:
«Противник действует партизанскими методами борьбы с использованием новейших видов вооружения,
поступающего из-за рубежа;
проводится антигосударственная пропаганда засланных на территорию ДРА резидентов контрреволюционных сил
для работы с местным населением, разложения армии, царандоя...
Вывод: напряжение в обстановке на территории ДРА не ослабевает по всем направлениям. Снижения боевой
деятельности мятежников в зимних условиях не ожидается, у противника повышается интерес к советским
коммуникациям, объектам, постам.
Исходя из тактики действий мятежников, на первый план выдвигаются следующие задачи:
202
-
расширять влияние народной власти на население, живущее в кишлаках, вблизи уездных центров;
усилить охрану коммуникаций, военных объектов, гарнизонов, аэродромов;
- активизировать боевые действия частей и подразделений...»
Все совещания проходили методом доведения обстановки и указаний на предстоящий период.
25.11 мне сообщили из Москвы, что из Южно-Сахалинска прибывает генерал-майор А.И. Романенко, назначенный
на должность начальника 4-го отдела вместо убывшего в Союз полковника Е. Тарасова.
Борис Николаевич Воскобойников поручил мне подготовить для Романенко квартиру и выделить для него в
пограничной комендатуре автомашину с водителем.
27 ноября в мраморном зале посольства состоялась конференция профсоюзов посольства. На конференции выступил
Чрезвычайный и Полномочный Посол СССР в ДРА Ф.А. Табеев.
Краткие выдержки из его выступления:
«Если бы не было вмешательства извне в дела ДРА, то республика быстрее вышла из трудностей, в каких оказалась.
Руководство ДРА предложило международному сообществу условия для урегулирования положения в стране:
1. Прекратить вмешательство во внутренние дела Афганистана внешних сил.
2. Прекратить нападение контрреволюционных сил из соседних государств — Пакистана и Ирана.
3. Возвратить беженцев на родину (не мешать их добровольному возвращению).
И только тогда правительства ДРА и СССР проведут консультации по выводу ограниченного контингента советских
войск из Афганистана».
Зия-уль-Хак (президент Пакистана) признал вмешательство извне. Но о беженцах, как он сказал, можно решать
вопрос только после вывода советских войск.
Но для СССР это неприемлемо.
203
Стабилизация обстановки в ДРА затягивается. Не всё благополучно с состоянием вооружённых сил, царандоя.
Некоторые считают, что тормозом в нормализации обстановки является внутрипартийная борьба. Эти отношения в
партии не могут быть изжиты одним махом. На это потребуется время.
Важную роль в стране играют межнациональные отношения. Эти явления — исторические.
Бабрак Кармаль признал, что нужно вести работу в партии на искоренение противоречий... «Хальк» формировалась
на основе мелкобуржуазных взглядов и ради сохранения своего господствующего положения.
Амин за короткое время своей деятельности добился разобщения партийных рядов, обострения межнациональных
отношений, между народами СССР и ДРА.
В такой обстановке некоторые руководители «Хальк» сочли необходимым объединиться с «Парчам».
«Парчам» объединила интеллигенцию из народа, демократическую, передовую часть НДПА.
Противоречия между этими фракциями — в разном понимании решения национальных и социальных вопросов, а
цели, программа у них одинаковые.
Афганцы — многострадальный народ. Живут в бедности, отсутствует образование, медицинское обслуживание. Из
10 тысяч новорожденных детей за 5 лет умерло 7-8 тысяч.
У Саурской революции нет социалистических лозунгов. И не надо. Это отпугнёт от партии, от действительности
неграмотное население.
В выступлении посла были показаны причины недовольства крестьян, у которых реформами затронуто право
собственности на землю.
После конференции, на основе материалов проведённых совещаний, я поручил Н.Я. Туранову и В.Р. Девятову
подготовить материал, чтобы с советниками 4-го отдела подвести итоги за прошедший год в середине декабря. А пока
занимались текущими делами и работали с подсоветными.
204
Не прекращались обстрелы 15-го и 18-го пограничных полков (Ургун, Чамкани).
15-й полк усилили личным составом, отправив туда вертолётами 100 человек. Осложнилась доставка
продовольствия. Вертолёты при подлёте к месту выгрузки подвергались обстрелу. Предполагалось, что
продовольствие будет закупаться у местного населения. Но цены очень высокие. Пытались с командующим решать
вопрос развития в бригадах, батальонах подсобных хозяйств. У наших советников, прослуживших на заставах по
несколько лет, приобретён в этом опыт и есть что передать подсоветным.
Советники в Ургуне О.П. Дручинин, Н. Цаплин постоянно подвергаются риску. Советники во всех частях были
предупреждены о соблюдении мер безопасности, чтобы не бравировали храбростью в сложных условиях. Мы
находимся в боевой обстановке, и наша задача — учить и наставлять подсоветных как охранять границу, вести боевые
действия, а не принимать в них непосредственно участия.
Не в простых условиях работали советники отдела тыла пограничных войск ВС ДРА. Материально-техническое
обеспечение пограничных бригад шло со складов и баз министерства обороны ДРА. И этим занимался тыл в
министерстве. А в ПВ - только начальники служб. На них же возлагались обязанности по сбору данных из ПБр о
потребности в материально-технических средствах; подаче заявок в тыл МО; получению и отправке средств в
пограничные части; составлению отчёта за расходование средств.
Мы видим, что с обеспечением пограничных частей идёт сбой. Чтобы выяснить реальное состояние с их
снабжением, я поручил советнику тыла капитану Н.Т. Шилову проанализировать ситуацию и представить данные за
1983 год.
Выяснилось следующее по некоторым частям:
- в 6-й ПБр расход боеприпасов составил два боекомплекта, но боевых операций она не вела;
- расход ГСМ составил 25% больше нормы;
- из частей заявки потребностей материальных средств, продовольствия не поступали, отчёты о расходовании их
205
не представлялись. Естественно, контроль за их расходованием не осуществлялся.
Средств доставки материальных средств в бригады пограничных войск не было. Те заявки, которые подавали в тыл
и штаб МО ДРА, систематически не выполнялись.
В такой необычной обстановке работали наши советники тыла ПВ ДРА. Как я уже говорил, у меня сложились очень
хорошие личные отношения с НШ ГВС генерал-майором В.П. Гришиным и советником начальника тыла ВС ДРА. В
критические ситуации снабжения частей ПВ по моей просьбе (при общем невыполнении наших заявок) они выделяли
для этой цели вертолёты, снимая их с других, менее актуальных, направлений и рейсов.
Командующему было предложено создать комиссию по выявленным недостаткам, разобраться в причинах перерасхода материальных средств и издать соответствующий приказ по войскам.
Пограничные войска постоянно испытывали недоукомплектованность штата офицеров звена взвод—рота.
Систематически проводилась работа по подбору кандидатов из состава сержантов, рядовых, имеющих образование,
для обучения на офицерских курсах, как в Кабуле, так и во Фрунзе. В Союз кандидатов на учёбу отправляли нашим
представительским самолётом, который постоянно находился в ка-> бульском аэропорту.
Пограничные войска не могли своими силами готовить в достаточном количестве младших специалистов. Многие
из име-1 ющихся автомашин стояли из-за отсутствия водителей. Потребность ежегодная в них составляла 100
человек. А готовили для ПВ — 6. Есть над чем задуматься! Наши советники, к их чести, вникали во все жизненные
вопросы ПВ, чтобы помочь в боеспо-' собности. Изыскивали все возможности, все свои связи и лич-] ные отношения в
такой обстановке для выхода из сложного положения. И когда все возможности исчерпывались для решения
возникших трудностей, я шёл к ГВС, докладывал обстоятельства не зависящие от ПВ, и предлагал вариант их
разрешения. Но не206
редко слышал и такое — «Принимайте меры!» Не могу утверждать, что никакой помощи не было нам от советников
МО ДРА. Была! Но и у них не всегда имелись возможности для этого.
Командующий ПВ генерал М. Фарук видел многие недостатки, над которыми надо было работать. Мы не раз
обсуждали наши возможности. Но он полностью зависим от министра обороны и начальника генерального штаба,
которые не всегда шли ему навстречу.
Для предварительного согласования планов и взаимодействия при ведении боевых операций пограничных войск в
зоне ответственности в северных провинциях с частями 40-й армии, подразделениями ВС ДРА приходилось часто
вылетать в Ашхабад.
5.12.1983 г. я принял участие в работе совещания в управлении войск пограничного округа. Его проводили
офицеры, прибывшие из Главного управления ПВ КГБ СССР под руководством генерал-майора В.И. Шишлова. Он и
открыл совещание своим докладом. Заострив внимание присутствующих на обстановке в Иране, сказал, что следует
ожидать массового перехода границы иранским приграничным населением, которые будут пытаться укрыться на
нашей территории от репрессий иранской реакции. А вместе с ними не исключено прибытие агентуры. Возможен китайский вариант по очистке населения от лояльно настроенных к Советскому Союзу жителей или полного их
отселения из приграничных районов.
В этих условиях требуется усиление охраны стыка трёх границ: СССР, Ирана и Афганистана.
На границе с ДРА необходим внимательный подход к действиям бандгрупп: ими управляют зарубежные
спецорганы.
Выявление агентуры иностранных разведок — одна из важных задач на сегодняшний день.
После совещания в кабинете ГА. Згерского состоялся продолжительный разговор, где заслушали меня по обстановке
в Кабуле и ДРА в целом, а затем обсудили предстоящие планы боевых Действий и взаимодействие с частями других
ведомств в зоне ответственности ПВ. Все обсуждаемые нами вопросы я был обязан
207
затем довести до ГВС и его НШ для включения в общие планы на 1984 год.
После завершения работы я убыл самолётом из Ашхабада в Душанбе. На следующий день предстояло принять
участие в заседании пленума ЦК КП Таджикистана, а затем меня снова ждал Кабул.
10.12.1983 г. по решению ГВС срочно проведено совещание с одним лишь вопросом: как усилить работу с
подсоветными по призыву в армию. Эта проблема не решается в соответствии с планом и находится под угрозой
срыва. Часть командиров просто саботирует это мероприятие. По ним приказано принимать административные меры,
вплоть до отстранения от занимаемой должности через министра обороны ДРА. Бабрак Кармаль выразил
беспокойство состоянием армии. Он считает, что корень неисполнительности кроется в отсутствии единства партии и
потребовал от руководства ВС принимать жёсткие меры для наведения порядка.
В эти дни началась боевая операция под кодовым названием «Мармоль» в одноимённом ущелье, что
расположено южнее г. Мазари-Шариф. В этом ущелье, расположенных там кишлаках находились основные базы
мятежников, откуда они совершали террористические действия против органов государственной власти, воинских
гарнизонов, проводили минирование дорог.
План операции утверждён председателем КГБ Ю.В. Андроповым и маршалом С.Л. Соколовым. Руководил
операцией начальник войск КСАПО генерал-майор Г.А. Згерский.
Операция проходила в трудных горных условиях. В ней принимали участие несколько ММГ во взаимодействии с
частями 40-й армии, 18-й пехотной дивизией и подразделениями царандоя ДРА.
Бандгруппы оказывали упорное сопротивление, используя подготовленные оборонительные сооружения и
естественную горную местность.
Уничтожение банд и их баз в этом районе на длительное время должно было прекратить их активную деятельность
и террористические действия.
208
На других направлениях успешно действовали ММГ совместно с батальонами царандоя и ополченцами. В
районе кишлака Сумбикар засадой уничтожены автомашина с оружием и боеприпасами, 6 мятежников.
Вблизи Чанчарака, Ташкургана, Имам-Сахиба в ночных условиях совершались боевые столкновения с
бандами.
От наших советников из 1-й ПБр поступали сообщения, которые вызывали у нас тревогу по поводу
взаимоотношений среди командного состава. Советники Василевский, Шерстобитов докладывали, что командир
устранился от командования бригадой. Основные вопросы, которые он считал для себя важными, решал с
генеральным штабом через голову командующего ПВ. Имея покровителя в этом органе МО, он пренебрегал указаниями из управления ПВ, игнорировал советы наших товарищей. Бригада находилась на грани развала.
Командующий М. Фарук для разбирательства в эту бригаду направил группу офицеров во главе со своим
заместителем генералом Кизымом. В эту группу я включил т.т. А.А. Завалко, Си-вакова и Куликова. Им поставлена
задача оказывать содействие при разбирательстве сложившейся ситуации, а также помогать в формировании отрядов
малишей в Нангархаре и Кунаре.
По результатам работы этой группы командир бригады отстранён от руководства, а затем снят с должности.
Из 3-й ПБр (Кандагар) возвратилась группа, изучавшая служебную деятельность командования и в целом бригады.
Эта пограничная часть продолжала успешно решать боевые задачи. Но выявлялись факты малой активности, слабой
манёвренности отдельными батальонами, оставались открытыми некоторые маршруты движения бандгрупп.
Длительное время не все батальоны контролировались командованием бригады, неудовлетворительно
обеспечивались продовольствием и материальными средствами.
Командир 915-го батальона «заключил договор» с мятежниками о ненападении на срок до 6 месяцев.
С ведома командира 926-го батальона солдаты отобрали у местных жителей около 800 голов овец, за что затем
подверглись
209
обстрелу. По данным фактам проводились разбирательства прокуратурой и военной контрразведкой.
Из отдела кадров ГУПВ поступил звонок в отношении моего отпуска за 1983 год. После прибытия начальника 4-го
отдела, который вылетает 21.12 из Москвы, мне предстояло сдать ему дела и вылететь в Союз. Для меня
подготовлены две санаторные путёвки в Подмосковье. Предупредили, чтобы вещи я с собой не забирал.
Надо готовиться в отпуск! Но до убытия необходимо ввести в обстановку ещё не прилетевшего офицера,
представить его ГВС, познакомить с командующим ПВ ДРА.
У меня возник ещё один вопрос: по возвращении из отпуска в каком качестве буду работать? А пока я — врио
советника командующего ПВ, заместитель ГВС по пограничным вопросам.
От Бориса Николаевича Воскобойникова получил распоряжение подготовить генерала М. Фарука для встречи с
начальником СГИ (безопасность) страны доктором Наджибом. Мы должны представить ему командующего, но дата
приёма пока не известна.
С командующим запланировал решить две задачи перед моим отъездом: составить предварительный план по
развитию благоустройства военных городков частей и подразделений ПВ, а также подготовить штатное расписание
офицерского состава с перспективой выдвижения на вышестоящие должности.
Это вызвано тем, что в МО намечается увеличение числа пограничных бригад. Штабу и политотделу поручили
подготовить эти документы к 10.01.1984 года.
Из Кандагара пришло сообщение от советников о боевых действиях 914-го, 924-го и 925-го батальонов, которые
совместно с работниками ХАД (военной контрразведки) и подразделениями царандоя разгромили банду в количестве
120 мятежников, двигавшихся через границу из Пакистана в районе населённого пункта Спинбулдак. В бою
уничтожено 15, ранен и захвачен 31 мятежник, 2 автомашины, 6 единиц стрелкового оружия и боеприпасы.
Остальные скрылись на сопредельной территории.
Потерь в подразделениях ДРА нет.
210
На западной границе пограничники контролируют переход гражданского населения из Ирана. И вновь тревожные
доклады поступают из Ургуна. Мятежники усиливают обстрел и нападения на гарнизон 15-го пограничного полка.
Создалось критическое положение для существования этой части, реальная угроза жизни и здоровью наших
советников. Кроме пограничников там находились советники ХАД и военнослужащие СА, обслуживающие
автомобильную радиостанцию.
Об этом я доложил ГВС генералу армии М.И. Сорокину и предложил, предварительно согласовав с руководителем
представительства, что, если меры по усилению этой пограничной части не будут приняты со стороны МО ДРА, мы
вынуждены будем эвакуировать силами авиации советских военнослужащих из Ургуна.
Через нашего дежурного я держал непрерывную связь с советниками О. Дручининым и Н. Цаплиным, следил за
развитием обстановки.
После настойчивых требований распоряжением НШ МО ДРА были подготовлены 100 афганских военнослужащих
для усиления пограничного полка и вертолётами переброшены в Ургун. С целью прикрытия вертолётов и ослабления
нападений на полк по мятежникам нанесён ряд точечных авиаударов.
Для деблокирования пограничного полка и разгрома банд мятежников направлена пехотная дивизия с колонной
автотранспорта, загруженной продовольствием и боеприпасами.
Напряжение и беспокойство за наших советников и 15-й пограничный полк на некоторое время были сняты.
Для доклада ГВС и руководителю представительства я получил информацию об успехах по борьбе с бандитами в
зоне ответственности ПВ в районах Андхой, Фарах.
25 декабря закончили с большим успехом операцию «Мармоль». Части и подразделения сосредоточиваются в
районе г. Мазари-Шариф. Туда вылетел генерал армии М.И. Сорокин.
Как меня и ориентировали из Москвы, в этот день прилетел новый начальник 4-го отдела генерал-майор А.И.
Романенко
211
с женой. Встретил в аэропорту и сопроводил в отведённую для них квартиру.
До отъезда в отпуск познакомил Александра Ивановича с нашими руководителями, с командованием ПВ ВС ДРА, с
обстановкой.
Доложил руководителю представительства КГБ о передаче дел и с разрешения генерала армии В. А. Матросова
вылетел в Союз, чтобы провести отпуск с женой в санатории «Семёновское».
А по прибытии из отпуска узнал, что главным военным советником в Кабуле вместо М.И. Сорокина назначен
генерал армии Г.И. Салманов, прибывший с должности командующего войсками Забайкальского военного округа.
Вплоть до своего убытия из ДРА я постоянно работал с этим военачальником. У меня осталось о нём очень хорошее
мнение, как о требовательном, но уважающем людей генерале. Всегда, когда заходил к нему в кабинет, видел его
работающего с документами, над картой. Он быстро вник в обстановку, в том числе и ту, в которой действовали
пограничные войска.
22.02.1984 года с утра я встретился с НШ ГВС генералом В.П. Гришиным. Владимир Павлович кратко
проинформировал меня по обстановке и действиям вооружённых сил ДРА. Больших, коренных изменений в них не
произошло. Во всех провинциях шла борьба с бандитизмом. Планы по призыву срывались. Численность ВС не
изменилась.
По пограничным войскам ДРА планировалось их увеличение. Продолжались обстрелы погранбатальонов, боевые
столкновения с бандгруппами, пересекающими границу.
С прибытием нового ГВС штабу прибавилось работы по планированию боевых действий войск, оформлению
документов, подготовке карт, контролю за действиями подсоветных.
Я предложил В.П. Гришину позвонить ГВС, доложить о моём прибытии из отпуска и о готовности представиться
ему. Он сразу же пригласил меня в кабинет.
Выслушав мой доклад, генерал Г.И. Салманов расспросил о моей службе, жизни. И здесь же дал мне задание
подготовить ему
212
служебную справку о пограничных войсках: дислокации частей, где и какие маршруты мятежников через границу
прикрываются пограничными батальонами, рубежи перехвата мятежников, обеспеченность частей, о приграничных
племенах и их отрядах, центрах подготовки мятежников. Эти вопросы отразить на карте. Указал срок представления
ему всех документов.
Это была первая встреча с генералом армии Г.И. Салмановым.
Состоялась встреча и с руководителем представительства КГБ. Борис Николаевич после того, как я ему доложил о
прибытии и рассказал о проведённом отпуске, информировал, что я назначен заместителем ГВС по пограничным
войскам и советником командующего ПВ ВС ДРА уже не как и.о., а официально. В связи с убытием в Союз генерала
Б.М. Голубева он предложил занять освободившуюся квартиру в посольстве. Учитывая, что прежние служебные
функции остаются для исполнения за мной, легче контролировать службу личным составом комендатуры по охране
территории посольства, управлять экипажем самолёта Ан-26, обслуживающего представительство.
Из этого я для себя сделал вывод: теперь числюсь официально в штате советнического аппарата в Кабуле, а не в
командировке, которая к этому времени продолжалась уже 20 месяцев!
После участия в торжественном собрании, посвященном годовщине Советской армии и Военно-Морского флота, с
А.И. Романенко провели разговор о ПВ ДРА. Штат на этот период составлял 35804 человека, а в наличии всего 15440,
то есть укомплектованы на 43%. Продолжалось равнодушное отношение МО ДРА к нуждам пограничных войск.
Здесь же я поставил задачу по подготовке для ГВС документов с картой. Это поручение нужно незамедлительно выполнить.
В данное время здесь, в Афганистане, находился генерал-лейтенант И.П. Вертелко, первый заместитель начальника
пограничных войск КГБ СССР, и с группой офицеров работал в 15-м и 18-м пограничных полках (Ургун и Чамкани).
213
Знакомясь с обстановкой на этих направлениях, с положением дел у советников, он фиксировал, что снабжению
частей по всем видам материально-технического обеспечения не уделяется должного внимания. Он старался на месте
принимать меры, чтобы чем-то помочь частям.
Привожу текст телеграммы, направленной им из Ургуна генералу В.П. Гришину.
«Прошу любым способом прислать в полк 25.02. с.г. хотя бы 2 ведра бензина до вертолётной площадки.
Радиостанция не работает без горючего. Кроме этого: снарядов к танкам — 24, мин к 82-мм миномётам — 360,
бензина — 1,2 т, дизтоплива — 0,8 т, мяса — 0,8 т. Вертелко».
Это был крик души человека, который стал очевидцем отношения к пограничникам со стороны МО ДРА. Он, как
участник Великой Отечественной войны, прекрасно понимал, к чему это может привести боевую воинскую часть.
За этой телеграммой пришла другая, тоже подписанная Вертелко, но уже из Чамкани. Не менее тревожная, но уже
об обстреле как гарнизона, так и вертолётов из ДШК. Заявки на авиаудары по целям, координаты которых регулярно
сообщались в центр, не выполнялись.
Иван Петрович, как представитель командования советских ПВ, реально оценивал складывающуюся обстановку на
охраняемых пограничными войсками ДРА участках границы.
Действительно, отдельные пограничные части своевременно продовольствием, боеприпасами не обеспечивались,
что снижало их боеспособность. Наши советники постоянно подавали заявки на автотранспорт, вертолёты, чтобы
доставить необходимый груз к местам назначения. Особенно в этом нуждались 15-й и 18-й пограничные полки,
которые только недавно передали в пограничные войска из состава пехотных дивизий. Они находились в
труднодоступных горных районах, в окружении недружественных к новой власти племён, под постоянным воздействием мятежников.
В такой обстановке не все даже офицеры-афганцы выдерживали психологическое давление противника: отдельные
из
214
них имели связь с мятежниками или переходили на их сторону, а некоторые просто дезертировали. Часть
военнослужащих рядового состава призывалась в армию насильственным путём (методом облавы в населённых
пунктах). Их особенно трудно было удержать. И всё-таки многие под командованием преданных государственной
власти офицеров стойко противостояли мятежникам.
В таких условиях наши советники учили и передавали свои знания командованию пограничных бригад, батальонов
в охране границы, ведении боевых действий с противником. Лишения, невзгоды, отсутствие личной охраны —
несмотря ни на что они честно выполняли обязанности, которые возложило на их плечи Отечество.
Генерал И.П. Вертелко, поработав в 15-м и 18-м погранпол-ках, после возвращения встретился с начальником ОГ
ГШ МО СССР в Кабуле маршалом С.Л. Соколовым и доложил о реальном положении дел в пограничных войсках
ДРА.
29.02.1984 года на совещании советников маршал заявил о «пагубном отношении к пограничным войскам со
стороны должностных лиц МО ДРА» и о пассивной роли в этом вопросе их советников. Он потребовал «повернуться
лицом» к пограничным войскам, их нуждам и отдал в соответствии с этим распоряжения.
Как практика показала, эти распоряжения так и не были выполнены. Все наши заявки удовлетворяли только при
крайностях, когда создавалась критическая ситуация для пограничных полков.
Я сидел на совещании, слушал маршала и думал: «Надо было генерал-лейтенанту, первому заместителю начальника
погранвойск КГБ СССР, лично побывать в пограничных полках, чтобы Доложить Соколову о действительном
положении! А доклады постоянно шли руководству ГВС, но мер никто не принимал в обеспечении ПВ. Просто
отмежевались от них! И вот только сейчас этот вопрос поднят здесь, на самом верху!»
Неужели трудно понять: если не усиливать пограничные войска, не прикрывать границу, то через неё непрерывно
будут
215
ходить бандгруппы, переправляться караваны с оружием и боеприпасами. В таких условиях можно бесконечно
вести боевые действия на территории страны.
После совещания, по согласованию с ГВС, две группы офицеров ПВ с советниками вылетели на границу: генерал
И.П. Вертелко с А.И. Романенко — в 6-ю ПБр, в Вазохву, а я и генерал М. Фарук - в 5-ю ПБр, в Герат-Допушту. Цель
- оказать помощь командованию в организации охраны границы и ведении боевых действий против бандгрупп.
По прибытии в бригаду заслушали советников В.И. Чепелева и Б.А. Свалова (его недавно перевели из 15-го ПП в
Ургуне), которые доложили обстановку в бригаде и в уездах, о действиях батальонов на границе.
На охраняемом бригадой участке участились случаи перехода границы из Ирана гражданским населением. Во
многих кишлаках приграничных уездов имеются бандгруппы и отсутствуют органы власти.
Боеспособность бригады, в целом, невысокая. Слабо организована работа с местным населением, с приграничными
племенами по привлечению их для поддержки государственной власти. Эффективных мер по созданию отрядов
малишей командование не принимало.
Кроме мелких банд в кишлаках опасность для населения представляла крупная бандгруппа в к. Имам-Кала, что
расположен на границе с Ираном, западнее г. Герат. Эта банда активно действовала против подразделений бригады.
Вот как описывает действия бандгрупп в этом районе В.В. Малеванный в своей книге «Советский спецназ в
Афганистане»: «Душманы систематически обстреливали автомагистраль, отдельные районы Герата, аэропорт,
осуществляли минирование дорог и часто нападали на афганские и советские автоколонны. Отряд Ахмада совершил
ряд диверсий на топливопроводе Тургунди - Шинданд, стратегически важном для обеспечения советских войск
горючим».
Обстановка здесь заставляла принимать меры по противодействию антиправительственным вооружённым группам.
216
С командующим ПВ генералом М. Фаруком и советниками спланировали операцию по ликвидации этой и мелких
банд в кишлаках, близлежащих к центру улусвольства. Но для её проведения сил одной пограничной бригады было
явно недостаточно.
Переговорил по средствам связи с генералом В.П. Гришиным и попросил, чтобы нам выделили пехотный полк от
17-й ПД. Он обещал помочь, дал телеграмму командиру дивизии и его советнику, чтобы удовлетворили мою заявку,
организовали помощь пограничникам в проведении операции. При встрече с командиром дивизии и его советником
натолкнулся на явное нежелание участвовать в спланированной операции. Позднее я понял, что без сопровождения
или участия подразделений Советской армии они на операции стараются не выходить.
Моя попытка связаться с командиром 5-й мотострелковой дивизии (г. Шинданд) из-за отсутствия качественной
связи не увенчалась успехом.
Много времени ушло на организацию совместных действий, взаимодействие для проведения операции.
В процессе организации боевых действий встретился в 101-м МСП с капитаном В. Неверовым, Героем Советского
Союза, получившим это звание в Афганистане. Он дал полную характеристику обстановки в предполагаемом для
проведения операции районе.
Встреча с одним из советников командира 17-й ПД полковником И.А. Кибаль, Героем Советского Союза,
получившим это звание за подвиг в годы Великой Отечественной войны, помогла получить войсковую поддержку для
пограничной бригады в период операции.
С трудом, но войсковые силы были подготовлены и операция началась в 6.00 9 марта. В ходе двухдневных боевых
действий банду почти полностью удалось разгромить. Отдельным бандитам удалось скрыться. Освобождено
несколько кишлаков и в них созданы отряды защиты революции, органы власти. В итоге уничтожено 37 мятежников,
захвачены две автомашины, 15 единиц стрелкового оружия, боеприпасы, мины итальянского производства.
217
Эта банда отличалась своей жестокостью: занималась грабежом местного населения, убивала сторонников
государственной власти, минировала дороги, обстреливала пограничные подразделения.
Разгром банды был успехом взаимодействующих сил: пограничников, подразделений 17-й ПД, царандоя.
По прибытии в Кабул я доложил генералу армии Г.И. Салманову о проведённой операции по освобождению
улусвольства от бандгрупп и принятых мерах по закреплению власти на местах. Здесь же высказал своё мнение,
основываясь на фактах, об ограниченных действиях 17-й ПД в борьбе с контрреволюционными формированиями, в
укреплении власти в ближайших районах от Герата и отсутствии взаимодействия с 5-й пограничной бригадой.
Командир 17-й ПД, как старший военный начальник северо-западной зоны Афганистана, должен быть заинтересован
в объединённых усилиях частей и подразделений всех ведомств против мятежников, это его обязанность, но мер в
этом направлении не принимает. Обсудили ещё ряд вопросов, касающихся пограничных войск, и ГВС сказал, что мне
нужно вылетать в Термез на советскую территорию для встречи с генералом армии В.А. Матросовым.
15 марта я был уже в Термезе и участвовал в совещании, которое проводил начальник пограничных войск КГБ
СССР. Здесь я встретил генерала Е.Н. Неверовского, старшего военного советника в провинции Балх генерала
Мурылёва, старшего советника 18-й ПД полковника В. Гартмана, заместителя начальника штаба войск ТуркВО
полковника В.А. Денисова, из ГУПВ полковника А.Т. Ашуралиева. С В.А. Матросовым находились генералы Г.А.
Згерский и В.Ф. Запорожченко.
Это совещание вызвано ожиданием обострения обстановки в весенне-летнем периоде. Особенно это касалось
северных провинций ДРА, зоны ответственности советских пограничных войск.
Из выступления генерала В.А. Матросова:
— Западные страны ведут стратегическую линию в Афганистане на обострение обстановки, создание очагов
напряжён218
ности, конфронтации. Ожидать от них каких-то шагов навстречу нельзя. Они понимают, что достичь победы здесь
не могут, но их устраивает то, что происходит, отвлекает много наших сил и экономических средств...
- Стремление враждебных сил - захват части территории, создание марионеточного правительства. Можно ожидать
ввода туда третьих сил и официальной им помощи экономически, вооружением...
- Представители США и Китая ведут переговоры на объединение всех сил мятежников для свержения
существующей власти в ДРА...
- Со стороны Ирана прикладываются усилия в попытке повернуть Афганистан на исламский путь и создать
империю Хомейни...
- США воздействуют на ДРА через Пакистан, а от Ирана возможна интервенция в виде добровольцев воинов
ислама...
- Не исключена выброска авиадесанта из Пакистана или Китая для захвата афганского Памира. С целью
недопущения такого варианта необходимо туда выставить пограничные подразделения ДРА...
- В настоящее время зарубежные центры делают ставку на лидера контрреволюционных сил Ахмад-шаха, который
может организовать и объединить военные формирования противников ДРА в районе Панджшера...
- На территории Ирана объединяют группы беженцев из Афганистана и из них готовят банды для заброски в ДРА с
целью проведения террористических действий...
- Зарубежные центры перестают верить победным реляциям главарей банд об успехах их террористических
действий и направляют своих представителей для проверки их докладов...
- В Демократическую Республику Афганистан направлены десятки офицеров пограничных войск КГБ СССР
с целью оказать помощь в формировании, укреплении и подготовке кадров ПВ ДРА, в организации охраны её
границы с Пакистаном и Ираном...
- Советникам в Кабуле надо реально продумать план развёртывания и формирования ПВ ДРА, проанализировать
219
их состояние на сегодняшний день, что сделано за последние два года...
- Передать ГВС нашу (ГУПВ) озабоченность состоянием ПВ ДРА и наше мнение в организации охраны границы. Её
необходимо строить в два эшелона: 1-й эшелон - пограничные войска, 2-й эшелон прикрытия - вооружённые силы
ДРА...
- По предложению т. Д.Ф. Устинова с января 1982 года отведена зона ответственности советским
пограничным войскам в северных провинциях на территории ДРА. Она чётко определена решением ЦК
КПСС. Длина её составляет 2800 км, глубина от границы СССР — до 100 км.
Задачи, возложенные на ПВ в этой зоне:
1. Оказать интернациональную помощь в укреплении органов власти на местах.
2. Обезопасить государственную границу и приграничное население СССР от возможных бандитских
нападений.
3. Выполнять охранные функции важных объектов в зоне ответственности.
Пограничные войска введены на территорию ДРА как политические. И там, где будет развиваться
приграничная торговля между СССР и ДРА, ПВ будут осуществлять охранные мероприятия.
За период 1982-1983 гг., в результате действий подразделений советских пограничных войск, через зону
ответственности не прошёл ни один караван с оружием для мятежников и ими не проведена ни одна крупная
операция.
Наша тактика:
1. Получение своевременной информации о появлении и местах нахождения мятежников.
2. Активность, упреждающие действия, маскировка, использование мобильных резервов.
3. Засадные действия.
Советские пограничные войска в зоне ответственности не могут действовать обособленно, без взаимодействия с
другими силовыми структурами. Успехи в боевых действиях достигались;
220
совместно с частями 40-й армии, ВС ДРА, царандоем и отрядами самообороны, защиты революции.
В мае 1984 года планируется провести крупную операцию в районе Зульфагара (стык границ СССР, Ирана,
Афганистана)...
Прослушав информацию об обстановке и действиях погранвойск в северных провинциях ДРА, о планах
предстоящих совместных действий ПВ с частями СА, ВС ДРА, офицеры разъехались по своим рабочим местам.
После совещания для себя я сделал вывод, что у руководства нашего государства есть беспокойство за обострение
обстановки и недостаточность наших усилий резко переломить ситуацию в пользу государственной власти
Афганистана. Это была борьба не только с внутренней контрреволюцией, а с союзом сил капиталистического мира и
других государств, которые стояли за их спиной, поддерживали идейно и материально.
В Кабуле проанализировал накопившиеся за эти дни донесения из пограничных бригад.
Общая картина не радовала. Участились обстрелы пограничных батальонов со стороны мятежников. И в то же время
снизилась активность против них со стороны батальонов.
Советники докладывали, что командиры бригад, выезжая в батальоны, самостоятельно решения на ведение боевых
действий против банд не принимают.
На это обратил внимание и руководитель представительства на совещании с заместителями. Борис Николаевич
потребовал усилить в своей работе внимание на привлечение к сотрудничеству пострадавших от бандитов,
отслуживших в армии.
Была затронута тема об усилении общения с родителями, у которых дети от 14 лет и старше. Некоторые из них
находятся в рядах мятежников, а часть - под их влиянием. Воздействие родителей на детей ослабит влияние бандитов.
Из-за осложнения обстановки на спинбульдакском направлении (Кандагар) 21.03 я с генералом М. Фаруком вылетел
в 3-ю ПБр.
По данным разведки, это направление активно используется бандгруппами для проводки караванов с оружием и
боеприпаса221
ми на территорию ДРА. Для его перекрытия с командиром 280-го отдельного вертолётного полка полковником
Виталием Васильевичем Мироновым, в целях взаимодействия с пограничной бригадой, договорились иметь пару
дежурных вертолётов, чтобы по данным нашей разведки, с нашим показчиком на борту они вылетали на уничтожение
целей. А майору Чибисову предстояло держать постоянную связь с дежурным вертолётного полка.
Пришлось вмешаться нам с командующим ПВ, чтобы установить нормальные рабочие отношения командира с
работником ХАД. Их конфликт отрицательно влиял на положение дел в коллективе.
26 марта 1984 года я доложил ГВС о результатах действий частей пограничных войск ДРА за минувший афганский
год (с 24 марта 1983 года по 24 марта 1984 год):
- совершено 597 рейдов;
- проведена 531 засада;
- произошло 43 боестолкновения с бандгруппами.
В результате: уничтожено 894 мятежника, 31 захвачен в плен, ранен - 431. Изъято оружия - 48 единиц, мины,
патроны к стрелковому оружию, автомашин - 3, мотоциклов - 7, контрабанды задержано на 37 млн афгани.
Я поднял вопрос об обеспечении ПВ средствами связи за счёт МО ДРА. Отсутствие связи с 3-й ПБр осложняет
управление.
В 1-й ПБр уже две недели не известно, где действует 923-й пограничный батальон, так как нет средств связи.
Многие управления пограничных бригад и подразделения на границе не имеют помещений для размещения.
Требуется вмешательство тыла МО в выделении через органы власти земельных участков и денежных средств для
строительства.
Состоялся разговор о работе с приграничными племенами и отрядами малишей. В этом выявилось много проблем.
В организации отрядов принимали участие многие лица, занимающие высокие государственные посты и не без
личных интересов. Это была доходная часть, как для вождей племён, так и для тех, кто такими вопросами занимался,
хотя напрямую они касались только министерства племён и народностей. Выпла222
та больших денежных сумм вождям для малишей, снабжение оружием, пропуск через границу за определённую
плату - всё это проходило мимо министерства племён и народностей. Вот только один пример. В декабре 1982 года на
участке границы, охраняемом 5-й ПБр (уезды Шинданд, Допушта), по инициативе министра обороны генерала
Кадыра из его родственных племён созданы 7 рот малишей. Вооружили их стрелковым оружием, начислили солидное
денежное содержание. Но реальной поддержки государству в охране границы с Ираном они не оказывали. Один из
командиров рот малишей, под видом борьбы с врагами революции, занимался грабежом местного населения, лояльно
относился к банде главаря Гарге.
А в июне-июле 1983 года из-за обострения отношений за сферы влияния три роты ушли к мятежникам. При попытке
разоружить другие три роты — те ушли на сторону противников власти.
На участке 2-й ПБр (Хост) сформирован батальон малишей, но он был окружён племенем исмаилхель и разоружён.
На участках 3-й и 6-й погранбригад (Кандагар и Вазахва), 15-го пограничного полка (Ургун) нет дружественных к
новой власти племён. Это результат преступной деятельности по отношению к ним прежнего руководителя
государства Амина.
На участке 7-й ПБр (Шинданд) рота малишей уезда Анагдера отказались выходить на охрану границы.
Кто бы ни создавал эти отряды, ответственность за всю работу с ними возлагали на пограничные войска.
Я и генерал М. Фарук видели ненормальные явления в организации и создании отрядов малишей, в их руководстве,
содержании и обеспечении, не раз обсуждали эти вопросы, вырабатывали предложения для упорядочивания
сложившегося положения. И делали это всегда в контакте с министром племён и народностей Лаеком.
На встрече с ГВС я доложил подготовленные предложения. На наш взгляд, если бы их приняли, то обстановка
изменилась в лучшую сторону. Это был коллективный труд для решения наболевшей темы! А предложения
заключались в следующем.
223
1. В заключительной работе по формированию отряда малишей решение следует принимать в приграничных
районах командованию пограничных войск с участием местных органов власти.
2. По штатной численности рота малишей должна быть не более армейской роты.
3. Каждая рота малишей должна находиться при пограничном подразделении (батальоне) и подчиняться его ко-
мандиру.
4. При роте малишей должны находиться офицеры от пограничного подразделения и ХАД, как военные советники
при командире.
5. Денежное содержание и материально-техническое обеспечение, вооружение и боеприпасы для рот малишей
должны проходить через пограничные бригады.
Генерал армии Салманов внимательно выслушал и, тем не менее, за организацию и руководство отрядами
ответственности с нас не снял, а по другим пунктам решения не принял. Разговор состоялся нелицеприятный! Но
распоряжения старшего начальника нужно было выполнять.
В первых числах апреля 1984 года обстановка на участке 15-го пограничного полка стала обостряться. Участились
обстрелы! гарнизона. По распоряжению командующего ПВ на усиление полка направили группу офицеров из
кабульского учебного полка. Но, как выяснилось, они своевременно не прибыли. Штаб ПВ не проследил за их
перемещением.
Увеличилось дезертирство из части. Туда направились члены военного трибунала для показного суда над 15 арестованными дезертирами и офицер ХАД для усиления работы с личным составом по линии военной контрразведки.
Вертолётами доставили 50 военнослужащих из подразделения ХАД, а также продукты питания. Была задействована
авиация для нанесения бомбовых ударов по определённым точкам нахождения мятежников.
Этими мерами мы пытались стабилизировать обстановку в этом районе.
224
5.04.1984 года в расположении штаба 40-й армии перед советниками выступили Геннадий Павлович Устюжанин с
обзорной лекцией по ДРА и советник Госплана ДРА Леонид Михайлович Кочетков.
Привожу выдержки из их выступлений.
Учитывая идеологическое влияние контрреволюции на военнослужащих ВС и население ДРА, по решению ЦК
НДПА создана система контрпропаганды в ВС ДРА, в ЦК - сектор в составе двух человек. Отмечается слабое
радиообеспечение армии и населения. Не хватает радиотехники и специалистов, а потому нет постоянного влияния на
население.
До революции Афганистан занимал 108-е место в мире по экономическому развитию. На душу населения в среднем
приходилось 120 долларов в год.
В настоящее время государственный сектор в стране занимает:
- в промышленности — 40%
- в торговле — 22%
- по связи — 100%
- по транспорту — 30%
- в сельском хозяйстве — 0,02%
По итогам за 1983 год ожидается рост валовой продукции на 6%. Рост национального дохода — на 6%, в сельском
хозяйстве — на 7%, где свыше 1200 кооперативов, но активно функционируют — 309.
Из 120 тыс. тонн планируемой закупки пшеницы ожидается всего 52 тыс. тонн. Причина — отсутствие системы
закупки. 10 тыс. тонн зерна безвозмездно для населения ДРА передал Советский Союз.
Из 11 промышленных ведомств план выполнили только 6. Ухудшила работу пищевая промышленность — на 24%.
За прошедший год уничтожено 258 строительных объектов, сожжено 147 КАМАЗов.
Розничный товарооборот вырос с 12 миллиардов афгани до 14. Доля закупок из ДРА Советским Союзом выросла
(каракуль, хлопок, фрукты и т.д.). Хлопка закуплено 70 тыс. тонн, а до революции закупали до 300 тыс. тонн.
225
Вывод: война отвлекает народ от экономического развития страны. Для поддержания экономики, минимального
жизненного уровня населения требуется помощь другого государства. И она оказывается.
Так завершил своё выступление Л.М. Кочетков.
В наших ведомствах подводились итоги за афганский год. По итогам боевых действий, работы с местным
населением, становления государственных органов отмечено, что из 34 тыс. населённых пунктов под контролем
находятся 5340, то есть 15,7%.
На совещании у руководителя представительства сотрудники были нацелены на создание специальной сети
разложения банд, поиска поддержки у местного населения. Необходимо было увеличивать войсковые засадные
действия, искать новые методы ликвидации бандгрупп. Усилить работу с населением.
С 15 апреля 1984 года создали зону «Завеса». Цель ее: не допустить проникновения через границу из Пакистана и
Ирана вооружённых отрядов контрреволюции, их караванов с оружием, боеприпасами с последовательным
уничтожением их до рубежа основной магистрали: Асабад—Джелалабад—Кабул—Газни—Кандагар—Герат. Для
решения этих задач выделены силы и средства от 40-й армии для разведки и уничтожения противника.
Для ГВС получил информацию от генерала И.Г. Карпова из Москвы о результатах боевых действий в зоне
ответственности ПВ за март.
Проведено:
- боевых операций — 7;
- боевых рейдов — 59;
- засад — 462, в том числе подразделениями ДРА — 163;
- уничтожено мятежников — 387 (в том числе 1 главарь);
- захвачено — 86 бандитов и 33 пособника;
- уничтожено и изъято — 88 единиц стрелкового оружия: около 9000 боеприпасов, 2 автомашины;
- призвано — 472 человека;
- выставлено — 6 отрядов защиты революции.
Таковы результаты от совместных действий в зоне ответственности пограничных войск с подразделениями
царандоя.
226
В это время здесь работал советник подразделений царандоя подполковник Леонид Арсентьевич Пинчук,
прибывший из Ленинграда.
Тесная связь офицеров ММГ с Леонидом Арсентьевичем помогала успешно решать сложные боевые задачи.
Офицеры царандоя учились у него и перенимали ценный опыт.
После оформления этой информации документом, доложил её генералу Г.И. Салманову.
В Кабуле начали подготовку к встрече годовщины Саурской революции. Шла усиленная тренировка столичного
военного гарнизона к параду.
С 10.04 с командующим проверяли парадный расчёт, их занятия по строевой, слаженность в прохождении строем.
Мы понимали, что к пограничникам будут внимательно присматриваться на параде многие, не только члены
правительства, но и военачальники ВС ДРА и, особенно, их советники. И, как показал парад, к чести пограничников к
ним претензий по прохождению строем не было.
У нас вызывало беспокойство состояние боевой техники в пограничных войсках, отсутствие ремонтной базы и материально-технического обеспечения. Вопреки желаниям командования пограничных войск и их советников, из армейских частей привозили технику в большей мере неисправную, сваливали её с трейлеров и оставляли в пограничных
бригадах (например, танки Т-34).
Чтобы детально разобраться с имеющейся боевой техникой в пограничных войсках, её состоянием, я вызвал из всех
пограничных бригад советников по техническим вопросам, чтобы заслушать их предложения по использованию,
ремонту и по другим проблемам. Я учитывал и то, что у нас находится генерал И.П. Вертелко, который, как
многоопытный специалист именно в этом деле, сможет подсказать вероятный выход из создавшегося положения.
С докладом выступил подполковник Сокарев. На этот день в войсках находилось 48 танков Т-34 (57% от штатной
численности). Из этого числа — только 4 исправных и с экипажами.
227
БТР (старой модификации) - 174 ед. или 25%. Ремонтной базы по штату нет, имелись всего две ремонтные
мастерские. В штатах бригад технических кадров нет. Обеспечение горюче-смазочными материалами - от случая к
случаю. Техническая профилактика из-за отсутствия инструмента и запасных частей проводится некачественно.
Подготовка водительского состава ведётся на низком уровне.
В докладе и выступлениях советников часто звучало сравнение с позиций технического уровня советских
пограничных войск. И это понятно. Эталон должен быть, по которому надо равняться. Но то, что было здесь, не шло
ни в какое сравнение. Министерство обороны ДРА, советники, представители СА не уделяли должного внимания
боеспособности погранвойск. А те всегда были на острие боевых действий с мятежниками.
Иван Петрович Вертелко выслушал выступающих и обещал помочь разрешить техническую проблему через
маршала С.Л. Соколова. И в то же время посоветовал проявлять больше настойчивости в подготовке специалистов, в
создании групп по ремонту техники.
И вновь поступают тревожные доклады из 15-го пограничного полка (Ургун). Ранее он был в составе пехотной
дивизии. Дислокация его - в труднодоступной горной местности. Подъездная дорога одна, через горы, которая
блокирована мятежниками. Для командования дивизии это составляло сложность в управлении и тыловом снабжении
части. И когда встал! вопрос об усилении пограничных войск частями МО, командир дивизии охотно передал этот
полк пограничникам. Бери, боже, что нам не гоже!
С точки зрения прикрытия оперативного направления это правильно. А вот в снабжении всем необходимым для
жизнедеятельности и боевых действий полк оставался в затруднительном, если не бедственном, положении.
Снабжение не улучшалось. Как правило, для проводки формировалась автоколонна с войсковым и воздушным
прикрытием. Чтобы это осуществить, планировалась целая операция. К сожалению, были случаи, когда колонну в
горах бандиты останавливали, автотранспорт сжи228
гали, а груз забирали. Если продукты и боеприпасы доставляли воздушным путём, и здесь подстерегала опасность.
Вертолёты обстреливались из ДШК.
Эти трудности ощутил на себе и генерал И.П. Вертелко, когда он летал в Ургун и высадку из вертолёта там
пришлось осуществлять под обстрелом мятежников.
Усилия душманов в этом районе были направлены на захват обширной территории и создание там своего
«правительства». Это был политический ход - требовалось показать западным государствам наличие второй власти,
чтобы те активнее оказывали официальную помощь в борьбе с правительством ДРА. Но на их пути для
осуществления этой цели стояли пограничники 15-го полка.
Нелегко приходилось здесь советникам, которые постоянно подвергались опасности. Офицеры Дручинин, Цаплин, а
позднее и прибывший майор Богданов, несмотря на сложные условия, честно и мужественно выполняли свой долг,
повышали боеготовность полка, учили подсоветных ведению боевых действий против бандгрупп.
4 мая 1984 года Маршал Советского Союза С.Л. Соколов провёл расширенное совещание с советниками всех
ведомств (силовых структур). С докладом выступил генерал армии Т.Н. Салманов.
Из его доклада:
- увеличилось передвижение через границу из Пакистана бандгрупп, караванов с оружием и боеприпасами. За счёт
этого усилилась боевая деятельность мятежников. Взят курс на объединение мелких групп бандитов. Их цель —
захватить какой-либо район на территории Афганистана и установить свою власть;
- у ВС ДРА низкая боеспособность. Командиры всех уровней не имеют опыта в планировании и проведении боевых
операций, организации разведки;
- командиры дивизий, полков не имеют связи и не могут организовать взаимодействие с пограничными бригадами;
229
- участились случаи дезертирства. За 4 последних месяца из ВС дезертировало около 1500 военнослужащих, а за год
- более 9000;
- пограничные войска с большой неохотой организуют засадные и ночные действия, а 15-й, 18-й полки и 2-я бригада
ведут оборонительные действия;
- обучение офицеров разных командных категорий ведётся слабо. Лучше это поставлено в 3-й, 4-й и 6-й
пограничных бригадах. У них выше и боевая деятельность. Начали понемногу активизировать боевые действия 15-й и
18-й полки;
- отсутствует учёт расхода боеприпасов, материальных средств, особенно в 15-м и 18-м пограничных полках.
Почти половина доклада построена на критических замечаниях в адрес пограничных войск и их советников.
Ну что же! Пограничники уже привыкли находиться не только под огнём мятежников, но и критики.
Затем выступил маршал С.Л. Соколов.
Из его выступления:
- обстановка в Афганистане не меняется. Напряжённость и её острота остаются;
- США разжигают антисоветизм. Посещение Рейганом Китая не случайно. Они втягивают Юго-Западную Азию в
борьбу против СССР. Их цель — создание афганского правительства в изгнании;
- в ДРА сложное положение. Здесь бесконтрольная база для контрреволюции;
- плохо обстоят дела с активностью борьбы против мятежников на границе у большинства пограничных бригад и
полков. Вина в этом лежит на советниках пограничных войск.
В своих выступлениях и маршал, и ГВС высказали много претензий в адрес пограничных войск и их советников,
которые не могут остановить поток движения бандгрупп через границу на территорию ДРА. Но граница практически
открыта, так как при имеющихся в наличии 16000 пограничников закрыть её,
230
протяжённостью в 2500 км, задача невыполнимая. И без участия частей МО (а ПВ входят в состав МО) пограничные
войска могут прикрывать только отдельные направления. Что они и делают. Эту задачу надо решать общими
усилиями.
По результатам совещания я обменялся мнениями с генералом И.П. Вертелко. Он тоже был удивлён такой оценкой
действий пограничников и советнического аппарата.
Переговорил об этом и с руководителем представительства. Борис Николаевич порекомендовал обсудить результаты
совещания, его итоги и выводы с советниками 4-го отдела и нацелить их на качественное улучшение работы с
подсоветными по руководству частями и подразделениями.
5 мая состоялся разговор со мной по ВЧ генерала армии В.А. Матросова. Я доложил обстановку по пограничным
войскам и о работе советнического аппарата.
Вадим Александрович поинтересовался впечатлением от проведённого С.Л. Соколовым совещания. Он уже знал о
данных там оценках, сделанных выводах и высказал своё мнение: «...Успокойтесь. Оснований для паники нет.
Маршала можно понять после разговора с ним в Кремле... Работа у вас тяжёлая... Он прав, иначе перемолоть
контрреволюцию внутри страны невозможно...
Не нервничайте... Мы будем вам помогать из Москвы... Вертелко дана команда подготовить документы по реальной
обстановке в пограничных войсках и положить маршалу на стол...
...Не волнуйтесь! Всё как на войне!.. Идёт слабое формирование пограничных войск и закрытие государственной
границы ДРА. А это крупнейший просчёт не только в нашей работе...»
Генерал армии В.А. Матросов поддержал нас в сложной ситуации. Конечно, в эти дни мы особенно нуждались в
моральной поддержке, добром совете. И получили её от нашего старшего товарища и руководителя.
Этот разговор я передал И.П. Вертелко, а затем офицерам 4-го отдела. Они были в курсе содержания критических
замечаний и остро нуждались в поддержке, в добром слове о нашей работе.
231
На следующий день с группой офицеров во главе с генералом И.П. Вертелко, с командующим ПВ мы вылетели
вертолётом в 6-ю ПБр (Вазохва), где советники Солодянников и Сахарский встретили нас, доложили обстановку по
бригаде.
В составе части - четыре линейных и один резервный батальон. Ни бригада, ни батальоны, дислоцированные в
нескольких уездах, не имели разграничительных линий, охраняли границу с Пакистаном по направлениям, по
определённым маршрутам движения бандгрупп и населения. Последние переходили границу в пунктах пропуска,
закупая в Пакистане товары первой необходимости, а купцы - для широкого потребления местными жителями.
Обеспечение техническими средствами бригады:
- из 16 бронетранспортёров — 8 неисправных. Все сконцентрированы в бригаде;
- из 8 гаубиц 122-мм — 4 неисправны;
- из 4 танков — 2 неисправных.
Охрана маршрутов осуществлялась засадными действиями,
высылкой разведывательных групп от батальонов.
Рейды на бронетранспортёрах с личным составом от резервного батальона совершались на вторые рубежи линейных
батальонов.
Работа с местным населением проводилась в кишлаках, расположенных вблизи гарнизона. Усилий по созданию рот
малишей командование бригады не предпринимало.
Для изучения обстановки и порядка несения службы подразделениями выезжали в 931-й и 932-й батальоны. Каждый
батальон имел личного состава около 100 человек, техники - по две грузовых автомашины. Размещались в летних
сооружениях.
По результатам нашего посещения бригады подготовили справку с предложениями выделения средств на их
бытовое устройство и усиление транспортом, ремонтной базой. И.П. Вертелко готовил документы по пограничным
войскам для маршала С.Л. Соколова.
Свой день рождения, 7 мая, провёл в поездках по пограничным батальонам. И.П. Вертелко пошутил тогда, что мы
этот день отметили снятием трёх мин по ходу нашего передвижения. Удачная поездка!
232
По завершении работы вылетели в Кабул.
9 мая посол Ф.А. Табеев организовал приём в честь годовщины победы советского народа над фашистской
Германией в Великой Отечественной войне.
10 мая во главе с И.П. Вертелко вылетели для работы в 4-ю ПБр (Зарандж, Фарах), на границу с Ираном. В нашу
группу включили В.Р. Девятова, Г.М. Аревадзе, Н.Я. Балычева и Е.И. Асфина. Методы работы в бригадах у нас уже
были наработаны.
Офицеры, прибывшие с нами, работали с подсоветными в батальонах. А мы с командующим ПВ поехали на БТР-152
в 944-й, 945-й и 947-й батальоны. Изучая обстановку в бригадах, встречались с повторяющимися недостатками. Об
этом постоянно говорили советникам и требовали от них настойчивости в привитии у подсоветных навыков в
организации боевой деятельности подразделений. Но не все афганские офицеры стремились учиться у наших
советников и перенимать у них опыт работы. Об этом мы говорили с генералом М. Фаруком.
Анализируя состояние воспитательной, разъяснительной работы с личным составом, офицерами, политработниками,
членами НДПА и ДОМА (молодёжная организация), майор Е.И. Асфин сделал вывод, что большинство
военнослужащих не понимают политики проводимых реформ государственными и партийными органами. Не все,
даже часть офицеров, знают, что делается в стране. Не разъясняются дружеские взаимоотношения наших стран, нет
примеров оказания помощи афганскому народу со стороны Советского Союза, нет понимания целей и задач советских
войск, находящихся на их территории.
Противоположная сторона использует пассивность органов пропаганды в войсках и ведёт контрпропаганду,
привлекая на сторону контрреволюции население, вовлекая его в вооружённые формирования, особенно молодёжь.
За 4 месяца этого года из бригады дезертировало 57 военнослужащих. Около 80% рядового состава - безграмотные,
из беднейших слоев крестьянства. Большинство из них не знают за что сражаются.
233
В.Р. Девятов изучал офицерские кадры. Укомплектованность ими бригады - на 86%. Но 36 офицеров по разным
причинам отсутствуют более трёх месяцев.
С генералом М. Фаруком составили план устранения недостатков. Для этого включили в группы и офицеров
управления ПВ с выездом в пограничные бригады.
По прибытии из командировки меня ждало полученное из Москвы указание: срочно готовить предложения по
пограничным вопросам, их усилению, которые необходимо представить главе государства — Бабраку Кармалю.
Смысл этих предложений должен заключаться в том, что без закрытия границы пограничными войсками полного
успеха в борьбе с контрреволюцией достичь невозможно. Предусмотреть рекомендации о формировании в первую
очередь погранбригады в провинции Кунар, переформирование двух пограничных полков в бригады.
Предупредили, чтобы по этим вопросам ни с кем консультации не проводили, кроме руководителя
представительства КГБ.
Весь коллектив советников 4-го отдела представительства трудился над выполнением указаний. Вскоре
предложения были отработаны.
Готовый материал я передал на рассмотрение Борису Николаевичу Воскобойникову. После обсуждения и доработки
документ отправили в Москву.
Подвиг майора А.П. Богданова
На границе с Пакистаном активность душманов возросла. Обстрелы пограничных батальонов, минирование дорог,
по которым осуществлялось движение воинских колонн и подразделений, продолжалось.
18 мая 1984 года нами была получена радиограмма от старшего советника 15-го пограничного полка (Ургун):
«Кабул. Яркову.
В районе кишлака Султанат находится бандгруппа Мушина, имеющая на вооружении стрелковое оружие, 2
ДШК, 3 РПГ, численностью 40 человек.
Решил провести операцию по её ликвидации в составе:
234
— атакующая группа — 100 человек;
— 4 группы по 30 человек для блокирования ущелья, где обнаружены душманы;
— бронегруппа — 2 танка, 2 бронетранспортёра;
— огневая группа — артиллерийский дивизион и два 107-мм миномёта.
Резерв — 60 человек.
Выход на операцию в 4.00 в пешем порядке.
Атака противника в 6.00.
Возвращение в гарнизон в 11.00.
Богданов Ургун. 18.05.1984 г.».
По содержанию текста возникали вопросы. Связь с полком осуществлялась радиограммами по часовому графику.
Получили радиограмму в 12.00. А доклада об окончании операции не поступало. На наши запросы ответа тоже не
было.
И только утром следующего дня, то есть 19 мая, получили сообщение о результатах проведённой операции, в
которой погиб майор А.П. Богданов. С получением радиограммы о гибели нашего советника, я немедленно доложил
генерал-лейтенанту И.П. Вертелко и генералу армии Г.И. Салманову о своём решении убыть к месту происшествия.
Вместе с командующим ПВ и Г.М. Аревадзе мы в тот же день вылетели в 15-й пограничный полк. Здесь нам
доложили, что тела погибших остались там, где произошёл их последний бой.
Изучив обстановку, мы спланировали боевую операцию и 20 мая с 6.00 провели её. После нанесения авиаударов,
артиллерийской подготовки по местам нахождения душманов двумя батальонами нанесли поражение противнику,
захватили высоту - место последнего боя группы, возглавляемой майором А.П. Богдановым.
В 12.00 операцию закончили. По предварительным данным, уничтожено около 50 мятежников, один ДШК,
захвачено 12 автоматов.
При поиске погибших обнаружены тела пяти военнослужащих и среди них - А.П. Богданова.
235
Осмотрев место боя и опросив местных жителей, уже имели реальное представление о действиях окружённой
штабной группы.
Отстреливаясь до последнего патрона, они затем вступили в рукопашную схватку. Александр Петрович был
не только метким стрелком, но и занимался вольной борьбой. Несколько ножевых ранений на его теле
свидетельствали о том, что сражался он действительно насмерть.
Благодаря их героическому подвигу практически спасён от разгрома целый пограничный полк.
При разбирательстве было установлено следующее. В 6.00 передовое подразделение полка вступило в огневое
соприкосновение с противником, который, отстреливаясь, стал отступать по ущелью.
Для руководства преследованием отделилась часть штабной группы из семи офицеров, в составе которой был
майор А.П. Богданов. Из-за стремительного движения этой группы основные силы полка растянулись по
ущелью.
В это время к отступающим стало подходить подкрепление. Кроме мелких групп душманов по 10-15 человек, с
территории Пакистана подъехали на двух машинах люди в чёрной форменной одежде.
Двигающиеся подразделения полка оказались под огнём с двух сторон ущелья. Была дана команда на отход. А
группа с майором А.П. Богдановым прикрывала отступление подразделений и сама была заблокирована. В
этом бою погибла вся группа...
Александр Петрович Богданов, 1951 года рождения, с августа 1983 года находился в Афганистане советником, а
затем старшим советником в 4-й ПБр (Зарандж) и в 15-м пограничном полку (Ургун). Обучая офицеров афганских
пограничных войск охране государственной границы, ведению боевых действий с душманами, он не мог не
принимать личного участия в операциях частей и подразделений. Физически крепкий, энергичный и настойчивый в
достижении цели, он был примером для подсоветных в выполнении служебных обязанностей.
236
Согласовав вопрос с Б.Н. Воскобойниковым и И.П. Вертелко, получив поддержку посла Ф.А. Табеева, я вышел с ходатайством на генерала армии В.А. Матросова о присвоении А.П. Богданову звания Героя Советского Союза. Он дал
на это согласие. Срочно подготовили документы и направили их в Москву. Александру Петровичу Богданову звание
Героя было присвоено посмертно.
На совещаниях с советниками мы детально разбирали случившееся. Вновь напоминали всем, что мы должны учить
афганских товарищей пограничной науке, а решать проблемы в бою должны они. Это их родина, им и отстаивать её
честь. Если у них есть успех - значит, мы умело их учим. Жизнь и здоровье советского офицера - достояние нашего
государства! Такого содержания подготовили телеграммы всем советникам, о мерах безопасности говорили с ними
при каждом удобном случае.
При всей настойчивости наших советников в обучении подсоветных руководству подчинёнными им воинскими
частями, отдача от командиров пограничных бригад, практическая реализация ими знаний и обязанностей не всегда
были такими, как нам хотелось.
У нас вызывало беспокойство отношение к своим обязанностям командира 18-го пограничного полка (Чамкани). Я
об этом доложил ГВС. Вскоре тот был вызван на беседу к министру обороны ДРА. На ней присутствовали ГВС, я и
командующий ПВ.
Вот краткое содержание беседы (моя запись).
Командир полка доложил о состоянии части и об обстановке в местах её дислокации.
МО: Вы не справляетесь с обязанностями командира полка. Как не справлялись ранее и с 28-м пехотным полком.
Мы перевели вас, чтобы вам сменить обстановку. А 18-й пограничный полк — сложный.
ГВС: У вас солдаты дезертируют. В чём причина?
Командир что-то говорил, но переводчик не перевёл.
МО: Мы ещё раз даём вам возможность поправить дела в полку. С людьми надо уметь работать! Ваша задача —
объединить всех в полку (имелись в виду партийные разногласия).
237
Исключить фракционность. Если не поправите дела — снимем с должности и понизим на два воинских звания.
Командир: Я буду делать всё хорошо!
ГВС: Чем объяснить, что у вас низкий процент призыва?
Командир: Наш полк окружают недружественные племена. Мы не можем создать роту малишей, чтобы
использовать их как помощников в охране границы.
МО: Полк не активен, нет борьбы против мятежников. Надо работать с населением и отделять их от мятежников.
ГВС: Не беда, если вы не умеете что-то делать. Научим! Но надо работать так, чтобы в вас видели хозяина полка.
МО: Готовы ли вы к выполнению своих обязанностей, боевых заданий?
Командир: Да!
ГВС: Планируйте работу так, чтобы каждый батальон в течение месяца выполнял по 4-6 засад. Тогда в полку будет
успех и вы будете на хорошем счету.
Я привожу эту беседу с командиром полка для того, чтобы были понятны сложности наших советников в работе с
такими подсоветными и отношение к этому министра обороны. Вместо того, чтобы снять с должности офицера, не
выполняющего как следует своих служебных обязанностей, он его уговаривал «хорошо работать». Одна из причин
этого — они оба знают друг друга по фракции «Хальк».
Позже мне самому довелось видеть этого «командира» в реальной боевой обстановке. Беспомощным,
непрофессиональным и безынициативным. И только тогда по нашему с командующим ПВ настоянию его перевели из
пограничных войск в другое место.
14 июня 1984 г. на совещании советнического аппарата ВС ДРА выступил маршал С.Л. Соколов. На этот день
укомплектованность ВС ДРА составляла 69% с общей численностью 129559 человек. За прошедший год по
мусульманскому исчислению (с 24 марта 1983 г. по 24 марта 1984 г.) безвозвратными потерями считались 1043
человека, дезертировало 12418.
В обстановке на территории ДРА не просматривается стабильности. США открыто встали на путь поддержки
афганских
238
контрреволюционеров. Главарю мятежников Ахмад-шаху идёт помощь через Пакистан, чтобы он укрепился в
ущелье Пандж-шер и вёл активную борьбу против государственной власти.
Одна из наших задач - не допустить захвата душманами любого района на территории Афганистана для
провозглашения своего правительства.
С.Л. Соколов отметил: «Прилетели первые ласточки с информацией об активизации боевых действий пограничными
войсками». Этот положительный отзыв маршала в адрес ПВ впервые звучал из его уст, а я слышал за это время
немало его выступлений.
Мне доложили, что пришло разрешение направить на лечение в Советский Союз начальника политотдела ПВ
полковника Бисмуллу. Это был ответ на нашу просьбу, направленную ранее. Я должен передать официальное
приглашение и, по согласованию с генералом Г.А. Згерским, переправить Бисмуллу в Термез. Что вскоре и было
сделано.
Фарах
Фарах (в переводе - большое поселение) - небольшой городок, расположенный на западе Афганистана, в 100 км
южнее г. Шинданд, в 150 км от границы с Ираном. Строения здесь все глинобитные, огороженные высокими
дувалами. Улицы и переулки извилистые. Дороги пыльные. На окраине города протекает небольшая речка Фарахруд,
питающая всё население водой и орошающая поля крестьян.
Шумный восточный город, соединяющий многие дороги с разных направлений, узел целой сети караванных путей.
Дислоцированный батальон царандоя в Фарахе выполнял задачу по охране органов власти и общественного
порядка. За пределы города для защиты населения от возможных нападений он не выходил.
7-я пограничная бригада, расположенная в городе Шинданд, выставляла батальоны для прикрытия границы с
Ираном по направлениям, а несколько постов - для контроля перехода населения в обе стороны. На большом
неохраняемом участке пе239
реходили границу группы душманов, которые имели свои базы вблизи границы и в населённых пунктах. Отсюда
они совершали выходы к основной трассе, соединяющей Герат с Кандагаром, минировали её, осуществляли грабежи
проходящих колонн с товарами, обстрелы воинских подразделений, пограничных батальонов. Эти действия ими
проводились в ночных условиях.
Основная группа душманов составляла до 100 человек с главарём Ходжой Рашидом. Базировалась в кишлаках Лаш
и Джуайн. Достоверность таких данных перепроверялась и поэтому решение на проведение операции по ликвидации
этого главаря с подручными была запланирована в этих населённых пунктах.
С этой целью привлекли три пограничных батальона, один - от царандоя, один - от пехотного полка, артиллерийский
дивизион, пять бронетранспортёров и звено вертолётов в составе четырёх единиц.
Для руководства операцией создали оперативную группу. Вместе со мной находился врио командующего ПВ
генерал Кизым (генерал Фарук вылетел в Москву по приглашению генерала армии В.А. Матросова), полковник
Халиль, ещё двое офицеров ПВ, советники: В.Н. Вахренев, Т.В. Петров, А.С. Маркин, Кузнецов и Г.А. Фёдоров.
По прибытии в бригаду, ОГ уточнила данные о противнике, скорректировала план операции и поставила задачи
советникам взаимодействующих частей.
Операция готовилась с соблюдением секретности и проведением дезинформации среди местного населения.
Выход колонн подразделений начался 21.06.1984 г. в 5.00 из Фараха, куда они заранее прибыли.
В 7.00 с вертолётов осуществили высадку десанта для блокирования кишлаков Лаш и Джуайн. Эти населённые
пункты находились рядом на противоположных берегах речки. За два рейса осуществлена переброска 80 десантников.
До подхода наших основных сил предпринимались неоднократные попытки выхода отдельных людей из
блокированного района, но их сразу задерживали.
240
В 8.00 подошли основные силы на БТР с артдивизионом. Подразделения с ходу рассредоточились по позициям. В
это время на отдельных направлениях уже слышалась ожесточённая стрельба: группы душманов делали попытки
вырваться из окружения. Появились первые раненые. Их незамедлительно вертолётами отправляли в госпиталь.
Подготовленные группы царандоя и пограничного батальона начали поиск лиц, принадлежащих к незаконной
вооружённой группе. По ходу движения им оказывалось ожесточённое сопротивление. К его очагам сразу
выдвигались БТР или вызывались вертолёты для подавления огневых точек. В кишлаке Джуайн огнём авиации
уничтожен ДШК. К исходу дня группы душманов в кишлаках Лаш и Джуайн были уничтожены. Убито 59 боевиков,
среди них 2 главаря, ранено - 2, задержано 17 пособников, захвачены 51 единица стрелкового оружия, один ДШК, ещё
один разбит, 3 склада с боеприпасами и имуществом, 3 исламских комитета с документацией, 11800 афгани, 160000
иранских риалов, бинокли, фотоаппарат, 17 мин итальянского производства.
Подразделения правительственных войск потерь не имели, за исключением семи раненых.
После ночного отдыха, с 7.00, осуществили выброску десанта и заблокировали со стороны границы межозерья
(Хамуна—Сабари и Хамуна—Пузок). Подразделениями с северо-восточного направления вдоль реки Фарахруд, от
освобождённых ранее кишлаков, проверили местность на наличие незаконных вооружённых групп. Во многих местах
находили следы проживания людей. А в кишлаке Сариян обнаружен мини-завод по производству опия. Здесь же —
брошенные сырьё и орудия производства. Всё уничтожили на месте. Завод перестал существовать.
К исходу 25 июня подразделения возвратились в Фарах, а затем, отдельные из них, в Шинданд.
В Фарахе случилось непредвиденное. Начальник штаба батальона царандоя на БТР решил освободить из тюрьмы
своего родственника.
241
Чтобы не допустить произвола, пришлось провести операцию по блокированию «взбесившегося
бронетранспортёра», арестовать афганского офицера и передать его органам ХАД.
С прибытием в Кабул доложил о результатах операции ГВС и получил от него задание готовить продолжение этой
операции на участке в районе Герат—Шинданд—госграница. Из этого района участились вылазки душманов на
основную трассу. Они своими террористическими актами затрудняли передвижение как воинских колонн, так и
местного населения. Необходимо было принять меры по ликвидации террористических групп.
В период подготовки к выезду для проведения операции 4 июля присутствовал на совещании, проводимом ГВС. В
своём докладе генерал армии Г.И. Салманов дал оценку и действиям пограничных войск.
Он отметил, что ПВ активизировали боевую деятельность, особенно ночные засадные действия на маршрутах
передвижения душманов. Улучшилась работа по призыву в пограничные войска.
Сказал ГВС и о положительной динамике в обучении подсоветных. Не так часто отмечаются пограничные войска с
позитивной стороны.
Генерал Салманов здесь же отдал распоряжение генералу' Гришину о выделении и доставке в 18-й пограничный
полк (Чамкани) радиостанции Р-130 и комплекта ЗАС, а для 7-й ПБр - радиостанции Р-140. Это должно было
облегчить командованию ПВ управление бригадами.
После операции в районе Фарах-межозерье продолжали поступать данные о действиях душманов из района, в
котором мы по распоряжению ГВС запланировали проведение операции.
Разведка установила места нахождения баз, откуда действовали душманы.
Для проведения операции привлекали два пограничных батальона, один — от царандоя, артиллерийский дивизион,
два вертолёта. Предусмотрели участие в операции мотострелковой роты СА на БМП.
242
Состав оперативной группы почти не изменился. Мы с генералом Кизымом добавили в её состав ещё двух офицеров
из управления ПВ.
8 июля ОГ вылетела в Шинданд. Операцию наметили на 10.07.1984 г.
По прибытии на место ОГ изучила обстановку, данные разведки. Для организации взаимодействия и постановки
задач направили офицеров с конкретными задачами в Фарах для встречи с командиром батальона царандоя, в 919-й
погранбатальон. Генерал Кизым остался в бригаде для подготовки подразделений к операции, а я совместно с
офицером В.Н. Вахреневым выехал в 5-ю МСД для встречи с её командиром. С ним обменялись информацией и
решили вопрос о действиях подразделений МСД в нашей операции. Для нас важно было иметь надёжную связь с
командиром мотострелковой роты, которую выделили для боевой операции.
Решив все вопросы, вернулись в бригаду. От офицеров с мест получили доклады о готовности подразделений к
выходу на боевые действия.
10 июля в 5.00 колонна автомашин с личным составом, артиллерийский дивизион в сопровождении БТР вышли по
направлению к кишлаку Джаджи.
Разведдозор на БТР, преодолев расстояние около 55 км, был обстрелян. Колонна остановилась и подразделения с
двух сторон охватили местность, откуда вёлся огонь. Завязался бой. Со стороны кишлака Джаджи выехала группа до
20 человек на помощь душманам.
Вызванные вертолёты, нанесли поражение подъехавшим пулемётно-ракетным огнём. Артиллерия своими залпами
остановила их движение, и в ходе боя эта группа разбежалась.
Преследуя, наши военнослужащие обнаруживали бежавших, которые пытались прятаться в каризах (подземные тоннели для пропуска воды), в колодцах, арыках. Преследование осуществляла рота царандоя на БТР, подавляя
сопротивление мятежников.
В этом бою уничтожено 28 душманов, взято в плен — 14, подобрано 10 единиц стрелкового оружия.
243
Свои потери составили трое убитых и шестеро раненых. Боевые действия закончились около 14 часов. Отдых
личному составу организовали на западной окраине кишлака.
Учитывая, что операция в кишлаке Джаджи закончилась, мы спланировали свои действия на следующий день по
кишлаку Анирдара, где, по оперативным данным, действовала другая группа душманов.
Для проведения этой части операции подключили мотостг релковую роту на БМП.
Расстояние от места расположения подразделений (от Джаджи до Анирдара) составляло 30 км. Выход подразделений намечен на 5.00. К моменту подхода колонны к кишлаку 919-й погранбатальон занял позиции на его окраине со
стороны границы.
Совместно с подошедшей МСР главные силы к 7.00 окружили населённый пункт.
12 июля с 8.00 группы от батальона царандоя и пограничного батальона начали движение по кишлаку для
выявления душманов и их пособников.
Мелкие группы противника пытались найти себе выход в западном направлении, в сторону границы, где на позициях находился 919-й пограничный батальон. Его командир по рации передал, что противник с боем прорывается через
его позиции.
Туда вызвали авиацию, которая ракетно-пулемётным огнём, нанесла поражение, и тем самым помогла батальону
остановить душманов.
В ходе боя те оказали ожесточённое сопротивление. Но действиями авиации, огнём артиллерии и БМП
мотострелковой роты; оно было подавлено.
К исходу дня операция завершилась. В результате уничтожено 54 душмана, взято в плен 7 раненых, задержано 33
пособника, собрано 17 единиц оружия, 13 противопехотных и 7 противотанковых мин итальянского производства.
Потеряли четырёх пограничников убитыми, семеро ранеными, в царандое погибло двое и ранено четверо.
244
По завершении операции подразделения с наступлением следующего дня отправлены по местам дислокации, а ОГ
вернулась в Кабул.
О результатах этой операции пишет в своей книге «Границы Афганистана» Ю.А. Нешумов: «На афгано-иранской
границе (провинция Фарах) была проведена крупная операция с участием двух пограничных и армейских бригад под
руководством генерал-майора И.Д. Яркова. Были очищены от мятежников несколько приграничных районов
(значительная их часть укрылась в Иране), а на одном из важных участков развёрнут пограничный батальон».
После проведённых операций в Фарахе требовалось уделить внимание работе в частях гарнизона. Совместно с
командующим ПВ (генерал М. Фарук только что прибыл из Москвы) выехали в учебный центр, где шла подготовка
призывников и младших командиров для пополнения пограничных бригад.
Учебный центр по своему оборудованию находился в бедственном положении. Полуразрушенные помещения,
отсутствие нормальных бытовых условий, недостаточное количество кроватей, столов, стульев.
Штатная численность по подготовке призывников составляла 667 человек, а в наличии было 195, по подготовке
младших командиров - 305 курсантов. Из 63 сержантов - 32 в наличии. Но офицерского состава здесь оказалось на
150%. Часть из них находилась по протекции свыше, чтобы не служить непосредственно на границе, в действующих
подразделениях.
С командующим составили план устранения выявленных недостатков. К чести генерала Фарука, через две недели,
когда мы прибыли повторно в учебный центр, накануне составленный нами план был выполнен. Шла работа в это
время и по оборудованию казарм. А в снабжении имуществом мне помогли советники тыла ВС, к которым я
обращался за помощью.
Находясь здесь, у меня с командующим состоялся разговор об учёбе его сына. Он заканчивал кадетский корпус.
Фарук попросил оказать содействие в направлении сына на учёбу в советское военное училище. Об этой его просьбе я
доложил генералу армии В.А. Матросову при очередном сеансе связи по телефону.
245
Он разрешил включить того в список кандидатур, направляемых на обучение в Союз. В этом же году сын
командующего был зачислен в военное училище, расположенное в г. Симферополе.
После своего возвращения из ДРА в 1985 году, я встречался с этим молодым человеком в Крыму. Он уже хорошо
говорил по-русски и был очень доволен учёбой.
18 июля состоялось совещание офицеров управления пограничных войск в присутствии советников.
Перед своим выступлением командующий заслушал начальников отделов: разведки, оперативного и тыла. Каждый
из них докладывал о работе своих подчинённых. Но ни должного анализа, ни плановости в работе мы у них не
отметили. Об этом после совещания разговаривал с советниками. А пока мы слушали и отмечали для себя то, чему
ещё должны научить подсоветных.
Выступление командующего на этот раз отмечалось резкой критической оценкой работы офицеров управленческого
звена й требовательностью повышения качества работы.
«...Многие офицеры пассивно относятся к работе. Больше надеются на то, что за них многие вопросы будут решать
советники. Поэтому не перенимают их опыт и знания...
.. .В командировках не прилагают усилий в обучении офицеров бригад и батальонов. Ведут вредные разговоры о
фракция! в партии. После поездки жалуются на трудности и отдыхают по 4-5 суток. Не интересуются, что делается в
частях. Отсутствует контроль за деятельностью офицеров...
На сегодняшний день укомплектованность ПВ составляет 50%. Потребовать от командиров бригад усилить работу
по призыву и доукомплектованию подразделений...
Тыл не справляется со своей работой по обеспечению частей всем необходимым для жизнедеятельности личного
состава.
и успешного ведения боевых действий. Отсутствует контроль за расходованием материальных средств и
удовлетворением подананых бригадами заявок...
Не проводится работа с местным населением по разъяснению деятельности правительства, по формированию рот
малишей и привлечению их к охране границы...»
246
Я привожу тезисы выступления командующего ПВ ДРА, которые подтверждают обеспокоенность руководителей
советнического аппарата этими вопросами.
Те проблемы, которые командующий поднял для обсуждения перед офицерами управления, неоднократно
доводились до него советниками. В его голосе чувствовалась неудовлетворённость работой подчинённых. Он
использовал присутствие советников, чтобы усилить давление на самолюбие своих офицеров и заставить их
качественно работать.
28 июля на совещании руководитель представительства довёл до нас трагическую весть: при выполнении своего
служебного долга во время боевой операции погиб майор Сафонов Василий Сергеевич, сотрудник КГБ СССР.
Мне не раз приходилось с ним встречаться. Грамотный офицер, общительный человек. Сибиряк, из Омска. Жаль
терять наших людей! Но обстоятельства в боевой обстановке бывают непредсказуемыми!
Борис Николаевич обратился ко всем присутствующим с просьбой учитывать целесообразность участия советников
в боевых операциях, когда есть конкретная угроза их жизни и здоровью. Ни на минуту не забывать о личной
безопасности. Необходимо учитывать, что афганские товарищи умеют выполнять свои обязанности, а нам в большей
мере надо наращивать усилия в их обучении.
С командующим вынуждены были вылететь в 1-ю ПБр. Беспокойство вызывали доклады советников о деятельности
командира бригады. Его сообщения об итогах охраны границы и боевой деятельности, в сравнении с полученными от
советников, недвусмысленно свидетельствуют о приукрашивании реальных дел.
Укомплектованность бригады составляла 50%. Участок охраны протяжённостью 440 км, в том числе и по
Бадахшанской провинции. Из 14 маршрутов батальоны бригады перекрывали 8. Эти маршруты использовались
душманами для перехода границы из Пакистана караванов с оружием и боеприпасами. За бригадой числилось 2,5
тысячи малишей, которые должны участвовать в перекрытии этих направлений. Но именно здесь шли
247
почти беспрепятственно бандитские караваны в зону ответственности советских пограничных войск. Такая нам
поступала информация из Ашхабада на основе разведданных.
Именно в эти дни велись бои по уничтожению караванов с оружием подразделениями ММГ во
взаимодействии с батальоном царандоя в ущелье Куфаб.
30 и 31 июля мы работали в Джелалабаде. Командир бригады полковник Азиз, наряду с другими вопросами, не мог
доложить, где же находятся роты малишей. Он, как выяснилось, и не думал направлять туда для работы офицеров из
управления бригады.
Беседуя с советниками Василевским, Жекисом, Нестеренко, выяснил основные причины слабого управления
бригадой её командиром. Командующему предложил по всем выявленным недостаткам, основываясь на фактах,
провести принципиальный разговор с полковником. Что и было сделано.
Улетая из бригады, Фарук оставил группу офицеров из управления ПВ для продолжения работы.
Докладывая генералу армии Г.И. Салманову о результатах поездки в 1-ю пограничную бригаду, я сделал упор на
двух основных моментах.
Первый - эта бригада охраняет границу на важном направлении и укомплектована только на 50%. Маршруты движения групп душманов из Пакистана проходят по горным участкам. Целесообразно усилить бригаду, как минимум до
75% численности.
Второй - о кадровой политике министерства обороны. В бригады направляются слабо подготовленные офицеры или
такие, которые провинились в других частях. Их перевод в пограничные войска осуществляется без согласования с
командованием ПВ и через их голову. Необходимо этот вопрос отрегулировать.
ГВС с моими доводами согласился и пообещал обсудить это с министром обороны ДРА.
Миссия генерала В.А. Матросова
Со дня на день ожидали прилёта генерала армии В.А. Матросова в Кабул.
248
15 августа 1984 года мы встречали его самолёт в кабульском аэропорту. В 8.00 самолёт совершил посадку.
Из аэропорта В.А. Матросова сопроводили до приёмной посла. Встреча с Ф.А. Табеевым продолжалась недолго.
Перед выездом на встречу с генеральным секретарём ЦК НДПА Б. Кармалем Вадим Александрович предупредил
меня, что после 15.00 он побеседует со мной о пограничных войсках ДРА, их составе и уровне боеспособности. К
такому докладу я был уже готов и ждал этой встречи. Карта, схемы, аналитические справки находились у меня.
Мой доклад он выслушал методом ответов на заданные вопросы. Здесь же назначил встречу с генералом М.
Фаруком.
В этот день предстояла встреча начальника погранвойск страны с ГВС генералом армии Г.И. Салмановым и
командующим войсками ТуркВО генералом армии Ю.П. Максимовым.
Прибыв в здание ГШ, мы сразу прошли в кабинет ГВС. В.А. Матросова уже ждали.
Разговор начали с обсуждения обстановки на территории Афганистана и проблем прикрытия границы, особое
внимание обратили на её участок со стороны соседнего государства — Пакистана.
С генералом Ю.П. Максимовым уточнили действия частей 40-й армии на севере страны, в зоне ответственности ПВ.
Прежде всего - взаимодействие по пресечению попыток выходов банд-групп к границе и по обеспечению
безопасности приграничного населения СССР.
16 августа состоялась встреча с советниками нашего отдела. В.А. Матросов объяснил причину своего прибытия в
Кабул — это было поручение главы советского государства.
«Цель моего прибытия в ДРА - убедить руководство Афганистана в необходимости надёжного прикрытия границы,
важности этого для победы революции, и оказать помощь Бабраку Кармалю в реализации столь серьёзной задачи».
Вот вкратце содержание его выступления.
«Во время пребывания Бабрака Кармаля в Москве ему разъяснили, что без прикрытия границы революция в ДРА не
победит.
249
Попытки противника консолидировать силы по организации захвата «свободной территории» сорваны. Не
достигнув; цели и имея большие потери, контрреволюционеры будут стремиться пополнять свои силы и средства на
территории ДРА для: дальнейших действий. Но чтобы это остановить, необходимо закрыть границу. Сложность
заключается в её прохождении по так называемой «линии Дюранда» с Пакистаном. А признать это руководство ДРА
не хочет. Считает, что граница проведена несправедливо и рассчитывает в будущем её изменить. А в настоящее время
не хотят её узаконить.
Этот вопрос надо решать, и притом срочно. Тому есть много причин. США увеличили ассигнования мятежникам до
800 млн долларов. Снабжают оружием и боеприпасами. На иранской границе пока что нет проблем. Иран занят
войной с Ираком. Но далее здесь обстановка будет осложняться. Пограничные войска ДРА ещё слабы и плохо
обеспечивают охрану границы. Противнику нанесено поражение, но он получает помощь извне. Надо помочь
афганским пограничникам в овладении знаниями и практическими методами для качественного выполнения своих
обязанностей.
Мы должны поднять роль пограничных войск, оказать помощь в развёртывании частей. Для этого осуществить
выбор мест дислокации, определить рубежи перехвата караванов мятежников».
Далее В.А. Матросов обратил внимание на выполнение обязанностей советниками, призвал их быть организаторами
взаимодействия пограничных войск с другими ведомствами.
17 августа, по прибытии в Кандагар, генерал В.А. Матросов встретился с командиром 3-й ПБр, а затем мы выехали в
925-й пограничный батальон, расположенный в кишлаке Спин-Булдак. Батальон имел там пункт пропуска и охранял
ответственное направление. Характерная черта - граница проходила здесь как раз посередине улицы этого
населённого пункта. Батальон расположен в небольшой крепости, построенной из глинобитного материала. Из него
же сооружена сторожевая вышка. Она обеспечивала круговой обзор местности на большое расстояние.
250
Ознакомившись с условиями службы и быта, побеседовав с командиром, мы возвратились в 3-ю ПБр и оттуда
перелетели Б Кабул.
19.08 состоялась встреча Вадима Александровича с командующим ПВ ДРА генералом М. Фаруком.
Привожу краткое содержание беседы генерала армии В.А. Матросова с командующим ПВ ДРА.
В.А. Матросов: «В вашем лице приветствую всех пограничников ДРА. У нас сложился боевой союз и братство
между афганскими и советскими пограничниками. Дружба окрепла в боевых действиях на севере страны.
Товарищ Бабрак Кармаль был в Москве и при встрече с руководителями нашей страны просил товарищей Устинова
и Чеб-рикова, чтобы я прилетел в ДРА, оказал помощь в организации охраны и обороны государственной границы и
проконсультировал его по этому вопросу. И по прибытии сюда моя первая встреча была с ним.
Товарищ Бабрак подготовил программу защиты границы и указания для её выполнения. Он считает, что задача
защиты границы является важнейшей, не терпящей отлагательств. Внутри страны ведётся борьба с бандитами и им
наносится поражение, но за счёт помощи империалистических стран через Пакистан приходят банды, поступают
оружие, боеприпасы. Такое положение принимает затяжной характер борьбы против контрреволюции. Такие действия
империализма носят интервенционистский характер.
Замысел товарища Бабрака Кармаля состоит в том, чтобы закрыть пути прохода бандитов через границу и вести
решительную борьбу с ними внутри страны.
Если внутренний бандитизм заблокировать от внешних сил, то он задохнётся.
Мы считаем, что этот замысел правильный. На данном этапе сосредоточить основные силы на пакистанском
участке, так как главные силы противника идут оттуда. А на западе уделить внимание охране гератского направления.
Защита государственной границы должна являться задачей министров обороны, безопасности, внутренних дел,
племён и на251
родностей, а также всех партийных и государственных органов, которым требуется иметь план прикрытия границы.
В связи с этим необходимо провести работу с руководителями министерств. У меня уже были встречи с товарищами
Кады-ром, Наджибом. Завтра встречаюсь с Гулябзоем и Лаеком.
Речь идёт о решении поднимаемого нами вопроса в общегосударственном масштабе.
На встрече с министром обороны Кадыром я услышал его заверения, что он примет все меры для закрытия границы.
Ну, а вы, в соответствии с указаниями товарища Бабрака Кармаля, должны непосредственно принять все меры по её
защите. Вам принадлежит важное место в реализации этого замысла. И пограничные войска уже могут выполнять эту
задачу, так как они имеют опыт за четыре с половиной года своего существования.
Давайте рассмотрим роль пограничных войск в защите государственной границы. Здесь имеется много
особенностей.
На границе с Ираном существуют племенные территории Афганистана. За счёт их по всей границе можно
установить жёсткий контроль.
Сложнее это сделать на участке границы с Пакистаном. «Линия Дюранда» режет племенные территории на две
части. Там непростые отношения государственных органов с племенами. Значит, надо рассматривать замысел защиты
границы в следующем.
Не нарушать все связи, исторически сложившиеся у народа. Необходимо наблюдать и контролировать, чтобы эти
взаимоотношения не использовались противником. Пограничники должны всеми мерами и способами
воспрепятствовать заброске из Пакистана душманов, оружия и боеприпасов.
Такова установка Бабрака Кармаля. И это правильно!
Если говорить о пограничной зоне, то это дело только пограничных войск. И они в этой зоне начали действовать. Но
у вас в настоящее время открыт Нуристан, через который идут караваны с оружием в зону ответственности
советских ПВ. Это открытое окно для действий противника, и этого терпеть нельзя!
252
Для прикрытия границы сил в пограничных войсках маловато. Но министр обороны Кадыр обещал довести численность до 50%.
Одним пограничным войскам с основной задачей не справиться. Нужно организовать широкое взаимодействие со
всеми ведомствами и силовыми структурами. Но главную роль в охране и защите границы должны играть
пограничные войска.
Для этого они должны быть усилены за счёт:
- призыва в пограничные войска на местах;
- взаимодействия при выполнении боевых задач с другими органами;
- усиления армейскими частями и подразделениями в экстремальных случаях.
Все вопросы по созданию группировок (частей и их численности) на границе будет решать ваше ведомство —
министерство обороны.
Ряд товарищей выдвигают идеи поручить охрану границы отрядам малишей, вооружённой части племён, без
участия пограничных войск. Как делает это Пакистан. Идея здравая, но на современном этапе развития ДРА она
нецелесообразна. Мятежники имеют хорошо подготовленные и вооружённые бандгруппы для засылки на территорию
ДРА и используют для этого открытые участки границы. А для её закрытия необходимо иметь воинские
подразделения, это основа для поддержки отрядов малишей. И они должны находиться вблизи друг от друга.
Раньше племена не боялись бандитов. Но в настоящее время те имеют групповое оружие, и это угроза племенам. Им
нужна поддержка со стороны воинских подразделений. Но с племенами надо работать, привлекать на свою сторону,
защищать их.
Сейчас требуется срочно решить задачу закрытия маршрутов движения бандгрупп. Обязательно нужно это сделать
по имеющимся 15 автомобильным маршрутам.
В прошлом году Уайнбергер (представитель США в Пакистане) обещал главарям бандформирований снабдить их
оружием. И обещание выполнил. В их числе — ЗРК (зенитно-ракетные комплексы), которые устанавливаются на
автомашинах. Если их
253
доставят на территорию ДРА, то это осложнит борьбу с бандгруппами. В настоящее время очевидно превосходство
вооружённых сил ДРА над мятежниками. Но если будет налажено снабжение противника ракетами для борьбы с
авиацией, то это превосходство будет утеряно.
Сейчас надо решать, что и как делать, чтобы закрыть границу.
Мы проводим совещания со всеми категориями руководителей, с советниками ПВ, которые будут и далее оказывать
вам помощь. Будем помогать в подготовке офицерских кадров, думать и далее, чем вам помочь.
В течение нескольких дней подготовим предложения по защите границы. После этого состоится моя встреча с
товарищем Бабраком Кармалем, где буду излагать выработанные предложения. Это новый этап в развитии
пограничных войск, в организации защиты границы.
Необходимо и вам провести анализ по пограничным бригадам, что ими прикрыто, что нужно ещё прикрыть, какие
силы требуются для усиления пограничных войск. При формировании войск надо обращать внимание на
качественную подготовку личного состава, подбор кадрового офицерского состава.
Наши советники делятся своими знаниями и опытом, мы даём необходимое вооружение, но вам самим надо
активизировать действия, самостоятельно решать пограничные задачи».
Командующий ПВ МО ДРА генерал-майор М. Фарук: «Товарищ генерал армии! От имени всего личного состава
пограничных войск ДРА благодарю вас за прибытие к нам для оказания помощи нашему народу в защите
государственной границы. Наша дружба между пограничными войсками переросла в боевой союз!
На севере страны советские пограничники помогают нам в ликвидации бандгрупп, укреплении власти.
Пограничные войска ДРА созданы недавно, всего около четырёх лет защищают границу. Но уже получили опыт
боевых действий, в организации её защиты. Советские товарищи ничего не жалеют для нас, даже жизни. Яркие
примеры — героическая
254
гибель старшего советника командира 15-го пограничного полка А.П. Богданова, М.И. Свиридовича (погиб
при обеспечении выполнения боевой задачи 31.05.1984 года).
Пограничные войска во времена правления страной королём назывались жандармерией. Усиление их
осуществлялось только на афгано-советской границе. После Саурской революции наступил период ленинского
принципа охраны границы. Наши пограничные войска знают, что мятежники готовятся и переправляются в ДРА из
Пакистана и Ирана. И если мы закроем границу, тогда быстрее победит революция в стране.
Пограничные войска за последний год выросли и активизировали боевые действия. Но этого мало. В соответствии с
указаниями товарища Бабрака Кармаля мы обязаны усилить действия по защите границы.
Во взаимодействии с другими ведомствами мы сделали в этом отношении кое-что до определённого уровня. Сейчас
наступил новый период в защите границы, развитии пограничных войск. Но многие принципиальные вопросы,
прежде чем их решать, приходится согласовывать с министром обороны. Это очень трудно делать!
В охране границы, в её защите пограничники должны быть не просителями, а организаторами. Для этого нужна
поддержка их на высоком уровне».
В беседе затрагивались также технические вопросы, для решения которых требовалось время. На следующий день
состоялась беседа В.А. Матросова с министром племён и народностей Лаеком. Она проходила в министерстве, в его
кабинете.
В разговоре затронули возможности привлечения всех племён для поддержки правительства ДРА, говорили об
особенностях создания отрядов малишей для охраны границы.
Беседа продолжалась около двух часов.
Шла подготовка к ответственному совещанию руководителей советников всех силовых структур в Кабуле. Здесь
должны были обсудить направления дальнейших действий для оказания помощи ДРА в усилении охраны и защиты
границы.
255
По инициативе генерала армии В.А. Матросова 21 августа в здании генерального штаба МО ДРА состоялось
совещание с, участием Чрезвычайного и Полномочного Посла СССР в ДРД Ф.А. Табеева, главного военного
советника в ДРА генерала армии Г.И. Салманова, старшего советника МВД А.В. Аникеева, замесу тителя
руководителя представительства КГБ Л.П. Костромина, командующего 40-й армией генерал-лейтенанта Л.Е.
Генералова; и его начальника штаба генерал-майора А. И. Сергеева, старшего) советника командующего ПВ ДРА
генерал-майора И.Д. Яркова, генерал-майоров В.П. Гришина, В.Г. Ломоносова, В.Н. Пришлецова, полковника А.Т.
Тюлюкина.
Открыл совещание генерал армии В.А. Матросов.
В своём вступительном слове он сказал, что его прибытие в Афганистан - это поручение руководства Советского
Союза, у которого вызывает тревогу продолжающаяся нестабильность в ДРА, хотя выделяется много средств для
упрочения там власти.
Причиной этого является помощь контрреволюции, направляемая извне через государственную границу. В данный
момент нам надо лишить её подпитки от других государств. США оказывает контрреволюционерам помощь до 1 млрд
долларов в год, в основном через Пакистан.
Нам нужно продумать и выработать меры, чтобы коренным образом повлиять на изменение обстановки в интересах
ДРА.
1. Что мы можем и в какой форме предложить афганской стороне для консолидации усилий в борьбе с контрреволюцией?
2. Как мы, каждый из нас, представляем проблему закрытия границы?
3. Что можем предложить, порекомендовать в составлении планов по ведомствам?
Исходя из поставленных перед нами задач по прикрытию границы, должны учитываться:
1. прикрытие пакистанского направления с учётом следующих особенностей:
- «линия Дюранда» не признана правительством ДРА;
256
- закрывать границу с Пакистаном, не нарушая традиционные племенные, экономические и родственные связи;
- учитывать свободное перемещение племён через границу;
- перекрыть в обязательном порядке все маршруты;
2. привлекать приграничные племена к охране границы;
3. проводить разъяснительную работу с вождями племён о смысле прикрытия границы от интервенции других
стран. Это вынужденная мера, но не против традиций племён;
4. привлекать к службе на границе граждан ДРА (особенно пуштун). Обратить внимание на провинции Пактия,
Пактика, Нангархар и ряд племён из провинции Кандагар, откуда вообще не призываются на службу. А это —
призывной резерв, в том числе и для создания рот малишей;
5. продумать зоны (полосы) контроля местности вдоль границы и там создать формирования от различных ведомств;
6. озадачить специалистов, чтобы они рассмотрели наличие маршрутов, зон действий войск, количество
необходимых сил, где могут быть задействованы племена.
Командующий 40-й армией генерал Л.Е. Генералов говорил о необходимости определения зон и направлений по
прикрытию границы.
Генерал А.В. Аникеев, старший советник МВД, — об административном делении страны:
- по периметру ДРА вдоль границы - 11 провинций, 52 уезда и волости (из них 11 не контролируются государственной властью);
- на границе с Пакистаном в оперативных батальонах ца-рандоя личного состава всего 4280 человек, а на границе
с Ираном — 800. Этого явно недостаточно. Предложить МВД создать из приграничных племён вооружённые
формирования с передачей их в подчинение пограничным войскам;
- для усиления прикрытия границы необходимо объединить силы всех ведомств. В приграничную зону с Пакистаном перебросить часть сил царандоя и ВС для усиления пограничников;
257
- по численности населения: до 8 млн человек — пуштуны, проживают в приграничной части территории ДРА, а
около 12 млн из этих же племён — в Пакистане;
зону пуштунских племён нельзя рассматривать как неприкасаемую. На этой территории надо размещать
подразделения пограничных войск. Старейшины отдельных племён просят правительство поставить воинские части
на их территории;
- формировать племенные отряды малишей рядом с пограничными подразделениями;
в провинции Пактика старейшины уже готовы выставить от своих племён вооружённые отряды, но там нет
воинских частей;
- призыв в армию нужно осуществлять на добровольной основе, за службу предусматривать оплату.
Для подготовки предложений по охране и защите границы он рекомендовал сформировать инициативную группу.
Далее слово взял Ф.А. Табеев.
Раскрыв более глубоко обстановку в стране, взаимоотношения между руководством партии и в Совете министров
ДРА, он высказал свой взгляд на пограничные вопросы.
1. Нам надо помочь руководству ДРА выработать принципиальные установки:
- что они хотят делать по прикрытию границы;
- определить, кто готовит какие вопросы и за них отвечает;
- кто координирует действия представителей различных ведомств по подготовке предложений.
Такие предложения через месяц должны быть готовы.
2. Никто не хочет отвечать за прикрытие границы. Всю ответственность за это возложили на пограничные войска.
Необходимо, чтобы царандой имел в каждом приграничном уезде и волости подразделение до роты, кроме
имеющихся отдельных батальонов по защите населения.
3. Увеличить численность пограничных войск и оказывать им помощь в защите границы.
4. По пуштунам: при короле в вооружённых силах служило пуштун до 97%, а офицеров - 100%. И призывали их по
дого258
ворённости со старейшинами племён. В настоящее время в пограничных войсках не должно быть другой
национальности, а если их дополнять, то в наименьшем количестве. Ими закрывать границу. И из пуштун
формировать роты малишей при пограничных подразделениях.
5. Призывников из пуштун оставлять служить по месту жительства.
Ф.А. Табеев предложил определиться самим в понимании как закрыть границу, что может министерство обороны
выделить для пограничных войск, какие силы направить к границе для оказания помощи пограничным войскам.
Рекомендовал ХАД увеличить свои отряды вблизи пакистанской границы до 8000 человек, а царандою — выделить
по роте в каждый уезд или волость в приграничье.
В своём выступлении генерал армии Г.И. Салманов указал, что для реализации задач по охране границы нужны
дополнительные усилия подразделений пограничных войск. Кроме этого потребуется усиление частей и
подразделений МВД в приграничных районах.
Надо учитывать, что в руководстве страны имеются противоположные мнения по вопросу создания племенных
формирований для охраны границы.
Предлагается подумать о создании территориальных войск.
Для рассмотрения этого вопроса в целом необходимо каждому министру поработать над своим планом, а
утверждать итоговый документ будет Бабрак Кармаль.
Он согласился с мнением посла о том, что комиссии по выработке предложений снимают в какой-то степени
ответственность с руководителей. Поэтому их создавать нецелесообразно.
После выступлений других присутствующих В.А. Матросов сделал заключение по высказанным моментам. Он
отметил, что необходима рабочая группа по обобщению предложений по усилению прикрытия границы и подготовке
для Бабрака Кармаля Двух документов.
Первый — в кратчайший срок подготовить предложения в предстоящую директиву ЦК НДПА по усилению
прикрытия границы, где указать:
259
а) обязанности пограничных войск;
б) Совету министров — что конкретно сделать каждому министерству и к какому сроку.
Второй - составить общегосударственный план по выполнению директивных указаний по прикрытию границы. В
план включить:
- какие дополнительные силы, откуда, за счёт кого направить на усиление охраны и защиты границы;
- общую перегруппировку войск с учётом поднимаемого вопроса;
- усиление пограничных войск различными видами техники.
Он предложил подготовить и рассмотреть директиву на политбюро ЦК НДПА, где указать кому и что конкретно
делать, и вынести этот документ для исполнения на обсуждение в Совет министров.
Это будет принципиальное отношение руководства страны к прикрытию границы.
Таким было заключительное выступление генерала армии В. А. Матросова. За несколько дней пребывания в
Афганистане он встретился и обсудил этот важный государственный вопрос со многими партийными,
государственными и военными деятелями страны. Беседуя с каждым из них, он убеждал в необходимости прикрытия
границы, без чего невозможно достичь коренного перелома в стабилизации обстановки на территории ДРА.
На встречах и общем совещании с советскими военачальниками и ответственными товарищами в Кабуле он
вырабатывал общее мнение в необходимости срочного решения поднятого им вопроса с таким расчётом, что они, в
свою очередь, будут активно влиять на вверенных им подсоветных.
25 августа, в последний день своего пребывания, В.А. Матросов поставил мне задачу (я эти указания записал
дословно) по материалам заключительной беседы с Бабраком Кармалем подготовить проект директивы для
политбюро ЦК НДПА и Совета министров ДРА по прикрытию границы.
260
Он предложил нам схему предстоящего документа, который должен состоять из двух разделов.
В первом разделе необходимо отразить обстановку, с уклоном о положении на границе, принципиальный подход к
её прикрытию с учётом интересов проживающих разделённых по обе стороны племён.
Раскрыть замысел прикрытия границы, охраны её по основным направлениям.
Во втором разделе указать задачи каждого ведомства, их взаимодействие при защите границы, по усилению
пограничных войск.
Необходимо подробно показать значение вооружённых формирований племён в совместных действиях с
пограничными подразделениями.
Особое внимание в директиве обратить на разработку режимных мероприятий на границе, создание зоны, свободной
от бандформирований, с определением её по глубине для перехвата противника.
Целесообразно подготовленный проект директивы через посла представить для рассмотрения на политбюро ЦК
НДПА. А после принятия решения, в течение 2-3 месяцев подготовить по этому вопросу общегосударственный закон.
Пока такие документы готовятся, необходимо предпринять пропагандистские и дипломатические шаги по
компрометации интервенции западных государств в отношении ДРА. Но этот вопрос относится к другим ведомствам.
После убытия В.А. Матросова для советнического аппарата предстояла непростая работа по подготовке документов.
В конце августа 1984 г. мне с Людмилой Андреевной предстояло провести очередной отпуск с вылетом на
территорию СССР. Утверждённый план отпусков — что приказ: его надо выполнять.
По возвращении из отпуска в октябре узнаю, что руководителем представительства КГБ назначен Николай Егорович
Калягин, сменивший Бориса Николаевича Воскобойникова. В последствии я Воскобойникова часто вспоминал за
пони261
мание наших сложных задач и оказание помощи в решении многих вопросов.
Доложив Н.Е. Калягину о своём прибытии и познакомившись накоротке, я встретился с советниками, чтобы
заслушать их и вникнуть в обстановку на границе и нынешнее состояние пограничных частей.
За последнее время не уменьшалось число обстрелов наших батальонов. Используя тёмное время суток, душманы
совершали нападения на посты, проводили караваны с оружием и боеприпасами по тропам, минуя места, где могли
быть подразделения пограничников. Этими действиями они подпитывали те группы мятежников, которые находились
на территории ДРА.
Со стороны ВС ДРА пока что мер по усилению пограничных войск не предпринималось. Всё шло в прежнем
порядке.
Во время первой нашей встречи с ГВС генералом армии Г.И. Салмановым после моего отпуска я выслушал
претензии к пограничным войскам: слабая активность пограничных бригад по перекрытию основных маршрутов
движения бандгрупп; невыполнение плана призыва в армию. На мой вопрос об усилении пограничных войск он
предложил этим заниматься нам самим. А войска готовятся к боевым действиям в зимних условиях.
Итак, по отношению к пограничным войскам всё идёт в прежнем русле.
Поинтересовался у руководителя судьбой подготовленных для политбюро ЦК НДПА документов по охране и
защите границы. Узнал, что они в стадии рассмотрения в высшем партийном органе.
Участились случаи перехода караванов под усиленной охраной душманов через границу на участках 15-го
пограничного! полка (Ургун), 1-й ПБр (Джелалабад), в сложной обстановке находится 18-й пограничный полк
(Чамкани). Осложнилась обетановка в долине Джавар, в уезде Джаджи, провинция Пактия. Там оказался в окружении
36-й пехотный полк 25-й пехотной дивизии. А это недалеко от 18-го пограничного полка.
Отмечается подозрительное передвижение армейских частей на территории Пакистана, южнее Пешавара. И это на
кабульском направлении!
262
Беседуя с командующим ПВ генералом М. Фаруком, я услышал его беспокойство и озабоченность, связанные с
кадрами.
Неудовлетворительно работает командир 2-й пограничной бригады, подбирают кандидата на должность командира
6-й бригады. Необходимо обратить внимание на личное поведение командира 3-й ПБр. По этим офицерам тревожную
информацию сообщали нам советники. Совместно с командующим продумали меры воздействия, воспитательного
характера к этим командирам.
Отметили успехи в служебной и боевой деятельности 3-й, 5-й, 7-й пограничных бригад, 15-го пограничного полка. В
результате ночных засадных действий часть маршрутов бандгрупп и их караванов перекрыта.
Общаясь по службе с руководителем представительства и ГВС, отметил их предвзятое отношение друг к другу. Не
хотелось бы, чтобы это отражалось на общем деле. Мишень удобная всегда есть: пограничные войска и их советники.
Через несколько дней после моего прибытия в Кабул поступил вызов на совещание советников северных провинций.
Доложив руководителю об этом, вылетел в Кундуз.
Совещание проводил генерал армии В.А. Матросов. Перед этим он заслушал меня о состоянии пограничных войск и
том, что сделано и делается после его работы, проведённой в Кабуле, по усилению охраны и защиты границы.
Я кратко доложил о заседании Совета обороны при ЦК НДПА (только то, что стало известно от посла и
руководителя).
На Совете обороны часть его участников скептически отнеслась к положениям представленного документа. В
принятом решении на выполнение спланированных мероприятий определили срок - два года. И это сейчас, когда
отмечается интенсивность заброски на территорию ДРА подготовленных в военном отношении душманов, караванов
с боеприпасами и оружием.
Более интенсивно идёт работа по линии СГИ. Доктор Наджиб своей властью формирует оперативные отряды и
направляет их на прикрытие границы (на кандагарское направление отправил 50 человек).
263
Усиление пограничных войск по линии министерства обороны не осуществляется.
В своём выступлении на совещании В.А. Матросов дал анализ обстановки, складывающейся вокруг ДРА. Особо
подчеркнул обязательность организации взаимодействия с подразделениями и частями других ведомств в борьбе
против душманов.
В прошедшем 1984 году боевые действия по ликвидации бандформирований были возложены на ВС ДРА без
взаимодействия с другими ведомствами. И это чуть было не привело к поражению в операциях на всей территории
Афганистана. У противника была цель - создать «свободную территорию». При проведении крупных операций ВС не
достигли ощутимых результатов. Душманы действовали небольшими отрядами и с разных направлений. И только
вмешательство ограниченного контингента советских войск спасло положение в стране.
Военная инициатива находится в руках афганского руководства при нашем содействии. Но на местах достигнутые
военным путём успехи власть не закрепляет.
Остро стоял вопрос о прикрытии границы. Самый опасный участок на северо-востоке страны - нуристанское
направление. Формируемая бригада в населённом пункте Асадабад не прикроет этот участок. Его в настоящее
время патрулирует наша пограничная авиация.
Сложная обстановка - в Рагском ущелье с населёнными пунктами, выходящими к пограничной реке Пяндж.
Сформированный батальон царандоя в кишлаке Хоун необходимо перебросить в кишлак Андишан. Личный
состав из-за нехватки продовольствия бунтует, занимается грабежами, угрожает, что самовольно уйдёт в Раг, к
семьям. Руководителям царандоя нужно обратить внимание на обеспеченность своих подразделений.
В заключение были поставлены задачи по организации взаимодействия со всеми частями и подразделениями других
ведомств при выполнении боевых задач в зоне ответственности советских ПВ.
264
О прикрытии границы. Тактика мятежников
По прибытии в Кабул я довёл содержание совещания и поставленные перед нами задачи до коллектива советников.
Нам предстояло и дальше решать непростые задачи совместно с афганскими пограничниками. В любой ситуации
наши товарищи дружными усилиями находили возможность преодолевать трудности. Я и сейчас вспоминаю В.Р.
Девятова, Сарычева, В.И. Кравцова, И.М. Куликова, А.А. Завалко, А.Т. Тюлюкина, В.И. Чепелева и других, с кем мне
пришлось работать в Афганистане.
Тревожная обстановка сложилась на гератском направлении. Под воздействием пропаганды контрреволюции, из-за
нестабильности жизни местное население стало оставлять свои места проживания и уходить через границу в Иран.
Так, поступила информация, что ещё 20 октября через границу в районе иранского поста Мурджава (стык трёх
границ) из ДРА перешло около 2000 человек.
Участились случаи перехода границы из Пакистана караванов мятежников на участке 3-й ПБр.
Получены данные о готовящемся нападении на 909-й пограничный батальон и попытке захвата центра уезда Тани
(севернее Ургуна).
В уезде Джаджи в нападении на 36-й пехотный полк участвовали хазарейцы, прибывшие из Пакистана.
2 ноября в 70 км северо-западнее Герата частями 17-й пехотной дивизии во взаимодействии с подразделениями 5-й
пограничной бригады проводится операция по ликвидации террористических и бандитских групп, которые
минировали основную трассу государственная граница — Герат, нападали не только на гражданские автомашины, но
и на воинские колонны.
С командующим ПВ запланировали после праздника, посвященного годовщине Великого Октября, вылететь в 18-й
пограничный полк. Там положение дел по вине командира не улучшается.
С трудом идёт подбор кадров на ответственные должности, отбор на офицерские курсы из рядового состава.
Сказывается
265
нехватка грамотных военнослужащих. Часть отобранных кандидатов отправляем на обучение в СССР.
Наконец-то принято решение на базе 15-го пограничного полка сформировать бригаду!
Шла подготовка к нашему празднику - 7 Ноября. Это стало просматриваться и по внешним признакам в городе: увеличилось количество патрулей, усилилась охрана посольства, важных государственных объектов, мест проживания
советских людей.
Обстановка в стране не улучшалась. Теракты, обстрелы гарнизонов воинских частей, органов власти на местах,
минирование дорог мятежниками продолжались. Движение групп мятежников, их караванов через границу в ДРА, в
основном из Пакистана, также не прекращалось.
Проведённая генералом армии В.А. Матросовым работа с руководством, министрами ДРА по усилению охраны и
защиты границы начала давать кое-какие результаты. Но пока только в организационном плане.
На коллегии министерства племён и народностей (министр Лаек) под руководством уполномоченного ЦК НДПА
рассмотрен вопрос прикрытия границы в зонах «Восток», «Юго-Восток» и «Юг» (граница с Пакистаном).
Рассмотрены предложения министерства по использованию племён в интересах пограничных войск.
В соответствии с общегосударственным планом прикрытия границы пересматриваются методы работы с племенами,
создания рот малишей для совместных действий с пограничными подразделениями.
Эта работа шла под контролем созданной координационной комиссии при ЦК НДПА.
Через руководство провинций и командование пограничных бригад велась классификация, обобщение данных по
племенам, живущим вдоль границы и, особенно, на маршрутах переброски банд. Такая работа уже проведена по
провинциям Кунар и Нангархар.
Чтобы влиять на племена созданы 43 совета старейшин.
266
Решением Совета министров направляется экономическая помощь племенам. Мы настаивали, чтобы она шла через
пограничные войска. Через другие организации она, как правило, не доходит до адресата, в лучшем случае —
частично. Было направлено в 18-й пограничный полк (Чамкани) 3 млн афгани для племён, но они так и не дошли по
назначению.
Но это была только организационная работа. И она пока, увы, эффекта в прикрытии границы не давала.
Командование 40-й армии готовилось к подведению итогов боевой деятельности за 1984 год. Дата проведения
совещания намечена на 16 ноября.
Накануне у нас с командующим армией генерал-лейтенантом Л.Е. Генераловым состоялась встреча, где мы
обсудили вопросы, на которые в моём выступлении нужно обратить внимание. А я готовился к нему основательно,
чтобы довести до всех присутствующих острые проблемы взаимодействия с пограничными частями ВС ДРА по
прикрытию границы.
Открыл совещание командующий войсками ТуркВО генерал-полковник Николай Иванович Попов (он сменил в этой
должности генерала армии Максимова).
Своё выступление он начал с того, что следует ожидать дальнейшего усиления борьбы контрреволюционных сил
против государственного строя ДРА. Большая часть территории находится под влиянием мятежников, которые
действуют мелкими группами. Свои потери быстро восполняют за счёт местного населения. Они активизировали
минную войну против правительственных войск и частей Советской армии. В эту зиму ожидать их ухода в Пакистан
не приходится, они остаются продолжать действовать здесь. Основные их усилия будут сосредоточены на кабульском
направлении.
В заключение он подчеркнул значение перекрытия маршрутов передвижения бандгрупп и караванов с оружием и
боеприпасами через границу. Это будет половина успеха. Всем надо активно заниматься этим делом.
В выступлении генерала армии Г.И. Салманова прозвучал тезис о малочисленности пограничных войск, что не
267
даёт им возможности перекрывать все основные маршруты душманов.
А командующий 40-й армией генерал-лейтенант Л.Е. Генералов раскрыл тактику душманов: действуют мелкими
группами по 10-30 человек партизанскими методами, уклоняются от прямого столкновения с войсками. Упор ими
делается на террористические акты, держат население и армию в напряжении. Создают у местных жителей
неуверенность в будущем и недоверие к государственной власти, слабую веру в её способность контролировать
ситуацию в стране.
По результатам операций виден количественный и качественный рост имеющегося у мятежников оружия. Особенно
группового. Появляются зенитно-ракетные комплексы переносного варианта.
Заместитель начальника штаба 40-й армии полковник А.А. Лучинский отметил, что для прикрытия границы выделяются подразделения, которые действуют засадными методами во взаимодействии с пограничными войсками.
Для активных действий погранвойск создана определённая зона с целью недопущения сюда бандгрупп,
двигающихся через границу из Пакистана, и охраны основной магистрали Асабад—Джелалабад—Кабул—Газни—
Кандагар—Герат. Для этой цели из состава 56-й, 66-й, 70-й бригад и других частей 40-й армии туда высылаются
подразделения. В дежурном варианте для захвата и уничтожения обнаруженного противника выделены 6 боевых самолётов и 40 вертолётов.
Отмечен рост числа бандгрупп на территории ДРА до 1110, численностью 43200 человек, и их концентрация ближе
к населённым пунктам (в основном в зоне «Восток» — до 70%).
Характер действий мятежников - без изменений, в центре внимания - коммуникации, крупные политические, экономические, административные центры, аэродромы. Активизация их действий - в Барикоте, Джаджи, т.е. там, где
проходят основные маршруты снабжения мятежников оружием и боеприпасами.
268
По прогнозу оперативных данных, будут продолжаться попытки захвата территории для создания «свободного государства».
В ущелье Панджшер уже сконцентрировано до 700 бандгрупп и продолжается дальнейшее их наращивание.
Эти данные поступают, в основном, от разведки пограничных войск и МВД, и достоверность их составляет до 70%.
Действия всех операций 40-й армии принесли следующие результаты за период с 15.04 по 11.11.1984 г.: разгромлено
148 караванов, уничтожено 2912 мятежников и пленено 127, захвачено ДШК — 19 единиц и к ним 79 тысяч
боеприпасов, миномётов - 7 единиц и к ним 353 мины, реактивных снарядов — 12 единиц.
В заключение он сделал вывод, что нерезультативно действуют ВС ДРА, в том числе пограничные войска на северовостоке страны.
Не все записавшиеся и подготовленные офицеры смогли выступить. Разговор шёл прежде всего об успехах и
просчётах в ведении боевых действий войсками. Но, к сожалению, мне тоже не удалось выступить и рассказать о
необходимости усиления действий по прикрытию границы.
В целом на совещании была дана объективная оценка сложившейся обстановке в ДРА и оно прошло с пользой для
всех присутствующих.
О работе группы маршала Аганова
Имея конкретные данные о результатах боевых действий с мятежниками, на основе анализа обстановки мы видели
постепенно расширяющееся влияние контрреволюции на население, которая стремилась настроить его против
существующего государственного строя. Имелись даже случаи проникновения ставленников контрреволюции в
силовые структуры.
Нам стало известно, что пограничный комиссар по Дарвазскому участку (северо-восток страны) - бывший
участник банд-группы, скрытно ведёт антигосударственную пропаганду. Советские пограничные офицеры
выяснили, что в кишлаке Маймай он избил руководителя отряда защиты революции, созданного на
269
базе перешедшей на сторону народной власти бандгруппы, принуждал его вернуться в стан мятежников.
Осложняются отношения со многими отрядами малишей. Из-за постоянной задержки или невыплаты денежного
содержания они стали отказываться участвовать в охране границы.
Я и командующий ПВ генерал М. Фарук, каждый по своей линии, старались решать все возникающие вопросы. От
этого зависело влияние ПВ на местное население, на племена и их отношение к государственной власти и её органам.
Прошло около четырёх месяцев со времени интенсивной работы генерала армии В.А. Матросова по организации
выработки предложений для руководителей страны по усилению охраны и защиты границы от проникновения через
неё в ДРА бандгрупп и караванов с оружием и боеприпасами.
Было достаточно времени для решения многих сложных вопросов. Но реально заметных подвижек в создании
преград для движения через границу душманов не произошло. Мы, преодолев одну преграду, тут же сталкивались с
ещё несколькими: шаг вперёд и два назад.
Пока что шла подготовка документации, планов, шло их бесконечное согласование. Но увеличения пограничных
частей практически не было, численность существующих оставалась на прежнем уровне. А учитывая то, что
пограничные войска входили в состав министерства обороны, наши доклады с командующим ПВ, каждого по своей
линии, о принятии мер по выполнению предварительного плана усиления войск оставались практически без должной
реакции верховных властей.
МВД занималось обеспечением охраны населения и органов власти в уездных и волостных центрах. По линии СГИ
создавались отряды и они действовали в интересах пограничных войск. Кроме того, по их линии постоянно поступала
информация о движении бандгрупп. Но для прикрытия границы нужны и войсковые силы. Эти две составляющие
(разведка и войсковые силы) в комплексе обеспечивают безопасность государственной границы, ограничивают
приток в страну нелегалов.
270
По поручению руководителей Советского государства 23 ноября 1984 г. в Кабул прилетела большая группа
офицеров и генералов из различных ведомств, возглавляемая маршалом инженерных войск С.Х. Агановым. В составе
этой группы находились первый заместитель начальника ПВ КГБ СССР генерал-лейтенант И.П. Вертелко,
представители пограничного Главка: полковник А.Т. Ашуралиев, подполковники Рубцов и Судман.
Встретив в аэропорту прилетевших, вся наша группа выехала к зданию генерального штаба МО ДРА. В кабинете у
ГВС Сергей Христофорович Аганов провёл короткое совещание, где доложил о цели прибытия его группы в ДРА.
Первое, что предстояло им рассмотреть, — это ход боевой деятельности всей военной группировки, включая и ВС
ДРА, по стабилизации обстановки.
После совещания состоялась встреча генерал-лейтенанта И.П. Вертелко и прибывших с ним офицеров с
советниками нашего отдела.
Иван Петрович довёл до нас, что они прибыли изучить предпринимаемые меры по выполнению предложений,
высказанных генералом армии В.А. Матросовым. Потребуются совместные выезды в войска, чтобы детально изучить
положение дел на границе.
Здесь же он сообщил, что для усиления частей пограничных войск из Советского Союза будут выделены и переданы
64 миномёта, несколько ДШК. Перед МО ДРА поставлен вопрос о формировании 10-й и 11-й пограничных бригад по
шесть батальонов в каждой. 10-я бригада в Кунаре будет сформирована к середине 1985 г. А 15-й и 18-й пограничные
полки планируется переформировать в бригады уже к концу 1984 года. У меня это сообщение вызвало сомнение —
конец года не за горами, а на наши предложения об этом со стороны ГВС никаких распоряжений пока даже не
поступало. Усиление 1 -й бригады осуществится после того, как из её состава передадут несколько батальонов в 10-ю
бригаду.
Прибывшая группа по плану будет работать около месяца.
В свою очередь я доложил о работе советников по оказанию помощи афганским товарищам в укреплении ПВ ДРА в
нынеш271
них сложных условиях, рассказал о проводимых операциях по перекрытию маршрутов движения из-за границы
душманов и их караванов, о ходе подготовки к мероприятиям по прикрытию границы со стороны других ведомств.
В последующие дни генерал И.П. Вертелко детально изучал документы по состоянию ПВ ДРА и планируемые
мероприятия по их усилению, прикрытию границы войсками МО и других ведомств. Он обратил внимание на
создаваемые пять пограничных зон по всей границе и состав оперативных групп по их руководству. Это будет единое
командование всеми воинскими частями и подразделениями в каждой зоне.
Я доложил, что для оперативного руководства в ОГ нет достаточного количества технических средств. Так, без
средств связи не достигнуть успешного управления войсками в боевод обстановке, в прикрытии границы.
21 ноября состоялся партийный актив коммунистов представительства КГБ в посольстве. С докладом выступил Ф.А.
Табеев. Он дал характеристику сложившейся обстановке на территории ДРА и определил направления в работе
советнического аппарата.
В настоящее время в ДРА создалась такая ситуация, которая; характеризуется равновесием противоборствующих
сил. И если мы не сосредоточим свои усилия в оказании помощи нашим друзьям для поражения противника, то эта
война может длиться, многие годы, что нам невыгодно. Надо учитывать и то, что идёт соревнование в гибкости ума, в
грамотной организации боевых действий для уничтожения противника, в способности победить, его. А мы имеем
хорошо организованные войска и в большем количестве, чем у противника.
Контрреволюция и с нею США стоят на позиции вывода наших войск из Афганистана. А без нас существующая
власть здесь не сможет долго продержаться под их нажимом.
В ДРА обостряются национальные вопросы. Проживающий на севере таджики непримиримо настроены к народной
власти., Интеллигенция не поддерживает её. Учащиеся вузов и лицеев - почти каждый второй против власти, и они, по
существу, являют272
ся рассадниками контрреволюции (действия талибов подтвердят позже высказывания посла).
Вооружённые силы, царандой, малиши — почти в 5 раз численно превосходят противника, но коренным образом
переломить обстановку в свою пользу не могут.
Для ограничения проникновения бандформирований на территорию Афганистана необходимо решить задачу по
прикрытию границы. Для этого пограничные войска должны взять на себя обязанность в координации разнородных
сил в приграничье. Их укомплектованность на сегодняшний день составляет 37%, что явно недостаточно.
Пограничные батальоны следует освободить от охраны уездных и волостных центров, а на их место поставить
подразделения царандоя.
Далее посол высказал пожелание, чтобы мы учитывали в работе особенности и традиции народа, строже относились
к под-советным, к выполнению ими своих обязанностей.
Контрреволюция использует ошибки нашей армии и ведёт на этой основе антисоветскую пропаганду. Например,
использует для этого случаи гибели местных жителей от наших авиаударов. Отсутствие единства НДПА также
используется врагами власти для нагнетания напряжённости.
Национальный доход в стране низок, всего 7%. Процветают коррупция, подкуп, иждивенчество. Самостоятельно,
без совета наших товарищей ничего не хотят делать.
Те, кто поддерживает государственную власть, подвергается риску быть уничтоженным. Многие муллы погибли
только за то, что разъясняли правду о пребывании частей Советской армии в ДРА для защиты народа. Но ни один
губернатор, как представитель государственной власти, не подвергался нападению. Это наталкивает нас на мысль о
двурушничестве таких деятелей.
Здесь только военным путём нельзя добиться победы. Нужна активная работа представителей власти с населением, а
она пока не ведётся.
После докладчика выступающие с конкретными фактами дополнили его, рассказав о работе с подсоветными, о
влиянии на
273
них, о привитии им самостоятельности в выполнении должностных обязанностей.
27 ноября у командующего ПВ генерала Фарука состоялась встреча с заместителем доктора Наджиба — Баки. Здесь,
кроме генерала Вертелко и меня, присутствовал полковник Аревадзе. Обсуждали один вопрос: план прикрытия
границы в соответствии с требованиями приказов МО и начальника СГИ ДРА по взаимодействию подчинённых им
частей и подразделений.
Доктор Наджиб (начальник СГИ) и ранее уделял внимание прикрытию границы, но из-за ведомственного
соперничества с министром обороны и ради сохранения единства НДПА (Наджиб - фракция «Парчам», министр
обороны - «Хальк») не всегда мог открыто повлиять на усиление ПВ и их целесообразность использования в охране
границы. Но информация о подготовке к переходу границы бандгруппами шла от него пограничным войскам
регулярно. Она поступала и в координационный совет для принятия мер войсковыми средствами или с применением
авиации.
От СГИ мы получили информацию об усилении охраны границы Пакистаном и сосредоточении их войск на
отдельных направлениях, в основном на кабульском, охраняемом 15-м, 18-м пограничными полками и 2-й ПБр (Хост).
Повторю, такие данные постоянно получали от СГИ. Но это только одна из двух важных составляющих охраны и
обороны границы. Вторая - использование войсковых сил с боевой техникой и разнообразными техническими
средствами.
В комплексе всё это обеспечивает безопасность государства, ограничивает нелегальный приток людских масс из
других стран,регионов.
30 ноября с группой офицеров во главе с маршалом Агано-вым вылетели на границу и посетили несколько
пограничных бригад, чтобы самим вникнуть в систему прикрытия границы, организацию взаимодействия войск и
подразделений разных ведомств.
В аэропорту Кандагара нас встретили должностные лица. Заслушав их доклады, маршал, не задерживаясь, выехал в
3-ю ПБр.
274
Докладывал обстановку старший советник майор А.А. Новиков. В частности, он доложил, что бригада в целом
укомплектована на 30%, а батальоны — на 18-25%. Из-за недостатка личного состава не прикрыты ещё два маршрута
движения бандгрупп. Получаемые разведданные о их передвижении реализуются совместно с частями Советской
армии — 70-й ОМСБ и 3-й ОМСБ.
С царандоем, дислоцированным в Кандагаре, нет связи.
С 15-й ПД ДРА вопросы взаимодействия не отработаны, так как её части находятся на расстоянии от 30 и более
километров от границы.
Маршруты движения бандгрупп закрываются в две линии засадными действиями. Ограничивается эффективность
действий из-за отсутствия боевой техники: имеющиеся БТР и танки неисправны. Средств связи с батальонами не
хватает. Личный состав не получает денежное содержание по 3-4 месяца, что отражается на их боеспособности.
Докладывал командир 2-го армейского корпуса генерал-майор Алюми (ВС ДРА): об укомплектовании корпуса, о
тактике действий противника. Мятежники мелкими группами совершают диверсии, террористические акты и ведут
агитационное влияние на местное население.
Ранее прикрытие (охрану) границы осуществляли приграничные племена. Но в настоящее время они отрицательно
относятся к государственной политике. «Мы просим советских товарищей помочь нам в работе с племенами» (?!), —
произнёс он открытым текстом.
И далее — «нам надо подумать о передислокации пограничных батальонов ближе к границе (на 5-10 км от неё), а на
их место поставить подразделения царандоя».
Выступил также командир 15-й пехотной дивизии полковник Низамутдин (ВС ДРА).
Он доложил, что с 3-й ПБр организовано взаимодействие, но при обострении обстановки её командир помощи не
просит.
Старший советник командира 2-го армейского корпуса генерал-майор Потрясков предложил создать штаб для
единого руко275
водства всеми структурами по прикрытию границы и подчинить ему все воинские части в определённой здесь зоне.
Генерал армии Г.И. Салманов отрицательно отнёсся к созданию дополнительных структур. Есть штаб 2-го
армейского корпуса и других центров не должно быть! А вот структуру управления надо совершенствовать.
Министр обороны ДРА генерал Кадыр предложил иметь в зоне информационный орган для чёткого разрешения
вопросов взаимодействия между частями разных ведомств.
Генерал армии В.И. Варенников затронул темы о контроле и учёте передвижения караванов мятежников, о слабой
эффективности действий всех сил против них. Из 700 засад только 10% результативных. Из 11 маршрутов надёжно
закрыт один - через Спинбулдак. Необходимо в разных местах выставлять посты, которые будут давать информацию
о движении бандгрупп и их караванах. И по этим сигналам действовать подразделениям на боевой технике. На самых
опасных направлениях ставить минные заграждения. Пропуск местного населения через границу осуществлять по
узаконенным пунктам перехода. Он предложил усилить комплектование подразделений призывниками из других
районов страны.
Организатором взаимодействия между частями разных ведомств в этой зоне должен быть штаб 2-го армейского
корпуса.
В конце совещания маршал Аганов задал дополнительно несколько вопросов старшему советнику 3-й ПБр майору
А.А. Новикову, получив чёткий ответ, поблагодарил его и сделал вывод, что границу охраняет на этом направлении
только 3-я пограничная бригада. И не все присутствующие владеют обстановкой на этом направлении, понимают
серьёзность этого вопроса для страны.
Из Кандагара вся группа вылетела в Шинданд, на границу с Ираном.
На аэродроме нашу группу встретили командир 5-й МСД, старший советник командира 7-й ПБр и другие должностные лица.
276
На совещании командир 5-й МСД подробно доложил о задачах соединения, воинские части которого расположены
на территории пяти провинций, где действуют около 160 бандгрупп общей численностью до 6000 человек. Тактика их
действий - рассредоточение мелкими группами по населённым пунктам, террористические действия против органов
власти, диверсии на трассах против воинских колонн. Основные их силы - в районе Герата. На этом направлении маршруты их подпитки из Ирана вооружением и боеприпасами.
Взаимодействие организовано с 5-й ПБр (кишлак Допушта) и 7-й ПБр (г. Шинданд). Информацию о бандгруппах в
дивизии получают от органов СГИ и она реализуется посредством направления подразделений на технике для их
перехвата и ликвидации.
С докладом выступил также старший советник командира 7-й ПБр майор А.С. Маркин. Он указал, что участок
бригады протяжённостью до 440 км охраняется пятью батальонами по основным направлениям движения бандгрупп.
Укомплектованность бригады - 27% от штатной численности и составляет 1071 человек. Методы действий - засады на
основных маршрутах.
Взаимодействие отработано с частями 5-й МСД. С батальоном царандоя чёткого плана взаимодействия нет. Он
выполняет свои задачи в населённых пунктах, и только по распоряжению из министерства его подразделения могут
принять участие в проведении пограничной операции.
Маркин доложил о плачевном состоянии имеющейся боевой техники, требующей срочного ремонта, о ветхом
состоянии помещений штаба и казарм для личного состава.
Изучив обстановку на участке 7-й пограничной бригады, её состояние, маршал Аганов принял решение возвратиться
в Кабул.
В ходе полёта я высказал предложение о создании в генеральном штабе центра сбора информации по обстановке на
границе. Это можно осуществить только под давлением ГВС на министра обороны. Командующий ПВ сам на это не
пойдёт из-за отсутствия технических средств.
277
Совещание у ГВС. Выводы по работе в пограничных бригадах.
Очередные командировки
По прибытии в Кабул дежурный мне доложил полученную из ГУПВ информацию о подготовке к переходу
границы из Пакистана афганских мятежников численностью до 1800 человек. Маршрут их будет пролегать
через провинцию Бадахшан и зону ответственности советских пограничных войск. Там же отмечено появление
иностранки по имени Велла Сэм, которая занимается фотографированием мятежников, направляемых в ДРА
для совершения террористических актов.
Эта информация была немедленно доведена до руководителя представительства и координационной группы с целью
принятия мер по обнаружению этой бандгруппы.
На следующий день генерал-лейтенант И.П. Вертелко в беседе со мной и генералом М. Фаруком дал указания, на
выполнении которых мы должны сосредоточить усилия коллектива советников и офицеров штаба ПВ:
- ускорить составление плана по перекрытию основных маршрутов через границу на главных направлениях в
масштабах страны, в первую очередь — кабульского;
- спланировать ускоренное формирование 8-й и 9-й пограничных бригад. Определить для них места дислокации;
- подготовить штаты сапёрных рот для каждой бригады и подобрать туда кандидатуры командиров;
- подготовить и представить список необходимой боевой техники: танков, БТР, автомашин, средств связи для обеспечения пограничных войск.
В штабе ГВС спешно шла работа по подготовке карт, пояснительных записок, документов, где нарезались зоны
ответственности в соответствии с планом под кодовым названием «Завеса» по прикрытию границы, и за кем они
закреплялись:
Зоны:
«Восток»
«Юго-Восток»
«Юг»
«Юго-Запад»
«Запад»
Ответственные:
1-й АК
3-й АК
2-й АК
21-я ПД
17-я ПД
278
Здесь же указывались районы и участки границы, за которые несли ответственность пограничные бригады и их
батальоны.
5 декабря 1984 г. в кабинете ГВС под председательством маршала С.Х. Аганова состоялось итоговое совещание по
результатам проведённого изучения обстановки по прикрытию границы, выявлению основных маршрутов движения
через неё бандгрупп и их караванов в ДРА. На этом совещании, кроме генералов армии Г.И. Салманова, Ю.П.
Максимова (он участвовал в совещании уже как представитель Генштаба ВС СССР), присутствовали В.П. Гришин,
М.Е. Лучинский, И.П. Вертелко, И.Д. Ярков, Зарудин и другие.
Чтобы читатель лучше представлял себе озабоченность руководителей СССР нестабильной обстановкой в
Афганистане, скажу, что они вынуждены были направить сюда большую группу военных специалистов из разных
ведомств для совместного поиска выхода из создавшегося положения.
Привожу здесь некоторые высказывания присутствующих на совещании.
Маршал С.Х. Аганов: «Я пригласил вас для обсуждения важного вопроса, от правильно найденного решения по
которому зависит успех борьбы с внутренним противником. В первую очередь надо продумать, как и чем мы можем
прикрыть границу, через которую идёт нескончаемая подпитка оружием и боеприпасами противников
государственной власти. Если мы им прикроем доступ в страну, тогда добьёмся успеха в ликвидации
бандформирований.
Наша группа побывала на границе и ознакомилась с обстановкой, системой её охраны и прикрытием на местах.
После рассмотрения здесь составленных планов, я делаю вывод, что они не доведены до ума и ничем не
подкреплены.
На приграничной территории задачи по прикрытию границы и какие для этого войсковые части привлекаются не
определены.
Конкретные задачи поставлены только пограничным войскам.
По 40-й армии — она не активизировала свои действия в предполагаемых зонах. Только три батальона имеют
конкретные задачи в прикрытии границы.
279
Соединения и части афганской армии для прикрытия границы не привлекаются.
По состоянию на 1 декабря 1984 г. укомплектованность пограничных войск составляет 43%, а батальонов — от 20%
до 30%. Не завершено переформирование 15-го пограничного полка (Ур-гун) в бригаду.
Не все пограничные батальоны выполняют функции охраны границы. Из 62 батальонов — 42 находятся на удалении
от границы на 30-60 км.
Министр обороны и председатель КГБ СССР выражают недовольство невыполнением августовского плана по
прикрытию границы, укомплектованием частей ПВ личным составом, боевой техникой и средствами связи.
Предлагаю: из тех пяти зон, что запланированы (а их надо определить на местности), ничего не менять.
В зонах имеются военные советники ВС ДРА и других ведомств. Они сами просят, чтобы у них было объединённое
руководство. Тогда легче решать сложные задачи, возникающие в одной зоне. Тем более, что у них хорошие взаимоотношения.
У всех ведомств имеется своя разведка, поступают ценные данные, но реализуются они неоперативно, разобщённо.
Для этого нужно единое руководство.
На выполнение боевых задач направлять части ВС ДРА, а СА им всегда должна содействовать.
Царандой имеет тенденцию к укреплению. Поэтому пограничные батальоны необходимо выводить из уездных
центров ближе к границе, а на их место ставить подразделения царандоя.
Пограничные батальоны стали более активно действовать против бандгрупп, есть у них успехи в боевых действиях,
по перекрытию маршрутов мятежников. От тех, что более укомплектованы личным составом и боевой техникой,
выставлять роты.
Пограничные войска необходимо использовать манёвренно. Противник может обходить места и маршруты,
закрытые пограничниками, засады, а поэтому в нашей тактике нужна гибкость,
280
стоит оперативно перебрасывать подразделения на опасные участки.
Я не обнаружил ни в одном документе: какие задачи определены дивизиям, полкам ВС ДРА по прикрытию
границы? А во 2-м армейском корпусе запланирована помощь ПВ дважды в год по обеспечению проводки колонн.
Разве это помощь в прикрытии границы?»
Генерал армии Г.И. Салманов высказал следующее: «Мы не можем согласиться с тем, что дивизии и полки ВС ДРА
не имеют задач по прикрытию границы. Афганцы получили на это приказ, но очень медленно и тяжело решаются на
активные действия».
Маршал армии С.Х. Аганов:
«В таком положении необходимо всем советникам объединить усилия в воздействии на подсоветных в решаемых
задачах».
Генерал Г.И. Салманов:
«В созданных зонах руководитель один — старший советник армии или дивизии. Ему надо добавить советских и
афганских офицеров для создания управленческого аппарата».
Маршал С.Х. Аганов:
«Царандой несколько дней назад получил указания включиться в решение этой важной задачи. Но не знает что
делать, куда идти. И он придёт к старшему военному советнику зоны. Больше идти ему некуда».
Генерал армии Г.И. Салманов:
«У нас не хватает средств связи. Обеспеченность войск всего на 37%. В настоящее время нам добавляют их до 47%.
Но большинство из этого идёт на обеспечение разведки. Даже часть пограничных бригад не обеспечена этой техникой».
Генерал армии Ю.П. Максимов:
«Если мы хотим создать центры по руководству прикрытия границы, то надо продумать обеспечение этого органа
соответствующими техническими средствами и подготовленными специалистами».
Генерал армии Г.И. Салманов:
281
«При наличии связи все должны замыкаться на один орган управления по прикрытию границы».
Маршал С.Х. Аганов:
«Продолжать переговоры с приграничными племенами по созданию от них отрядов малишей после освобождения
ими зон от бандгрупп. Но там, где имеются базовые районы бандгрупп и противников государственной власти, —
наносить по ним авиаудары и действовать совместными силами по их очистке».
Генерал армии Ю.П. Максимов:
«Считаю, что в первую очередь надо решить:
1. По 40-й армии — пересмотреть задачи в приграничной зоне по перекрытию караванных путей. План «Завеса»
остаётся только планом — этим делом не занимаются.
2. По афганской линии — объединить усилия в зонах всех ведомств под единым руководством.
3. Обязать старших советников зон два раза в неделю встречаться с командирами советских соединений и частей для
обмена информацией, пока нет укомплектованного органа управления и средств связи».
Генерал-лейтенант И.П. Вертелко:
«Здесь надо учитывать возможности каждой части всех ведомств и определить им посильные задачи... При
постановке задач отрабатывать новые, разнообразные способы боевых действий. Целесообразно наладить и обмен
опытом в ликвидации бандгрупп».
Генерал армии Ю.П. Максимов:
«С участием пограничных батальонов вести активные боевые действия, создавать подвижные группы».
Генерал армии Г.И. Салманов:
«Я считаю, что нам надо побывать в каждой зоне, поставить задачи должностным лицам, разъяснить наши
требования, а затем подготовить и разослать директивные указания».
Генерал армии Ю.П. Максимов:
«Согласен с этим предложением. Необходимо подготовить рабочие группы, определить задания, отработать графики
выездов. Для работы в зонах хватит недели. После этого требовать
282
доклада, отчётов о выполнении директивных указаний. Для подготовки к выездам отвести время до 10.12.1984 г.».
Маршал Аганов утвердил это предложение.
На следующий день маршал, генерал И.П. Вертелко и я вылетели в Газни, где нас уже ждали старший советник
зоны, старшие советники 6-й ПБр (к. Вазахва) и 15-го пограничного полка.
Майор Венчиков доложил, что 6-я ПБр находится в стадии формирования (на 28%), но часть батальонов уже выполняет задачи по охране и защите границы. Участок для охраны — протяжённостью до 230 км, в глубину — до 60
км. На вооружении 4 БТР (3 — неисправные), средствами связи укомплектованы на 25%.
На участке проживает племя сулейманхейль, до 30 тысяч человек. Настроены против государственной власти.
Через границу интенсивное движение местных жителей: ходят для закупки продовольствия и различных товаров.
Информации о появлении бандгрупп из Пакистана не поступало.
Воинских частей, подразделений царандоя на участке нет.
По обстановке на участке 15-го пограничного полка доложил майор Панин. Охраняемый участок —
протяжённостью 170 км. Укомплектованность полка на 30%. Вооружение — 5 танков, все неисправные и без
экипажей (доставили их недавно на трейлерах), миномётов — 25% от штатной численности и 20% средств связи.
Племена, живущие на участке дислокации полка, занимают нейтральную позицию к государственной власти.
При получении разведданных производится поиск банд-групп и ведутся с ними боевые действия пограничными
батальонами.
Вопросы взаимодействия с частями ВС ДРА и подразделениями царандоя не отработаны.
Представитель царандоя доложил, что только на днях получили указания о передаче в Кабул информации о
появлении бандгрупп и их караванов.
Партийный советник зоны передал маршалу сведения следующего содержания: взаимодействия по прикрытию
границы
283
между частями и подразделениями нет. Командир дивизии не хочет действовать против мелких групп противника,
считая, что это — дело пограничных подразделений и царандоя. А о постановлении политбюро ЦК НДПА не знает.
Работа с племенами ведётся только пограничниками. Деньги для этого выделяются, но куда они уходят, местные
власти не знают.
При разбирательстве выяснилось, что указание по прикрытию границы местными властями получено около двух
месяцев назад, но ни до кого доведено не было.
Маршал С.Х. Аганов распорядился довести до всех указания ЦК НДПА по прикрытию границы. Рекомендовал
афганским товарищам самим не только вникнуть в содержание этих документов, но и составить план выполнения
решений центрального органа партии. Это — государственная обязанность.
По возвращении в Кабул маршал Аганов с ГВС обсудили план усиления пограничных войск и использования
подразделений других силовых структур по содействию пограничникам в перекрытии основных маршрутов движения
бандгрупп. Все эти вопросы я включил в составляемые штабом ПВ мероприятия.
Здесь же приняли решение подготовить группы офицеров штабов ГВС, МО и ПВ для работы в зонах с
командованиями воинских частей по организации прикрытия границы.
Наша группа, в состав которой вошли генералы И.П. Вертелко, М.Е. Лучинский, М. Фарук и другие офицеры, во
главе с генералом В.И. Варенниковым вылетела в г Шинданд.
К нашему прибытию в штабе 5-й МСД уже находились старшие советники командиров 17-й ПД (прибыли из
Герата), 4-й, 5-й, 7-й пограничных бригад.
В штабе дивизии генерал Варенников провёл совещание. После доклада командира 5-й МСД о действиях её частей,
заслушали майора Чепелева о состоянии 5-й пограничной бригады, дислоцированной северо-западнее Герата в к.
Допушта. Бригада шестибатальонного состава укомплектована личным составом на 25%, в количестве 834 человека.
Ей поставлена задача перекрывать несколько активных маршрутов из Ирана по направле284
нию к Герату и основной трассе, соединяющей государственную границу СССР с Кандагаром.
Пограничные батальоны, каждый на своём участке, выходят по данным разведки на перехват караванов и действуют
методом засад. Отдельные маршруты заминированы. Есть результат: подорвано несколько автомашин душманов.
Как недостаток отмечается отсутствие средств связи, что негативно влияет на оперативное реагирование, нет
авиаразведки.
После заслушали старших советников других ведомств.
По 17-й ПД: предложили освободить части дивизии от охранных функций в городе и использовать частично в
прикрытии границы. Здесь нет единого руководства для объединения силовых структур — ХАД и царандоя. Каждый
руководитель своего ведомства действует самостоятельно.
Полковник Чарыев: подразделения ХАД и царандоя своими силами не могут обеспечить порядок в городе.
Пограничная часть не укомплектована и охраняет в основном себя.
О взаимодействии частей и подразделений — практически его не существует.
От царандоя выставляется в городе 42 поста. Укомплектованность подразделений — на 56%. Без войск царандой не
может обеспечить порядок.
Существуют в городе подпольные контрреволюционные организации, связанные с бандгруппами. Половина города
находится под влиянием мятежников и не контролируется органами власти.
При появлении враждебных групп даём заявки на авиаудары, но они удовлетворяются с большим опозданием.
Генерал В.И. Варенников в жёсткой форме сделал замечание о том, что нельзя ждать, пока части и подразделения
будут укомплектованы, а нужно действовать всеми имеющимися силами и средствами.
Необходимо продумать и решить задачу: как, какими силами перекрыть горловину, по которой передвигаются
бандгруппы и их караваны из Ирана в Афганистан.
285
Полковник Чарыев: органы ХАД в приграничных уездах укомплектованы на 100%. Но из-за отсутствия средств
связи добытая информация своевременно не поступает в войска для её реализации.
Генерал Варенников дал указание на организацию совместных действий по ликвидации бандгрупп и прикрытию
основных направлений их движения. Призвал каждый раз действия проводить разнообразно. Максимально
использовать все имеющиеся силы и средства. Качественно работать среди местного населения.
Все ожидали, что будут обещаны средства связи для организации совместных действий войск, но этого не
случилось. Заслушав ещё офицеров по обстановке на гератском направлении и указав на недостатки в организации
взаимодействия между представителями разных ведомств в северо-западной зоне по прикрытию границы, генерал
В.И. Варенников дал команду всей группе вылететь в г. Джелалабад.
Там, как известно, дислоцировалась 1-я пограничная бригада. Она обеспечивала охрану важного направления. От
границы с Пакистаном до столицы ДРА — Кабула напрямую 60 км. Но в связи со сложными горными условиями
прохождение в пешем порядке занимало много времени. Имелось множество горных троп, которые использовались
бандгруппами для проникновения через границу в Афганистан.
Учитывая важность этого направления, для оказания помощи афганским офицерам мы направляли наших опытных
офицеров на должности советников. В это время старшим советником командира 1-й ПБр был В. Суслопаров,
советниками — В. Слабышев, Ю. Перец.
Офицерский коллектив подобрался дружный. На этой основе успешно решались сложные задачи, стоящие перед
пограничной бригадой. И подсоветные офицеры перенимали не только опыт работы по руководству подразделениями,
но и у них создавался аналогичный дружный коллектив.
Хорошие разведданные добывал Юрий Леонидович Перец. Он умело организовал работу с подсоветным, а зная язык
местных жителей, входил к ним в доверие и получал нужную
286
информацию. Эти его качества отмечались старшим советником представительства КГБ в провинции Кунар
Виктором Степановичем Супруном.
Чёткое взаимодействие с разведорганами других ведомств, обмен информацией давали успешные результаты. Так, в
ноябре 1984 года был перехвачен и уничтожен караван с оружием и боеприпасами из Пакистана.
Кроме Ю. Перец я хорошо знал специалистов своего дела Г.А. Чибисова, М.Г. Ульянова и других товарищей,
которые учили специфике своей работы афганских офицеров и сами участвовали в боевых операциях.
Приобретя боевой опыт и возвратившись в Советский Союз к местам прежней службы, они качественно и
результативно выполняли свои обязанности.
На день нашего прибытия укомплектованность бригады составляла 40%. Имеющаяся боевая техника — танки, БТР
были неисправны. Для танков полностью отсутствовали экипажи. Не хватало средств связи для управления
батальонами. С 9-й и 11-й пехотными дивизиями связь существовала по радиорелейной станции через каждый час.
Взаимодействие с этими дивизиями не организовано.
Бригада дислоцировалась на территориях провинций Нангархар, Кунар и Лангар. На её участке имелось 25 опасных
маршрутов из Пакистана. Своими возможностями, имеющимися по штату девятью батальонами, бригада перекрывала
только 10 из них методом засадных действий. Из-за отсутствия боевой техники манёвренность батальонов была
ограничена.
Об этом был доклад старшего советника командира 1-й ПБр В. Суслопарова. Генерал армии В.И. Варенников
внимательно слушал офицера. Думаю, что он должен был знать такую обстановку через ГВС, которому о сложном
положении этой части я не раз докладывал. Тем более что она прикрывает направление Пешавар — Кабул.
Следующий докладчик — командир 1 -го армейского корпуса. Он предложил создать объединённое командование
для частей и подразделений всех ведомств в этой зоне и обеспечить их
287
средствами связи. А в районах действий 9-й и 11-й пехотных дивизий для охраны границы сформировать новую
пограничную бригаду и выставить её севернее 1-й ПБр. Это совпадало с нашими предложениями.
Старший советник командира 1-го армейского корпуса доложил ряд предложений для улучшения действий всех
частей по прикрытию границы:
- отсутствует координация для решения поднимаемого нами вопроса. Требуется в зоне человек для руководства
всеми воинскими частями;
- создать специальный орган по перехвату караванов и бандгрупп, пересекающих границу, со специальными
силами и средствами. Армию освободить от охраны населённых пунктов и поставить части во вторую линию за
пограничниками. Общее руководство возложить на штаб 1-го армейского корпуса.
Генерал Варенников подвёл итоги совещания:
- 1-я ПБр и 1-й АК прикрывают важное направление — к столице страны, и ответственность у командиров частей
должна быть высокая;
- требуется стопроцентная укомплектованность 1-й бригады и частей 1-го армейского корпуса личным составом и
боевой техникой.
Он отметил, что 9-я и 11-я пехотные дивизии не имеют приказа на прикрытие границы, не организовано
взаимодействие с 1-й ПБр, слабая связь со штабом 1-го АК. Общий план на этом направлении по прикрытию границы
министерством обороны не доведён до соединений и частей 1-го АК.
После совещания вся группа офицеров возвратилась в Кабул.
Это был последний выезд на границу прибывшей из Москвы группы для изучения того, как выполняется решение
политбюро ЦК НДПА по прикрытию границы. Был сделан общий вывод: решения политического органа страны по
столь важному вопросу до исполнителей не доведены, экстренных мер по ограничению доступа на территорию ДРА
контрреволюционных сил, караванов с оружием и боеприпасами не предпринимается. Борьба
288
с мятежниками ведётся внутри страны неэффективно, так как те рассредоточиваются по населённым пунктам,
мелкими банд-группами, с которыми трудно бороться из-за их манёвренности, быстрого перемещения по уездам или
волостям. В связи с этим действия частей и соединений войск МО ДРА необходимо активизировать.
Было ли понимание у нашего высшего военного руководства в Афганистане необходимости направить усилия на
прикрытие границы? Думаю, да. Об этом постоянно докладывал и советнический аппарат пограничных войск,
поступали рекомендации командования пограничных войск КГБ СССР. Но мешало ведомственное соперничество
между министерством обороны и КГБ СССР, отсутствие единого управления.
Завершалась командировка группы офицеров МО СССР во главе с маршалом инженерных войск С.Х. Агановым. На
подведение итогов её работы 8 декабря прибыл генерал армии В.А. Матросов.
Внимание — на прикрытие границы
В декабре 1984 года отмечалась повышенная активность мятежных групп и их караванов по переходу границы на
территорию Афганистана, ведению боевых действий против правительственных войск и органов власти.
Засадными действиями на основных маршрутах движения пограничные батальоны вели боевые действия с
переправляющимися из-за границы группами противников власти, с их караванами. Данные о боевых действиях
поступали ежедневно. Вот некоторые из них:
- силами 903-го погранбатальона 1-й ПБр уничтожен караван с оружием и боеприпасами из 8 верблюдов и 17
мятежников;
- на 925-й погранбатальон 3-й ПБр совершено нападение. Есть жертвы среди пограничников;
- на участке 5-й ПБр подорвана автомашина и уничтожено 5 мятежников;
- 8-я ПБр — при нападении на пограничный батальон погибло 23 пограничника, 11— ранено;
289
- 15-й пограничный полк (Ургун) почти ежедневно вступает в боестолкновение с мелкими группами бандитов и сам
подвергается обстрелу;
- со стороны Ирана в районе ущелья Зульфагар обстреливаются из крупнокалиберных пулемётов афганские пограничные посты.
Подразделения и части 40-й армии совместно с ВС ДРА постоянно проводят боевые операции против действующих
мелких бандитских групп.
С наступлением зимы, в отличие от прошлых лет, активность бандгрупп стала возрастать. Из этого мы делали
вывод, что увеличилась помощь мятежникам со стороны иностранных государств, особенно денежная подпитка через
Пакистан.
В связи с предстоящим увольнением личного состава из ВС ДРА, усилия советнического аппарата были
сосредоточены на активизации работы подсоветных по призыву в армию пополнения, на увеличение численности
личного состава в ВС, оказании влияния на министерство племён и народностей по работе с племенами, привлечению
их на поддержку правительства, формирование отрядов малишей для охраны границы.
По прибытии в Кабул генерал армии В.А. Матросов беседовал с послом Ф.А. Табеевым, генералом армии Г.И. Салмановым, маршалом С.Х. Агановым. Встречи состоялись и с руководителями ДРА. Я видел его напряжённость в
работе. С кем бы он ни встречался, всегда убедительно доказывал, какое значение имеет для государства прикрытие
границы, ограничение доступа на территорию страны враждебных сил. В.А. Матросов предлагал сосредоточить
основные усилия на этом вопросе, решать его в комплексе всеми силовыми структурами, министерствами.
Малочисленные пограничные войска одни не смогут выполнить эту важную задачу. Он обращал внимание Бабрака
Кармаля на то, что политбюро ЦК КПСС обеспокоено обстановкой в Афганистане. Мы готовы помочь афганскому
народу в стабилизации обстановки, но при этом и само руководство НДПА и правительство ДРА должны принимать
эффективные меры.
290
В беседе с послом Вадим Александрович высказал обеспокоенность отсутствием в МО ДРА комплексного плана по
прикрытию кабульского направления со стороны Пакистана. А расстояние от границы до Кабула, по воинским
меркам, небольшое.
Ф.А. Табеев согласился с этим замечанием и высказал своё мнение о действиях руководства ДРА. Оно в неведении
по решениям военных вопросов, никто ему не докладывает, а по пограничным вопросам — политбюро ЦК НДПА не в
курсе всех проводимых мероприятий. Ответственный за борьбу с контрреволюцией член политбюро товарищ Карваль
не проявляет должной активности в выполнении обязанностей, возложенных на него.
Перед своим убытием В.А. Матросов провёл совещание с советническим коллективом пограничных войск. Он
отметил, что на сегодняшний день обстановка в стране небывало обострилась. Перед поездкой в Кабул он был на
приёме у Д.Ф. Устинова, встречался с маршалом С.Л. Соколовым, которые видят первейшую задачу в прикрытии
границы ДРА, от чего зависит стабилизация и внутреннее развитие общества в Афганистане.
Внимание советников было обращено на три вопроса.
1. Комиссия ГУПВ и ГШ МО СССР сделала вывод, что работа по прикрытию границы ведётся
неудовлетворительно.
Что необходимо сделать? Разобраться в причинах невыполнения планов, утверждённых руководством страны.
Разработать меры по ускоренному проведению в жизнь всех мероприятий по прикрытию границы. Документы,
подготовленные в октябре, не доведены до исполнителей, до советнического аппарата.
2. Надо переходить к практическим мерам. Структура организации прикрытия границы должна строиться в три
эшелона.
Первый — пограничные войска с опорой на местное население, с привлечением вооружённых отрядов малишей от
приграничных племён.
Второй — части и соединения ВС ДРА.
Третий — части 40-й армии.
Так планировалось, но этого нет. Если и велись боевые действия с прибывающими из-за границы, то методом случайной охоты.
291
Укомплектование ПВ — неудовлетворительное. При ведении боевых действий, если в подразделениях всего 25%
личного состава, успеха ждать не приходится.
3. Вооружение ПВ. Надо разобраться, какого и сколько нужно по направлениям.
В тактике действий — активизировать элемент внезапности.
Взаимодействие между частями ДРА поставлено слабо: не знают, кто должен его организовать.
Разведка добывает данные о противнике, но недостаточен анализ, слабая взаимоинформация и запоздалая их
реализация.
Главная задача - прикрытие важных направлений: кабульского - от Нуристана до Ургуна. И кандагарского - от
Ургуна на юг.
Противник пытается дестабилизировать обстановку в стране, создать своё правительство в противовес ДРА. Этому
мы должны противопоставить все имеющиеся у нас силы и средства.
На границе с Ираном — усилить прикрытие гератского направления.
В ближайшее время создать дополнительно две пограничные бригады, а батальоны доукомплектовать до 70%
личного состава.
Ответственная задача по работе с приграничными племенами. Нельзя прерывать экономические связи племён через
границу. Но при этом необходимо определить количество проходов каждому племени и на этих маршрутах
осуществлять контроль передвижения населения.
Коалиционная интервенция в ДРА - США, Саудовская Аравия, Египет, Пакистан, Израиль, Китай - они уже открыто
помогают афганской контрреволюции. Основная база, через которую поставляются людские ресурсы и вооружение, Пакистан.
Следует ожидать обострения обстановки, а из этого делаем вывод: нам надо усилить здесь работу.
Мнение руководства КГБ - аппарат советников ПВ работает хорошо. Инертность и пассивность проявляются у
афганского руководства.
292
На этом В.А. Матросов закончил встречу с советниками. Своим выступлением он продемонстрировал внимание к
офицерам, которые на территории Афганистана выполняют непростые задачи по обучению пограничников этой
страны.
Мы почувствовали, что находимся постоянно в поле зрения командования пограничных войск КГБ СССР и оно
всегда может оказать помощь в необходимых случаях.
В этот же день состоялись встречи с командующим пограничными войсками МО ДРА генерал-майором М. Фаруком
и министром внутренних дел Гулябзоем.
С Фаруком Вадим Александрович встречу начал с того, что напомнил о разговоре в августе, где обсуждались
вопросы прикрытия границы, и дал должную оценку правильным действиям командующего по принятым мерам.
Далее он объяснил, что прибывшая группа ГУПВ и ГШ МО СССР решила изучить на какой стадии выполняются
запланированные мероприятия и чем ещё можно помочь. На встречах с Бабраком Кармалем, с министрами уже
обсудили эту тему. А теперь Матросов хотел услышать от своего собеседника предложения по усилению
пограничных войск и прикрытию границы.
М. Фарук поблагодарил начальника погранвойск КГБ СССР за приезд в Кабул с целью оказания помощи афганским
пограничникам, перечислил меры, которые приняты по прикрытию границы, отметив, что до недавнего времени к
пограничным войскам отношение было, как к инородному телу в ВС ДРА. А после проведённой работы с
руководством ДРА стали к ПВ относиться более внимательно.
Пограничные войска стремятся чётко выполнять мероприятия комплексного плана, но другие ведомства и
министерства пока работают слабо и неудовлетворительно.
Министерство обороны частично осуществляет обеспечение погранвойск оружием, боеприпасами,
продовольствием, но это не отвечает требованиям сегодняшнего дня. 8-я пограничная бригада (Чамкани)
обеспечивается всеми видами довольствия недостаточно, хотя охраняет границу на кабульском направлении (18-й
пограничный полк только что переформирован в бригаду).
293
Неблагополучно идёт работа с приграничными племенами. Кроме ПВ никому не интересно с ними работать.
Взаимодействие с органами СГИ в начальной стадии организуется, с царандоем — никаких сдвигов нет.
М. Фарук выразил надежду на то, что после приезда В.А. Матросова отношение к пограничникам, их обеспечению
улучшится. Он высказал ряд предложений по усилению пограничных войск.
В.А. Матросов также внёс ряд предложений, которые необходимо выполнить для прикрытия границы на основных,
важных направлениях, в постепенном развёртывании пограничных бригад. В заключение пообещал помочь
вооружением и техническими средствами.
На встрече с министром внутренних дел ДРА Гулябзоем у генерала В.А. Матросова состоялся разговор
продолжительностью до двух часов, где они более подробно обменялись мнениями о прикрытии границы.
Министр поблагодарил В.А. Матросова за внимание, которое уделяется советской стороной обеспечению
безопасности ДРА, рассказал, что ещё в августе 1984 года прошло заседание кабинета министров, где член политбюро
Зирай распределил обязанности между ними для обеспечения прикрытия границы.
На Совете обороны в октябре 1984 года был утверждён общий план, где решалось: какую конкретную помощь могут
оказать оперативные батальоны царандоя пограничным войскам. На севере страны у МВД есть в этом опыт.
Надо укреплять власть в приграничных уездах и волостях.
Среди других задач — ведение разведки, организация засад на маршрутах движения мятежников.
На границах с Пакистаном и Ираном имеется 57 уездов. По решению Революционного Совета туда дополнительно
направляются личный состав, оружие и боеприпасы. Из северных провинций часть людей перебрасывается на
восточное и южное направления.
Далее Гулябзой отметил и отрицательные моменты, трудности в решении поставленной задачи. Противник уже
имеет на
294
вооружении новые образцы оружия - из числа ПВО, групповое, а в МВД ДРА - только стрелковое, не хватает
средств связи.
Решение Совета обороны о прикрытии границы есть, а противник делает всё, чтобы оно не выполнялось. Он применяет тактику блокирования постов и проводит караваны в других местах.
Там, где имеется царандой, подразделения ПВ могут сняться и выйти к границе. Можно создавать объединённые
группы царандоя и ПВ для совместных боевых действий. В провинции Пактика целесообразно выставить полк или
батальон и полностью перекрыть дороги для прохождения караванов. При наличии вертолётов можно полностью
контролировать провинции Пактика и Пактия. На юге в настоящее время недостаёт подразделений царандоя.
Планируется направить в Заболь - около 300, а в Кандагар - до 600 человек. Гулябзой высказал просьбу помочь этих
людей переправить к месту назначения, так как министерство обороны не желает оказать помощь в этом. Из
Бадахшана готовы перебросить 200 человек для перекрытия маршрутов мятежников через Вазиристан (пр. Пактика,
севернее Ургуна).
Уезд Спира, территория племени джадран, не поддерживает мятежников и не воюет с правительственными
войсками.
В.А. Матросов:
«Мы обращаем внимание на кабульское направление. Кабул - в 60 км от границы, это центр страны в
экономическом и политическом отношении. А здесь проходит большое число караванов мятежников. Они идут через
Нуристан. Плотность войск не обеспечивает прикрытие. Здесь же созданы основные базы мятежников. На юге легче
контролировать ситуацию с помощью авиации, северо-западное, гератское, направление - важное, и там отмечается
повышенная активность мятежников».
Гулябзой:
«Эти районы с Ираном мы можем легко перекрыть. А на востоке — труднее. Многие дороги не просматриваются и
используются автотранспортом мятежников».
В.А. Матросов:
295
«Опыт совместных действий у нас есть. Но в первую очередь надо доукомплектовать пограничные батальоны, а в
них всего до 25% личного состава. Сейчас необходимы совместные действия царандоя и ПВ. Затем — поддержка
властей на местах, освобождение уездных и волостных центров. Опора власти — только на вашу силу.
На севере очень хорошее впечатление о царандое, результативные совместные с ПВ действия. Когда мы проводим
операцию, то просим, чтобы в ней принимали участие подразделения от царандоя, СГИ и ядро власти. Если мы одни
будем — это политически неверно. О переброске личного состава царандоя в Кандагар — я передам вашу просьбу
В.И. Варенникову, чтобы он выделил авиацию».
А.М. Логвинов (старший советник министра МВД):
«Из уездов состав оргядра (члены местной власти) разбежались. Надо их вернуть. Прошу доложить товарищу
Бабраку Кар-малю, чтобы он помог нам в этом. Нужна помощь в обеспечении подразделений миномётами. Их у нас
нет».
Гулябзой:
«Если нас снабдить групповым оружием, то царандой будет лучше действовать. По штату у нас 1500 единиц
миномётов, а получено из СССР только 36».
В.А. Матросов:
«На севере захватываем ДШК. Куда они потом идут? Для ПВ ДРА они необходимы...
Сложная обстановка с царандоем в Хоуне (пр. Бадахшан). Их семьи в уезде Раг. А там — мятежники. Естественно,
обстановка взрывоопасная».
В заключение встречи были приняты решения по прикрытию границы, взаимодействию между подразделениями
царандоя и ПВ, усилению МВД вооружением.
После убытия В.А. Матросова в Москву мы стали ожидать сообщений о поставках в ПВ ДРА из Советского Союза
боевой техники и технических средств.
В первых числах января 1985 года получили данные, что для ПВ выделено более 400 радиостанций различного
назначения и
296
необходимых к ним принадлежностей, более 400 телефонных аппаратов, электроагрегатов и к ним запчастей.
Одновременно с этим, уже здесь, отдано распоряжение о передаче в ПВ из войск 6 танков Т-54, 8 - Т-34 (танки
поступили в пограничные бригады на трейлерах, так как большая часть из них была неисправна и без экипажей).
Из СССР передали в ПВ 63 БТР-152, 150 миномётов, 10 комплектов автомобильных ремонтных мастерских и
другую материально-техническую базу.
Основную часть боевой техники и технических средств по нашему предложению направляли в пограничные
бригады, прикрывающие важные направления (кабульское, кандагарс-кое, гератское).
У главного военного советника в ДРА генерала армии Г.И. Салманова и всего советнического аппарата вызывало
тревогу растущее дезертирство военнослужащих из ВС ДРА. За 1984 год дезертировало более 10% военнослужащих.
Это не только ослабление армии. Какая-то часть из них уходила в бандгруппы, к мятежникам. От этого не были
застрахованы и пограничные войска. Необходимо принимать меры по предупреждению дезертирства и для
пополнения армии за счёт призыва. Определили срок в 4 месяца по укомплектованию пограничных батальонов до
250-300 человек из числа призывников в ВС. Кроме этого спланировали формирование 10-й пограничной бригады.
Все мероприятия по усилению пограничных войск стали проводить, только когда под силовым влиянием
вышестоящего руководства пришло понимание значения прикрытия границы в стабилизации обстановки в стране.
Контрреволюционные силы во главе с США умело использовали неприкрытые участки границы для проникновения
вооружённых групп на территорию ДРА. А далее — они уже шли туда, куда их направляли, без особых задержек.
Важное значение имела большая разъяснительная работа с руководством страны, которую провели генерал армии
В.А. Матросов, маршал С.Х. Аганов.
297
Через нашего посла, руководителей советнических аппаратов всех ведомств было оказано соответствующее влияние
на первых лиц государства для принятия мер по стабилизации обстановки в стране. Это явилось продолжением
колоссальной работы, которую провели в декабре генерал армии В.А. Матросов и большая группа генералов и
офицеров из ГШ МО СССР во главе с маршалом С.Х. Агановым.
Бабраку Кармалю предложено провести заседание Совета обороны республики, на котором обсудить основной
вопрос «Значение прикрытия границы для стабилизации обстановки в стране».
Основная работа по подготовке документов, схем, проекта решения поручена советникам и офицерам штаба ПВ.
Думаю, что подготовка такого решения шла и в других органах.
В документах мы отметили, что ключевой задачей по защите государства является прикрытие границы, особенно с
Пакистаном, ограничение свободного притока вооружённых групп контрреволюции, переброски в Афганистан
оружия и боеприпасов. Для убедительности на примере показали численность мятежников (единого мнения об их
численности на территории ДРА у разных ведомств не было).
По данным МО - 45000 человек, а у СГИ - общая численность до 170000, но более активных из них - только около
60000 человек.
С марта 1984-го по январь 1985 года в ходе боевых действий уничтожено около 37000 бандитов, пленено - 2300.
Государственная власть установлена в 1266 населённых пунктах.
Отмечено в этой связи, что в северных провинциях страны, при поддержке подразделениями советских ПВ,
наиболее эффективно действовали подразделения ВС, царандоя и отряды защиты революции. Они сумели
парализовать активность бандгрупп.
Министром обороны ДРА ставилась задача укомплектования ПВ личным составом до 70%, обеспечения
достаточным количеством техники.
По нашему мнению, принимаемые меры по прикрытию границы не отвечают требованиям сегодняшнего дня. Это в
то
298
время, когда приток мятежников на территорию ДРА увеличился до 5-7 тысяч в месяц (в течение года — около 60
тысяч). А реальные потери его намного меньше, чем представляются командирами в отчётах.
На территориях соседних государств существует более двух десятков лагерей по подготовке боевиков, разовый
выпуск которых составляет до 15000 человек. После 6 месяцев подготовки они направляются в Афганистан. Без
прикрытия границы усилия ВС и других органов по их ликвидации не принесут успеха.
В документах мы обратили внимание на усиление работы с приграничными племенами, привлечение их на сторону
правительства, создание вооружённых отрядов малишей для охраны границы под контролем пограничных войск.
Мы рассчитывали, что государственные деятели и члены правительства на предстоящем заседании Совета обороны
примут решение, обязывающее все министерства, органы власти совместно решать задачи по прикрытию границы.
3.01.1985 года состоялось заседание Совета обороны ДРА под председательством Б. Кармаля, где он выступил с
основным докладом.
Присутствуя на заседании, я записывал доклад Б. Кармаля, и здесь привожу некоторые выдержки из него,
посвященные прикрытию границы.
«...От решения стоящих сегодня перед нами вопросов зависит победа над контрреволюцией через 1-1,5 года... Есть
ли какая сила, которая может влиять на нашу страну, кроме нашей? Нет! Мы сами должны решить её судьбу!
...Мы много говорим и практически ничего не делаем из того, что необходимо сегодня. Мало тех, кто стремится
добиваться победы. Многие руководители живут в роскоши и не ведут борьбу за победу революции. Для победы за
общее дело надо бороться, даже отдать жизнь!
...В течение 5 лет мы искали решение внутренних проблем и пришли к выводу, что ключом к нему является
прикрытие границы. Путь к решению всех проблем найден. Но противник будет ожесточённо оказывать
сопротивление.
299
...Центр тяжести борьбы с контрреволюцией переносится на армию, а прикрытие границы — на составную её часть
— пограничные войска. Армия должна расти в количественном и качественном отношении.
...Одна из важнейших задач — работа с племенами.
...Судьба нашей страны зависит и от того, кто будет господствовать на границе с Пакистаном, на «линии Дюранда»,
— за тем и будет победа.
...На 12-м пленуме НДПА принято решение об увеличении армии до 200 тысяч человек. Но прошло время, а оно так
и не выполнено.
...Комплектование армии — дело не только министерства обороны, оно касается всех министерств.
...Мы ставим задачу перехода к новому, добровольному, принципу призыва в армию...»
(Запись делал со слов переводчика).
В выступлении ГВС Г.И. Салманова было сказано, что на сегодняшний день главнее вопроса для ДРА, как
прикрытие границы, нет. Пока она не закрыта, мы не сможем успешно бороться с контрреволюцией на территории
страны. Надо усилить революционный спрос с лиц, отвечающих за безопасность границ.
Он также отметил, что представленные здесь для рассмотрения документы надо одобрить. В течение 4 месяцев надо
решить вопрос об укомплектовании армии, а большинство призывников направить в пограничные войска...
После рассмотрения и принятия ряда решений в верхних эшелонах власти, под давлением ГВС, под контролем
советнического аппарата, вопросы прикрытия границы, усиления пограничных войск медленно, но начали решаться.
Советники пограничных войск принимали непосредственное участие в увеличении оргштатной структуры войск, в
организации вновь формируемых пограничных бригад, батальонов, их выставлении на границу. В январе в каждую
бригаду направили от 200 до 400 человек, чтобы усилить подразделения, охраняющие важные направления. Для этого
использовался резерв министерства обороны.
300
Чтобы обратить внимание на прикрытие границы, усиление пограничных войск для ограничения подпитки оружием,
боеприпасами бандгрупп на территории ДРА, потребовались большие усилия со стороны командования ПВ КГБ
СССР и советнического аппарата. И вот, как мы тогда считали, эта цель достигнута. А сейчас нам нужно принимать
практические меры для решения стоящих задач.
Чамкани
Чамкани - населённый пункт, который расположен в горном ущелье, в 3-4 км от границы с Пакистаном. Невдалеке
от него дислоцировалась 8-я бригада, прикрывавшая кабульское направление и находившаяся в тактически
невыгодном положении на местности. С трёх сторон Чамкани окружали высоты, с которых он подвергался обстрелу
из крупнокалиберных пулемётов и миномётов. Восточная сторона просматривалась вплоть до границы. Племя
джадран, на территории которого располагалась бригада, к правительству ДРА относилось недружественно (помня
репрессии со стороны правительства Амина) и, естественно, не оказывало поддержки пограничникам. По соседству с
бригадой располагался батальон «коммандос» (212-й батальон 3-го армейского корпуса).
Бригада и батальон «К» находились практически в осадном положении. Основная дорога из г. Гардеза, по которой
осуществлялось снабжение воинских частей, была под контролем бандгрупп. И чтобы доставить материальные,
технические средства, боеприпасы и продовольствие, нужно каждый раз планировать войсковую операцию по
сопровождению колонны. А если случалась необходимость срочно что-то туда доставить, использовались вертолёты,
которые почти всегда обстреливались противником.
Наши советники в этой бригаде, а их было 6 человек, испытывали не только мощную физическую нагрузку, но и в
моральном отношении ситуация была далека от благополучной. Они понимали, что в экстремальном случае на нашу
оперативную помощь рассчитывать им не приходится.
301
В последние дни из Чамкани поступала тревожная информация. По сообщениям наших советников,
подтверждённым разведданными из г. Парачинар (территория Пакистана), ежедневно к границе прибывают по 3-4
автомашины с боеприпасами, там они и разгружаются. В течение нескольких дней в племя джадран прибыло около
1000 мятежников, доставлено 13 миномётов, ЗПУ.
В 8-й погранбригаде, по докладам, израсходованы боеприпасы к танкам, артиллерии, гранатомётам, требовалось их
пополнение.
Главный военный советник принимает решение готовить операцию по снабжению пограничной части, усилению её
личным составом. Всё необходимое по нашим заявкам к 17.01.1985 года сосредоточить в Гардезе. Я и генерал Фарук
взяли на контроль выполнение этого решения.
15 января на совещании советнического аппарата ГВС поставил задачу в январе направить усилия ВС ДРА во
взаимодействии с частями 40-й армии для нанесения поражения мятежникам, возглавляемым Ахмад-шахом, в ущелье
Панджшер, где усиливалась их группировка и активизировались с их стороны боевые действия. Кроме того, уделялось
внимание разгрому формирований мятежников, действовавших на севере страны (вне зоны ответственности
советских пограничных войск) в районах южнее Шибаргана; северо-западнее Герата — Калайи-Нау; западнее Фараха.
Осуществляя контроль завоза материальных средств в Гардез для 8-й пограничной бригады в Чамкани (к этому
времени 18-й полк, по документам штаба, уже был переоформлен в 8-ю ПБр), советники со штабом ПВ спешно
уточняли места дислокации пограничных батальонов вновь формируемой 10-й ПБр и 1-й ПБр. А ещё — готовили
документы на формирование 11-й и 12-й пограничных бригад, переформирование 15-го полка (Ур-гун) в пограничную
бригаду.
На 17 января вместе с командующим запланировали вылет в 8-ю ПБр (Чамкани). Но два дня ждали благоприятной
погоды. И только 21 января осуществили перелёт. Посадка вертолётов
302
не состоялась: из положения зависания, под обстрелом с высот, занимаемых мятежниками, все, кто прилетел вместе
с нами, выпрыгнули из вертолётов и переместились в укрытия. Всё на этот раз обошлось более-менее благополучно.
Я с уважением сегодня вспоминаю наших офицеров, которые в экстремальных условиях 18-го пограничного полка,
а затем и 8-й ПБр, находились здесь, выполняли боевые задачи с риском для здоровья и жизни: Аквильянова,
Цимбалюка, Са-рычева, Пицыка, Дементьева, Борисова, Ельникова, Сивакова и других товарищей.
По прибытии в 8-ю ПБр, мы заслушали командование и ознакомились с состоянием бригады. Здесь же поставили им
задачу совместно с командиром 212-го батальона «К» от 3-го армейского корпуса выставить подразделения на
западных высотах для обеспечения беспрепятственного движения колонны из кишлака Нарай.
В этот день состоялись встречи с прибывшими к нам губернатором и партийным секретарём провинции,
начальником ХАД этого района.
На проведённом совещании обсудили важнейший вопрос, касающийся прикрытия маршрута, проходящего через
Чамкани и Бангист на Кабул. В прикрытии границы важную роль играют пограничные войска, их взаимоотношения с
местным населением. Свободный переход границы в Пакистан и обратно мирным гражданам мы гарантируем. Но при
их возвращении будет осуществляться проверка на предмет разрешения провоза оружия, которое может
использоваться только для охраны караванов с товарами. Такое оружие должно быть официально зарегистрировано.
Это нужно довести до местного населения.
Проведено также совещание с представителями военной контрразведки, прокуратуры и военного трибунала по
вопросу укрепления дисциплины.
Мы тогда не предполагали, что в окружённом бандгруппами гарнизоне придётся задержаться до тех пор, пока части
3-го армейского корпуса не прибудут и не снимут блокаду. Всё это время организовывали боевые действия
подразделений, порою оказы303
вались в критических ситуациях. Но к чести военнослужащих из сложного положения они выходили с успехом,
отбив очередную попытку противника занять ту или иную позицию. В этом им помогали наши советники.
И в первый же день нашего прибытия в 14.00 произошёл бой подразделений, выставленных на западных высотах и
высоте Шинкай, с мятежниками. Афганские пограничники были выбиты с занятых позиций. Имелись потери.
Южнее Чамкани уничтожен ДШК мятежников, обстреливавший расположение пограничного батальона.
Вечером с советниками провели совещание по итогам минувших суток и определению задач на следующий день.
С генералом М. Фаруком решили: резервным пограничным батальоном ночью захватить высоту Шинкай и закрепиться на ней.
23 января она уже находилась под контролем батальона, а в 8.30 с командующим я выехал к месту ночного боя.
Результат: уничтожено артиллерией и силами батальона до 30 мятежников, один ДШК. Потери пограничников — 13
убитых. Есть раненые.
Генерал Фарук, как артиллерист, умело организовал позиции, систему огня, пристрелку орудий по важным
направлениям.
Нам доложили о нахождении здесь неподалёку подразделения царандоя. Оно прибыло ещё 18.12.1984 года. Личный
состав получил оружие только несколько дней назад и не был обучен им пользоваться. Мы вынуждены были
организовать занятия по боевой подготовке, в том числе по огневой. После обучения, через три дня, выставили из их
числа посты для охраны маршрута на Бангист, тем самым освободив от этого подразделение пограничной бригады.
В 16.00, когда мы с М. Фаруком находились на командном пункте, он подвергся обстрелу реактивными снарядами. 8
из них разорвались вблизи командного пункта. Никто, к счастью, не пострадал.
Учитывая, что мы находимся под обстрелом противника, и он может знать наше местонахождение, по моему
предложению определили места для запасного командного пункта и
304
тылового пункта управления, а в тёмное время суток они оборудовались.
Обнаружить места огневых позиций, откуда вёлся огонь реактивными снарядами, не удалось.
К исходу суток, ближе к полуночи, состоялось совещание командиров взаимодействующих частей и подразделений
(8-й ПБр, 212-го батальона спецназа 3-го АК, царандоя, АДН, ХАД) для подведения итогов боевой деятельности за
прошедшие сутки и постановки задач на последующие. И в дальнейшем, когда обстановка позволяла, мы это
практиковали. Такой метод повышал ответственность каждого за выполнение поставленных задач. За прошедший
день сообщений о движении транспортной колонны из кишлака Нарай не получали. Где она находится — не знаем.
Связь отсутствует.
Командир артиллерийского дивизиона доложил, что боеприпасов у него — ограниченное количество.
На нашу заявку направить в Чамкани вертолёты за погибшими и ранеными в бою из Кабула не дают ответа.
По завершении совещания у меня с командующим состоялся разговор о создании диверсионно-разведывательной
группы для выполнения специальных заданий: ликвидации огневых точек противника, захвата пленных, более
глубокой разведки местности и т.д. Для этого необходимо подобрать людей, соответствующих этой боевой
деятельности. Выяснилось, что ранее такая группа была. Но НШ ПВ генерал Фатых использовал её не по назначению
и она была расформирована, за исключением нескольких человек. Генерал М. Фарук согласился с организацией
такого подразделения. Решили на основе оставшихся сформировать и подготовить новую группу. Советники приняли
активное участие в отборе и обучении для этой цели военнослужащих, в основном офицеров.
24 января в 5.00 случилось непредвиденное. При выезде автомобиля с боеприпасами для артиллерии к кишлаку
Бангист в предрассветное время он был обстрелян по светящимся фарам из ДШК. Попаданием в снаряды автомобиль
с грузом был взорван. Водитель и сопровождающий погибли. Это ещё более усугубило
305
положение с нехваткой боеприпасов. К тому же мы понимали, что колонна с грузом из Нарая к нам не двигается.
Связи нет.
В 15.30 встретились с офицерами, подобранными для разведывательной группы. Определили, начиная с 25 января,
проводить подготовку по составленной программе.
В это время с 16.00 по позициям подразделений 8-й ПБр, 212-го батальона спецназа был открыт огонь из Д1ПК, а
затем душманы предприняли попытку атакой захватить занимаемые нами высоты. Артиллерией бригады огневые
точки противника подавили, атакующим нанесено поражение. Огнём подразделений атака отбита. В 20.00 на этом
участке стрельба прекратилась.
По данным артиллерийских наблюдателей, в 16.30 огнём артиллерии из кишлака Бангист уничтожена автомашина и
несколько мятежников в районе кишлака Патан (местных жителей там нет).
Из имеющегося скудного запаса артиллерийских снарядов часть выделили для Бандгиста и загрузили в танк, с
расчётом перед рассветом отправить к месту назначения.
Транспортная колонна, как нам стало известно, уже проследовала из Гардеза, стоит в кишлаке Дада, практически
рядом с кишлаком Нарай. Боеприпасы у нас на исходе. Установили строгий режим экономии. И это в боевых
условиях!
Личный состав не получает на довольствие мясо. Ни транспортных, ни санитарных вертолётов по нашим заявкам
нет.
В 19.00, находясь на КП, мы услышали сначала крики, а затем, я бы назвал, рёв толпы. Оказывается, мятежники по
команде со всех сторон начали оказывать психологическое воздействие на личный состав правительственных войск.
Надо отметить, что особенно в наступающих сумерках это может отрицательно воздействовать на психически
неустойчивых людей. В связи с этим приняли решение собрать политработников и через них провести
разъяснительную работу с личным составом о действиях противника.
На основе разведданных генерал М. Фарук предположил, что в кишлаке Танай находится до 400 мятежников и там
их штаб.
306
Решили дать заявку в Кабул на авиаудар по этому кишлаку (проверено, местных жителей там нет).
25 января в 5.30 при движении в расположение 954-го погранбатальона подорвался танк с артиллерийскими
снарядами. Взрывом оторвало катки. Экипаж не пострадал, снаряды не сде-тонировали.
По рации получено сообщение: транспортная колонна продолжает движение и находится в 6 км от высоты Шинкай.
Ждём её прибытия к исходу дня. Из-за нелётной погоды вертолётов не будет.
Командующим отдано распоряжение готовить материал и сапёров для инженерного оборудования опорного пункта
в районе кишлака Бангист. По докладу наших советников, побывавших там, требуется оборудовать укрепления для
предотвращения потерь от огневого воздействия противника.
А тот уже пристрелялся к месту расположения нашего командного пункта. Но к этому времени нами подготовлены
ЗКП и ТКП со скрытыми переходами.
С М. Фаруком ездили в подразделения 954-го батальона, находящиеся в кишлаке Бангист. На высоту Западная
порекомендовал командующему для усиления подразделения доставить 57-мм орудие и поставить его на позицию для
стрельбы прямой наводкой в направлении возможного движения противника на автотранспорте. Я знал технические
возможности этого орудия, так как был в начале своей службы командиром артвзвода. Генерал Фарук согласился с
моим предложением. Снаряды для такого орудия, в отличие от 76-мм пушек, были
в наличии.
Уже на КП нам передали полученное от губернатора из Нарая сообщение панического содержания, в котором
указывалось о большом количестве мятежников племени мангал и прибывших к ним не менее 300 человек из
Пакистана. Все они поклялись не пропустить транспортную колонну в Чамкани. О продвижении колонны стало
известно мятежникам. Передавшие нам телеграмму секретарь комитета НДПА и начальник ХАД провинции Пактия
заявили о необходимости им вылететь в Гардез. Генерал
307
М. Фарук содержание телеграммы не стал разглашать, а в отношении отлёта этих руководителей мы не возражали.
Нам доложили, что при проведении занятий с разведподразделением из подобранных 15 военнослужащих пятеро
отказались быть разведчиками. Они не были готовы в моральном плане к особым действиям. Ночью разведгруппа от
резервного батальона выходила в засаду. На месте вчерашнего боя обнаружила несколько трупов мятежников, не
вынесенных с открытого места. Ранее унесли 17. Обстрелян пограничный батальон на высоте Западная. Ответным
огнём уничтожено безоткатное орудие с расчётом. Батальон потерь не и